Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Расписание'
Лебедев С.Н. 1/ 9 13.15 – 14.35 Среда 08.00 – 09. 0 АДАПТАЦ. ТЕХН. ПРОЦЕС. В РАСТ. лекция, доц. Рогазенко А.В. 1/ 4 09....полностью>>
'Пояснительная записка'
Курс «Математика» входит в федеральный компонент раздела «Общие математические и естественнонаучные дисциплины», является первичным и не использует м...полностью>>
'Реферат'
Политические, эконо- мические, культурные, военные связи с Россией в этот период бурно развива- лись. Россия оказывала серьёзное влияние на ход миров...полностью>>
'Доклад'
Подсчитывать предметы люди научились ещё в древнем каменном веке – палеолите, десятки тысяч лет назад. Как это происходило? Сначала люди лишь на глаз...полностью>>

Социология: что она знает

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Но и сами представители научного коммунизма, чувствуя слабин­ку в своих методах исследований, которые по сути дела сводились к построению умозрительных схем и декларированию своих выводов, не подкрепленных ни практикой, ни тем более каким-либо научными экспериментами и исследованиями, и признавая здесь преимущества социологов, и соответственно их методы работы, стали сами потихонь­ку заниматься социологическими исследованиями. Но в отличие от социологов, которые все-таки искали истину, пытаясь разобраться в реальном положении дел и найти решение, как уже говорилось, неред­ко противоречащее официальным и общепринятым, представители на­учного коммунизма чаще всего занимались тем, что проводя исследо­вания, иллюстрировали полученными цифрами, нередко специально подобранными, свои схемы и умозрительные построения. Впрочем, этим не брезговали и сами социологи, просто принадлежность к той или иной школе, направлению в науке, к группе и т. д. диктовала и форму поведения, и методы исследования.

Но разделившись и определившись по сферам влияния и областям научных интересов и тем самым утвердив то, что было на самом деле, получилось нечто весьма неприятное для социологии и социологов. Она потеряла свой предмет. Если раньше социологи были ориентиро­ваны на общество в целом как на свой предмет, пускай весьма неоп­ределенно очерченный, но который позволял социологам заниматься не только частными социологическими исследованиями, но и разраба­тывать большие социологические проекты, исследовать и активно раз­рабатывать общие концепции социалистического общества, более того, пытаться создать свою социологическую теорию, то после того, как им было строго указано место в системе общественных дисциплин, пред­мет социологии «общество» был полностью исключен из исследова­тельских проектов социологов. Социологи после этого были допущены к изучению только кусочков общества, отдельных его областей и обя­зательно в заранее известных концептуальных рамках. Конечно, это не значит, что все социологи поголовно сложили оружие и отказались от изучения глобальных проблем современности. Но официальный статус социологии обязывал к определенному положению и своей ро­ли, а это выливалось в директивные и методические документы уже самих социологов. Социология превратилась таким образом в приклад­ную дисциплину. Большего ей не позволяли, дальше этого порога соц­иологов не пускали, если только некоторые социологи на свой страх и риск сами не прорывались на чужую территорию, например, пытаясь переосмыслить на основе своих конкретных исследований, некоторые концептуальные положения теории научного коммунизма. Но это бы­ли только отдельные случаи.

В принципе заниматься только, так называемыми, прикладными исследованиями, только сбором эмпирического материала и его пер­вичной обработкой не менее почетно и не менее необходимо, чем за­ниматься глобальными социальными проблемами. В конце концов раз­деление обязанностей, строгое или не очень строгое, внутри научной дисциплины всегда имеется и должно быть. Другое дело, что в тех пол­итических условиях это разделение научного труда нередко принимает характер деления, на так называемые низший и высший уровни, а со­ответственно этому принципу происходит и разделение материальных благ, общественного статуса и научной славы. Все лавры и большая часть общего пирога достается именно теоретикам, практически ничего — нашим прикладникам, экспериментаторам, так сказать, «рабо­чим» науки. Речь идет не о том, чтобы полностью уравнять труд «ра­бочего» в науке и труд «профессора»: это разные работы с разным на­учным вкладом в общее дело. Речь идет о создании равных возможно­стей для каждого человека, справедливой оценке труда и отсутствии любого морального, а тем более социально-политического давления, что было присуще обществоведческим дисциплинам.

В отношении социологии речь идет и о еще более важном. Когда мы говорим о социологии как о науке об обществе, даже не давая оп­ределения понятия «общество» в контекстуальных социологических рамках, мы должны понимать, воспринимать и строить ее как единую науку об обществе, которая была бы адекватна объективной реально­сти и в которой все ее части органично связаны между собой и вместе составляют единое целое.

На самом деле имелось, так сказать, три науки об обществе (в социологическом контексте), которые имеют различный предмет исс­ледования и весьма слабо стыкуются между собой.

1. Исторический материализм, во всяком случае в его изначаль­ной трактовке, предстает как наука о наиболее общих законах смены общественно-экономических формаций, но не о самих формациях, тем более — в их конкретных выражениях. Исторический материализм развивался в рамках общих философских концепций общественного бытия и сознания и сам выступал в основном как философская дисцип­лина. Но законы смены формаций, законы развития той или иной фор­мации и функционирования конкретного общества в рамках той или иной формации — это совершенно разные вещи, хотя, без сомнения, и связанные между собой. Законы перехода от рабовладельческого строя к феодальному, от феодального к капиталистическому и от ка­питалистического к социалистическому могут быть одними и теми же, но законы развития рабовладельческой, феодальной, капиталистиче­ской и социалистической формаций являются совсем другими. Тем бо­лее совершенно другим законам подчиняется развитие того или иного государства и общества в рамках той или иной формации9 .

В этом контексте исторический материализм, даже в его совре­менной интерпретации, когда он вынужден был приблизиться к конк­ретной социальной проблематике, не стал для социологии общесоцио­логической методологической наукой. Большинство социологов-прак­тиков и не испытывали в нем потребности, поскольку не видели для себя большой пользы. К истмату не обращались многие социологи и из академических кругов, имевшие базовое философское образование, и совсем не знали его специалисты, имевшие базовое экономическое, психологическое, математическое образование. Исторический матери­ализм играл роль теории, которая не имела никакого отношения к практике социологических исследований. И сколько бы не обвиняли социологов в том, что они проигрывают в подлинной научности, повы­шении теоретического уровня и практической отдаче, в своих исследо­ваниях не обращаясь к историческому материализму, социологи этого никак не могли понять, даже если добросовестно брались за изучение исторического материализма. Никто не возражал против философской значимости исторического материализма, но он каждый раз оказывал­ся некой другой дисциплиной, которая могла иметь к социологии толь­ко опосредованное отношение и в основном через общефилософские подходы. Представлять исторический материализм напрямую как об­щесоциологическую теорию, рассматривать его как составную часть марксистско-ленинской философии и одновременно как общую соц­иологическую теорию, как науку о наиболее общих и специфических законах функционирования и развития общественно-экономических формаций10 , явилось, по существу, грубой методологической ошибкой. Поэтому истмат и стал малопонятным симбиозом общей марксистско-ленинской философии и общей социологии и неприемлемым для соц­иологов как теоретиков, так и практиков.

2. Научный коммунизм, раскрывающий общие закономерности построения социализма и коммунизма, социалистического и коммуни­стического общества, мог бы в принципе стать некоторой общей соц­иологической теорией, если бы концепция социализма и коммунизма, разработанная и принявшая окончательное оформление еще в 30—40-е годы, была адекватна действительности, если бы научный коммунизм не превратился бы в схоластическую и догматическую науку, если бы не утратил своей способности к саморазвитию и при многих других «если». И сколько бы социологов не призывали творчески использовать научный коммунизм в своих исследованиях и выводах, творчески они не могли этого сделать, поскольку воочию, по результатам своих исс­ледований, видели его нежизнеспособность и даже вред для своей раз­вивающейся науки.

3. Только социология стала реально заниматься реальным социа­лизмом и реальным обществом, пытаясь выявить социальные законы развития общества, исследуя их своими, социологическими методами.

Но, оставаясь официально и по большей части в действительности только прикладной дисциплиной, решить глобальную проблему по­строения социологической теории общества и своей собственной тео­рии во всей жизненной полноте социологам было весьма трудно, если не сказать, непосильно.

Возможно неискушенному читателю все рассказанное нами пока­жется излишним, скучным и ненужным. В самом деле, какая разница, включается ли социология в исторический материализм или в научный коммунизм или остается самостоятельной наукой? Но в том-то и дело, что любая наука может быть наукой только в том случае, если она ор­ганично вписывается в некоторую общую систему знания и имеет свой предмет. Не найдя своего предмета или, того хуже, потеряв его, соц­иология перестает быть самостоятельной наукой и в лучшем случае. становится частью какой-то другой, «целой» науки. Но еще хуже, если это целое не отвечает истинным потребностям ни научного изучения общества, ни истинным потребностям самого общества. Социология стала частью научного коммунизма, но не в изучении общества (в этом аспекте научный коммунизм стал частью социологии), а в изу­чении и развитии концепции социалистического общества, что, как мы видели, не одно и то же. Сейчас стало очевидным, что концепция со­циализма, разработанная на первых этапах развития социалистиче­ского общества, утвердившаяся в сталинские времена и с тех пор не претерпевшая практически никаких изменений, нежизнеспособна. Проводя социологические исследования, социологи получали кучу ма­териалов, доказывавших это, они давали не общие рассуждения о пре­имуществах социализма, как это делалось во всех общественных дис­циплинах, в том числе и в научном коммунизме, а демонстрировали их иллюзорность, вскрывали не только разночтения и расхождения, но и вопиющие противоречия, за что им приходилось платить сполна и по всем счетам. Но то, что социология как часть научного коммунизма вынуждена была работать именно в его концептуальных рамках, по­стоянно тянуло ее назад и тормозило ее развитие, как и развитие в целом всей социальной науки.

Социологи попали в трудное положение. Не имея реальной кон­цепции реального общества, они не могли проводить исследования на достаточном научном уровне, осуществлять поиск подлинного знания. Соответственно, социология не могла и выступать как исследователь­ская дисциплина. Это с одной стороны, с другой, лишившись своего предмета исследования, социология не могла претендовать и на разра­ботку новой концепции общества. Большая часть социологов в те годы была просто дезориентирована.

Подытоживая, можно сказать, что в основном дискуссии велись вокруг одного — место социологии в системе обществознания. Коль уж она народилась, необходимо было куда-то ее пристроить. В принципе младенцу нашли место, вроде бы незаметное, чтобы он не особенно беспокоил и не лез, куда не положено. Но, социология потихоньку подрастала и все более требовательно заявляла о себе, взывая о другом статусе. Сегодня вновь во весь рост встал вопрос о том, что такое соц­иология и чем же она должна заниматься.

Но в процессе роста возникала новая отличительная черта. Если раньше, определяя место социологии в системе обществознания, опре­деляли и область знания, предмет и объект социологического исследо­вания, то теперь попытки определить предмет и объект социологии, по существу — это попытка определить место социологии в обществознании. Разница как будто бы не большая, но весьма принципиальная: это попытка не только найти свое место, но и утвердить приоритетные на­правления в системе обществознания.

НАУКА, КОТОРАЯ ОКАЗЫВАЕТСЯ ВСЕМ НУЖНА

Старые дискуссии закончились, начались новые. Размежевавшись с внешними оппонентами и удовлетворив практически все их требова­ния, социологи обратили внимание на свои внутренние проблемы и не­ожиданно обнаружили, что даже для специалистов, оказалось непо­нятным, что такое социология и чем она занимается, и чем должна за­ниматься. Во всяком случае, классическое определение социологии как «...науки об обществе как целостной системе и об отдельных социаль­ных институтах, процессах и группах, рассматриваемых в их связи с общественным целым»11, перестало удовлетворять социологов. Хотя никто не спорил против этого определения и в принципе оно было пра­вильным, но оно не отвечало ее практическим задачам. Данное опре­деление было слишком общим и потому неопределенным, чтобы из не­го можно было исходить при решении конкретных социологических за­дач по изучению действительности. Кроме того и входящие в данное определение понятия, такие, как «целостная система», «отдельные со­циальные институты», «общественное целое» или «объективное взаи­мосвязанное целое», требуют определения или, по меньшей мере уточ­нения, в рамках социологического знания. Размышления по поводу предмета социологии поставили несколько непростых вопросов. Например, если социология — это наука об об­ществе, то тогда, чем она отличается от других общественных дисцип­лин, например, экономики, демографии, политики, истории, права и пр., которые также изучают общество?

Попытались по аналогии с другими общественными науками оп­ределить специфическую область социологии в общественном целом. Попробовали другой подход, если экономика изучает проблемы произ­водства и распределения, право — развитие и функционирование за­конов, демография — демографическое поведение населения и т. д., то социологию предлагали определить как науку о потребностях и инте­ресах. Высказывалось мнение, что социология — это наука о социаль­ном управлении и прогнозировании. Были и утверждения, что соц­иология должна заниматься только изучением общественного мнения или социальными системами. Некоторые авторы сводили социологию только к методике и технике социологического исследования, против чего все социологи дружно восстали, заподозрив, что такое сужение предмета социологии, превратит ее в подсобную и техническую дис­циплину. Как-то один студент, отвечая на экзамене, сказал, что соц­иология — это наука о людях. Тоже правильно.

В принципе эти и многие другие частные определения предмета социологии и области ее интереса, не противоречили определению предмета социологии, приведенному выше, но только на сей раз вни­мание акцентировали на второй его половине: на социологии как нау­ке об отдельных социальных институтах и социальных явлениях. В об­щем такой подход возможен. Во всяком случае многие из указанных областей общественного бытия не попадали в поле зрения обществен­ных наук и оставались, так сказать, беспризорными, что не мешало им играть важную роль в обществе, имея «сквозной характер», как напри­мер, общественное мнение.

Но вдруг в социологии стали твориться непонятные вещи. Соц­иология начала проникать в те области общественной жизни, которые исконно считались сферой интересов других дисциплин. Появились термины промышленная, индустриальная социология, социология об­разования, социология личности. Затем появились социология полити­ки, общественного мнения, социология города и деревни. В последние годы укрепились совсем необычные словосочетания типа социология покупателя, социология рекламы, социология костюма, наконец, эко­логическая и экономическая социология. Социология находила все но­вые области применения, например, в журналистике, истории, праве, киноискусстве, театре, в целом в искусстве и т.д. Наверное, уже трудно найти такую область социального бытия, где социологи не предло­жили бы своих услуг.

В начале 80-х годов я читал в МГУ им. М. В. Ломоносова лекции по методике и технике и по основным направлениям развития соц­иологии. Таковых, более или менее развитых, тогда я насчитал около семидесяти. Вот только некоторые из них.

1. Социология коммунистического воспитания

2. Социология образования

3. Социология села

4. Социология города

5. Социология национальных от­ношений

6. Социология религии

7. Промышленная социология

8. Социология труда

9. Индустриальная социология

10. Социология трудовых коллек­тивов

11. Социология науки

12. Социология права и отклоняю­щегося поведения

13. Социология культуры

14. Социология миграций и пере­мещений

15. Методика и техника социоло­гических исследований

16. Буржуазная социология

17. Теория и история социологии

18. Социология спорта

19. Социология личности

20. Военная социология

21. Социология демографии

22. Экономическая социология

23. Социология театра, кино

24. Социология общественного мнения

25. Социология образа жизни

26. Социология молодежи и сту­денчества

27. Социология семьи

28. Социология политики

29. Социология малых групп

30. Социология журналистики

31. Социология пожилых людей

32. Социология конфликтов

33. Социология организаций

34. Социальное прогнозирование и планирование

35. Социология книги и чтения

36. Социология управления

37. Социология партийной рабо­ты

38. Социология неформальных отношений

Конечно, не все направления социологических исследований были хорошо развиты, некоторые создавались на конъюнктурной волне, на­пример, социология социалистического соревнования, многие позже совсем прекратили свое существование, другие сильно трансформировались. Но по всей видимости, всегда имеются такие области социаль­ного бытия, которые характеризуют и определяют актуальность самой науки, причем независимо от политической системы и строя общества. Например, некоторые области социологии весьма сильно, даже по на­званию, перекликаются с зарубежной социологией.

Для сравнения приведем основные направления развития соци­ологии в Америке12. Отрасли социологического знания и число американских универ­ситетов, в которых велось их преподавание:

1. Теория социологии — 136

2. Социальная психология —134

3. Методология исследования —131

4. Социология города —115

5. Отклоняющееся поведение - 113

6. Преступность, правонаруше­ние —102

7. Рассовые и этнические отно­шения, отношения мень­шинств — 99

8. Демография — 98

9. Формальные и сложные организации — 95

10. Брак и семья — 95

11. Стратификация и мобильность-90

12. Социальные изменения — 78

13. Общности — 77

14. Социология политики — 73

15. История социологии и соци­альной мысли — 68

16. Занятия и профессии — 62

17. Религия — 61

18. Социология полов — 47

19. Малые группы — 41

20. Пенология и исправления - 38

21. Социология знания — 37

22. Экология человека — 36

23. Право и общество — 32

24. Промышленная социология —31

25. Этнометодология — 30

26. Социальный контроль — 29

27. Социология труда — 29

28. Математическая социология - 28

29. Социология пожилых — 26

30. Прикладная социология — 25

31. Массовые коммуникации, об­щественное мнение — 25

32. Социология села — 24

33. Социология науки — 23

34. Экономика и общество — 22

35. Социология культуры -

36. Развитие модернизации — 58

37. Образование — 56

38. Социология медицины — 54

39. Коллективное поведение и социальное движение — 49

40. Сравнительная социология - 49

41. Социализация — 48

42. Досуг, спорт, развлечения—15

43. Социология искусства и лите­ратуры — 8

44. Социология мировых конфликтов — 8

45. Военная социология — 5

Самое удивительное, что видно из приведенного списка — это то. что Практически все общественные дисциплины в нашей стране, даже те, кто видел в ней своего конкурента, стали принимать социологию с распростертыми объятиями. Более того, сами охотно шли с ней на кон­такт и по возможности использовали социологические методы иссле­дования. Именно специалисты по различным общественным дисцип­линам чаше всего выступали инициаторами введения социологии в структуру своей науки. Нередко они сами проводили исследования своих специальных проблем и тем самым закладывали новые социоло­гические направления, социологизировали свою науку или, наоборот, специализируя (экономизируя, демографизируя, политизируя, психологизируя и т. д.), саму социологию. Если учесть, что ученые, как пра­вило, ревниво относятся к любым попыткам вторгнуться на свою тер­риторию, то нужно обладать большой пробивной силой, весомостью аргументов и неотразимостью доказательств, чтобы эти ученые приня­ли пришельца в свое лоно. Но социология, как уже говорилось, была принята не только весьма охотно, но и нередко рассматривалась как необходимая составная часть той или иной общественной дисциплины. С появлением социологии возникла демографическая социология, эко­номическая социология, социология права и др. Они легко восприняли и новые методы исследования собственных проблем, и даже новые кон­цепции. Ситуация неординарная и она позволяет утверждать, что в социологии есть нечто, оказывающееся полезным для всех обще­ственных дисциплин и касающееся всех сторон социальной действи­тельности.

Правда, были попытки объяснить подобную экспансию наличием у социологов особого метода исследования, которым не обладали дру­гие общественные дисциплины. Соскучившись по живому человеку в своих исследованиях и увидев возможность непосредственного обращения к нему, они с удовольствием обратились к социологическим мето­дам. Но если бы речь шла только об использовании методики и техни­ки опроса больших групп людей, то тогда вряд ли бы нам пришлось говорить об образовании новых направлений в социальных исследова­ниях, не возникло бы и проблемы социологизации некоторых сфер в общественных дисциплинах, а тем более — специализации социоло­гии. Так, применяя математические методы в социологии, мы не гово­рим о социологизации математики, или математизации социологии. Мы говорим только о применении математических методов в социоло­гии. Или же, касаясь применения математических методов в экономи­ке, мы не говорим об экономизации математики, но говорим о приме­нении методов математики в экономике, оставляя за экономикой спе­цифическую область исследования, на которую математика не претен­дует. Вряд ли дело только в использовании социологических методов исследования, хотя, без сомнения, это имело огромное значение для общественных дисциплин. Очевидно, отношения социологии с другими общественными дисциплинами намного сложнее, как сложнее и роль самой социологии в обществе.

Осознав это, социологи вновь вернулись к мысли, что социология должна выступать и выступает как некая обобщающая наука, которая должна изучать все стороны как всего общественного бытия, так и от­дельного явления. Например, если экономика, теория права и пр., изу­чают общественные явления в своем специфическом аспекте, то соц­иология изучает те же явление, но как бы всесторонне. Возникло пред­ставление о социологии как о комплексной науке.

Однако такой подход оказался хотя и весьма любопытным, но до­вольно неопределенным в силу неопределенности самого понятия «комплексность». Несколько позже его пытались уточнить, конкрети­зировать с помощью понятия «системность», ставшим одно время до­вольно модным. Но и это ничего не изменило. Понятие «комплекс­ность», «системность» не описывали в достаточной мере ни особенно­сти социологии, ни объема ее знаний и специфику исследования. В принципе, данный подход к определению предмета социологии мало отличается от того, который был осуществлен в энциклопедическом словаре.

Все эти размышления в явной или неявной форме привели к по­ниманию, что предмет социологии: во-первых, лежит вне предметов других общественных дисциплин; во-вторых, он охватывает все сферы социального бытия и, соответственно, связан со всеми общественными науками. Поиски предмета социологии стали детальнее и глубже, определилось направление к конкретизации и к вычленению специальных областей. Но главное, появилось стремление увязать его с практикой социальных и социологических исследований, что особенно обозначи­лось в момент соединения социологии с другими общественными нау­ками. Характерно, что на авансцену теоретических рассуждений и споров, наконец, вышли и социологи-практики. К этому обязывал сам метод социологического исследования.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Примерный тематический план курса 10 рабочая программа и планы семинарских занятий 19 тематика рефератов за­ требования к реферату ошибка! Закладка не определена. Задачи по социологии положение о рейтинговой системе оценки знаний студентов. 68

    Календарно-тематический план
    Методические указания соответствуют программе курса «Социоло­гия» для студентов негуманитарных специальностей МАИ и содержат те­матический план, планы семинарских занятий, контрольные вопросы и за­дания для самоподготовки, примерную
  2. М. В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии культуры, воспитания и безопасности Кузнецов В. Н. Соломатина Е. Н. Социология конфликта учебно-методический комплекс

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс содержит программу дисциплины специализации «Социология конфликта», методические рекомендации по изучению дисциплины, тематическое и практическое содержание семинарских занятий, контрольные вопросы и задания
  3. Тема Социология как наука > На уровне здравого смысла мы делим факты на; а) биологические (сон, еда, дыхание); б) психологические (любовь, ненависть, наслаждение); в) социальные. Приведите 4-5 примеров социальных фактов

    Документ
    1. На уровне здравого смысла мы делим факты на; а) биологические (сон, еда, дыхание); б) психологические (любовь, ненависть, наслаждение); в) социальные.
  4. Тема Социология как наука (3)

    Литература
    1. На уровне здравого смысла мы делим факты на; а) биологические (сон, еда, дыхание); б) психологические (любовь, ненависть, наслаждение); в) социальные.
  5. М. В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии культуры, воспитания и безопасности В. Н. Кузнецов, Е. Н. Соломатина социология конфликта учебно-методический комплекс

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс содержит программу дисциплины «Социология конфликта», методические рекомендации по ее изучению, тематическое и практическое содержание семинарских занятий, контрольные вопросы и задания для самостоятельной

Другие похожие документы..