Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
5 км северо-восточнее │ │ │урочища Тадила │ │ │ │ │Могила родового начальника Бий │в 1 км юго-восточнее села │ │Сееги │Кош-Агач, в 00 м от реки │ │ │Ч...полностью>>
'Документ'
Цель тестирования: выявление наличия элементарной эрудиции, необходимой образованному человеку. В каждом тесте содержится три вопроса: 1) указать к к...полностью>>
'Документ'
Создание и развитие информационной образовательной инфраструктуры России сегодня становится реальностью, но для ее обеспечения необходимо создание со...полностью>>
'Учебное пособие'
Учебное пособие содержит основной материал по курсу «Государственные и муниципальные ценные бумаги» в соответствии с действующим государственным стан...полностью>>

А. И. Кравченко Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений (1)

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

А.И. Кравченко

Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений

Логос

Москва 2002

УДК 316

ББК 60.5

К78

Социология: Общий курс: Учебное пособие для вузов. – М.:

ПЕРСЭ; Логос, 2002.–640 с.: ил.

ISBN 5-9292-0019-Х («ПЕР СЭ»)

ISBN 5-94010-001-5 («Логос»)

Книга дает общую картину развития общества, раскрывает ключевые социологические понятия, логично увязанные в единую систему. Приводятся описание предмета и методов социологии, сведения о социальной структуре, социальных группах и поведении и т.д. Параллельно теоретическому материалу дается обширный практический, в который вошли лучшие студенческие работы, подготовленные в последние годы студентами разных вузов в рамках настоящего курса. Практические задания, ориентированные на повседневную жизнь, и большое число иллюстраций служат для лучшего усвоения студентами теоретического материала. Книга может быть рекомендована в качестве учебника для студентов непрофильных специальностей.

Для студентов вузов. Представляет интерес для преподавателей, а также широкого круга читателей.

ISBN 5-9292-0019-Х («ПЕР СЭ»)

ISBN 5-94010-001-5 («Логос»)

© Кравченко А.И.,2000

© ПЕР СЭ, 2002

Содержание

Содержание 2

Предисловие автора 5

Тема 1. Формирование социологического знания. Краткий исторический очерк 7

Тема 2. Как провести социологическое исследование 44

Пример 2 Исследование уровня религиозности московских студентов 68

Тема 3. Социальное пространство и социальная структура 80

Задание 3 Эволюция человеческого общества 110

Задание 3 Эволюция человеческого общества 114

Тема 4. Статусный портрет человека и его изменение. 117

Статусный набор (портрет) индивида 119

Эпизодические статусы и социальное время 124

Главный и личный статусы 125

Приписываемый и достигаемый статусы 126

Смешанный статус 128

Статусное поведение 129

Статусная несовместимость 130

Динамика статусного портрета человека 134

Ключевые положения темы   141

Ключевые термины 141

Ключевые мысли 142

Словарь 142

Практикум 4 143

Статусный портрет человека и его изменение 143

Задание 1 Статусный портрет известного человека 143

Задание 2 Статусный портрет члена семьи 146

Задание 3 Содержание социального статуса 153

Задание 4 Статусный анализ сказки 154

Задание 5 Сравнение статусов 155

Задание 6 Статусная несовместимость 155

Задание 7 Виды статусов 176

Тема 5. Социальные роли. 177

  Понятие о социальной роли 177

Содержание роли 180

 Ролевые ожидания 180

Социальное действие 181

Социальные нормы 183

Формы выражения роли 184

Исполнение роли 184

Идентификация с ролью 186

Обучение ролям 187

Ролевой набор 187

Ролевой набор в семье 187

Сексуальный партнер 188

Кормилец и домохозяйка 189

Социальный партнер 190

Социализатор 190

Ролевой конфликт и ролевые дисфункции 191

Ролевое напряжение 195

Динамика ролевого набора 195

Роли в жизненном цикле семьи 196

Историческая смена ролей 197

Ключевые положения темы  198

Ключевые термины 198

Словарь 199

Практикум 5 199

Социальные роли 199

Задание 1 Ролевой набор в семье 199

Задание 2 Ролевые конфликты в семье 207

Тема 6. Социализация и образование 214

Социобиологические предпосылки социализации 214

Фазы и содержание процесса социализации 216

Кризисные точки социализации 217

Первичная и вторичная социализация 221

Агенты и институты социализации 222

Противоречие между агентами социализации 224

Школа как институт социализации 224

Влияние класса на социализацию 226

Неравенство в доступе к образованию 227

Институт посредников 230

Роль армии в социализации 232

Институты образования в современном обществе 232

Кризис института образования 234

Ключевые положения темы 236

Ключевые даты 236

Ключевые термины 236

Ключевые мысли 236

Словарь 237

Практикум 6 237

Социализация в моей жизни 237

Задание 1 Социальная автобиография 238

Задание 2 Супруги в роли социализаторов 246

Тема 7. Социальная стратификация 257

Слагаемые стратификации 257

Исторические типы стратификации 260

Классовая система 262

Типология классов 263

Средний класс в России 265

Стратификационный профиль и профиль стратификации 267

Неравенство и бедность 268

Неравенство и бедность 271

Социальная мобильность 274

Миграционная картина современной России 276

Ключевые положения темы 280

Ключевые термины 280

Ключевые мысли 280

Словарь 280

Практикум 7 281

Стратификация 281

Метод измерения классовой принадлежности 281

Задание 1 Признаки классовой стратификации в повседневной жизни 282

Задание 2 Бюджет бедной, зажиточной и богатой семьи 286

Задание 3 Классы в художественной литературе 291

Рекомендуемая литература 298

Словари и справочники 298

Учебники, учебные пособия и монографии 299

Классики социологии 302

Предисловие автора

Когда общество находится в кризисной точке своего развития, но обладает мощным интеллектуальным потенциалом, в нем происходит активная мыслительная работа по анализу причин и законов общественного развития. Всякий раз на очередной лекции, а читать приходится в самых разных местах и для самых разных аудиторий, меня спрашивают о том, почему же России провально не везет: и политический режим в XX веке у нее был самым жестоким, и экономический базис отсталый, и социальной защиты населения нет никакой. Одним словом, самая нецивилизованная страна, если не считать ее высочайшей культуры и духовного богатства, среди всех цивилизованных стран, а уж тем более среди великих держав, какой она сама и другие страны считают Россию.

Каждый раз приходится доказывать, что ответить на подобные вопросы могут и должны только гуманитарные науки – каждая дисциплина со своей точки зрения, раскрывая свой очень узкий фрагмент реальности. И только социология берет на себя смелость показать общемировые универсалии и доказать, вооружившись эмпирическими фактами и теоретическими законами, что Россия – никакое не исключение из общего ряда, не заповедник зла. Все страны в разное время и в разной форме переживали те острые и болезненные процессы, которые наблюдаются сегодня у нас. Психологи способны раскрыть внутренний мир индивида, экономисты – дать рекомендации по оздоровлению производства, а политологи – описать существующие во властных структурах противоречия. Но когда мы касаемся фундаментальных процессов и законов развития общества в целом, мы не способны всесторонне раскрыть проблему, не обращаясь к категориям социальной структуры, социальным институтам, изменениям классовой системы общества, уровню жизни, проблемам бедности и богатства и множеству других, которые относятся к компетенции социологии. Именно ей по плечу решать все вопросы в комплексе и дать общую картину мира.

Вот, пожалуй, мы и подошли к разгадке названия этой книги. Почему она называется «Социология. Общий курс», а, скажем, не «Социология», «Основы социологии» или как-то еще? Мне видятся несколько причин. Первая и самая главная – общая социология призвана давать не самые общие, оторванные от реальной жизни знания и категории, а прежде всего общую картину развития общества. Пусть кратко, не вдаваясь в исторические подробности, методологические тонкости построения научного знания и не увлекаясь отраслевыми социологиями, показать ключевые социологические понятия, логично увязанные в единую систему. Только таким образом студент способен избавиться от хаоса точек зрения и многообразия эмпирических фактов. Какие понятия лежат в основе социологической картины мира, как из них – логично и последовательно – выводятся другие категории – это наиглавнейшая задача.

Вторая и не менее важная. Спрашиваем: для чего студенту нужна теоретическая система знаний? Отвечаем: для того чтобы с его помощью лучше понять то общество, в котором он живет. Ни теория М. Вебера, ни построения П. Сорокина или Т. Парсонса сами по себе ничего не стоят. Знать их только для расширения своего кругозора – задача нелепая и бессмысленная. Беру на себя смелость утверждать, что эти теории необходимы для решения одной-единственной задачи – научить молодежь тому, как жить в этом обществе, как разбираться в перипетиях социальной реальности и глубже осмыслить происходящее вокруг. Если в книге излагаются социологические теории ради самих себя, то учебником именовать такую книгу нельзя. Это может быть монография. Назовите ее как-то иначе. Но учебник должен учить жить. Вооружаясь интеллектуально, вы совершенствуетесь практически.

Приведу простой пример. Первую теорию социальной стратификации создал 2500 лет назад Платон, а чуть позже ее развил Аристотель. Первый учил нас тому, что власть в обществе надо предоставлять интеллигенции, а не «новым русским» или «старым бюрократам». Он называл ее представителей по-своему: философами. Слова разные, а суть одна. И даже описал приемы, при помощи которых можно обуздать власть имущих и, если надо, воспитать их. Непременным условием он ставил пожизненное обучение: правителям нужно периодически проходить переаттестацию и повышение квалификации, а не засиживаться и не жиреть у «кормушки».

Специалисты непременно обвинят меня в том, что я утрирую содержание платоновской концепции. Она была создана не для нас, и не нас она стремилась научить уму разуму. Но мне, впрочем, как и вам, глубоко все равно, чему она хотела научить древних греков. Мне гораздо важнее то, какие полезные уроки я могу извлечь из нее сейчас и именно для себя. Следовательно, необходимо посмотреть на платоновское учение под иным углом зрения. Приходится и утрировать, и гипертрофировать, и выяснять то, что содержалось в скрытом виде, и добавлять новое знание, которое, не искажая сути дела, позволит актуализировать древнейшую теорию.

Или Аристотель. Тот утверждал, что становым хребтом общества должен быть средний класс. Понадобилось две тысячи лет, чтобы сегодня переоткрыть эту истину. И ведь как совпало. О среднем классе как остове общества мы заговорили только на исходе XX столетия, когда начали строить демократию. Но ведь Платон и Аристотель создавали свои концепции тоже для демократического общества. Почему-то никто в советском обществе не говорил о среднем классе как о хребте социальной структуры. Никто не осмеливался заявить, что обществом должны править интеллигенты и философы. Интеллигенцию мы превратили в жалкую прослойку между рабочим классом и крестьянством. Нарушили вековые законы развития общества, вот и поплатились.

Много еще таких законов, которые и сейчас, и две тысячи лет назад управляли и управляют обществом, которые нам предстоит постичь, а значительную часть уже открытых узнать и вооружиться ими. Вооружиться для того, чтобы снова и снова не экспериментировать над страной, пытаясь нащупать какие-то особые, свойственные только России законы развития. Может быть наша особость проистекает от незнания универсальных закономерностей. Большие претензии всегда свойственны людям, мягко выражаясь, малограмотным.

Такова первая причина того, почему книга, которую вы держите в руках, именуется учебником по общей социологии. Вторая заключается в свободе от частностей. Стремясь построить общую картину социальной реальности, разумеется, такой, какой вижу ее я, а не кто-то другой, намеренно избегаю многих подробностей, к примеру, необходимости давать систематический очерк истории социологии.

Уникальность данной книги состоит в том, что параллельно теоретическому материалу дается обширный практический. В него вошли лучшие работы, подготовленные в последние годы студентами разных вузов в рамках настоящего курса.

У меня накопился неплохой иллюстративный материал и того, как правильно надо выполнять задание, и того, как этого не следует делать. Такого рода практикум очень эффективен в усвоении теоретического материала. Большинство практических заданий ориентированы на повседневную жизнь, требуют от студента наблюдательности, смекалки и умения применять полученный теоретический материал. Никаких сверхспособностей или энциклопедических знаний не требуется. Социологическое видение должно быть обращено на окружающих людей, например, на составление статусного портрета своей семьи или анализ его динамики.

Вызывали неизменный интерес у студентов и такие задания, как составление социальной автобиографии, написание социологической сказки, составление ролевого конфликта в семье и др. Если собрать выполненные задания в одну книгу, получится занимательное и очень поучительное произведение. Но мне показалось правильным давать их в дополнение к лекционному материалу. Так они выигрышнее смотрятся, получают необходимое теоретическое разъяснение. А если дополнить их комментариями преподавателя, то действительно получится не сборник задач, а настоящий практикум – особый жанр, призванный обучить практическому ремеслу на примере анализа правильно и неправильно выполненных заданий.

В заключение хочу поблагодарить своих юных помощников, тех, кто конспектировал мои лекции и чертил схемы: студентов 1-го курса (1999 г.) социологического факультета МГУ Д. В. Кондрашова, И. А. Островского, М. А. Архипова, А. Негребецкого; студентов 1-го курса (1998 г.) Института социологии Государственного университета гуманитарных наук (ГУГН) О. Перфильеву, А. М. Власенко, И. Желанову, Д. Авербух, Ю. В. Гришину.

Имена авторов практических заданий указаны в соответствующих разделах.

Тема 1. Формирование социологического знания. Краткий исторический очерк

Один из патриархов мировой социологии Роберт Кинг Мертон (род. 1910) как-то сказал: «Социология – это очень молодая наука об очень древнем предмете изучения».

Точнее и не скажешь. Тем, что сегодня мы называем обществом, люди заинтересовались в глубокой древности. В течение 2500 лет мыслители анализировали и описывали общество, не называя, однако, полученные знания социологией. Первое и достаточно полное представление о строении общества дали античные философы. Первых социологов античности называют социальными философами. Среди них выделяются два гиганта – Платон (427–347 до н. э.) и Аристотель (384–322 до н. э.). Они, как и нынешние социологи, изучали традиции, обычаи, нравы и взаимоотношения людей, обобщали факты, строили концепции, которые завершались практическими рекомендациями по усовершенствованию общества.

Первым в истории трудом по «общей социологии» считают «Государство» Платона. Великий мыслитель разработал основы первой в мире теории социальной стратификации, согласно которой любое общество делилось на три класса: высший, состоявший из мудрецов, управлявших государством; средний, включавший воинов, охранявших его от смуты и беспорядка; низший, где числились ремесленники и крестьяне. Свой вариант теории стратификации предложил другой энциклопедический ум античности – Аристотель. У него опорой порядка выступал средний класс. Кроме него существовали еще два класса – богатая плутократия и лишенный собственности пролетариат.

Только через две тысячи лет европейская научная мысль смогла подарить миру выдающиеся труды об обществе, прежде всего благодаря усилиям Н. Макиавелли, Дж. Локка и Т. Гоббса, которые явились непосредственными предшественниками научного этапа социологии.

Еще в средневековье арабский мыслитель Ибн Хальдун (1332–1406) пристально изучал поведение больших социальных групп людей, составляя анатомию человеческого общества. Многие европейские мыслители XVIII – XIX веков, в том числе Вольтер, Дидро, Кант, Гегель, Гоббс, задолго до официального рождения социологии писали о нравах людей, общественной морали и традициях, характере народов, поведении социальных типажей. В XVII – XVIII веках впервые появились термины, призванные сыграть решающую роль в формировании социологии: «общество», «культура», «цивилизация», «классы», «структура», «функция» и некоторые другие.

Термин «социология» появился лишь в начале XIX века – между 1838 и 1840 гг. Его создателем стал человек, ни разу в жизни не проведший ни одного анкетного опроса. Француз Огюст Конт (1798–1857) был философом, не особенно выдающимся, как скажем Кант или Гегель, но зато весьма проницательным. Во-первых, его считают родоначальником одного из самых мощных и плодотворных философских направлений – позитивизма. Во-вторых, он является отцом мощной эмпирической науки – социологии. О. Конт дал ей имя, определил ее предмет и методы, хотя ни одну из своих теорий на практике не проверил. Созданные им глобальные социологические теории вспоминают сегодня разве что из уважения к мэтру. К примеру, теория трех стадий эволюции общества никакой пользы науке она еще не принесла, слишком умозрительной и претенциозной она была с самого рождения. В-третьих, его именуют отцом теории индустриального общества, теории, лежащей в основе современной социологии. Но и здесь он прославился больше грамотной постановкой проблемы, нежели эффективно найденным решением.

Философы оказались весьма плодотворны в части создания новых наук или придумывания им названий. Вспомним, что родоначальником экономики был философ Адам Смит (1723–1790), а психологии – философ Вильгельм Вундт (1832–1920). Таким образом, три науки, составляющие ныне костяк так называемых социальных, или поведенческих наук, психология, экономика и социология, созданы философами. Но они не исключение. Из недр философии, как из первоматерии, в разное время выделились в самостоятельные науки и физика, и астрономия, и математика, и все другие дисциплины. Только социальные, в отличие от естественных наук, задержались с появлением на свет. Человеческое общество, как ныне считают антропологи, зародилось никак не менее 40 тыс. лет назад, а науки о нем – социология, экономика, психология, этнография, антропология – появились, и как все одновременно, только в XIX веке.

Возникновение в XIX веке опытной, эмпирической науки об обществе является не случайным, а имеет определенные гносеологические и социально-экономические предпосылки. Девятнадцатый век – это век естествознания, его идеалом является опытное, «позитивное» знание. Наука не знает границ, естественнонаучному методу подвластно все, в том числе мораль, право, общественное устройство – все то, что раньше было предметом метафизики и спекулятивных домыслов.

Стилю научного мышления XIX века были одинаково чужды как обскурантизм средневековья, так и морализаторство просветителей. Говоря современным языком, лидерами естествознания в XIX веке являлись физика (механика И. Ньютона) и биология (эволюционная теория видов Ч. Дарвина). Именно эти науки определяли стиль научного мышления своей эпохи. Особенности этого стиля мышления наложили зримый отпечаток на сам процесс формирования социологии и криминологии. Общество (и преступность) стали рассматриваться как объективное явление, ничем в принципе не отличающееся от объектов познания физики и биологии. И достаточно долго опытная, позитивная наука об обществе называлась социальной физикой, а ее разделы по аналогии с механикой назывались «социальная» статика и «социальная динамика».

В XIX веке европейское общество окончательно и бесповоротно вступает на путь капиталистического развития. Два первых из рассматриваемых в этом параграфе мыслителей, а именно О. Конт и К. Маркс, застали начальную стадию капитализма, а два других – Э. Дюркгейм и М. Вебер – развитую. Между этими стадиями существует качественная разница. Естественно, что первые и вторые описывали совершенно разные общества. Отсюда во многом проистекает и различие их взглядов.

В европейском обществе в это время происходили потрясающе интересные события. Капитализм, благодаря индустриальной революции, разворачивался во всю свою мощь. Буквально штаны трещали на теле старого общества – рост промышленных городов-спрутов, обезземеливание крестьян, концентрация преступности и проституции, торговля детьми, пауперизация и обнищание широких масс. И все это на фоне невиданного расширения политических прав прежде всего для средних слоев, а не только аристократии, как прежде, появление железных дорог, газовых фонарей, синематографа, пароходов и других невиданных ранее чудес «века железа», как его окрестили позже историки.

Социология, по мнению А. Гоулднера, возникала как идеология среднего класса. Именно в XIX веке мы отмечаем широкое движение интеллигенции, причем во всех европейских странах, включая и Россию, в помощь социальным аутсайдерам. Врачи проводят инспекции на предприятиях и описывают условия труда, филантропы жертвуют деньги на помощь беднякам и сиротам, учителя дают бесплатные уроки и выявляют одаренных детишек. Множащийся числом средний класс горел желанием улучшить положение дел в обществе. Социология рождалась как наука об обществе и его трансформации. Если европейские пионеры социологии были философами, то американские – проповедниками и священниками. Это свидетельствует не только о романтическом ореоле зарождения социологии, но и о том утопическом проекте, который был выбран в качестве некой теоретической платформы. XX век, судя также и по русской литературе (вспомнить хотя бы Базарова) был весьма деятельным. Все что-то улучшали, изменяли, преобразовывали. О. Конт, создавая новую науку, мечтал ее сделать разновидностью научной религии, поверив в которую правители смогут править в соответствии с объективными и надежными законами. Алгеброй они поверят общественную гармонию, А что вы думаете о положении дел в XX и XXI веках? Сохранился ли прежний героический пафос в социологии?

Создавая новую науку, О. Конт рассуждал примерно так: для того, чтобы познать общество во всем многообразии его проявлений, философии уже недостаточно. Нужна специальная наука, которая занималась бы обществом не наряду с другими вопросами, а специально, посвятив все внимание только им. Для того, чтобы состоялась новая наука об обществе как самостоятельное знание, ей нужно отказаться от философского метода познания и придумать свой собственный. Но вначале, пока своих методов нет, социология должна взять из естествознания такие методы как наблюдение, эксперимент и сравнительный анализ.

О. Конт, давший название науке социологии, в своем творчестве руководствовался идеалами прогресса, политической и экономической свободы, надеждой на то, что с помощью науки и просвещения можно решить все социальные проблемы. На вопрос о том, как вылечить больное общество, Конт отвечал: надо создать такую же точную и объективную науку об обществе, каким является естествознание.

Социологическая мысль явилась ответом на кризис динамично развивающегося европейского общества. Цель нового мышления – развить интеллектуальные инструменты, которые сделали бы социальные отношения в обществе более прозрачными. Социология родилась и выросла в быстро изменяющемся мире: борьба за независимость в Европе и Америке, возрождение и падение Наполеона, расцвет Британской империи.

Подчеркивая роль конкретных методов в познании, О. Конт тем не менее оставался представителем прошлого – поколения социальных философов, создающих всеобщие законы человечества. Только через 50 лет, а именно в конце XIX века, появилось первое поколение социологов, лидерами которого стали всемирно известные ученые Э. Дюркгейм и М. Вебер, к идеям которых мы еще не раз будем возвращаться.

Поколению Вебера и Дюркгейма пришлось сделать шаг вперед и доказать, что историю творят не великие личности, абсолютные идеи или безличные законы, а рядовые люди, обладающие мотивацией, интересами, потребностями и ценностными ориентациями, что история и биография приобретают значение, только пропущенными через призму общественных отношений.

Оставаясь главным героем, индивид тем не менее растворился в социальном типе – в «капиталисте», «пролетарии» и «буржуа» К.Маркса, «протестанте», «бюрократе» и «политическом лидере» М. Вебера. Уникальная личность, герой исторических биографий и мемуаров уступил свое место идеальному типу. Типичный индивид стал прекрасным инструментом сравнительно-исторических и кросс-культурных исследований. Разделенные тысячелетиями Александр Македонский и Наполеон превратились в действующих лиц одной драмы под названием «цезаризм». Оба они являли идеальный тип цезарита. Если историк чтит неприкосновенность хронологического устройства вселенной, размещая уникальные личности и события по своим гнездам-эпохам, то для социолога все эти македонские, цезари и гитлеры, в какое бы время они ни жили, выступают иллюстрациями понятий «политический лидер», «авторитарное правление», «цезаризм». Дюркгейм и Вебер широко оперировали эмпирическими данными, изучая один – проблему самоубийства, а другой – профессиональной мобильности.

Еще дальше пошел Р. Парк, создатель Чикагской школы. Будучи журналистом, он обыскивал трущобы и описывал особенности поведения их обитателей. Посторонние принимали чикагских социологов за какое-то гостиничное сообщество, которое интересуется ночной жизнью граждан. Он изучал социальные типы там, где обитают их живые воплощения: преступников – в подвалах, китайских крестьян – в деревенских лачугах, соплеменников отважного Робин Гуда – в непроходимых лесах, ковбоев – на Диком Западе, последователей Аль Капоне и Анастази – на улицах больших городов.

Поколение Конта и Спенсера постепенно уступило место поколению эмпириков, изучавших все более узкие проблемы: преступные группировки, малые группы, городские агломерации, расовые отношения и т.д. Активно использовалась статистика и собственные методы, изобретенные для целей эмпирического исследования. Европейская интеллигенция искренне интересовалась положением малоимущих слоев населения, поэтому активно проводились регулярные обследования фабрик и заводов, детских приютов и городских кварталов, переписи населения. Зарождается социальная статистика как неотъемлемая черта европейской культуры. Под нее требуются тысячи анкетных опросов. Стало быть, развиваются методика, техника и методология эмпирического исследования.

Соотечественника О.Конта Эмиля Дюркгейма называют пионером практической социологии. Он разработал методологию функционального анализа, которая применяется по сей день, провел глубокий анализ проблемы самоубийства, который и сегодня служит классическим примером того, каким должно быть социологическое исследование, заложил основы теории аномии, и в наше время не потерявшей своей актуальной ценности. Его учение о разделении общественного труда, о механической и органической солидарности, природе социального факта, коллективном сознании и ценностях, эволюции религии вошло в золотой фонд мировой социологии.

Не только Франция, но и Германия удивила мир блестящей плеядой социологов – Макс Вебер, Георг Зиммель, Фердинанд Теннис. За ними стоят более мелкие величины, недостаточно талантливые и творческие. Например, сегодня издано собрание сочинений Вебера более – 30 томов.

Карл Маркс (1818–1881) считается основателем теории социального конфликта, учения о структуре и развитии общества, концепции социальных классов. Это самая крупная фигура среди социальных философов вообще.

Под стать К. Марксу другой немецкий мыслитель Макс Вебер (1864–1920). Его можно смело назвать Леонардо да Винчи социологии. Его базисные теории сегодня составляют фундамент социологии: учение о социальном действии и мотивации, об общественном разделении труда, об отчуждении, о профессии как призвании. Он разработал основы социологии религии, экономической социологии и социологии труда, социологии города, теорию бюрократии, концепцию социальной стратификации и статусных групп, основы политологии и института власти, учение о социальной истории общества и рационализации, учение об эволюции капитализма и института собственности. Достижения М. Вебера просто невозможно перечислить, настолько они огромны. В области методологии одним из самых главных его достижений является введение идеальных типов.

Благодаря М. Веберу, а также его коллегам Ф. Теннису (1855–1936) и Г. Зиммелю (1858–1918) немецкая школа доминировала в мировой социологии вплоть до Первой мировой войны. В Англии наибольший вклад в мировую социологию внес Герберт Спенсер (1820–1903), создавший учение о социальной эволюции и рассматривавший человеческое общество как живой организм.

В своем главном труде «Общность и общество» (1887) Ф. Теннис предложил ставшую позже классической типологию социальности: сообщество (община), где господствуют непосредственно личные и родственные отношения, и общество, где преобладают формальные институты. Если «общинные» отношения предполагают «высшую самость», то «общественные» – «искусственное лицо». Отсюда следует и различие главных экономико-правовых категорий. В первом случае (община) речь идет о «владении», «земле», «территории», «семейном праве»: во втором (обществе) – об «имуществе», «деньгах», «обязательственном» (торговом) праве. Сюда же Теннис добавляет и противоположность статуса и контракта (договора). Касаясь динамики общества, Теннис полагал, что «общинная» социальность в ходе истории все больше вытесняется «общественной» социальностью. Отсюда открывался путь для анализа нравов, права, семьи, хозяйствования, деревенской и городской жизни, религии, государства, политики, общественного мнения и т.д.

Центром мировой социологии на первом этапе (конец XIX – начало XX века) являлись три европейские страны: Франция, Германия, Англия. Конечно, и в других странах были замечательные мыслители, сделавшие немало для развития национальной социологии. В России к ним относятся Н. Кареев, Н. Михайловский, М. Ковалевский, В. Хвостов. Однако они не оказали заметного влияния на развитие мировой социологии.

Исключение составляет Питирим Сорокин (1889–1968), которого по универсальности охвата социологической проблематики, значению теоретического и методологического вклада в мировую социологию можно сравнить разве что с М. Вебером. Именно этот мыслитель, родившийся в России, а умерший в США, прославил нашу социологию. Именно благодаря в первую очередь ему Россию наряду с Италией (где жили и трудились выдающиеся социологи XIX – XX веков Вильфредо Парето, Гаэтано Моска и Роберт Михельс) можно причислить к разряду социологических держав мира, но, быть может, поставив ее не в первый, а во второй эшелон.

На следующем этапе, который начинается в 20-е годы XX века и продолжается по сей день, центр мировой социологии переместился в США, где эта наука сразу же получила немалую помощь государства и поддержку большинства университетов. Первый в мире социологический факультет, присваивающий докторские степени, возник в 1892 г. в Чикагском университете. Уже к 1910 г. большинство американских университетов и колледжей предлагали желающим курсы социологии.

Ничего подобного в Европе не происходило. Социология не пользовалась здесь поддержкой ни со стороны государства, ни со стороны университетов. Эмиграция социологов ослабила европейскую и усилила американскую науку. В XIX веке социологическое обучение в Европе, в отличие от США, было в роли пасынка. Если оно и получало прибежище в университетах, то не так, как в США: независимым частным ученым разрешали читать лекции или, что еще ранее, создавали кафедру социологии для известных ученых. Чаще профессор экономики, истории, права, политической экономии или философии предлагал обучение по социологии, хотя и не под ее собственным именем. Г. Зиммель преподавал социологию под именем философии, М. Вебер и В. Парето – под именем экономики. Только Дюркгейм и еще немногие европейцы в XIX веке получили академический статус как социологи. Дюркгейм был профессором социологии и образования в Парижском университете.

Эмиль Дюркгейм (1858–1917) углубил, а во многом переориентировал позитивистскую методологию О. Конта. Дюркгейм предлагал опираться на социальные факты и изучать их статистически: одни социальные факты (самоубийства) Дюркгейм объяснял при помощи других социальных фактов (интеграция). По существу Дюркгейм дал новую методологию современной социологии. Его методологической позиции присущи две особенности: натурализм – понимание законов общества по аналогии с законами природы и социологизм – утверждение специфичности и автономности социальной реальности, ее превосходства над индивидами. Центральной в научном творчестве Дюркгейма, как и во всей французской школе, является проблема социальной солидарности. Согласно Дюркгейму, развитие человеческого общества проходит две фазы: механической солидарности (доиндустриальное, или традиционное общество) и органической солидарности (до-индустриальное, а затем индустриальное общество).

В США вокруг ведущих университетов Чикагского, Гарвардского, Мичиганского в конце XIX –начале XX веков сформировались крупные научные школы. Десятки тысяч проведенных в первой половине XX века эмпирических исследований заложили прочный фундамент научной социологии. Если европейцы под научной социологией понимали прежде всего теоретическую науку, опирающуюся на мощные традиции классической философии, то американцы сводили научную социологию прежде всего к эмпирической, созданной по образцу классического естествознания. Именно благодаря новому взгляду на природу социологии Америка вскоре опередила Европу в деле создания научной социологии.

К1960 г. большинство американских университетов и колледжей имели департаменты социологии, хотя только 70% из них предлагали подготовку на докторскую степень. В 60-е годы в США социологов было больше, чем во всех странах мира, вместе взятых. Сегодня здесь более 20 тысяч профессиональных социологов, подготовленных 250 университетами и колледжами.

Но вот парадокс: несмотря на обилие социологов, Америка дала миру лишь одно чисто национальное течение – символический интеракционизм, и только одного великого социолога – Толкотта Парсонса (1902–1979). Он пытался сделать в социологии то же, что в физике стремился совершить великий Альберт Эйнштейн, – создать всеохватывающую социологическую теорию, которая объясняла бы все уровни общества и все формы движения социальной материи. Парсонсу удалось создать гигантскую дедуктивную систему абстрактных понятий, охватывающую человеческую реальность во всем ее многообразии.

Но вот незадача: в эмпирическом исследовании и в повседневной социологической практике ни один социолог в мире ею не пользуется. Они предпочитают менее емкие, но более оперативные частные теории, объясняющие небольшую часть социальной вселенной, но с гораздо большей точностью и разрешающими возможностями.

Т. Парсонс, как и А. Эйнштейн (который, кстати сказать, творил свою общую физическую теорию почти в те же годы, что и Парсонс создавал свою общую социологическую теорию), потерпел неудачу. Общей теории, охватывающей все другие в качестве своих частных случаев, нет ни в физике, ни в социологии. А многие специалисты считают, что таковые вовсе не нужны. И вот на поприще частных социологических теорий США значительно преуспели. Америка дала миру самый многочисленный отряд выдающихся мыслителей – Э. Шилз, П. Лазарсфельд, Р. Мертон, П. Блау, Ч. Кули, Дж. Мид, Р. Парк, И. Гофман, Дж. Александер, Д. Белл, Т. Веблен, А. Гоулднер, Р. Миллс, Д. Рисмен, У. Самнер, А. Смолл, А. Тоффлер, Дж. Хоманс, которые определили научное содержание современной социологии.

Если в Европе социологическая мысль развивалась в тесном контакте с философией, то в Америке среди социологов получила широкое распространение социальная психология. Представители обеих культур стремились объяснить эволюцию и функционирование общества, поделали это по-разному: европейцы больше тяготели к глобальным историческим схемам, американцы – к конкретным моделям и прикладным разработкам.

Вместо философской субстанции американцы делали акцент на поведении и действии. Их не интересовало то, что скрыто внутри разума и что не поддается точному измерению. Их привлекало то, что проявляется вовне, в так называемом открытом поведении. Так появился бихевиоризм ( от англ. behavior – поведение), подчинивший себе в первой половине XX века все социальные науки (экономику, психологию, социологию, политологию). Теперь уже за ними закрепился ярлык поведенческих, или бихевиориальных наук. С этим званием, а именно поведенческой (а не философской, какой она была в Европе в начале XX века), социология и дожила до наших дней.

Междисциплинарная матрица социологии

Как и любая другая наука, социология обладает собственным предметом и конкретными методами исследования. Она включена в общую систему научного знания и занимает в ней строго определенное место. Социология относится к числу наук, изучающих не только общество в целом, но и отдельные его части, сферы, элементы. Общество настолько сложный объект, что одной науке изучить его не по силам. Только привлекая ресурсы других наук, объединяя усилия, можно полно и непротиворечиво описать и изучить самое сложное образование, какое только существует на этом свете, – человеческое общество. Совокупность наук, изучающих один и тот же объект, особенно такой крупный, как общество, объединены логическими связями, общими понятиями и методами, а потому представляют некоторую систему, которую можно назвать междисциплинарной матрицей.

Под междисциплинарной матрицей социологического знания подразумевается вся совокупность родственных социологии дисциплин, их взаимосвязь, оказываемое друг на друга влияние и интеграция.

В содружестве с другими, родственными ей дисциплинами – психологией, социальной психологией, экономикой, антропологией, политическими науками и этнографией – она образует подсистему системы научного знания – социальное знание. Родственные дисциплины заимствуют друг у друга понятия и категории, обмениваются результатами исследований, методами и теоретическими находками. В практической сфере, скажем в области управленческого консультирования, от выпускника социологического факультета часто требуется знание также основ психологии (тестирование личных и деловых качеств персонала фирмы) и экономики (определение цены рабочей силы, производительности труда, затрат на обучение персонала и др.). Чаще всего социологи считают свои исследования комплексными, смело комбинируя методы экономики, психологии и социологии.

Каждая наука смотрит на мир, в данном случае на социальную реальность, под специфическим углом зрения. Возьмем конкретное событие: дама покупает в магазине шляпку. Экономист проанализирует событие в терминах спроса и предложения, сезонного колебания цен, семейного бюджета. Психолога заинтересует, быть может, то, каким образом дама стремится выразить в покупке свое Я, не произошла ли покупка под влиянием эмоционального порыва, как на выборе шляпки сказывается характер и темперамент человека, не желает ли покупатель подчеркнуть свою сексуальную привлекательность, выбрав именно этот фасон, и т.д. Социолог поспешит установить взаимосвязь таких переменных, как социальная принадлежность и тип покупки, престиж и демонстративное поведение, способы проявления социальной роли и нормативные ожидания.

В отличие от других наук социология, если можно так выразиться, мыслит крупными блоками. Она способна описать поведение больших масс людей, поэтому тяготеет к статистике. Но для нее закрыт внутренний мир человека. Его исследует психология. Родившаяся на стыке социологии и психологии новая дисциплина – социальная психология – описывает человека в непосредственном окружении (рис. 1.1). Она затрагивает взаимодействие людей в малой группе. И, конечно же, социальный психолог не способен предсказывать смену правящих режимов или исход политической борьбы партий.

Что мы видим на этом рисунке? Три науки, изучающие поведение людей повсюду, а не в какой-то узкой сфере, скажем политической или экономической, это – психология, социальная психология и социология. Психология изучает индивида и его внутренний мир. Социальная психология изучает малую группу (семья, компания друзей, спортивная команда), а социология – большие группы, то есть миллионы людей – пенсионеров, детей, малоимущих, врачей, православных и т.п., причем независимо от их социальной принадлежности, вероисповедания, рода занятий, национальности, пола, возраста.

Изучая внутренний мир человека, психология прибегает к эксперименту и наблюдению, используя специальные, часто очень сложные приборы. Глубже нее проникает в природу человека только физиология, изучающая наши рефлексы, и медицина, препарирующая наше тело. Психологи останавливаются на уровне души. Тело их не интересует.

Социальная психология – это пограничная дисциплина. Она сформировалась на стыке социологии и психологии, взяв на себя те задачи, которые не в силах были решить ее родители. Оказалось, что большое общество не прямо воздействует на индивида, а через посредника – малые группы. Этот ближайший к человеку мир друзей, знакомых и родных играет исключительную роль в нашей жизни. Мы вообще живем в малых, а не в больших мирах – в конкретном доме, в конкретной семье, в конкретной фирме и т.п. Малый мир влияет на нас порой даже сильнее, чем большой. Вот почему появилась наука, которая вплотную и очень серьезно им занялась.

В XIX веке психологи наивно полагали: все, что люди чувствуют, думают и делают в группе, может быть объяснено в терминах индивидуального поведения. Индивидуального, значит независимого ни от других людей, ни от более широкого окружения, в том числе общества. Но вот приблизительно в 30–40-е года XX века опытным путем установили феномен группового давления, оказываемого на отдельного человека.

Речь идет о ставших теперь уже классическими экспериментах С. Аша, Р. Крачфилда, М. Шерифа, Л. Фестингера, М. Дойча, К. Левина, Э. Мэйо. С тех пор изучение малых групп, особенно в сфере промышленности, стало преобладающим направлением в зарубежной психологии. Во второй половине XX века в Америке возникли сильные исследовательские центры социологии и социальной психологии: Бюро прикладных социальных исследований при Колумбийском университете, Институт социальных исследований при Мичиганском университете, где располагался также Центр изучения групповой динамики, Национальный центр изучения общественного мнения при Чикагском университете.

Сегодня по числу экспериментов социальная психология опережает даже общую психологию. Проблематика исследований все больше смещается с индивида на группу, с индивидуально-психологического поведения на социально-психологическое. Несмотря на то что социальная психология в качестве экспериментальной науки активно развивается с 30-х годов, ее теоретические положения сформировались в XIX веке. Почти с самого начала социологи приняли социальную психологию как составную часть своей науки. Родоначальники социологии Э. Дюркгейм, Г. Зиммель, Г. Тард и М. Вебер рассматривали группу как процесс взаимодействия людей. Особенно широкое развитие социальная психология приобрела в США, где первый учебник Мак-Доугалла «Введение в социальную психологию» появился в 1908 г.

Взаимопроникновение социологии и психологии было настолько мощным, что благотворно повлияло на обе эти науки и вместе с тем стимулировало активное развитие третьей дисциплины – социальной психологии. В середине XX века социология в США настолько созрела, что некоторые ее методы заимствовали психологи. Другие математические модели пришли из демографии и статистики.

Социология – совсем другое дело. Она не умеет оперировать такими тонкими инструментами, как эксперимент и разные приборы. Она имеет дело с большими массами людей, мнение которых изучает с помощью анкет. Данные, которые она получает, называются статистическими и годятся только для всевозможных усреднений. Поэтому в отличие от психолога, социолог имеет дело не с конкретным, а с усредненным человеком – этаким обобщенным портретом, который подходит всем сразу и никому в отдельности. Вроде бы и грубо, а поди же ты ни экономика, ни политология не могут запустить свои товары или избирательную компанию, не поинтересовавшись, как думает, дышит, чувствует и ведет себя большинство населения. Она способна узнать про те же мысли, чувства, настроения, которыми вплотную интересуется психология, но в более грубом приближении.

Социолога интересуют следующие принципиальные вопросы:

• в каком направлении и каким образом общество (его структура и институты) влияют и определяют поведение людей;

• каким образом из опроса отдельных людей получить социальный портрет типичного представителя своей группы.

Таковы две самые важные задачи, которые приходится решать профессиональному социологу. Кроме них имеется множество других, но только первые две определяют характер и отличительные черты социологии как самостоятельной дисциплины.

Действительно, психолога интересует то, в каком направлении на поведение человека влияет его внутренний мир – объем памяти, интенсивность и степень развитости мышления, темперамент, эмоциональный склад, агрессивность, подсознательные переживания и т.д. Для решения подобной задачи он применяет методы, отличные от социологии, скажем, лабораторный эксперимент или тестирование. Психолог не усредняет и не типизирует свой объект. Напротив, он устанавливает индивидуальную структуру человека, ищет его неповторимость и работает с отдельным индивидом как с личностью.

Вторая черта указывает на применяемые в социологии методы, их специфику. Человек превращается для социолога в респондента – источник нужной информации. Когда он получил от 100 или 1000 респондентов сведения о поле, возрасте, образовании, электоральном поведении, ценностных ориентациях и доходах всю исчерпывающую информацию, он забывает о них. Они растворяются в статистических рядах, таблицах и графиках. В своей анкете социолог заранее предупреждает людей об анонимности опроса и о том, что данные будут усреднены и в таком виде предстанут в научном отчете. Вместо конкретных, живых людей перед социологом возникает обобщенный образ – «средний человек». Это может быть типичный студент, сторонник коммунистических взглядов, верующий или «новый русский». В понятии «средний человек», введенном А. Кетле (конец XIX века) погашаются все различия между людьми.

Различие трех очень похожих наук, предметные области которых студенты часто смешивают, можно выразить иначе. Социология изучает социальные отношения, существующие независимо от нас. Социальная психология изучает социально-психологические отношения, зависящие от нас, а именно – нашего восприятия и оценки этих отношений. Психология вообще не изучает никакие отношения напрямую, но косвенно привлекает их для лучшего анализа внутреннего мира человека.

Социология видит общество в единстве всех его сторон. Она не углубляется в тонкости политических процессов или детали рентных отношений. Социология изучает психологические проблемы, рыночные отношения, государство или культуру не сами по себе, не так, как их изложил специалист по этим наукам, а совершенно под другим углом зрения. Каждый фрагмент реальности, каждое явление или элемент рассматривается только с позиций его связи с обществом, его вклада в развитие или построение общества, его общественных функций. Религия важна социологии не как система верований и специальных обрядов, а только как общественный институт, оказывающий влияние на большие массы людей. Культуру социология рассматривает также под специфическим углом – как образ жизни больших масс людей.

Так появляется ключевое выражение – большие массы людей. Именно они составляют повседневную жизнь общества. Они его творцы, и они его жертвы. Стало быть, социологию интересуют не только структура и динамика общества в целом, устройство государства или политической системы.

Социологию в не меньшей степени интересуют повседневное поведение больших масс людей, их верования, менталитет, ценности, мнения, взаимоотношения.

В литературе еще не сложилось окончательного мнения о том, куда именно зачислять социологию – в разряд социальных или гуманитарных наук. С одной стороны, социология, психология, социальная психология, экономика, политология, а также антропология и этнография относятся к социальным наукам. У них много общего, они тесно связаны между собой и составляют своего рода научный союз.

К гуманитарным дисциплинам относят историю, философию, литературоведение, искусствознание, культурологию. Гуманитарные науки оперируют нестрогими моделями, оценочными суждениями и качественными методами, социальные науки – формализованными моделями, математическим аппаратом и опираются на количественное, или квалифицированное знание. Социальной называется наука, изучающая поведение людей в обществе с использованием эмпирических методов и математического аппарата.

Гуманитарные знания (философия, науковедение, языкознание, искусство) не опираются в той же степени на сбор фактов, меньше используют эмпирические методы. У них нет математического аппарата и статистики. Вместо обобщенных эмпирических в них используются субъективные оценки и ценностные суждения, социальные науки, напротив, оперируют объективными суждениями, то есть истинность которых можно подтвердить фактами.

Другой критерий разграничения двух родов наук учитывает тот факт, что для гуманитарных наук главным является познание мира духа, культуры и ценностей, а для социальных – главным выступает как раз уход от ценностей, культурных и духовных артефактов.

С другой стороны, у социологии очень много общего с философией, культурологией, историей. В таком случае социологию следует зачислять в разряд гуманитарного знания, что соответствует не только отечественным, но и мировым, прежде всего европейским традициям.

По всей видимости, социологию следует причислять к наукам с двойным статусом: она принадлежит к социальным и гуманитарным дисциплинам. Двойной статус отражается в понимании сущности и предмета социологии. Когда хотят указать на принадлежность социологии к числу социальных наук, то говорят, что она представляет собой науку о поведении людей как представителей больших социальных групп, объективных закономерностях функционирования социальной структуры общества и входящих в нее социальных институтах. Когда стремятся подчеркнуть принадлежность социологии к области гуманитарного знания, то указывают на то, что социология изучает социокультурную сущность человека. Это означает, что для социолога человеческое поведение обусловлено не природной генетикой и не физиологией, как для биологии или психологии, а культурным контекстом, то есть традициями, обычаями, культурными нормами и символами, ценностями и идеалами.

Таким образом, социология – это пересечение гуманитарных знаний и социальных наук. Она занимает центральное место и выполняет интегративную (объединяющую) функцию по отношению ко всем другим социальным и гуманитарным наукам. Иначе говоря, социология выполняет функцию философии для этих наук, т.к. дает им знания о структуре и законах развития общества в целом (рис. 1.2).

Социология вышла из недр философии. Философская составляющая играет большую роль в социологии. Социология – наполовину гуманитарная, наполовину социальная наука. Социологи лучше видят объективные закономерности, умеют замечать и анализировать то, что неподвластно философии, психологии и другим наукам.

История мировой социологии доказывает, что одинаково весомый вклад в ее развитие внесли как направления (социологические перспективы), ориентирующиеся на так называемый сциентизм (количественная методология, операционализация понятий, эмпирическая проверка гипотез, измерение и т.п.), в частности структурный функционализм и физикализм, так и направления, ориентирующиеся на так называемый гуманицизм (признание неустранимости человеческого воздействия на процесс познания, подчеркивание главенствующей роли ценностей и духовного начала, экзистенциальности бытия человека и т.д.), как например, символический интеракционизм, феноменологическая социология и др.

Социология, возникнув позже многих других наук, вбирает в себя их понятия и конкретные результаты, статистику, табличные данные, графики и понятийные схемы, теоретические категории. В конце XIX – начале XX в. социологами являлись крупные ученые, не имевшие социологической подготовки. Они были выпускниками факультетов права, экономики, политэкономии и философии. Из философии в социологию пришли такие понятия-категории, как общество, человек, ценности, индивид, прогресс, развитие и некоторые другие. Из сферы театральной жизни пришло ключевое понятие «роль», а из юриспруденции – «статус». Список можно продолжить. Социологи добавили свои слова – социализация, девиантность, делинквентное поведение, интеракция. Их становится все больше. Экономисты дали социологии свои термины: «капитал», «деньги», «прибыль», «рента», «товар» и т.д.

В первой половине XX века обучение социологии в США и Европе чаще всего происходило не на кафедрах социологии, а в смешанных департаментах. Обычно социологов объединяли на одной кафедре с экономистами. Социологи, как правило, преподавали на кафедрах экономики, истории, философии, политологии или на общей кафедре социальных наук. Одним из активных союзников социологии в США и Великобритании выступала также антропология.

Общая антропология – наука о происхождении и эволюции человека, образовании человеческих рас и о нормальных вариациях физического строения человека. Как самостоятельная наука она сформировалась в середине XIX века. Наибольшее развитие она получила в двух странах мира – в Великобритании и США.

Традиционно считалось, что антропология ограничивается изучением только примитивных (дописьменных) обществ и не затрагивает современные. В отличие от нее социология касается не древних обществ, жителей которых уже нельзя опросить присущими ей анкетными методами, а только современных.

Сегодня представления о предмете антропологии изменились. Считается, что антропология обладает широким гуманистическим взглядом на мир. Только антропология предоставляет человеку уникальную возможность побывать сразу во всех обществах, рассмотреть их в кросс-культурной перспективе, то есть сравнивая традиции и обычаи разных стран. Вот почему неправильно ограничивать антропологию изучением только доиндустриальных обществ. В ее горизонт попадают буквально все общества – и древние, и современные, и она пытается описать их, сравнивая и сопоставляя друг с другом.

Первый в мире факультет социологии в Чикагском университете (1892) был на самом деле совместным: он объединял социологию и антропологию. Долгие годы антропология считалась академическим партнером социологии. В 20-е годы существовало огромное число департаментов социологии и антропологии. Только к 1965 г., когда антропология получила статус независимой академической дисциплины, их разделили. В Англии академическая социология с самого начала развивалась в тесном союзе с социальной антропологией. Значительный вклад в развитие той и другой науки внесли работы А. Радклиффа-Брауна и Б. Малиновского. Первый называл даже антропологию сравнительной социологией. И сегодня находятся специалисты, которые полагают, что антропология и социальная психология являются частями социологии, а не самостоятельными науками. Во Франции, как в Англии и США, первые 20 лет нашего столетия академическая социология тесно переплеталась с антропологией. Правда, в США социология доминировала над антропологией, а в Англии и Франции она уступала ей.

Кроме того, у социологии много общего с социальной работой. Долгое время социология в Англии и США ассоциировалась с профессией социальной работы. К 1940 г. большинство крупных факультетов социологии в США прекратили подготовку по социальной работе. Тем не менее, вплоть до конца 60-х годов в ведущих американских университетах продолжали существовать несколько докторских программ «Социология и социальная работа». Но к этому моменту тесной связи между двумя профессиями – социологией и социальной работой – уже не было. А вот в России тесная связь социологии и социальной работы в начале 90-х годов XX века только еще оформилась. Во многих вузах до сих пор существуют и успешно развиваются совместные кафедры. Объяснение надо искать, видимо, в запоздалом появлении в нашей стране социальной работы как разновидности профессиональной и научной деятельности.

Внутридисциплинарная структура социологии

Социология подразделяется на множество исследовательских областей – областей интересов социологов, например, изучение юношеской преступности. Область образуется, когда на конкретную проблему социологии смотрят с позиций определенной социологической перспективы, например, интеракционизма.

Под внутридисциплинарной матрицей социологии понимается совокупность отраслевых направлений социологии, тематических областей и сфер, которые выделились в процессе дифференциации социологического знания и сегодня представляют сложно разветвленную систему. К примеру, в рамках социологии в XX веке выделились такие отрасли, как социология труда и социология города, социология культуры и социология религии и др.

Было бы лучше, если бы образованием новых областей руководила общая теория, но таковой – общепринятой – в социологии нет. Первая попытка провести классификацию областей принадлежит О. Конту. Он разделил социологию на «социальную статику» и «социальную динамику». Эта классификация держалась довольно долго. Ею пользовались Э. Спенсер и Лестер Ф. Уорд (1883).

Следующий этап связан с появлением социологии как академической дисциплины в Америке. Принцип новой, классификации – разветвление социологии на множество предметных областей как средство организации учебного процесса. Параллельно этому ученые, сотрудничавшие в социологических журналах, предложили иной принцип классификации – по областям исследования. Идея выделения и исследования областей в социологии принадлежит Э. Дюркгейму, когда он был издателем – редактором крупнейшего журнала. В очередном томе «Социологического ежегодника» за 1902 г. Дюркгейм и редколлегия представили классификацию публикаций по социологии. Были выделены следующие подразделения общей социологии: социология религии, юридическая и моральная социология, криминальная социология и моральная статистика, экономическая социология, социальная морфология, эстетическая социология, технология, язык и война. Здесь же Дюркгейм для сравнения привел классификации, опубликованные в немецком и итальянском социологических журналах. Немцы предлагали выделить массовую и индивидуальную психологию, медицину и гигиену, социальную историю и социальную юриспруденцию, эстетику, язык, образование, социальную философию и социальную этику. Итальянцы – политику, социальную психологию, демографию.

В то время в каждой стране существовали свои классификации, они различались. К 1902 г. социологи выделили большинство областей социологии, которые сохранились на последующие 50 лет. Некоторые области, сразу получившие развитие в Европе, не пользовались популярностью в США вплоть до Второй мировой войны, но после нее они быстро развились. Это политическая социология, социология закона и социология религии.

Появление новых проблем и новых областей исследования – результат роста теории и метода. Проблемы иммиграции в США, а затем темнокожих меньшинств повлияли на становление двух новых областей – изучение рас и этических отношений – больше, чем развитие собственно теории – теории культуры и межгрупповых отношений.

Число специальных областей исследования в американской социологии росло так быстро, что типичная программа АСА включала статьи по 40 областям. Национальный регистр перечислил 53 специальности внутри социологии. Сегодня в отечественной социологии насчитывается более 100 отраслей. Не меньше их, если не больше, в американской социологии.

К усложнению внутренней структуры знания ведет процесс специализации. Внутри себя каждая специальность подразделялась на ряд подспециальностей. Так, внутри социальной структуры (морфологии общества) возникла специализация по социальной стратификации и социальной мобильности. Появились новые области, специализирующиеся на социальных институтах: экономика и общество, политическая социология, индустриальная социология, социология образования, религии, медицины, закона, досуга и спорта, науки, культуры, массовых коммуникаций и общественного мнения. В рамках социологии культуры сегодня в качестве самостоятельных существуют такие направления, как социология кино, социология театра, социология массовой (популярной) культуры, социология чтения и т.д. В рамках экономической социологии следует различать социологию труда, социологию занятости и безработицы, социологию рынка, социологию банков, социологию менеджмента, социологию организаций и др.

Отрасли группируются по родственным признакам: тематическая близость, общие мировоззренческие установки, сходство методологии или методического инструментария, либо личные знакомства и симпатии. Постепенно формируются поисковые программы, исследовательские группы, научные школы, новые направления и дисциплины, наконец, когнитивные парадигмы. Их-то и называют внутридисциплинарными элементами знания. К ним надо относить идеи, теории, концепции, которые вместе с первыми образуют инвариантную структуру научного знания.

Как мы выяснили, внутридисциплинарная матрица социологии – это совокупность отраслей (направлений), которые покрывают все тематическое поле, изучаемое социологической наукой. Внутридисциплинарную матрицу социологии составляют следующие исходные элементы.

Уровни и типы знания

Научная картина мира – совокупность общетеоретических и философских категорий, описывающих реальность, которая изучается данной наукой.

Общая теория – совокупность логически взаимосвязанных теоретических понятий и суждений, объясняющих крупный фрагмент реальности, которая изучается данной наукой.

Частная теория – логически взаимосвязанная система конкретно-научных понятий и суждений, описывающих отдельное явление (группу явлений) или процесс (совокупность процессов), получивших эмпирическое подтверждение на основе фундаментального исследования.

Эмпирическое исследование – фундаментальное исследование, проведенное в соответствии с требованиями научного метода и направленное на подтверждение частной теории. Главная цель – приращение научных знаний, открытие новых закономерностей и обнаружение неизвестных социальных тенденций. На подготовку эмпирического исследования уходит от 3 до 10 лет. Над его организацией трудится многочисленный коллектив. Оно проводится только академическими социологами. Пример: межстрановые, общенациональные, региональные исследования и др. Основой эмпирического исследования является получение репрезентативной (достоверной и представительной) информации.

Прикладное исследование – оперативное исследование, проведенное на одном объекте (предприятие, банк, деревня) в короткие сроки с целью социальной диагностики ситуации, объяснений конкретного явления (процесса) и подготовки практических рекомендаций. Пример: сокращение кадровых работников на предприятии, повышение мотивации менеджеров. Для решения такой задачи социолог должен привлечь какие-либо частные теории, ограниченный круг эмпирических данных, эффективные технологии и методы, после чего приложить все это к конкретному объекту. В этом и состоит смысл прикладного исследования – приложение фундаментальной науки к практическим проблемам. Прикладное исследование не ставит целью приращение нового знания, открытие новых теорий, в нем применяются уже известные знания, оформленные в так называемые типовые методики, то есть социальные технологии. Методика ГОЛ (Групповой Оценки Личности), используемая для оценки личных и деловых качеств работников, является примером социальных технологий, которые применяются к десяткам и сотням однотипных объектов, и представляет собой коммерческий товар, имеющий определенную цену. Если академические ученые изобретают новые методики, то прикладные этого не делают и берут готовое знание. Прикладное исследование не ставит целью приращение новых знаний или открытие новых теорий.

Методология – учение о методе, то есть совокупность теоретических положений о том, какова природа научного знания, как устроена научная теория и как она развивается, о том, как строятся гипотезы и происходят их эмпирические подтверждения, как надо концептуализировать и операционализировать понятия, строить выборочную совокупность, делать логический анализ данных и т.д.

Уровни и типы знания

Научная картина мира – совокупность общетеоретических и философских категорий, описывающих реальность, которая изучается данной наукой.

Общая теория – совокупность логически взаимосвязанных теоретических понятий и суждений, объясняющих крупный фрагмент реальности, которая изучается данной наукой.

Частная теория – логически взаимосвязанная система конкретно-научных понятий и суждений, описывающих отдельное явление (группу явлений) или процесс (совокупность процессов), получивших эмпирическое подтверждение на основе фундаментального исследования.

Эмпирическое исследование – фундаментальное исследование, проведенное в соответствии с требованиями научного метода и направленное на подтверждение частной теории. Главная цель – приращение научных знаний, открытие новых закономерностей и обнаружение неизвестных социальных тенденций. На подготовку эмпирического исследования уходит от 3 до 10 лет. Над его организацией трудится многочисленный коллектив. Оно проводится только академическими социологами. Пример: межстрановые, общенациональные, региональные исследования и др. Основой эмпирического исследования является получение репрезентативной (достоверной и представительной) информации.

Прикладное исследование – оперативное исследование, проведенное на одном объекте (предприятие, банк, деревня) в короткие сроки с целью социальной диагностики ситуации, объяснений конкретного явления (процесса) и подготовки практических рекомендаций. Пример: сокращение кадровых работников на предприятии, повышение мотивации менеджеров. Для решения такой задачи социолог должен привлечь какие-либо частные теории, ограниченный круг эмпирических данных, эффективные технологии и методы, после чего приложить все это к конкретному объекту. В этом и состоит смысл прикладного исследования – приложение фундаментальной науки к практическим проблемам. Прикладное исследование не ставит целью приращение нового знания, открытие новых теорий, в нем применяются уже известные знания, оформленные в так называемые типовые методики, то есть социальные технологии. Методика ГОЛ (Групповой Оценки Личности), используемая для оценки личных и деловых качеств работников, является примером социальных технологий, которые применяются к десяткам и сотням однотипных объектов, и представляет собой коммерческий товар, имеющий определенную цену. Если академические ученые изобретают новые методики, то прикладные этого не делают и берут готовое знание. Прикладное исследование не ставит целью приращение новых знаний или открытие новых теорий.

Методология – учение о методе, то есть совокупность теоретических положений о том, какова природа научного знания, как устроена научная теория и как она развивается, о том, как строятся гипотезы и происходят их эмпирические подтверждения, как надо концептуализировать и операционализировать понятия, строить выборочную совокупность, делать логический анализ данных и т.д.

Уровни и типы знания

Научная картина мира – совокупность общетеоретических и философских категорий, описывающих реальность, которая изучается данной наукой.

Общая теория – совокупность логически взаимосвязанных теоретических понятий и суждений, объясняющих крупный фрагмент реальности, которая изучается данной наукой.

Частная теория – логически взаимосвязанная система конкретно-научных понятий и суждений, описывающих отдельное явление (группу явлений) или процесс (совокупность процессов), получивших эмпирическое подтверждение на основе фундаментального исследования.

Эмпирическое исследование – фундаментальное исследование, проведенное в соответствии с требованиями научного метода и направленное на подтверждение частной теории. Главная цель – приращение научных знаний, открытие новых закономерностей и обнаружение неизвестных социальных тенденций. На подготовку эмпирического исследования уходит от 3 до 10 лет. Над его организацией трудится многочисленный коллектив. Оно проводится только академическими социологами. Пример: межстрановые, общенациональные, региональные исследования и др. Основой эмпирического исследования является получение репрезентативной (достоверной и представительной) информации.

Прикладное исследование – оперативное исследование, проведенное на одном объекте (предприятие, банк, деревня) в короткие сроки с целью социальной диагностики ситуации, объяснений конкретного явления (процесса) и подготовки практических рекомендаций. Пример: сокращение кадровых работников на предприятии, повышение мотивации менеджеров. Для решения такой задачи социолог должен привлечь какие-либо частные теории, ограниченный круг эмпирических данных, эффективные технологии и методы, после чего приложить все это к конкретному объекту. В этом и состоит смысл прикладного исследования – приложение фундаментальной науки к практическим проблемам. Прикладное исследование не ставит целью приращение нового знания, открытие новых теорий, в нем применяются уже известные знания, оформленные в так называемые типовые методики, то есть социальные технологии. Методика ГОЛ (Групповой Оценки Личности), используемая для оценки личных и деловых качеств работников, является примером социальных технологий, которые применяются к десяткам и сотням однотипных объектов, и представляет собой коммерческий товар, имеющий определенную цену. Если академические ученые изобретают новые методики, то прикладные этого не делают и берут готовое знание. Прикладное исследование не ставит целью приращение новых знаний или открытие новых теорий.

Методология – учение о методе, то есть совокупность теоретических положений о том, какова природа научного знания, как устроена научная теория и как она развивается, о том, как строятся гипотезы и происходят их эмпирические подтверждения, как надо концептуализировать и операционализировать понятия, строить выборочную совокупность, делать логический анализ данных и т.д.

Методика и техника – конкретные приемы и процедуры построения выборочной совокупности, разработки анкет, бланков, наблюдения или интервью, сбора и анализа данных и т. д. Внутридисциплинарную матрицу следует понимать так. В каждой отрасли социологии, скажем, в социологии семьи или социологии труда, можно обнаружить все элементы, начиная с картины мира и заканчивая методикой и техникой. Действительно, в социологии семьи есть методологические проблемы, ее данные участвуют в формировании картины мира, общей и частной теории, в этой сфере проводится бесчисленное количество эмпирических и прикладных исследований, наконец, активное развитие в социологии семьи получают методика и техника. Сквозные элементы, присутствующие в каждой отрасли, являются общими для всех отраслей. Это означает, что каждой отрасли следует придумывать оригинальную методику или картину мира. Они просто подчиняются общим принципам методологии, методики, теории и т. д.

Внутридисциплинарную матрицу можно представить в виде расходящегося корнями «дерева знаний» (рис. 1.4).

Рождение новых отраслей очень редко диктуется потребностями самой науки. Гораздо чаще побудительным стимулом является общество, в котором на первый план в разные периоды выходят те или иные социальные проблемы. В советское время лидировала трудовая тематика и наиболее активное развитие получила социология труда, а в 90-е годы, в связи с ростом имущественного расслоения общества, падением материального благосостояния населения широкое развитие получили проблемы бедности и неравенства (включаемые в тематическое направление «социальная структура и стратификация), о которых при социализме никогда не говорили.

Между уровнем и сложностью социального знания и уровнем и сложностью развития общества существует не только тесная связь, но и прямое соответствие. Социологию можно считать объективным зеркалом структуры и динамики данного общества. Американская социология, количество отраслей и степень разработанности научной проблематики, отражают уровень продвинутое™ американского общества на пути технического и социального прогресса. То же самое можно говорить о российской и любой другой национальной социологии.

Если мы сравним отраслевую структуру США и России, то увидим не только сходства, но и серьезные различия. Это происходит потому, что Россия и США находятся на разных исторических этапах развития и принадлежат к разным типам общества. Одним из показателей уровня развития страны является соотношение городского и сельского населения. Пример: в первой половине XX века страны Западной Европы и США представляли собой страны с преобладанием городского населения, а Россия оставалась аграрной страной, поэтому первые перешли в индустриальную стадию, а Россия находилась в доиндустриальной. Лишь в 60-е годы впервые доля городского и сельского населения сравнялась, поэтому можно говорить о том, что наша страна достигла расцвета индустриального общества. Движение по индустриальному обществу продолжалось и в 80-е годы. За это время западноевропейские страны завершили индустриальную фазу и вступили в постиндустриальную, в то время как Россия продолжает отставать от передовых стран на 1–0,5 фазы. Движение, отставание или переход в новую фазу сопровождаются изменением в спектре тех социологических тем, которые изучает наша наука. Проблемы рабочего класса, городской преступности, бедности и нищеты европейские социологи изучали в середине и конце XIX в., в США – в начале XX в.(Чикагская школа), в России – в середине XX в. (социология рабочего класса) и в конце XX в. (преступность, бедность и нищета). Если в СССР в 70–80-е годы активной отраслью являлась социология труда (индустриальная социология), то в США и Западной Европе эта отрасль уже ушла на второй план, т.к. эти страны перешли в постиндустриальную фазу. В 90-е годы в России активно заявляет о себе экономическая социология, и сегодня она является ведущей отраслью (вместе с ней популярна социология менеджмента). Но в США расцвет этих дисциплин приходится на 50–60-е годы XX века.

Ведущие темы современной российской социологии: а) формирование предпринимательского класса (экономическая социология); б) проблемы классового неравенства, бедности и богатства (социальная стратификация, социология бедности).

Эти вопросы отражают период первоначального накопления, стадию, через которую Европа и США прошли в конце XIX века, а мы проходим лишь в конце XX века. Первоначальные накопления сопровождаются: а) социальной поляризацией – возникновение в обществе крайних степеней богатства и бедности, ухудшение положение основной массы населения, размывание среднего класса; б) преобладанием нелегальных методов обогащения – коррупция, мошенничество и т. д.

Итак, количество и список отраслей национальной социологии, уровень их развития и время появления отражают движение данной страны по пути технического и социального прогресса.

Научная теория и здравый смысл

По справедливому и очень глубокому замечанию одного из ведущих американских социологов А. Гоудднера, социальная теория в скрытом виде часто выступает как теория политики. Всякая теория, кроме того, в неявном виде является также глубоко личностной точкой зрения на мир. Она выражает сумму накопленных жизненных впечатлений автора, его жизненное кредо и повседневный взгляд на мир, который может расходиться с научными представлениями. «Как и всякий иной человек, социолог приписывает реальность определенным вещам в своем окружении. Иначе говоря, они верят в то, что определенные вещи действительно присущи социальному миру. Их концепция того, что есть реальное, по большей части проистекает из того, чему они научились из своей культуры».

Социальная теория рождается из глубинной заинтересованности человека познать закономерности протекания тех процессов, в которые он лично вовлечен или которые касаются его жизни. Данное положение не относится к естественнонаучной теории. Там не нужен личный взгляд на вещи. Но он необходим в социальной теории. Мы описываем, познаем, систематизируем то, что интересно нам самим, что нас взволновало. Можно сказать, что социальная теория – это научная интерпретация всего того, и только того, что лично важно автору.

По А. Гоулднеру, существует два вида реальности – ролевая и персональная. Ролевая реальность включает профессиональные нормы, приемы, стереотипы, позаимствованные из научной литературы или из общения с коллегами. Фактами такой реальности выступают только те события, которые получили научную интерпретацию и выражены через социологические переменные. Что проходит мимо научного сита, не относится к реальности в профессиональном смысле слова.

Персональная реальность состоит из фактов, почерпнутых из повседневного окружения социолога. Как простой смертный, социолог видит, слышит, чувствует, понимает одни явления и пропускает мимо другие. Каждый факт получает обыденную интерпретацию в терминах его национальной культуры и тех стереотипов, которые господствуют в его социальном классе.

Оба вида реальности дополняют друг друга, но и соперничают между собой. Более того, социолог постоянно перепроверяет одни факты при помощи других. Обыденные факты вызывают его подозрение в силу своей эмпирической неподтвержденности, а научные – в силу абстрактной оторванности от жизни, неаутентичности жизненной реальности. Когда отечественные социологи пишут об актуальности темы исследования, они подразумевают именно такое соответствие научных фактов жизненным реалиям.

Итак, научное мышление социолога укоренено в той повседневности, в которой живут простые люди – его возможные респонденты и объект наблюдения. Еще не став профессиональным ученым и не получив соответствующего образования, социолог уже рассуждал социологически. Впрочем, как и все другие люди. В связи с этим можно выдвинуть принципиально важный тезис: все люди по своей социальной природе неизбежно являются стихийными социологами. Рассмотрим это явление более подробно.

Стихийная социология – это складывающееся в процессе социализации социологическое видение мира, социологический образ мышления, которые опираются не на достижения научного знания, а на личный жизненный опыт и здравый смысл. Ее основой выступает обыденное сознание.

Обыденное сознание – это продукт нашего нерефлексированного, подсознательного жизнетворчества, значит его можно «расколдовывать» с помощью психолога или психоаналитика, которые применяют глубинное интервью. Глубинное интервью подразумевает откровенную беседу один на один. Вы беседуете о конкретных жизненных фактах, нравственных поступках, интимных желаниях и побуждениях, несбывшейся мечте, проступках и т.п. Беседы со многими представителями одной социальной группы дадут вам богатейший материал о внутреннем мире типичного инженера, бродяги, космонавта, «челнока» и т. д. Но построить статистические распределения вам не удастся – слишком мал объем выборки. Полученный психологом материал о стереотипах обыденного сознания дополняет и углубляет статистические данные социолога. Социологический опрос дает широкую, но поверхностную картину мира (только то, что поддается количественному измерению), а психологический – узкую, но глубокую (он снимает качественную информацию, не поддающуюся статистическим распределениям).

Используя статистические ряды, социолог получает социально типическую картину мира, а психолог, прибегая к беседе-интервью, выявляет индивидуально неповторимую информацию о человеке. Они должны дополнять друг друга, поскольку задача науки в целом – дать всестороннее изображение действительности.

Обыденное сознание состоит из конкретных фактов, их оценки и реакций. Когда в данном микрорайоне становится небезопасно на улицах и родителям приходится провожать детей в школу, педагогический прессинг на них усиливается. Взрослые то и дело поучают детей, как вести себя на улице, отвечать на просьбы незнакомых людей и др. При этом абстрактные наставления сопровождаются жизненными примерами, повествующими о том, как «ужасные» дяди похищают невинных малышей и что с ними делают. Эмоциональное сопровождение – необходимый компонент обыденного сознания. «Ужастики» вначале поразили воображение мам, а затем – через подсознательную тревогу за своих чад – передались в их речи.

Огороженное частоколом запретов и наставлений, формируется новое поколение боязливых детей. Оно ведет себя осторожно во всем – от перехода через улицу и встречи с незнакомыми людьми до отношений в политике и бизнесе. Вырастая, они осторожно выражают свои взгляды начальству, соглашаются с сильными и плюют на мнение слабых. Дети – всего лишь продукт того, какой жизнью, какими страхами и заботами жили их родители. Они получали наставления родителей в течение очень долгих лет. Обыденное сознание и здравый смысл родителей – главные орудия социализации в семье.

Изучение социальной автобиографии, беседа со взрослыми людьми об их прошлом, о нынешних приемах воспитания с самими детьми – прекрасный метод познания механизма обыденного сознания и здравого смысла.

В здравом смысле кристаллизуется прошлый опыт человека. Ошибки превращаются в свод запретов, а успехи – в совокупность наставлений и советов другим людям. Девушки, обманутые парнями, не только сами смотрят на всех мужчин как на обманщиков, но и подругам советуют быть осторожными. Напротив, познавшие счастливый браки прожившие долгую семейную жизнь люди рекомендуют другим выбирать не деньги, а любовь, идти за любимым человеком хоть на край света и т. д.

В обыденной жизни мы поступаем так же, как ученые ведут себя в науке: мы создаем собственные теории, которые объясняют окружающий мир, помогают в нем лучше ориентироваться, служат руководством к действию и даже помогают предсказывать будущие события. Наши доморощенные теории, как и научные, опираются на коллективный опыт предшественников, постоянно проверяются и перепроверяются практикой. В них то и дело вносится нечто новое, отбраковывается за ненадобностью старое. Теории, как плод нашей творческой интуиции, постоянно пишутся и переписываются. Трудно даже сосчитать, какое количество подобных теорий в голове у каждого человека. Их можно систематизировать по сферам жизни (социальные, экономические, политические, этические, религиозные, национальные и др.), по уровню обобщения (универсальные на все случаи жизни или частные, годящиеся для конкретных случаев), способам получения (позаимствованные у чужих, из книг, от родителей, выстраданные самим). Познание обыденных теорий, составление их карты и топографии – одна из интереснейших задач для социолога.

Следовательно, мы можем сказать, что здравый смысл – это черновой набросок научной теории. Научная теория имеет дело с установлением закономерностей. Поиск повторяющегося в окружающем мире – основа научного знания. Когда мы знаем, что вслед за слухами о повышении цен на продукты питания на оптовых рынках наступает маленькая или большая паника, в результате которой все сметается с прилавков, мы устанавливаем определенную закономерность поведения людей, которая помогает нам правильно построить собственные действия. Мы с раннего утра уже мчимся на рынок или, напротив, ожидаем спада ажиотажа. Главное, мы установили повторяющуюся особенность поведения больших масс людей. Она наступает с такой же регулярностью, с какой солнце встает на востоке, а заходит на западе.

Известно, что средний и низший классы отовариваются преимущественно на оптовых рынках. Здесь цены ниже, но и товары качеством похуже. А иногда продают и заведомо фальсифицированный товар. Решая дилемму «дешевые цены, но плохое качество», средний и верхний слои среднего класса вспоминают принцип здравого смысла: я не такой богатый, чтобы покупать дешевые вещи. Такова житейская мудрость, и часто она себя оправдывает. Можно сказать точнее: она оправдывает себя почти всегда. Каждый из нас может привести немало примеров, когда погоня за дешевизной оборачивалась неприятностью.

Обнаружение закономерностей – для науки и здравого смысла первейшая задача. Задача жизненно важная для них, задача, которой нельзя ни поступиться, ни отбросить ее. Закономерности, тенденции, регулярности помогают упорядочить социальное окружение, сделать его предсказуемым, осмысленным и менее опасным.

Здравый смысл будем понимать как совокупность преимущественно правильных суждений о практической жизни людей, состоящих из неких норм и принципов, регулирующих наше поведение, помогающих нам приспособиться к действительности. Здравый смысл пытается выловить на своем уровне такие закономерности. Это определенная предтеча научной теории. Можем ли мы выявить его с помощью научных методов?

В повседневной жизни, часто не осознавая того, мы используем те же самые приемы, что и профессиональные ученые. Но наполняем их иным содержанием – субъективным и малодостоверным. Что же это за приемы?

Первый прием – ранжирование. По одежде, манере говорить, по убранству квартиры, покупаемым товарам мы почти безошибочно подразделяем людей на богатых, зажиточных, бедных и нищих. Иначе говоря, располагаем представителей больших социальных групп сверху вниз на некой невидимой глазу социальной шкале.

Точно так же мы ранжируем профессии и виды занятий на очень престижные, престижные, малопрестижные и непрестижные. Так поступаем мы со всем, что встречаем в своем социальном окружении, начиная с людей и кончая марками автомобилей. Все это ранжируется, то есть выстраивается в вертикальном порядке по степени ценности, важности, престижности и т. п.

Итак, распределяя объекты по социальным признакам, предпочитая одни другим, мы совершаем социологическую процедуру ранжирования. Используемые при этом социальные признаки называются в науке показателями (индикаторами): это размер дохода или жилища, количество прочитанных книг либо прожитых лет, марка приобретенной автомашины или бытового прибора.

Ранжировать можно отдельных индивидов и целые группы. Для получения групп мы обычно пользуемся другой процедурой, которую в социологии называют типологизацией. Что это такое? Типологизация обнаруживается в умении находить, подмечать в окружающем типичное, повторяющееся, а затем правильно это классифицировать. На основе сходных черт можно объединить в одну группу внешне различных индивидов. К примеру, людей в возрасте от 12 до 17 лет, несмотря на их внешние различия, мы можем объединить в одну и ту же социальную группу и назвать ее «подростки». Водителей, шахтеров, трактористов мы зачисляем в ряды рабочего класса, хотя все они отличаются друг от друга. Дело в том, что у них есть общий признак: они занимаются преимущественно физическим трудом и относятся к наемным работникам.

Применяя более сложные навыки, вы вскоре научитесь составлять социальные типы – собирательный образ представителей какой-либо большой социальной группы не по одному, а по ряду признаков. Это вершина мастерства типологизации.

Типологизация дополняется третьей процедурой – категоризацией. Это способность отличать одну социальную группу или категорию от других. Нахождение отличительных признаков – не менее сложная операция, чем поиск сходных черт. Научившись ранжированию, типологизации и категоризации, мы с большей легкостью разберемся в сложнейших понятиях социологии, например, в социальной стратификации, которая подразумевает распределение больших масс людей сверху вниз по размерам дохода, объему властных полномочий, уровню образования и престижу профессии.

Итак, здравый смысл, будучи теорией повседневной жизни, использует в своем арсенале приемы мышления, очень напоминающие научное познание. Первой является операция типизации, или социального обобщения. Это поиск сходных черт у разнородных социальных явлений. Результатом типизации выступают социальные типы. Второй – ранжирование. Ранжирование – это оценка социальных типов по какой-то количественной шкале. Например, вы строите шкалу популярности политических лидеров, на которой в иерархическом порядке сверху вниз расположены самые популярные (у них максимальный балл), несколько менее популярных, а внизу самые непопулярные фигуры (минимальный балл). Или, скажем, вы начинаете оценивать с точки зрения богатства какие-то социальные типы. Вы знаете, что проживающие в четырехкомнатной квартире наверняка богаче, чем проживающие в однокомнатной. Об этом свидетельствует ваш здравый смысл. А проживающие в двухкомнатных и трехкомнатных квартирах занимают промежуточные позиции. Вы берете какой-то признак – жилищная обеспеченность и по нему ранжируете социальные группы.

В итоге получившаяся шкала может быть весьма приблизительной, субъективной, либо точной, выраженной качественными признаками. Стихийный социолог, как и начинающий ученый, не должен ставить целью немедленно достичь научно значимых результатов. Главное, что вам удалось проранжировать многочисленные явления, среди которых вы раньше никак не могли установить порядка, то есть соединить их в иерархическую шкалу и установить меру повышения или снижения выделенного признака. К примеру, вы интуитивно, только на уровне здравого смысла можете проградуировать алкоголиков. Вы построите шкалу, на верхней позиции которой будут стоять «окончательно спившиеся», ниже разместятся «алкаши», «хроники», «пьяницы», а внизу – «пьющие», «выпивающие», «поддающие», «прикладывающиеся», «употребляющие». Возможно, что все перечисленные понятия выражают совершенно разные уровни алкоголизма, а возможно, что их можно сгруппировать, как-то укрупнить, считая, к примеру, что «выпивающие» и «поддающие» выражают одну степень, но разными словами.

Приемами стихийной социологии мы пользуемся намного чаще, чем догадываемся. Без них мы буквально и шагу ступить не можем. Они определяют наше социологическое видение мира и социологический образ мышления. В самом деле, мир разделен для нас на бедных и богатых, стариков и молодых, начальников и подчиненных и т.п.

Недовольные своим социальным положением, мы стараемся поменять менее престижную и менее оплачиваемую профессию инженера на более престижную и доходную профессию бухгалтера, понимая, что по творческому содержанию труда и необходимому образованию первая стоит выше второй. В соответствии с этим изменяются круг знакомых, привычки и стиль жизни, материальные условия, социальный статус и выполняемые роли. Мы взвешиваем, с кем стоит или надо поддерживать отношения, а с кем этого не стоит делать, в какой одежде следует ходить, чтобы не потерять «лица» (не потерять свой имидж).

Все время вращаясь в социальной среде, мы точно знаем, какие действия следует ожидать от милиционера, продавца или диспетчера ДЭЗа. Для этого мы предварительно категоризировали всех людей, составили типологии и, наконец, ранжировали окружающих. За каждой категорией мы закрепили типичный образ действий. Мы в точности знаем, что врач никогда не позволит себе того, на что способен, скажем, нищий или преступник. Хотя никто из них нам лично не знаком. Да этого и не нужно. Мы заранее составляем типичные социальные портреты для каждой группы людей, куда помимо типичной одежды и среды обитания входят типичные манеры поведения.

Благодаря приемам стихийной социологии, ежедневно применяемым нами десятки и сотни раз, окружающий мир упорядочивается, разбивается на строго очерченные «улицы» и «перекрестки», а поведение незнакомых людей становится предсказуемым, узнаваемым. Так мы творим свою собственную и в то же время общую всем социальную вселенную.

Однако оперирование исключительно здравым смыслом, или, пользуясь терминами А. Гоулднера, уровнем персональной реальности, чревато гиперболизацией обыденных представлений. Классовым предрассудкам ученый придает статус конечной истины, полагая, к примеру, что социальная законе-, мерность выражается в неуклонном росте бедности, безработицы или преступности. Хотя на самом деле социолог «обнаучил» небольшой исторический промежуток времени и опыт нескольких регионов. Он может заявить о том, что с нарастанием социальной напряженности в обществе неизбежно нарастает и революционная ситуация. Но проходит время, и предсказанные события не осуществляются. Оказывается, ученый выявлял свою закономерность на опыте близких и знакомых, разговоров с соседями и чтения прессы, но не учел множество других факторов, которые давно уже установила точная наука.

Таким образом, навыки стихийной социологии не только облегчают, но и затрудняют нам жизнь. Парадокс? Ничуть не бывало. Дело в том, что фундаментом стихийной социологии служит здравый смысл. Он – наш помощник в трудных ситуациях, позволяющий быстро реагировать в экстремальных ситуациях и тем самым выбираться из них живыми. Но быстро вместе с тем означает стереотипно, а стало быть ошибочно. Вот почему знакомый нам здравый смысл – одновременно источник убеждений и предубеждений, правильных решений и абсурдных ошибок.

К примеру, он подсказывает нам, что в среде бедных больше преступников, чем в среде богатых. И тут же находит аргументы: когда человеку не на что существовать, он готов пойти на все. Разве не убедительно?

Однако статистические исследования не обнаружили устойчивой связи между двумя признаками – бедностью и преступностью. Дети богатых совершают не меньше проступков, чем дети бедняков. А если вдуматься, то и здесь мы найдем вескую аргументацию. Бедные крадут по-мелкому и потому чаще попадаются. А богатые? В том-то и дело, что в обществе, где на вершине социальной пирамиды расположены богатые, их проступки или преступления, хотя они крупнее и опаснее, всегда удается скрыть, например, за деньги.

Или другой пример. Обыденное мнение подсказывает, что южане лучше приспособлены к жаркому климату, чем северяне, а интеллигентные люди более раздражительны, чем неинтеллигентные. Однако исследования американских социологов опровергли эти мифы.

Что же получается – стихийная социология и научная социология противоречат друг другу? В каком-то смысле так оно и есть. Но ведь и профессиональный социолог опирается на тот же здравый смысл, что человек с улицы. Иначе и быть не может. Почему же в социальных проблемах первый допускает меньше ошибок, чем второй?

Наука еще не нашла окончательного ответа. Но очевидно, что ученый как-то корректирует подсказки здравого смысла, хотя полностью ими не пренебрегает. Правильнее было бы сказать, что у здравого смысла и научных знании разные функции. Здравый смысл помогает нам понять социальные действия людей, раскрыть их внутреннюю мотивацию и логику. А сделать это мы можем, лишь поставив себя на место другого, того, кого изучаем. Так советовал поступать еще М. Вебер. Социолог обязан буквально вживаться в поступки людей, как актер вживается в свою роль, в образ и персонаж. Вот почему социология с одной стороны – наука понимающая.

Но только с одной стороны. С другой – она наука статистическая. И здесь необходимы научные знания, опора на верные факты, расчеты, установление законов и закономерностей, которые иногда противоречат очевидной логике здравого смысла. Здесь уже не нужны вживания в социальную роль, в образ другого человека. Нужны обобщения, факты и теория. С их помощью только и удается вносить коррективы в утверждения здравого смысла, в подсказки нашей интуиции. Они же позволяют избежать субъективного подхода, скоропалительных оценок, распространенных предрассудков.

Здравый смысл может сыграть с нами злую шутку. Он приучает нас к привычному, стереотипному, а значит самому легкому либо не всегда правильному. Разумеется, ученый не должен замыкаться в рамках усредненного мышления. Он выходит за них, обнаруживая в явлениях скрытый смысл.

По определению научное открытие предполагает новый взгляд на проблему. Именно поэтому американский социолог Райт Миллс, внесший большой вклад в развитие современной социологии, требовал от профессионального социолога богатого воображения. Только оно позволяет ученому по-новому взглянуть на знакомый мир, избежать стереотипных путей мышления. Социологию так и именуют: новый взгляд на знакомый мир людей.

Предмет социологии

Состояние научного знания современной социологии выражается в ее предмете. У каждой науки своя область интересов, которая исследуется при помощи эмпирических методов (наблюдения, эксперимента), а описывается при помощи теоретических понятий. Физика отображает физическую реальность через понятия гравитации, электрического взаимодействия, инерции, атомарного строения вещества и т. д. Понятия, описывающие предмет данной науки, относятся к фундаментальным.

Предмет науки – логически взаимосвязанная и непротиворечивая система фундаментальных понятий, описывающих часть объективной реальности, на которую нацелены методы исследования данной науки. Часть реальности, изучаемая экспериментом и описываемая физическими понятиями, называется физической реальностью. Часть реальности, изучаемая анкетным опросом (хотя не только им одним) и описываемая социологическими понятиями, называется социальной реальностью.

Совокупность понятий, называемая предметом науки, упорядочивает и организует отдельные факты в регулярные, повторяющиеся события. Социолога интересует не исключительное или уникальное, а закономерное и типичное. Предмет науки – это карта местности, дающая общий вид, описывающая схему происходящего.

Поэтому мы смело можем утверждать: предметом социологии выступает концептуальная (то есть понятийная) схема социальной реальности, в которой ее главные черты и элементы приведены в систему и логически выводятся друг из друга.

Предмет современной социологии – результат длительного исторического развития, плод усилий многих поколений ученых, каждое из которых прибавляло крупицы нового знания, пересматривало установившиеся представления, критиковало, дискутировало, открывало, проверяло и таким способом тщательно просеивало все, что сегодня попало в предметную область социологии.

Первокирпичиками предмета социологии выступают два понятия – статус и роль. Первое дает статистическое изображение предмета, а второе – динамическое.

Статусом называется позиция, положение человека в группе или обществе. Быть лидером или аутсайдером в малой группе, например, в компании друзей, означает иметь неформальный, или личный статус. Быть инженером, мужчиной, мужем, русским, православным, консерватором, бизнесменом значит занимать формальный (социальный) статус. Иными словами, занимать определенное место в системе общественного разделения труда.

Статус реализуется через роль. Быть мужем означает иметь статус «муж» и выполнять роль мужа. Любой статус состоит из совокупности прав и обязанностей, которые по традиции общество закрепляет за данной позицией. Учитель обязан передавать знания ученикам, оценивать их успехи, следить за дисциплиной, то есть выполнять определенную роль. Правда, один человек ответственно подходит к своим обязанностям, а другой – нет, один применяет мягкие методы воспитания, а другой – жесткие, один доверителен с учениками, а другой держит их на расстоянии. Иначе говоря, люди ведут себя по-разному в одной и той же позиции, то есть придерживаются разных моделей поведения (ролей).

Модель поведения в соответствии с формальными правами и обязанностями, закрепленными за данным статусом, называется ролью.

Одни и те же обязанности можно выполнять по-разному, следовательно, у одного статуса может быть много ролей. Но человек, находясь в одном и том же статусе, как правило, придерживается одной роли. Хотя тот же самый человек может обладать множеством статусов: мужчина, русский, православный, военнообязанный, муж, студент и т. д. Итак, у одного человека множество статусов и столько же ролей. Роль – динамическая характеристика статуса. Статус может быть пустым, а роль нет.

Совокупность пустых, то есть незаполненных людьми статусов, образует социальную структуру общества.

В примитивном обществе мало статусов: вождь, шаман, мужчина, женщина, муж, жена, сын, дочь, охотник, собиратель, ребенок, взрослый, старик и т. д. – их можно пересчитать по пальцам. А в современном обществе одних только профессиональных статусов около 40000, семейно-брачно-родственных отношений более 200 (деверь, сноха, кузина... продолжайте перечень сами), многие сотни политических, религиозных, экономических. На нашей планете 3000 языков, за каждым из них стоит этническая группа – нация, народ, народность, племя. И это тоже статусы. Они входят в демографическую систему наряду с половозрастными.

Итак, сделаем первое обобщение: первокирпичики предмета социологии – статусы и роли. Первые дают статическую, а вторые динамическую картину общества. Совокупность незаполненных статусов дает нам социальную структуру общества.

Ее можно уподобить пчелиным сотам в улье: множество пустых ячеек плотно подогнаны друг к другу. Социальные соты скреплены особо прочным фундаментом – социальными функциями .

Это тоже очень простое понятие. В чем состоит функция учителя? Передавать свои знания, оценивать успехи, следить за дисциплиной. Догадываетесь, о чем идет речь? Конечно, это знакомые нам права и обязанности. Они относительны. Почему? Статус учителя относителен статуса ученика, но не работника гороно, родителя, офицера, русского и т. д. Относительность означает функциональную взаимосвязь статусов. Вот почему социальная структура не просто совокупность, а функциональная взаимосвязь статусов. Слово «относительность» связано не только с функциями, но и с отношениями. Выполняя свои обязанности, учитель вступает в определенные отношения с учеником, а тот – с учителем, родителями, полицейским, ровесниками, продавцом, таксистом и т. д.

Мы можем смело утверждать, что социальные статусы связаны социальными отношениями, личные статусы связаны межличностными отношениями. Общество опутано огромной сетью социальных отношений, под ней, этажом ниже, расположена другая сеть – межличностных отношений.

Для социологии важно не то, в какие личные отношения вступают люди, а то, как сквозь них проглядывает нечто более фундаментальное – социальные отношения. Начальник цеха может относиться к рабочему с большой симпатией. Личные отношения у них замечательные. Но если второй плохо справляется со своей профессиональной ролью, не соответствует статусу, его уволят. Начальник и подчиненный – социальные роли.

Итак, наш второй вывод: статусы связаны между собой социальными функциями, которые проявляются через социальные. Функции и отношения, наподобие цемента и песка, создают прочный раствор, скрепляющий социальную структуру.

Присмотритесь, последняя у нас разрослась и стала многослойной: статусы, права и обязанности, функции, социальные отношения. Что мы забыли? Конечно, роли. Как и договорились, роли, в отличие от статусов, дают динамическую картину общества. Так оно и есть. Роль без человека ничто. Роль требует своего актера.

Индивиды, выполняющие социальные роли, вступают между собой в социальное взаимодействие. Это регулярный, повторяющийся процесс.

Только регулярно повторяющиеся социальные взаимодействия кристаллизуются в социальные отношения. И снова – динамика и статика. Если человек однажды научил чему-либо подростков, то какой же он учитель? Учитель – постоянная функция (то есть социальная позиция в обществе), так же, как обучение – регулярное взаимодействие. Только тогда оно становится социальным. Взаимодействие, действие, поведение, роль – все это очень близкие, даже родственные понятия. И мы об этом будем еще говорить.

Анализировать социальную роль, не рассматривая, что такое человеческая личность, – занятие праздное. Всю жизнь мы учимся правильно исполнять социальные роли, следовать предписанным нормам и обязанностям.

Этот трудный, продолжающийся всю жизнь процесс обучения называют социализацией.

Ее результат – социально зрелая личность. А какая же личность без культуры?

Культура – совокупность традиций, обычаев, социальных норм, правил, регулирующих поведение тех, кто живет сейчас, и передаваемых тем, кто будет жить завтра.

Преемственность культуры достигается через социализацию. А надзирает за тем, правильно или неправильно проходит социализация, особый механизм, или, как говорили в старину, учреждение. Оно называется социальным контролем. Он пронизывает все общество, принимает множество форм и обличий (общественное мнение, цензура, сыск и т.п.), но состоит всего из двух элементов – социальных норм (предписаний, что должно делать) и санкций (вознаграждений и наказаний, стимулирующих соблюдение предписаний).

Социальный контроль – механизм регуляции поведения индивидов и групп, включающий нормы и санкции.

Когда в обществе нет законов и норм, устанавливается беспорядок, или аномия. А когда отдельный человек отклоняется от норм либо их нарушает, его поведение называют девиантным.

Итак, сделаем третий вывод: раствор, скрепляющий общество, потому крепок, что он подвижен. Такое качество придает ему социальное взаимодействие огромных масс людей. Чтобы оно было упорядоченным процессом, общество выработало особый механизм регуляции поведения – социальный контроль. Он состоит из санкций и культурных норм, которым люди обучаются в процессе социализации.

Когда мы заполняем пустые ячейки – статусы – людьми, то в каждой ячейке обнаруживаем по большой социальной группе: все пенсионеры, все русские, все учителя и т. д. Таким образом, за статусами стоят социальные группы.

Совокупность больших социальных групп (их иногда называют статистическими или социальными категориями) называется социальным составом населения.

Им занимаются не только социологи, но и статистики.

У каждого человека есть потребности, которые он обязан удовлетворить: физиологические, социальные, духовные. Важнейшие, или фундаментальные, потребности у всех одинаковы, а второстепенные различны. Первые универсальны, то есть присущи всему населению, а стало быть, характеризуют общество в целом.

Учреждения, призванные удовлетворять фундаментальные потребности общества, называются социальными институтами.

Семья, производство, религия, образование, государство – фундаментальные институты человеческого общества, возникшие в глубокой древности и существующие по сию пору. В своей зачаточной форме семья, по свидетельству антропологов, появилась 500 тыс. лет назад. С тех пор она постоянно эволюционировала, принимая множество форм и разновидностей: полигамия, полиандрия, моногамия, сожительство, нуклеарная семья, расширенная семья, неполная семья и т. д. Государству 5–6 тысяч лет, столько же образованию, а религия имеет более почтенный возраст. Социальный институт – очень сложное учреждение, и самое главное – реально существующее. Ведь социальную структуру мы получаем, абстрагируясь от чего-то. Да и статус можно представить только мысленно. Конечно, соединить в единое целое всех людей, все учреждения и организации, которые на протяжении веков связаны с одной функцией – семьей, религией, образованием, государством и производством, – и представить их как один из институтов, тоже непросто. И все же социальный институт реален.

Во-первых, в каждый данный момент времени один институт представлен совокупностью людей и социальных организаций. Совокупность школ, техникумов, вузов, различных курсов и т.п. плюс министерство образования и весь его аппарат, научно-исследовательские институты, редакции журналов и газет, типографии и многое другое, что связано с педагогикой, составляют социальный институт образования. Во-вторых, основные, или общие институты в свою очередь состоят из множества неосновных, или частных институтов. Их называют социальными практиками. К примеру, в институт государства входят институт президентства, институт парламентаризма, армия, суд, адвокатура, полиция, прокуратура, институт присяжных и т. д. Так же обстоит дело с религией (институты монашества, крещения, исповеди и т. д.), производством, семьей, образованием.

Совокупность социальных институтов называется социальной системой общества.

Она связана не только с институтами, но также с социальными организациями, социальным взаимодействием, социальными ролями. Одним словом, с тем, что движется, работает, действует.

Итак, сделаем четвертый вывод: статусы, роли, социальный контроль существуют не сами по себе. Они формируются в процессе удовлетворения фундаментальных потребностей общества. Механизмами такого удовлетворения выступают социальные институты, подразделяющиеся на основные (их всего пять: семья, производство, государство, образование и религия) и неосновные (их гораздо больше), называемые еще социальными практиками. Вот мы и получили целостную картину общества, описанную при помощи социологических понятий. У этой картины две стороны – статическая, описываемая структурой, и динамическая, описываемая системой. А исходные кирпичики здания – статус и роль. Они тоже двойственны. Для завершения картины не хватает, пожалуй, еще двух важных понятий – социальной стратификации и социальной мобильности.

Социальная стратификация – совокупность больших социальных групп, расположенных иерархически по критерию социального неравенства и называемых стратами.

Это иная версия социальной структуры. Статусы расположены не горизонтально, а вертикально. Только на вертикальной оси они могут соединяться в новые группы – страты, слои, классы, сословия, которые отличаются друг от друга по признаку неравенства. Бедные, зажиточные, богатые – общая модель стратификации. Чтобы от общего перейти к частному, вертикальное пространство мы разделим на четыре «линейки»: шкалу доходов (в рублях, долларах), шкалу образования (лет обучения), шкалу власти (число подчиненных), шкалу профессионального престижа (в баллах экспертов). Место любого статуса легко найти на этих шкалах и тем самым определить общее место в системе стратификации.

Переход из одной страты в другую, неравную (скажем, из бедных в богатые), либо в равную (скажем, из водителей в трактористы) описывается понятием социальной мобильности, которая бывает вертикальной и горизонтальной, восходящей и нисходящей.

Вот и все, что можно сказать о предмете социологии. По существу мы рассказали обо всей социологии, но в самых общих чертах.

Ключевые положения темы

Ключевые даты

1892 г. – открытие первого в мире социологического факультета в Чикагском университете (США).

1838–1840 гг. – О. Конт ввел термин «социология».

Ключевые термины

Антропология

Внутридисциплинарная матрица

Гуманитарные науки

Двойной статус

Культура

Междисциплинарная матрица

Отрасли социологии

Психология

Роль

Социализация

Социальная мобильность

Социальная психология

Социальная работа

Социальная стратификация

Социальная структура

Социальная философия

Социальная функция

Социальное взаимодействие

Социальные отношения

Социальный институт

Социальный контроль

Социология

Статус

Ключевые мысли

Социология – очень молодая наука об очень древнем предмете изучения.

Непрерывное социологическое образование в России, по сравнению с США, появилось на 100 лет позже.

В течение 2500 лет мыслители анализировали и описывали общество, не называя, однако, полученные знания социологией.

Междисциплинарная матрица включает родственные науки, а Внутридисциплинарная – отрасли, то есть крупные темы, которыми занимается социология.

Количество и список отраслей национальной социологии, уровень их развития и время появления отражают движение данной страны по пути технического и социального прогресса.

Все люди по своей социальной природе неизбежно являются стихийными социологами.

Словарь

Антропология – изучает поведение древних людей в примитивных культурах, их традиции, обычаи.

Здравый смысл – совокупность преимущественно правильных суждений о практической жизни людей, состоящих из неких норм и принципов, регулирующих поведение человека и помогающих ему приспособиться к действительности.

Методика и техника – конкретные приемы и процедуры построения выборочной совокупности, разработки анкет, бланков, наблюдения или интервью, сбора и анализа данных и т. д.

Методология – это учение о методе, то есть совокупность теоретических положений о том, какова природа научного знания, как устроена научная теория и как она развивается, о том, как строятся гипотезы и происходят их эмпирические подтверждения, как надо концептуализировать и операционализировать понятия, строить выборочную совокупность, делать логический анализ данных и т. д.

Научная карта мира – совокупность философских и общетеоретических суждений о природе и сущности той реальности, которую изучает данная наука.

Политология – наука о поведении людей, которые участвуют в борьбе за власть: прямо (политические партии, парламент) или косвенно (все остальные люди).

Прикладное исследование – разновидность оперативного исследования, проведенного на одном объекте (банк, предприятие, село) с целью диагностики социальной ситуации и разработке практических рекомендаций, направленных на решение конкретной проблемы.

Психология – наука о поведении людей (человека) и их (его) внутреннем мире в независимости от принадлежности к той или иной группе

Общая теория – совокупность логически взаимосвязанных суждений о структуре и закономерности развития отдельного фрагмента данной реальности.

Отрасль социологии – это совокупность научных концепций, эмпирических и прикладных исследований, охватывающих либо крупную сферу общества, либо крупное социальное явление.

Социология – наука о поведении людей как представителей больших социальных групп: классов, сословий, наций, профессий и т. д.

Социальная психология – наука о поведении людей как представителей малой социальной группы: семьи, бригады, спортивной команды, группы сверстников и т. д.

Стихийная социология – складывающееся в процессе социализации социологическое видение мира, социологический образ мышления, которые опираются не на достижения научного знания, а на личный жизненный опыт и здравый смысл.

Частная теория – логически взаимосвязанная совокупность конкретно-научных понятий и суждений, которые описывают отдельные явления или процесс и которые можно проверить и подтвердить эмпирическим опытом.

Экономика – наука о поведении людей в рыночной ситуации.

Эмпирическое исследование – организованный в соответствии с требованиями научного метода сбор и анализ первичных данных, подтверждающих или опровергающих частную теорию, и направленный на приращение нового знания.

Практикум 1

Формирование социологического знания

Социологический практикум призван закрепить теоретический материал, изложенный преподавателем в лекциях либо полученный студентами из учебной, научно-справочной или научно-монографической литературы. Некоторые задания направлены только на закрепление лекционного материала, а другие, выходящие за его рамки, требуют кропотливой самостоятельной работы с дополнительной литературой.

Преподаватель указывает точные источники либо ориентирует студентов в том, какого рода литературой следует пользоваться для выполнения домашнего задания. Указание точных данных имеет не только плюсы (они очевидны), но и минусы, поскольку в домашней или публичной библиотеке именно этих источников может не оказаться. Кроме того, преподаватель может не знать всего круга литературы, которая постоянно пополняется и обновляется. В таких случаях целесообразно не сковывать инициативу студентов в выборе предпочтительных источников.

В Теме 1 настоящей книги рассматривались следующие вопросы:

• История социологии.

• Междисциплинарная матрица социологии.

• Внутридисциплинарная структура социологии.

• Стихийная социология и обыденное сознание.

Первую и четвертую темы целесообразно вынести на практическое занятие, а вторую и третью оставить для самостоятельной проработки. Как показывает мой опыт, именно они труднее всего выполняются студентами, поскольку требуют углубления в профессиональные знания, относящиеся к фундаментальной науке.

По истории социологии можно предложить подготовить реферат. Скажем, о вкладе О. Конта в развитие социологической мысли. Имена социологов выбираются либо преподавателем либо даются «на откуп» самим студентам. Используя имеющуюся литературу, они легко справляются с заданием. Ниже предлагаются вашему вниманию работы студентов, посвященные анализу основных проблем в творчестве М. Вебера и Ф. Тенниса. Кроме того, вы познакомитесь с тем, как студенты выполняют задания, относящиеся, к методологии социологической науки. Речь пойдет о составлении социологических сказок, анализе здравого смысла и науки, поиске социологической проблематики в художественной литературе.

Задание 1 Идеальный тип М. Вебера

Труднее разобраться с особенностями учения того или иного социолога, скажем, того же М. Вебера. В качестве примера приведу самостоятельные работы по идеальным типам М. Вебера. Они выполнялись дважды. Первый раз преподаватель не объяснял, что они из себя представляют и предлагал прочитать об идеальных типах в справочной литературе. Результат оказался поразительным: подавляющее большинство студентов правильно выписали из имеющейся литературы определения, но привели совершенно ошибочные примеры. Во второй раз, познакомившись с выполненными работами, преподаватель объяснил ошибки и попросил тех, кто считает свою работу неправильной, переделать ее. В итоге большинство студентов повторно правильно справились с заданием, однако некоторые из них либо не заметили допущенных ошибок, либо поленились исправить. Приведу несколько примеров.

Формулировка задания. Познакомьтесь с описанием идеального типа М. Вебера в научной, справочной или учебной литературе. Тезисно зафиксируйте основные положения этого учения и составьте собственные примеры идеальных типов.

А. Правильное описание идеального типа, позаимствованное студентами из литературы.

Идеальный тип – это методологическое средство социологического (или исторического) исследования, представляющее собой теоретическую конструкцию. Эта конструкция не извлекается из социальной реальности, а конструируется как теоретическая схема, элементами которой являются аспекты социальной реальности, взятые в своем индивидуальном своеобразии, логической непротиворечивости и рациональной правильности. То есть, «исследователи общества отбирают в качестве определяющих характеристик идеального типа определенные аспекты поведения или институтов, наблюдаемые в реальном мире, а затем, посредством известного преувеличения, возводят их в форму идеальной конструкции» [1, с. 97]. Идеальный тип служит для построения логической модели подлежащего исследованию аспекта социальной реальности, которая а) способствовала бы более четкому вычленению этого аспекта, б) служила бы своеобразным эталоном, посредством сопоставления с которым можно было бы судить о мере удаления или приближения исследуемой эмпирической реальности [3, с. 355].

Идеальный тип – это именно эталон, прообраз, прототип, нечто не действительное, а лишь возможное, причем возможное лишь логически.

Идеальный тип строится путем доведения его элементов до максимально возможной логичной взаимосвязанности и взаимосогласованности. Эта система связей представляет собой утопию, построенную из реального образования замещением эмпирических зависимостей чисто логическими. И «чем резче и однозначнее сконструированы идеальные типы, чем они, следовательно, в этом смысле чужды миру, тем лучше они выполняют свое назначение» [2, с. 9].

Вебер подчеркивает, что взятый в чистом виде идеальный тип не может быть найден нигде в эмпирической реальности: такие мыслительные конструкции «так же мало встречаются в реальности, как физические реакции, которые вычислены только при допущении абсолютно пустого пространства» [2, с. 10]. Таким образом, аналогами идеального типа в социологии могут служить умственные образования в физике, например, понятие «идеального газа» или «тела, на которое не действуют силы». Так, например, в действительности нельзя найти чисто целерациональное действие (то есть действие, характеризующееся однозначностью и ясностью осознания действующим субъектом своей цели, рационально соотнесенной с отчетливо осмысленными средствами и т. п.).

Эта индивидуально-типическая конструкция не говорит, как протекает тот или иной процесс на самом деле, а говорит о другом – каким бы был этот процесс и какими могли были быть обстоятельства его протекания. Сравнивая с этой идеальной конструкцией то, как процессы протекают на самом деле, мы выясняем степень отклонения действительного от возможного, а также причины подобного отклонения. В любом случае, всякое частное явление социальной действительности легче интерпретировать, сравнивая его с некоторым идеальным типом.

Вебер полагал, что значительное несоответствие между идеальными типами и реальностью может повлечь за собой определение данного идеального типа заново, однако он также утверждал, что идеальные типы не являются моделями, которые следует обязательно подвергать проверке. По Веберу, идеальными типами являются такие общие, абстрактные понятия, как «чистый конкурентный рынок», «церковь», «бюрократия», «экономический обмен», «ремесло», «капитализм», «христианство».

Литература

Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б. С. Социологический словарь / Пер. с англ, под ред. С. А. Ерофеева. Казань: Изд-во Казан, унта, 1997.

Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990.

История теоретической социологии. В 4-х т. / Ответ, ред. и составитель Ю. Н. Давыдов. М.: Канон+, 1997. Т. 2.

Российская социологическая энциклопедия / Под общ. ред. Г. В. Осипова. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1998. С. 575-576.

Б. Примеры идеальных типов, придуманные студентами.

Предприятие. Основными принципами его деятельности будут следующие: а) сотрудники работают таким образом, что могут быть взаимозаменимы, каждый обязан выполнять только одну задачу; б) поведение исполнителей полностью определено рациональной схемой, которая обеспечивает точность и однозначность действий, позволяет избежать предубежденности и личных симпатий во взаимоотношениях; в) предприятие свободно в выборе любого средства для обеспечения своей устойчивости; г) все сотрудники соблюдают правила техники безопасности; д) существует система поощрения наиболее способных работников; е)предприятие заботится о здоровье и отдыхе своих сотрудников.

Студент. Он должен посещать все лекции, независимо от своих интересов, уметь быстро писать, внимательно слушать, быстро соображать, успешно сдавать зачеты и экзамены, иначе студента будут называть двоечником и тогда следует говорить об идеальном типе «двоечник». Принято, что студент в зависимости от успеваемости получает стипендию и вряд ли найдется такой студент, который не владеет хотя бы малой частью, если так можно выразиться, студенческого жаргона.

Открытое общество (При создании данного идеального типа студент использовал книгу Р. Дарендорфа «После 1989», что было им отмечено в примечании.). Это понятие как идеальный тип обладает следующими характеристиками:

существуют институты, позволяющие менять правительство, не прибегая к насилию;

отсутствуют единый орган или должность, с помощью которой координируется деятельность множества людей;

разрешено все, что в явно выраженной форме не запрещено, причем запрещено немногое;

то, что разрешено, предоставляется индивидуальному выбору;

ролевые ожидания носят скорее характер рекомендаций, а не предписаний;

роли не заданы от рождения, а являются результатом личных достижений во всех сферах.

Это, конечно, не все характеристики «открытого общества», но они могут являться описанием идеального типа открытого общества.

Российская деревня в глубинке. Ее идеально типические черты:

немногочисленная группа людей преимущественно по жилого возраста;

бедность;

отсутствие интереса к событиям в стране;

каждый знает все об остальных;

радушие к гостям, даже незнакомым, отсутствие мотивации на выгоду.

Продавец. Его идеально типические черты:

мужчина или женщина около 30–45 лет;

уравновешенный, вежливый;

честный, не пытающийся обмануть покупателя;

добросовестно обслуживающий, не заставляющий ждать;

с хорошим вкусом, умеющий дать правильный совет;

опрятно одетый в специальную форму;

заинтересованный в продаже;

любящий свою работу.

Пассажир. Идеальный пассажир всегда оплачивает свой проезд, уступает место инвалидам, пассажирам с детьми и по жилым людям. Такой пассажир не провозит громоздкий багаж, не нарушает общественный порядок в салоне (не грубит другим пассажирам, не отвлекает водителя во время движения транспортного средства). При посадке ждет, пока выйдут другие пассажиры, пропускает женщин (если он мужчина) вперед, помогает войти или выйти пожилым людям и инвалидам.

Забастовка. Любая забастовка должна начинаться с не довольства народных масс из-за политических, экономических или других побуждений. Если просмотреть причины всех забастовок, то они начинались либо из-за невыдачи зарплаты, либо из-за того, что рабочие добивались сокращения рабочего дня, увеличения зарплаты, смены руководства и т. д. Потом следует предъявление условий, при которых забастовка прекратится. Далее идет завершающий этап, когда власти идут либо на уступки бастующих, либо подавляют забастовку. Механизм появления забастовок таков: в недовольных массах находятся активисты, которые подбивают людей, кидают в массу лозунги и пытаются помочь выплеснуться негодованиям наружу. В основном такие люди хорошо знают психологию масс. Они тонко чувствуют моменты, когда на род готов идти за ними. Они умеют сплачивать народ одни ми лозунгами и словами. Ярчайшие примеры таких людей – Ленин, Троцкий, Степан Разин и т. д. Таков вид типичной забастовки.

Частная фирма. Ее характерные черты в современном российском обществе – скрывает налоги; имеет одного генерального директора и нескольких замов; имеет коммерческие отделы; набирает кадры «с улицы», а в большинстве случаев «по знакомству»; имеет контакты с преступными группировками.

Комментарий. Все студенты в постановке условий задания (позаимствованные из литературы описания идеального типа) совершенно правильно подчеркивали, что веберовский инструмент познания – теоретическая конструкция, не существующая в реальности, но подмечающая в ней самые характерные, сущностные признаки. Идеальный тип указывает на то, каким должно быть данное явление, а не на то, каким оно есть в реальности.

Однако при понимании должного и возникает большинство искажений. Чаще всего долженствование студенты понимают в морально-этическом, а не в теоретико-методологическом смысле. Вот почему продавец – это добросовестный и честный труженик, а пассажир – вовремя оплачивающий свой проезд горожанин (примеры 5 и 6). На самом же деле, в идеально-типическую конструкцию продавца и пассажира, если речь идет о российской действительности, должны включаться прямо противоположные свойства. Идеальный тип, хотя и конструируется до того, как социолог проводит опрос или наблюдение, не должен отрываться и тем более искажать действительность. Из своего жизненного опыта мы знаем, что очень многие российские продавцы ведут себя невежливо, а многие пассажиры не оплачивают проезд. Возможно, что в западноевропейском обществе все иначе, но социолог конструирует свои понятия, опираясь на ту реальность, в которой живет.

Если типичным для нашего общества является, к примеру, продавец-хам, то это и есть идеально-типическая конструкция. Остается только описать эмпирические признаки данной переменной. Идеальное надо понимать как теоретическое, а не как наилучшее. А термин «тип» в веберовской формулировке обозначает совокупность наиболее распространенных черт действительности. Социолог знает о них, он описал их, а следующим шагом является теоретическое обоснование, почему для переходного общества, каковым выступает российское, характерны не услужливые и внимательные продавцы, а совсем иные. Благодаря идеальному типу социолог не уходит от текущей реальности, не идеализирует ее, а более глубоко и точно познает мир таким, какой он есть.

Оставшиеся примеры, используя указанные выше замечания, вам придется проанализировать самостоятельно.

Задание 2 «Община и общество» Ф. Тенниса

Формулировка задания. Прочитайте работу Ф. Тенниса «Общность и общество» по источнику: Социологический журнал. 1998. № 3-4. С. 206-229.

Вам необходимо: а) выразить суть концепции Тенниса, б) объяснить с помощью его идей лекционный материал.

Вариант 1.

Фердинанд Теннис был одним из основоположников немецкой классической социологии, содействовал оформлению социологии как научной дисциплины и ее институциализации в Германии. Он проводил обширные эмпирические исследования, занимался историей философии и социальной мысли. Однако его основной вклад в социологию – разработка системы теоретических понятий, начало чему было положено в книге «Общность и общество» (« Gemeinschaft und Gesellschaft » (1887). Окончательно система Тенниса была изложена в 1931 в книге «Введение в социологию» [2, с. 340].

А. Ф. Теннис в начале статьи («Общность и общество» из «Настольного словаря по социологии») проводит следующие различия:

между знакомостью и чуждостью

между симпатией и антипатией

между доверием и недоверием

между связанностью и несвязанностью.

Здесь связывание противоположно свободе, означает обязывание, должествование, недозволение. «Человек связан с другими людьми постольку, поскольку знает, что он с ним связан» [1, с. 211]. Он знает об этом в большей степени чувственно или мысленно. Связанность может быть, например, половая, младенца и матери, раба и рабовладельца.

Социальная связанность стремится стать взаимной зависимостью, то есть если воля одного человека совпадает, соединяется с волей другого, то возникает общее воление, некая единая воля (здесь следует сказать, что по Теннису в любом взаимодействии люди движимы волей). Воля каждой отдельной личности является частью совокупной воли, определяется ею. Каждый человек может представлять себя в виде отдельной естественной личности или во множестве таких личностей. Социальная воля «определяет взаимодействующие индивидуальные воли, отчасти предоставляя права, отчасти возлагая обязанности и утверждая право одной личности в качестве обязанности другой» [1, с. 213].

Всякую взаимную деятельность можно понимать как обмен. В соответствии с этим любая совместная жизнь есть обмен взаимной деятельностью, причем мотивом может быть:

ожидание и требование деятельности от другого;

собственное желание и хотение на пользу другого.

Виды социальной связанности содержат в себе следующие элементы:

взаимное содействие, взаимопомощь (или хотя бы мирная деятельность);

связанная (социальная) воля, определяющая индивидуальную волю.

Социальная сущность – продукт человеческого мышления, которое существует только для человеческого мышления. Она мыслится социально связанными людьми как «господствующее над ними Нечто ... и представляется им личностью, наделенной волей и способной действовать» [1, с. 214]. Этим социальным сущностям (например, церкви или государству) присуще (а точнее, приписывается) нечто божественное, находящееся под особым покровительством богов. На самом деле эти воображаемые сущности являются лишь результатом человеческого мышления и человеческой воли, в их основе лежат надежды и страхи, потребности и нужды. Это общечеловеческое воление, способность хотеть понимается как естественная, изначальная способность, которая исполняется в способности мочь. Можно разделить волю на два идеальных типа:

«Сущностная воля». Такое воление формируется не толь ко под воздействием воспринятого учения, но под воздействием способа мышления и ощущения, унаследованных от предков и предшественников. В связи с данным типом рассматриваются все эмоциональные, аффективные, полуинстинктивные влечения, реализующиеся в деятельности.

«Избирательная воля». В ней преобладающую, руководящую роль играет мышление, это рациональная воля, ориентированная только на средство.

«Все виды связанности, в которых преобладает сущностная воля, я называю общностью ( Gemeinschaft ), все те, которые формируются посредством избирательной воли или существенно ею обусловлены, – обществом ( Gesellschaft )» [1,с.218].

Отношения, которые даны от природы и по сути своей взаимны, своеобразные естественные отношения, которые кажутся само собой разумеющимися (например, отношения братьев) подпадают под понятие общности. Отношения же, возникающие между разобщенными личностями заключением абстрактного (не обязательно формального) договора (по принципу: то, что я делаю для тебя, это лишь для того, чтобы вызвать ответное действие), попадают под понятие общества. Таково различие между общностными и общественными отношениями. Общностные отношения делятся на товарищеские, по типу господства (отношение отца к сыну) и смешанные. Подобное разделение присуще общественным отношениям (табл. 1.1).

Совокупностью называется некоторое множество взаимосвязанных вещей, в результате чего возникают общие чувства и общие образы мыслей, но совокупность не способна на действительное воление, принятие решения. Совокупность может быть естественной, душевной и социальной (сознательно принятые, желаемые естественные и душевные отношения). К совокупности применимы понятия общности и общества. Социальные совокупности носят общностный характер, если они осознаются как данные от природы или сотворенные богом (касты в Индии, вообще сословия), или общественный характер, если они не признают никаких данных от природы господ и подчиненных. «Народ», сословие имеют более общностный характер, класс – более общественный.

Корпорация не есть нечто природное, она существует благодаря тому, «что ее вместе мыслят многие», она способна к единому волению и деянию, принятию решений. Корпорация может возникнуть (этапы возникновения):

из естественных отношений, если они стали социальны ми. Возникают на основе родовой общины, родового союза или клана. Характеризуется тем, что из простого чувства сплоченности вырастает постоянное чувство «Я»;

земля и совместное проживание. Это узы, связывающие людей наряду с узами происхождения, однако последние со временем ослабевают;

более тесная совместная жизнь (город).

Такое явление, как индивидуализм, заключается в том, что убавляется не просто социальная жизнь, а общностная социальная жизнь, взамен которой строится жизнь, происходящая из потребностей, интересов, желаний, решений действующих личностей. Это и есть условия возникновения «гражданского общества», основанное на понятии «общества» Ф. Тенниса. В соответствии с этим государство может либо в большей степени приближаться к общности (в этом случае оно мыслится как организм) или к обществу, в этом случае оно является машиной, механизмом упорядочения рациональных расчетливых индивидов.

Б. Концепция Ф. Тенниса имеет отношение к рассмотренной нами проблеме соотношения общества и сообщества. Дело в том, что название статьи Тенниса « Gemeinschaft und Gesellschaft » и, соответственно, понятия, вводимые им, можно переводить по-разному. « Gemeinschaft » традиционно переводится как «община», однако в последнее время чаще всего употребляется «общность» или «сообщество» [2, с. 341]. Поэтому, по сути, и мы и Теннис использовали одинаковые слова (общество и сообщество) для обозначения разных явлений. Хотя понятия Тенниса были рассмотрены выше, я считаю необходимым провести их разграничение с лекционными (для избежания путаницы буду использовать термины Тенниса на немецком – Gemeinschaft и Gesellschaft ).

Прежде всего, общество и сообщество дают нам представления о некоторой совокупности социальных связей (по «количественному» признаку: сообщество – это лишь ближайшая среда человека, либо маленькая модель общества, «субобщество», общество – и ближайшая, и дальняя среда человека), тогда как Gemeinschaft и Gesellschaft – об особом типе этих связей. Хотя, в некоторых случаях понятия, например, сообщества и Gemeinschaft будут совпадать. Например, такая группа, как родственники. Это ближайшая среда человека, то есть сообщество, и при условии, что ее члены в своем поведении руководствуются инстинктом, привычкой и памятью, то это будет и Gemeinschaft . Если же вдруг эти родственники решат заняться предпринимательством, договорятся для этого, то это уже скорее будет сообщество типа Gesellschaft .

То есть, Gemeinschaft и Gesellschaft это скорее свойства, типы, характеристики объединений, а не сами названия объединений, которые Теннис называет социальными сущностями, разделяя их на отношения, совокупности, корпорации. Соответственно, если сообщество является частью общества, то такого не может быть с Gemeinschaft и Gesellschaft . Сообщество не может превратиться в общество (сообщество – часть общества), тогда как существует мнение, что Gemeinschaft может «эволюционировать и изменяться», и тогда можно «рассматривать Gesellschaft как извращенный, выродившийся Gemeinschaft » [2, 349].

Мы определяли общество как объединение, удовлетворяющее признакам, отмеченным Э. Шилзом, это социальная организация, где основой выступает социальная структура и социальные институты, а исходными «кирпичиками» выступают статусы и роли. Применяя терминологию Тенниса, можно добавить, что общество (современное) – это совокупность типа Gesellschaft , или совокупность типа Gemeinschaft (например, кастовое общество Индии).

Однозначно объяснить понятие социальной организации в широком смысле слова (как форму упорядоченной деятельности людей, протекающую по четким законам) используя терминологию Тенниса, практически невозможно. Это могут быть все социальные сущности типа Gemeinschaft и Gesellschaft .

Социальная организация в узком смысле слова – это, скорее всего, корпорация типа Gesellschaft (например, предприятие, университет и пр.).

Социальные институты тоже нельзя определить однозначно. Если рассматривать традиционный пример государства или церкви, то эти понятия надо было бы расшифровывать по-разному в разные времена (например, церковь в средние века – это Gemeinschaft -отношение типа господства). Но ведь если мы берем социальный институт в какой-то конкретный момент времени, то мы автоматически заменяем его конкретными организациями.

Таким образом, можно сказать, что понятия « Gesellschaft » и «общество», « Gemeinschaft » и «сообщество» – совершенно различные понятия, однако иногда характеризующие одно и то же явление социальной реальности.

Литература

Теннис Ф. Общность и общество // Социологический журнал. 1998. № 3-4. С. 206-229.

История теоретической социологии. В 4-х т. / Ответ, ред. и составитель Ю. Н. Давыдов. М.: Канон+, 1997. Т. 1. С. 340–352.

Вариант 2.

Суть концепции Фердинанда Тенниса. В рамках социального эволюционизма возник ряд теорий, поставивших перед собой цель отразить поступательное развитие общества на основе сравнения его прошлого и нынешнего состояния. Первую попытку создания такой теории предпринял немецкий социолог Ф. Теннис (1855 – 1936) в своей знаменитой книге «Община и общество». Ф. Теннис использует немецкие термины Gemeinschaft и Gesellschaft , чтобы провести разграничения между традиционным и современным обществом на основе 5 основных типов социальной взаимосвязи. Понятие Gemeinschaft (община) применяется к крестьянской деревенской общине, а понятие Gesellschaft (общество) – к индустриальному городскому обществу. Основные различия мЈжду ними состоят в следующем: 1) Gemeinschaft предполагает, что люди живут в соответствии с общинным принципом и мирскими ценностями, а общество типа Gesellschaft основано на стремлении к личной выгоде; 2) Gemeinschaft придает основное значение обычаям, в то время, как Gesellschaft основано на формальных законах; 3) Gemeinschaft предполагает ограниченную и неразвитую специализацию, в то время, как в Gesellschaft проявляются специализированные профессино-альные роли; 4) Gemeinschaft опирается на религиозные, а Gesellschaft – на светские ценности; 5) в основе Gemeinschaft лежит семья и община, а в основе Gesellschaft – крупные корпоративные и ассоциативные формы объединения людей. Эволюционистская теория Тенниса, как и другие теории, основывается на идее общественного прогресса. Критерием прогресса у Фердинанда Тенниса является изменение в системе социальных связей и типе регуляции общественных отношений.

Лекционный материал с помощью концепции Ф. Тенниса. На лекции мы обсуждали такие понятия, как «общество» и «сообщество». Проанализировав эти понятия, мы пришли к выводу, что «общество» гораздо шире, чем «сообщество». Так как сообщество – ближайшая среда человека, к которой относятся семья, родственники, друзья (то есть те люди, с которыми человек ежедневно вступает в тесный контакт); а общество – ближайшая и дальняя среды (рис. 1.5).

Также мы выяснили, что любое общество должно удовлетворять восьми признакам, выявленным Шилзом, а сообщество только нескольким.

Важным отличием сообщества от общества, является то, что общество – всегда социальная организация, сообщество – не всегда. Общество удовлетворяет пяти основным фундаментальным потребностям и нефундаментальным потребностям людей, существующих исторически продолжительное время.

Если проанализировать материал темы и концепцию Тенниса, то можно сделать некоторые выводы. Понятия «община» или « Gemeinschaft » и «сообщество» – слова по сути своей тождественные. Члены общности или сообщества могут быть связаны кровным родством, дружбой или быть соседями. Эти связи носят чисто эмоциональный характер, хотя и не исключено, что такая группа пытается добиться какой-либо определенной цели. Община отличается единством «сущностной воли». Воля может быть разумной, но нерациональной. Основой взаимоотношений в обществе является рациональное воление. Поскольку общество представляет собой совокупность всех межличностных отношений, то требуется наличие определенной системы управления. Она должна заключаться в том, что воля одного члена общества или ограниченного круга людей руководит волей остальных. Каждое общество имеет свои исторически устоявшиеся ценности, нормы, правила поведения, которыми пользуются члены этого общества. Понятия Gemeinschaft и Gesellschaft схематично изображены на рис. 1.6.

Если мы сравним рис. 1.5 и 1.6, то увидим, что можно поставить знак равенства между общиной Тенниса и сообществом и между обществом Тенниса и обществом, каким рассматриваем его мы.

Комментарий. Мною выбраны те задания, в которых отражен творческий подход его к выполнению. Большинство домашних работ на данную тему представляли собой конспективный, а иногда дословный пересказ статьи, опубликованной в соответствующем журнале. Во многих работах не было анализа и сравнения с лекционным материалом. Обе опубликованные работы отличаются и творческим подходом, и умением провести сравнительный анализ. Правда, в одной из них не указаны источники, за что она потеряла несколько десятых балла.

Задание 4 Здравый смысл и наука

Формулировка задания. Найдите 5 примеров, которые показывают, как суждения здравого смысла расходятся с суждениями науки, и опишите, почему так происходит.

Вариант 1.

В окружающей нас действительности можно обнаружить немало расхождений между суждениями здравого смысла и науки.

Здравый смысл нам подсказывает, что употребление алкоголя в большей степени присуще женщинам с низким уровнем образования, чем с высоким. Однако исследования в этой области опровергли данное суждение. «С повышением уровня образования относительная частота потребления спиртного снижается у мужчин и повышается у женщин. Женщины с незаконченным средним и средним образованием пьют реже мужчин, обладающих тем же образовательным статусом, а женщины со средним специальным и высшим образованием – чаще». Пояснение: «...У мужчин низкий образовательный уровень связан со злоупотреблением спиртным. Для женщин с тем же образовательным статусом характерна тенденция придерживаться нормы. Вообще конформизм и стремление соответствовать норме во всех областях жизнедеятельности в наибольшей степени развиты именно у женщин с низким уровнем образования». ( Социологический журнал. 1996. №1–2. )

Исходя из привычных для нас суждений здравого смысла, «бездомным» или «бомжем» мы назовем человека, потерявшего дом, то есть сначала человек теряет дом, а потом становится бездомным. Однако у доктора П.Анри, консультанта парижского центра по оказанию помощи бездомным, иное мнение: «Бомжем человек, прежде всего, является в своем сознании, а материальный крах человека скрывает за собой личный провал, уязвимость, нестабильность, одиночество, и даже психиатрические проблемы уже наложили свой отпечаток на тех, кого кризис толкает к краху».

Эти слова подтверждаются следующими данными: 91% мужчин-бомжей не женаты, 85% из них – выходцы из социальных слоев, находящихся в неблагоприятном положении, 13 % бомжей испытывают серьезные нервно-психологические проблемы. (Вопросы статистики. 1977. № 2.)

Существует убеждение, что мужчины и женщины «от природы» созданы для определенных ролей, то есть работа, увлечения и т. д. подразделяются на мужские и женские. Это суждение в 1935 году опровергла американский антрополог Маргарет Мид. Она наблюдала за жизнью трех племен в Новой Гвинее и обнаружила, что вопреки ожиданиям: «В каждом из трех племен мужчины и женщины исполняли совершенно различные роли, порой прямо противоположные общепринятым стереотипам, считающимся «естественными» для каждого пола». (Смелзер Н. Социология. М., 1994).

Если нас спросят «Как проводят свой досуг бизнесмены?», мы сразу вспомним о ресторанах и барах, ведь исходя из здравого смысла, люди бизнеса – самая обеспеченная часть населения, чем же им еще заниматься в свободное время, как не веселиться от души, были бы деньги. Однако социологические исследования показывают совершенно иную картину: 88 % опрошенных бизнесменов никогда не посещают бары и рестораны в свободное время, 10,2 % – иногда и только 1,8% – часто.

В ходе исследования досуга бизнесменов произошло деление на шесть групп по стилю (типу) досугового поведения: «трудоголики», «ориентированные на семью», «общительные», «развлекающиеся», «индивидуалисты-интроверты» и «хозяйственные», из этих шести групп по частоте посещения ресторанов и баров резко выделяется группа «развлекающихся», в остальных группах преобладают иные интересы, оказывается у многих просто нет ни времени, ни желания для подобных развлечений. (Социологический журнал. 1995. №3.)

Наконец, еще один миф – о несовместимости женского бизнеса с полноценной семейной жизнью. 80% из обследованных женщин-менеджеров считают себя счастливыми в семейной жизни, и им удается компенсировать занятость в деловой сфере или за счет помощи родителей, или посредством перераспределения семейных забот между мужем и взрослеющими детьми. Только 2 женщины из 15 не имели мужей, одна из которых разошлась с мужем из-за бизнеса. Всем известно, как сложно сочетать ответственную работу и семейную жизнь, поэтому не удивительно возникновение подобного суждения, напротив данные исследования вызывают удивление. (Социологические исследования. 1996. №3).

Выводы. Суждения здравого смысла основываются на субъективном взгляде на реальность, как мы видим, часто необоснованном, беспочвенном, и это не случайно. Часто подобные суждения высказываются людьми некомпетентными, не имеющими к данному вопросу ни малейшего отношения. Суждения науки, основывающиеся исключительно на проверенных фактах, носят объективный характер. Часто по результату они противоположны суждениям здравого смысла, но это не значит, что они никогда не совпадают. Гипотезы, выдвигаемые учеными априори, суть по своему источнику суждения здравого смысла и только когда они подтверждаются или не подтверждаются опытом, становятся суждениями науки.

Вариант 2.

С начала 90-х годов появился новый фактор стабилизации уровня жизни студентов – дополнительный заработок. Что побуждает студента идти работать? На этот вопрос любой мог бы ответить: сильная нужда студента в деньгах или бедная семья. Но оказывается, бедная семья в дополнительных зароботках роли не играет.

В1992 году было проведено исследование «Социально-экономические основы жизнедеятельности студенчества» среди студентов стран СНГ.

Несколько неожиданным оказался следующий факт: прямой связи с уровнем жизни семьи студента не наблюдается, то есть подрабатывают как остронуждающиеся, так и те, у кого отмечен высокий уровень жизни. Для 14% опрошенных деньги очень важны, т. к. позволяют достичь хотя бы элементарного уровня жизни, для 40% – позволяют иметь «карманные деньги». И только для 5% они обеспечивают высокий уровень благосостояния. Эти студенты превращаются в «заочников», поскольку работа у них превалирует над учебой.

Мне бы хотелось рассмотреть пример, который тем или иным образом тесно соприкасается с этой темой. Всюду бытует мнение, что юмор – это лишь что-то побочное в жизни общества и не несет в себе никакой смысловой нагрузки. Все считают, что юмор существует для народа, а наука им вовсе не интересуется. Но это мнение ошибочно. Эта тема давно стала интересовать ученых.

Журнал «Социологические исследования» неоднократно и в разных формах обращался к этой теме, а начало было положено в 1986 году публикацией юмористических заметок Парамонова «Повесть о незадачливом респонденте». Затем время от времени на страницах журнала появлялись и публицистические заметки и аналитические статьи о юморе. Так, например, книга А. В. Дмитриева «Социология юмора. Очерки» полностью посвящена этой проблеме.

Очевидно, что тема юмора является достаточно интересной для изучения. Написано много работ по этой теме, поэтому мнение о том, что наука не занимается юмором, неверно.

В народе бытует предположение, что безработных женщин больше, чем безработных мужчин. Отсюда выражение «безработица имеет женское лицо». Тем не менее исследования показывают, что разница очень небольшая и, можно сказать, уровень безработицы мужчин и женщин почти одинаков. В журнале «Социологические исследования» приводятся цифры, подтверждающие этот факт: 5% безработных женщин, 4,8% безработных мужчин было в экономически активном населении 1992 года. 5,5% безработных женщин, 5,4% безработных мужчин – в 1993 году. Очевидна тенденция к выравниванию уровня безработицы мужчин и женщин. Так что общественное мнение может быть ошибочным.

Средства массовой информации считаются самым престижным распространителем информации. Раньше было радио, а теперь телевидение. Стоит учесть, что люди проводят большую часть жизнь перед экранами своих телевизоров. Редко кто сомневается в той информации, которую получает от СМИ. Хотя и зря. Исследование, проведенное в 1995 году, показало, что самым большим разносчиком ложной информации или слухов является телевидение и радио. Стоит рассмотреть итоги исследования, как все станет ясно. Ниже представлены варианты ответов и процентное их соотношение. Каким способом распространяются слухи? При общении с соседями – 17%. В разговоре с товарищами по работе – 30%. При встрече с приятелями –11%. В беседе с друзьями по телефону – 3%. На улицах, в транспорте – 24%. В очередях– 15%. В СМИ-32%.

В итоге получен еще один предлог, чтобы сказать, что СМИ часто дезинформируют людей.

В связи с появлением телевидения, людей, которые читают книги, стало меньше. Сейчас многие считают, что люди во обще перестали читать. А что уж говорить об отношении к грамотности высших слоев. Ведь мы считаем, что там находятся одни «новые русские». Исследования, проведенные в 1996 году, помогли разъяснить ситуацию. Они проводились среди представителей советской номенклатуры и новой российской интеллигенции. Вот данные, полученные в ходе исследования.

Образование:

Технические дисциплины – 28%.

Экономика– 18%.

Гуманитарные – 12%.

Естественные – 9%.

Не окончили вуз – 3%.

Научная степень – 21%.

Имеют свой бизнес – 23%.

Чтение книг:

Читают чаще, чем один раз в неделю, – 52%.

Раз в месяц – 27%.

Не читают – 2%.

Для сравнения приведем данные исследования массового опроса:

Никогда не читают – 23%.

Несколько раз в год – 20%.

Один или несколько раз в месяц – 30%.

Неоднократно в неделю – 25%.

Видно, что наша элита гораздо образованнее, чем мы представляем.

Литература

Эфендиев А.Г., Дудина О.М. Московское студенчество в пери од реформирования российского общества // Социол. исслед. 1997. № 9. С. 41-56.

Бутенко ИЛ. Юмор как предмет социологии // Социол. исслед. 1997. №5. С. 135-141.

Ржаницына Л.С., Сергеев Г. Г. Женщина на российском рынке труда//Социол. исслед. 1995. № 7. С. 57–62.

Хлопьев А. Т. Кривые толки России // Социол. исслед. 1995. № 1. С.21-33.

Головачев Б. В., Косова Л. Б. Высокостатусные группы: штрихи к социальному портрету//Социол. исслед. 1996. № 1. С. 45–51.

Задание 5 Социология в художественной литературе

Формулировка задания. Из художественной литературы (русской и зарубежной классики) найти фрагменты, иллюстрирующие какие-либо социологические понятия, ситуации, процессы из курса «Общая социология», например, по стратификации, социализации, субкультуре, мобильности и т. п.

Вариант 1.

Наглядной зарисовкой «социальной лестницы» русского города прошлого столетия является комедия Н. В. Гоголя «Ревизор». Особенно ярко прорисованы черты российского чиновничества: взяточничество борзыми щенками Тяпкина-Ляпкина, казнокрадство (церковь, которую растащили по частям), грубый произвол городничего по отношению к купцам («придет в лавку и, что ни попадет, все берет...») и пр. Эти фрагменты иллюстрируют не только социальную стратификацию российского общества, но и особую субкультуру чиновничьей корпорации.

В иносказательной форме предстает перед читателем процесс социализации (скорее, правда, негативной) в басне И. А. Крылова «Квартет»: «А вы, друзья, как не садитесь, все в музыканты не годитесь». В этом выводе Соловья о попытках мартышки, осла, мишки и козла создать музыкальный коллектив отражены все трудности процесса социализации (в данном случае в профессиональном отношении).

Примером социального конфликта может служить сюжет повести А. С. Пушкина «Дубровский». Вырастая из личной обиды (Дубровский неодобрительно отзывается об условиях жизни слуг Троекурова по сравнению с собаками, а один из псарей заявляет, что «иному барину неплохо бы променять усадьбу на собачью конуру»), конфликт перерастает в ожесточенное противостояние не только помещиков, но и их дворовых и крепостных людей. Крестьяне покойного отца Владимира Дубровского отказываются переходить к чужому барину и поджигают усадьбу (гл. 6).

Традиционным стало обращение к роману М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» с целью иллюстрации процесса социализации «лишнего человека». Но в контексте современных проблем России не менее интересен вопрос национальной специфики и самобытности менталитета горских народов. Красноречивый пример тому – описание свадьбы местного князя и история жизни Казбича.

Яркой картиной крестьянской жизни крепостной России является поэма Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Социологические понятия «бедность», «нищета» обретают свою кровь и плоть: «Страшна семья крестьянская в тот час, как ей приходится кормильца потерять». Бедность диктует и особую линию поведения. Мужик, пропивший все деньги на ярмарке, вместо того, чтобы купить домашним подарки, вызывает сочувствие, но не желание помочь: «Так сам ни с чем останешься». Непременным спутником бедности и «непроходимости» нарисованной поэтом жизни социальных низов выступает пьянство: «Умны крестьяне русские, одно нехорошо, что пьют до одурения, во рвы, канавы валятся – обидно поглядеть!» И это явление скорее социального порядка: «Придет печаль великая, как перестанем пить!»

Вариант 2.

Я считаю, что практически любое художественное произведение можно рассматривать с точки зрения социологии. И почти в любом можно найти социологические аспекты, ситуации, процессы. Я решил попытаться рассмотреть несколько произведений с социологической точки зрения.

Возьмем, например, широко известный роман И. Тургенева «Отцы и дети». В романе противопоставляются два поколения, то есть поколение отцов и поколение детей. Рассматриваются два различных взгляда на жизнь и на то, как надо жить, один взгляд – более старшего поколения, а другой – молодежи. Здесь показана субкультура молодежи.

Этой субкультурой предписывалось отрицание живых чувств и эмоций человека, науки признавались только естественные. Человек превращался в типичный механизм. А люди же старшего поколения, то есть поколения отцов, имели совершенно другую субкультуру. Одни жили по сухим законам нигилизма, отрицая психические и психологические аспекты человека, другие, наоборот, признавая индивидуальность и возможность различных внутренних переживаний каждого индивида.

Перейдем к еще одному классическому произведению русской литературы – комедии в стихах «Горе от ума» А. Грибоедова. В комедии показано общество, где все его члены стремятся к достижению более высоких статусов и наиболее выгодного положения. Они добиваются престижа с помощью того, что «прислуживаются», не служат, а именно «прислуживаются». Все зависит от того, кто кому в большей мере угодит. Речь о честной службе не идет. А что касается образования – то это общества считало его пустой тратой времени. В этом обществе жизнь состояла из постоянных развлечений, балов и званных ужинов.

Яркий пример социальной мобильности видим в сказке А. Пушкина «О рыбаке и рыбке». Когда рыбак поймал золотую рыбку, она обещала исполнить любое его желание, если он отпустит ее на волю. Сначала он попросил для старухи корыто, потом уже старуха пожелала стать барыней, а старик, соответственно, становился барином. Хотя они были бедными стариком и старухой. Он – простым рыбаком. А с помощью золотой рыбки им удалось изменить свой статус, перебраться в более высокий класс. Здесь мы наблюдаем пример вертикальной восходящей мобильности. Но что происходит со стариком и старухой? Желания старухи становятся все более и более требовательными, она никак не может остановиться на том, что уже имеет, и хочет все большего. А в результате она наказана, превратившись в ту же старуху у разбитого корыта, которой она была с самого начала. Тут уже пример вертикальной нисходящей мобильности. В общем же здесь можно говорить о внутрипоколенной мобильности, так как данный процесс – сначала повышение положения, а затем понижение – наблюдается в течение одного поколения.

На примере романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита» я хочу попытаться показать, что в любом обществе существуют социальные нормы, то есть предписания, требования, пожелания и ожидания соответствующего (общественно одобряемого) поведения, и что за несоблюдением или соблюдением общественных норм следуют социальные санкции. Социальными нормами предписывают, как и что человек должен делать, а иногда и что думать, как например, в «Мастере и Маргарите». В этом романе изображена творческая интеллигенция, в которой нормой считался атеизм, пропагандировавшийся во всех литературных сочинениях. Здесь даже не допускались иные формы мышления, и соответственно, не признавались иные по содержанию произведения. Показана строгая цензура, предписывающая, что писать и как, стандартный и неоригинальный ход мыслей. За норму признавалось общество, в котором не было места добру и теплу. И Мастер, который создал произведение, не похожее на остальные, в котором высказал другие взгляды, жил другой жизнью, не похожей на остальные. А в результате он наказан обществом за сделанное. Он оказывается в психиатрической больнице. То есть по отношению к нему были предприняты негативные социальные санкции. Неформальные – непризнание его мыслей и сочинения, а формальные – изоляция от общества в психиатрическую больницу. Его поведение и мысли не явились нормой для данного общества.

С другой стороны, мы видим применение негативных санкций по отношению к обществу, которое не приняло Мастера, на примере борьбы Зла со злом, то есть Зла сверхъестественного (в лице Воланда) и зла земного, людского. Со стороны Зла мы видим применение к Мастеру позитивных неформальных санкций: встреча с Маргаритой, встреча и соединение их сердец на балу у Сатаны.

Пример применения социальных санкций мы можем также найти в романе Е. Замятина «Мы». Когда человек выходит из-под контроля механистического и математического общества, то его лишают фантазии и он уподобляется машине, которой управлять легче, чем человеком, наделенным мечтами, чувствами, надеждами. Это происходит с главным героем романа. Его пугает то, что он начинает в себе замечать. Он думает, что он не здоров, потому что в этом обществе не принято так думать и чувствовать, социальными нормами предписано совершенно другое. И он наказан, к нему предприняты формальные негативные социальные нормы – его лишают фантазии, что обычно в таких случаях в данном обществе и совершается.

Я попытался рассмотреть несколько произведений и найти в них что-нибудь социологическое. Мне кажется, что в художественном произведении всегда можно увидеть социологические аспекты, даже если в этом произведении всего один герой. На его примере может быть показана жизнь всего общества или какого-то слоя. А даже если он не является типичным представителем той или иной среды, значит он ей противопоставляется, и соответственно, все равно будет идти речь о какой-то группе людей.

Вариант З.

Несовпадение статусов. Ф. Кафка, «Америка».

– Как? – удивился Карл. – Днем вы – продавец, а по ночам учитесь?

– Да, другого выхода нет. Я уже испробовал все варианты, но этот все-таки самый лучший. Несколько лет назад я только учился, днем и ночью, и вы знаете, я почти умирал с голоду, спал в старой грязной клетушке, а костюм у меня был такой, что боязно было войти в аудиторию. Но это – дело прошлое».

Этот фрагмент очень хорошо и наглядно показывает, как права и обязанности одного статуса мешают выполнению прав и обязанностей другого.

Социальная мобильность. А. Дюма, «Двадцать лет спустя».

«Тот, кто устроил все это дело (захватил в заложники кардинала Мазарини), должен быть, думается мне, назначен командиром какой-либо гвардейской части, например, капитаном мушкетеров.

– Вы просите у меня место де Тревиля!

– Эта должность вакантна; вот уже год, как Тревиль освободил ее, и она до сих пор никем не замешена.

– Но это одна из первых должностей при королевском дворе!

– Тревиль был простым гасконским кадетом (так назывались младшие сыновья дворянских семей), как и я, ваше величество, и все же занимал эту должность в течение двадцати лет.

– У вас на все есть ответ, – сказала Анна Австрийская.

И взяв со стола бланк патента, она заполнила его и подписала».

К этому можно добавить, что в конце трилогии « Виконт де Бражелон» д'Артаньян умирает, держа в руках маршальский, жезл Франции.

Мы можем сказать, что герой Дюма совершил социальную карьеру. Произошла социальная мобильность:

межпоколенная (д'Артаньян-старший был лишь простым гасконским дворянином; его сын постепенно поднялся на более высокую социальную ступень – стал маршалом Франции);

внутрипоколенная (д'Артаньян вначала становится гвардейцем роты господина Дэзессара, затем – простым королевским мушкетером – лейтенантом королевских мушкетеров – капитаном королевских мушкетеров, и наконец – маршалом Франции. Вот социальная карьера героя Дюма!).

Итак, перед нами пример социальной мобильности, причем многослойный.

Социальная стратификация. М. Горький, «Страсти-Мордасти».

«Она привела меня на двор большого, двухэтажного дома; осторожно, как слепая, прошла между телег, бочек, ящиков, рассыпанных поленниц дров, остановилась перед какой-то дырой в фундаменте и предложила мне:

– Лезь.

Придерживаясь липкой стены, обняв женщину за талию, едва удерживая расползавшееся тело ее, я спустился по скользким ступеням, нащупал войлок и скобу двери, отворил ее и встал на пороге черной ямы, не решаясь ступить дальше.

– Мамка, ты? – спросил во тьме тихий голос.

– Я-а...»

Пьяная мать спит. Автор разговорился с ее безногим сыном.

– Она тебя не бьет?

– Она-то? Вот еще! Она без меня жить не может. Она ведь добрая, только пьяница, ну, на нашей улице – все пьяницы. Она – красивая, веселая тоже... Очень пьяница, курва! Я ей говорю: перестань, дурочка, водку эту глохтить, богатая будешь, – а она хохочет. Баба, ну и – глупая! А она – хорошая, вот проспится – увидишь».

Перед нами проблема бедности. Мы видим: бродяг и бомжей; двух людей, не имеющих возможности работать: она – хроническая алкоголичка, он – инвалид; неполную семью во главе с женщиной; безработных.

Этот фрагмент горьковского рассказа – прекрасная зарисовка повседневной жизни «андеркласса».

Комментарий. Все работы, приведенные в данном задании, выполнены студентами второго курса, прослушавшими годом раньше курс «Общей социологии». Все они успешно справились с заданием. Оно полезно тем, что формирует стиль социологического мышления, позволяет взглянуть на произведения художественной литературы или на фильмы под совершенно новым углом зрения. Выработка социологического видения мира и умения применять к самым разнообразным проявлениям действительности социологические понятия и категории – обязательное условие изучения социологии.

Социологический кроссворд по теме: «История социологии».

По горизонтали:

Автор теории подражания.

Французский психолог, считающийся родоначальником социальной психологии.

Современный американский социолог, автор статьи «Пол, патриархат и развитие капитализма».

Представитель географической школы (Школы одного фактора).

Автор книги «Мукаддима» 6. Автор работы «Самоубийство»

Один из родоначальников современной социологии, автор книги «Описательная социология».

Американский социолог, создатель теории социальной стратификации.

Социолог, который ввел понятия «статусный набор» и «ролевой набор».

Создатель линейно-штабной системы управления.

Современный французский социолог, представитель индустриальной социологии, написавший книгу о Майском движении 1968 года.

По вертикали:

Одна из стадий в законе трех стадий О. Кон-та.

Немецко-американский психолог, неофрейдист.

Создатель концепции зеркального «Я».

Автор книги «Бегство от свободы»

Основатель направления «символический интерракционизм».

Автор книги «Общность и общество».

Один из основателей расово-антропологической школы (Школы одного фактора).

Современный русский социолог-«шестидесятник».

Основоположник формальной социологии.

Кто ввел термин «социология»?

Руководитель Хотторнского эксперимента.

Один из создателей теории делегирования полномочий.

Ответы на кроссворд

По горизонтали:

Тард.

Лебон.

Гидденс.

Риттер.

Ибн-Хальдун.

Дюркгейм.

Спенсер.

Сорокин.

Мертон

Файоль.

Турен.

По вертикали:

Теологическая.

Хорни.

Кули.

Фромм.

Мид.

Теннис.

Гобино.

Лапин.

Зиммель.

Конт.

П.Мэйо.

Урвик.

Автор кроссворда допустил ошибку. Найдите ее. Это ваше задание.

Тема 2. Как провести социологическое исследование

Социология не может существовать, не добывая эмпирическую информацию самого разного плана – о мнении избирателей, досуге школьников, рейтинге президента, семейном бюджете, количестве безработных, уровне рождаемости. Первым делом исследователь использует официальную статистику, публикуемую в журналах, бюллетенях, докладах. Недостающую информацию он добирает при социологическом опросе, где выясняются субъективные мнения людей (в анкетировании их называют респондентами). Ответы математически усредняются, обобщенные данные представляются в виде статистических таблиц, выводятся и объясняются закономерности. Конечный итог – построение научной теории, которая позволяет предсказывать будущие явления и разрабатывать практические рекомендации.

Программа исследования

Социологическое исследование начинается вовсе не с составления анкеты, как принято думать, а с проработки проблемы, выдвижения целей и гипотез, построения теоретической модели. Лишь затем социолог переходит к разработке инструментария (чаще всего это действительно анкета), затем к сбору первичных данных и их обработке. А на конечной стадии – снова теоретический анализ, ибо данные надо правильно, то-есть в соответствии с выдвинутой теорией, интерпретировать и объяснить. Только после этого следуют практические рекомендации.

Сегодня под эмпирическим исследованием понимается сбор первичных данных, проведенный по определенной программе и с использованием правил научного вывода, предоставляющий в распоряжение ученого репрезентативную информацию. Технология (методика и методы) сбора данных отвечает на вопрос «как получены данные», а сами данные представляют результат исследовательского поиска и отвечают на вопрос «что получено в исследовании». Стратегия эмпирического исследования задается программой исследования, куда входят теоретическая модель предмета исследования, эмпирическая схема объекта исследования, методы и методика получения данных, анализ и интерпретация данных, но не входит научный отчет, в котором описаны итоги.

Все стадии работы социолога отражены в его главном документе – программе социологического исследования.

Программа относится к типу стратегических документов научного исследования, цель которых представить общую схему или план будущего мероприятия, изложить концепцию всего исследования. Она содержит теоретическое обоснование методологических подходов и методических приемов изучения конкретного явления или процесса.

Основой социологического исследования, его квинтэссенцией является программа исследования. В ней заключена вся мудрость ученого, выражено все то, на что он способен – его квалификация в выборе проблемы, предмета и объекта исследования, построения выборки и инструментария, организации полевого этапа, анализа и интерпретации собранных данных.

Нельзя точно сказать: с программы исследование начинается или им заканчивается исследование. Программа – это и начало одного и завершение другого этапа работы. Она всегда пополняется, уточняется, дорабатывается. Она – ноу-хау каждого конкретного ученого. Если хотите, способ зарабатывания денег. И чем лучше, оригинальнее она составлена, чем надежнее в работе, тем больше денег она приносит своему творцу. Вот почему хорошие программы в социологии – на вес золота.

Программа социологического исследования включает подробное, четкое и завершенное изложение следующих узловых моментов: методологическая часть – формулировку и обоснование проблемы, указание цели, определение объекта и предмета исследования, логический анализ основных понятий, формулировку гипотез и задач исследования; методическая часть – определение обследуемой совокупности, характеристику используемых методов сбора первичной социологической информации, логическую структуру инструментария для сбора этой информации, логические схемы ее обработки на, ЭВМ.

Выделяют следующие основные этапы составления программы исследования:

Формулировка проблемы.

Определение цели, задач, объекта и предмета исследования.

Логический анализ основных понятий.

Выдвижение гипотез.

Определение выборочной совокупности.

Составление инструментария.

Полевое обследование.

Обработка и интерпретация полученных данных.

Подготовка научного отчета.

Формулировка проблемы. Проведение исследования и составление программы начинаются с правильной постановки проблемы. В исследовании социальная проблема выступает как своего рода состояние «знания о незнании» определенных сторон (количественных и качественных характеристик) явления или процесса. Социальной проблемой называют существующую в самой реальности, в окружающей нас жизни противоречивую ситуацию, носящую массовый характер и затрагивающую интересы больших социальных групп либо социальных институтов. Это может быть незнание причин роста молодежной преступности, увеличения безработицы или снижения жизненного уровня населения, снижения спроса на отечественную бытовую технику, ухудшения политического рейтинга главы государства, превышения эмиграции над иммиграцией и т.п.

При формулировке проблемы исследования социолог стремится точно выразить проблемную ситуацию (и реальное противоречие, определяющее ее) и в то же время не давать чрезмерно широких и абстрактных определений. Чаще всего первоначальная проблема, которая обычно именно абстрактна, по ходу исследования постоянно сужается и к моменту выхода в «поле» приобретает четкий, завершенный вид. Целесообразно несколько раз возвращаться к формулировке проблемы. Если проблема не «урезана» до необходимых размеров, всегда остается опасность, что социолог будет искать ответ на решение одной, а не множества проблем, а стало быть как следует не решит ни одной.

Браться за изучение нескольких проблем в рамках одного исследования нецелесообразно, поскольку это усложняет инструментарий и делает его излишне громоздким, что в свою очередь снижает, во-первых, качество собираемой информации, во-вторых, оперативность исследования (что ведет к старению социологических данных).

Определение цели, задач, объекта и предмета исследования. Задачи исследования могут быть условно разделены на основные и дополнительные. Основные предполагают поиск ответа на его центральный вопрос: каковы пути и средства решения исследуемой проблемы? Дополнительные задачи помогают выяснить сопутствующие главной проблеме исследования обстоятельства, факторы, причины.

Объектом социологического исследования в широком смысле выступает носитель той или иной социальной проблемы, в узком – люди или объекты, способные дать социологу необходимую информацию. Чаще всего объектом выступает социальная группа – студенты, рабочие, матери-одиночки, подростки и т.п. Если, к примеру, изучаются причины неуспеваемости в вузе, то объектом изучения в равной мере являются студенты и преподаватели.

Предмет исследования включает в себя те стороны и свойства объекта, которые в наиболее полном виде выражают исследуемую проблему (скрывающееся в ней противоречие) и подлежат изучению. Причины неуспеваемости в вузе – это предмет исследования. Он представляет собой концентрированное выражение взаимосвязи социальной проблемы и объекта исследования.

Логический анализ основных понятий. В этом разделе программы предусматриваются такие методологические процедуры, без которых невозможно воплотить в инструментарии единую концепцию исследования, а значит реализовать его цель и проверить правильность выдвинутых гипотез. Их суть состоит в логическом структурировании основных понятий, определяющих предмет исследования. Логический анализ предполагает точное объяснение содержания и структуры исходных понятий, а на этой основе – уяснение соотношения свойств изучаемого явления. Впоследствии он поможет правильно объяснить полученные результаты. Итогом подобной процедуры является теоретическая модель предмета исследования, о которой мы еще будем говорить подробнее.

Выдвижение гипотез. Их совокупность отражает богатство и возможности теоретической концепции, общую направленность исследования. Гипотеза – научное предположение, выдвигаемое для объяснения изучаемых явлений и процессов, которое надо подтвердить или опровергнуть. Предварительное выдвижение гипотез может предопределить внутреннюю логику всего процесса исследования. Гипотезы – это явно или неявно выраженные предположения о характере и причинах возникновения изучаемой проблемы.

Например, если в ходе анализа причин неуспеваемости в вузе выдвигаются предположения о 1) низком качестве преподавания ряда предметов, 2) отвлечении студентов от учебы на дополнительные заработки, 3) нетребовательности администрации к успеваемости и дисциплине, 4) просчетах в конкурсном приеме в вуз, то именно их и следует проверить. Гипотезы должны быть точными, конкретными, ясными и касаться только предмета исследования. От того, как сформулированы гипотезы, часто зависит то, какими будут методы исследования. Так, гипотеза о низком качестве преподавания требует проведения экспертного опроса, а гипотеза об отвлечении студентов на приработки – обычного опроса респондентов.

Определение выборочной совокупности. Она задается самим объектом исследования (например, обследование студентов, пенсионеров, вкладчиков Сбербанка, работников предприятия). Различие между объектом и выборочной совокупностью заключается в том, что вторая меньше по объему и представляет уменьшенную копию первого. Если объект исследования охватывает десятки тысяч людей, то выборочная совокупность – сотни. Поэтому большинство социологических исследований имеет не сплошной, а выборочный характер: по строгим правилам отбирается определенное количество людей, отражающих по социально-демографическим признакам структуру изучаемого объекта. На языке социологов эта операция носит название выборка. В программе исследования тщательно описывается проект выборки, который в последующем может уточняться.

В проекте выборки указываются принципы выделения из объекта той совокупности людей (либо иных источников информации), которые впоследствии будут охвачены опросом; обосновывается техника проведения опроса; указываются подходы к определению достоверности полученной информации (она необходима для того, чтобы удостовериться в степени правомерности распространения полученных выводов на весь объект исследования).

В методическую часть программы социологического исследования включаются также характеристика методов и приемов сбора первичной информации (анкетного опроса, интервью, анализа документов, наблюдения); логическая структура применяемого методического инструментария, из которой видно, на выявление каких характеристик, свойств предмета исследования направлен тот или иной блок вопросов; порядок расположения вопросов в инструментарии. Сам инструментарий прилагается к программе в качестве самостоятельного документа. Иногда сюда включают логические схемы обработки собранной информации, показывающие предполагаемый диапазон и глубину анализа данных.

Когда мы приступаем к построению программы социологического исследования, то самым сложным и важным делом, предопределяющим общий успех, является, пожалуй, создание теоретической модели предмета исследования (ТМПИ).

Теоретическая модель предмета исследования – это совокупность абстрактных объектов, описывающих проблемное поле, которая попала в сферу вашего теоретического интереса и которая внутри себя представляет единое логическое целое.

Теоретическая модель предмета исследования – основной путеводитель социолога в безбрежном море эмпирической информации. Она напоминает план города, без которой турист бессмысленно блуждает в лабиринте улиц. Теоретическая модель связывает в единое целое а) одни понятия с другими, б) одни факты с другими фактами, наконец, в) факты и понятия между собой. Прежде всего она включает абстрактные понятия, которые логически увязаны друг с другом. Затем они переводятся в совокупность конкретных, наблюдаемых признаков.

Итак, центральным моментом разработки программы исследования выступает создание теоретической модели.

Типичность, вероятность, статистика

Социологию называют наукой о социально типичных явлениях.

Это единственная наука, которая точно знает о том, что думает и чего хочет среднестатистический человек. Действительно, при помощи количественных распределений ответов в анкете социология выявляет типичное мнение большой группы людей. Но как ей удается это делать?

Собранные в эмпирическом исследовании факты получили в социологии название данных. Данные – первичная информация, полученная в результате социологического исследования: ответы респондентов, оценки экспертов, итоги наблюдения в т.п. Данные можно определить как совокупность значений переменных, приписанных единицам исследования – объектам (людям, вещам, учреждениям).

В широком смысле термин «данные» применим к результатам не только эмпирического, но и теоретического исследования. Различие между ними заключается в следующем. Социолог-эмпирик пользуется собственными данными, то есть результатами проведенного лично им опроса или наблюдения.

В отличие от него социолог-теоретик использует чужие данные, то есть результаты исследования, проведенного кем-то другим, опубликованные в печати. Собственные данные получили название первичных данных, чужие – вторичных данных.

Первичными данными называется полученная в эмпирическом исследовании статистическая информация, прошедшая известную математическую обработку и выраженная в форме таблиц с распределением ответов респондентов.

Как правило, те и другие представляют уже обработанный при помощи математики результат исследования. Обработкой социологической информации называют математико-статистическое преобразование данных, которое делает их компактными, пригодными для анализа и интерпретации.

Специальные математические процедуры называют приводным ремнем эмпирического исследования. В их основе лежит теория вероятностей, определяющая технологию составления выборочной совокупности и электронной обработки данных. К ней тесно примыкает процедура эмпирического обобщения, называемая еще статистическим выводом. В его основе лежит индукция – умозаключение от фактов к некоторой гипотезе (общему утверждению).

Статистический вывод – это индуктивное обобщение, построенное на основе математической обработки и суммирования некоторого множества единиц исследования. Мы опросили 1500 избирателей и выяснили, что более 60% пожилых людей (старше 60 лет) на последних выборах голосовали за коммунистов. В данном случае изучалась статистическая связь двух переменных: возраст и электоральное поведение. Отсюда можно сделать статистический вывод: чем больше возраст респондента, тем выше вероятность того, что он проголосует за коммунистов. И наоборот.

Статистический вывод мы получили после обработки анкет и анализа первичных данных. Это количественный вывод. В отличие от него два других, рассмотренных ранее типа вывода – логический и теоретико-гипотетический – являются качественными. Связь между ними следующая. При составлении программы исследования ученый теоретически постулирует (строит теоретическую гипотезу) возможность связи между двумя переменными – возрастом и электоральным поведением. Позже, когда он составил анкеты и провел исследование, при математической обработке данных строится статистический вывод. Это две стороны одной медали, первый (возраст) служит пробным проектом, теоретическим макетом возможной связи двух переменных, а второй (электоральное поведение) – его эмпирическим подтверждением.

Статистический вывод – область вероятностного знания. Вероятность – числовая характеристика степени возможности появления какого-либо случайного события при тех или иных определенных, могущих повторяться неограниченное число раз условиях. Она изучается в теории вероятностей – разделе математики, в котором поданным вероятностям одних случайных событий находят вероятности других событий, связанных каким-либо образом с первыми. Математическая статистика – наука о математических методах систематизации и использования статистических данных. Опираясь на теорию вероятностей, она позволяет оценить, в частности, необходимый объем выборки для получения результатов требуемой точности при выборочном обследовании. Одна из основных задач теории вероятностей состоит в выяснении закономерностей, возникающих при взаимодействии большого числа случайных факторов.

Инструментом установления таких закономерностей выступает закон больших чисел, гласящий, что совокупное действие большого числа случайных факторов приводит, при некоторых весьма общих условиях, к результату, почти не зависящему от случая. Он служит также инструментом выявления устойчивых свойств в социальных явлениях и процессах. Закон больших чисел применяется социологами во всех статистических расчетах, без него немыслима эмпирическая социология. Закон незаменим при анализе процентного распределения ответов респондентов (опрашиваемых). Если социолог выбирает достаточно большое число наблюдений, то есть спрашивает множество людей, и каждое наблюдение не зависит друг от друга или все они от какой-то общей причины (иными словами, когда респонденты при заполнении анкеты не влияют друг на друга), то он выявляет устойчивые связи, массовый процесс. На законе больших чисел строится процедура выборочного обследования в социологии (его принцип: о многих судить на основании знания о немногих).

Когда мы находим количественную меру, то автоматически переходим в мир вероятностных утверждений. Мы можем сказать, что с достоверностью, равной 60–70%, женщины склонны выбирать в качестве брачного партнера мужчину с высшим образованием. Здесь процентная доля, которая заменяет размытые формулировки типа «некоторые», «большинство» или «часть», показывает степень вероятности наступления данного события. Наука тоже может ошибаться в прогнозах. Человек непредсказуем в своих действиях, еще менее предсказуемы массы людей, которые, объединяясь, часто ведут себя не так, как повела бы сумма разрозненных индивидов.

Вся социология, если говорить о ее математическом аппарате, построена на вероятностях, описываемых в процентных распределениях. Мы говорим: 72% избирателей данного округа проголосуют за кандидата М. Это значит, что с вероятностью в 72% избиратели на предстоящих выборах отдадут предпочтение именно ему. Добавим сюда ошибку выборки, скажем в 5%, и можем утверждать, что избиратели проголосуют за М с вероятностью 72±5%.

Степень вероятности свидетельствует, во-первых, об ограниченных возможностях самой науки, во-вторых, о непредсказуемости, вариативности или изменчивости поведения объекта исследования, в-третьих, о высокой культуре научного исследования, которая выражает себя требованием осторожно судить о реальности.

Итак, результаты выборочного исследования подвергаются математической обработке. После этого они принимают форму числовых выражений, которые описывают один или несколько фактов. Несколько фактов, выстроенных в общий статистический ряд, могут свидетельствовать о следующем: а) тенденции, б) закономерности и реже в) законе.

Закономерность, то есть мера вероятности наступления какого-то события или явления либо их взаимосвязи, выступает предметом социологического исследования, основанного на обобщении статистических фактов. Закономерность свидетельствует о том, как в большинстве случаев типичные представители данной социальной группы ведут себя в типичных ситуациях.

Слабым видом закономерности выступает тенденция, показывающая основное направление развития событий, приближение реального процесса к объективной закономерности. При многократном наложении различных тенденций обнаруживается устойчивая связь, которая и формулируется как закон. Законы выражают то, что существует объективно, то есть независимо от сознания людей, их статистических расчетов и выкладок. В законе запечатлевается сущность явления, поэтому они служат предметом теоретической социологии.

Как видим, понятия тенденции, закономерности и закона отражают повторяющуюся и устойчивую связь социальных явлений. Но тенденция определяет лишь возможность, своего рода склонность тех или иных событий развиваться в данном направлении, а закономерность – уже ставшую реальным фактом ту же самую возможность (связь событий), получившую статус необходимости. Тенденция и закономерность характеризуют массовые процессы, которые проявляют себя в среднем. Это значит, что индивидуальные отклонения в ту или иную сторону взаимопогашаются.

Законы, как мы знаем, сильнее, всеобщнее, если можно так выразиться, закономерностей. Для того чтобы закономерность переросла в закон, надо провести огромное множество исследований и доказать, что во всех странах и во все эпохи чем старше возраст, тем активнее люди голосуют за левых. Но в США и в Западной Европе пожилые люди вовсе не симпатизируют коммунистам. Значит, открытая нами закономерность, во-первых, ограничена во времени и в пространстве, во-вторых, она никогда не станет всеобщим законом. К тому же и теоретически доказать жесткую связь между старшим возрастом и симпатиями коммунистам невозможно. Стало быть, у нашей закономерности помимо всеобщности будет отсутствовать и другой признак – необходимость.

Основы выборочного обследования

Большинство социологических исследований имеет не сплошной, а выборочный характер: по строгим правилам отбирается определенное количество людей, отражающих по социально-демографическим признакам структуру изучаемого объекта. Такое исследование именуется выборочным.

Выборочное обследование представляет собой способ систематического сбора данных о поведении и установках людей посредством опроса специально подобранной группы респондентов, дающих информацию о себе и своем мнении. Оно является более экономичным и не менее надежным методом, хотя требует более изощренной методики и техники. Его основа – выборочная совокупность, которая составляется на базе своей уменьшенной копии – генеральной совокупности.

Генеральной совокупностью считают все население или ту его часть, которую социолог намерен изучить. Генеральная совокупность – все, кого собирается изучить социолог, пользуясь уменьшенной копией (выборочной совокупностью); совокупность тех людей, кто обладает одним или несколькими свойствами, подлежащими изучению. Часто генеральные совокупности (их еще называют популяциями) настолько крупные, что опрос каждого представителя чрезвычайно обременителен и дорогостоящ. Это те, на кого направлен теоретический интерес социолога (теоретический в том смысле, что узнать о каждом представителе генеральной совокупности ученый может только косвенно, на основе информации о выборочной совокупности).

Генеральная совокупность – множество тех людей, сведения о которых стремится получить социолог в своем исследовании. В зависимости оттого, насколько широкой будет тема исследования, настолько же широка будет генеральная совокупность. Пример: социолог хочет узнать мнения людей об обстановке в стране. В качестве генеральной совокупности будут выступать люди, которых эта тема затрагивает и которые сформировали свое мнение. Исключаются дети, инвалиды, дипломатические работники, а также умственно отсталые. Оставшиеся и составят генеральную совокупность.

Выборочная совокупность – уменьшенная модель генеральной совокупности; те, кому социолог раздает анкеты, кого называют респондентами, кто, наконец, представляет собой объект социологического исследования. Иначе говоря, это множество людей, которых социолог опрашивает.

Кого именно относить к генеральной совокупности, определяют цели исследования, а кого включать в выборочную совокупность решают математические методы. Если социолог намеревается взглянуть на афганскую войну глазами ее участников, в генеральную совокупность войдут все воины-афганцы, но опрашивать ему придется небольшую часть – выборочную совокупность. Для того чтобы выборка точно отражала генеральную совокупность, социолог придерживается правила: любой воин-афганец, независимо от места жительства, места работы, состояния здоровья и других обстоятельств, должен иметь одинаковую вероятность попасть в выборочную совокупность.

Как только социолог определился с тем, кого он хочет опросить, он определил основу выборки. После чего решается вопрос о типе выборки. Они делятся на три больших класса: а) сплошные (переписи, референдумы), б) случайные и в) неслучайные. Со сплошными более или менее все ясно, это даже и не выборки, поскольку опрашиваются все единицы из генеральной совокупности. Сложнее обстоит дело с последними двумя классами. Каждый из них подразделяется на несколько видов (типов). К случайным относят: 1) вероятностную, 2) систематическую, 3) районированную (стратифицированную), 4) гнездовую. К неслучайным относят: 1) «стихийную», 2) квотную, 3) метод «основного массива».

Для обеспечения репрезентативности требуется полный и точный перечень единиц выборочной совокупности. Этот перечень образует основу выборки. Элементы, предназначенные для отбора, называются единицами отбора. Единицы отбора могут совпадать с единицами наблюдения, поскольку единицей наблюдения считается элемент генеральной совокупности, с которого непосредственно ведется сбор информации. Обычно единица наблюдения – это отдельный человек. Отбор из списка лучше всего производить, нумеруя единицы и используя таблицу случайных чисел, хотя часто используется квази-случайный метод, когда из перечня простого берется каждый n -й элемент.

Если основа выборки включает список единиц отбора, то структура выборки подразумевает их группирование по каким-то важным признакам, например, распределение индивидов по профессии, квалификации, полу или возрасту. Если в генеральной совокупности, к примеру, 30% молодежи, 50% людей среднего возраста и 20% пожилых, то и в выборочной совокупности должны соблюдаться те же самые процентные пропорции трех возрастов. К возрастам могут добавиться классы, пол, национальность и т.д. Для каждой устанавливаются процентные пропорции в генеральной и выборочной совокупности. Расхождение структуры двух совокупностей ведет к ошибке репрезентативности. Таким образом, структура выборки – процентные пропорции признаков объекта, на основании которых составляется выборочная совокупность.

Если тип выборки говорит о том, как попадают люди в выборочную совокупность, то объем выборки сообщает о том, какое их количество попало сюда.

Объем выборки – количество единиц выборочной совокупности. Поскольку выборочная совокупность (или выборка, что одно и то же) – это часть генеральной совокупности, отобранной с помощью специальных методов, ее объем всегда меньше объема генеральной. Поэтому так важно, чтобы часть не искажала представления о целом, то есть репрезентировала его. Социологов, часто проводящих эмпирические исследования, постоянно волнует вопрос о том, как много надо опрашивать человек, чтобы получить достоверную информацию? Институт Дж. Гэллапа в США проводит регулярные опросы по национальной выборке объемом в 1500 человек и достигает поразительной точности (ошибка выборки составляет от 1 до 1,5%). Центр «Социо-Экспресс» Института социологии РАН проводит исследования на выборке объемом в 2000 человек, при этом ошибка выборки не превышает 3%.

Специалисты считают, что наилучшая выборка – не обязательно большая. Конечно, чем больше объем выборки, тем выше точность ее результатов. Однако огромная выборка не гарантирует успеха, если генеральная совокупность «плохо перемешана», то есть является неоднородной. Однородной считается такая совокупность, в которой контролируемый признак, например, уровень грамотности, распределен равномерно, не образует пустот или сгущений. В этом случае опросив нескольких человек, можно быть уверенным, что подавляющее большинство людей грамотны.

Таким образом, на репрезентативность данных влияют не количественные характеристики выборочной совокупности (ее объем), а качественные характеристики генеральной совокупности – степень ее однородности. Расхождение между генеральной и выборочной совокупностью называется ошибкой репрезентативности, допустимое отклонение – 5%.

Вопрос о репрезентативности можно ставить только по отношению к эмпирическим данным, а, скажем, не по отношению к фактам, гипотезам, выводам и т.п. Социолог обязан спросить себя о том, можно ли распространить сведения, полученные в его исследовании, на все население. К примеру, опрашивая москвичей об их отношении к президенту, социолог обязан себя спросить, может ли он распространить полученные сведения на жителей всей страны, жителей крупных городов либо ограничиться столицей или его данные относятся только к тем, кто был опрошен по телефону в Москве.

Репрезентативность – свойство выборочной совокупности представлять характеристику генеральной. Если совпадения нет, говорят об ошибке репрезентативности – мере отклонения статистической структуры выборки от структуры соответствующей генеральной совокупности. Предположим, что средний ежемесячный семейный доход пенсионеров в генеральной совокупности составляет 2 тыс. руб., а в выборочной – 6 тыс. руб. Это означает, что социолог опрашивал только зажиточную часть пенсионеров, а в его исследование вкралась ошибка репрезентативности. Иными словами, ошибкой репрезентативности называется расхождение между двумя совокупностями – генеральной, на которую направлен теоретический интерес социолога и представление о свойствах которой он хочет получить в конечном итоге, и выборочной, на которую направлен практический интерес социолога, которая выступает одновременно как объект обследования и средство получить информацию о генеральной совокупности.

Наряду с термином «ошибка репрезентативности» в отечественной литературе можно встретить другой – «ошибка выборки». Иногда они употребляются как синонимы, а иногда понятие «ошибка выборки» используется вместо понятия «ошибка репрезентативности» как количественно более точное.

Ошибка выборки – отклонение средних характеристик выборочной совокупности от средних характеристик генеральной совокупности. На практике она определяется путем сравнения известных характеристик генеральной совокупности с выборочными средними. В социологии при обследованиях взрослого населения чаще всего используют данные переписей населения, текущего статистического учета, результаты предшествующих опросов. В качестве контрольных параметров обычно применяются социально-демографические признаки. Сравнение средних генеральной и выборочной совокупностей, на основе этого определение ошибки выборки и ее уменьшение называется контролированием репрезентативности.

В опросах института Дж. Гэллапа репрезентативность контролируется по имеющимся в национальных переписях данным о распределении населения по полу, возрасту, образованию, доходу, профессии, расовой принадлежности, месту проживания, величине населенного пункта. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) использует для подобных целей такие показатели, как пол, возраст, образование, тип поселения, семейное положение, сфера занятости, должностной статус респондента, которые заимствуются в Государственном комитете по статистике РФ. В том и другом случае известна генеральная совокупность. Ошибку выборки невозможно установить, если не известны значения переменной в выборочной и генеральной совокупностях.

Ошибки выборки подразделяются на два типа – случайные и систематические. Случайная ошибка – это вероятность того, что выборочная средняя выйдет (или не выйдет) за пределы заданного интервала. К случайным ошибкам относят статистические погрешности, присущие самому выборочному методу. Они уменьшаются при возрастании объема выборочной совокупности

Второй тип ошибок выборки – систематические ошибки. Если социолог решил узнать мнение всех жителей города о проводимой местными органами власти социальной политике, а опросил только тех, у кого есть телефон, то возникает предумышленное смещение выборки в пользу зажиточных слоев, то есть систематическая ошибка. Редко когда социолог допускает намеренные ошибки. Чаше они возникают из-за того, что ему плохо известна структура генеральной совокупности: распределение людей по возрасту, профессии, доходам и т.д. Вот некоторые способы избежать ошибки:

каждая единица генеральной совокупности должна иметь равную вероятность попасть в выборку,

отбор желательно производить из однородных совокупностей,

надо знать характеристики генеральной совокупности,

при составлении выборочной совокупности надо учитывать случайные и систематические ошибки.

Если выборочная совокупность (или просто выборка) составлена правильно, то социолог получает надежные результаты, характеризующие всю генеральную совокупность. Если неправильно, то возникшая на этапе составления выборки ошибка приумножается на каждом следующем этапе проведения социологического исследования и достигает, в конечном счете, такой величины, которая перевешивает ценность проведенного исследования. Говорят, что от такого исследования больше вреда, нежели пользы.

Виды эмпирического исследования

Эмпирическое исследование – система логически последовательных методологических, методических и организационно-технических процедур, связанных между собой единой целью: получить достоверные данные об изучаемом явлении или процессе для их последующего использования в практике.

Специалисты считают, что единой схемы социологического исследования, годящегося на разные случаи жизни, не существует. Выбор вида исследования диктуется характером поставленной цели и выдвинутых задач. Иными словами, глубиной требуемого анализа социальной проблемы, масштабом охвата событий.

В зависимости от того, какой критерий берется за основание классификации, выделяют несколько видов эмпирического исследования.

В зависимости от глубины анализа социальной проблемы и масштаба охвата событий различают разведывательное, описательное и аналитическое исследования.

В зависимости от применяемого метода сбора данных различают опрос, наблюдение, анализ документов, эксперимент.

B. В зависимости от того, изучается ли интересующий исследователя предмет в статике или в динамике, выделяют еще два вида социологического исследования – точечное и повторное.

Точечное исследование (еще его называют разовым) дает информацию о состоянии или количественных характеристиках социального явления на момент изучения. Полученная таким образом информация не дает ответа на вопрос о тенденциях его изменения во времени. Примером служит монографическое исследование.

Монографическое исследование – 1) в узком смысле, обследование одного или нескольких объектов в рамках хорошо разработанной теории. Напоминает case study , в отличие от которого преследует не получение нового знания, а постановку точного социального диагноза, например, организационной структуры конкретного предприятия; 2) в широком смысле, любое исследование одного или нескольких объектов как с познавательной, так и с практической целью. Case study (исследование случая) – глубинное, всестороннее изучение единичного социального феномена с использованием качественной методологии.

Повторные исследования – это совокупность нескольких исследований, проведенных по единой программе и инструментарию последовательно через определенные промежутки времени и призванных получить результаты, характеризующие динамику изменения объекта. Они представляют собой средство сравнительного анализа. К ним относят: лонгитюдное исследование – длительное изучение одной совокупности лиц; когортное – изучение лиц одного возраста (поколение) на протяжении длительного времени. Цель – анализ изменений в образе жизни, ориентация людей одного поколения. Объекты исследования меняются, но люди сохраняются; трендовые – на одной и той же генеральной совокупности с интервалом во времени и с соблюдением относительно одинаковой методики. Цель: установление тенденций (трендов) социальных изменений. Пример: переписи населения; панельное исследование – по единой программе на одной и той же выборке и по единой методике через определенный интервал времени. Цель – анализ динамики событий. Люди могут меняться, но объекты исследования (цех, предприятие) сохраняются. Панель – это совокупность одних и тех же респондентов, опрошенная в базовом и повторном (через 15 лет) исследовании. В повторном это будут уже люди, повзрослевшие на 15 лет. Псевдопанель – совокупность респондентов, подобранная так, что по основным параметрам – возраст, образование, профессия – она напоминает базовую, но это не одни и те же люди (молодые в 1962 году и молодые рабочие в 1976 – псевдопанель).

В зависимости от выдвигаемых целей повторный сбор информации может проходить в два, три и более этапов. Длительность временного интервала между начальной и повторной стадиями может быть самой разной, так как различна скорость протекания самих социальных процессов. Часто именно свойства самого объекта подсказывают временные интервалы для проведения повторного исследования. Типичный пример: получившие известность в 60–80-е годы исследования тенденций реализации жизненных планов выпускников средних школ: первый раз их опросили накануне выпускных экзаменов, а затем в интервалы времени, определяемые окончанием приема в вузы и стадиями трудовой карьеры.

Особой разновидностью исследования, применяемого в этнографии и антропологии, а потому относимого к сфере социальных наук в целом, а не только к социологии, выступает полевое исследование – крупномасштабное изучение социальных явлений методом непосредственного наблюдения за поведением людей в реальных жизненных ситуациях. Впервые они были применены чикагскими социологами в 20-е годы. Его надо отличать от выборочного обследования, или выборочного опроса, в котором ученый просит респондентов вспомнить, что они чувствовали, где были, как вели себя или что делали прежде в какое-то время. Полученные таким способом данные оторваны от реальности. При полевом исследовании ученый находится в точке событий и осуществляет непосредственное наблюдение. Например, при выборочном опросе социолог спрашивает группу людей о применении наркотиков, а в полевом исследовании он находится рядом с наркоманами и наблюдает за их действиями.

Считается, что собранная во втором случае информация точнее и достовернее первой информации. Зато результаты полевого исследования ограничены одной ситуацией, их невозможно или трудно типизировать, если не провести дополнительных исследований. Иными словами, такие данные точны и достоверны, но нерепрезентативны, ограничены одним случаем.

Метод опроса

Студенты-психологи нередко думают, что лабораторный эксперимент, в ходе которого устанавливаются причинно-следственные связи между различными сторонами поведения животных или людей, исчерпывают все возможности социального исследования.

Многие из тех, кто занимается конкретной экономикой, до сих пор убеждены, что только статистический анализ, позволяющий дать объективную картину колебания цен и товарной массы, является самым надежным мерилом экономического поведения.

В отличие от них некоторые антропологи продолжают верить в то, что самым надежным способом познания остается включенное наблюдение, в результате которого мы изучаем повседневное взаимодействие людей, творящих тот социальный мир, в котором мы с вами живем.

В то же время психоаналитики убеждены в непогрешимости вживания или вчувствования во внутренний мир своего пациента как единственно достоверного метода изучения человеческого поведения, его интимных структур и мотивов.

А специалисты по маркетингу не признают иных средств, кроме изучения того, каким образом устремления конкретного индивида связаны с его социальными характеристиками и потребительским поведением.

Так пишет Юлиан Саймон в своей книге «Базисные методы исследования в социальной науке» (Нью-Йорк, 1969).

Действительно, в каждой науке, изучающей поведение людей, сложились свои научные традиции и накоплен соответствующий эмпирический опыт. И каждая из них, будучи одной из ветвей социальной науки, может быть определена в терминах того метода, которым она преимущественно пользуется. Хотя и не только таким образом. Науки различаются также кругом изучаемых проблем.

В социологии при сборе первичных данных используют четыре основных метода, каждый из которых имеет две основные разновидности (они указаны в скобках):

опрос (анкетирование и интервьюирование);

анализ документов (качественный и количественный [контент-анализ]);

наблюдение (невключенное и включенное);

эксперимент (контролируемый и неконтролируемый).

В нашу задачу не входит рассмотрение всех четырех методов сбора данных. Остановимся на особенностях самого популярного среди них – анкетировании (анкетного опроса).

Анкетирование – вопросно-ответная форма организации текста.

Опрос, как вид исследования, разбивается на две большие разновидности – анкетирование и интервью. В свою очередь, в каждом из этих видов опроса используется несколько методов, скажем метод телефонного интервью или метод формулирования прожективных вопросов.

Каждый вид опроса зависит от многих обстоятельств: содержания анкеты или интервью (то есть перечня вопросов, в которых реализован предмет исследования); качества работы анкетера или интервьюера, организующего и непосредственно обеспечивающего заполнение анкет; ситуации опроса, его условий, которые должны быть максимально благоприятными для спокойной и сосредоточенной работы респондента; психологического состояния респондента на момент опроса и других.

Метод опроса, опирающийся на достаточное число обученных анкетеров или интервьюеров, позволяет в максимально короткие сроки опрашивать большие совокупности людей и получать разнообразную информацию. Хотя познавательные возможности опроса безграничны, информация, полученная с его помощью, отражает изучаемую реальность лишь в том виде, как она преломилась в сознании респондента. Поэтому социологи не спешат ставить знак равенства между объективной реальностью, выступающей предметом исследования, и данными, отражающими мнения людей о фактах, событиях и явлениях. Они тщательно учитывают и стараются нивелировать искажение информации.

Выделяют две основные разновидности социологического опроса: анкетирование и интервьюирование. При анкетировании опрашиваемый сам заполняет вопросник в присутствии анкетера или без него. По форме проведения оно может быть индивидуальным или групповым. В последнем случае за короткое время можно опросить значительное число людей. Анкетирование бывает также очным и заочным. Наиболее распространенные формы последнего: почтовый опрос, опрос через газету.

Интервьюирование предполагает личное общение с опрашиваемым, когда интервьюер сам задает вопросы и фиксирует ответы. По форме проведения оно может быть прямым или опосредованным, например, по телефону.

В зависимости от источника информации различают опросы массовые и специализированные. В первом случае источником информации выступают представители больших социальных групп (этнических, религиозных, профессиональных). Участников массовых опросов называют респондентами. В специализированных опросах главный источник информации – компетентные лица (знатоки, эксперты), обладающие необходимыми для исследователя профессиональными и теоретическими знаниями либо жизненным опытом, которые позволяют им давать авторитетные заключения. Называют такие опросы экспертными.

Социологию чаще всего отождествляют с методом опроса, или анкетной процедурой. Действительно, в социологии самым популярным является анкетный опрос. Им пользуются приблизительно в 70–80% случаев. Социальные психологи больше склонны к тестам и социометрическим методам, но и анкетная процедура отнюдь не редкость в психологии, изучающей поведение людей, мотивацию деятельности и ценностные ориентации.

Искусство задавать волосы, пожалуй, самое древнее и до сих пор еще самое сложное. В повседневной жизни мы убеждаемся, как бестактно поставленный вопрос ставит отвечающего в неловкое положение. Про глупые вопросы говорят, что их легче задавать, чем на них отвечать. Есть вопросы риторические, на них вовсе не надо отвечать. Существуют также вопросы короткие и длинные, письменные и устные, закрытые и открытые, вопросы-меню и вопросы-фильтры, вопросы-ловушки, вопросы контактные, отвлекающие, фактологические, буферные, провоцирующие, закрытые, полузакрытые, открытые, вопросы-тупики и т.д.

Все разновидности вопросов трудно даже перечислить. Еще труднее описать то, как они работают. Эту проблему решают профессионалы-методисты, которые отрабатывают технику постановки вопросов, сбора и анализа данных, математической обработки и эмпирической интерпретации ответов в специально для таких целей поставленных экспериментах. Их именуют, в отличие от исследовательских, призванных познавать закономерности поведения реальных людей, методическими экспериментами, которые показывают особенности поведения инструмента. К примеру, не всегда ясно, на какой вопрос – закрытый или открытый – респонденты лучше реагируют и дают более достоверную информацию.

Искусство опроса состоит в правильной формулировке и расположении вопросов. Вопросы задают не только социологи. Первым задумался о научной постановке вопросов древнегреческий философ Сократ, который на улицах Афин ставил прохожих в тупик хитроумными парадоксами. Сегодня опросным методом пользуются кроме социологов также журналисты, врачи, следователи, учителя.

Чем же тогда отличается от них социологический опрос?

Первая отличительная черта – количество опрошенных. Названные выше специалисты имеют дело, как правило, с одним человеком. Социолог же опрашивает сотни и тысячи людей и лишь затем, обобщив полученную информацию, делает выводы. Суть социологического опроса заключается в том, чтобы на основании нескольких сотен мнений людей судить о тысячах и миллионах. Почему он так поступает?

Когда опрашивают одного человека, то получают личное мнение. Для журналиста, интервьюирующего эстрадную звезду, врача, составляющего диагноз на основании слов пациента, следователя, доискивающегося до причин гибели человека, большего и не надо. Им необходимо именно личное мнение опрашиваемого.

Напротив, социолог, опрашивающий множество людей, интересуется общественным мнением. Индивидуальные отклонения, субъективные предубеждения, предрассудки, ошибочные суждения, намеренные искажения, если их обработать статистически, взаимопоглащаются. В результате социолог получает усредненную картину реальности. Он опросил 100 инженеров, но выявил среднетипичного представителя данной профессии. Вот почему в социологической анкете не требуют указывать свою фамилию, имя, отчество, адрес. Она анонимная.

Итак, социолог, получая статистическую информацию, выявляет социальные типы личности.

Вторая отличительная черта – достоверность и объективность. Она тесно связана с первой: опрашивая сотни и тысячи людей, социолог получает возможность обрабатывать данные математически. Он усредняет разнообразные мнения и в результате получает гораздо более достоверную информацию, нежели журналист. Ее можно назвать даже объективной, если строго соблюдены все научно-методические требования. Хотя получена она на основе субъективных мнений.

Никто в мире не изобрел более совершенного способа соединить несоединимое, огонь и воду, лед и пламень. Это маленькое чудо научного познания совершает математическая статистика. Правда, она требует за это дорогую цену – совершенное владение методикой и техникой социологического исследования, все тонкости которых можно познать только за долгие годы непрерывной работы.

Третья отличительная черта – цель опроса. Врач, журналист или следователь вовсе не стремится к обобщенной информации, он выясняет то, что отличает одного человека от другого. Конечно, каждый из них стремится к правде, добиваясь правды от опрашиваемого: следователь в большей степени, журналист, которому заказали сенсационный материал, в меньшей. Но ни один из них не нацелен на расширение научного знания, обогащение науки, выяснение истины.

Полученные социологом данные о закономерностях связи труда инженеров с отношением к работе и формой досуга освободит его коллег от необходимости еще раз проводить обследование. Если подтвердилось, что разнообразный труд (инженер) влечет разнообразный досуг, а однообразный труд (рабочий на конвейере) связан с однообразным, бессодержательным времяпрепровождением (выпивка, сон, просмотр телепередач), и такая связь теоретически доказана, то мы получим научный факт. Он универсален и всеобщ.

Хотя журналиста или врача подобная универсальность мало удовлетворит. Им нужно раскрыть индивидуальные особенности и отклонения.

Как уже говорилось, анкетирование – самый распространенный в социологии метод.

Анкета – размноженный на машинке, компьютере или типографским способом документ, содержащий в среднем от 30 до 40 вопросов, адресованных выбранному множеству респондентов.

Респонденты при этом рассматриваются в качестве объекта исследования.

Анкетой нельзя назвать любой перечень вопросов. Так, вопросы журналиста не считаются анкетой, хотя в них налицо своя логика и последовательность. Анкетой называется лишь то, что обращено к множеству людей, которых опрашивают стандартным образом. Именно потому к ним применим аппарат статистики. Кроме того, опрашиваемый обязан самостоятельно заполнить анкету по правилам, изложенным в инструкции к ней.

Анкетирование, или анкетный опрос бывает групповым и индивидуальным. Групповой опрос широко применяется по месту работы и учебы. Анкеты раздаются для заполнения в аудитории, куда приглашаются включенные в выборку респонденты. Обычно один анкетер работает с группой из 15-20 человек. При этом обеспечивается стопроцентный возврат анкет, респонденты могут проконсультироваться по технике заполнения, выяснить трудные и неясные места, а анкетер, собирая вопросники, может проконтролировать качество заполнения. При индивидуальном опросе вопросники раздаются на рабочих местах или по месту жительства (учебы) респондентов, а время возврата заранее обговаривается. Вторая форма опроса имеет те же преимущества, что и первая.

Структура анкеты и виды вопросов

Анкета или, как ее еще называют, вопросник является основным инструментом исследования социолога.

Чтобы анкета успешно выполнила свои функции – предоставила в распоряжение исследователя достоверную информацию, – надо соблюдать правила научного метода при ее конструировании и знать особенности различных типов вопросов.

В социологии вопрос выполняет функцию исследовательского инструмента, отсюда вытекают требования к его формулировке. В жизни общение врача с пациентом или следователя с подсудимым либо беседа двух прохожих имеют межличностный характер. Их адресат индивидуален. При анкетировании ситуация иная. Автор социологической анкеты обращается к большой совокупности неизвестных людей. Следовательно, вопрос анкеты должен быть одинаково понятен различным социально-демографическим группам респондентов: молодым и пожилым, людям с высшим и средним образованием, горожанам и селянам.

Все вопросы в анкете можно классифицировать по: 1) содержанию (вопросы о фактах сознания, о фактах поведения и о личности респондента), 2) форме (открытые и закрытые, прямые и косвенные) и 3) функции (основные и неосновные).

Вопросы первой группы направлены на выявление мнений, пожеланий, ожиданий, планов на будущее. Они могут касаться любых объектов, как связанных с личностью опрашиваемого или с его окружающей средой, так и не имеющих к нему непосредственного отношения. Любое мнение, высказанное респондентом, представляет собой оценочное суждение, основанное на индивидуальных представлениях, и поэтому носит субъективный характер.

В первой группе есть особый блок – вопросы о личности респондента, которые входят во все социологические анкеты и называются «паспортичкой» (о ней чуть позже).

При конструировании вопросов часто нарушается одно из обязательных условий: соответствие формулировки вопроса исследовательской задаче. При этом происходит не всегда осознаваемая исследователем подмена информации о знаниях людей данными о том, как они сами их оценивают.

Основными видами анкетного вопроса являются вопросы открытые и закрытые. В открытых после текста вопроса социолог оставляет место и просит респондента самого сформулировать свое мнение.

Закрытый вопрос. Так вопрос называется в том случае, если на него в анкете приводится полный набор вариантов ответов. Прочитав их, опрашиваемый только обводит кружком код напротив того варианта, который совпадает с его мнением. Такая форма вопроса в значительной степени сокращает время для заполнения анкеты и ее подготовки для обработки на ЭВМ.

Закрытые вопросы могут быть альтернативные и не альтернативные. Альтернативные предполагают возможность выбора респондентом только одного варианта ответа, в результате чего сумма ответов на все варианты, представленные в альтернативном вопросе, всегда составляет 100%. Пример альтернативного вопроса:

«Имеете ли вы детей?»

Варианты ответа:

да, имею.

нет, не имею.

Еще один пример альтернативного вопроса:

«Каков доход на одного члена в вашей семье?»

Варианты ответа:

До 1000 рублей.

От 1001 до 2000 рублей.

От 2001 до 5000 рублей.

Свыше 5000 рублей.

Не альтернативные вопросы допускают выбор респондентом нескольких вариантов ответов, поэтому их сумма может превышать 100%. Пример: «Какие телепередачи Вы смотрели в прошедший выходной?» Ответы: 1 – художественные фильмы, 2 – политические передачи, 3 – спортивные передачи, 4 – передачи для деловых людей, 5 – какие еще (напишите).

Второй вопрос служит примером одновременно и полузакрытой формы вопроса, которая употребляется в тех ситуациях, где социолог не уверен в полноте известных ему вариантов ответов, предоставляя респонденту возможность самому дополнить их. В конце полузакрытых вопросов оставляют запасные коды для кодирования дополнительных ответов.

Ответы на альтернативные вопросы могут иметь две формы расположения – линейную и табличную. Приведенные примеры иллюстрируют линейную форму. Пример табличной формы (табл. 2.1.).

Таблица 2.1 Хватает ли Вам времени?

Хватает

Не хватает

Когда как

На учебу

1

2

3

На общественную работу

1

2

3

На отдых и развлечения

1

2

3

На занятия физкультурой

1

2

3

Открытые вопросы. Они не содержат подсказок в виде предлагаемых социологом вариантов ответа, но позволяют респонденту высказать собственное мнение во всей полноте. С их помощью собирают более богатую информацию.

В открытых вопросах после текста вопроса социолог оставляет место и просит респондента самого сформулировать свое мнение. Например:

Под текстом вопроса даны цифры кода. Они нужны не респонденту, а социологу, который после того, как получит весь массив заполненных анкет, приступит к их обработке. И первым шагом на этом пути станет присвоение соответствующего кода вписанному рукой респондента ответу. Число кодов определяется исходя из возможных вариантов ответов на вопрос. Практика показывает, что целесообразно заранее размещать в конце вопроса до 10 кодов. Формализация ответов – основное неудобство, которое затрудняет широкое использование открытых вопросов. Тем не менее, в ряде случаев их применение просто необходимо.

Число строк для записи ответа зависит от характера вопроса и должно быть достаточным для того, чтобы респондент смог свободно выразить свою мысль. Как показывает опыт, среднее число строк для записей в открытом вопросе колеблется от 3 до 7.

Все разнообразие ответов на открытых вопросах придется кодировать самому исследователю, сводя их в конечном счете к некоторому ограниченному числу наиболее часто повторяющихся ответов. Закрытая форма вопроса позволяет избежать этого, поскольку, отмечая один из вариантов ответов, респондент одновременно кодирует его.

Один и тот же вопрос можно сделать открытым и закрытым. Закрытые легче обрабатывать на компьютере, но они требуют от социологов исчерпывающего знания предмета. Открытые используются там, где эти знания ограничены и исследование проводится с разведывательной целью.

Специалисты считают, что психологическая основа ответа на закрытый вопрос существенно иная, чем при ответе на открытый вопрос. Соответственно не совпадает и содержание полученной информации. Формулируя ответ на открытый вопрос, респондент руководствуется только собственными представлениями. Следовательно, такой ответ будет более индивидуализирован и даст более подробную и разнообразную информацию о структуре представлений респондентов. Поэтому открытый вопрос является незаменимым инструментом, если познавательная задача – получение данных о структуре представлений опрашиваемых по изучаемой проблеме, об особенностях словарного запаса их языка, о круге ассоциаций в связи с предметом опроса, о вербальных навыках, связанных со способностью формулировать свое мнение и аргументировать его.

Закрытые варианты вопросов предпочтительнее формулировать для выявления фактов и отношений, предполагающих заранее известный и единообразный перечень возможных вариантов ответов. При этом надо помнить, что заранее предлагаемый набор ответов принадлежит исследователю и это освобождает отвечающих от самостоятельной работы над возможными вариантами ответов.

Респонденты охотно отвечают на открытые вопросы в том случае, когда они имеют развитую систему представлений по теме вопроса и считают себя в ней компетентными. Если же предмет опроса им мало знаком или непривычен, сложен для анализа, то респонденты уклоняются от ответов: либо дают неопределенный ответ, либо отвечают не по существу. В этом случае, применяя открытый вопрос, исследователь рискует совсем не получить содержательной информации и сможет лишь выяснить, что по данному вопросу совокупность опрошенных не имеет сформировавшегося мнения. В то же время, используя закрытую форму вопроса, исследователь помогает респонденту сориентироваться в предмете разговора и выразить свое отношение к проблеме через предложенный набор возможных суждений или оценок.

Вопросы-фильтры – относятся к классу неосновных вопросов социологической анкеты, поскольку в их задачу входит не выяснение содержания изучаемого социального явления, а установление основного адресата вопроса. Необходимость в них возникает тогда, когда исследователю нужно получить данные, характеризующие не всю совокупность опрашиваемых, а только некоторую ее часть. Для того чтобы отделить интересующую исследователя часть респондентов от всех других, и задаются вопросы-фильтры. Так, при исследовании читательской аудитории конкретной газеты, скажем «Вечерней Москвы», перед тем как переходить к собственно содержательному блоку вопросов, социолог размещает вопросы-фильтры, где спрашивает, знаком ли респондент с этой газетой.

Композиция вопросника. Социологическая анкета представляет собой план или сценарий беседы с респондентом. Началу такой беседы предшествует вступление (обращение к респонденту), где излагаются тема, цели, задачи опроса и называется организация, его проводящая; объясняется техника заполнения анкеты. Затем располагаются вопросы наиболее простые, нейтральные по смыслу. Кроме своей прямой познавательной задачи они обеспечивают «завязку» беседы, формируют психологическую установку на сотрудничество. Их задача – заинтересовать собеседника, ввести в курс обсуждаемых проблем. Сложные вопросы, требующие размышлений, работы памяти, размещаются в середине анкеты. К концу анкеты трудность вопросов должна снижаться. Обычно здесь помещают «паспортичку», с помощью которой собирают социально-демографическую информацию о личности опрашиваемого.

Паспортичкой называется совокупность демографических, экономических и профессиональных сведений, находящихся в конце анкеты (пол, доход, возраст и др.). Они очерчивают как бы портрет респондента. В нее заносятся те показатели, статистические распределения которых в генеральной совокупности вас интересуют. Именно эти вопросы – пол, возраст, профессия – являются контрольными для решения вопроса о том, насколько выборочная совокупность соответствует генеральной. Наряду с полом, возрастом и доходом сюда также включаются такие показатели, как национальность, образование, профессия, семейное положение, местожительства или работы.

Вопросы могут объединяться в блоки по тематическому и проблемному принципам. При этом переход к новому направлению беседы должен сопровождаться пояснениями, «переключателями» внимания. Например: «На этом мы заканчиваем разговор о труде. Теперь несколько вопросов о Вашем досуге».

Функцию своеобразных правил движения по анкете, указывающих «перекрестки», опасные участки и т.п., выполняют инструктивные указания по технике заполнения анкеты, адресованные респондентам и расположенные непосредственно в тексте вопросов или на полях анкеты: сколько вариантов ответов можно отметить – один или несколько; как заполнять вопрос-таблицу – по строчкам или по столбцам.

Серьезное внимание обращают на графическое оформление анкеты: четкий шрифт, достаточное место для записи свободных ответов, стрелки-указатели переходов от вопроса-фильтра к другим вопросам и т.п. Существенную роль в графическом оформлении играют иллюстративные материалы. Вопросы-иллюстрации помимо своей основной познавательной функции решают еще и методическую задачу: разнообразят технику заполнения анкеты, снижают ее монотонность, уменьшают психологическую нагрузку.

Вопросы не должны содержать неясные для респондента термины и понятия. Число вопросов в анкете обычно не превышает 30-40 (после 45 минут опроса внимание респондента снижается). Анкета считается «хорошей», если соблюдены два основных правила: формулировка вопросов должна соответствовать исследовательской задаче, а сама анкета должна соответствовать возможностям респондента как источника информации (например, нельзя предъявлять непосильных требований к памяти, аналитическим способностям респондента или унижать его чувство собственного достоинства).

Логический контроль анкеты. По окончании компоновки анкеты ее подвергают логическому контролю, позволяющему проверить ее на соответствие научным критериям качества. Контролируются два основных параметра социологической анкеты – правильность формулировки вопросов и правильность компоновки всей анкеты, ее композиция.

В первом случае каждый вопрос проверяется по следующим критериям:

Не забыты ли (если они нужны) такие варианты ответов, как: «не знаю», «затрудняюсь ответить», «не помню», «не думал об этом» и тому подобные, дающие возможность респонденту уклониться от ответа, когда он сочтет это нужным.

Не следует ли добавить к некоторым закрытым вопросам позицию «другие ответы» со свободными строчками для дополнительных высказываний респондентов.

Относится ли вопрос ко всей совокупности опрашиваемых или только к некоторой части этой совокупности. (В последнем случае добавляют вопрос-фильтр).

Достаточно ли объяснена респонденту техника заполнения вопроса.

Нет ли логического несоответствия между смыслом формулировки вопроса и шкалой измерения.

Содержатся ли в формулировке вопроса слова, термины, которые могут быть непонятны опрашиваемым. Как их заменить, не нарушая смысла вопроса.

Не превышает ли вопрос компетентности опрашиваемого. (Если такое подозрение есть, нужен контрольный вопрос-фильтр на проверку компетентности).

Не превышает ли вопрос возможностей памяти опрашиваемых.

Не слишком ли многочисленны варианты ответов на вопрос. Если это так, то нужно расчленить список на тематические блоки и вместо одного вопроса сделать блок вопросов.

Не задевает ли вопрос самолюбия респондента, его достоинства, престижных представлений.

Не вызовет ли вопрос отрицательных эмоций у опрашиваемого (опасения за последствия опроса, неприятные ассоциации, печальные воспоминания и другие негативные эмоциональные состояния, нарушающие психологический комфорт ситуации опроса).

Результатом логического контроля анкеты выступает совокупная оценка ее качества, которая характеризуется числом полученных замечаний по различным критериям. В зависимости от этого все вопросы анкеты сортируются и отбраковываются те из них, которые содержат очевидные методические просчеты, не поддающиеся исправлению. Их целесообразно заменить на вопросы, имеющие иное методическое решение. Сам по себе логический контроль качества вопросов анкеты служит подготовительной процедурой для разработки задач пилотажного (пробного) исследования.

Во втором случае композиция анкеты проверяется на соответствие следующим критериям:

Соблюдается ли принцип расположения вопросов от наиболее простых в начале анкеты к наиболее сложным в середине и простым в конце.

Нет ли влияния предшествующих вопросов на последующие.

Отделены ли смысловые блоки вопросов «переключателями внимания», обращениями к респонденту, информирующими о начале следующего блока.

Снабжены ли вопросы-фильтры указателями-переходами для разных групп респондентов.

Нет ли скоплений однотипных вопросов, вызывающих ощущение монотонности и утомления у респондента.

Нет ли нарушений в верстке и графическом оформлении анкеты (перенос части вопроса на другую страницу; неразлинованные таблицы; «слепой» текст анкеты; недостаточное место для ответов на открытые вопросы и т.п.).

Окончательный вердикт качеству всей анкеты выносит пилотажное (пробное) исследование. Оно вскрывает все недочеты анкеты и особенно в составлении вопросов. Один из верных показателей непригодности вопроса – большая доля не ответивших или затруднившихся ответить на него. Значение данного показателя интерпретируется в зависимости от познавательной задачи вопроса. Если изучается распространенное явление, о котором должны знать все или подавляющее большинство людей, а доля затруднившихся ответить высока, то это свидетельство методической погрешности в составлении вопроса. А если измеряется информированность опрашиваемых о достаточно редком явлении и доля не ответивших или затруднившихся ответить высока, то вполне можно заключить, что вопрос соответствует поставленной задаче.

Логика построения вопросов в анкете соответствует целям исследования и служит получению только такой информации, которая проверяет гипотезы.

Журналист, врач или следователь тоже придерживаются определенной программы и целей, но научных гипотез они не выдвигают, хотя следователь проверяет определенную версию, журналист заранее строит план интервью.

Вопросы в анкете формулируются максимально конкретно и точно. Нельзя допускать неясностей и двусмысленности.

Практический пример 1 Разработка теоретической модели предмета исследования

Представьте себе, что вы, начинающий социолог, поставили перед собой задачу выяснить, кто больше ворует – представители богатого, среднего или бедного класса? Как и где вы будете проводить исследование? Предположим, вы решили это сделать в своем классе. Как вы поступите?

Двигаться к цели можно двумя путями – эмпирическим и теоретическим. Покажем, что только второй является правильным.

Вы составили анкету и включили в нее так называемую «паспортичку», где указывается пол, профессия, возраст, доход, социальное происхождение респондентов. Получив и обработав ответы на вопрос: «К какому классу Вы себя относите?», мы тем самым вроде бы решили главную задачу, а именно выяснили, представители какого класса больше всего воруют. На самом деле мы не имеем полной и всесторонней картины, мы получили данные лишь об одной переменной.

Информация получена на основе самооценки, а она вполне может быть ошибочной. Можно повысить степень достоверности информации. Самооценка проверяется по пересечению трех вопросов в «паспортичке»: доход, профессия (занятие), социальное происхождение. Сопряжение двух вопросов с целью их самопроверки называется взаимоконтролем переменных (вопросов).

Проведя исследование, вы, к примеру, получили такую статистику: 5 человек – богатые, 70 принадлежат к среднему классу, 25 – бедные. Статистику можно выразить двояко – в абсолютных и относительных значениях. Во втором случае речь идет о процентном распределении ответов. Им чаще всего пользуются социологи. У вас получилось: 5%, 70%, 25%. Пока что вы вычислили количественные параметры только одной переменной – классового распределения респондентов.

Переменная – понятие в социологии, которое может принимать различные значения. Например, доход или образование могут принимать множество значений, выраженных цифрами, скажем, доход в 100–500, 501–1000,1001–1500 рублей, образование начальное (4 класса), неполное среднее (9 лет), полное среднее (11 лет), высшее (5 лет) или неполное среднее, среднее, среднее техническое, высшее незаконченное и высшее законченное и т.д.

Что делать дальше? Дальше надо получить численную величину второй переменной – воровство – и связать ее затем с первой. Может быть, так и спросить респондентов: вы воруете? Один ответит «нет», подразумевая, что 50 копеек, которые он утром отобрал у младшеклассника, не есть воровство. Другой залез к одноклассникам в портфель и выгреб кучу денег, но не желает сознаваться. В том и другом случае социолог получит «нет», хотя на самом деле должно стоять «да». Вы в затруднении, поскольку не знаете, как именно интерпретировать эмпирические данные.

На самом деле к проблеме надо подходить с другого конца – идти от теории. Прежде всего следует точно определить, что такое воровство, для чего надо осуществить специальную процедуру – операционализацию исходного понятия «воровство». В операционализации социолог устанавливает количественные контуры изучаемых явлений, выраженные в цифрах или наблюдаемых признаках. Слово «операционализация» подразумевает, что с тем или иным явлением или вещью вы способны совершать операции измерения.

Итак, переходя от абстрактных понятий к конкретным терминам, находя им эмпирические признаки (свойства) и эмпирические референты (объекты), мы проводим операционализацию понятий. В программе надо операционализировать или хотя бы четко определить все ключевые понятия и категории. Эмпирические признаки указывают на то, к каким методам сбора информации надо прибегнуть социологу. К примеру, как определить количество денег у богатых: спросить респондента прямо, получить доступ к банковскому счету, опросить соседей или конкурентов? А как узнать о результатах инвестиционного поведения? Скажет ли пенсионер или инженер о том, что он положил деньги в банк, надеясь на «халявные» проценты, и прогорел? Другая подсказка для выбора методов исследования – структура субъекта социального действия. Как только вы установили, что в нее входят бедные, средние и богатые слои, вы определились с генеральной совокупностью, из которой выводите выборочную совокупность. Во всяком случае, вам стало ясно, кого именно опрашивать. Неизвестно только где именно – на дому или в банке?

Признаться в воровстве и признаться в таких действиях, как, например, ксерокопирование на работе личных материалов – далеко не одно и то же, хотя оба они могут относиться к одному явлению. Когда в обществе растет дифференциация, многие опускаются на социальное дно, а немногие взмывают ввысь, стираются моральные критерии. Кое-кто начинает думать о себе как о Робин Гуде, который отнимает деньги у богатых, не трогая бедняков. Опросы в отделениях милиции показывают, что многие домушники считают себя именно такими робин гудами, а не воришками. Залезть в квартиру к богатому и взять добра на 5000 долларов они не считают воровством. Одни называют это экспроприацией экспроприаторов, а другие – уравнением жизненных шансов. Вполне возможно, что каждому классу присущ свой вид воровства. И этот факт необходимо исследовать социологу. Современный средний класс в России имеет счета в банках, но банки, попадая в полосу глубокого кризиса, как это произошло в августе 1998 г., отказываются выплачивать по счетам. Что они делают – воруют или выбираются из кризиса? А финансовые пирамиды, обокравшие в середине 90-х годов сотни тысяч россиян, в том числе пенсионеров? А как расценивать взятки чиновников?

Так что же такое воровство? Может быть за ответом заглянуть в Уголовный Кодекс? Но там нет социологического определения воровства. Там есть конкретные статьи, приписывающие меру наказания за конкретные виды воровства, в частности, статья 158 за кражу. В ней дается краткое определение – «кража, то есть тайное хищение чужого имущества», а затем следует перечень наказаний: «наказывается штрафом в размере от двухсот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до семи месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет». В УК РФ нет указания на социальные группы, совершающие воровство, но есть расшифровка по степени тяжести преступления, в частности: «Кража, совершенная: а) группой лиц по предварительному сговору; б) неоднократно; в) с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище; г) с причинением значительного ущерба гражданину... Кража, совершенная: а) организованной группой; б) в крупном размере; в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство...»

К краже в УК причисляется также хищение, под которым «понимаются совершенные, с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

В разряд воровства мы вправе отнести также мошенничество (статья 159), то есть «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием»; присвоение или растрата (статья 160), то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному»; грабеж (статья 161) или «открытое хищение чужого имущества»; разбой (статья 162), то есть «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия»; вымогательство (статья 163), так как это «требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких», а также причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (статья 165).

Вот и все, что мы можем узнать из Уголовного Кодекса о воровстве. Кстати сказать, самого термина «воровство» там нет. Видимо, предполагается, что это не строго юридическая категория, которую можно операционализировать в терминах права. Скорее всего, воровство – обыденное словоупотребление целого ряда правонарушений, которые подпадают под самые разные статьи УК. А некоторые и вовсе не подпадают. Не найдем мы точной расшифровки понятия воровства ни в этике и философии, ни в педагогике и экономике, ни в политологии. Вообще ни в одной из существующих наук.

По всей видимости, воровство – чисто социальная категория, описывающая очень широкий список действий правового, экономического, этического и социального характера. Мы можем о нем судить не из данных науки, а опираясь на здравый смысл и жизненный опыт. Они дают даже более полную информацию об этой проблеме. К сожалению, четко операционализировать ее невозможно, посему социологи пользуются достаточно приблизительной интерпретацией.

Как бы социолог подошел к определению воровства? Прежде всего, он определил бы его как присвоение чужой собственности, иначе говоря, как форму нелегитимного (незаконного) поведения, в основе которого лежит присвоение того, что тебе не принадлежит и чего ты сам не создавал. Причем «чужое» должно быть зафиксировано, то есть где-то должно быть установлено, что оно не твое. Но как это сделать? Человек идет по улице и находит кошелек. Он чужой или уже ничей? На нем не написано, что он чужой. Правда, в нем может находиться паспорт с указанием фамилии владельца. Его присвоение есть воровство. Хотя в повседневной жизни мы часто рассуждаем иначе: «что упало, то пропало». В таком случае обнаруженный кошелек можно считать находкой, а не воровством.

Возможно, что обнаруженные нами признаки явления необходимые, но еще не достаточные для того, чтобы квалифицировать это явление как воровство. Нужны дополнительные признаки. Ими могут стать наличие субъекта воровства, возможного соучастника, свидетелей, злого умысла, то есть специфического типа корыстной мотивации. С добавлением новых признаков мы получаем все составные части социального действия по Веберу или Парсонсу. Но воровство и есть один из видов социального действия или взаимодействия.

Даже не продолжая далее расшифровку понятия «воровство», мы можем установить, что совершаем методологическую процедуру конкретизации абстрактного понятия. В ходе такой расшифровки оно обросло массой конкретных признаков и проявлений. Мы составили довольно подробный «портрет» социального явления.

Но это еще не операционализация. Составляя социальный портрет воровства, мы «приобщили к делу» множество теоретических понятий из других областей знания, кроме собственно социологии: собственность, имущество, свое и чужое, нелегитимные способы, злой умысел, присвоение, мотивация, свидетели и т.д. Что мы сделали? Мы включили понятие «воровство», которое вначале было совершенно непонятным и представлялось очень бедным по содержанию, в совокупность теоретического знания. Мы как бы обложили его прослойкой теоретических конструктов. Такая процедура называется концептуализацией исходной проблемы.

Концептуализация – наделение или определение теоретического смысла слов и превращение их тем самым в понятия. Так, «автомобиль» можно теоретически обобщить в «транспортное средство». Экономист превратит его в «потребительский товар», психолог – в «фигуру отца», социолог – «статусный символ». Таким образом, концептуализация – это подведение частного под общее, но в рамках и средствами конкретной науки.

Концептуализировать означает нагрузить исходное понятие такими теоретическими признаками, каждый из которых принадлежит к другой теории или другой дисциплине, и увязать их в логическую систему. Под концептуализацией подразумевается теоретическое прописывание проблемы. И уже затем от каждого вновь приобретенного признака мы можем разветвить систему конкретных признаков, которые позволят эмпирически наблюдать вначале отдельные фрагменты явления, а затем и само явление. Например, мы можем указать способы присвоения или отчуждения чужого имущества, описать признаки самого имущества, уточнить, кого именно надо понимать в роли свидетели или виновника и т.д.

Характерно то, что концептуализация завершилась построением логически взаимосвязанной системы теоретических конструктов, относящихся к сущности воровства. Это не стихийный подбор терминов. Но тем самым мы на практике доказали, что логика служит мощным оружием построения научной теории.

Когда мы пытались определить, что такое воровство, мы отбрасывали лишние признаки. Мы рассуждали теоретически, пользуясь своим жизненным опытом, здравым смыслом. Но понятия и факты обыденного знания мы выстраивали по правилам научной технологии. Строитель, конечно, заботится о качестве исходного материала. Но не меньше он беспокоится о соблюдении требований технологии. Смесь научных и обыденных понятий – это наш строительный материал. Но в роли технологии строительства здания научной теории выступил не здравый смысл, а научный метод. И подобное обстоятельство оказалось решающим.

Когда мы выписали в столбик основные признаки воровства, мы легко можем отследить каждый его вид. Но виды воровства строятся по социологическим, а не юридическим, экономическим или этическим критериям. Социолог должен эмпирически установить, какие именно виды воровства присущи каждому классу. Совершенно очевидно, что их выбор продиктован респондентам характером и содержанием труда, уровнем и образом жизни, наконец, классовой субкультурой. Инженер или менеджер никогда не станет грабить прохожих, залезать через форточку в чужие квартиры и совершать прочие поступки, на которые решиться безработный или доведенный до отчаяния бедняк. Но те же «белые воротнички» спокойно переведут на свой счет чужие деньги, если подобная акция окажется безнаказанной. Начальник не станет лезть в чужой карман. Но он с удовольствием залезет в карман государству.

Когда мы определили виды воровства, можем ли мы ответить на поставленный вопрос: кто чаще ворует – богатые или бедные? Мы определили, что у бедных и богатых свой вид воровства. Определили, что такое воровство. Можем ли мы правильно выбрать методы исследования – опроса, наблюдения или интервью?

Если воровство – это незаконное присвоение чужого имущества со злым умыслом помимо воли того человека, которому принадлежит это имущество, то будет ли подтасовка счетов считаться воровством? Если да, то социологу придется посетить банки, предприятия, всевозможные конторы, а не только магазины, рынки и подворотни. Конкретный список признаков воровства диктует конкретный список объектов исследования.

Составляя список конкретных признаков, вы выясняете объект исследования. Где нужно наблюдать воровство – в банке, на улице, в трамвае, в квартирах, а может быть, в список включить садовые деревья, если речь идет о воровстве яблок (кстати сказать, это один из массовых его видов)?

Список конкретных признаков социального явления, полученный социологом после завершения процедуры операционализации, выполняет роль компаса, помогающего ориентироваться и находить нужный объект.

Однако прежде чем выдвинуться на исходные рубежи и приняться задело, социологу необходимо провести еще одну утомительную процедуру. Каждый вид воровства надо связать с соответствующим ему методом сбора данных. Для одних видов воровства подходит наблюдение, для других – опрос, для третьих – анализ статистики. К примеру, могут ли газеты выступить источником информации? Наши журналисты проводят собственные расследования воровства, коррупции, взяточничества, сообщая о результатах в прессе. Стало быть, социологу может пригодиться метод анализа документов. Некоторые виды воровства доступны только методу наблюдения, например, квартирные кражи. Интервью можно использовать для опроса, разумеется, не воров, а потерпевших. Хотя при соблюдении конфиденциальности информации можно опросить и воров в законе, получив от них массу любопытной информации. Иными словами, поставить во взаимное соответствие два ряда явлений – перечень видов воровства и перечень научных методов.

Определившись с методами и объектами сбора информации, социолог должен определиться с формулировкой и типом вопросов. Скажем, прожективные вопросы лучше задавать тем, кто склонен скрывать информацию или стесняется ее выразить, а прямые – экспертам. Если вы опрашиваете потерпевшего и чувствуете, что он что-то утаивает, то разумнее перейти к прожективной форме вопроса. Можно ее предусмотреть заранее, но подобное удается сделать не всегда. Допустим, обокрали богатого человека. Что ему скрывать? По всей вероятности, ему есть что скрывать. Он боится «наводки», перечисляя длинный список украденного. А бедному есть что скрывать? Только конкретный опрос позволит дать точный ответ. Или вы пришли в тюрьму и опрашиваете осужденных за воровство. Какие вопросы им лучше задавать – прямые или косвенные (прожективные)?

Непросто обстоит дело и с экспертами. Надо учитывать даже их политические ориентации. Экспертам с коммунистической ориентацией, представляющим оппозиционную партию, выгоднее преувеличить масштабы коррупции в стране. Напротив, официальным чиновникам, особенно ответственным работникам силовых ведомств, выгоднее их преуменьшить. Кого вы спросите о подлинных масштабах, скажем, дедовщины – армейских чиновников или женщин из Комитета солдатских матерей? У первых выше мотивация скрывать подлинные размеры явления, но у них больше точной информации и статистики. Вторые ориентированы раскрыть подлинные масштабы событий, но они не располагают точными статистическими данными.

Когда вы составили полный перечень объектов исследования, список респондентов и экспертов, а также их адреса, то вы составили то, что называют эмпирической схемой объекта исследования. В ней вы должны указать, в какой именно лагерь вам надо выехать, кого конкретно опросить среди заключенных, какие вопросы им задать. То же самое надо проделать по всем категориям опрашиваемых и наблюдаемых. Если предполагается использовать анализ документов, то необходимо четко определиться с названиями, количеством, точными датами газет.

В отличие от эмпирической схемы в теоретическую модель мы должны вписать основные понятия: «воровство», «социальный класс», их взаимосвязь, частота или «интенсивность воровства», «вид воровства» и др. Когда мы стали расшифровывать понятие «социальный класс», мы определили три разряда: богатые, средние, бедные. Когда мы начали конкретизировать, что такое воровство, то ввели еще ряд понятий: имущество, собственность, похищение, злой умысел и т.д. Чего у нас не хватает? Вводим новое понятие – масштаб воровства. В чем может выражаться масштаб воровства? Это количество денег, которым измеряется результат воровства, то есть сумма наворованного.

Мы построили логическую цепочку понятий. Выявили способы, какими можно измерить описанные явления, построили инструмент, подготовили бланки для наблюдения и интервью. Теперь можно приступать к полевой стадии исследования.

Практический пример 2 Анкетный опрос

Этот пример я позаимствовал у известного американского социолога Н. Смелзера, учебник по общей социологии которого прекрасно знает отечественный читатель.

Американский студент, изучающий социологию, решил провести анкетный опрос, чтобы на практике узнать все его достоинства и недостатки. Он обзавелся принтером и отпечатал анкеты, которые вручал студентам, прогуливающимся по университетской аллее в Беркли. В анкете было несколько вопросов, посвященных проблемам мошенничества. Респондентов спрашивали: что хуже – жульничать с налогами или «выколачивать» пособия? Жульничать с налогами означает давать ложные сведения о своих доходах, не платить налоги. Выколачивание означает получение денег от государства, когда на самом деле вы не имеете права на пособие. Кроме того, студенты указывали свой возраст, уровень образования, профессию родителей и доходы семьи. Всего Марк (так звали будущего социолога) опросил 100 студентов.

После сбора данных он нашел остроумный способ анализа ответов на анкету. Он спросил себя: кто в большей мере склонен к жульничеству с налогами – бедные или богатые? Не зная еще ответа, Марк предположил: у богатых больше денег, поэтому они сильнее заинтересованы скрывать размеры своих доходов. Но, осознавая, что обманывать нехорошо, они постараются всячески оправдать свои действия какими-то рациональными соображениями, обвинив во всем бедных: они, мол, получают слишком большие пособия от государства, поэтому богатым приходится платить чрезмерные налоги.

Построив цепочку рассуждений, которую называют еще теоретической моделью, Марк сформулировал первую гипотезу: студенты из обеспеченных семей должны назвать незаконное получение пособий худшим явлением, чем уклонение от уплаты налогов. Вторая гипотеза гласила: для бедных уклонение от налогов выглядит большим злом, чем незаконное получение пособий. Как видим, бедные и богатые должны вести себя прямо противоположно. Когда Марк разместил данные в таблице 2.2, то обнаружил, что его гипотезы подтверждаются. Таким образом, он доказал связь между семейным доходом и отношением людей к различным видам мошенничества.

Таблица 2.2 Отношение к мошенничеству бедных и богатых, %

Социальные группы

Виды мошенничества (что хуже)

Богатые с доходом более 15тыс. $

Бедные с доходом 15 тыс. $

Незаконное получение пособий от государства

87

42

Уклонение от уплаты положенных налогов

13

56

Исследование Марка – образец настоящей социологии. Во-первых, он извлек данные из реальной жизни, то есть опирался на факты. Во-вторых, он получил в результате теоретические обобщения, касающиеся социальных отношений и социальных групп (бедных и богатых)

Ключевые положения темы

Ключевые термины

Анкетирование Вероятность

Выборочная совокупность Выборочное обследование Генеральная совокупность Гипотеза Единицы отбора Единицы наблюдения Закономерность

Концептуализация

Объем выборки

Операционализация

Основа выборки

Ошибка репрезентативности

Ошибка выборки

Паспортичка

Переменная

Полевое исследование

Программа исследования

Репрезентативность

Респондент

Статистический вывод

Структура выборки

Тенденция

Эмпирическое исследование

Ключевые мысли

Стратегия эмпирического исследования задается программой исследования.

Браться за изучение нескольких проблем в рамках одного исследования нецелесообразно.

При помощи количественных распределений ответов социология выявляет типичное мнение большой группы людей.

Любой человек должен иметь одинаковую вероятность попасть в выборочную совокупность.

Выбор вида исследования диктуется характером поставленной цели и выдвинутых задач.

Искусство опроса состоит в правильной формулировке и расположении вопросов.

Суть социологического опроса заключается в том, чтобы на основании нескольких сотен мнений людей судить о тысячах и миллионах.

Формулировка вопросов должна соответствовать исследовательской задаче, а сама анкета должна соответствовать возможностям респондента.

Словарь

Анкетирование – вопросно-ответная форма организации текста.

Вероятность – числовая характеристика степени возможности появления какого-либо случайного события при тех или иных, могущих повторяться неограниченное число раз условиях.

Выборочная совокупность – уменьшенная модель генеральной совокупности.

Выборочное обследование – способ систематического сбора данных о поведении и установках людей посредством опроса специально подобранной группы респондентов, дающих информацию о себе и своем мнении.

Генеральная совокупность – множество тех людей, сведения о которых стремится получить социолог в своем исследовании.

Гипотеза – научное предположение, выдвигаемое для объяснения изучаемых явлений и процессов, которое надо подтвердить или опровергнуть.

Данные – первичная информация, полученная в результате социологического исследования.

Закон больших чисел – утверждение, гласящее, что совокупное действие большого числа случайных факторов приводит, при некоторых весьма общих условиях, к результату, почти не зависящему от случая.

Закономерность – мера вероятности наступления какого-то события или явления либо их взаимосвязи.

Контролирование репрезентативности – сравнение средних генеральной и выборочной совокупностей с целью определения ошибки выборки и ее уменьшения.

Концептуализация – наделение или определение теоретического смысла слов и превращение их в понятия.

Логический анализ основных понятий – логическое структурирование исходных понятий, определяющих предмет исследования, точное объяснение их содержания и структуры.

Обработка социологической информации – математико-статистическое преобразование данных, которое делает их компактными, пригодными для анализа и интерпретации.

Объект исследования – в широком смысле носитель той или иной социальной проблемы, в узком – люди или объекты, способные дать социологу необходимую информацию.

Объем выборки – количество единиц выборочной совокупности.

Операционализация – установление количественных контуров изучаемого явления, которые выражены в цифрах или наблюдаемых признаках.

Основа выборки – полный и точный перечень единиц выборочной совокупности.

Ошибка репрезентативности – мера отклонения статистической структуры выборки от структуры соответствующей генеральной совокупности.

Ошибка выборки – отклонение средних характеристик выборочной совокупности от средних характеристик генеральной совокупности.

Паспортичка – совокупность демографических, экономических и профессиональных сведений, находящихся в конце анкеты.

Переменная – понятие в социологии, которое может принимать различные значения.

Полевое исследование – крупномасштабное изучение социальных явлений методом непосредственного наблюдения за поведением людей в реальных жизненных ситуациях.

Предмет исследования – те стороны и свойства объекта, которые в наиболее полном виде выражают исследуемую проблему и подлежат изучению.

Программа социологического исследования – изложение концепции, общей схемы, инструментария и рабочего плана всего исследования.

Проект выборки – указание принципов выделения из объекта той совокупности людей (либо иных источников информации), которые впоследствии будут охвачены опросом.

Репрезентативность – свойство выборочной совокупности представлять характеристику генеральной.

Респондент – опрашиваемый.

Систематические ошибки – ошибки при опросе, допускаемые социологом в силу недостаточного профессионализма или незнания параметров генеральной совокупности.

Случайная ошибка – вероятность того, что выборочная средняя выйдет (или не выйдет) за пределы заданного интервала.

Социальная проблема – существующая в самой реальности противоречивая ситуация, носящая массовый характер и затрагивающая интересы больших социальных групп либо социальных институтов.

Статистический вывод – индуктивное обобщение, построенное на основе математической обработки и обобщения некоторого множества единиц исследования.

Структура выборки – процентные пропорции признаков объекта, на основании которых составляется выборочная совокупность.

Тенденция – слабый вид закономерности, показывает основное направление развития событий, приближение реального процесса к объективной закономерности.

Теоретическая модель предмета исследования – совокупность абстрактных объектов, описывающих проблемное поле исследования.

Практикум 2

Как провести социологическое исследование

Проведение эмпирического исследования составляет важную часть преподавания курса социологии. Социологические опросы воспринимаются молодежью наподобие деловой игры в экономике и менеджменте, в которой можно проявить не только свои теоретические знания, но и практическую сметку. Как правило, они вызывают неподдельный интерес, позволяя узнать многое из того, о чем молодые люди не подозревали. Сегодня социологические опросы проникли в сферу среднего образования, и мне известны примеры того, как в школах Санкт-Петербурга к опросному методу познания прибегают в 6–8 классах. И неудивительно, по телевидению практически каждый день тот или иной канал, а то и сразу несколько проводят так называемые интерактивные опросы (с использованием обратной связи со зрителем), приучая зрителей с младых лет к изучению общественного мнения.

Ниже приведены три примера социологического исследования. Их авторами являются студенты разных вузов и разных курсов. Невооруженным взглядом видна разница в построении программы исследования и анализе данных. Казалось бы, ожидать от первокурсников серьезных успехов рано. Тем не менее и они показали великолепные результаты, особенно в эмпирической части. Оставляю эти задания без комментариев. Их вы сделаете, я думаю, самостоятельно.

Пример 1 Исследование установок на получение вузовского образования московских студентов

Установки на получение высшего образования молодежи, несомненно, определяют не только будущие успехи на профессиональном поприще после окончания вуза, но и успешность обучения в нем. Социологи регулярно проводят опросы среди студентов и абитуриентов. Результаты многих из них публикуются в журнале «Социологические исследования».

Ученые пришли к выводу о том, что социальная ориентация на вхождение в слой специалистов продолжает быть первичной по отношению к профессиональной (выбор профессии). Лично мне кажется, что такое положение вещей связано и с тем, что в последнее время конкурс в вузы растет, проходной балл повышается и вступительные экзамены усложняются с каждым годом.

Анализ различного рода справочной литературы для поступающих в вузы позволил мне сделать немаловажный вывод: одним из вузов, в который проще всего поступить, несмотря на довольно-таки большой конкурс, является именно педагогический. Исходя из своего жизненного опыта я могу сказать, что многие выпускники школ пытаются поступать в разные вузы (в том числе престижные), а в случае провала идут в педагогический, куда поступают без особых проблем. Я еще раз повторяю, что данные выводы были мною сделаны исключительно на примерах моих знакомых, и поэтому не имеют под собой никаких точных эмпирических данных.

На примере проведенных профессиональными социологами исследований я попыталась провести свое собственное изучение специфических особенностей в ориентации студентов социологического факультета. Для этого мною был проведен опрос первокурсников социологического факультета Государственного университета гуманитарных наук. Было опрошено 28 респондентов (именно таково число студентов-первокурсников на очном отделении данного факультета). Преобладающий возраст опрошенных респондентов – 17-18 лет. Была составлена небольшая анкета, ответить на которую было предложено каждому из респондентов. Она имела такой вид:

Вы поступили в данный вуз на данный факультет по причине того, что:

Желали приобрести именно эту специальность (социолога).

Хотели получить высшее образование «вообще».

Возникло желание «отсидеться» («откосить» от армии).

Не смог (ла) поступить в другой вуз.

Вами был выбран именно этот вуз, так как:

Он престижный.

Все поступили, ну и я, как все.

Хороший преподавательский состав (на решение повлияло то, что вуз академический).

Легкие вступительные экзамены (было легче всего поступить; маленький конкурс).

Собираетесь ли вы поступать в аспирантуру?

Да.

Нет.

Собираетесь ли вы посвятить всю свою жизнь науке?

Да.

Нет.

Специалисты какой области, по вашему мнению, в данное время в нашей стране наиболее популярны (востребованны)?

Юристы.

Психологи.

Социологи.

Историки.

Экономисты.

Политологи.

Медики.

Другие.

Результаты опроса

Причины поступления именно в этот вуз:

11.2% – не смогли поступить в какой-либо другой вуз.

22.4% – решили получить именно эту специальность (социолога).

44.8% – поступили только ради высшего образования «вообще».

Причина, по которой вас привлек именно этот вуз:

11.2% – все поступили, ну и я как все.

16.8% – хороший преподавательский состав (академический вуз).

50.4% – легкие вступительные экзамены, маленький конкурс (легче всего поступить).

Планы на будущее: собираешься в аспирантуру?

30% – Да.

46% – Нет.

Планы на будущее: собираешься ли посвятить всю жизнь науке?

16.8% – Да.

61% – Нет.

Самые популярные специальности:

Социологи.

Юристы.

Экономисты.

Психологи.

Если сказать в двух словах, то полученные результаты не очень обнадеживающие. Исследование показало, что из всех первокурсников социологического факультета меньше половины поступили в вуз по той специальности, которая им действительно близка по духу. Прослеживается все та же тенденция получения высшего образования «вообще».

Стоит обратить внимание также и на то, что не все (очень небольшой процент) студенты, обучаясь в вузе, ценят то, что он академический, и все те возможности, которые перед ними открываются: лучший преподавательский состав, предоставление аспирантуры, возможность научной деятельности. Это, конечно же, имеет свое объяснение.

В настоящее время в стране сложилась мнение о том, что наука и все, что с ней связано, бесперспективно: труд ученых не оценивается по заслугам (должным образом). Поэтому новое поколение социологов скорее всего предпочтет работать не в науке, а в коммерческих структурах. Что, безусловно, очень печально.

Пример 2 Исследование уровня религиозности московских студентов

  Теоретико-методологические предпосылки исследования. В любом современном обществе, в том числе и российском, религия представляет собой немаловажную часть жизни общества, влияние которой нельзя не учитывать. Из истории известно, что в моменты кризисного состояния общества растет воздействие религии на общественную и личную жизнь людей, при этом расширяется спектр их религиозных и нерелигиозных верований [4, с. 91]. Вопрос о причинах, характере, последствиях и перспективах наблюдавшегося в начале 90-х годов в России роста религиозности требует глубокого анализа. Молодежь, и в особенности студенчество, всегда являлась социальной группой, наиболее чувствительной к изменениям культурной среды [9, с. 370], поэтому анализ глубинной структуры их массового сознания представляется достаточно важным. Однако попытка определить степень религиозности встречает на своем пути ряд трудностей. Религиозное чувство, или религиозность, тяжело поддается измерению, так как не существует единого критерия этого измерения [5, с. 480]. Во-первых, необходимо начать с определения самого понятия. Из всего множества наиболее подходящим кажется определение Рональда Л. Джонстоуна: «Религией называется система верований и ритуалов, с помощью которых группа людей объясняет и реагирует на то, что находит сверхъестественным и священным» [5, с. 462].

Далее, какие факторы следует учитывать в процессе оценки уровня религиозности? Можно рассматривать такой показатель, как посещаемость церкви. Однако возможно ли считать этот показатель надежным? Некоторые люди ходят в церковь потому, что глубоко верят в Бога, а другие посещают ее «по обязанности» или лишь ради того, чтобы полюбоваться архитектурой, убранством храма. С другой стороны, существует немалое количество глубоко верующих людей, которые не посещают церковь [5, с. 481]. Поэтому, по нашему мнению, этот критерий все-таки нельзя считать основополагающим, хотя, безусловно, он дает немаловажную информацию.

Другой способ оценки религиозности – прямой вопрос респондентам о том, считают ли они себя религиозными людьми. Этот показатель основывается наличной самооценке и не может считаться полностью объективным. Кроме того возникают сложности в связи с тем, что критерии религиозности у каждого человека тоже индивидуальные. Так, например, в ходе нашего исследования мы сталкивались с тем, что люди, по остальным показателям (посещение храма, чтение религиозной литературы, роль религии в жизни) казались нам действительно религиозными, даже если себя к таковым не относили.

При определении уровня религиозности необходимо обратить внимание и на такие показатели, как знакомство с предметом веры, степень проявления каких-либо форм религиозной деятельности в рамках своей веры и т.д. [4, с. 94]. С этой целью мы включили в свое исследование такие вопросы, как «читали ли вы Библию?» и вопросы, касающиеся чтения специальной литературы, просмотра телепередач на религиозные темы. Кроме того, истинное отношение человека к религии помогают понять и собственные суждения респондента о том, что же такое религия лично для него.

Ввиду такой неопределенности в отношении точных критериев измерения уровня религиозности столь отличными друг от друга выглядят результаты исследований на эту тему. В своей работе мы старались, опираясь на результаты фундаментальных общероссийских исследований последних лет, учесть основные аспекты поставленной проблемы и попытаться определить уровень религиозного чувства сегодняшнего московского студенчества.

Методика исследования. В 2000 г. нами был проведен выборочный социологический опрос студентов вузов на улицах города Москвы. Метод – стандартизированное интервью. Предмет исследования – верование студенческой молодежи, ее отношение к религии; религиозная деятельность, факторы, влияющие на религиозность молодых людей. Необходимо отметить, что под религиозностью мы понимали православную религию и не затрагивали убеждения носителей других религий.

В ходе исследования было опрошено 100 студентов: 50 юношей и 50 девушек. Средний возраст респондентов – 18,8 лет.

При составлении анкеты мы во многом ориентировались на методику построения эмпирических исследований, проводимых в этой области. Безусловно, наше исследование охватывает более узкий круг вопросов, но мы стремились в рамках своих возможностей выявить наиболее важные тенденции. Анкета включала половые и возрастные характеристики респондентов и 13 вопросов, из которых два мы сделали открытыми с целью получения более развернутой репрезентативной информации.

Результаты исследования. Так сколько же московских студентов сегодня верят в Бога? Конечно, с математической точностью дать ответ на этот вопрос невозможно. Необходимо сделать массу оговорок и уточнений: что понимать под верой в Бога, как отличить верующего от неверующего, можно ли по ответам людей на прямые вопросы социологической анкеты судить о степени их религиозности, как при этом учитывать ситуативные факторы, настроение, уровень информированности людей, степень подверженности влиянию средств массовой информации и многое другое [7, с. 85].

Наше исследование, как и многие другие, в значительной степени основано на самоидентификации респондента, на личной, субъективной оценке уровня своей религиозности. В связи с этим может происходить некоторое искажение объективной реальности в сторону завышения или занижения оценки степени собственной религиозности, причем часто это происходит непроизвольно. Завышение религиозной самооценки обычно происходит в силу неопытности в религиозной жизни, то есть каждый уровень религиозного опыта, даже самый небольшой, кажется человеку достаточным и совершенным – субъективно он в этом прав. Занижение уровня своей религиозности обычно характерно для людей с наибольшим опытом духовной жизни. И это занижение происходит в силу особенностей православного самосознания. Трудно судить о степени искажения самооценки в ту или иную сторону, но в любом случае самоиденфикация является показателем значимости религиозных ценностей для человека [2, с. 138].

Сначала мы спрашивали студентов о роли религии в их жизни. Проанализировав ответы респондентов, мы выяснили, что в жизни большинства (46%) студентов религия играет не очень важную роль, то есть их можно назвать малорелигиозными. Примерно одинаков процент респондентов, в жизни которых религия играет достаточно важную роль или не играет никакой роли (27% и 21% соответственно). В то же время лишь для 6% опрошенных, которых мы причислили на этом основании к глубоко верующим, религия очень важна.

В то же время религиозными людьми себя считают 27%. Любопытно, что к таковым себя относит лишь 61% тех, в чьей жизни, согласно их ответам на предыдущий вопрос, религия играет очень важную или достаточно важную роль. К нерелигиозным людям себя относят также 27%. Достаточно велик процент (18%) колеблющихся между верой и неверием, что наглядно отражает духовное состояние значительной массы студентов. Вместе с затруднившимися дать ответ на данный вопрос они составляют 35%, что в принципе объясняется вполне объективными причинами: в этом возрасте еще не завершен процесс становления мировоззрения, взглядов, в том числе и религиозных, формирования жизненных ценностей (табл. 2.3).

Таблица 2.3 Считаете ли вы себя религиозным человеком (%)

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> Считаю

27

Не считаю

27

Затрудняюсь ответить

17

Колеблюсь между верой и неверием

18

Считаю себя атеистом

10

Интересными оказались результаты, полученные на открытый вопрос: «Что такое лично для вас религия?». Стало понятно, что в сегодняшних условиях религия для молодежи приобретает многозначный смысл. Большинство отождествляет религию с верой (27%). Для других она представляется неким набором моральных устоев (13%). Третьи считают своей жизненной опорой, «стержнем», помогающим в жизни (7%). Часто встречались ответы вроде: «Убеждения других людей, которые надо уважать, но не мои» (7%). Встречались и неожиданные ответы: «Религия для меня хобби, предмет интереса», «Религия – это власть над сердцами и умами людей, которой некоторые умеют беззастенчиво пользоваться», «Возможность соприкоснуться с действительностью». Особо следует отметить, что затруднились дать ответ на этот вопрос 24% респондентов. Эти цифры также можно связать с незавершенным формированием мировоззрения молодых людей.

Социологический анализ религиозности студентов вряд ли даст истинную картину, если будет опираться только на самооценку респондентов. Существует ряд других показателей, которые позволяют реально оценить степень верований молодых людей. Это и знакомство с религиозной литературой, соблюдение определенных требований, участие в богослужениях и т.д.

По-настоящему верующий может вряд ли считать себя таковым без знания основных постулатов вероучений, источником которых в нашем случае служат Библия и другая литература религиозного характера. Опрос показал, что полностью прочли Библию лишь 8% опрошенных, большую часть – 26%, читали только некоторые отрывки – 50% и не читали вообще 16%. Если сопоставить эти результаты с ответами на вопрос о том, считает ли человек себя религиозным или нет, обнаруживается очень неожиданная тенденция – лишь 1 % респондентов, относящих себя к религиозным людям, полностью прочли Библию, то есть объективно являются глубоко верующими.

Что касается чтения другой литературы на религиозную тему и просмотра религиозных передач, то опрос показал, что подавляющее большинство респондентов (60%) никогда не обращаются к данным источникам информации и лишь 5% делают это часто. Здесь мы должны признать несколько некорректную постановку вопроса, затрагивающего эту тему. Так, мы сочли возможным объединить и чтение религиозной литературы, и просмотр религиозных телепрограмм в одном вопросе, посчитав разницу между ними несущественной. Однако в ходе интервью ряд респондентов указали на значительное отличие между ними. Если к литературе некоторые из респондентов все-таки периодически обращаются, то к просмотру передач, вне зависимости от ответов на другие вопросы, практически все отнеслись скептически: «Ни к чему нам слушать болтовню этих попов» (табл. 2.4).

Таблица 2.4. Смотрите ли вы религиозные передачи, читаете ли литературу на религиозные темы?(%)

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> Часто

5

Иногда

10

Редко

25

Никогда

60

Блок вопросов нашей анкеты касался посещения церкви и участия в совершении богослужений. Подавляющее большинство (75%) представителей студенческой молодежи посещают Церковь время от времени (табл. 2.5), но анализ мотивов посещения храмов и вопросов, касающихся соблюдения ими церковных обрядов показал, что реальной связи с религиозностью здесь не наблюдается. Показательно, что большая часть респондентов (63%), посещающих церковь, на вопрос о том, участвуют ли они при этом в богослужениях, церковных обрядах, ответили отрицательно (табл. 2.6). Важное значение в этом блоке имеет открытый вопрос: «Что вас привлекает в храме?», – позволивший выявить истинную картину религиозных потребностей молодежи (табл. 2.7). Так, 14% респондентов привлекает исключительно архитектура и красота убранства, а совершение обрядов – лишь 10%. 11% респондентов и вовсе затруднились ответить на этот не слишком сложный вопрос. Большинство же притягивает в храме особая атмосфера. Таким образом, легко увидеть, что лишь очень небольшой процент религиозно верующих людей можно считать не только принявшими веру, но и следующими ее требованиям. Кроме того, даже достаточно высокий процент людей, указавших, что время от времени ходят в церковь, нельзя считать полностью объективным показателем, так как из ответов стало ясно, что для многих людей посещение храма лишь дань моде, а не внутренняя необходимость.

Таблица 2.5 Посещаете ли вы церковь (%)

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> Да, регулярно

2

Да, время от времени

75

Нет, никогда

23

Таблица 2.6 Участвуете ли вы в совершении богослужений, в церковных обрядах (%)

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> Да, всегда (часто)

5

Да, иногда

32

Нет, никогда

63

Таблица 2.7 Что привлекает вас в церкви (%)

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> Атмосфера

39

Архитектура

14

Возможность побыть наедине с собой

13

Покой, тишина, чистота

12

Совершение обряда

10

Обязанность

3

Затрудняюсь ответить

14

Не менее важным нам показался вопрос, касающийся факторов, способных оказать влияние на религиозное сознание молодых людей. Бесспорно, их круг очень широк. Мы же ре шили сосредоточить внимание на наиболее, как нам кажется, важных. Во-первых, влияние со стороны семьи: большинство говорит, что в семье есть верующие люди (табл. 2.8), однако большого влияния на религиозность респондентов они не оказали. И, действительно, если сопоставить эти цифры с данными, касающимися уровня религиозного чувства студентов, то картина реально подтверждается. То же самое касается и окружения молодых людей: тенденции к более высокому уровню религиозности людей, в чьем окружении преобладают верующие, не отмечается (табл. 2.9 и 2.10).

Таблица 2.8 Есть ли в вашей семье верующие (%)

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> Да

71

Нет

23

Затрудняюсь ответить

6

Таблица 2.9 Есть ли в вашем окружении религиозные люди (%)

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> Да

84

Нет

10

Затрудняюсь ответить

6

Таблица 2.10 Какой приблизительно его процент они, по вашему мнению, составляют (%)

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> 5% и менее

7

10-15%

18

20-25%

13

30%

11

40-50%

16

60-70%

11

80% и более

8

Нет

16

Закончить наше исследование мы решили выяснением позиций студентов по поводу существования связи между поддержанием традиционных религиозных ценностей с сохранением духовной культуры России. Как показал опрос, большинство респондентов вне зависимости от религиозных убеждений бесспорно (56%) или в какой-то мере (33%) связывают эти понятия.

Заключение. Конечно, проведенное исследование не претендует на какую-либо фундаментальность, однако некоторые выявленные тенденции все же кажутся достаточно интересными. Прежде всего это некоторое несоответствие между собственной оценкой своей религиозности и объективными показателями. Кроме того, удалось выяснить, что независимо от религиозных предпочтений абсолютное большинство молодых людей видит в традиционных религиозных ценностях прочную и необходимую опору всей русской культуры и общества в целом. 

Литература

  1. Воронцова Л.М., Филатове. Б., Фурман Д. Е. Религия в современном массовом сознании // Социол. исслед. 1995. № 11. С. 81-91.

  2. Журавлева И. Б., Пейкова 3. И. Религиозность российских и финских подростков // Социол. исслед. 1998. № 10. С. 136– 142.

  3. Кравченко А. И. Социология. М.: Логос, 1999. С. 29–39.

  4. Кулаков П. А. Учащаяся молодежь и религия // Социол. исслед. 1995. №11. С. 91-99.

  5. Смелзер Н. Социология. М.: Феникс, 1994. С. 29–39.

  6. Социология в России / Под ред. В. А. Ядова. М.: Издательство Института социологии РАН, 1998. С. 319.

  7. Фролов В. А. Станет ли религия духовным пастырем российского солдата? // Социол. исслед. 1993. № 12. С. 83–88.

  8. Харчева В. Основы социологии. М.: Логос, Высшая школа, 1999. С . 259-287.

  9. Phillip М ., Hoge D. Religious and moral attitude trends among college students. 1948-1984//Social Forces. № 2 December. 1986. P . 370

Пример 3 Стиль руководства и психологический климат в коллективе МП 000 «Сириус»

I . Теоретико-методологический раздел программы

Актуальность темы исследования проблемы. В современной экономической ситуации развития рынка в России выживание и дальнейшее развитие крупных предприятий, заводов крайне затруднено. Крупные предприятия предполагают привлечение более масштабных инвестиций, чем малое производство. В сегодняшней ситуации многие большие российские заводы, фабрики и другие производства простаивают за отсутствием капиталовложений, инвестиций. Специалисты видят выход в создании малых предприятий. Малый бизнес создает новые рабочие места, обходится небольшой численностью работающих, не требует бюджетных расходов, является дополнительным источником поступления налогов.

Сегодня важнейшим фактором рентабельного производства является правильный подбор кадров. Но на малых предприятиях ему практически не уделяют внимания. Подбор кадров осуществляется по критериям родства (отсюда и название – «семейный бизнес»).

Предметом исследования являются стиль руководства на предприятии и психологический климат в коллективе. Объектом исследования были работники МП ООО «Сириус». Цель исследования: определить, влияет ли стиль руководства на психологический климат в коллективе. Для этого необходимо решить следующие задачи:

выявить стиль руководства на предприятии;

изучить социометрические позиции, то есть относительный авторитет членов коллектива по признакам симпатии – антипатии, где на крайних полюсах оказываются «лидер» группы и «отвергнутый»;

обнаружить внутригрупповую сплоченность и неформальных лидеров;

определить уровень сплоченности по схеме А. В. Перовского;

установить положение группы на оси векторов А. В. Перовского.

Характеристики объекта исследования. Управление предприятием осуществляется на базе линейно-штабной структуры, в которую входит: Генеральный директор, Главный бухгалтер и бухгалтерия, Заместители гендиректора по производству, по хозяйственным вопросам, Главный механик, Юрист и Начальник отдела кадров, Начальник участка (прораб), Инженер ПТО, персонал предприятия. Между подразделениями существуют вертикальные и горизонтальные связи. Предприятие возглавляет директор, который организует всю работу, несет полную ответственность, представляет предприятие во всех учреждениях и организациях, распоряжается имуществом предприятия, заключает договора, издает приказы по предприятию, в соответствии с трудовым законодательством принимает и увольняет работников, применяет меры поощрения и налагает взыскания на работников, открывает в банках счета предприятия.

Заместитель директора по хозяйственным вопросам руководит материально-техническим снабжением и сбытом продукции, работой жилищно-коммунального хозяйства и др. Заместитель директора по кадрам руководит отделом труда и заработной платы и отделом кадров. Главный инженер руководит работой технических служб предприятия, несет ответственность за выполнение плана, выпуск высококачественной продукции, использование новейшей техники и технологии. Главный инженер возглавляет производственно-технический совет предприятия, являющийся совещательным органом. Ему подчиняются следующие отделы: Технический, Главного механика, Главного энергетика, Производственно-диспетчерский, Технического контроля, Техники безопасности.

Концептуальная схема исследования. Малая группа – субъект конкретного вида социальной деятельности, звено в общественной структуре. Специфический признак – общественные отношения выступают в форме непосредственных личных контактов, в которых реализуются определенные общественные связи, которые опосредованы совместной деятельностью.

Лидер – человек, обладающий значимыми личностными характеристиками.

Стиль управления. На рис. 2.1 показаны четыре различных стиля руководства: жесткий автократичный, доброжелательный автократичный, консультативный и партиципативный (стиль соучастия). Предприниматель должен иметь в виду, что каждый работник, независимо от своих способностей, имеет право на то, чтобы к нему относились с уважением. Практически уважительное отношение к работнику есть моральный долг предпринимателя.

Жесткий автократизм. Люди, которые выбирают этот стиль руководства, являются абсолютными диктаторами. Они считают, что всегда находятся в самом выгодном положении для того, чтобы судить о том, в чем состоит высшее благо для их подчиненных. Более того, они полагают, что подлинные взаимоотношения руководителя и подчиненных существуют только тогда, когда подчиненные исполняют лишь то, что им приказано, не задавая никаких вопросов своим руководителям.

Такое лидерство не предполагает обязательного применения силы, но в иных случаях она может быть применена. Некоторые работники положительно воспринимают такой вид руководства, однако это не относится к большинству персонала.

Жесткое автократичное лидерство одобряют лишь два типа менеджеров – те, кто плохо информирован и не знает лучшего выхода, а также те, кто по своему характеру эгоистичен и стремится дать почувствовать свою значимость.

Доброжелательный автократизм. В этом случае стиль лидерства ориентирован и на выполнения задания, и на удовлетворение интересов работников. Хотя доброжелательные автократы прилагают много сил для выполнения задания, они одновременно считаются с желаниями, чувствами, стремлениями персонала.

Такие менеджеры обращаются за фактами и информацией к работникам, прежде чем принять какое-либо решение, но они не нуждаются в их рекомендациях. Они не позволяют также работникам принимать решения или же быть участниками процесса принятия решения.

Они не считают работников людьми второго сорта; не подчеркивают своего служебного положения для того, чтобы дать другим почувствовать свою значимость; не дают повода для того, чтобы подчиненные почувствовали себя униженными. И в то же время всегда ясно, за кем решающее слово.

Консультативный менеджер. Менеджеры консультативного склада подсказывают своим подчиненным курс действий. Они всегда открыты для новых альтернатив и ожидают правдивой реакции от своих подчиненных. Но этот стиль руководства ни в коем случае не создает ситуации типа «один человек – один голос». После окончательного анализа руководитель принимает решения и берет на себя всю ответственность, даже если эти решения основывались на ложных советах.

Парципативный стиль. Менеджеры парципативного стиля (стиля соучастия) на равных участвуют в принятии решений со своими работниками, вызывая таким образом чувство приверженности единой цели. Предпосылкой парципативного менеджмента является ситуация, при которой руководитель признает социальные нужды работников, а они отвечают на это повышением производительности труда и участием в формировании новых, более сложных задач фирмы. В дополнение к равноправному участию персонала в принятии решений парципативный менеджмент также пробуждает руководителей разделять власть и ответственность с работниками, налаживать открытый и прямой поток информации внутри организационной структуры.

Психологический климат. Сюда относятся такие понятия, как групповые интересы, групповые потребности, групповые нормы, групповые ценности, групповое мнение, групповые цели. Для индивида, входящего в группу, осознание принадлежности к ней происходит прежде всего через принятие этих характеристик, то есть через осознание факта некоторой психической общности с другими членами данной социальной группы. Главной, чисто психологической характеристикой группы является наличие так называемого «мы-чувства».

Групповая сплоченность – исследование данного феномена основывается на понимании группы как некоторой системы межличностных отношений, имеющих эмоциональную основу. Понятие групповой сплоченности отличают от понятия совместимости людей в группе. Совместимость членов группы означает, что данный состав группы возможен для обеспечения выполнения группой ее функций, что члены группы могут взаимодействовать. Сплоченность группы означает, что данный состав группы не просто возможен, но что он интегрирован наилучшим образом, что в нем достигнута особая степень развития отношений, а именно такая степень, при которой все члены группы в наибольшей мере разделяют цели групповой деятельности и те ценности, которые связаны с этой деятельностью, образно говоря, живут «единым дыханием».

Одной из наиболее полных теорий исследования сплоченности группы является теория А. В. Петровского. В ней выделяются три уровня развития групповой сплоченности.

На первом уровне (что соответствует поверхностному слою внутригрупповых отношений) сплоченность действительно выражается развитием эмоциональных контактов.

На втором уровне (что соответствует второму слою – Цое) происходит дальнейшее сплочение группы, и это выражается в совпадении основной системы ценностей, связанных с процессом совместной деятельности.

На третьем уровне (что соответствует «ядерному» слою внутригрупповых отношений) интеграция группы проявляется в том, что все члены группы начинают разделять общие цели групповой деятельности.

При этом А. В. Петровский выделяет различные типы групп, в зависимости от степени опосредованности в них межличностных отношений совместной деятельностью. В его типологии групп присутствуют два вектора: наличие или отсутствие опосредствования межличностных отношений содержанием групповой деятельности (х); общественная значимость групповой деятельности (у).

Векторы образуют пространство, в котором можно расположить все группы, функционирующие в обществе.

Гипотезы исследования:

На МП ООО «Сириус» руководитель практикует стиль руководства, который обозначается как «доброжелательный автократизм».

В коллективе функции неформального лидера и официального руководителя совпадают.

Коллектив сплочен благодаря наличию явного лидера.

Коллектив сплочен, но на фоне общегрупповой сплоченности выделяются аутсайдеры.

Коллектив сплочен благодаря тому, что совместная деятельность сглаживает возможные разногласия между его членами.

Предполагается, что на схеме векторов А. В. Петровского исследуемый коллектив можно расположить следующим образом (рис. 2.2).

Данная гипотеза может быть подтверждена высоким показателем индекса Цое группы и выводами о благоприятном психологическом климате в ней.

II . Методический раздел программы

Выборка. Для определения выборочной совокупности использовались два критерия: продолжительность работы на данном предприятии и характер труда.

В результате были сформированы две выборки. Первая состоит из 9 человек. Это работники офиса, которые служат в данной организации от 3 до 5 лет. Все члены выборки имеют высшее образование. Вторая выборка состоит из рядовых рабочих, которые работают в организации не более 3 лет (опрошено 11 человек). Большинство имеют среднее специальное образование. Тем из них, кто проработал на данном предприятии более 1,5 лет (9 человек), предлагалось заполнить анкету, содержащую вопросы о руководителе.

Методы исследования. Применялись наблюдение, интервьюирование и анкетирование. Интервью было выбрано потому, что поможет получить глубинную информацию о мнениях, представлениях, позициях респондентов относительно данной проблемы. Личный контакт с респондентом позволит вести наблюдение за его психологическими реакциями, а также обеспечит максимальную полноту реализации вопросника и более серьезное отношение респондента к опросу. Место проведения опроса – офис МП ООО «Сириус». В исследовании применялось также социометрическое измерение – параметрическая процедура с ограничением числа выборов. Испытуемым предлагалось выбрать фиксированное число из всех членов группы. В настоящее время принято считать, что для групп в 12–17 участников минимальная величина «социометрического ограничения» должна выбираться в пределах 3–4 выборов.

Результаты социометрического опроса представлялись в форме социограммы. Социограмма – это схематическое изображение реакции испытуемых друг на друга при ответах на социометрический критерий. Социограмма позволяет произвести сравнительный анализ структуры взаимоотношений в группе в пространстве на некоторой плоскости с помощью специальных знаков. Социограммная техника является существенным дополнением к табличному подходу в анализе социометрического материала, ибо она дает возможность более глубокого качественного описания и наглядного представления групповых явлений.

Индекс психологической взаимности («сплоченности группы») в группе высчитывался по формуле:

где Сгр – индекс сплоченности в группе, В – число взаимных позитивных выборов, N – общее число возможных выборов в коллективе.

Сплоченность коллектива тем выше, чем ближе индекс Сгр к единице. Низкие уровни индексов указывают на наличие эмоциональных и межличностных трений, скрытых неблагоприятных факторов в коллективе, и задача руководителя состоит в том, чтобы поднять значение этих индексов.

Наряду с социометрическими процедурами использовалась методика определения ценностно-ориентационного единства коллектива.

Мы исходили из предпосылки, что совокупность индивидуальных ценностных ориентации составляет ценностно-ориентационное единство коллектива (Цое). Для оценки уровня этого феномена служит предложенная Р. С. Вайсманом специальная методика. Суть ее состоит в том, что членам коллектива предъявляется набор качеств личности, и каждый должен выбрать из него пять таких, которые считает наиболее ценными для успешной совместной деятельности. Качества, которые вписываются в опросник, учитывают профессиональную направленность изучаемого коллектива. Уровень Цое в % устанавливается по формуле:

где n – сумма выборов, приходящихся на пять качеств, получивших в данной группе максимальное предпочтение; m – сумма выборов, приходящихся на пять качеств, получивших в данной группе минимальное число выборов; N – общее число выборов, сделанных членами данной группы. Согласно формуле, если все без исключения члены коллектива выберут одни и те же качества личности, то общее количество выборов, приходящихся на соответствующие пять качеств, фактически окажется равным сумме всех выборов, сделанных членами коллектива, то есть n станет равным N , a m – нулю; вся формула обратится в единицу. В результате получим показатель, равный 100%, что свидетельствует о совпадении мнений группы по ценностным факторам. Если же распределение выборов окажется случайным (не будет совпадений), то показатель Цое оказывается равным 0.

Управление межличностными отношениями на уровне профессиональной деятельности коллектива выражается в увеличении уровня Цое. Низкий уровень Цое служит показателем несогласованности мнений и является настораживающим, так как это значит, что в межличностном общении коллектива имеются какие-то сбои. Если, несмотря на предпринимаемые усилия по активизации совместной деятельности работников в решении стоящих перед подразделением задач, улучшений в межличностных отношениях не наступает, то есть основания предполагать, что в коллективе развились негативные тенденции на уровне неформальных групп.

III . Аналитический отчет

В результате проведенной работы задачи исследования были решены следующим образом.

Выявлено, что для руководителя коллектива характерен такой стиль управления персоналом, как «доброжелательный автократизм», основной чертой которого является то, что руководитель в равной мере ориентирован и на выполнение задания, и на удовлетворение интересов работников.

Девять человек из девяти (офисных работников) отметили, что, решая производственные задачи, руководитель старается создать хорошие отношения между людьми в коллективе, что с руководителем работать интересно, но при этом в критических ситуациях он, как правило, переходит на более жесткие методы руководства, всегда очень строго контролирует работу подчиненных.

Работники низшего звена полагают, что «его интересует только выполнение плана, а не отношение людей друг к другу» (так ответили три человека из шести), тем не менее, они почти единодушно (пять человек из шести) согласились с тем, что руководитель регулярно общается с подчиненными, говорит о положении дел в коллективе.

При этом в своей практике руководитель использует также элементы консультативного стиля управления. Об этом свидетельствуют результаты опроса персонала:

14 человек из 15 опрошенных отметили, что руководитель старается решать все вместе с подчиненными, единолично решает только самые срочные и оперативные вопросы;

12 из 15 считают, что ответственность он распределяет между собой и подчиненными;

10 из 15 полагают, что руководитель регулярно советуется с подчиненными, особенно с опытными работниками.

Хотя директор обращается за фактами и информацией к работникам, прежде чем принять какое-либо решение, но последнее слово всегда остается за ним. Это можно объяснить следующими причинами:

данное малое предприятие имеет линейно-функциональную структуру управления, так что для коллегиального принятия решений нет основы. Власть автоматически сосредотачивается в руках директора (основателя предприятия) и его заместителя. Классический же консультативный стиль руководства возможен в организации с более сложной структурой управления;

успех деятельности современного малого предприятия (в условиях кризисного развития экономики) в огромной степени зависит от умения руководителя привлечь финансовые средства на его развитие. А это требует от директора особых личностных качеств – умения принимать стратегически важные для развития бизнеса решения и контролировать их выполнение.

Задача выявления скрытого лидерства решалась нами по социометрической методике. Можно констатировать, что в коллективе устойчивые позиции занимает официальный руководитель, так как в данном случае его формальная и неформальная роли совпадают.

На вопрос: «Кого бы Вы хотели видеть своим начальником?» все респонденты называли фамилию настоящего директора, некоторые – фамилию главного техника или действующего заместителя директора (необходимо отметить, что последний получил максимальное число отрицательных выборов со стороны членов коллектива).

В силу отсутствия в коллективе ярко выраженных устойчивых неформальных групп роль неформального лидера переходит к директору, так как он обладает лидерскими качествами и благодаря этому способен объединить вокруг себя коллектив.

Исследование проблемы сплоченности коллектива также осуществлялось по социометрической методике, которая, к сожалению, не дала ее решения. Нам не удалось выявить индекс сплоченности группы. Неудачу можно объяснить спецификой самой социометрической процедуры – работникам необходимо было назвать фамилии своих коллег при ответе на вопросы социометрической карточки:

«Кого бы Вы хотели пригласить к себе в гости?» «Кого бы Вы не пригласили к себе в гости?»

Почти все респонденты сказали, что затрудняются ответить на поставленные вопросы.

Тем не менее, на основании данных, которые получены по работникам офиса, возможны следующие выводы:

отсутствие четких сформировавшихся малых групп в коллективе можно объяснить тем, что а) члены коллектива выполняют такую работу, в силу специфики которой их личностные контакты имеют непостоянный характер; б) данный коллектив состоит из людей, которые хорошо знают друг друга благодаря родственным связям и долгой совместной работе в организации (от 3 до 5 лет);

так как в коллективе нет ярко выраженных неформальных лидеров (помимо официального руководителя) и его отличительной особенностью является организованность и исполнительность (именно эти качества получили у работников организации наибольшее число выборов), можно предположить, что коллектив не сможет функционировать без своего настоящего начальника.

IV . Психологический климат

Анализ результатов применения социометрической методики не дает оснований для того, чтобы утверждать, что в исследуемом коллективе – низкая сплоченность. Наоборот, данные анкетного опроса говорят о благоприятном психологическом климате. Большинство работников офиса сказали, что:

членам коллектива нравится быть вместе;

господствует доброжелательность во взаимоотношениях и взаимные симпатии;

успехи или неудачи товарищей вызывают сопереживание;

члены коллектива справедливо и с уважением относятся к мнению друг друга;

совместные дела всех увлекают.

Что касается работников низшего звена, то большинство (7 человек из 11 опрошенных) считают, что в коллективе все-таки преобладает атмосфера взаимопомощи, взаимного уважения, хотя несколько человек отмечают, что все не так уж благополучно. Тем не менее на вопрос: «Стремились ли бы Вы встречаться с членами Вашего коллектива, если бы Вы вышли на пенсию или долго не работали по какой-либо причине?» девять человек ответили «да, конечно», а двое – «скорее да, чем нет».

Таким образом, социально-психологический климат в организации можно назвать очень благоприятным. И даже если между членами коллектива возникают межличностные трения, неурядицы и антипатии, они опосредуются совместной деятельностью, в результате которой воспитывается целевое единство коллектива. Его члены разделяют общегрупповые интересы, нормы и ценности. Об этом говорит индекс Цое .

Цое (для офисных работников) = 67%;

Наиболее значимыми являются следующие качества:

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> исполнительность

********* (9)

организованность

********* (9)

инициативность

****** (6)

самостоятельность

***** (5)

бережливость

**** (4)

стремление к успеху

*** (3)

Так как члены коллектива высоко ценят такие качества, как инициативность и самостоятельность, руководитель должен больше уделять внимания именно этому аспекту работы с подчиненными.

Цое (для работников низшего звена) = 62%.

Наиболее значимыми являются следующие качества:

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> исполнительность

********* (9)

организованность

******** (8)

бережливость

******* (7)

общительность

******* (7)

знание своих возможностей

****** (6)

склонность к воображению

***** (5)

самостоятельность

**** (4)

инициативность

* (1)

Подчиненные в большинстве оценивают руководителя негативно. Оценивают как начальника, который приказывает, распоряжается, но никогда не просит. Советуется только со своими заместителями, но никогда – с рядовыми подчиненными. Все указания рабочие низшего звена получают от заместителя.

В то же время они оценивают руководителя как строгого начальника, при этом указывая, что руководитель поддерживает дисциплину и ведет себя как настоящий хозяин. Отрицательную сторону в нынешнем руководстве видят в том, что руководителем не поддерживается инициатива.

В целом складывается представление, что рабочим низшего звена интересно работать в данном коллективе, что они хорошо друг с другом знакомы и могут дать оценку деловым качествам своих коллег.

Можно сделать вывод о том, что по схеме А. В. Перовского в исследуемом коллективе наблюдается наивысший уровень развития групповой сплоченности, то есть:

  1. На внешнем уровне, уровне эмоциональных связей, коллектив характеризуется благоприятным психологическим климатом.

  2. На уровне Цое отмечается совпадение системы ценностей членов коллектива, связанных совместной деятельностью.

  3. И, наконец, ядро групповой структуры характеризуется тем, что все члены группы разделяют общие цели групповой деятельности.

  Выводы. Несмотря на то, что руководитель практикует авторитарный стиль руководства с элементами консультативного стиля (иначе говоря, «доброжелательный авторитаризм»), это не влияет отрицательно на общий психологический климат в организации. Наоборот, проведенный анализ показал, что такой стиль руководства является оптимальным в данном коллективе, так как большинство опрошенных работников разного уровня считают организованность и исполнительность – основными ценностями совместной деятельности. В целом можно сказать, что во многом психологический климат в организации зависит от того, насколько успешно она функционирует с экономической точки зрения.

Тема 3. Социальное пространство и социальная структура

Как и любая другая наука, социология обладает собственным предметом и конкретными методами исследования. Она включена в общую систему научного знания и занимает в ней строго определенное место. В содружестве с другими, родственными ей, дисциплинами – психологией, социальной психологией, экономикой, антропологией, политическими науками и этнографией – она образует подсистему системы научного знания – социальное знание.

Предметом какой-либо науки именуют совокупность понятий, при помощи которых она описывает объективную реальность. Например, физики, изображая материальный мир, употребляют понятия гравитации, капиллярности, энергии и многие другие термины, известные из школьного курса. Все они описывают предмет физики.

Двухмерное социальное пространство

Добытые в эмпирическом исследовании факты ученый затем теоретически обобщает и строит логически непротиворечивую систему понятий. Если при описании объекта исследования главными действующими лицами у социолога выступали респонденты – живые люди, то при описании предмета (теоретической системы понятий) науки таковыми выступают понятия и категории – совокупность абстракций, существующих в идеализированном пространстве.

Теоретическое описание реальности средствами социологической науки начинается с анализа социального пространства.

Социальное пространство – место, где происходят описываемые социологом события, явления и процессы. У каждой науки есть свое пространство.

В физическом пространстве, которое условно можно изобразить на плоскости при помощи декартовой системы координат, любое событие или вещь можно выразить абстрактной точкой, из которой на ось OY и ось ОХ можно опустить перпендикуляр (рис. 3.1).

Социальным пространством называется совокупность точек на воображаемом континууме, имеющем заданное число осей измерения (координат), которые описывают структуру общества. Точки в социальном пространстве называются статусами.

И социальное пространство социологии можно также условно изобразить декартовой системой координат, а все точки такого пространства обозначить как статусы.

Над идеей о социальном пространстве размышляли Р. Декарт, Т. Гоббс, Лейбниц, Ф. Ратцель, Г Зиммель Э., Дюркгейм, Р. Парк, Э. Богардус, Л. фон Визе, Е. Спекторский, П. Сорокин, Б. Верлен и др. Однако наиболее четкая формулировка, а не просто постановка проблемы, принадлежит П. Сорокину, впервые в книге «Социальная мобильность» (1927) высказавшему идею о возможности и необходимости представлять все многообразие происходящих в обществе явлений помещенными в социальное пространство.

Основные ее положения сводятся к следующим моментам:

социальное пространство принципиально отличается от геометрического;

оно представляет собой совокупность социальных от ношений (связей), в которые вступает любой индивид с другими индивидами, группами и обществом в целом;

социальные координаты такого пространства задаются социальными группами и ничем другим;

социальное положение раскрывается через совокупность социальных связей со всеми группами;

социальное пространство отображает народонаселение, а не статусы.

Последний момент принципиально важен: в социальном пространстве располагаются люди, а не статусы. Описав социальное пространство и его производные («геометрическая и социальная дистанция», «подъем в геометрическом и в социальном пространстве») в социологических категориях, Сорокин социологически не прописал главное действующее лицо. У него таковым выступает народонаселение. Однако известно, что народонаселение – демографический, а не социологический термин. Неправильно брать за исходную клеточку также отдельного индивида или личность потому, что первый – термин повседневного языка, а вторая – категория, используемая не только социологией, но также философией, психологией, педагогикой, социальной психологией и др.

Единственным социологическим термином, которым можно определить исходную ячейку социального пространства, выступает статус. Но он в качестве таковой у Сорокина не выступает. И вполне логично, так как статус он сводит к рангу, а не к социальной позиции. Образ социального пространства использован Сорокиным как вспомогательное средство для лучшего изображения стратификации.

Сегодня идею социального пространства взяли на вооружение, кажется, все социологические школы, хотя каждая из них наполняет его своим содержанием. В конечном итоге современная социология договорилась до того, что весь социальный мир, наполненный людьми, живущими в различных обществах и эпохах, являет всего лишь определенный тип социальной топографии.

Социальное пространство Сорокина трехмерно – в соответствии с тремя осями координат стратификации: экономической, политической и профессиональной. Сама стратификация представляет собой разделение совокупности людей на классы и слои в иерархическом ранге.

В свое время Вебер, как позже и Сорокин, рассматривал общественную диспозицию в трехмерном социальном пространстве, возникающем на базе иерархических структур отношений собственности, власти и престижа. Однако ни Вебер, ни Сорокин никогда не изображали свои модели наглядным образом – при помощи декартовой системы координат на листе бумаги. Они оставили только словесное описание своего видения стратификации и социального пространства.

Хотя Сорокин оперировал в своих рассуждениях о стратификации трехмерным пространством, он допускал возможность для социологии также многомерного пространства. Более того, лишь оно, по мнению Сорокина, подходит для описания социального пространства. Он подчеркивал, что геометрическое и социальное пространства – две принципиально разные вещи. Следовательно, если одно описывается эвклидовой топографией, то второе должно описываться какой-то другой, неэвклидовой. Но какой именно, он так и не указал. Много осей возникает у Сорокина от того, что каждая ось может изображать отдельную социальную группу, а их, как известно, огромное количество.

Одновременно с многомерностью в социальное пространство приходит другой его признак, а именно разнокачественность осей. Все это заставляет говорить о том, что социальное пространство должно обладать неэвклидовой метрикой.

Сравним социальное пространство с физическим. В физическом пространстве, которое условно можно изобразить при помощи декартовой системы координат, любое событие или вещь можно выразить абстрактной точкой, из которой на ось OY и ось ОХ можно опустить перпендикуляр (см. рис. 3.1). Любая вещь в физическом пространстве, помещенном на плоскости, имеет ширину и длину. Они изображаются двумя осями – ОХ и OY . Если в физическом пространстве перемещение тела вдоль осей OY и ОХ ничего не меняет в его физических качествах: оно не уменьшается и не увеличивается, его состав и материальные качества остаются прежними. Подобный факт свидетельствует об однородности или равноценности осей ОХ и OY .

А что происходит в социальном пространстве? Вначале определимся с тем, что должно быть изображено на двух осях социального пространства (пока что речь идет о двухмерном пространстве). Если в качестве точки в нашем пространстве мы выбрали одну из фундаментальных категорий социологии – статус, то и вдоль осей обязаны размещаться не менее важные понятия социологии. К ним относятся социальная стратификация, социальная структура, социальные институты, социальный состав населения. Все они получат отражение на нашем графике (рис. 3.2).

На исходной схеме двухмерного социального пространства договоримся размещать пока что две фундаментальные категории: социальную стратификацию ( OY ) и социальный состав населения (ОХ).

Социальная стратификация ( OY ) – это иерархическое, ранговое расположение социальных групп (сверху – вниз) по принципу неравного доступа к четырем основным благам:

доход;

власть;

образование; – престиж.

Социальный состав населения (ОХ) – это совокупность больших социальных групп (их иногда называют статистическими или социальными) по возрасту, полу, профессии, религии и т.д. Точка в социальном пространстве называется статусом. Статус – это позиция, положение человека в группе или обществе. Совокупность всех статусов, существующих в данном обществе, создает социальное пространство.

Первое свойство социального пространства – в системе координат ось ОХ и ось OY неравны, иначе говоря, люди, если их условно изобразить на горизонтальной оси, имеют один тип социальных взаимоотношений, и те же самые люди, помещенные на вертикальной оси, строят между собой отношения совершенно другим способом.

Попробуем доказать неоднородность социального пространства и тем самым его неэвклидовость. В качестве примера, подтверждающего это высказывание, можно использовать следующую ситуацию. Предположим, что Васечкин и Кроликов – два соседа, проживающие на одной лестничной клетке. И тот и другой родились и провели свое детство в Москве. После чего они окончили одну и ту же школу и вместе учились в институте. И Кроликов, и Васечкин–люди верующие, и можно предположить, что большая часть других позиций по оси ОХ у них совпадают.

Однако Кроликов – «новый русский», а Васечкин – просто русский. Стало быть, они принадлежат к разным классам, и это обстоятельство принципиально меняет ситуацию. Классовое различие предполагает, что их статусы, при проецировании на ось ОУ, попадут в разные части социальной стратификации (рис. 3.3).

Кроликов попадает в высший класс, а Васечкин – в низший. Только временно они проживают в одном подъезде: сказывается их советское прошлое. Но капиталистическое настоящее уже берет свое: у Кроликова вот-вот будет закончен трехэтажный особняк, куда он переедет со своей семьей. И тогда будет поставлена последняя точка в социальной топографии. Два бывших однокашника окончательно окажутся в разных секторах социального пространства. Все, что обусловлено классовым положением, у них будет разным – разный круг общения, разные должности и профессии, разный доход и место жительства, разное качество досуга и отдыха. Никогда их дети не будут гонять футбольный мяч в одном дворе. Кроликов и сейчас выезжает отдыхать на Канарские острова, а Васечкин – сажать картошку на своих шести сотках.

Как видим, две оси социального пространства, вертикальная и горизонтальная, имеют совершенно разную природу. Социальная стратификация – это иерархически организованное, ранжированное, следовательно, строго упорядоченное множество людей, разделенных на три разных класса: высший средний и низший. Напротив, горизонтальная ось, изображающая социальный состав населения, представляет то же самое население, разделенное на половозрастные, профессиональные, религиозные, экономические, политические и другие группы, которые никак не упорядочены и не ранжированы. Их нельзя упорядочить на шкале по какому-то одному критерию. С классами так поступить можно. Но как можно ранжировать на высшие, средние и низшие позиции мужчин, детей, водителей, верующих и т.д.? Вот почему элементы социального состава населения (большие социальные группы) размещены в случайном порядке. О таком порядке говорят: от перемены слагаемых сумма мест не меняется.

Итак, в социальном пространстве ось OY выражает социальную стратификацию – расположенные в иерархическом порядке слои (страты), имеющие неравный доступ к дефицитным благам, а ось ОХ – социальный состав населения, то-есть никак неупорядоченную и неиерархизированную сумму демографических, профессиональных, религиозных и других видов больших социальных групп людей. У осей OY и ОХ в социальном пространстве разные размерность и свойства. Перемещение статуса вдоль оси OY качественно изменяет его содержание. Действительно, ось OY отражает вертикальную мобильность, следовательно, повышение в должности, переход из низшего класса в средний или высший качественно меняют образ жизни и материальные возможности человека. В отличие от этого ось ОХ отражает горизонтальную мобильность, примером которой могут служить переезд из одного города в другой, переход из одной специальности в другую в рамках того же самого класса, изменение вероисповедания и прочие перемены, которые никакие влияют на классовое положение.

Иначе говоря, стратификацию можно определить как иерархически организованное пространство статусов и групп, а социальную мобильность – как движение в организованном таким способом пространстве.

Трехмерное социальное пространство

Социальное пространство с одинаковым успехом можно изображать как двухмерным, так и трехмерным. Сорокин, как мы помним, вообще ратовал за многомерное пространство. Но, видимо, увлекся добавлением все новых и новых осей. Увлечение Сорокина многомерностью объясняется, как ни странно это может показаться, прямолинейностью мышления. Каждая ось представляла у него отдельную категорию населения, выделенную по какому-либо социально значимому признаку. Сколько групп, столько и осей. Им написано буквально следующее: «Социальное же пространство – многомерное, поскольку существует более трех вариантов группировки людей по социальным признакам, которые не совпадают друг с другом (группирование населения по принадлежности к государству, религии, национальности, профессии, экономическому статусу, политическим партиям, происхождению, полу, возрасту и т.п.). Оси дифференциации населения по каждой из этих групп специфичны, sui generis и не совпадают друг с другом».

Арифметического умножения осей и ненужного усложнения графика можно избежать при помощи следующего теоретико-методологического приема. Все множество социальных групп, выделенных Сорокиным, разделим на три качественно различающиеся группы. Причем для одного и того же индивида разрешается одновременное вхождение во все три. Во-первых, в соответствии с доходом, образованием, властью и престижем все население данной страны можно разбить на три класса: высший, средний и низший. То же самое население можно подразделять иначе – по половозрастным, профессиональным, религиозным и др. признакам. Наконец, тех же самых людей можно характеризовать как участников одного или нескольких социальных институтов, где они числятся служащими, пациентами, прихожанами, подсудимыми, покупателями и т.д. Иными словами, взрослые работают на производстве и заняты в какой-либо организации, пенсионеры получают пенсию, дети учатся и т.п. Все население, но в разном качестве, участвует в деятельности одного из пяти фундаментальных институтов общества, а именно в производстве, государстве, семье, образовании (плюс наука), религии. Но каждый институт, и об этом мы узнаем позже, состоит в свою очередь из организаций (предприятия, учреждения, банки и др.).

Таким образом, мы получили три разнокачественные и разномерные (каждая измеряется по-своему) оси координат: социальную стратификацию ( OY ), социальный состав населения (ОХ) и социальные институты ( OZ ) (рис. 3.4).

Именно благодаря трехмерному пониманию социального пространства мы имеем возможность соединить воедино самые разные воззрения на социальную структуру и дать ее наиболее полное, исчерпывающее определение. Основные подходы по этому вопросу, существующие как в зарубежной, так и отечественной литературе, можно свести к следующим:

• Социальная структура – это совокупность социальных групп, классов и слоев.

• Социальная структура – это совокупность социальных институтов и социальных организаций.

• Социальная структура – это совокупность функционально взаимосвязанных социальных статусов и ролей.

• Социальная структура – это совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих социальных групп, а также социальных институтов и отношений между ними. Нетрудно заметить, что первые три воззрения описывают не все, а только один аспект социального пространства. Первый подход предлагает свести социальную структуру к двум осям – ОХ и OY , второй – к одной ( OZ ), третий – к точкам-статусам, расположенным в этом пространстве (рис. 3.5). И только четвертый представляет собой некий синтез всех воззрений, излагая обобщенный образ социальной структуры как равнодействующей трех осей и размещающегося между ними всего множества социальных статусов.

Ни один из этих подходов нельзя считать неправильным. Каждый по-своему они отражают часть истины. Однако полная истина заключается в том, что категории «социальное пространство» и «социальная структура» практически эквивалентны, только изображают одно и то же социальное явление с разных точек зрения. Пространство задается осями координат. Это его векторы, и они играют главную роль при ориентации этого пространства. В социальной структуре векторы совершенно неважны. Заглавную роль здесь играет структурирование пространства, способ его организации. Иными словами, выделение опорных точек пространства и установление функциональных связей между ними. Именно это и составляет суть категории «структура», используемой во всех науках. В социологии такими опорными точками выступают классы (ось OY ), социальные группы (ось ОХ), социальные институты (ось OZ ). Остается только установить функциональные связи между ними. Если это сделать, то мы получим все многообразие социальных отношений в обществе. Это еще одна фундаментальная категория социологии.

Таким образом, мы пришли к выводу о том, что социальная структура – это анатомический скелет общества. Под структурой понимается совокупность функционально взаимосвязанных элементов, составляющих внутреннее строение объекта.

В социальную структуру общества входят не только а) страты, б) группы, но также и в) институты. Разместить социальные институты на двух осях декартовой системы координат негде – обе они уже заполнены. Нельзя располагать институты на одной оси с социальным составом или социальной стратификацией. Социальные институты – совершенно особенное явление. Они тесно связаны с понятием социальной нормы и социального статуса. Социальные статусы – организованные компоненты институтов.

Социальный институт представляет собой совокупность норм и учреждений, регулирующих определенную сферу общественных отношений. Его можно определить иначе: институтом называется совокупность ролей и статусов, предназначенных для удовлетворения определенной социальной потребности.

Как видим, институт – не то же самое, что социальный класс, например класс богатых, или социальная группа, скажем, все пенсионеры. Те и другие – совокупности людей. Социальный институт – механизм или совокупность учреждения. Но никак не механическая совокупность элементов. Стоит приглядеться к любому учреждению, или лучше – социальной организации, как мы увидим четко налаженные контроль, планирование, учет, штат сотрудников, здания и оборудование, управленческую иерархию и многое другое, чего нет ни в классах, ни в демографических или профессиональных группах.

Совокупность больших социальных групп (заполненных статусов) дает новое понятие – социальный состав населения. Если большие социальные группы расположить по вертикали и выстроить их по степени неравенства неодинакового дохода, власти, образования и престижа, то получится еще одно понятие, а именно социальная стратификация. Таким образом, стратификация состоит из тех же статусов, но сгруппированных по иным критериям и расположенных по «полочкам» (стратам) сверху вниз. Образец стратификации – классовое расслоение общества.

Итак, сделаем вывод: первокирпичики предмета социологии и социальной структуры – статусы. Они дают статическую картину общества. Но это и неудивительно, ведь термин «структура» как раз и подразумевает ограниченное число элементов, жестко связанных между собой, – наподобие кристаллической решетки (рис. 3.6).

Закон ускорения исторического времени

Элементами социальной структуры выступают социальные статусы и роли. Их количество, порядок расположения и характер зависимости друг от друга определяют содержание конкретной структуры конкретного общества. Совершенно очевидно, что социальные структуры древнего и современного общества различаются очень сильно.

Если расположить все множество пустых ячеек, скрепленных друг с другом, на плоскости, получим социальную структуру общества. В примитивном обществе немного статусов: мужчина, женщина, ребенок, взрослый, старик, вождь, бигмен, рядовой член, муж, жена, несколько родственных статусов, воин, охотник. В современном обществе статусов сотни тысяч. Одних только профессиональных статусов десятки тысяч. Таким образом, социальная структура строится по принципу «один статус – одна ячейка». Когда ячейки заполняются индивидами, мы получаем для каждого статуса по одной большой социальной группе. В современном обществе миллионы водителей, инженеров, почтальонов, тысячи профессоров, врачей и т.д.

Сравнивая количество статусов в социальной структуре древнего и современного общества, можно видеть, какой гигантский прогресс претерпело человечество с тех пор.

Как и у индивида, у любого общества в любой исторический момент есть характерный только для него статусный портрет.

Статусный портрет общества – совокупность всех статусов, существующих в данное историческое время в данной стране.

У первобытного общества их не более двух десятков. В социальной структуре российского общества в 1913 г. имелись статусы, исчезнувшие после 1917г., например, полицмейстер, царь, дворянин.

Не только у индивида, но и у человеческого общества статусный портрет изменяется во времени. Если взять всю историю человечества и поместить на оси ОХ исторические эпохи от первобытной до современности (своего рода жизненный цикл общества), а на оси OY оставить количество статусов, то мы получим новую кривую (рис. 3.7).

Отличительная черта графика жизненного цикла общества – резкая устремленность вверх в конце графика. Социальная структура общества набирает свои статусы по мере углубления общественного разделения труда, которое выступает также движущей силой социального и научно-технического прогресса.

Чем ближе к современности, тем резче возрастает количество статусов – поднимается вверх кривая. Как можно интерпретировать данную тенденцию? Только тем, что по мере приближения к современности скорость социального и научно-технического прогресса возрастает. Одновременно это означает, что по мере приближения к современности нарастает разделение общественного труда, которое, подобно мощной фабрике, наращивает темпы производства. «Фабрика», как известно, изготовляет социальные статусы.

Доказательством служит открытый учеными закон ускорения исторического времени. Его суть заключается в следующем. Сравнивая эволюцию обществ, различные стадии, которые проходит человеческая цивилизация в своем развитии, ученые выяснили ряд закономерностей. Одну из них можно назвать тенденцией, или законом ускорения истории. Он гласит, что на каждую последующую стадию уходит меньше времени, чем на предыдущую.

Так, период капитализма короче периода феодализма, который в свою очередь короче периода рабовладения. Доиндустриальное общество протяженнее индустриального. Каждая последующая общественная формация короче предыдущей в 3 – 4 раза. Самым продолжительным по времени был первобытный строй, просуществовавший несколько сот тысяч лет. Археологи, изучающие историю общества по раскопкам памятников материальной культуры, вывели ту же самую закономерность. Каждую фазу в эволюции человечества они называют исторической эпохой. Оказалось, что каменный век (палеолит, мезолит, неолит) длиннее века металла (бронзовый и железный века). Чем ближе к современности, тем сильнее сжимается спираль исторического времени, общество развивается быстрее, динамичнее.

Таким образом, закон ускорения истории свидетельствует об уплотнении исторического времени.

Известно, что поток информации удваивается каждые 20 месяцев. Резко сокращается интервал времени между заметными изменениями в социуме. Так, люди, родившиеся в нашей стране в начале XX в., пережили практически три типа цивилизации (аграрную, индустриальную и постиндустриальную). Об ускорении темпов развития общества свидетельствуют такие данные. История человечества, начиная с кроманьонцев – людей современного типа, насчитывает всего 1600 поколений, если считать, что новое поколение появляется каждые 25 лет. 1200 поколений жили в пещерах, 240 – в эпоху письменности, 22 – во времена книгопечатания. При электрическом освещении живет лишь 5 поколений. Автомобили, самолеты, радио, кинематограф начали входить в нашу жизнь всего лишь около 100 лет назад, телевидение существует 60 лет, а компьютеры менее 50 лет. Время между появлением изобретения и его практическим использованием составляло: для бумаги – 1000 лет, паровой машины – 80 лет, телефона – 50 лет, самолета – 20, транзисторной техники – 3 года, волновых передач – 20 лет, лазеров – полгода, а факсов – всего 3 месяца.

В каждую последующую эпоху растет количество технических изобретений и научных открытий, быстрее усовершенствуются орудия труда и технология. В первобытном обществе один вид орудия, например, чоппер – массивное орудие из гальки, обработанное с одной стороны, претерпевал незначительные изменения на протяжении жизни десятков и сотен поколений. Напротив, в современном мире при жизни одного поколения сменяется несколько видов орудий труда, техники и технологии.

Новейшая история составляет всего одну тысячную часть всемирной истории. Но это самый насыщенный социальными, культурными, экономическими и политическими событиями период.

Технический и культурный прогресс постоянно ускорялись по мере приближения к современному обществу. Около 2 миллионов лет назад появились первые орудия труда, с которых и берет свое начало технический прогресс. Примерно 15 тыс. лет назад наши предки стали практиковать религиозные ритуалы и рисовать на стенах пещер. Около 8–10 тыс. лет назад они перешли от собирательства и охоты к земледелию и скотоводству. Приблизительно 6 тыс. лет назад люди начали жить в городах, специализироваться на тех или иных видах труда, разделились на социальные классы. 250 лет назад произошла индустриальная революция, открывшая эру промышленных фабрик и компьютеров, термоядерной энергии и авианосцев.

Закон неравномерности развития общества

Закон ускорения исторического времени позволяет в новом свете взглянуть на привычные вещи, в частности, на изменение социальной структуры общества, или его статусного портрета.

Динамика статусного портрета общества связана с динамикой социальной структуры и динамикой социального прогресса. Механизмом а) развития социальной структуры общества и одновременно механизмом б) его социального прогресса выступает разделение общественного труда. С появлением новых отраслей народного хозяйства растет количество статусов (в современном обществе одних только профессиональных статусов около 40 тыс., семейно-брачных отношений более 200, многие сотни политических, религиозных, экономических. На нашей планете 3000 языков, за каждым из них стоит этническая группа – нация, народность, племя.

На рис. 3.8 изображена траектория социального прогресса, которая совпадает с кривой развития социальной структуры большинства стран мира. Здесь видно, что кривая медленно движется в сторону первобытной и средневековой эпох, а затем стремительно взлетает вверх. Именно такой развивался научно-технический и социальный прогресс. На этой кривой можно взять любую точку, опустить перпендикуляры на оси ОХ и OY , тем самым определив а) количество статусов в социальной структуре данной страны и б) реальный (в отличие от хронологического времени) уровень ее развития или реальное историческое время.

Две страны – Франция и Россия в XVIII веке. Они находятся примерно на одном уровне социального и экономического развития. Следовательно, в их социальной структуре приблизительно поровну статусных ячеек (проекция на ось OY ), и обе они находятся в одном и том же реальном времени. Но если мы возьмем Монголию XVIII веке, то убедимся, что количество статусных ячеек в ее социальной структуре намного меньше. Действительно, в XVIII , как и в XX веке, Монголия по сравнению с Россией или Францией представляла более отсталое общество. Она только еще переходила в стадию развитого феодального общества. У нее и сегодня нет разветвленной сети отраслей народного хозяйства, а стало быть вместо 40 тыс. профессиональных статусов у нее, возможно, не наберется и одной тысячи.

Если опустить перпендикуляр на ось ОХ, то получится, что количество статусов Монголии соответствует количеству статусов России и Франции XII века. Как это понимать? Формально Монголия, Франция и Россия находятся в одном и том же исторической периоде – в XVIII веке. Но реально по уровню своего социального развития монгольское государство находится еще в XII веке. У этой страны формальное и реальное время существенно расходятся. О любом другом отставшем в своем историческом развитии обществе можно сказать то же самое.

Таким образом, благодаря знанию социальной структуры (совокупности пустых, незаполненных людьми статусов) можно определить реальное время, в котором находится данная страна, уровень ее социального развития, иными словами, в свою ли эпоху она попала.

Подобная теоретическая модель позволяет социологу сделать гораздо больше, нежели определить уровень исторического отставания. С ее помощью можно, к примеру, объяснить, почему в конце XX века развалился СССР. Для объяснения причин построим новый график, на котором изобразим бывшие союзные республики, расположенные в своем реальном историческом времени. Иначе говоря, если центральный промышленный регион России, прежде всего Москву и Ленинград, взять за эталон научно-технического и культурного развития всей страны, то прибалтийские республики по некоторым параметрам окажутся даже чуть впереди, а вот среднеазиатские – далеко позади. Киргизия или Казахстан до прихода советской власти в 20-е годы представляли собой отсталые феодальные страны с первобытным кочевым и пастушеским хозяйством. Переселение туда русскоязычного населения искусственно подтянуло их до некоторого среднесоюзного стандарта, поскольку стали открываться промышленные предприятия и развиваться сфера обслуживания (рис. 3.9).

Проведенные еще в советские времена социологические исследования свидетельствовали о том, что различие между уровнем социального, культурного и экономического развития союзных республик (Молдавия, Эстония, РСФСР, Казахстан и др.) составляет от 15–20 до 40–45 лет. Возможно, что по идеологическим причинам ученые дали намеренно меньшие цифры, чем было на самом деле. Если принять во внимание всю совокупность факторов, в том числе исторических, то разрыв может оказаться на порядок выше (рис. 3.9).

Таким образом, СССР представлял собой крайне гетерогенное образование: районы, застывшие на уровне первобытного хозяйства (Чукотка), объединялись с технически передовыми обществами. Такое разношерстное и громоздкое образование не способно долго существовать. Скорость социального развития в целом определяется в таком случае не по передовым, а по самым отсталым элементам общества. Еще в 20-е годы А. Богданов, автор знаменитой «Тектологии», говорил о том, что, согласно общей теории систем, прочность и темпы развития целого определяются наиболее слабыми элементами. В пример он приводил военную эскадру, спешащую к месту боя. Ее боеспособность в значительной степени определят не линкоры и миноносцы, а отставшие суденышки тылового обеспечения, подвозящие боеприпасы. При эффективной организации общества все его элементы должны развиваться с одинаковой скоростью.

Распад великой Британской империи, а еще раньше татаро-монгольской и многих других, также представлявших собой крайне разрозненные образования, свидетельствует о том, что крах СССР был неминуем. Отсталые республики Средней Азии и передовые регионы Прибалтики удержать вместе могли только политические силы. А они часто носят внешний по отношению к социальному устройству общества характер. Если же учесть очень сильные различия в типе культуры и религии, существовавшие между различными регионами СССР, то указанный выше вывод может получить силу вполне логичного теоретического доказательства.

Таким образом, коллективный статусный портрет (социальная структура общества), как и индивидуальный статусный портрет (статусный набор), о котором речь впереди, неповторимы. Они рассказывают буквально все о данном обществе, его культуре и экономике, уровне развития в данный исторический момент. Сравнивая коллективные портреты разных обществ в одну эпоху, скажем Франции и России XVII века, или одного общества в разные эпохи, например Московской и Киевской Руси, можно сделать множество интересных наблюдений.

Проведенный нами анализ очень тесно связан со вторым законом социальной динамики – законом неравномерного развития общества.

Второй закон, или тенденция истории гласит, что народы и нации развиваются с неодинаковой скоростью. Вот почему в Америке или России с индустриально развитыми регионами соседствуют районы, где проживают народы, сохранившие доиндустриальный (традиционный) уклад жизни.

Когда они вовлекаются в современный поток жизни, последовательно не пройдя все предыдущие этапы, в их развитии могут проявиться не только позитивные, но и негативные последствия. Ученые установили, что социальное время в разных точках пространства может протекать с неодинаковой скоростью. Для одних народов время протекает быстрее, для других – медленнее.

Открытие Америки Колумбом и последующая колонизация материка высокоразвитыми европейскими странами привели к гибели не менее развитой цивилизации майя, распространению заболеваний и деградации коренного населения. В процесс модернизации во второй половине XX века, вслед за Америкой и Западной Европой, втянулись исламские страны. Вскоре многие из них достигли технических и экономических высот, однако местная интеллигенция забила тревогу: вестернизация приводит к утрате традиционных ценностей. Движение фундаментализма и призвано восстановить самобытные, существовавшие до экспансии капитализма народные обычаи и нравы.

Типология обществ

Все мыслимое и реальное многообразие обществ, существовавших прежде и существующих сейчас, социологи разделяют на определенные типы. Несколько типов общества, объединенных сходными признаками или критериями, составляют типологию.

В литературе описаны самые разные типологии обществ. Они делятся на закрытые и открытые, дописьменные и письменные, первобытные, рабовладельческие, феодальные, капиталистические и социалистические, доиндустриальные, индустриальные и постиндустриальные, стабильные и нестабильные, переходные и устойчивые, стагнирующие и динамично развивающиеся, варварские и цивилизованные и т.д.

Если в качестве главного признака выбирается письменность, то все общество делятся на дописьменные, то есть умеющие говорить, но не умеющие писать, и письменные, владеющие алфавитом и фиксирующие звуки в материальных носителях: клинописных таблицах, берестяных грамотах, книгах и газетах или компьютерах. Хотя письменность возникла около 10 тысяч лет назад, до сих пор некоторые племена, затерянные где-нибудь в джунглях Амазонки или в Аравийской пустыне, незнакомы с ней. Не знающие письменности народы называют доцивилизованными.

Согласно второй типологии общества также делятся на два класса – простые и сложные. Критерием выступает число уровней управления и степень социального расслоения. В простых обществах нет руководителей и подчиненных, богатых и бедных. Таковы первобытные племена. В сложных обществах несколько уровней управления, несколько социальных слоев населения, расположенных сверху-вниз по мере убывания доходов.

Итак, мы можем заключить: простые общества совпадают с дописьменными. У них нет письменности, сложного управления и социального расслоения. Сложные общества совпадают с письменными. Здесь появляются письменность, разветвленное управление и социальное неравенство.

Переходной формой от простого к сложному обществу служат вождества. Их еще называют протогосударственными образованиями (другие термины: предгосударство, раннее государство) зато, что там уже существовало имущественное неравенство людей (социальная дифференциация), но еще не появились классы, сословия и касты.

Социальное устройство, при котором нельзя говорить о стратификации больших социальных групп людей по слоям, расположенным на шкале неравенства сверху-вниз из-за малой численности населения, но шкала неравенства все-таки существует, а ее ступеньки заполняются малыми группами либо отдельными индивидами, в науке называют ранжированным. Каждую ступеньку-ранг занимает ограниченное число индивидов.

Вождество – иерархически организованный строй людей, в котором отсутствует разветвленный управленческий аппарат, выступающий неотъемлемой чертой зрелого государства. По численности вождество представляет крупное объединение, как правило, не меньшее, чем племя.

В вождествах уже есть огородничество, но нет пашенного земледелия, есть избыточный продукт, но нет прибавочного. Количество уровней управления колеблется от 2 до 10 и более. Однако несмотря на внушительное число уровней, качество управления несравнимо с современными сложными обществами.

Яркий пример сохранившихся по сию пору вождеств дают Полинезия, Новая Гвинея и тропическая Африка.

В основании третьей лежит способ добывания средств существования. Самый древний – охота и собирательство. Первобытное общество состояло из локальных родственных групп (триб). По времени оно было самым продолжительным – существовало сотни тысяч лет. Ранний период называют протообществом, или периодом человеческого стада. Ему на смену пришли скотоводство (пастушество) и огородничество. Скотоводство основано на приручении (одомашнивании) диких животных. Скотоводы вели кочевой образ жизни, а охотники и собиратели – бродячий. Из охоты постепенно выросло скотоводство, когда люди убедились, что приручать животных экономичнее, чем убивать. Из собирательства выросло огородничество, а из него – земледелие. Таким образом, огородничество – переходная форма от добывания готовых продуктов (диких растений) к систематическому и интенсивному взращиванию окультуренных злаков. Небольшие огороды со временем уступили место обширным полям, примитивные деревянные мотыги – деревянному, а позже железному плугу.

С земледелием связывают зарождение государства, городов, классов, письменности – необходимых признаков цивилизации. Они стали возможными благодаря переходу от кочевого к оседлому образу жизни. А при каком способе производства возникли первые признаки оседлого образа жизни? Земледельческую, или аграрную цивилизацию 200 лет назад сменила машинная индустрия (промышленность). Наступила эра индустриального общества. Дымящие заводские трубы, загазованные городские кварталы, гигантские угольные разрезы – отличительные признаки индустриального общества. По мнению многих специалистов, в 70-е годы XX века на смену индустриальному приходит постиндустриальное общество. Правда, не везде, а лишь в самых развитых странах, скажем, в США и Японии. В постиндустриальном обществе преобладает не промышленность, а информатика и сфера обслуживания. Безлюдные заводские цеха, роботизированные производства, гигантские супермаркеты, космические станции – признаки постиндустриального общества.

В середине XIX века К. Маркс предложил свою типологию обществ. Основанием служат два критерия: способ производства и форма собственности. Общества, различающиеся языком, культурой, обычаями, политическим строем, образом и уровнем жизни людей, но объединенные двумя ведущими признаками, составляют одну общественно-экономическую формацию. Передовая Америка и отсталый Бангладеш – соседи по формациям, если базируются на капиталистическом типе производства. Согласно К. Марксу, человечество последовательно прошло четыре формации – первобытную, рабовладельческую, феодальную и капиталистическую. Пятой объявлена коммунистическая, которая должна была наступить в будущем.

Общественно-экономическая формация, согласно марксистской концепции, представляет собой общество, находящееся на определенной ступени исторического развития, исторически определенного типа общества. В основе каждой общественно-экономической формации лежит определенный способ производства, а производственные отношения образуют ее сущность; вместе с тем она охватывает соответствующую надстройку, тип семьи, быт и др. История общества выражается через процесс развития сменяющих друг друга в результате социальной революции первобытнообщинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и коммунистической формаций (рис. 3.10).

Современная социология использует все типологии, объединяя их в некоторую синтетическую модель. Ее создателем считают видного американского социолога Даниела Белла (р. 1919). Он подразделил всемирную историю натри стадии: доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную. Когда одна стадия приходит на смену другой, изменяются технология, способ производства, форма собственности, социальные институты, политический режим, культура, образ жизни, численность населения, социальная структура общества. Этой исторической триаде другие ученые предлагали свои варианты, в частности, это концепции премодернистского, модернистского и постмодернистского состояния (С. Крук и С. Лэш) , доэкономического, экономического и постэкономического обществ (В. Л. Иноземцев), а также «первой», «второй» и «третьей» волн цивилизации (О. Тоффлер).

Однако идея постиндустриального общества была сформулирована еще в начале XX века А. Пенти и введена в научный оборот после Второй мировой войны Д. Рисменом, но широкое признание получила только в начале 70-х годов благодаря фундаментальным работам Р. Арона и Д. Белла. Сегодня известны теории постиндустриального капитализма, постиндустриального социализма, экологического и конвенционального постиндустриализма. Позже постиндустриальное общество назвали также постмодерным. Наряду с названными концепциями в 60-е и 70-е годы возникли представления, согласно которым современное общество можно обозначить как постбуржуазное, посткапиталистическое, пострыночное, посттрадиционное и постисторическое. Однако эти экзотические понятия не получили в литературе заметного распространения.

В доиндустриалъном обществе, которое еще называют традиционным, определяющим фактором развития выступало сельское хозяйство, с церковью и армией как главными институтами. В индустриальном обществе – промышленность, с корпорацией и фирмой во главе. В постиндустриальном – теоретическое знание, с университетом как местом его производства и сосредоточения.

Сделаем выводы: развитие человеческого общества последовательно проходит три стадии, соответствующие трем главным типам общества: доиндустриальную, индустриальную, постиндустриальную. Переход от первобытной фазы к доиндустриальному, или традиционному обществу называется неолитической революцией, а от него к индустриальному – промышленной революцией (рис. 3.11).

Неолитическая революция

Этот термин ввел английский археолог Гордон Чайлд (1892-1957). Неолит – новый каменный век, период (8–3 тысячелетие до н. э.) перехода от присваивающего хозяйства к производящему. В эпоху неолита орудия из камня уже шлифовались и сверлились, появились глиняная посуда, прядение и ткачество.

Примерно 10 тысяч лет назад, когда планета оказалась переполненной охотниками и собирателями, начался первый глобальный продовольственный кризис. Это случилось в конце каменного века. Примитивные орудия труда, известные охотникам и собирателям, позволяли вести только экстенсивное хозяйство. При нем дополнительная продукция получается только за счет расширения или захвата новых территорий.

Хотя численность первобытных людей не превышала 5–6 млн., но в следствие того, что сырьевая база одной группы была очень большой и становилась еще больше по мере истощения природных ресурсов, свободного пространства на Земле становилось все меньше и меньше. Планета оказалась перенаселенной.

Возникла объективная надобность перехода от экстенсивного способа хозяйствования к интенсивному, при котором больше продукта получают с той же территории благодаря более совершенным орудиям труда и его организации. Выход из тяжелого кризиса человечество нашло в переходе от собирательства сначала к огородничеству, а затем к земледелию.

Другая линия эволюции шла от охоты к скотоводству (пастушеству). Для многих обществ она оказалась тупиковой, поскольку и сегодня на планете встречаются отсталые пастушеские племена, так и не перешедшие к цивилизованному образу жизни. Правда, большинство скотоводческих обществ вступило в современную фазу развития, но сделало это позже земледельческих обществ.

Приручение животных и зарождение пастушества дали человечеству новый источник энергии – тягловый скот. На смену палкам-копалкам пришел плуг, запряженный волами. Резко поднялась производительность труда. Чтобы прокормить одного человека охотой и собирательством, требуется 2 кв. км площади, а при эффективном земледелии достаточно всего 100 кв. м земли. Переход от экстенсивного к интенсивному хозяйству длился несколько тысяч лет, в результате продуктивность земли выросла в 20 тыс. раз.

Переход к земледелию продолжался очень долго. Гораздо дольше, нежели переход к машинной технике. Специалисты подсчитали, что он продолжался 3 тыс. лет. Столько длилась первая мировая революция – неолитическая.

Переход к искусственному взращиванию зерновых произошел не сразу. Потребовался промежуточный этап, на котором человечество опробовало искусственное взращивание овощей. Таким образом, огородничество представляет собой как бы пробное, или пилотажное исследование возможностей земледелия.

При огородничестве трудятся вручную примитивными средствами труда. Иногда подобный тип хозяйствования называют фермерством. Культивирование корнеплодов соединялось с разведением рогатого скота. Постепенно от корнеплодов перешли к культивированию ячменя и пшеницы. Огородничество плавно перерастало в пашенное земледелие.

Когда удалось приручить волов, то с их помощью обработка земли поднялась на более высокий уровень. Палочно-мотыжное огородничество сменилось пашенным земледелием. Производительность упряжных плугов была в несколько раз выше, нежели при ручной обработке.

Развитие земледелия позволило использовать часть урожая для прокорма скота. Но чем больше было скота у хозяина, тем чаще приходилось использовать подножный корм и передвигаться в поисках пастбищ. Постепенно часть племен, особенно там, где с травами было плохо, начала специализироваться на скотоводстве.

Напротив, другая часть племен твердо стала на путь развития земледелия. Ведь чем больше скота у хозяина, тем больше навоза для зерновых и тем выше их урожайность. Если, конечно, почва быстро воспринимает удобрение и воздает земледельцу прибавкой в урожае.

Неолитическая революция стала завершающим этапом развития простых обществ и прологом к сложному обществу. К сложным обществам относят такие, где появляется прибавочный продукт, товарно-денежные отношения, социальное неравенство и социальная стратификация (рабство, касты, сословия, классы), специализированный и широко разветвленный аппарат управления. С точки зрения социальной структуры переходной фазой от простого к сложному обществу являлись вождества.

Постепенно вождества очень плавно эволюционировали в аграрные государства, а позже – в империи. Вождь становился правителем: князем, королем, царем. Его ближайшие родственники и друзья (чаще всего боевые) становились советниками в центре и наместниками на периферии. Дружина трансформировалась в постоянное войско, что позволяло перейти только от оборонительных к захватническим операциям. А там, где возможен захват новых территорий, там неизбежны империи и централизация власти. Так, ранние государства переходят в зрелые и «перезрелые», имперские.

В самостоятельную власть превращается суд со своими вечными спутниками – тюрьмами и палачами. Зачатки подобных органов власти имелись уже в вождествах. Но лишь с их институционализацией можно говорить всерьез о превращении вождеств в ранние государства.

Пашенное земледелие буквально привязало людей к одному месту. Возникли крупные постоянные поселки. Крупными они стали благодаря тому, что один квадратный километр почвы стоил теперь гораздо больше, чем раньше. Экономия земли и особенности ее возделывания вынуждали людей «кучковаться» в новый тип социальной общности – в территориальные общины. Да и продуктивность метра земли выросла: теперь он мог прокормить гораздо больше едоков.

Росло население, создавались города, возникали крупные территориально-властные объединения, называемые государствами. Все большая часть людей высвобождалась от необходимости трудиться на земле. Часть их занялась высокоспециализированным полнодневным ремесленным трудом. Почему он так называется? Дело в том, что домашние промыслы представляли своего рода любительский труд, которым можно было заниматься не весь рабочий день или не всю рабочую неделю. Это труд для себя и своей семьи. Ремесленный труд – это профессиональное занятие с целью изготовления продукции на продажу.

Города зародились как центры, где специализировавшиеся на ремеслах слои населения продавали свою продукцию другим слоям населения, специализировавшимся на сельском хозяйстве, торговле или управлении. Аграрное общество – это множество городов и пригородных зон, объединенных экономическим обменом.

В сложных обществах личные, кровнородственные отношения заменяются безличными, неродственными. Особенно в городах, где часто даже проживающие в одном доме незнакомы друг с другом. Система социальных рангов уступает место системе социальной стратификации.

От механической к органической солидарности

Одну из первых и плодотворных теорий развития общества в мировой социологии создал Э. Дюркгейм (1856–1918 гг.). В своей книге «О разделении общественного труда» он сказал о том, что общество движется от механической солидарности к органической.

Согласно Дюркгейму, развитие человеческого общества проходит две фазы: 1) механической солидарности (доиндустриальное общество); 2) органической солидарности (часть доиндустриального и все индустриальное общество). Для ранней стадии, механической солидарности, характерны жесткая регламентация, подчинение личности требованиям коллектива, минимальный уровень разделения труда, отсутствие специализации, единообразие чувств и верований, господство обычаев над формальным правом, деспотическое управление, неразвитость личности, преобладание коллективной собственности (рис. 3.12).

На поздней стадии, при органической солидарности, символизирующей современное общество, сокращается тирания коллективного сознания и возрастает суверенитет отдельной личности, появляется понятие частной жизни. На смену клану приходит вначале семья, а затем трудовая организация. Ее нынешняя форма – промышленная компания. Индивиды группируются уже не по признакам родства, а по содержанию трудовой экономической деятельности. Их круг общения – не род, а профессия. Место и статус человека определяют не единокровность, а выполняемая функция. Классы, заменившие собой кланы, формируются в результате смешения профессиональных организаций с предшествовавшими им семейными формами.

В примитивных обществах, основанных на механической солидарности, личность не принадлежит себе и поглощается коллективом. Напротив, в развитом обществе, основанном на органической солидарности, оба дополняют друг друга. Чем примитивнее общество, тем больше люди похожи друг на друга, тем выше уровень принуждения и насилия, ниже ступень разделения труда и разнообразия индивидов. Чем больше в обществе разнообразие, тем выше терпимость людей друг к другу, шире базис демократии. Чем глубже разделение труда, тем больше появляется новых профессий.

Плодотворность теории Дюркгейма в том, что пользуясь ею, можно более глубоко понять социально-политические процессы, происходящие в современном обществе. К примеру, совершенно ясно, что чем органичнее является общество, тем выше его склонность к демократии, потому что последняя основана на свободе выбора, уважении к личности, защите прав человека. И, напротив, чем более механистичным является общество, тем более оно, следуя логике Дюркгейма, должно склоняться к тоталитаризму. В этом плане утверждение в России сталинского тоталитаризма означает возврат нашего общества к принципам механической солидарности.

Демократия – вершина общественного развития и вместе с тем самая сложная форма социальной организации общества. Сложность происходит от того, что индивиду предоставлен гораздо более широкий выбор моделей поведения, чем в авторитарном обществе. Его поведение становится многовариативным.

Тоталитарное общество не является многовариативным, поскольку не только сужает диапазон свободы действий, но применяет к нарушителям чрезмерно узкий набор санкций. Большинство из них смещается в сторону репрессивных мер. При сталинизме даже за мелкую провинность мог последовать расстрел. Напротив, демократическое общество вооружено гораздо более широким набором санкций, что позволяет более гибко регулировать поведение людей. При этом подавляющая их часть располагается ближе к полюсу мягких и косвенных санкций.

Тоталитарное общество держится только на том, что все люди, независимо от их желания, жестко выполняют одни и те же нормы. Для каждой нормы предписан только один вариант ее соблюдения. В таком обществе нет ошибок, отклонений, нескольких вариантов выполнения одного и того же действия. Человек должен знать нормы и автоматически им следовать. В демократическом обществе граждане соблюдают нормы не автоматически, а осмысленно. Здесь допускается множество вариантов поведения, наказываются не ошибки, а преступления, то есть умышленные попрания важных норм. Приветствуется свобода действий и инициатива (рис. 3.13).

Уровень сложности общества нарастает по оси OY ; по ОХ – количество жестких программ поведения.

Сравнивая оба типа общества, можно сделать вывод, что тоталитарный строй – простейшая и исторически более древняя модель общественного строя, а демократия – сложноорганизованная современная модель.

Наблюдаются и другие исторические тенденции, а именно: – чем чаще та или иная страна возвращается к архаичным формам, тем менее стабильной она является; – некоторым странам необходимо регулярно возвращаться к архаичным формам (механической солидарности) для того, чтобы а) навсегда их изжить, в) выработать к ним устойчивый иммунитет.

Ключевые положения темы

Ключевые термины

Вождество

Доиндустриальное общество

Жизненный цикл общества

Закон неравномерности развития общества

Закон ускорения истории

Индустриальное общество

Механическая солидарность

Общественно-экономическая формация

Община

Органическая солидарность

Охота и собирательство

Постиндустриальное общество

Социальная стратификация

Социальное пространство

Социальный институт

Социальный состав населения

Статус

Статусный портрет общества

Ключевые мысли

Социальное пространство трехмерное и гетерогенное.

Социальная структура – это анатомический скелет общества.

Первокирпичиками предмета социологии и социальной структуры выступают статусы.

Чем ближе к современности, тем резче возрастает количество статусов в социальной структуре общества и ускоряется социальный прогресс.

Скорость социального развития в целом определяется не по передовым, а по самым отсталым элементам общества.

Неолитическая революция стала завершающим этапом развития простых обществ и прологом к сложному обществу.

Установление в России сталинского тоталитаризма означает возврат к принципам механической солидарности.

Словарь

Предмет науки – теоретическая система понятий, при помощи которых она описывает объективную реальность.

Социальное пространство – совокупность точек на воображаемом континууме, имеющем заданное число осей измерения (координат), которые описывают структуру общества.

Статус – позиция индивида в группе и/или обществе.

Социальный институт – совокупность норм и учреждений, регулирующих определенную сферу общественных отношений.

Социальный состав населения – совокупность всех больших социальных групп.

Социальная структура – совокупность всех статусов, существующих в данный исторический момент в данном обществе.

Социальная стратификация – совокупность больших социальных групп, расположенных сверху вниз по степени неравенства неодинакового дохода, власти, образования и престижа.

Статусный портрет общества – совокупность всех статусов, существующих в данное историческое время в данной стране.

Аграрный – земельный, относящийся к землевладению, землепользованию, напр., аграрный вопрос.

Вождество – зрелая стадия первобытной общины с вождем и бигменами во главе.

Доиндустриальное общество (традиционное общество) – общество, в котором определяющим фактором развития выступало сельское хозяйство, с церковью и армией как главными институтами.

Жизненный цикл – понятие, описывающее относительно замкнутые и качественно отличающиеся этапы жизни отдельного человека или общества.

Индустриализация – применение научных знаний к промышленной технологии, открытие новых источников энергии, позволяющих машинам выполнять ту работу, которую прежде выполняли люди или тягловые животные.

Неолитическая революция (неолит – новый каменный век) – переход от охоты и собирательства к земледелию.

Общины – объединения нескольких групп людей, связанных взаимными браками, кооперацией труда и общей территорией.

Огородничество – ранняя стадия земледелия, обработка небольших участков земли палками-копалками и выращивание клубней полудиких растений.

Одомашнивание – процесс превращения диких животных в домашних.

Окультуривание – превращение диких растений в культурные злаки.

Письменные общества – владеющие алфавитом и фиксирующие звуки в материальных носителях.

Постиндустриальное общество – общество, где основной производительной силой выступают наука и новые интеллектуальные технологии. Большинство работников заняты в обслуживании: торговля, финансы, транспорт, здравоохранение, досуг, наука, образование, правительство.

Протообщество – человеческое стадо.

Простые общества – общества, не имеющие сложной управленческой структуры.

Скотоводство (пастушество) – способ добывания средств существования, основанный на приручении (одомашнивании) диких животных.

Сложные общества – общества, имеющие сложноразветвленную иерархию управления, городское устройство, товарно-денежные отношения, социальное неравенство и социальная стратификация (рабство, касты, сословия, классы).

Собирательство – систематический поиск растительной пищи, транспортирование ее на стоянку, складирование и хранение для будущего потребления.

Урбанизация – переселение людей в города и распространение городских ценностей жизни на все слои населения.

Цивилизация – 1) историческая эпоха, пришедшая на смену «варварству», 2) высший этап развития человечества, 3) культурно-географическое образование, например, восточная, западная, китайская цивилизации, 4) глобальная цивилизация, охватывающая планету.

Общественно-экономическая формация – общество, находящееся на определенной ступени исторического развития, исторически определенного типа общества.

Практикум 3 Статусный портрет общества и его изменение

В этом разделе затрагиваются вопросы, связанные с обществом в целом и его социальной структурой (статусным портретом общества). Правильное понимание общества и его эволюции помогает студенту сформировать общее видение социального мира, целостное восприятие реальности и ее динамики.

Задание 1 Статусный портрет российского общества и его изменение

Формулировка задания. Составьте статусный портрет российского общества по трем периодам: а) до 1917 г., б) с 1917 по 1990 г., в) после 1990 г. Основная цель – выяснить, какие статусы в социальной структуре нашего общества появлялись, а какие исчезали в указанные периоды.

Вариант 1. Статусы в социальной структуре России

До 1917 года. Царь (император), боярин, холоп, смерд, князь, граф, ремесленник, оружейник, кузнец, ростовщик, гончар, иконописец, дворянин, воевода, министр, архиепископ, монах, помещик, кожевник, землевладелец, губернатор, феодал, декабрист, чиновник, боярин, крепостной, градоправитель.

1917–1990 годы. Коммунист, партиец, комсомолец, кулак, первый секретарь ЦК КПСС, пионер, октябренок, красный, белый, враг народа, большевик, меньшевик, товарищ, рапповец, напостовец, капиталист.

После 1990 года. Президент, бизнесмен, новый русский, менеджер, кредитор, спонсор, экономист, инвестор, продюсер, клипмейкер, дизайнер, стилист, бомж, безработный, рэкетир.

Вариант 2. Статусы в социальной структуре России

До 1917 года. Князь Всея Руси. Удельный князь. Государь. Царь. Император. Монарх. Дружинник. Опричник. Боярин. Купец. Дворянин. Придворная дама. Советник. Сенатор. Помещик. Фабрикант. Губернатор. Городничий. Почтмейстер. Коллежский асессор. Граф. Городовой. Градоначальник. Кадет, юнкер. Гимназист. Гренадер. Гусар. Староста. Рекрут. Приказчик. Революционер. Холоп. Крепостной.

1917–1990 годы. Народный комиссар. Генеральный секретарь ЦК КПСС. Красноармеец. Колхозник. Октябренок. Пионер. Комсомолец. Коммунист. Советский воин. Председатель месткома, профкома, парткома. Инструктор ЦК КПСС, ВЛКСМ. Член профсоюза. Непман. После 1990 года. Президент. Вице-премьер. Премьер-министр. Акционер. Собственник. Кооператор. Фермер. Бизнесмен. Риэлтер. Менеджер. Скаут. Банкир.

Вариант 3. Статусы в социальной структуре России

До 1917 года. Дамы, господа, холоп, лекарь, знахарь, рекрут, фельдмаршал, псари, ловчий, капельмейстер, скоморох, коробейник, свита, придворные, шут, советник, кормчий, бакенщик, постовой, полицмейстер, вельможа, волонтер, гардемарин, корсар, гусар, юнкер, есаул, капрал, жандарм, почтмейстер, цирюльник, брадобрей, ямщик, городничий, помещик, мещанин, губернатор, лакей, клерк, артельщик, ремесленник, трактирщик, слуга, паж, царь, дворянин, царевич, боярин, крепостной, шорник, барыня, сударушка, скорняк, гувернантка, танцмейстер, писец, буржуа, кучер, ключник, ростовщик, куртизанка, толмач, челобитчик, смутьян, истопник, ходок, ревизор.

1917–1990 годы. Колхозник, тракторист, комиссар, чекист, марксист, официант, ленинец, комсомолец, пионер, октябренок, коммунист, партиец, большевик, меньшевик, нэпман, товарищ, суворовец, курсант, милиционер, парикмахер, стоматолог, жокей, секретарь, министр, резидент, альфонс, префект, супрефект, астронавт, космонавт, уборщик, переводчик, проститутка, печник, кочегар, партизан, соратник, сослуживец, кулак, связист, радист, врач, революционер, шпион, маньяк, арбитр, журналист, программист, контролер, продавец-кассир, бармен, бизнесмен, депутат, биржевик, администратор, донор, респондент, автолюбитель, враг народа, санитар, скейтбордист, экстрасенс, предсказатель, астролог, метеоролог, диктор, телеведущий, стиляга, хиппи, советский гражданин, каратист.

После 1990 года. Маклер, дилер, киллер, менеджер, брокер, ди джей, визажист, рэкетир, сутенер, рокер, элита, тинэйджер, дистрибьютор, губернатор, спикер, президент, вице-президент, мэр, бомж, новый русский, спонсор, стилист, братки, крутые, хакеры, культурист, роллер, врач-клонист, кутюрье, челноки, мафиози, лицо кавказской национальности, наемник, репер, рейвер, россиянин, фермер, собственник, банкир, продюсер, примадонна.

Вариант 4. Статусы в социальной структуре России

До 1917 г. Князь. Дворянин. Помещик. Граф. Боярин. Кулак. Батрак. Купец. Либерал. Феодал. Мещанин. Крестьянин. Царь. Полководец. Буржуй. Министр. Гусар. Промышленник. Губернатор. Академик. Гимназист. Профессор. Лекарь. Гувернантка.

1917–1990 гг. Комсомолец. Начальник. Заведующий. Депутат. Агроном. Лауреат. Колхозник. Комиссар. Председатель. Кредитор. Нарком. Ударник. Октябренок. Пионер. Сотрудник. После 1990 г. Президент. Мэр. Менеджер. Фермер. Префект. Бизнесмен. Спикер. Киллер. Рейвер. Репер. Толкинист. Кибер. Техник. Хакер. Новый русский. Наркоман.

Вариант 5. Статусы в социальной структуре России

До 1917 года.

Политический статус. Политический строй – абсолютная монархия. Высший государственный орган – Государственный совет. С 1906 года – Государственная Дума (собрание народных представителей). Высшая судебная инстанция – Сенат. Существовал суд присяжных. Органы местного управления: уездные, губернские земства, городские думы, полиция, жандармерия. Разные политические партии (социал-демократы, эсеры и т.д.) Сословное деление – дворянство, духовенство, купечество, крестьяне, мещанство и т.д.

Экономический статус. Капиталистическая система хозяйства. Наемные рабочие, собственники, арендаторы. Монополии – картели, синдикаты, тресты, концерны.

Религиозный статус. Церковь подчинена светской власти.

Территориальный статус. Деление на губернии, области, уезды, станы, 9/10 населения проживает в сельской местности.

1917-1990 годы.

Политический статус. СССР – федеративная форма государственного устройства. Форма правления – республика. Высший орган государственной власти – Съезд народных депутатов и Верховный Совет. Должность Генерального секретаря. Однопартийность – Коммунистическая партия. Судебная система – Верховный суд, Арбитражный суд, районные народные суды и военные суды. Был отменен суд присяжных. Прокуратура, милиция. Ликвидация сословий и титулов. Для населения устанавливается общее наименование – гражданин. Правовой статус – 1918 год (принятие первой конституции). Женщины юридически уравнены в правах с мужчинами. Избирательное право. Всеобщая обязанность трудиться.

Экономический статус. Отмена частной собственности. Единственная форма собственности – социалистическая. Национализация земли, промышленности, банков, транспорта. Коллективизация (колхозы, совхозы). Ликвидация предпринимательства. Отмена наемного труда. Рабочие, служащие, колхозники. Планирование – пятилетки.

Религиозный статус. Церковь отделена от государства.

Брачно-семейный статус. Декрет о гражданском браке, регистрируемом в соответствующих государственных органах. Добровольность вступления в брак. Равноправие супругов.

Территориальный статус. Федеративная форма государственного устройства. Республики, автономные области, края, районы.

Национальный статус. СССР – многонациональное государство, где более 100 национальностей и народностей.

Культурный статус. Система обязательного народного образования. Всеобщее среднее образование. Бесплатное обучение. Единые организации творческой интеллигенции (например, Союз писателей, Союз композиторов и т.п.) Метод социалистического реализма.

Профессиональный статус. Появление большого количества новых профессий, например, тракторист, милиционер, космонавт и т.д.

После 1990 года.

Политический статус. Ликвидация СССР – образование СНГ Должность Президента. Законодательный и представительный орган – Федеральное собрание (Совет Федерации и Государственная Дума). Многопартийность, введение альтернативных выборов с участием всех политических партий и движений. Образование Конституционного Суда. Возрождение суда присяжных. Двойное гражданство. Появление городских дум, должностей мэра, губернатора. Правовой статус – свобода слова, передвижения и т.п. Экономический статус. Рыночная экономика. Многообразие форм собственности (частная, государственная, муниципальная и т.д.) и их равноправие. Разгосударствление собственности и приватизация. Развитие различных форм хозяйствования – аренда, акционерные общества, кооперация, фермерство. Появление предпринимательства. Биржи, коммерческие банки, фирмы.

Религиозный статус. Свобода вероисповедания. Создание различных религиозных объединений. Территориальный статус. Свобода передвижения. «Открытые» границы.

Профессиональный статус. Появление новых профессий – менеджер, аудитор, брокер и т.д.

Комментарии. Из шести приведенных вариантов решения задания не все являются правильными. Намеренно не указываю, какие именно. Вам предстоит догадаться об этом самостоятельно, используя материал темы 3. Решая проблему, аргументируйте свой ответ.

Задание 2 Влияние сообщества на общество

Формулировка задания: Постройте схему того, как идеи, возникшие в узком кругу людей (сообществе), позже проникают в широкие массы и становятся общественными идеями. На конкретных примерах опишите каналы и этапы распространения частных идей, ставших общественными.

Вариант 1

Объясним механизм проникновения идей сообщества в широкие общественные слои на примере избирательной кампании (рис. 3.14).

Выбор в районные советники. Некоторое сообщество выдвигает одну кандидатуру в органы местного самоуправления. Например, кандидат в районные советники делает акцент на окружающую среду. Сначала он предлагает предвыборную программу. Потом изучает пожелания и проблемы людей, живущих в этом районе. Например, возьмем 6-й район Зеленограда. В этом районе находится Черное озеро, которое со временем стало зарастать и теперь купаться там жители района не могут. Также, например, очень волнует людей вопрос о детских площадках в районе.

Хороший кандидат, изучив все пожелания, сумеет завоевать и использовать общественное мнение для достижения своей цели. Необходимо грамотно составить лозунги, в которых бы отражались мечты избирателей. Сильное влияние на общество оказывают средства массовой информации и встречи с избирателями. Каждый человек ориентируется при выборе кандидата на себя, расценивая, как на нем отразится политика, которую будет проводить кандидат. Если кандидат привлечет на свою сторону человека, который пользуется авторитетом в обществе, то это поможет получить большее количество голосов избирателей. Заручившись поддержкой общественности, кандидат должен начать осуществлять свою политику. Это может произойти в трех случаях, когда: 1) кандидат приходит к власти мирным путем (через выборы); 2) кандидат приходит к власти в результате революции; 3) сообщество во главе с кандидатом не приходит к власти, но имеет на нее большое влияние.

Вариант 2

Под сообществом мы понимаем семью, соседей, друзей, рабочий коллектив (то есть это ближайшая среда человека). Огромное влияние на формирование определенных мировоззрений, ценностей, идей в сообществе играет политическое, экономическое, социальное и культурное развитие страны в определенную историческую эпоху. Именно установившиеся в историческом времени ценности, идеалы, традиции, обычаи и нормы поведения формируют общественное мнение.

В своей работе «Общественное мнение» Г. Тард утверждает, что общественное мнение порождается «публикой», а основой для возникновения последней являются чисто духовные процессы, общение. Таким образом, общественное мнение формируется именно толпой, основной массой населения, а также может передаваться из поколения в поколение.

Итак, элементы культуры, сформировавшиеся в отдельных сообществах, дополняют друг друга и образуют собой целостный механизм поведения.

Общественное мнение – это промежуточная ступень между ценностями сообщества, переходящими в ценности общества.

Для того чтобы ценности сообщества стали ценностями общества, они должны прежде всего закрепиться в сознании основной массы населения, а уже затем, твердо убежденные в своих идеалах и целях люди занимаются пропагандой своих убеждений среди оставшейся «неверующей» части людей (рис. 3.15). Важнейшим фактором формирования общественного мнения являются СМИ.

Приведем конкретный исторический пример. В начале XIX века не только прогрессивно мыслящие представители дворянства и интеллигенции, но и помещики-крепостники осознали необходимость кардинальных перемен, ликвидации крепостного права и принятия активных мер для прогрессивного развития экономики страны. Вследствие чего стали возникать тайные организации, цель которых – смена существующего строя, демократические преобразования. Но широкие народные массы были темны, необразованны и забиты, кроме того, у них сохранялись монархические иллюзии. Поэтому задачей различных тайных организаций (а после и политических партий) было именно просвещение народа, распространение среди масс новых идей, ценностей, тем самым они пытались внедрить новые установки и настроения. Мы знаем, что впоследствии политическим организациям удалось сформировать новое общественное мнение, распространить свои духовные ценности и убеждения не только в отдельных сообществах, но и во всем обществе. Что и привело к ликвидации самодержавия и приходу к власти большевиков. Вот яркий пример того, как идеи сообщества постепенно проникают все глубже и глубже в общественное сознание, а затем становятся всеобщей идеологией.

Вариант 3

Прежде всего надо сказать, что, по всей видимости, не существует единого механизма этого процесса, соответственно описание его будет весьма условным и схематическим. Предполагается, что этот процесс состоит из нескольких элементов или этапов. Перечислим и охарактеризуем их:

На первом этапе, назовем его «соотнесение ценностей», необходимо проанализировать, каковы сами по себе ценности (представления о добре, зле, справедливости, лучшем государственном устройстве и пр.) и идеи такого сообщества и как они соотносятся с ценностями, идеями, культурой большого общества (под ценностями и идеями «большого общества» я буду понимать официальные ценности и идеи общества, установленные государством). Если данное сообщество принимает все ценности данного общества, но добавляет к этим ценностям свои собственные не противоречащие (или практически не противоречащие), то на этом весь процесс и остановится. Например, такое сообщество, как «коллекционеры марок», принимает все ценности большого общества, но добавляет свою, не противоречащую обществу ценность – марки, собирание марок. По всей видимости, никакой борьбы такого сообщества с обществом не будет, да и само общество вряд ли когда-нибудь усвоит подобные ценности (хотя это возможно, если у власти окажется представитель данного сообщества, то при определенном желании и возможностях он сможет добиться всеобщего признания этой ценности). Уже сложнее обстоит дело, например, с таким сообществом, как «Общество любителей пива». Оно в принципе признает все ценности общества, добавляя свою – потребление этого слабоалкогольного напитка. Если трезвость, «непотребление» спиртных напитков – одна из ценностей общества, то произойдет переход к следующей стадии – «выбор способа взаимодействия». Если же отношение к алкоголю никак не входит в систему ценностей (или оно нейтральное), то на этом процесс останавливается. Таким образом, переход к следующему этапу осуществляется только при том условии, что ценности сообщества противоречат ценностям общества, идеи сообщества оппозиционны идеям общества. Такие сообщества, как правило, нелегальны или полулегальны.

Второй этап. «Выбор способа взаимодействия». Здесь проблема выбора стоит как перед сообществом, так и перед обществом. Здесь может быть три принципиальных варианта у сообщества:

«Наступательный» – стремление распространить свои ценности за пределами сообщества, расширение сообщества.

«Игнорирующе-оборонительный» – позиция «невмешательства», сообщество стремится не вступать в конфликт с самим обществом, признавая, что ценности принадлежат только самому сообществу, отказываясь от идеи расширения насильственным путем. Здесь действие по принципу: «Мы вам не мешаем, вы нам не мешайте».

«Самоуничтожение» – самый маловероятный вариант, когда само сообщество признает свои ценности вредными, для общества и «самораспускается», либо корректирует свои идеи и ценности.

В соответствии с выбором сообщества общество делает соответствующие «ответные» шаги:

«Наступательный» шаг – действует по принципу «враг должен быть уничтожен».

Адекватный шаг – признание в рамках сообщества его ценностей, не вполне адекватный, идентичен первому шагу. Это можно пояснить на примере. Ценностью гипотетического общества является свобода вероисповедания, хотя официальной религией провозглашено, например, православие. Поэтому фактически признаются права всех церквей и сект. Группы людей имеют право исповедывать ту или иную религию. Неадекватной в этом случае будет такая реакция государства, которая направлена на уничтожение подобных сект и организаций.

Реакция фактически отсутствует.

Понятно, что при выборе сообществом второго или третьего варианта действия и адекватной реакции общества на это не происходит перехода на новый этап взаимодействия общества и сообщества. При выборе второго варианта устанавливается своеобразный пакт, при нарушении которого (или при выборе неадекватной реакции одной из сторон на действия другой) фактически осуществляется переход к первому варианту взаимодействия, в результате чего осуществляется переход на следующий этап. Например, в какой-то стране сообщество наркоманов может быть признано государством при том условии, что оно остается замкнутой системой, то есть не осуществляет «захват» новых членов. Иными словами, государство «закрывает глаза» на ценности этого сообщества до тех пор, пока это сообщество не начинает расширяться, превращаясь в своеобразную «раковую опухоль» общества.

Третий этап – «Борьба». Этот этап возможен при выборе сторонами первого варианта взаимодействия. Способы борьбы могут быть разными. Рассмотрим этот процесс на примерах.

Например, сообщество декабристов. Это сообщество носило полулегальный характер, и его ценности были явно оппозиционны по отношению к государственной власти, то есть официальным ценностям общества. Образовавшиеся первые сообщества («Союз спасения» и «Союз благоденствия») не вели борьбы в буквальном смысле этого слова: для достижения своих целей они участвовали в общественной жизни, в деятельности легальных научных и литературных сообществ (это был их способ борьбы). Когда они осознали несоответствие их средств с целями, они самораспустились. Образовавшиеся Северное и Южное общества были уже более радикальны. Например, Южное общество для достижения своих целей считало необходимым создание революционного правительства с диктаторской властью. Их непосредственная борьба выразилась в выступлении 14 декабря 1925 года и окончилась поражением. Но такое понимание «борьбы» (то есть только как вооруженное выступление) слишком узко. Их борьба началась задолго до 14 декабря, это были мирные формы борьбы, заключавшиеся в захвате «своими» людьми мест в государственном аппарате, расширение своей опоры (в основном через убеждение) и пр. Важно то, что декабристы главную опору видели не в народе, а в армии, офицерстве, в результате чего, по словам Н. А. Бердяева, не имели опоры «ни в более широких кругах верхнего слоя дворянства и чиновничества, ни в широких массах, веровавших в религиозное освящение власти царя. И они были обречены на гибель». Именно отсутствие поддержки со стороны общества, отсутствие общественного мнения на их стороне предопределило их поражение.

Таким образом, важнейшим компонентом борьбы является привлечение на свою сторону общественного мнения (этим могут пользоваться обе стороны). То есть для официального утверждения своих ценностей необходимо распространение своей идеологии в народе. Это понимали народники 70-х гг. XIX века, организовавшие знаменитые «хождения в народ». Однако из-за целого ряда причин (в частности, народ имел принципиально иное миросозерцание и иные верования) их попытка провалилась.

Этим прекрасно воспользовались большевики, начав пропаганду среди рабочих, которые оказались «прирожденными революционерами», в результате активность убежденных рабочих компенсировала их немногочисленность (не более 20% населения).

Идеи проникают в массы, становясь «материальной силой общества» (В. И. Ленин), причем этой силой может «руководить» сообщество. Таким образом, при поддержке общественного мнения сообщество реально сможет осуществить переворот, причем необязательно насильственный, как это произошло в России в 1917 году. Правящие круги теоретически могут действовать тремя способами:

попытаться влиять на общественное мнение с целью привлечения общества на свою сторону;

идти на уступки общественному мнению, а значит и сообществу, утверждая в качестве официальных ценностей все или некоторые ценности сообщества;

насильственно уничтожить сообщество, что может при вести к большему усилению отрицательного общественного мнения по отношению к власти.

При бездействии или неадекватных действиях правящих кругов возможен государственный переворот, который приведет к установлению новых ценностей и идеалов сообщества в обществе, например, идеалы «свободы, равенства и братства».

Таким образом, в механизме проникновения идей и ценностей сообщества в большое общество и подчинение этими идеями общества центральную роль играет отношение к власти и к общественному мнению. Сообщество может влиять на власть как непосредственно, так и опосредованно, через общественное мнение. Однако если власть захвачена неким сообществом без опоры на общественное мнение, то при проведении политики насаждения чуждых ценностей и идеалов, общество свергнет такую власть путем поддержки такого сообщества, которое бы отвечало интересам этого общества, то есть механизм запускается заново.

Этот упрощенный механизм я попытался изобразить в виде схемы (рис. 3.16).

Вариант 4

Сначала идея зарождается в малой группе, а так как она требует изменения существующего строя, то находится в оппозиции к идеям, господствующим в момент ее зарождения. Далее идея должна распространиться на 15–20% общества (рис. 3.17).

Это еще не все общество, но это критическая масса, достаточная для распространения новых идей на все общество. Это необходимое количество лидеров, способных заразить идеей и повести за собой остальное население. Если критическая масса не набирается, то идея либо отвергается сразу, либо происходит попытка революционного введения новшества. Этот путь также обречен, так как большинство еще не готово поддержать нововведение. Такой пример – история декабристов. Было несколько кружков, состоявших из интеллектуалов, в которых родились прогрессивные для того времени либеральные идеи, но 15–20% населения эти идеи не завоевали, так как в такой форме их было трудно истолковать большой массе людей. Декабристы решаются на переворот, который заканчивается неудачей.

Следующий вариант распространения новой идеи, это набрать критическую массу сторонников, а затем завоевать и большинство населения. У государства в таком случае не остается выбора: либо идти на уступки и изменять существующие идеи (в таком случае государство пытается догонять общество), либо государство само сменят. Революционный переворот, поддержанный большинством населения скорее всего приведет к полной победе новой идеи, которую в свою очередь возведут в ранг догмы, и с которой будут бороться следующие поколения реформаторов и революционеров.

Выбор государством догоняющего пути вероятнее всего означает компромисс между новыми и старыми идеями. Новая идея будет медленно вытеснять старую и просто займет ее место, превратившись в господствующую. Таким образом, круг замкнулся. Если новая идея подчиняет себе все общество, то ей самой придется со временем выдерживать натиск последующих новых идей. Так было и с распространением христианства, и с Октябрьской революцией, и с диссидентским движением.

Вариант 5

В любом обществе существуют некоторые сообщества, с которыми люди себя идентифицируют. Понятие «сообщество» несколько уже, чем понятие «общество», потому что оно не во всем соответствует 8 признакам Шилза. В сообщества люди собираются, если их сплачивает какая-нибудь идея, имеются общие интересы. К тому же члены сообщества должны заниматься примерно одним видом деятельности и быть одного возраста, но это не всегда соблюдается.

Сообщества бывают разные (религиозные и т.д.). У них всегда свои идеи, которые они хотят принести в общество. Бывает, что идеи сообщества отторгаются обществом, но бывает, что они проникают в общество и закрепляются там надолго.

Но сначала рассмотрим те сообщества, которые борются за свои идеи в обществе. В большинстве своем такие сообщества радикальны, они хотят привить свои идеи обществу не эволюционным методом, а революционным. Яркий пример тому – народовольцы. Почему они предпочитают такой метод? Потому что они, как правило, молодые, которые не боятся изменений в общественном устройстве и вообще каких бы то ни было изменений. Сообщество – то обычно небольшая неформальная группа единомышленников, она оппозиционна консервативному обществу. Поэтому нередко идеи сообщества проникают в общество путем захвата власти на местах и путем насильственного устранения консервативных элементов от власти. Например, это произошло при Октябрьской революции 1917 года.

Но бывают и другие пути распространения идей. Нередко сама власть симпатизирует сообществу и является проводником его идей. Допустим, какое-то проведение реформ. Сообщество понимает, что реформы необходимы в данное время в данном обществе. Потом к такому же решению приходит сама власть и проводит эти реформы «сверху», так что радикальный метод устранения действующей власти здесь отпадает.

Существует третий путь проникновения идей сообщества в общество через общественное мнение – путем пропаганды. Общественное мнение – это совокупность представлений, оценок и суждений здравого смысла, разделяемых большинством населения либо его частью. Общественное мнение – мощнейший механизм социального контроля. Поэтому, если управлять общественным мнением, можно добиться многого. Если удается завладеть общественным мнением, то они, распространяясь в массах, становятся материальной силой. Так как общественное мнение – это большинство, то, несомненно, оно каким-то образом может влиять на власть. К тому же, общественное мнение – это очень удобное средство для пропаганды идей сообщества. Это мнение толпы, если говорить грубо, а толпа, как заметил еще Г. Лебон, легковерна, внушаема и нетерпима. Она может заставить власть пойти на какие-то уступки. Таковы возможные механизмы проникновения идей сообщества в общество.

Если такие идеи проникли в общество, то они должны там закрепляться. Существует также несколько путей закрепления идей сообщества в обществе.

Один путь – с помощью практики. Власть, симпатизирующая сообществу, активно претворяет его идеи в жизнь. Или общественное мнение заставляет это сделать власть, постепенно усиливая на нее давление.

Другой путь возможен, когда власть захвачена насильно. Ее захватывают молодые члены сообщества, и чтобы закрепить свои идеи в обществе (так как оно до них еще не дозрело и может отторгнуть), создают охранительно-карательные организации, которые следят, чтобы общество не отторгало идеи. Вскоре сообщество, закрепив свои идеи, становится консервативным, как старое общество, в нем образуются новые сообщества, неформальные, являющиеся оппозицией власти, распространяют свои идеи по одному из трех путей, и, если снова выберут революционный путь, то все повторяется сначала. Это вносит в общество сумятицу и нестабильность, поэтому предпочтительнее два других пути.

Задание 3 Эволюция человеческого общества

Формулировка задания. Основные фазы социогенеза совпадают с четырьмя типами обществ, последовательно сменявших друг друга.

Первая фаза – первобытное стадо, где существовали преимущественно зоологические отношения доминирования, кормления и распределения добычи.

Вторая фаза – родоплеменная община. Зарождаются институты семьи, брака и родства. Возникают собственно социальные отношения, социальные нормы (табу) и социальные коллективные символы (тотемы). Это эпоха позднего палеолита.

Третий тип – вождества, которые представляют собой переходную форму к четвертому этапу, ранним или сложным обществам. В период вождеств появляются социальное неравенство, социальная дифференциация людей, формальная власть и наследственная аристократия. Вождества – период раннего земледелия и протогосударств.

Сложные общества – период зрелого земледелия, складывающегося государства, социальной стратификации, многоуровневой системы управления.

Комментарий. 1. Составьте хронологию четырех типов обществ – приблизительно когда каждый из них возник и сколько существовал. 2. Определите, когда возникла нуклеарная семья. Для какого типа она более всего характерна.

 

Вариант 1

Выделять характерные черты разных типов общества оказалось занятием забавным, так как чем больше источников читаешь, тем большее разнообразие ответов получаешь.

Приблизительной продолжительностью существования локальной группы можно считать 2 в. до н. э., 6–7 вв. до н. э., 7–8 вв. до н. э. На какой дате все-таки остановиться, все источники заслуживают доверия, каждый может по-своему аргументировать. На нашей территории они располагались от Среднего Приднепровья до ядра Киевской Руси. Отличительными особенностями способа хозяйствования была общность территорий и элементов хозяйственной культуры. Отсутствие частной собственности характеризует этот отрезок времени, но у людей уже начинают появляться личные вещи. Старшие мужчины имели определенные привилегии, меньше работали; женщинам и детям не разрешалось есть некоторые виды пищи. Женщины могли быть в приниженном положении, с детьми начинали немного считаться только при их взрослении. Но при переходе во взрослость им предстояло выдержать трудные, порой мучительные испытания.

У племен охотников, собирателей и рыболовов существовала примитивная религия, связанная с их образом жизни. Появление религиозных верований было очень важным водоразделом между человеком и животными. Он теперь выступает как мыслящее существо, стремящееся понять причины явлений. Люди заметили, что внутри них есть нечто неосязаемое (сознание, мысль, сны, галлюцинации и т.п.), что руководит телом или существует как бы отдельно. Отсюда было сделано гениальное для примитивных существ заключение о душе и духах, ставшее основой духовной жизни людей на протяжении многих тысячелетий. Появление религии впервые выделило группу людей интеллектуальной деятельности: знахарей, колдунов, шаманов и пр., ставших одновременно и хранителями знаний, мудрости. С религией связано первобытное искусство, которое известно по сохранившимся удивительным рисункам на стенах пещер. Такие рисунки найдены и на Южном Урале (Капова пещера).

Присутствует деление народы, фратрии. Социальная организация – племя, то есть, имеющая перечисленные признаки управления, ведения хозяйства, общения. Для более позднего этапа существования племени характерны самоуправление, состоящее из племенного совета, военных и гражданских вождей. Во главе всего этого был управленческий аппарат, состоящий из старейшин и Совета старейшин.

В общем-то элементарные составляющие, но какие важные для понимания последующего разветвления и усложнения политической, социальной и в дальнейшем образуемых систем власти.

Община – первичная форма социальной организации, возникшая на основе природных, кровнородственных связей. В процессе образования классового общества и государства первобытное общество трансформируется в соседскую (территориальную) организацию сельского населения.

Продолжительностью существования родовой общины исследователи чаще всего называют 2–5 вв. н. э. В разные времена года она сильно различалась по численности, так как условия жизни, общественные отношения, занятия и многое другое в этот период исключительно зависят от тех природных условий, в которых находятся первобытные люди. Способ хозяйствования еще не претерпевает кардинальных изменений и остается на основе природных, кровнородственных связей. Коллективный труд и потребление обусловлены низким уровнем развития производственных сил. То же с формами собственности – частной не существовало, но личные вещи имелись. Социальная организация: основной ячейкой общества является материнский род, позже – отцовская большесемейная община. Продолжают котироваться правила и запреты для младших и слабых. Уравнительное распределение продуктов. Охотничья или иная добыча одних должна была делиться на всех или многих. Образование государства, развитие феодальных отношений.

По-видимому, у древних существовали запреты на вступление в брак в своем роде. Брачные обычаи вообще могли быть очень сложны. Чаще всего должно было существовать не менее четырех близких родов, члены которых по определенным правилам вступали между собой в брак. Главную основу первобытного строя составляют родственные отношения. Само положение человека в коллективе зависело от пола и возраста.

А его взаимоотношения с сородичами строились прежде всего в зависимости от степени родства между ним и каждым членом. Об управленческом аппарате можно сказать то, что он заключался в полном или частичном самоуправлении. «Руководящие посты» занимали старейшины и Совет старейшин. Государства как такового не существует.

Упоминается в литературе Совет старейшин, также как и в локальной группе.

«Вождества» – термин близкий к понятию «военная демократия» (введен Л. Г. Морганом). Такой тип общества на территории нашей страны существовал в 6–8 вв. н. э. Социальная организация характеризуется сохранением остатков первобытного коллективизма и демократии на стадии разложения первобытнообщинного строя. Управление племенем или союзом племен осуществляется родоплеменной или военной верхушкой во главе с наследственными вождями (князь). Высшим органом управления продолжало оставаться народное собрание – вече, обеспечивающее и политическое, и экономическое равенство всех членов племени. Постепенно его значение падает. Зато усиливается роль племенных старейшин, главы родов, патриархальных семей. Вокруг племенных князей формируются дружины, лично подданные только им. Сосредоточение в руках военно-дружинных корпораций всей полноты власти, создается система свободной эксплуатации населения. В политической жизни медленные, но перемены. Начинается последняя стадия родоплеменного строя («военная демократия»). Проявляются некоторые ощутимые зачатки государства. Переход от первобытного строя к феодализму (8–9 вв. н. э.).

Общество – носитель всей совокупности общественных функций: производительной, семейно-бытовой и идеологической.

Государство – это организация (аппарат, машина) насилия и принуждения, созданная для того, чтобы определенные общественные группы, слои (классы) могли держать в постоянном угнетении (эксплуатировать) другие общественные группы, перераспределять в свою пользу богатства и привилегии.

Чем же отличается аграрное общество от предыдущих типов общества. Что нового? Способ хозяйствования переходит в стадию феодальных отношений. Личная крепостная зависимость проявляется в барщине, оброке, других повинностях. Форма собственности – общинное землевладение. Государство становится феодальным. Это период с конца XVIII до начала XIX века.

Индустриальное общество охватывает период с XIX до начала XX века. Способ хозяйствования характеризуется усилением крепостных форм хозяйствования, увеличением барщины и оброка, и плюс многоукладный характер экономики, подневольный труд крепостных на промышленных предприятиях был непроизводительным, затруднен технический прогресс. Форма собственности: помещичье право на землю и крепостных. Социальная организация характеризуется ростом новых классов: буржуазии и рабочих. Что можно сказать о типе государства? Самодержавное государство с феодально-крепостнической системой хозяйства.

Бесспорно, любой тип общества заслуживает детального рассмотрения. Каждый из них может поведать об интереснейшем времени, индивидуальности и неповторимости существовавшего. В кратком изложении это может выглядеть примерно так. Но при более тщательном анализе видны зачатки чего-то современного. Об истории нельзя думать пренебрежительно: что-то вроде было, но прошло и уже не имеет значения. «Не знать, что было до того, как ты родился, значит оставаться всю жизнь ребенком» (Квинтилиан).

Вариант 2

Нижней границей, то есть началом первой фазы предположительно было время около 2 миллионов лет назад. Это время появления первых каменных орудий, свидетельствовавших, вероятно, о появлении предшественника человека как отдельного вида (архантропы, человек прямоходящий, Homo erectus ).

Это как раз начало палеолита (древнего каменного века). Вероятнее всего, период первой фазы – время древнего (низшего) палеолита, так как именно он связан с существованием древнейших людей.

Этап же позднего (верхнего) палеолита уже связан со второй фазой социогенеза (родовая община). Предположительно, в то время возник человек современного типа, который пользовался оббитыми каменными, деревянными, костяными орудиями, занимался охотой и собирательством. Скорее всего, именно в этот период возник институт семьи, то есть это около 500 тысяч лет назад.

Рубеж верхнего палеолита – 40 тысяч лет назад. «Человек разумный» становится единственным представителем семейства гоминид ( Homo ) и заселяет практически всю Землю. Это уже время перехода простого общества в вождества, то есть к третьей фазе социогенеза.

Так как появление сложного общества тесно связано с зарождением такого института общества как государство (что происходит 5–6 тысяч лет назад), то именно период с 30–40 тысяч до 5–6 тысяч – период тождеств, то есть третьей фазы социогенеза. Время подобных протогосударственных образований характеризуется появлением социальной дифференциации людей, но еще отсутствующей социальной стратификацией. Уже есть огородничество, но нет пашенного земледелия, уже есть избыточный продукт, но нет прибавочного.

Как уже было сказано, появление сложного общества связано с появлением государства (5–6 тыс. лет назад), а также с появлением стратификации и письменности (10 тыс. лет назад). Таким образом, последняя, четвертая фаза социогенеза началась примерно 5–6 тыс. лет назад (табл. 3.1).

Таблица 3.1

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> Фазы социогенеза

Характерные черты

Период

Удельный вес периода

Первая фаза

Первобытное стадо

2 миллиона-500 тысяч лет назад

75%

Вторая фаза

Родоплеменная община

500-40 тысяч лет назад

23%

Третья фаза

Вождество, протогосударство

40-6 тысяч лет назад

1,7%

Четвертая фаза

Сложное общество

6 тысяч лет назад

0,3%

Именно в сложных обществах личные, кровнородственные отношения заменяются безличными, неродственными. На начальном этапе существовало аграрное общество, которое характеризуется пашенным земледелием, привязанностью людей к земле при господстве деревни как замкнутой территориальной общины, ведущей натуральное хозяйство, слабо связанное с рынком. Основной ячейкой является сложная, расширенная семья (включающая родителей, детей, многих родственников, например дедушку и бабушку, внуков, дядю, тетю, двоюродных братьев и сестер), то есть довольно крупная организация людей, объединенная родственным признаком. Правда, для того времени уже характерна моногамия, то есть форма брака, позволяющая иметь только одного супруга. Возможно, это и способствовало к возникновению нуклеарной семьи, то есть такой семьи, которая состоит из взрослых и детей, которые от них зависят. Однако в период аграрного общества такой тип семьи не является доминирующим. Кажется наиболее вероятным, что нуклеарная семья стала характерна для следующих этапов развития сложного общества – индустриального и постиндустриального общества, для которых обширные родственные связи перестали иметь то значение, которое они имели ранее: например, для обработки земли уже не нужно большого количества людей для кооперации труда, взаимовыручки и совместной охраны территории (там, где нужно много людей, их можно нанять), а большинство населения оказывается занято либо в производящей, либо в обслуживающей сфере, для которых характерен индивидуализм и высокая индивидуальная заработная плата, при которой работающий член семьи может прокормить оставшихся членов нуклеарной семьи, тогда как неработающий может ухаживать за ребенком. К тому же, нуклеарная семья характерна прежде всего для городского образа жизни, то есть распространение этого типа семьи тесно связано с процессом урбанизации, который в свою очередь является необходимым условием возникновения и развития индустриального общества.

Комментарий. Оба варианта сделаны на достаточно приличном уровне и получили отличные оценки. Одно из самых ценных качеств студенческой работы, разумеется, после правильного понимания сути дела, это полнота раскрытия темы. Краткий ответ может быть правильным по существу, но он вряд ли заслуживает высокой оценки потому, что речь идет не об ответах на экзамене, где мало времени и под рукой нет никакой литературы. Речь идет о домашнем задании, которое требует вдумчивого и обстоятельного анализа с широким привлечением источников. Вот почему я, сравнивая различные варианты, высокие оценки ставил далеко не всем, хотя редко кто ошибался с сутью вопроса. Выше приведены две наиболее удачные работы. Они разные по способу и манере выполнения, но их отличает от других полнота освещения вопроса и трудолюбие авторов.

Задание 3 Эволюция человеческого общества

Формулировка задания. Основные фазы социогенеза совпадают с четырьмя типами обществ, последовательно сменявших друг друга.

Первая фаза – первобытное стадо, где существовали преимущественно зоологические отношения доминирования, кормления и распределения добычи.

Вторая фаза – родоплеменная община. Зарождаются институты семьи, брака и родства. Возникают собственно социальные отношения, социальные нормы (табу) и социальные коллективные символы (тотемы). Это эпоха позднего палеолита.

Третий тип – вождества, которые представляют собой переходную форму к четвертому этапу, ранним или сложным обществам. В период вождеств появляются социальное неравенство, социальная дифференциация людей, формальная власть и наследственная аристократия. Вождества – период раннего земледелия и протогосударств.

Сложные общества – период зрелого земледелия, складывающегося государства, социальной стратификации, многоуровневой системы управления.

Комментарий. 1. Составьте хронологию четырех типов обществ – приблизительно когда каждый из них возник и сколько существовал. 2. Определите, когда возникла нуклеарная семья. Для какого типа она более всего характерна.

 

Вариант 1

Выделять характерные черты разных типов общества оказалось занятием забавным, так как чем больше источников читаешь, тем большее разнообразие ответов получаешь.

Приблизительной продолжительностью существования локальной группы можно считать 2 в. до н. э., 6–7 вв. до н. э., 7–8 вв. до н. э. На какой дате все-таки остановиться, все источники заслуживают доверия, каждый может по-своему аргументировать. На нашей территории они располагались от Среднего Приднепровья до ядра Киевской Руси. Отличительными особенностями способа хозяйствования была общность территорий и элементов хозяйственной культуры. Отсутствие частной собственности характеризует этот отрезок времени, но у людей уже начинают появляться личные вещи. Старшие мужчины имели определенные привилегии, меньше работали; женщинам и детям не разрешалось есть некоторые виды пищи. Женщины могли быть в приниженном положении, с детьми начинали немного считаться только при их взрослении. Но при переходе во взрослость им предстояло выдержать трудные, порой мучительные испытания.

У племен охотников, собирателей и рыболовов существовала примитивная религия, связанная с их образом жизни. Появление религиозных верований было очень важным водоразделом между человеком и животными. Он теперь выступает как мыслящее существо, стремящееся понять причины явлений. Люди заметили, что внутри них есть нечто неосязаемое (сознание, мысль, сны, галлюцинации и т.п.), что руководит телом или существует как бы отдельно. Отсюда было сделано гениальное для примитивных существ заключение о душе и духах, ставшее основой духовной жизни людей на протяжении многих тысячелетий. Появление религии впервые выделило группу людей интеллектуальной деятельности: знахарей, колдунов, шаманов и пр., ставших одновременно и хранителями знаний, мудрости. С религией связано первобытное искусство, которое известно по сохранившимся удивительным рисункам на стенах пещер. Такие рисунки найдены и на Южном Урале (Капова пещера).

Присутствует деление народы, фратрии. Социальная организация – племя, то есть, имеющая перечисленные признаки управления, ведения хозяйства, общения. Для более позднего этапа существования племени характерны самоуправление, состоящее из племенного совета, военных и гражданских вождей. Во главе всего этого был управленческий аппарат, состоящий из старейшин и Совета старейшин.

В общем-то элементарные составляющие, но какие важные для понимания последующего разветвления и усложнения политической, социальной и в дальнейшем образуемых систем власти.

Община – первичная форма социальной организации, возникшая на основе природных, кровнородственных связей. В процессе образования классового общества и государства первобытное общество трансформируется в соседскую (территориальную) организацию сельского населения.

Продолжительностью существования родовой общины исследователи чаще всего называют 2–5 вв. н. э. В разные времена года она сильно различалась по численности, так как условия жизни, общественные отношения, занятия и многое другое в этот период исключительно зависят от тех природных условий, в которых находятся первобытные люди. Способ хозяйствования еще не претерпевает кардинальных изменений и остается на основе природных, кровнородственных связей. Коллективный труд и потребление обусловлены низким уровнем развития производственных сил. То же с формами собственности – частной не существовало, но личные вещи имелись. Социальная организация: основной ячейкой общества является материнский род, позже – отцовская большесемейная община. Продолжают котироваться правила и запреты для младших и слабых. Уравнительное распределение продуктов. Охотничья или иная добыча одних должна была делиться на всех или многих. Образование государства, развитие феодальных отношений.

По-видимому, у древних существовали запреты на вступление в брак в своем роде. Брачные обычаи вообще могли быть очень сложны. Чаще всего должно было существовать не менее четырех близких родов, члены которых по определенным правилам вступали между собой в брак. Главную основу первобытного строя составляют родственные отношения. Само положение человека в коллективе зависело от пола и возраста.

А его взаимоотношения с сородичами строились прежде всего в зависимости от степени родства между ним и каждым членом. Об управленческом аппарате можно сказать то, что он заключался в полном или частичном самоуправлении. «Руководящие посты» занимали старейшины и Совет старейшин. Государства как такового не существует.

Упоминается в литературе Совет старейшин, также как и в локальной группе.

«Вождества» – термин близкий к понятию «военная демократия» (введен Л. Г. Морганом). Такой тип общества на территории нашей страны существовал в 6–8 вв. н. э. Социальная организация характеризуется сохранением остатков первобытного коллективизма и демократии на стадии разложения первобытнообщинного строя. Управление племенем или союзом племен осуществляется родоплеменной или военной верхушкой во главе с наследственными вождями (князь). Высшим органом управления продолжало оставаться народное собрание – вече, обеспечивающее и политическое, и экономическое равенство всех членов племени. Постепенно его значение падает. Зато усиливается роль племенных старейшин, главы родов, патриархальных семей. Вокруг племенных князей формируются дружины, лично подданные только им. Сосредоточение в руках военно-дружинных корпораций всей полноты власти, создается система свободной эксплуатации населения. В политической жизни медленные, но перемены. Начинается последняя стадия родоплеменного строя («военная демократия»). Проявляются некоторые ощутимые зачатки государства. Переход от первобытного строя к феодализму (8–9 вв. н. э.).

Общество – носитель всей совокупности общественных функций: производительной, семейно-бытовой и идеологической.

Государство – это организация (аппарат, машина) насилия и принуждения, созданная для того, чтобы определенные общественные группы, слои (классы) могли держать в постоянном угнетении (эксплуатировать) другие общественные группы, перераспределять в свою пользу богатства и привилегии.

Чем же отличается аграрное общество от предыдущих типов общества. Что нового? Способ хозяйствования переходит в стадию феодальных отношений. Личная крепостная зависимость проявляется в барщине, оброке, других повинностях. Форма собственности – общинное землевладение. Государство становится феодальным. Это период с конца XVIII до начала XIX века.

Индустриальное общество охватывает период с XIX до начала XX века. Способ хозяйствования характеризуется усилением крепостных форм хозяйствования, увеличением барщины и оброка, и плюс многоукладный характер экономики, подневольный труд крепостных на промышленных предприятиях был непроизводительным, затруднен технический прогресс. Форма собственности: помещичье право на землю и крепостных. Социальная организация характеризуется ростом новых классов: буржуазии и рабочих. Что можно сказать о типе государства? Самодержавное государство с феодально-крепостнической системой хозяйства.

Бесспорно, любой тип общества заслуживает детального рассмотрения. Каждый из них может поведать об интереснейшем времени, индивидуальности и неповторимости существовавшего. В кратком изложении это может выглядеть примерно так. Но при более тщательном анализе видны зачатки чего-то современного. Об истории нельзя думать пренебрежительно: что-то вроде было, но прошло и уже не имеет значения. «Не знать, что было до того, как ты родился, значит оставаться всю жизнь ребенком» (Квинтилиан).

Вариант 2

Нижней границей, то есть началом первой фазы предположительно было время около 2 миллионов лет назад. Это время появления первых каменных орудий, свидетельствовавших, вероятно, о появлении предшественника человека как отдельного вида (архантропы, человек прямоходящий, Homo erectus ).

Это как раз начало палеолита (древнего каменного века). Вероятнее всего, период первой фазы – время древнего (низшего) палеолита, так как именно он связан с существованием древнейших людей.

Этап же позднего (верхнего) палеолита уже связан со второй фазой социогенеза (родовая община). Предположительно, в то время возник человек современного типа, который пользовался оббитыми каменными, деревянными, костяными орудиями, занимался охотой и собирательством. Скорее всего, именно в этот период возник институт семьи, то есть это около 500 тысяч лет назад.

Рубеж верхнего палеолита – 40 тысяч лет назад. «Человек разумный» становится единственным представителем семейства гоминид ( Homo ) и заселяет практически всю Землю. Это уже время перехода простого общества в вождества, то есть к третьей фазе социогенеза.

Так как появление сложного общества тесно связано с зарождением такого института общества как государство (что происходит 5–6 тысяч лет назад), то именно период с 30–40 тысяч до 5–6 тысяч – период тождеств, то есть третьей фазы социогенеза. Время подобных протогосударственных образований характеризуется появлением социальной дифференциации людей, но еще отсутствующей социальной стратификацией. Уже есть огородничество, но нет пашенного земледелия, уже есть избыточный продукт, но нет прибавочного.

Как уже было сказано, появление сложного общества связано с появлением государства (5–6 тыс. лет назад), а также с появлением стратификации и письменности (10 тыс. лет назад). Таким образом, последняя, четвертая фаза социогенеза началась примерно 5–6 тыс. лет назад (табл. 3.1).

Таблица 3.1

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> Фазы социогенеза

Характерные черты

Период

Удельный вес периода

Первая фаза

Первобытное стадо

2 миллиона-500 тысяч лет назад

75%

Вторая фаза

Родоплеменная община

500-40 тысяч лет назад

23%

Третья фаза

Вождество, протогосударство

40-6 тысяч лет назад

1,7%

Четвертая фаза

Сложное общество

6 тысяч лет назад

0,3%

Именно в сложных обществах личные, кровнородственные отношения заменяются безличными, неродственными. На начальном этапе существовало аграрное общество, которое характеризуется пашенным земледелием, привязанностью людей к земле при господстве деревни как замкнутой территориальной общины, ведущей натуральное хозяйство, слабо связанное с рынком. Основной ячейкой является сложная, расширенная семья (включающая родителей, детей, многих родственников, например дедушку и бабушку, внуков, дядю, тетю, двоюродных братьев и сестер), то есть довольно крупная организация людей, объединенная родственным признаком. Правда, для того времени уже характерна моногамия, то есть форма брака, позволяющая иметь только одного супруга. Возможно, это и способствовало к возникновению нуклеарной семьи, то есть такой семьи, которая состоит из взрослых и детей, которые от них зависят. Однако в период аграрного общества такой тип семьи не является доминирующим. Кажется наиболее вероятным, что нуклеарная семья стала характерна для следующих этапов развития сложного общества – индустриального и постиндустриального общества, для которых обширные родственные связи перестали иметь то значение, которое они имели ранее: например, для обработки земли уже не нужно большого количества людей для кооперации труда, взаимовыручки и совместной охраны территории (там, где нужно много людей, их можно нанять), а большинство населения оказывается занято либо в производящей, либо в обслуживающей сфере, для которых характерен индивидуализм и высокая индивидуальная заработная плата, при которой работающий член семьи может прокормить оставшихся членов нуклеарной семьи, тогда как неработающий может ухаживать за ребенком. К тому же, нуклеарная семья характерна прежде всего для городского образа жизни, то есть распространение этого типа семьи тесно связано с процессом урбанизации, который в свою очередь является необходимым условием возникновения и развития индустриального общества.

Комментарий. Оба варианта сделаны на достаточно приличном уровне и получили отличные оценки. Одно из самых ценных качеств студенческой работы, разумеется, после правильного понимания сути дела, это полнота раскрытия темы. Краткий ответ может быть правильным по существу, но он вряд ли заслуживает высокой оценки потому, что речь идет не об ответах на экзамене, где мало времени и под рукой нет никакой литературы. Речь идет о домашнем задании, которое требует вдумчивого и обстоятельного анализа с широким привлечением источников. Вот почему я, сравнивая различные варианты, высокие оценки ставил далеко не всем, хотя редко кто ошибался с сутью вопроса. Выше приведены две наиболее удачные работы. Они разные по способу и манере выполнения, но их отличает от других полнота освещения вопроса и трудолюбие авторов.

Тема 4. Статусный портрет человека и его изменение.

Научная полемика вокруг понятия «статус»

  Как мы уже выяснили, исходной клеточкой двухмерного социального пространства выступает статус. Правильное описание имеет в нашем случае принципиальное значение. Ког да К. Маркс создавал свой великий «Капитал» (60-е годы XIX века), то весь категориальный аппарат политической эконо мии он построил вокруг исходной клеточки – товара. Имен но товар он считал, во-первых, специфической для экономики, в отличие от других наук, категорией, во-вторых, исход ной категорией, из которой можно логически вывести все другие понятия экономики. Так оно и произошло. Экономическая система К. Маркса до сих пор ценится как логически безупречное научное произведение. С ней можно соглашать ся или не соглашаться по идеологическим соображениям, но ее нельзя опровергнуть логически. Такую же роль в социоло гии, по всей видимости, играет понятие статуса.

Под статусом подразумевается позиция индивида в группе или в обществе. Проводя далее аналогию с физикой, мы ви дим, что статус, как и точка, внутри себя нематериален и ни чем не заполнен. Это некоторое место, взятое по отношению к другим точкам, телам и системам координат. Статус – это пустое место, ячейка в общественном разделении труда. Рас смотрим подробнее, что это такое.

Слово «статус» пришло в социологию из латинского языка. В Древнем Риме оно обозначало состояние, правовое по ложение юридического лица. Однако в конце XIX века уче ные придали ему новое звучание. Статус – социальное по ложение человека в обществе. Социальное положение – обобщенная характеристика, охватывающая профессию, эко номическое положение, политические возможности, демо графические свойства человека. Водитель – профессия; ра ботник наемного труда, получающий средний по размерам до ход – экономическая черта; член демократической партии – политическая характеристика; мужчина в возрасте 40 лет – демографическое свойство. Все они описывают социальное положение одного и того же человека, но с разных сторон.

Хотя статус чуть ли не самое распространенное понятие в со циологии, единой трактовки его природы в этой науке не дос тигнуто. Ф. Бейтс пишет, что статус принято понимать как обо значение ранга, места в социальной структуре, связанное с оп ределенным набором норм. Известно также, что некоторые применяют термин «роль» к поведению, а другие обозначают им социальную позицию, третьи – нормативную пространственную неповеденческую вещь и т.д.

Для одних социологов статусы – это предписанные нормы, для других – культурно определен ные позиции внутри институциональной системы. М. Вебер рассматривал социальный статус в значении престижа и связывал его с высоким положением индивида в обществе.

Классическую формулировку в 30-е годы предложил аме риканский антрополог и социолог Ральф Линтон. Он четко отделил статус от роли, говоря при этом, что статус человека занимает как некую ячейку ( occupy a status ), а роль человеку необходимо играть ( play a role ). Следовательно, статус – это позиция в социальной структуре, а за ролью стоят опреде ленное мышление и поступки. Если статус указывает на ме сто человека в обществе или группе, то роль – на способ или модель поведения. Позиции Р. Линтона придерживались если не большинство, то очень многие современные социологи, в том числе автор самого известного в нашей стране зарубеж ного учебника по социологии Н. Смелзер. С ним согласны другие социологи. В частности, Т. Маршал и М. Хагопьян считают, что статус указывает на позицию, которая связана с кругом прав и обязанностей, привилегий и обязательств, приписанных законом возможностей или ограничений, при знанных публично и поддерживаемых авторитетом обще ственного мнения.

Некоторые социологи, в том числе известные – достаточ но назвать П. Сорокина – смешивают два понятия: статус и престиж. По существу статус выступает здесь синонимом пре стижа. Между тем другие социологи, в том числе специализи рующиеся в данной области, в частности Е. Бергель, настаи вают на необходимости различать два понятия – престиж и статус. К примеру, Рейган и Джонсон – оба президенты США. У них одинаковый статус, но разный престиж. Престиж относится к специфическим достижениям в хорошо извест ной или устоявшейся области. Статус и его значение – поня тие более широкое, но менее четкое. Престиж удачливого врача создан высоким качеством оказываемых им медицинских ус луг. Но статус того же врача определяется высоким званием его профессии, которая высоко оценивается общественным мнением и обществом в целом.

Однако П. Сорокин, в отличие от Р. Линтона и Н. Смелзе ра, понимал под статусом не только престиж, но также социальный ранг. Иными словами, не просто позицию в социаль ной структуре, а высокую, среднюю или низкую. В повседнев ном языке чаще всего употребляется именно эта трактовка статуса, и когда хотят подчеркнуть высокое положение человека или страны, то говорят о том, что у них высокий статус.

Кроме этих подходов существуют еще минимум две точки зрения, авторство которых трудно или невозможно установить. Первая позиция заключается в отождествлении статуса и роли, вторая – в приписывании статусу интегрирующей функции. Статус понимается как интегральный показатель обществен ного положения личности, социальной группы, охватываю щий профессию, квалификацию, должность, характер, реаль но выполненной работы, материальное положение, партий ную и профсоюзную принадлежность, деловые связи, национальность, религиозность, возраст, семейное положе ние, родственные связи и др. В таком случае говорят о классо вом, профессиональном, политическом и т.д. положении человека как о разных аспектах его статуса.

Относительно этих позиций нужно сказать вот что. Пер вая неправомерна по существу, поскольку совмещает стати ческую картину (статус) с динамической (роль как модель по ведения), вторая не совсем корректна, так как понятие стату са как самостоятельной и четко различимой позиции в социальной структуре исчезает. Статус превращается как бы в обобщенный портрет социального положения индивида в об ществе. Но для этих целей используется специальный термин, введенный в свое время американским социологом Р. Мер тоном – статусный набор. Он включает сумму всех статусов индивида, а не один-единственный, к тому же очень размы тый. Существует и другое обобщающее понятие – социоэко номический статус. Он включает образование, профессию и доход.

Таким образом, в понимании статуса сложилось несколь ко подходов: а) стратификационный – статус как престиж или ранг в вертикальной иерархии общества; б) функциональ ный – статус как позиция в социальной структуре общества, функционально связанная с другими позициями; в) норма тивно-ролевой – отождествление статуса с ролью либо с нор мами в социокультурном пространстве общества; г) интегра тивный – объединение в одно понятие статуса множества со циальных (профессиональных, экономических, политических и др.) позиций, занимаемых индивидом.

Нормативно-ролевой и интегративный подходы, по всей видимости, следует признать ошибочными, а стратификационный и функциональный, представленные Р. Линтоном, Н. Смелзером, М. Вебером и П. Сорокиным, можно объединить в одну модель, которая имеет четыре параметра, описываю щих понятие «статус»:

  1. Название статуса (состоит обычно из одного слова: мужчи на, подросток).

  2. Определение статуса (описывает сущность статуса и его ме сто в группе или обществе). Примеры определения стату са: адвокат – лицо, профессия которого – оказание юри дической помощи гражданам и организациям, защита их интересов в суде; акционер – физическое или юридичес кое лицо, владеющее акциями данного акционерного об щества.

  3. Содержание статуса – совокупность прав и обязанностей, то есть круг функций, которые выполняются индивидом на данном рабочем месте или на данной позиции. Содер жание конкретизирует определение статуса: учитель имеет право оценивать знания учеников, следить за дисципли ной, переводить или оставлять их на второй год и т.д.

  4. Ранг статуса – место данного статуса в социальной иерар хии (высокое, среднее, низкое).

Последний параметр статуса связан со стратификацией. Место в иерархии указывает на определенные привилегии и престиж данного статуса. Но помимо того еще и на степень распространенности статусов в обществе (рис. 4.1).

Таким образом, обобщив всевозможные точки зрения на проблему статуса, предлагаем понимать его как сложносостав ное явление, различными аспектами которого являются пре стиж, ранг, совокупность прав и обязанностей. Но статус в целом описывает только одну позицию, занимаемую индиви дом в социальной структуре общества.

Статус – синоним позиции. Но он нечто большее, чем только позиция, так как существует официальная позиция, которую часто называют должностью, реже – статусом. Со вокупность прав и обязанностей проистекает от официальной позиции. Но кроме того существует неофициальный статус с совокупностью неписаных, но строго соблюдаемых правил. Так, статус главы семейства в современном обществе никаким законом не предписан, но соответствующая ему роль всеми выполняется. Неформальные правила поведения предписы вают, что низший по статусу должен первым здороваться, но первым протягивать руку может только высший по статусу. В учреждении начальник отдела, когда коллектив «сбрасывает ся на подарок», сдает денег больше других. Таково неписаное правило. Никто его к тому не обязывает. Если он сдаст мень ше, то прослывет скрягой, однако никаких формальных сан кций не последует.

Позиция обозначает место в социальном пространстве, или в социальной структуре, которое ассоциируется у нас с набором норм, называемых правами и обязанностями ( rights and duties ), которым также приписан определенный объем престижа.

Важно усвоить следующее:

  1. Социальные статусы взаимосвязаны друг с другом, но не взаимодействуют между собой.

  2. Взаимодействуют между собой только субъекты (обла датели, носители) статусов, то есть люди.

  3. В социальные отношения вступают не статусы, а их но сители.

  4. Социальные отношения связывают между собой стату сы, но реализуются эти отношения через людей – но сителей статусов.

Статусный набор (портрет) индивида

  Права и обязанности (содержание статуса) могут быть писа ными и неписаными (формальными и неформальными). У всех или у большинства профессий существует формальное опре деление статуса, которое фиксируется в должностных инст рукциях. У пассажира метро также существуют формально закрепленные права и обязанности. Однако в современном обществе у значительной части статусов содержание формаль но не фиксируется, а представляет собой совокупность закрепленных традиций, конвенциональных (условных) норм. Права и обязанности гостя мы знаем не из формальных инст рукций, а из жизненного опыта. Большинство прав и обязан ностей мужа и жены закреплены традициями, а не юридичес кими законами.

Кратко четыре параметра статуса мы будем выражать од ним термином – позиция. Таким образом, статус – это пози ция индивида в группе и/или обществе:

Позиция индивида в группе (в данном случае речь идет о малой группе, то есть сообществе знакомых людей) дает нам совокупность личных (межличностных) статусов, а позиция в обществе – совокупность социальных статусов. Личный статус – это позиция человека в семье, спортивной коман де, бригаде, кругу друзей и т.д. Он приобретается благодаря индивидуальным качествам или заслугам и существует только в узком кругу людей. Напротив, социальные статусы человек обретает в широком кругу незнакомых людей благода ря участию в общественной жизни. Лидер, аутсайдер, душа компании или зануда – пример межличностных статусов. С этой стороны человека знают только его знакомые. Напро тив, статусы генерал или православный, будучи социальны ми статусами, распространяются на все сообщество людей. Они определены местом индивида в социальной структуре общества.

Различия между двумя видами статусов – социальными и личными – хорошо видны на следующем примере: старший сын и любимый сын. Это разные статусы. Статус «любимого сына» – это позиция относительной конкретной семьи. В этой семье он – любимый сын. А в другой – он совсем не люби мый, и в обществе он – не любимый сын. А вот позиция «стар ший сын» – это характеристика общественная, или соци альная.

Что такое «старший сын»? В зависимости от того, какими правами и какими обязанностями в каждой культуре наделя ют статус «старший сын», по-разному выстраивается эконо мический, политический и социальный режим данного обще ства. Например, система майората в Англии.

Наследство передавалось только старшему сыну, а в Рос сии оно делилось поровну. Значит, материальное право на получение своей доли имели все сыновья. Поэтому, когда крестьянин, как член общины, заявлял перед сходкой: «Вот у меня выросли два сына», то из общинного земельного фонда, который и так был весь разбит на крестьянские поля, нарезали еще этим двум повзрослевшим сыновьям. Поче му? Потому что, если не будет земли, им негде будет приме нять свой труд, значит они не смогут кормить свои семьи. А вне этой общины негде было взять землю, всю землю в те чении веков уже обработали. И получается, что сходка дол жна от чей-то земли нарезать и прибавить им. И вот у нас так складывалась система чересполосицы, то есть у одной семьи в этом месте был маленький кусочек и еще где-то. И каждому нужно было обеспечить средства к существованию. А что делалось при неравном распределении земельного фонда в Англии? Вот сидит какой-то граф и говорит: «О, у меня три сына. Так, старший сын наследует все имущество, а два других пусть идут в наемные работники». Так появлялся средний класс, то есть класс образованных юристов, врачей, профессоров, служащих и т.д. и т.п. И каждый из них ждал, когда умрет старший. Если умирал старший брат, то следующий автоматически наследовал неделимое иму щество. И благодаря тому, что имения земельные в Англии не дробились, в конце концов появлялись крупные феода лы, имения которых были сопоставимы с имениями короля. У него были такие же экономические возможности, такая же прибыль, и такая же армия. Король являлся первым среди равных. Неабсолютным монархом, а первым среди равных. Вы вспомните рыцарей «круглого стола», они са дились как равные, но король должен был в чем-то превзой ти их, хотя бы в доблести, характере. Они могли его смес тить, и он не имел права не прислушаться к их мнению. Так вот, такая система явилась основой политического плюра лизма. И посмотрите, вся западная политическая тради ция – это традиция прислушивания к голосу других. Это плюралистическая система.

А что происходило у нас, когда начинали дробиться земель ные фонды? Главным держателем всех земель являлся царь. Он считал, что все, кто стоит ниже его, – холопы, и он может с ними делать все, что хочет. Неважно, родовитый боярин или последний крестьянин: «Сослать в Сибирь тебя, если ты чем- то не угодил государству, а государство – это я, я могу в лю бой момент». И так складывалась система не политического плюрализма, а монотеизма. У царя была абсолютная власть над всеми, и все восточные режимы построены именно на этом. «Я имею право поступить со своими вассалами как хочу».

Далее, чем еще чревата для общества система старшинства, но не майората, а скажем так, восточного варианта старшин ства, старшего сына. Мы с вами знаем, что на Западе семьи не представляют разветвленные родственные системы по 200, по 300 человек. Только на Востоке применимо такое понятие как родственный клан, система родственников. И возглавляет эту систему глава, хозяин, старейшина. Он когда-то был старшим сыном, и на него замыкаются все связи: экономические, хо зяйственные, политические. Он женит, разводит, он решает все проблемы, он изгоняет из своего клана. Он решает все проблемы, передает перед смертью свои права старшему сыну. У него может быть 10 жен, но только старший сын от одной жены получает эти права.

Так вот, когда новый родственник встает на пост «старше го сына», приобретает статус, он не очень-то радуется. Казалось бы, радуйся, ты же теперь верховный правитель своего маленького государства. Но с правами приходит масса обя занностей. Например, надо трудоустроить всю родню. А что делают у нас в Закавказье и Средней Азии? Как только один пробрался на какую-то хорошую должность, он сразу всех тя нет. Так он обязан заботиться обо всех. А если он о ком-то не позаботился, ему говорят: «Слушай, а какой же ты старший сын? Ты же теперь глава рода, ты должен выполнять эту фун кцию». Он всю свою жизнь должен посвятить увязке взаимо отношений внутри этого рода: и политических, и экономических, и юридических, и социальных, и семейных, и каких угодно. И вот он как правитель, весь день у него расписан: кто когда к нему приходит, какие вопросы решать. Вот что такое статус «старшего сына».

У нас нет таких родственных кланов. У нас нуклеарные семьи, внутри которых родители сами распределяют имущество в зависимости от каких-то других факторов, не традиций вов се, распределяют статусы, ранги, права и обязанности. Вот что такое разница статуса. Итак, мы с вами на примере старшего и любимого сына пришли к тому, что существуют две разные, две качественно разные системы или типологии статусов: меж личностные или личные статусы и общественные или соци альные статусы.

Любой человек обладает множеством статусов, и в каждый момент времени в зависимости от окружающей нас обстанов ки какой-то из статусов может доминировать над остальны ми: в домашней обстановке вы – сын или дочь, а в учебной аудитории – студент или студентка. В течение нашей жизни мы утрачиваем одни статусы (например, выпускника средней школы) и приобретаем другие (студент-первокурсник). Ког да мы теряем какой-либо статус, освобождаем какую-либо позицию в обществе, то на наше место приходит новый чело век. Таким образом, статус является частью социальной струк туры и существует долгое время, тогда как занимающие его люди сменяют друг друга.

Межличностные статусы – это точки в групповой иерар хии. Сколько малых групп – столько систем иерархий или систем координат, по отношению к которым и определяются наши статусы.

Изобразив на плоскости социальное пространство, мы те перь можем определить в нем место человека и дать его социальный портрет. У художника для изображения точной копии человека есть кисть и краски, у социолога – анкета и статусы. Перечислив все основные (социальные и межличностные), существующие долгое время статусы и дополнив их неосновны ми, или эпизодическими, существующими краткое время, мы получим точный статусный портрет человека, который не спу таешь ни с каким другим.

Вместе с появлением человека на свет появляются как ми нимум три группы статусов: пол, возраст, родство. К примеру, ребенок мужского пола, сын. К тому же он определенной расы, внутри которой – национальность. В течение жизни у чело века одни статусы будут оставаться постоянными (например, национальность, пол), а другие изменятся. Он перейдет из статусной группы детей в возрастную категорию подростков, взрослых, пожилых и стариков. Может измениться здоровье. В любом обществе есть совершенно здоровые, относительно больные и инвалиды. Ясно, что у инвалида диапазон социаль ной активности в этом смысле более ограниченный. У здоро вого мужчины и инвалида совершенно разное положение в обществе, разные права, обязанности и возможности получить другие статусы (рис. 4.2).

В правой части рис. 4.2 социобиологические (социально-де мографические) статусы. К ним относятся те, что даны нам природой. Общество только вмешивается в них, придает оп ределенный оттенок, корректирует, иногда искажает. Скажем, родился человек физически здоровым, но на производстве или в дорожно-транспортном происшествии потерял ногу и стал инвалидом. Общество может вмешиваться даже в такие стату сы, которые, казалось бы, не подвержены никаким измене ниям. Изменение пола или цвета кожи меняет социальный статус. Людей, поменявших свой пол, называют трансвести ты. Мужчина, ставший женщиной, радикально меняет свои привычки, манеру поведения, образ жизни.

Особая система – статусы по здоровью. Действительно, у нас огромная категория людей либо инвалиды от рождения, либо ставшие инвалидами. Считается, что в нормально раз вивающейся стране таких людей должно быть не более 10%. Так вот, я вам скажу, что в нашей стране их 13%. Сюда входят и инвалиды войны, и инвалиды по здоровью, и прочие. Все категории, отличающиеся друг от друга типом инвалидности – это разные статусы. И таких мы можем насчитать, наверное, несколько десятков. Почему? Потому что каждая категория статусов по здоровью имеет свои права и обязанности. Инвалиды по слуху имеют свои права и обязанности, инвалиды войны – свои, то есть занимают разные позиции в обществе. Я не знаю, что здесь записать, какое количество. Нужно заглянуть в справочник Всемирной организации здравоохранения в раздел классификации. А ведь есть у нас профессиональные заболевания. Например, вы шахтер, надышались угольной пыли и стали инвалидом. Вот скажите, чем отличается больной от инвалида? Статус инвалида необратимый, невозвратный, а статус больного обратимый, возвратный. Иначе говоря, статус больного – переходящий статус или транзитивный.

Левая часть рис. 4.2 – собственно социальные статусы. Их нет в природе. Они начинаются с двух больших совокупностей: экономических и профессиональных статусов. Экономический статус имеют заимодавец, ростовщик, рантье, собственник, наемный работник, землевладелец и т.д. Права и обязанности (равно как и вытекающие из них возможности) экономических статусов определяются отношением к собственности и наличием денег. Рантье и заимодавец живут на проценты с вложенных или отданных в долг денег. Капиталист владеет средствами производства, наемный работник продает свою единственную собственность – рабочие руки.

А вот, скажем, арендатор – это профессиональный или экономический статус? Наверняка экономический, так как для получения профессионального статуса нужно учиться.

Профессиональным статусом обладают все профессии и специальности внутри них. Президент – это не профессия, а водитель, преподаватель – профессия. В развитом обществе существуют около 40 тысяч профессий и специальностей.

Следующая группа статусов – политические. Сюда входят все государственные служащие, все, кто принадлежит различным партиям, общественным движениям или так или иначе соприкасается с властью. Власть – основной критерий для оп ределения политического статуса. Политических статусов – сотни.

К религиозным статусам относятся верующий или неверу ющий, христианин, буддист, мусульманин, а также крещеный, исповедовавшийся и неисповедовавшийся. Кроме них боль шую группу религиозных статусов дает церковная иерархия. В общем выходит не менее 300 статусов.

Помимо этого существуют территориальные статусы. На пример, горожанин и житель села, провинциал, турист, эмиг рант и иммигрант и т.д.

С помощью статусов социолог может так же точно характеризовать объект исследования, как художник, рисуя порт рет человека с набором индивидуальных черт. Можем ли мы сказать, что совокупность статусов характеризует именно этого конкретного человека?

Статусный портрет человека носит в социологии еще одно название – статусный набор индивида, которое ввел в середи не XX века американский социолог Р. Мертон.

Статусный набор – это совокупность всех статусов, при надлежащих одному индивиду.

К примеру, господин Н является мужчиной, преподавате лем, человеком средних лет, кандидатом наук, ученым секретарем научного совета, заведующим кафедрой, членом проф союза, членом партии демократической ориентации, право славным, избирателем, мужем, отцом, дядей и т.д. Таков его статусный набор, или статусный портрет.

Статусный набор каждого человека индивидуален, то есть неповторим во всех деталях. Он, как совокупность точек в физическом пространстве, принадлежащих одному телу, точ но фиксирует положение человека в социальном пространстве. Или, говоря иначе, позицию индивида в обществе.

Стоит поменять один из них, скажем, пол или профессию, а все другие оставить неизменными, как мы получим похоже го, но другого человека. Даже если все основные статусы у двух человек совпадают, что бывает не так часто, обязательно бу дут различаться неосновные. Из двух совершенно похожих по статусам людей один в данный момент может оказаться в мет ро (эпизодический статус «пассажир»), а другой – передвигаться на собственной «Аудио» («водитель – владелец собственной автомашины»).

Обобщив сказанное, приведем многообразие статусов к единому знаменателю:

Социально-демографические статусы

Половые статусы. Мужчина / женщина.

Возрастные статусы. Эти статусы еще называют транзитивными, так как человек приобретает их по мере социализации. Существует три основных транзитивных статуса: ребенок / взрослый / старик.

Расовые статусы. Все население нашей планеты делится на три основные расы.

Статусы по здоровью. Например, инвалидность изменяет социальный статус человека. Нормой соотношения инвалидов и здорового населения принято считать 10%, в то время как в России инвалиды составляют 13% населения.

Эти статусы составляют не чисто биологическую систему статусов, а являются продуктом общественного развития. Так, родственники, приобретенные в результате брака, являются родственниками не по крови, а по закону ( father - in - law , mother - in - law ). Всего этих статусов около 250.

Социальные статусы

Экономический статус – это статус, который мы получаем независимо от образования, но благодаря месту, занимаемому этим статусом в экономической системе разделения труда (собственник, наемный рабочий, арендатор, кредитор).

Политический статус – мы понимаем его как принадлежность к государственному аппарату управления или политическим ассоциациям (партиям, движениям). Этот статус направлен на удержание и эффективное использование власти.

Профессиональный статус – любой статус, для получения которого следует пройти длительное или кратковременное обучение (для отдельно взятой страны норма составляет около 40 тысяч профессиональных статусов).

Статусы в области культуры состоят из четырех базовых сфер (элементов): наука, образование, искусство, религия.

Территориальные статусы. Граждане и люди, живущие в дерев не, отличаются друг от друга уровнем жизни. Также терри ториальные статусы получают: мигранты, эмигранты, тури сты, беженцы, люди без определенного места жительства.

Под эпизодическими статусами мы будем понимать только те, которые существуют очень короткое время (пешеход, пас сажир), они также называются неосновными.

Все общественные статусы относятся к основным. Неосновные (эпизодические) статусы – такие статусы, которые суще ствуют достаточно короткое время (пассажир, пешеход, зритель, покупатель).

Эпизодические статусы и социальное время

  Статусный портрет, составленный только лишь из социальных статусов, оказывается неполным. Мы не включили в него лич ные статусы и статусы ситуационные, или эпизодические. Если за образование социальных статусов отвечает общественное разделение труда, то про личные, или межличностные стату сы такого сказать нельзя. Они – плод системы распределе ния ролей в малой группе. Если мы добавим к совокупности социальных еще и личные статусы, то будем иметь портрет человека, который живет в этой квартире, относится к этому полу и имеет эту профессию.

Личные и социальные статусы именуются постоянными, или основными. Наряду с ними существует группа неоснов ных, или эпизодических. К примеру, статус пассажира суще ствует столько времени, сколько вы едете в троллейбусе, авто бусе, поезде, такси, метро или летите на самолете. К эпизоди ческим относятся статусы пешехода, покупателя, больного, гостя, посетителя ресторана, ожидающего в очереди, и т.д.

Эпизодическим считается такой статус , который принад лежит человеку достаточно короткое время.

Яркий пример эпизодического статуса – находящийся в очереди. Очередь со своими общепринятыми нормами и правилами, распределением ролей и неформальных стату сов возникает стихийно и на непродолжительное время. Через некоторое время вы покинули магазин и вышли на улицу. Теперь у вас эпизодический статус прохожего. А че рез 10 минут вы спустились в метро и превратились в пас сажира. На стене вагона висят права и обязанности, пред писанные данному статусу.

Политические статусы бывают временные и постоянные. Постоянные те, которые включены в систему государства (правительство, полиция). Статус избирателя – временный. Доверенное лицо президента в избирательной компании – временный статус. Кандидат в президенты – также времен ный статус, но представитель президента на местах – по стоянный.

Благодаря эпизодическим статусам место человека четко фиксируется уже не только в социальном пространстве, но и в социальном времени. Конечно, не только эпизодические ста тусы, но и многие другие, социальные и межличностные, су ществуют какое-то время, а потом исчезают. Сыном человек остается только до тех пор, пока живы родители, акционе ром – пока не продал свои ценные бумаги, учащимся – толь ко до окончания школы и т.д.

Все перечисленные и многие другие статусы существуют во времени, если под временем понимать жизнь человека. С его смертью заканчивается его социальное время. У челове ческого общества время тянется гораздо дольше.

Некоторые статусы индивида (их именуют приписываемы ми) не исчезают до тех пор, пока он жив. В нашем смысле они существуют вечно. Вневременными являются такие статусы, как пол, национальность, раса и некоторые другие. Большинство же статусов временные. И самые яркие из них – эпизо дические. Они и названы так благодаря своей кратковремен ности. Гостем вы можете быть на несколько часов или дней, но вряд ли на несколько лет. То же самое можно сказать о пас сажире, покупателе или пациенте поликлиники.

В таком случае графическое изображение социального про странства должно пополниться еще одной осью. И мы полу чим единый континуум пространства – времени.

Из курса школьной физики вы знаете, что физическое вре мя в разных точках пространства может протекать с неодина ковой скоростью. В отличие от равномерного пространства время неравномерно. Подобное свойство выяснил А. Эйн штейн, создавший теорию относительности. Время протека ет неравномерно и зависит от скорости, с которой движется тело. Другая особенность пространственно-временного кон тинуума – различный ход времени в разных физических сис темах. В одной системе время протекает быстрее, в другой – медленнее, если их сравнивать между собой. Системы движут ся относительно друг друга.

В социальном пространственно-временном континууме неравномерными выступают обе характеристики – и про странство, и время. Правда, в отличие от физики в социоло гии социальное время никаким материальным прибором не фиксируется. Оно субъективно. А это значит, что у каждого человека и в каждой социальной системы оно свое.

Время нагружено социокультурным содержанием. Это оз начает, что оно ощущается и измеряется разными народами по-разному. Временные различия отражаются в том наборе культурных символов, правил взаимоотношений, традиций и обычаев, которые существуют в каждой культуре.

Существование конвенций или правил, регулирующих вре менной аспект поведения людей, мы легко обнаруживаем, когда пытаемся пожать руку другого человека не через 5 секунд после встречи, как это принято, а скажем, через 50. Мы сразу почув ствуем неловкость и нарушение привычных культурных норм.

Временные конвенции широко ранжируются. К примеру, студенты, входящие в учреждение, начинают обычно с фразы: «Я знаю, вы очень заняты, но...» Очевидно, что секунды, минуты и часы – не просто количественные меры времени, имеющие постоянное значение, но подразумевают различные символические ценности в различных контекстах, в различ ных обстоятельствах и перед лицом различных аудиторий.

Каждый человек когда-либо оказывается в ситуации ожи дания в приемной чиновника, для которого посетители не имеют социальной ценности. Но благодаря своему служебно му положению, чиновник контролирует доступ к ресурсам, которые ценны для нас. Например, нам нужны водительские права, которые выдает нам низший чин в иерархии. Другие заставляют нас ожидать потому, что высоко ценят те услуги или знания, которые собираются нам предложить. Так, док тор вынуждает ждать очереди своих пациентов. В целом, чем больше власти и важности у человека, тем с большей силой он регулирует доступ к себе.

Мы составляем план распределения своего времени. Пун ктуальность – взаимные ожидания во многих социальных кругах, предполагающие, что гости не должны опаздывать и прибыть на вечеринку от 8.30 до 9.00. В некоторых странах пунктуальность ценится не очень высоко. В Латинской Аме рике люди могут опаздывать на встречу на час, даже не давая объяснений.

В историческом времени одни общества развиваются быстрее, другие – медленнее. У них разная скорость социально го прогресса. Но так же ведут себя и люди. Одни успевают за свою жизнь, либо за более короткий ее отрезок сделать очень многое, а другие – очень мало или почти ничего.

Герой И. Гончарова Обломов – символ застывшего соци ального времени. Сохранившиеся с допотопных времен дикие племена, затерявшиеся где-то в джунглях Амазонии, тоже за стыли в историческом времени. У них свой временной ритм.

Главный и личный статусы

  В наборе статусов всегда найдется ключевой, или главный. Главным статусом называется наиболее характерный для дан ного индивида статус, по которому его выделяют окружающие или с которым они отождествляют его.

Для женщин главным чаще всего оказывается статус до мохозяйки, а для мужчин – статус, связанный с Основным местом работы или занятием: директор коммерческого банка, научный сотрудник, полицейский, рабочий на промыш ленном предприятии.

Главным выступает тот статус, который определяет стиль жизни, круг знакомых, манеру поведения и т.п. Для научной интеллигенции главным часто оказываются не место работы или род занятия, а ученая степень, для менеджеров – должность или иерархический ранг.

Для мужчины – это статус занятого в общественном произ водстве (статус работника), для женщины – домохозяйки. Об щество закрепляет за ними именно эти статусы. В процессе жизни человек усваивает то, что навязывает ему общество. Чем сильнее человек идентифицирует себя с главным статусом, тем тяжелее ему потерять его. Безработица для мужчины страшна тем, что она лишает его главного статуса – кормильца семьи.

Необходимо различать два вида статуса – личный и соци альный. Социальный статус употребляется в двух значениях – широком и узком. С широким употреблением слова мы уже познакомились (вспомните его). Социальный статус в узком смысле – положение человека, которое он автоматически занимает как представитель большой социальной группы (про фессиональной, классовой, национальной). До недавнего вре мени негров в США и ЮАР ставили ниже по общественному положению, чем белых. В результате к любому нефу – талант лив он или нет, добродетельный или злодей – относились пренебрежительно. Личные качества отступали на второй план перед национальными. Напротив, заслуги и достоинства бе лого заранее преувеличивались: при знакомстве или трудоустройстве ему доверяли больше. Другой пример – предрассу док по отношению к женщинам. Обыденное мнение полага ет, что с руководящей работой она справится хуже мужчины именно потому, что она – женщина.

Личный статус – положение, которое человек занимает в малой, или первичной группе в зависимости от того, как он оценивается по своим индивидуальным качествам. Замечено, что социальный статус играет первенствующую роль среди не знакомых, а личный – среди знакомых людей. Но ведь зна комые и составляют первичную, малую группу. Представля ясь незнакомым людям, каждый из нас называет прежде все го место работы, социальное положение, национальность и возраст. Для знакомых людей важны не они, а наши личные качества, неформальный авторитет.

Предположим, что господин Н. нанимает человека, по отношению к которому действуют социально-групповые пред рассудки, то есть негра или женщину. На первых порах рабо тодатель и сослуживцы строят взаимоотношения с ними, ру ководствуясь групповыми ожиданиями, возможно, относятся к ним с предубеждением или с осторожностью. Через некото рое время, когда наши герои раскрыли свои трудовые и лич ные достоинства, окружающие изменяют свое отношение. Теперь главным для них становится личный статус. Социоло ги сказали бы, что низкий социальный статус постепенно пе рерос в высокий личный.

Каждый из нас обладает набором социальных и личных статусов, поскольку мы участвуем во множестве больших и малых групп. К последним относятся семьи, круг родствен ников и знакомых, спортивная команда, школьный класс, сту денческая группа, клуб по интересам, молодежная тусовка. В них вы можете иметь высокий, средний или низкий статус, то есть быть лидером, независимым, аутсайдером. Врач Н. об ладает высоким профессиональным статусом, поскольку его специальность престижна, но в спортивной секции по кара тэ, где он занимается два раза в неделю, к нему относятся как к аутсайдеру. Таким образом, социальный и личный статусы могут совпадать и не совпадать.

На Таймыре человек не считается полноценным мужчиной и не может жениться до тех пор, пока он не убил дикого оленя. Орнамент на одежде указывал на социальное положение, брач ный статус, возрастную категорию и т.д. В чуме без огня холод но, главное – одежда, она должна быть очень плотной, теплой, как у космонавтов, иначе в тундре не выжить.

По данным социологических исследований, самым важным признаком богатства является загородный дом или кот тедж (75%). В ряду ценностей нуворишей это более значимо, чем наличие шикарной квартиры (70%) или роскошного автомобиля (55%).

Приписываемый и достигаемый статусы

  В отечественной литературе еще не сложилась устойчивой статусной терминологии. Иногда один и тот же статус называют по-разному. Так произошло с терминами «приписываемый статус» ( ascriptive status ) и «достигаемый статус» ( achieved status ). В английском языке слово achieved status обозначает нечто, что уже совершилось, а не продолжает совершаться. Логичнее его переводить как «достигнутый статус», а термин ascriptive status – как «приписываемый статус». Однако в отечественных учебниках последний пишется как «предписанный», то-есть нечто свершившееся, закончившееся. Возможно, так удобнее с точки зрения разговорного языка. Но тогда возникает вопрос: кем или чем предписан человеку такой статус – природой, обществом, божеством?

В группу предписанных статусов входят пол, национальность, раса. Цвет кожи «предписан» природой. Его невозможно поменять, если не произвести специальной и очень дорогостоящей хирургической операции. Точно также обстоит дело с полом. Его предопределила нам природа. Но статус короля–не природная, а социальная предзаданность. Его предписало нам общество. Статус короля передается по наследству, а наследование – один из важных социально-политических институтов общества.

Цвет кожи не имел бы никакого значения, если бы люди не наделяли его социальной атрибутикой. Какая разница, белый ты или черный, для людей важнее личные качества и достоинства человека. Тем не менее биологические атрибуты с древнейших времен человек умудрился превратить в признаки или даже основание для социального неравенства. Еще в эпоху вождеств главой племени выбирали исключительно че ловека, обладающего гладкой и здоровой кожей. Конечно, помимо прочих необходимых качеств: мудрости, ораторского искусства, бесстрашия.

Негр – биологически прирожденный статус в том смысле, что изменить цвет кожи и связанные с ним физиологические особенности организма невозможно. Однако негр в США, ЮАР и на Кубе – разные социальные статусы. На Кубе, как и в большинстве стран, негр – представитель коренного насе ления, составляющего абсолютное большинство, имеет рав ные с другими права. В ЮАР, как и на Кубе, негры основное населения, но в период апартеида они подвергались полити ческой и социальной дискриминации. В США негры – мень шая часть населения, но правовая ситуация в известный ис торический период напоминала ситуацию в ЮАР.

Процесс приписывания неравенства разным статусам ког да-то начался и продолжается по сию пору. В этом смысле это незавершенный процесс. Бомж – признак социального аутсай дера. Ранг данного статуса очень низкий. Хотя быть человеком без определенного места жительства в ряде случаев если не по четно, то уж по крайней мере не зазорно. Большую часть исто рии человечество не имело паспортов, которые юридически прикрепляют вас к одному-единственному месту в социальном пространстве. Можно назвать множество социальных групп, например бродячие музыканты или цыгане, которые по старым советским меркам подпадают под категорию бомжей.

Таким образом, приписывание является: а) универсальной чертой, свойственной всем культурам и эпохам; б) специфи ческим свойством, различающимся в разных культурах и в разных исторических эпохах, в) чисто социальной характери стикой, не встречающейся в природе; г) неоконченным социо культурным и историческим процессом.

Впервые употребил понятия «достигаемый» и «приписы ваемый статус» в современном понимании выдающийся аме риканский антрополог и социолог Ральф Линтон в 1936 году.

Какой вывод мы должны сделать? По всей видимости, тот, что по отношению к данной разновидности в одинаковой мере применимы оба названия – предписанный и приписываемый статус. Их можно употреблять как синонимы, и никакой ошибки в том не будет. Таковы особенности перевода на русский язык некоторых иностранных терминов.

Приписываемым называется статус, обладание или изменение которого находится вне нашего контроля, зависит либо от природы, либо от института наследования (принц станет королем). Биологическое наследование – раса, национальность. Общество позволяет наследовать титулы (дворянский титул). Негр – биологический статус. Социальным статусом делает его положение данного статуса в обществе (отношение как к людям второго сорта в Бразилии). Таким образом, на биологическую сущность накладываются социальные характеристики. Свойство приписывать, то есть придавать то или иное социокультурное значение, присуще только человеческому обществу. Все природные явления, попадая в общественный оборот проходят процедуру приписывания, то есть наделения их новым качеством, которого у них раньше не было.

Например, рабочие в XVIII веке – неудачники (нищие, бомжи, бродяги, социальные аутсайдеры). В советское время рабочие – основная категория населения, статус поднялся, у них появилась своя партия, которая не только выражает их идеи, но и диктует свои взгляды всему населению в области искусства, образования; их взгляды – господствующая идеология в обществе. Для того чтобы получить статус рабочего, стало необходимо учиться.

Два биологически равных пола – мужчина и женщина, попав в социальную среду, наделяются разными значениями, то-есть им приписываются разные социальные качества. В результате биологический пол превращается в социальный род – гендер. Общество перечеркнуло то, что предписала ему природа, и создало новую структуру отношений двух полов, превратив их в социальные характеристики, социальные статусы. Феминизм выступает за перераспределение ролей между мужчиной и женщиной. Суть этого движения – уравнивание прав двух полов и устранение социальной дискриминации, но вовсе не в господ стве одного из полов над другим. Феминизм не выступает за то, чтобы женщина встала во главе всей социальной пирамиды.

Итак, приписываемым называется статус, в котором чело век рожден (прирожденный статус), но который позже обяза тельно признан таковым обществом или группой. Таким об разом, негр – не только прирожденный (заданный природой), но и приписываемый статус. К приписываемым и прирожден ным статусам относятся: «член королевской семьи», «потомок дворянского рода» и т.д. Они прирожденные потому, что королевскими и дворянскими привилегиями ребенок наделяет ся по наследству, как кровный родственник. Статус верховно го правителя, то есть титул короля, переходил к сыну по пра ву его рождения, подобно тому как наследовался статус вождя в вождествах. Однако ликвидация монархического строя, уничтожение дворянских привилегий свидетельствуют об от носительности подобных статусов.

Прирожденный статус должен получить подкрепление в общественном мнении, социальном устройстве общества. Только тогда он будет прирожденным и приписываемым одновременно.

Система родства дает целый набор прирожденных и при писываемых статусов: сын, дочь, сестра, брат, мать, отец, пле мянник, тетя, кузина, дедушка и т.д. Их получают кровные родственники. Некровные родственники называются род ственниками-в-законе. Теща – это мать-в-законе, тесть – отец-в-законе. Это приписываемые, но не прирожденные статусы, ведь их приобретают благодаря браку. Таковы статусы пасынка и падчерицы, получаемые через усыновление.

Если приписываемым является любой статус, полученный не по своей воле, над которым индивид не имеет контроля, то достигаемый статус приобретается в результате свободного вы бора, личных усилий и находится под контролем человека. Та ковы статусы президента, банкира, студента, профессора, пра вославного, члена консервативной партии и множество других.

Достигаемый статус не подлежит автоматической переда че, его можно только заслужить, приложив усилия и проявив свои достоинства и таланты. Приобретенными статусами в первобытной общине являются статус лекаря, исполнителя ритуальных танцев, рассказчика. Добиться положения лиде ра в племени человек может, либо заслужив его своим трудом и щедростью, либо обладая харизмой и специальными умениями. К числу приобретенных племенных статусов можно отнести многоженца, воина, шамана ( magician ) и торговца . Число социальных статусов возрастает пропорционально усложнению социальной структуры. Более развитые и более сложные общества предоставляют индивиду большую свободу выбора. В таком обществе, в частности, возрастает число приобретен ных статусов. В современном мире мы можем выбирать, всту пать ли нам в брак и иметь ли детей, то есть даже такие стату сы как супруг и родитель по сути являются приобретенными. Люди в традиционном обществе обладают меньшей свободой выбора в том, что касается брака и продолжения рода.

Иногда довольно сложно провести границу между припи сываемым и достигаемым статусами. Например, хотя мы сами выбираем колледж (из числа тех, куда подавали документы и куда были приняты) или место работы (куда обращались и где его получили), но на наш успех во многом влияет наша семей ная принадлежность и социальное происхождение. И даже несмотря на то, что в американской культуре высоко ценятся личные достижения человека, самостоятельно пробивающего себе дорогу в жизни («из грязи в князи»), рассчитывать на успех больше приходится представителю среднего или выс шего класса, нежели выходцу из низов. Статусы мужа, жены, крестного отца и матери – достигаемые, поскольку их полу чают по собственному желанию.

Раньше некоторые должности могли занимать только муж чины, например, полицейский, солдат, генерал. Это припи сываемые статусы. Но когда и женщинам разрешили служить в полиции и армии, статус стал достигаемым. Папа Римский – только мужская должность.

Статус меньше зависит от того, что делает человек, но боль ше от того, чем он является, кто он есть, особенно если статус предписываемый (предписанный), а не достигаемый. В этом смысле не существует предписываемого престижа. Он может быть только достигаемым. Хотя известно, что статусы бывают двух видов – приписываемые и достигаемые.

Смешанный статус

  Иногда очень трудно определить, к какому типу относится тот или иной статус. К примеру, статус безработного не яв ляется такой позицией, к которой стремится большинство людей. Напротив, его избегают. Безработным чаще всего че ловек оказывается помимо своей воли и желания. Причи ной служат не зависящие от него факторы: экономический кризис, охватывающий отрасль или общество в целом, мас совые сокращения, разорение фирмы, структурная пере стройка производства. Подобные процессы не находятся под контролем отдельного человека. В его власти предпринимать усилия в поисках работы или не делать этого, смирившись с судьбой.

Статус безработного, если он получен не добровольно, а в результате массового сокращения производства, экономичес кого кризиса, считается смешанным.

К смешанным статусам относятся такие позиции, кото рые обладают одновременно свойствами и приписываемого и достигаемого статусов: профессия юриста и династическое предопределение этой профессии.

Политические потрясения, государственные перевороты, социальные революции, войны могут изменить либо даже от менить некоторые статусы огромных масс людей помимо их воли и желания. После октябрьского переворота 1917 года бывшие дворяне превратились в эмигрантов, остались или стали чиновниками, инженерами, рабочими, учителями, по теряв исчезнувший из социальной структуры приписываемый статус дворянина. В начале 90-х годов на предприятиях и в учреждениях ликвидированы парткомы и тысячи людей выш ли из состава коммунистической партии.

Резкие изменения могут происходить и на индивидуаль ном уровне. Допустим, в 30 лет человек стал инвалидом. Его социально-экономическое положение существенно измени лось: если раньше он самостоятельно зарабатывал на хлеб, то теперь целиком стал зависеть от помощи государства. О ка ком статусе здесь идет речь? Достигаемым назвать его затруд нительно, поскольку по собственной воле никто не желает стать инвалидом. Его можно было бы считать приписывае мым, но 30-летний калека не является инвалидом по рожде нию. Он стал инвалидом в результате стечения обстоятельств, которые находились вне его контроля.

Рассмотрим иной пример. Звание академика поначалу является достигаемым статусом, но позже оно превращается в приписываемый, так как считается пожизненным, хотя и не наследуемым. Пожизненным является звание олимпийского чемпиона, а вот звание чемпиона мира могут отобрать те, кто показал лучшие результаты на новых мировых чемпионатах. Это переходящее звание.

Описанные выше случаи можно отнести к смешанному статусу. Он обладает чертами и приписываемого, и достигае мого статусов. Человек, достигший степени доктора наук, не может передать ее своему сыну, однако тот может пользовать ся определенными преимуществами, если решит двигаться по научной стезе. Коллеги отца всегда будут покровительствовать юноше, он приобретает приписываемый статус сына доктора наук. То же самое можно сказать о детях миллионеров, влия тельных политических деятелей, выдающихся спортсменов, артистов, кинозвезд.

Если на занятие той или иной должности накладываются социально-демографические ограничения, то она тем самым перестает служить в качестве достигаемого статуса.

Статусное поведение

  Статус, особенно высокий, накладывает на его носителя оп ределенные обязательства – совокупность ограничений, которые касаются прежде всего поведения. Почему именно по ведения? Разве высокий статус не выражает себя в особых знаках отличия, привилегиях, форме одежды или размерах недвижимого имущества?

Иногда именно поведение становится наиболее ярким при знаком проявления того или иного статуса, его отличитель ной чертой. Одежда, знаки, привилегии, имущество – все это можно передать от одного человека к другому, но изысканные манеры поведения нельзя снять или одеть. Они – продукт воспитания всей жизни и характеризуют внутреннее благород ство человека. Даже скромно одетый, но изысканный в манерах человек обладает более высоким статусом, чем богатый и грубый. В США и Европе высший класс одевается даже скром нее, нежели средний. Чем выше статус, тем более жесткие ограничения накладываются на поведение человека. Не случайно говорят: положение обязывает.

Статусное поведение проявляется в трех сферах:

  1. приобретение статуса;

  2. поведение в статусном положении;

  3. потеря статуса.

Приобретение и потеря статуса действуют на людей по-разному. Вновь достигнутый статус требует от человека более же сткого соответствия, чем статус давно приобретенный. Профессор со стажем, давно получивший признание студентов и коллег, может одеваться очень свободно, но только что полу чивший профессорское звание доктор наук стремится выглядеть с иголочки.

Человек, чувствующий, что его уровень жизни упал и ему трудно поддерживать прежний статус, будет хвататься за малейшую возможность удержаться в прежнем положении, чем позволит себе поступки, соответствующие более низкому ста тусу, в котором он, быть может, уже оказался благодаря уда рам судьбы. Можно считать это динамикой статусного несо ответствия.

Обнищавшие аристократы или небогатые чиновники ста раются всеми силами удержаться на уровне жизни прежнего класса. Подобное поведение присуще и рабочим. Высококва лифицированный рабочий даже в моменты безденежья редко берется за неквалифицированную работу. Взяться за непрес тижную работу означает потерять социальное достоинство. Именно так поступали английские рабочие в XIX веке: «В наи более плохие для промышленности годы, когда тысячи меха ников или котельщиков, каменщиков или водопроводчиков блуждают по улицам в поисках работы, даже самый алчный предприниматель знает, что он не может предложить им работу по их специальности за десять или пятнадцать шиллингов в неделю. Чем согласиться на такое обидное понижение своего нормального, на их взгляд, общественного положения, эти люди скорее готовы работать в качестве неквалифицированных работников или исполнять какие-либо случайные ра боты за ту же или даже за более низкую плату по сравнению с той, за которую они, в качестве рабочих-специалистов, отказались работать» .

Признаки престижного поведения, соблюдения статусных приличий наблюдаются и в XX веке. При избытке свободных рабочих мест в Москве в 90-е годы XX века безработные – быв шие инженеры, учителя, врачи – не соглашались на непрес тижную работу. Они либо ждали подходящего случая, когда в их специальности возникнет надобность, либо переквалифи цировались на такие занятия, которые считали достойными. Зарабатывать хлеб насущный любой ценой, поступившись со циально значимыми символами и статусными приличиями, большинство современных безработных не желает.

Присвоение социального статуса в традиционном и современном обществе очень сильно различается. В вождестве ста тусы присваивались на основании принципа старшинства. Поскольку высокое положение в обществе, престиж и доступ к ресурсам наследовались по старшей ветви родового древа, полинезийские вожди имеют необычайно длинную генеалогию. Некоторые из них прослеживают свою родословную до пятидесятого поколения предков. Как считалось, все люди в вождестве являются родственниками друг друга, так как весь род берет начало от какой-то одной группы общих предков, основавших данное поселение.

Вождем (а это обычно мужчина) является старший в роду. Что касается степеней старшинства, то они вычисляются та ким сложным способом, особенно на некоторых островах, что их количество равно общему количеству членов рода. К при меру, положение третьего сына ниже, чем положение второ го, который в свою очередь стоит ниже первого сына. Дети старшего брата по статусу выше детей следующего за ним бра та, чьи дети в свой черед превосходят по положению детей младших братьев. И тем не менее даже человек, имеющий са мый низкий статус в вождестве, приходится родственником вождю. В такой системе родовых отношений каждый, вклю чая вождя, должен делиться со своими родственниками.

Примером потери статуса служит разжалование офицера в рядовые или увольнение служащего, особенно высокопостав ленного.

Статусная несовместимость

  Как известно, один человек обладает множеством статусов, так как участвует во множестве групп и организаций. Он – муж чина, отец, муж, сын, преподаватель, профессор, доктор наук, человек средних лет, член редколлегии, православный и т.д. Гораздо меньше известно другое: один человек может занимать два противоположных статуса, правда, по отношению к разным людям: для своих детей он отец, а для своей матери – сын. И уж совсем неизвестно, прежде всего неспециалистам, то обсто ятельство, что два противоположных или, скажем точнее, про тиворечащих друг другу статуса могут существовать в одном ста тусном наборе у одного человека и разрушающе влиять как на внутренний мир индивида, так и на его поведение.

Статусы, которые противоречат друг другу, разрушают гар монию статусного портрета человека, называются статусной несовместимостью. Представьте себе портрет двадцатилетне го человека, который выглядит на все 60. В жизни подобное случается в экстремальных условиях, когда в организме чело века обнаруживаются патологические нарушения.

Мой знакомый оставался младшим научным сотрудников до седых волос. Окружающие ожидают, что с возрастом лю бой человек продвигается по служебной лестнице. Младший научный – должность для 20–30-летних людей. А к 50–60 го дам оставаться младшим стыдно. Знает об этом и мой знако мый. Поэтому он расстраивается сразу по двум причинам: стыдно перед собой и стыдно перед другими. Два статуса – возрастной и должностной – явно не соответствуют друг другу.

Оценку того, гармоничным или дисгармоничным являет ся его статусный набор, человек может дать, только смотрясь, как в зеркало, в социальное окружение. Когда профессор, ста тус которого в любом цивилизованном обществе ценится очень высоко, иронизирует насчет своего невысокого оклада, это означает, что он посмотрел на себя глазами других людей. Возможно, его заработком остались недовольны жена, не спо собная обновить свой гардероб, или соседи, отпускающие шуточки по поводу его поношенной одежды. Если «новый русский» на «Мерседесе» приезжает отовариваться на опто вый рынок, то ему делают замечание: ты ведешь себя не в соответствии со своим статусом. Два статуса – богач и покупатель дешевых продуктов – несовместимы.

Можно привести немало других примеров: ученому пришлось уйти работать продавцом в коммерческий киоск, по жилого человека используют в качестве мальчика на побегуш ках, милиционеру приходится идти в рэкетиры, министру – участвовать в переговорах с террористами.

Как мы установили, каждый из нас вращается во множе стве групп – больших и малых – и занимает множество позиций. Каждая группа обладает собственной иерархией. В том случае, если статус рассматривается как место в иерархии, его называют рангом. Ранг статуса определяет то, каким он явля ется – высоким, средним или низким. Человек, достигший вершины иерархии и, следовательно, высокого статуса в одной группе, может оставаться неизвестным в другой. Госпо дин Н. как коллекционер ценится очень высоко среди соби рателей марок, но сослуживцы считают его весьма посред ственным бухгалтером, а в семье жена и дети посматривают на него даже свысока. Понятно, что у господина Н. три раз ных статуса, имеющих три разных ранга: высокий, средний и низкий. Редко кому удается иметь высокий статус во всех груп пах, где ему приходится участвовать.

Несовпадение, или несовместимость статусов – это, по существу, несовпадение рангов статусов либо противоречие прав и обязанностей. Несовпадение поэтому возникает при двух обстоятельствах: 1) когда индивид занимает высокую позицию в одной группе и низкую – в другой; 2) когда права и обязан ности одного статуса противоречат или мешают осуществле нию прав и выполнению обязанностей другого статуса.

Господин Н. как коллекционер, бухгалтер и семьянин – наглядный пример расхождения, или несовпадения, статусов. Господин М. – случай более сложный. Он – талантливый инженер, но ничем выдающимся себя в таком качестве не про явивший. Профессиональный статус у него средний – таков престиж инженерного труда в обществе. У начальства он пользуется также средним уважением: оно ценит его талант, но считает безынициативным. Коллеги называют его «своим парнем» за компанейский характер, высоко ставят его про фессиональные качества, но, когда речь заходит о служебном росте, не хотят видеть его своим начальником. В семье жена и дети любят его как мужа и отца, но не могут гордиться его про фессиональными достижениями и при разговоре со знакомыми обходят подобную тему. У господина М. вырисовывается сложный узор несовпадения статусов.

Итак, мы назвали примеры первой формы несовпадения статусов. Оно проявляется в поведении носителя статуса и ожиданиях окружающих. Так, от банкира никто не ждет, что он станет просить милостыню или разъезжать на подножке трамвая, от спортсмена – что он будет курить или выпивать. Когда подобное происходит, обнаруживается расхождение статуса и соответствующего ему ролевого поведения. Окружа ющие начинают сомневаться, истинные ли это банкир и спортсмен. Статус и роль пришли в противоречие.

Примеры второй формы статусной несовместимости так же достаточно многочисленны. Министр не имеет права за ниматься коммерческой деятельностью. Полицейский не мо жет быть мафиози, иначе он не полицейский. Обязанности члена незаконной группировки не совпадают с должностны ми обязанностями защитника закона.

Итак, подведем некоторые итоги.

Статусной несовместимостью называется такое положение, при котором один и тот же человек в разных групповых иерар хиях занимает разные ранги – высокие, средине и низкие.

В отличие от этого статусной совместимостью называется такое положение, при котором один и тот же человек в раз ных групповых иерархиях занимает примерно одинаковые ранги: все высокие, все средние или все низкие.

Статусная несовместимость характеризует положение ин дивида в социальной стратификации. На одной ее шкале ин дивид занимает высокое место, на другой – низкое. Сегодня уже мало кто сомневается в том, что для успешной карьеры нужно иметь высшее образование. Как-то само собой разуме ется, что чем выше человек поднялся по культурной, профес сиональной, служебной или доходной лестнице, тем более образованным он является. Однако далеко не все представи тели так называемого старого класса богатых в Америке име ют университетское образование либо окончили колледж. В начале 90-х годов народные депутаты в нашей стране жалова лись на то, что их высокий политический статус совершенно не соответствует получаемой зарплате. Понадобилось несколь ко лет на то, чтобы Госдума повысила их оклады до уровня министерских.

Статус учителя уважаем и высоко ценим, но его зарплата часто вызывает сочувствие даже у учеников. Негр может быть профессионалом в своем деле, но до недавнего времени в США он не был свободен при выборе места жительства. Работяга может получать большие деньги, но на нем непрестижная синяя блуза.

Статусная несовместимость выступает причиной личной неудовлетворенности и социального напряжения. Человек чув ствует дисгармонию в своих статусах, его не покидает чувство Удрученности, пессимизма, разочарования в себе и в жизни.

Статусная несовместимость ведет к психологической неудов летворенности. Но если бы только к ней. Объединившись в партию или террористическую организацию, группа недоволь ных способна произвести немалый переполох во всем обще стве, если не сказать больше. Октябрьскую революцию совер шила группа неудовлетворенных марксистов. Вообще все или подавляющее число революций и переворотов совершают люди, чувствующие какое-либо статусное несоответствие: образова ны, но не признаны обществом, политически очень влиятель ны, но материально небогаты, материально очень богаты, но политических рычагов воздействия на общество нет, и т.д.

Противоречие между двумя или более статусами служит причиной многих социальных конфликтов ценностей, что было доказано в ходе исследования предпосылок возникновения революционных движений в странах Латинской Америки.

В таком случае говорят, что проблема из личной превра щается в общественную. Статусная несовместимость служит причиной личной драмы, и может свидетельствовать о серьезных сбоях в общественном механизме. Если общество не способно платить профессору в соответствии в его вкладом в науку и в просвещение людей, то виновато оно, а не профес сор. Не случайно в социологии статусная несовместимость понимается как социальное напряжение в статусной системе общества. Иными словами, статусная несовместимость – при знак болезни, глубоко зашедшей в недра социальной структу ры общества. И справляются с этой болезней по-разному: одни кончают жизнь самоубийством, другие меняют профессию или страну, третьи – социальный класс и образ жизни. В первый год «шоковой терапии» многие отцы семейств в прошлом та лантливые инженеры, а теперь безработные, накладывали на себя руки из-за того, что оказались не в состоянии прокор мить родных. Другие недоедали, отказывая себе во всем ради детей. Многие талантливые ученые эмигрировали за рубеж, а еще больше – сменили род деятельности и ушли, к примеру, в «челноки». Безработный мужчина – пример статусной несовместимости, так как статус трудоспособного мужчины со вместим с занятостью и несовместим с ее отсутствием.

Таким образом, статусная несовместимость превращается в фактор социальной мобильности – вертикальной и горизонталь ной, восходящей и нисходящей. Для многих она заканчивается тупиком. Постоянного обитателя тупика назовем маргиналом. Маргинал – это человек, оторвавшийся от одного слоя, класса, культуры и не приставший к другому. Он застрял на перепутье. Маргинал собственно и означает «человека сбоку, на полях».

Итак, статусная несовместимость может стать одним из источников возникновения маргинальности. Она может быть вызвана расхождениями в нисходящей и восходящей мобиль ности. Поэтому статусная несовместимость известна также как проблема маргинального человека.

Она описывает индивида, стоящего между двумя соци альными мирами. Например, сельские жители Европы, миг рировавшие в крупные города США. Исследование Томаса и Знанецкого показало, что дети эмигрантов, то есть второе по коление американцев, отрицательно относились к ценностям и образу жизни родителей, и в то же время они не были еще окончательно приняты окружающими как стопроцентные американцы.

Статусная несовместимость – величина относительная. Ее может быть много и мало. Количественная вариация показы вает степень статусной несовместимости. Первыми попыта лись измерить степень статусной несовместимости американ ские социологи Л. Уорнер и Л. Срол в 1945 году, а затем Л. Брум в 1959 году. Сравнивая между собой профессиональный, по селенческий и классовый ранги, которыми обладают те или иные этнические группы, удалось вычислить разницу и уста новить высокую и низкую степени несовместимости (либо ее полное отсутствие).

В частности, Л. Уорнер обнаружил, что только коренные белые американцы имеют стопроцентную статусную совместимость. Иными словами, у них полностью совпали высо кий профессиональный престиж, качество и тип жилища, также классовый индекс (включая доход). В свою очередь, у евреев был высокий профессиональный статус, но несколь ко ниже качество и тип жилища, классовый индекс. Уорнер обозначил их частичную статусную несовместимость. Очень высокой статусная совместимость была у ирландцев. Они мало в чем уступали коренным белым американцам: как и у американцев у них не обнаружен разброс в показателях всех трех статусов, хотя количественная величина рангов была не сколько ниже.

Значительная несовместимость выявилась у греков, поля ков, итальянцев и представителей этнических меньшинств США. У них были низкие ранги по всем статусам. Причем клас совый индекс намного уступал качеству и типу жилья, которые были ниже их профессионального престижа. Внизу шкалы находились русские эмигранты. Они имели низкие ранги по всем трем показателям. Их особенность заключалась в том, что по селенческий статус был самым низким из всех показателей, а классовый – самым высоким из тех, какими они обладали.

Социологи установили, что процесс аккультурации (вживание в новую культуру) у эмигрантов растягивается во вре мени, в течение которого активизируются агрессивные выход ки и погромы, свидетельствующие о наличии ценностного конфликта. Заканчивается это, как правило, совершением криминальных поступков, а также развитием глубокого комплекса неполноценности. Лишь в третьем поколении иммиг ранты могут чувствовать себя полноценными представителя ми американской нации.

Питер Блау выделил в своей системе стратификации четыре категории людей:

  1. устойчиво высокие (средний и высший класс),

  2. устойчиво низкие (низший класс),

  3. продвигающиеся наверх (покидающие низкие статусы ради перемещения в высокие),

  4. продвигающиеся вниз (покидающие высокий статус ради низкого).

Он обнаружил, что устойчиво высокие и низкие статусы в большей степени интегрированы в свое сообщество и нахо дятся в безопасности. Они дружат семьями, имеют множество друзей по месту работы и по месту жительства. Две другие ка тегории людей находятся на перепутье – между старыми и новыми социальными связями .

Поднимающиеся наверх больше всего беспокоятся о сво ем статусе. Они относятся к национальным меньшинствам с большим предубеждением, чем представители других трех ка тегорий. Чем больше они теряют старых друзей и соседей, тем сильнее склонны искать поддержку в конъюгальной се мье (то есть ячейке, основанной на супружеских, а не на род ственных отношениях). Подобный способ адаптации к на пряжению делает их в конечном счете похожими на тех, у кого устойчиво высокий статус, ибо и они тесно связаны с конъ югальной семьей, чем вызывают у других людей впечатле ние сверхконформизма.

Восходящая мобильность заставляет индивидов принимать даже большие обязательства, чем они ожидали от себя, то есть приспосабливаться к ценностям и нормам более высокого уровня, чем требуется в повседневной жизни того слоя, в ко торый они вошли. Иначе говоря, они более строги в части со блюдения аристократических манер и этикета, чем прирожденные аристократы. Спускающиеся вниз попадают в среду, где нет прежней строгости в соблюдении статусных правил и преданности своей семье.

При восходящей мобильности человек успел потерять ста рых друзей, но не успел обзавестись новыми. При нисходя щей мобильности со старыми друзьями человек чувствует себя неудачником и неохотно обзаводится новыми. В результате оба становятся маргиналами, но по разным причинам.

Статусная несовместимость может исчезать и появляться вновь. К традиционному статусу женщины быть домохозяйкой индустриальная эпоха добавила еще один – быть труженицей на производстве. Однако старый и новый статусы вскоре при шли в противоречие друг с другом. Ведь невозможно одинако во эффективно и почти одновременно выполнять обе роли. Каждая требовала массу времени и немалой квалификации. И все-таки их удалось совместить. Гораздо труднее совместить статусы-роли хорошей матери и эффективного работника, а также хорошей жены и эффективного работника. Уставшая женщина – далеко не лучший сексуальный партнер. А время, нужное производству, отбирается воспитанием детей.

Таким образом, новый статус «работница» пришел в про тиворечие с тремя старыми: домохозяйка, мать, жена.

Социальные группы, в которые входит один и тот же чело век, занимают разное место на шкале социального престижа: коммерсанты ценятся выше сантехников или разнорабочих; мужчины в сфере производства обладают большим соци альным весом, чем женщины; принадлежать к основной на ции не одно и то же, что принадлежать к национальному мень шинству и т.д. Престиж у них разный, а индивиду хочется, чтобы он был одинаковым. Возможно, президенту страны хо чется быть первым не только на политическом олимпе, но так же на теннисном корте, в семейном кругу, в дружеской ком пании. Но как теннисист он средний, а как остроумный собе седник – почти никакой. Однако окружающие начинают подыгрывать первому лицу государства: проигрывают на спортивной площадке, смеются над плоскими шутками за сто лом, проявляют сверх меры услужливость.

Причины кроются не в личных пороках окружающих, а в понимании того, что первое место в одной иерархии автома тически предполагает занятие первых мест во всех других. Не всегда, но часто так и происходит. Важная в политике персо на не может смириться со вторыми ролями, которые ей отво дят в других сферах жизни. Человек внутренне не готов к ста тусной дисгармонии и пытается всеми способами ее устано вить. Особенно легко ему удается это при поддержке окружа ющих. В восточных деспотиях правителю лгали и льстили на каждом шагу, и это считалось хорошим тоном: он самый умный, самый сильный, самый могучий, самый быстрый и т.п.

Итак, статусная несовместимость – занятие различных ран гов в различных иерархиях. Так, глава преступного синдиката обладает большим богатством и властью, но имеет низкий про фессиональный престиж. Спортсмен – богатство и престиж, но не имеет социальной власти. Статусная несовместимость – черта современного общества, обладающего большой подвиж ностью. Она влияет на межличностные отношения. Напри мер, женщина-юрист или врач-негр – это комбинация низко го приписываемого статуса и высокого достигаемого статуса. Некоторые рассуждают так: чтобы вернуть статусную совмес тимость, надо чтобы женщина или негр имели низкую квалификацию. Для человека со статусной несовместимостью про блема заключается в том, чтобы его принимали в соответствии с его высокой статусной ролью (юрист, врач), а проблема для тех, кто сталкивается с ним, – как реагировать на его низкий статус и не обидеть его.

На другом полюсе находятся люди с высоким приписыва емым статусом, но низким достигаемым. Например, белый англосаксонец протестант мужчина работает посудомойкой. Приписываемый статус заставляет его надеяться на лучшую судьбу, а низкий достигаемый статус вносит неудовлетворен ность. Он агрессивно относится к первому типу людей – низ кий приписываемый и высокий достигаемый статусы. Из них формируются ряды ку-клукс-клана и фашистские партии. Здесь подчеркивается превосходство врожденных черт – бе лая раса, мужской пол, протестантские корни и умаляются такие черты, как небелый, еврей, католик, коммунист, гомо сексуалист, женский пол. Таким образом, мы вычленили структурные факторы рекрутирования нацистов и куклукс клановцев, а не индивидуальные .

Динамика статусного портрета человека

  Оказывается, статусный портрет человека, как и он сам, не остается неизменным. Человек взрослеет, стареет, переезжает из деревни в город, делает служебную карьеру, женится, его выбирают в депутаты. Меняется человек, меняется и его статусный портрет. Такой процесс будем называть динамикой статусного набора, или портрета.

Итак, людям свойственно изменяться во времени – расти, стареть, умирать. На протяжении своей жизни (в науке вся жизнь именуется жизненным циклом, разбитым на основные вехи: детство, зрелось, старость) индивид набирает и теряет статусы по мере того, как он расширяет (или сужает после выхода на пенсию) свою социальную активность, устраивается на работу, продвигается по служебной лестнице и т.п.

Жизненный цикл – понятие, описывающее относительно замкнутые и качественно отличающиеся этапы жизни отдельного человека. Выделяют циклы семейной жизни, трудовой жизни, цикл детства. Жизненный цикл, в отличие от времени жизни, относится к содержательным понятиям.

Если графически выразить жизненную динамику, то она на декартовой системе координат примет три возможные позиции (рис. 4.3):

  1. A -   устремленная вверх кривая означает повышение общественной активности на старости лет.

  2. Б - параллельная оси ОХ прямая символизирует, по крайней мере, неуменьшение активности, которая была присуща в расцвете сил,

  3. В -  парабола, уходящая вниз, свидетельствует о резком сужении круга общения у той части пожилых людей, которые остались без социальной опеки и помощи.

Социальное время индивида – только время его личной жизни. Каждый проживает его по-разному. И только жизненный финиш показывает, насколько интенсивно и содержательно пройдена дистанция жизни.

Даже старость у каждого человека проходит по-своему. У многих активная творческая жизнь начинается только в этот период. Но многих, к сожалению, когда их покидают физи ческие силы, покидает со своей опекой и общество. Чем мень ше общество тратит на социальную защиту людей, тем менее оно имеет право называться цивилизованным и тем больше людей попадает в третью категорию.

Именно у этих обойденных обществом людей график всей жизни разбивается на две зеркально симметричные полови ны. Если через середину жизни человека (40–45 лет) провес ти условную прямую, то окажется, что графики двух отрезков жизни (юность и старость) будут одинаковы. Пословица «что стар, что млад» выражает сходство двух возрастных эпох: у ребенка еще нет множества социальных статусов, характери зующих зрелость, а старик их уже утратил (рис. 4.4).

Процесс индивидуального приобретения статусов в тече ние всей жизни описывается понятием «социализация». Со циализация – продолжающийся всю жизнь процесс усвоения социальных норм и освоения социальных ролей. О ней мы поговорим позже, а сейчас отметим лишь то, что своего пика социализация достигает в середине жизни индивида. С этим понятием тесно связано другое – кризис середины жизни.

Когда наступает кризис середины жизни, настигающий нас примерно в возрасте 40–45 лет, человек осмысливает пройденный путь, оценивая или переоценивая то, что удалось со вершить. Для тех, кто вел пассивный образ жизни, это стано вится поводом к грустным размышлениям. Для других, запол нивших жизненное время достижениями и успехами, – поводом к удовлетворенности и высокой самооценке.

Однако понятие жизненного успеха для каждого человека свое. Одни измеряют его количеством звездочек на погонах, размером и престижностью загородного особняка, количе ством долларов на сберкнижке. А другие оценивают жизнен ный успех по количеству друзей и добрых поступков, которые ему удалось совершить, прочитанным книгам, интересным встречам и приключениям. У каждого свой счет, своя мера оценки, но каждая отмеряет результаты пройденного пути, позволяет подвести итоги жизни. Для одних жизнь полна разочарований и падений, для других – взлетов и счастливых моментов. И только социологи способны установить массовые предпочтения. Новосибирские исследования В. Н. Шуб кина и Д. Л. Константиновского выявили, что в картине жиз ненного успеха у выпускников школ обычно на первом пла не – счастливая семья и дети, интересная и любимая работа, а в представлениях о путях достижения успеха – учеба, повы шение уровня своего образования.

Но социальное время не заканчивается в середине жизнен ного пути. Что происходит с человеком в период старости, что происходит с его статусным набором? Можно ли сказать, что количество статусов начинает сокращаться? При выходе на пенсию у одних оно действительно сокращается, а у других расширяется, появляются новые статусы. В большинстве случаев, если рассматривать массовую ситуацию, число статусов в старости все-таки уменьшается. Человек уходит с производ ства, материальное положение, если пенсия невелика и род ственники не помогают, снижается. Некоторых одиноких ста риков и вовсе сдают в дома престарелых, а какие там условия, все мы знаем.

Сужение статусного диапазона в старости вступает в про тиворечие с расширением жизненного опыта.

Проживший активную жизнь человек с возрастом стал муд рее и спокойнее, научился реально оценивать свои возможности и достижения, лучше понимать людей и налаживать с ними взаимоотношения.

Можно сказать, что к 65 годам, а возможно, и раньше, он превратился в идеального исполнителя и даже руководителя, но физические силы уже покинули его. По своему внутренне му состоянию он готов трудиться на «отлично», но кадровики предпочитают ему более молодых.

Мы можем заключить следующее: кривая, выражающая накопление статусов в 1-й половине жизни, симметрична кривой, выражающей потери социальных статусов во 2-й (рис. 4.5).

Две кривые одинаковы по форме, но противоположны по знакам: 1-ая кривая со знаком «+», а 2-ая со знаком «–». Хотя по своей траектории они практически симметричны.

Линия симметрии проходит по середине жизни индивида.

Середина жизни – это такая точка в социальном времени индивида, когда он подводит итог тем достижениям, которых он уже добился, и тем возможностям, которые не использовал. Иначе говоря, индивид производит операцию социального сравнения, где сопоставляются две траектории:

  1. ожидаемая траектория жизни,

  2. реальная траектория жизни.

Ожидаемая траектория жизни – это идеальная планируемая на отдаленную перспективу линия жизненной судьбы, измеряемая количеством достигаемых статусов и их рангом.

Она, как правило, имеет только одно направление – восходящее. В молодости мы мечтаем достичь больших высот, переоцениваем свои силы и способности, замахиваемся на большее, чем, может быть, заслуживаем. Никто не планирует для себя нисходящую траекторию. Ее «планирует» нам жизнь.

Исследования жизненных планов старшеклассников, проводившиеся на протяжении 30 лет, позволили В. Н. Шубкину и Д. Л. Константиновскому установить: чем выше статус родителей, тем сильнее проявляется в планах ориентация на высокий уровень образования, тем привлекательнее профессии умственного труда.

Реальная траектория жизни – это линия жизненной судьбы, измеряемая количеством приобретенных статусов и их рангом.

Она может иметь как восходящую, так и нисходящую кри вую (рис. 4.6).

Служебная карьера, то есть движение вверх по должност ной лестнице, чаще всего выступает объективным измерите лем восходящей траектории. Увольнения, разводы, тюремное заключение выступают объективными вехами нисходящей траектории.

Кроме служебной карьеры, социологи начали выделять в самостоятельный вид моральную карьеру.

Моральная карьера – социальная история индивида, опи санная в терминах уважения или презрения со стороны окру жающих, а также степени осознания или подобного отношения к себе. Понятие моральной карьеры ввел в научный оборот И. Гоффман. Она состоит из серии рискованных ситуаций, которые человек публично преодолевает или терпит неудачу как своего рода испытание. Например, провал на экзаменах в престижный вуз – событие в цепи моральной карьеры. Здесь есть все необходимое: риск, публичный характер события, равная вероятность провала и победы. Добившийся успеха вызывает уважение окружающих, потерпевший неудачу – презрение.

Уважение и презрение – формы оценки со стороны общественного мнения. В таком смысле мы можем определить моральную карьеру еще и как траекторию жизни в терминах общественных оценок. Человек стремится преодолеть только те испытания, которые высоко котируются в общественном мнении. Например, научный подвиг вознаграждается Нобелевской премией, а военный – медалью или орденом. Постоянная нацеленность на моральный подвиг формирует нравственный характер личности, особенно если индивид добивается успеха. Напротив, неудачи снижают самооценку и уважение к самому себе.

Другие параметры ожидаемой жизненной карьеры связаны с уровнем наших притязаний, или амбиций.

Под притязанием мы будем понимать совокупность социально значимых потребностей, связанных с внешней карьерой и внешними достижениями человека, но мало или никак не учитывающих личные способности человека.

Притязание – это внутренняя мотивационная пружина для того, чтобы вы начали или продолжали строить какую-либо карьеру. Как существо социальное человек сравнивает себя с другими, ориентируется на то, чего он не достиг, а другие достигли.

Таким образом, мы можем сказать, что при оценке притязаний человека он обязательно сравнивает свои возможности с возможностями значимых других.

Например, мой однокурсник – уже директор малого предприятия, а я еще офисный менеджер. Плохо, конечно, хотя я учился не хуже его и способностей, как я сам считаю, у меня не меньше. Возникает желание занять более высокое статусное положение.

Подавляющая часть притязаний человека связана с ожидаемыми высокими социальными позициями, то есть статусами.

Высокие притязания могут принимать самые разные фор мы. Один убежден, что самореализуется лишь народным де путатом и прославившись на политическом поприще, а дру гой готов занимать скромную должность директора малой фирмы, но материально быть вполне состоятельным челове ком, который может позволить себе двухэтажный коттедж, иномарку и отдых за границей.

Притязания человека могут быть только высокими. Низкие притязания называются по-другому, например, скромны ми желаниями или как-то иначе, но отнюдь не притязания ми. Продвижению к жизненному успеху способствуют только высокие притязания. Это маленький локомотивчик внутри нас, заставляющий нас активно и с пользой тратить свое социальное время.

Разрыв или противоречие между высокими притязаниями и низкими достижениями порождает явление, которое полу чило название кризиса середины жизни.

Кризис середины жизни начинается после 30 лет и тянется не менее 10 лет. В основе лежит осознание несоответствия между прежними мечтами и реальными достижениями (рис. 4.7).

Динамику индивидуального статусного портрета можно выразить также через понятие жизненного пути.

Жизненный путь – совокупность разных тенденций и ли ний развития, последовательность событий в пределах био графии одного человека. Оно во многом напоминает понятие биографии, но отражает не столько перечень событий, сколь ко закономерные линии явлений.

Социолог В. Г. Немировский, применив «Тест тематичес кой апперцепции» (ТАТ), изучил ценностные ориентации студентов. Цель – выяснить факторы, влияющие на жизненный путь человека. Оказалось, что на жизненный путь юношей в наибольшей мере влияют собственные убеждения, идеалы, любимая девушка, судьба. У девушек этот ряд представлен шире – собственные убеждения, идеалы, муж, любимый че ловек, родители, учебная группа, собственные желания, слу чайное стечение обстоятельств. Получается, что представи тельницы прекрасного пола позитивно оценивают влияние на их жизнь любых внешних факторов. Установлено также, что они оценивают окружающих выше, чем самих себя. Напро тив, у молодых людей самооценка выше оценки окружающих.

Жизненный путь – сумма жизненных событий, соци альная биография индивида, разделенная на последователь ные этапы, индивидуальная история. Жизненный путь инди вида – характеристика истории его развития. Это понятие описывает не то общее, что у него есть с другими, а то непохожее, что отличает его от других. Иначе говоря, индивидуально неповторимую траекторию жизни.

Жизненный путь определяется теми или иными крупными вехами, событиями в жизни. Их называют поворотными со бытиями биографии человека. Типичные, общие с другими события здесь не учитываются. Например, можно описать свою биографию так: родился в таком-то году, окончил такую- то школу, жил в таком-то городе и т.д. Подобные события не относятся к жизненному пути.

Жизненный путь это не хроника фактов, а последователь ность событий духовной жизни человека, оказавших поворотное влияние на мировоззрение, взгляды на жизнь, отно шение к людям, на характер человека. Так, служба в армии для одного человека может стать неприметным фактом био графии, а для другого – поворотным событием, изменившим его отношение к людям. Только во втором случае это элемент жизненного пути.

Ключевые положения темы  

Ключевые термины

  1. Главный статус

  2. Достигаемый статус

  3. Жизненный цикл

  4. Кризис середины жизни

  5. Личный статус

  6. Межстатусная дистанция

  7. Приписываемый статус

  8. Ранг статуса

  9. Содержание статуса

  10. Социальный статус

  11. Статус

  12. Статусная идентификация

  13. Статусная несовместимость

  14. Статусные символы

  15. Статусный набор

  16. Статусный портрет

  17. Эпизодический статус

Ключевые мысли

  1. Статусное приписывание является универсальной чер той, свойственной всем культурам и эпохам, и продол жающимся во времени процессом.

  2. Число социальных статусов возрастает пропорциональ но усложнению социальной структуры.

  3. Социальные статусы взаимосвязаны друг с другом, но не взаимодействуют между собой.

  4. В социальные отношения вступают не статусы, а их но сители.

  5. Социальные отношения связывают между собой стату сы, но реализуются эти отношения через людей – но сителей статусов.

  6. Статусная несовместимость выступает причиной лич ной неудовлетворенности и социального напряжения.

  7. Сужение статусного диапазона в старости вступает в противоречие с расширением жизненного опыта.

Словарь

Главный статус – наиболее характерный для данного инди вида статус, по которому его выделяют окружающие или с которым они отождествляют его.

Достигаемый статус – статус, который приобретается в резуль тате свободного выбора, личных усилий и находится под контролем человека.

Жизненный путь – совокупность разных тенденций и линий развития, последовательность событий в пределах биогра фии одного человека.

Жизненный цикл – понятие, описывающее относительно зам кнутые и качественно отличающиеся этапы жизни отдель ного человека.

Имидж – совокупность представлений, сложившихся в обще ственном мнении о том, как должен вести себя человек в соответствии со своим статусом, как должны соотноситься между собой права и обязанности в данном статусе.

Личный статус – это позиция человека в малой группе.

Моральная карьера – социальная история индивида, описан ная в терминах уважения или презрения со стороны окружающих, а также степени осознания или подобного отно шения к себе.

Ожидаемая траектория жизни – идеальная, планируемая на отдаленную перспективу линия жизненной судьбы, измеряемая количеством достигаемых статусов и их рангом.

Приписываемый статус – статус, обладание или изменение которого находится вне нашего контроля.

Ранг статуса – место данного статуса в социальной иерархии.

Реальная траектория жизни – линия жизненной судьбы, измеряемая количеством приобретенных статусов и их рангом.

Смешанный статус – позиция, которая обладает одновремен но свойствами и приписываемого и достигаемого статусов.

Содержание статуса – совокупность прав и обязанностей.

Социальное время индивида – время его личной жизни.

Статус – позиция индивида в группе или в обществе.

Статусная идентификация – отождествление себя с чем-то или с кем-то.

Статусная несовместимость – противоречие между двумя статусами одного человека, дисгармония в его статусном наборе.

Статусный портрет (статусный набор) человека – совокупность всех статусов, принадлежащих данному индивиду.

Эпизодический статус – статус, который принадлежит человеку достаточно короткое время.

Практикум 4

Статусный портрет человека и его изменение

  В этом практикуме мы рассмотрим то, как студенты решают задания по трем следующим темам: статусный портрет посто роннего человека (художника, ученого и др.), статусный портрет близкого или родного человека (члена своей семьи) и его динамику, описание содержания социального статуса (его пра ва и обязанности).

Задание 1 Статусный портрет известного человека

  Формулировка задания. Построить статусный портрет худож ника, писателя или политического деятеля в различные пери оды его жизни, перечислить статусы, которые были в его жиз ни. Проследить изменение статусного портрета на протяже нии жизненного цикла индивида, то есть построить график творческой карьеры.

 

Вариант 1 Статусный портрет Альфреда Адлера (1870–1937)

Статусный портрет в период расцвета его творчества: мужчина – эмигрант– взрослый (старый) – муж, сын, отец, дедушка – еврей – президент общества индивидуальной психологии – евроазиат, известный психолог – представитель этнического меньшинства – практикующий профессор медицинской психологии – трудоспособный (не инвалид) – писатель – психиатр – протестант – житель Америки – житель города.

Статусы А. Адлера в течение жизни – мужчина, ребенок, старик, молодой (молодежь), больной (тяжелая форма пнев монии), сын, брат, муж, отец, дедушка, еврей, евроазиат, религия – иудаист, протестант, худший ученик класса по ма тематике – лучший ученик, городской житель, эмигрант, представитель этнического меньшинства (семит), представитель среднего класса, студент медицинского факультета Университета, обладатель медицинской степени, офтальмо лог, психиатр, член кружка Зигмунда Фрейда, противник теории Фрейда, ученик Фрейда, президент Венского психоаналитического общества, президент общества индивидуальной психологии, социалист, член социалистических собраний, практикующий профессор медицинской психологии в медицинском колледже в Лонг-Айленде, писатель, житель г. Вены, житель Америки, (путешественник).

 

Вариант 2 Статусный портрет художника П. Д. Корина

См. таблицу (табл. 4.1) и график творческой карьеры ху дожника (рис. 4.9).

Таблица 4.1

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> СТАТУСЫ

ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ

 

ДЕТСТВО

ЗРЕЛОСТЬ

СТАРОСТЬ

пол

мальчик 1892 – 908

юноша 1909–1925

мужчина 1926–1967

национальность

русский

русский

русский

образование

талантливый ученик, иконописец

крупный самобытный художник

художник, реставратор, монументалист

брачно-семейно- родственный

сын, брат

муж, брат

муж, отец

экономическое положение

семья небогатых художников

небогат

средняя обеспеченность

политический

беспартийный

 

 

религиозный

верующий

 

 

здоровье

здоровый

 

 

  1. 1908 год – отправляется в Москву.

  2. 1912 год – поступил в Московское училище живописи, ва яния и зодчества.

  3. 1916 год – приглашен для росписи усыпальницы Великой княгини.

  4. 1917 год – закончил училище и завершил росписи храма Покрова Богородицы.

  5. 1918 год – работает реставратором в музеях Кремля и в Тре тьяковской галерее.

  6. 1926 год – работает реставратором в Музее изящных ис кусств.

  7. 1931 год – получил новую большую мастерскую на Девичь ем Поле.

  8. 1940 год – освоил новый жанр монументальной живописи.

 

Вариант 3 Статусный портрет психолога Зигмунда Фрейда

Половая принадлежность: мужчина.

Возраст: ребенок, юноша, взрослый.

Расовая принадлежность: европеец.

Национальность: еврей.

Семейно-родственные статусы: сын, брат, муж, отец.

Здоровье: больной раком.

Территориальные: горожанин, эмигрант.

Профессиональные: ученик, студент, должностное лицо, невро патолог, психопатолог, автор книг, член психологического общества, лектор в институте, степень доктора, дважды лауреат премии.

  1. 1873 год – медицинский факультет Венского университета.

  2. 1881 год – получение медицинской степени и должности в Институте анатомии мозга.

  3. 1882 год – оставляет должность и практикует как невропатолог.

  4. 1883–1885 год – получение исследовательской стипендии, поездка в Париж.

  5. 1895 год – выпуск книги «Исследования истерии».

  6. 1896 год – исключение из Венского медицинского общества.

  7. 1897–1900 год – выпуск книги «Толкование сновидений».

  8. 1902 год – вошел в число врачей, пользующихся всемирной славой. Было основано общество «Психологические среды».

  9. 1905 год – Обвинение в непристойности и безнравственности после выхода книги «Три эссе о сексуальности».

  10. 1909 год – приглашение в США, в Университет Кларка для чтения цикла лекций. Был награжден почетной степенью доктора.

  11. 1920 год – за прошедшие 11 лет он написал множество книг.

  12. 1930 год – огромное влияние жизненных трудностей и усиле ние антисемитизма на темы его книг.

  13. 1939 год – 3. Фрейд умирает.

 

Вариант 4 Статусный портрет Ли Якокки в период наибольшего расцвета

Ли Якокка (рис. 4.10). Это имя почти десятилетие (1980– 1990) не сходило в США с газетных и журнальных полос, не исчезало с экранов телевизоров. Оно знакомо, как утверждали опросы общественного мнения того времени, 93% американцев. Те же опросы констатируют: в 1986 г. Якокка по популярности занимал второе место после президента США Рональда Рейгана, а в конце 1987 г. оставался в десятке наиболее популярных среди американцев личностей – вместе с Р. Рейганом и Папой Римским Иоанном Павлом II , вместе с Дж. Бушем (тогда вице-президентом) и двумя другими кандидатами на пост президента США, вместе с Генеральным секретарем ЦК КПСС М. Горбачевым и бывшим президентом США Дж. Картером. Председатель Совета директоров компании «Край слер», Якокка оказался единственным представителем дело вого мира в этом своего рода «списке избранных», составлен ном известным Институтом Гэллапа ( New York Times , 1988, January 10.) . В преддверии президен тских выборов и 1984-го, и 1988-го гг. Ли Якокка весьма высоко котировался как возможный кандидат на пост главы амери канского правительства.

Мы рассмотрели статусный портрет одного из важных пе риодов деятельности Ли Якокки – 1960–1964 год, руковод ство отделением корпорации «Форд», создание топ-модели «Мустанг».

Работу выполнила студентка 1-го курса (1998 г.) факультета прак тической психологии Нового гуманитарного университета Д. Бла гоевич.

Задание 2 Статусный портрет члена семьи

Формулировка задания. Составить статусный портрет одного или нескольких членов своей семьи. Проследить изменение статусного портрета на протяжении жизненного цикла инди вида.

Вариант 1 Статусный портрет каждого члена семьи

См. табл. 4.2 и рис. 4.11.

Таблица 4.2

<>align="center" cellpadding="0" cellspacing="0"> Статусы

Отец

Мать

Сестра

Я

Пол

Мужчина

Женщина

Женщина

Женщина

Возраст

Зрелость

Зрелость

Зрелость

Зрелость

Раса

Европеоидная

Национальность

Русский

Русская

Здоровье

Здоров

Здорова

Здорова

Здорова

Брачно-семейно- родственный

Женат Отец, Дед Тесть

Замужем Мать, Бабка Теша

Замужем Дочь, Сестра Мать

Не замужем Дочь, Сестра Тетя

Экономический

Владелец недвижимости; Средне обеспе ченный; Невысоко опла чиваемый работ ник

Необеспеченная; Безработная

Необеспеченная; Домохозяйка

Низкооплачи ваемый работ ник

Профессиональ ный

Профессио нально техническое образование, Слесарь

Средне техническое образование

Средне техническое образование, Учащаяся

Средне техническое образование, Студентка

Политический

Религия

Атеист

Атеистка

Атеистка

Атеистка

Территориальный

Горожанин

Горожанка

Горожанка

Горожанка

Вариант 2 Статусный портрет члена моей семьи и его динамика

Мужчина. Взрослый. Сорока пяти лет. Русский. Имеет ста тус гражданина Российской Федерации. Совершенно здоров, то есть имеет статус здорового человека. Профессиональный статус – врач.

Не принадлежит ни к одной политической группировке. Религиозный статус – атеист.

Житель города Москвы – статус горожанина. На протя жении жизни его статусы постоянно росли. В детстве, будучи сыном, внуком, братом (социальные статусы), он также имел статус школьника.

В юношеские годы, оставаясь в статусе сына и брата, утра тил статус внука, поскольку умер дедушка, но приобрел ста тус студента. Затем его социальный статус изменился – он стал аспирантом.

Таким образом, его статусы – социальные, экономические, профессиональные – менялись на протяжении всей его жиз ни: с детства до зрелого возраста (рис. 4.12).

Человек, о котором идет речь, житель города Москвы, то есть по своему статусу горожанин. Родился здоровым. И на протяжении жизни имеет статус здорового человека.

Когда он пошел в школу, то приобрел статус ученика. Всту пив в ряды ВЛКСМ, стал комсоргом класса, и, естественно, его статус изменился – социальный статус комсомольского лидера.

Затем он был избран секретарем школьной комсомольс кой организации. Статус его изменился снова.

Поступив в вуз, оставаясь в статусе горожанина, он полу чает новый статус – студента. Проявляя себя активным и ис полнительным студентом, оканчивает институт с «красным дипломом» и поступает в аспирантуру при институте. Соот ветственно статус вновь меняется – статус аспиранта.

Окончив аспирантуру, он защищает диссертацию и становится кандидатом медицинских наук. Статус его, таким образом, снова изменился. Вместе с повышением профессиональ ного статуса повысился также статус экономический – он стал получать более высокую заработную плату.

Приступив к самостоятельной работе, назначен заведую щим отделением больницы. Это влечет за собой новую смену экономического статуса.

После защиты докторской диссертации ему присваивает ся ученая степень доктора медицинских наук.

По настоящее время успешно работает в частной клинике в США. Изменился его географический статус, поскольку он стал гражданином США.

 

Вариант 3 Статусный портрет членов семьи

Мама

  1. Пол: женский.

  2. Возраст: взрослый (46 лет).

  3. Здоровье: здорова.

  4. Раса: европеоидная.

  5. Национальность: русская.

  6. Брачно-семейно-родственные статусы: жена, мать, дочь, сестра, племянница, тетя, золовка.

  7. Экономический статус: наемный работник.

  8. Профессиональный статус: кассир.

  9. Политический статус: избиратель, беспартийная.

  10. Религиозный статус: христианка (православная).

  11. Территориальный статус: горожанка.

Папа

  1. Пол: мужской.

  2. Возраст: взрослый (46 лет).

  3. Здоровье: здоров.

  4. Раса: европеоидная.

  5. Национальный статус: русский.

  6. Брачно-семейно-родственные статусы: муж, отец, сын, брат, племянник, дядя, шурин.

  7. Экономический статус: наемный работник.

  8. Профессиональный статус: инженер-судоводитель.

  9. Политический статус: беспартийный, избиратель.

  10. Религиозный статус: христианин (православный).

  11. Территориальный статус: горожанин.

Бабушка

  1. Пол: женский.

  2. Возраст: старость (80 лет).

  3. Здоровье: здорова.

  4. Раса: европеоидная.

  5. Национальный статус: русская.

  6. Брачно-семейно-родственные: вдова, мать, бабушка, теща, свекровь, сестра, тетя.

  7. Профессиональный статус: кочегар.

  8. Экономический статус: пенсионер, собственник.

  9. Политический статус: беспартийная, избиратель.

  10. Религиозный статус: христианка (православная).

  11. Территориальный статус: горожанка.

Мои родители достигли этапа зрелости (им по 46 лет). Кри вые динамики индивидуальных портретов направлены вверх (рис. 4.13, 4.14). Это можно прокомментировать тем, что ста тусы находятся в развитии, то есть они растут. Например, мож но отметить развитие и рост профессионального статуса (про движение по службе, повышение должности, приобретение новых прав, обязанностей и т.д.)

Моя бабушка достигла этапа старости (ей 80 лет). Кривая динамики ее индивидуального портрета, достигнув зрелости, далее идет на спад (рис. 4.15). Так, например, достигнув опре деленного возраста, человек уходит с работы и становится пен сионером, го есть профессиональный статус уже не будет ра сти, а наоборот пойдет на спад.

Примечание: графики динамики индивидуальных портре тов выполнены неточно. Кривая не может только расти и не иметь спадов. Например, моя мама, имея профессиональный статус продавца, в 1993 году стала домохозяйкой, а с 1995 года приобрела профессиональный статус кассира. Следователь но, кривая сначала пойдет на спад, а затем снова возрастет. Бабушка, например, приватизировав в 1995 году квартиру, приобретает экономический статус собственника и т.п. Вый дя замуж, бабушка приобретает брачный статус жены, потом, потеряв мужа, она становится вдовой и т.п.

Задание 3 Содержание социального статуса

Формулировка задания. Опишите права и обязанности произ вольно выбранного статуса.

Содержание статуса (Работу выполнили студенты 1-го курса (1998 г.) факультета прак тической психологии Нового гуманитарного университета Н. Веламытцева, О. Головина, В. Таушана.)

 

Вариант 1 Шофер

Права: может водить машины каких-либо категорий, может сдавать экзамены на новую категорию, менять место работы, заключать контракте работодателем, увольняться, уходить в отпуск.

Обязанности: обязан знать правила дорожного движения, соблюдать их, содержать машину в идеальном состоянии, вовремя ремонтировать технику, проводить техосмотры, проходить медкомиссии, соблюдать технику безопасности, выполнять указания вышестоящих.

Студент

Права: может получать образование в любом учебном заведении, переходить с одного факультета на другой, переходить из одного учебного заведения в другое, обучаться на нескольких факультетах сразу, участвовать в обсуждении вопросов улучшения образовательных процессов.

Обязанности: обязан соблюдать правила поведения в учебных заведениях, соблюдать законодательство об образовании, беречь имущество учебного заведения.

 

Вариант 2 Отец

Права: воспитывать ребенка в соответствии со своими моральными установками (плюс учить его тем правилам поведения, которым был научен сам); принимать за ребенка решения, когда он не в состоянии этого сделать (по малолетству); проводить с ребенком столько времени, сколько пожелает (но учитывая интересы ребенка и матери); наказывать ребенка, когда тот провинился; получать от ребенка ответную поддержку.

Обязанности: научить ребенка жить в обществе; следить за здоровьем ребенка; нести материальную ответственность за ребенка, пока тому не исполнится 18 лет; оказывать ребенку определенную материальную и моральную поддержку (то-есть заботиться о ребенке); вести себя с ребенком в соответствии с положениями текущего законодательства.

 

Вариант 3 Приемный отец

Права: имеет право дать приемному сыну (дочери) свою фамилию, отчество, титул, оставлять наследство, назначать содержание, обращать в свою веру, давать образование, воспитание, требовать уважения и почтения, помощи в старости, исполнения семейных обязанностей.

Обязанности: обязан содержать и воспитывать приемного ребенка наравне с родным, если он окажется старшим – оставлять наследство ему (майорат), дать ему имя, вероисповедание, не делать различий между ним и родными детьми.

Заключенный

Права: имеет все права свободного человека, не оговоренные условиями заключения, – право голоса, свободу вероисповедания, право на человеческое существование, на образование, на отдых, на связь с родственниками и внешним миром (кроме исключительных случаев), на лечение, помощь адвоката, на помилование.

Обязанности: заключенный обязан отбыть срок наказания, полностью подчиняться приказам администрации, режиму и распорядку тюрьмы, трудиться, соблюдать порядок и гигиену, нести наказание за вновь совершенные преступления (проступки, нарушение режима).

Турист

Права: имеет право пользоваться всеми услугами, предоставляемыми страной посещения, сохранять все права жителя своей страны, имеет право вступить в брак в этой стране (если не состоит в брачных отношениях в стране проживания), покинуть страну в случае военных действий, катастроф и природных катаклизмов.

Обязанности: обязан соблюдать все законы, нормы поведения и моральные устои страны пребывания, не вступать в ре лигиозные, этнические и другие конфронтации, покинуть страну по требованиям ее или своего правительства.

Комментарий. Во всех трех заданиях подобраны самые раз ные варианты решения – одни лучше, другие хуже. Недостат ки и достоинства каждого варианта ответа видны только при сравнении их друг с другом. Преподаватель, получив письмен ные работы студентов, как правило, сразу не спешит выставлять оценки. Он просматривает их и выявляет самые лучшие, которые и задают критерий сравнения. Лучшие работы, иног да их бывает всего две-три, а иногда и более десяти, определя ют уровень отличной работы. Отличная работа должна быть не только самой полной, но и самой правильной. Ее графическое исполнение должно быть на надлежащем уровне. После опре деления высшей оценки другие работы низкого качества полу чают соответствующие баллы по пятибалльной шкале. Пяти балльную шкалу я дроблю и выставляю, например, 2, 3 или 4,6 и т.д. Дробление оценки позволяет выявить нюансы, отличаю щие одну студенческую работу от другой. Поскольку каждый студент выполняет за семестр до 10 письменных работ, то сред няя оценка получается достаточно точной и укрупненной.

Попробуйте сами провести экспертизу опубликованных выше работ и поставить свои оценки. При этом не забудьте, что преподаватель всегда может аргументировать свою пози цию. Он может это зафиксировать, если потребуется, пись менно, например, на титульном листе работы, или высказать устно. Приготовьте свои аргументы и вы.

Задание 4 Статусный анализ сказки

Формулировка задания. Сделайте социологический анализ сказки X . К. Андерсена «Огниво», то есть ответьте на вопросы:

Работу выполнила студентка 2-го курса (1998 г.) Института социологии ГУГН М. Ю. Дуянова.

– Как изображена социальная структура сказочного об щества?

– Можно ли найти примеры социальной мобильности?

Перечислите все статусы, которые даны в этой сказке. По пробуйте классифицировать их по знакомым вам признакам.

К какому типу – открытому или закрытому – относится об щество, изображенное в сказке «Огниво»?

Сказочное общество относится к закрытому типу. Оно имеет сословный характер и делится на высшее (король, королева, принцесса, фрейлина, офицеры, королевский совет) и низ шее (слуги, солдаты, ведьма...) сословия.

Статусы, встретившиеся в сказке:

  1. Солдат – достигаемый социальный статус.

  2. Ведьма – этот статус может быть и достигаемым, и при писываемым, поэтому назовем его смешанным.

  3. Слуга – достигаемый статус.

  4. Друг – достигаемый статус.

  5. Фрейлина – достигаемый статус.

  6. Король – приписываемый статус.

  7. Королева – приписываемый статус.

  8. Принцесса – приписываемый статус.

  9. Офицеры – достигаемый статус.

  10. Мальчишка-сапожник – достигаемый статус.

В сказке есть примеры вертикальной социальной мобиль ности: а) солдат становится королем – это внутрипоколенная восходящая мобильность; б) принцесса становится короле вой – внутрипоколенная и восходящая.

Задание 5 Сравнение статусов

  Формулировка задания. Сравните следующие статусы: слуга, служащий, служка, служилый, служивый, прислуга, находя щийся в услужении.

Прежде чем сравнивать данные статусы, как мне кажется, необходимо дать четкие определения данных понятий. Я вос пользовалась двумя толковыми словарями.

Слуга. Домашний работник для личных услуг, для исполне ния поручения господина, барина; лакей. Служитель в доме, при лице; состоящий в домашнем услужении. Служащий. Лицо, работающее по найму в различных облас тях умственного труда. Человек, состоящий на какой-либо службе.

Служка. Слуга при монастыре или архиерее. Монастырский или архиерейский слуга, прислужник; служки давались от волостей, где обязанность эту возлагали на семью малорос лых или негодников взамен рекрутства и других повинно стей; в служки идут и бельцы на послушание или по найму. Малорослый мужичонок – за малорослостью не взят в сол даты. Негодник – не способный на службу в солдаты. Служилый. В Московской Руси: относящийся к несению го сударственных, военных обязанностей. Служивый, или подлежащий службе, обязанный.

Служивый. Солдат, военнослужащий. Военнослужащий, ниж ний чин, служащий или отставной. Прислуга. В дореволюционном быту: домашняя работница.

Слуги в доме, дворня, люди для домашних работ и услуг. Находящийся в услужении. Услужение: быть в услужении – на службе, преимущественно для личных услуг, в качестве слу ги, прислуги.

Судя по названиям, данные статусы существовали в доре волюционной России. Поэтому я не могу рассмотреть данные статусы с точки зрения четырех главных измерений стратификации: дохода, власти, образования и престижа, и отнести их к тому или иному классу, так как в то время в России был совсем иной тип стратификации – сословия. К каким же именно сословиям принадлежали представители данных ста тусов определить также сложно. Слуги, прислуга, находящиеся в услужении скорее всего принадлежали к сословию мещан. Служивый был скорее всего выходцем из сословия крестьян, как и служка. А вот служащий по Табелю о рангах мог быть и мещанином (почтово-телеграфные служащие) и даже дворянином (например, Пушкин был камер-юнкером). Можно лишь сказать, что статус служащего имеет более высокий ранг, чем все остальные статусы, потому что служащие занимаются преимущественно умственным трудом. Люди, занимающие все остальные статусы, занимались преимущественно физическим трудом. Также можно сказать, что все данные статусы являются социальными и относятся к категории профессиональных статусов, только служка, на мой взгляд, относится к категории религиозных статусов. Также можно сказать, что статусы служилого и служивого полностью несовместимы со статусом служки, так как в служки брали людей, негодных к воинской службе. «Слуга», «прислуга» и «находящийся в услужении» по существу являются разными наименованиями одной и той же позиции, которую может занимать индивид в обществе.

Задание 6 Статусная несовместимость

  Формулировка задания. Проверить на статусную совместимость предлагаемые ниже сочетания статусов. Кроме обычной формулировки статусной несовместимости, с которой вы познакомились в этой теме, использовать новые формулировки.

Стратификационная несовместимость – противоречие между положениями на четырех шкалах стратификации (доход, власть, образование, престиж) одного и того же обладателя статусного набора, например, профессора или полицейского. Для наглядного изображения статусной несовместимости 1-го типа, а именно стратификационной, желательно нарисовать соответствующие стратификационные профили, то есть графическое изображение индивидуальных статусов на четырех шкалах стратификации. Более подробное описание данного понятия дано в Теме 7 «Социальная стратификация».

Сферная несовместимость – противоречие между статусами или родами деятельности, принадлежащими к четырем сферам общества: экономической, социальной, политичес кой, духовной. Для рассмотрения статусов с точки зрения сферной несовместимости следует воспользоваться статус ным портретом (статусным набором) человека, о чем уже говорилось в начале этого раздела (Тема 4), и по существу обе новые формулировки являются органическим продол жением тех теоретических положений, которые мы рассмотрели.

Вариант 1

Формулировка задания. Проверьте на статусную совмести мость следующие сочетания:

  1. Пенсионер, бизнесмен.

  2. Министр, рыбак, коллекционер.

  3. Фотограф, игрок НХЛ.

  4. Киноман, наркоман.

  5. Колхозник, горожанин, пенсионер.

  6. Учитель, бизнесмен, стажер.

  7. Милиционер, пенсионер.

  8. Турист, заключенный.

  9. Инвалид, спортсмен.

  10. Православный, наркоман.

 

1. Пенсионер, Бизнесмен

Рассмотрим стратификационную совместимость этих двух статусов. Для этого изобразим диаграмму их стратификаци онных профилей (рис. 4.16).

Из диаграммы видно, что два статуса несовместимы (стра тификационные профили находятся на разных уровнях) и, следовательно, данные статусы не могут принадлежать одному и тому же индивиду. Личности, обладающие этими стату сами, принадлежат к разным классам: «пенсионер» к низше му, а «бизнесмен» к высшему.

Рассмотрим «сферную» статусную совместимость. Для это го изобразим статусный портрет человека (4.17).

Анализ «сферной» совместимости показывает, что статус «Пенсионера» принадлежит к социально-демографической группе: главным критерием принадлежности индивида к ста тусу Пенсионер является возраст (рис. 4.18).

Статус «Бизнесмен» относится к группе социальных ста тусов: главным критерием принадлежности к этому статусу яв ляется профессия (рис. 4.19).

Социально-демографический статус по характеристике «возраст» для Пенсионера предполагает, что индивид должен иметь возраст выше возраста, при котором законодательством предоставляется возможность ухода на пенсию. Социальный статус по характеристике «профессия» для Бизнесмена непре менно предполагает его занятость, в какой-либо профессиональной сфере деятельности (до ухода на пенсию). Потому можно сделать заключение, что для Пенсионера и Бизнесме на имеется «сферная» статусная несовместимость (Бизнесмен не может быть Пенсионером).

 

2. Министр, Рыбак, Коллекционер

Рассмотрим стратификационную совместимость этих трех статусов. При этом, рассмотрим два случая, когда под стату сом «Рыбак» понимается профессия и хобби. Под статусом «Коллекционер» – только хобби, так как профессии «Коллек ционер» не существует. Изобразим диаграммы стратификаци онных профилей (рис. 4.20, 4.21).

Из первой диаграммы (рис. 4.20) следует, что три статуса несовместимы (стратификационные профили находятся на разных уровнях) и следовательно не могут принадлежать одному и тому же индивиду. Личности, обладающие данными статусами, принадлежат к разным классам: низшему, средне му, высшему.

Стратификационный профиль у статуса «Рыбак» в значе нии хобби отсутствует по причине неопределенности харак теристик профилей (например, хобби «рыбак» могут иметь индивиды с высокими и низкими доходами, имеющие выс ше