Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Наименование, характеристики и количество поставляемых товаров, наименование, характеристики и объем выполняемых работ, оказываемых услуг. Требования...полностью>>
'Документ'
1. Экономический анализ - прикладная экономическая наука о приемах и способах измерения хозяйственных процессов, их результатов и факторов, их опреде...полностью>>
'Сказка'
Однажды карасик грелся в тёплой воде и увидел, что на пруд пришли мальчишки с удочками. Он решил уплыть в другое место. Когда он проплывал мимо камыш...полностью>>
'Руководство'
Авторы выражают благодарность своим родным, близким и друзьям за помощь в написании руководства и поддержку нашего увлечения автоспортом. Особенно хо...полностью>>

Коннотацию, поскольку аренда одна из самых распространенных гражданско-правовых операций с имуществом и составляет существенную часть имущественных отношений

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ

Д. ЧЕРНЫШЕВ,

стажер сектора международно-правовых исследований

Института государства и права Российской академии наук,

член Ассоциации международного права

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВАНИЯ

АРЕНДЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ

Одна из трудностей исследования проблемы международной аренды государственной территории состоит в том, что используемый термин содержит в себе гражданско-правовую коннотацию, поскольку аренда – одна из самых распространенных гражданско-правовых операций с имуществом и составляет существенную часть имущественных отношений.

Территория как государствообразующий фактор. Содержание категории «государственная территория» определяется тем, что территория составляет материальную основу государства и является естественным и необходимым условием его существования1. Государства же, в свою очередь, – наиболее важные субъекты системы международного права и являются его творцами.

Однако остается неясность в том, какие именно субъекты являются «государствами». В общем международном праве нет документов, где излагались бы критерии признания того или иного образования государством. Ссылаясь на то, что такие критерии сформировались обычно-правовым путем, государства – члены Организации американских государств, включили в ст. 1 Конвенции Монтевидео о правах и обязанностях государств2 следующие критерии:

- постоянное население;

- определенная территория;

- правительство;

- способность вступать в отношения с другими государствами.

Эти критерии действуют и сейчас, хотя нередко можно услышать мнение о том, что с момента принятия Конвенции сформировались новые нормы обычного права, относящиеся к данному вопросу. При более внимательном рассмотрении приведенных признаков становится ясно наибольшее значение, которое имеет именно территория3. Общепризнано, что численность населения не имеет значения, что даже ненаселенные пространства не могут признаваться ничейной территорией, если властвование одного государства над этими территориями признано другими государствами. Так, в российской Сибири около 30% территорий, находящихся в зоне вечной мерзлоты, не имеет постоянного населения, однако суверенитет России над этими территориями не может подвергаться сомнению.

Понятие суверенитета, со всеми сопровождающими его юридическими правами и обязанностями, неразрывно связано с понятием территории и, можно сказать, порождается им4. Без наличия территории субъект права не может являться государством5. Наличие территории – основной признак государства, наиболее широко признаваемый в международном праве.

Такие фундаментальные правовые понятия, как суверенитет и власть, могут рассматриваться лишь в совокупности с понятием государственной территории; право государства осуществлять исключительную власть на своей территории может быть признано фундаментальной аксиомой классического международного права6. И.И. Лукашук считает настолько ясной важность территории, что пишет: «Значение территории как материальной основы государства не нуждается в особых пояснениях. Не случайно на протяжении всей истории велись непрерывные войны за территорию»7.

Еще более решительно высказывается Я. Броунли: «Государственная территория и относящиеся к ней пространства (воздушное пространство и территориальное море) вместе с правительством и населением в ее границах представляет собой физическое и социальное проявление основного вида субъекта международного права – государства»8.

Признание этого в нормативной форме закреплено в документах международного права: целый ряд общепризнанных норм, входящих в корпус ius cogens, относится к гарантиям целостности и неприкосновенности территории9.

Подобная же позиция в отношении территории проявляется и каждым государством. В Конституции Российской Федерации ч. 4 ст. 4 говорит о том, что «Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории». Подобные положения мы находим и в конституциях большинства других государств10.

Таким образом, существует всеобщее признание со стороны международного сообщества и отдельных государств жизненной важности наличия государственной территории.

Территория как объект деятельности государства

В пределах территории государство осуществляет свое верховенство, которое называется территориальным и неотделимо от суверенитета государства11. Верховенство государства означает, что власть государства является высшей властью по отношению ко всем лицам и организациям, находящимся в пределах его территории12.

Территориальное верховенство состоит из двух частей: высшей власти – imperium, и суверенного владения – dominium. Это разделение пришло к нам из римского права; поскольку оба понятия были сформулированы в целях распоряжения собственностью, термин «imperium» сохранил свою публично-правовую коннотацию. Я. Броунли, ссылаясь на Лаутерпахта, утверждал, что imperium есть общее право управления, администрации и распоряжения, признанное и очерченное международным правом, т.е. является полностью порождением международного права и согласия всех государств13; в то же время термин «dominium» создает некоторые неясности.

Отделение права собственности от ареала публичной власти государства не ставилось под сомнение в конце XIX в., в период формирования современного международного права; из всех теорий наибольшую популярность получила пространственная теория, сформулированная В.А. Незабитовским: «Территория не вещь, которой владеет государство, но пространство, в пределах которого державная власть существует и действует»14. Это, по существу, был протест против феодальной идеи слияния власти и собственности, но в рамках пространственной теории только территория была публично-правовым явлением, а земля и все находящееся в земле и на земле расценивалось как частная собственность.

Вполне естественно, что советские юристы отвергали такой подход. Б.М. Клименко приводит суждение известного советского юриста А.М. Ладыженского: «Для Советского государства территория является одновременно и пространственным пределом власти и ее объектом, но объектом не в гражданско-правовом, а в государственно-правовом, международно-правовом и административно-правовом смысле слова», поскольку земля изъята из гражданского оборота и на нее никто, в том числе государство, не имеет гражданского права собственности15. Государство не могло распоряжаться территорией в качестве субъекта гражданского права (продавать, менять, дарить, завещать, сдавать в аренду), иначе говоря, государство не владело землей на правах частного лица, так как в СССР не было права частной собственности. При этом А.М. Ладыженский утверждал, что «в международных отношениях государство проявляет себя как собственник территории»16. Точка зрения А.М. Ладыженского была поддержана другим известным советским юристом, В.Н. Дурденевским: «Советская территория есть пространственный предел действия власти Советского государства; но вместе с тем объект социалистической собственности и материальная база социалистического хозяйства»17.

Здесь проявляется упрощенный подход: авторы приравнивают землю к территории, что неточно, поскольку земля – это только одна из составных частей территории; в территорию как пространство действия государственного суверенитета входят не только физические объекты, как земля или воздух или недвижимость, но и все другие вещи. На это различие указывали Ю.Г. Барсегов18 и Н.А. Ушаков19. Их позиция при некотором обобщении состоит в том, что государственная территория – это пространственная сфера осуществления государственного верховенства, а также объект публичных правомочий государства.

В наши дни необходимость различать территорию и землю была подчеркнута молодым российским юристом И.П. Дудыкиной. В своей диссертации20 она уделяет главу сопоставлению понятий «земля» и «территория» и обосновывает тезис о том, что право на землю в пределах иностранного государства не означает наличия права на эту территорию.

С этим нельзя не согласиться, однако такая позиция оставляет в стороне dominium и не дает возможности оценить правомерность сдачи территорию в аренду на возмездной основе, т.е. обращаться с ней как с источником дохода.

Все права, которыми обладает государство как субъект международного права в отношении своей территории, подпадают под классическую конструкцию права собственности и соответствующей обязанности уважать это право. Следовательно, можно считать, что государство – субъект международного права, обладает правом публичной международно-правовой собственности на свою территорию. Данный вид собственности предпочтительнее называть международно-правовой потому, что она существует в сфере международных отношений и регулируется международным правом и, кроме того, это собственность особого рода: она не тождественна гражданско-правовой собственности21.

Б.М. Клименко выделяет две особенности международно-правовой собственности государства на территорию:

- государственная территория неотчуждаема по таким началам гражданского права, как дарение, наследование, завещание;

- государство – субъект международного права, не может существовать без юридически принадлежащей ему территории22. Но и эта конструкция не проясняет природу публично-правовой собственности государства на его территорию.

Плодотворнее выдвинутая Б.М. Клименко идея о разделении государственной территории на пространство осуществления государственной власти и природную среду. К последней автор относит сушу и воды, воздушное пространство, недра, а также флору и фауну23. Именно в отношении государственной территории как природной среды может осуществляться право dominium. Фактически такую же позицию занимает И.П. Дудыкина, хотя и не формулирует этого прямо.

В современном международном праве с изменением общего юридического понятия территории изменился объем действий, производимых с территорией. В средние века и до ХХ в. территория нередко рассматривалась как собственность монарха, считалось допустимым совершать такие гражданско-правовые действия, как, например, продажа части территории (примером может служит продажа Российской империей ее владений в Северной Америке США в 1867 г.24). Не практикуется и передача государственной территории в залог, что делалось в прежние века отнюдь не редко. Последний случай залога территории отмечен после первой мировой войны: в качестве обеспечения исполнения Германией положений Версальского договора 1919 г. территория Саара была поставлена под международную администрацию с 1920 по 1935 гг.25 Но некоторые возмездные операции со своей природной средой все же производятся государствами.

Можно выделить следующие операции:

- концессии. Под этим названием в международных отношениях известно множество различных документов, в основном заключаемых в целях допуска на территорию государства иностранных предпринимателей, т.е. физических и юридических лиц, в целях использования природных ресурсов26. Предоставление концессий определяется национальным законодательством принимающего государства, но, поскольку в большинстве случаев речь идет об иностранных инвестициях, первоначальным шагом к предоставлению концессий является заключение международного договора о взаимной защите капиталовложений. Таким образом, принимающее государство использует особенности своей природной и экономической среды для привлечения финансового и производственного капитала. Межгосударственный характер концессий подтверждается целым рядом решений Центра по разрешению инвестиционных споров27. Многие авторы подчеркивают, что компании, получающие концессии, часто заняты в государственно-частном партнерстве и выполняют некоторые публичные функции28;

- различные контракты в космической деятельности. Хотя в настоящее время в космической деятельности принимают участие частные компании и физические лица, основным субъектом остается государство, так как в соответствии с Договором по космосу29 государства несут ответственность за всю космическую деятельность, кем бы она ни осуществлялась. Очевидно, подобная же конструкция будет работать и тогда, когда начнет функционировать механизм реализации принципа общего наследия человечества в отношении природных ресурсов Международного района морского дна. Следует подчеркнуть, что в обоих обозначенных выше случаях (при получении концессий или заключении контрактов на космическую деятельность) иностранные предприниматели получают доступ не только к территории, находящейся под государственным суверенитетом, но и к зонам юрисдикции государства, не подлежащих суверенитету, – к исключительной экономической зоне, континентальному шельфу и даже космосу, где речь не может идти ни о какой территориальной юрисдикции, а тем более о суверенитете;

- международная аренда.

Между этими тремя операциями есть общее:

- они совершаются от имени государства;

- их совершение преследует цель – получение прибыли;

- источником получения прибыли служит территория государства как природная среда;

- самое главное – в определении правоотношений между государством и его партнером, который допускается на территорию, основополагающую роль играет международное право. При этом действуют обе части международного права – и договорное (двусторонние договоры или многосторонние, как Конвенция ООН по морскому праву или Устав ООН), и обычное право, поскольку стороны поступают так, как обычно поступают в этих случаях другие члены международного сообщества.

Таким образом, публично-правовой характер собственности государства на его территорию – dominium – проявляется в международных отношениях. Общепризнано и не оспаривается право государства извлекать доход из природной среды его территории.

Встает вопрос: если государственная территория юридически принадлежит государству – субъекту международного права, то можно ли проводить различия между правами собственности: владением, пользованием и распоряжением. Исходя из юридической природы государственной территории, государству должны принадлежать все эти права: как субъект международного права оно осуществляет владение и пользование своей территорией, т.е. «физическое и хозяйственное господство» над территорией, а также извлекает из нее полезные свойства. Правам государства – субъекта международного права, на владение, пользование и распоряжение своей территорией соответствует обязанность всех других государств уважать эти права.

Соотношение imperium и dominium в отношении территории.

Наличие суверенитета того или иного государства над определенным пространством земного шара определяет полноту власти этого государства. Поэтому и в отношении своей публично-правовой собственности, территории, государство действует в пределах своего суверенного властвования. Одним из важных вопросов в этой части является вопрос о судьбе самого суверенитета при передаче части территории в аренду. В украинской литературе высказывались опасения в том, что может быть поставлен вопрос о передаче суверенитета над арендованной территорией государству-арендатору30. Поэтому следует остановиться на взаимодействии права государства на суверенное властвование и на осуществление права собственности над территорией.

Прежде всего подчеркнем, что в сочетании двух частей территориального верховенства – imperium и dominiumопределяющая, базисная роль принадлежит imperiumсуверенному властвованию.

Наличие государственного суверенитета внутри государства означает верховенство правительственных институтов, а с внешней стороны – возможность государства действовать как субъект права, наличие у него международной правосубъектности31.

Но суверенитет – довольно абстрактное понятие; это свойство образования, которое со стороны международного сообщества получило признание государства, и это – его коренное отличие от всех иных образований. Государство само по себе не порождает суверенитет, оно получает суверенитет от народа, волей которого создается. Можно подчеркивать разные стороны суверенитета, например «территориальный суверенитет», «юрисдикционный суверенитет», но эти термины не обозначают разные части суверенитета, а только его свойства.

Проявления суверенитета очень разнообразны. На международной арене суверенитет проявляется в отношениях с другими государствами и означает его равноправие и право на самостоятельное решение собственной судьбы. В пределах территории наличие суверенитета проявляется в осуществлении государством различных юрисдикций. В международном праве слово «юрисдикция» используется для обозначения ключевой составляющей государственного суверенитета; более того, в некоторых случаях даже используется выражение «юрисдикционный суверенитет». Юрисдикционный суверенитет – это суверенное право государства осуществлять власть над лицами, вещами и событиями при помощи своих муниципальных и федеральных органов32.

Юрисдикцией называются конкретные права или некая совокупность прав, количественно меньшая, чем комплекс под названием «суверенитет». Таким образом, «суверенитет» есть краткое юридическое обозначение правосубъектности определенного рода, а именно статуса государства; «юрисдикция» же относится к конкретным аспектам такой правосубъектности, особенно к правам (или претензиям), привилегиям и компетенции33.

Юрисдикция представляет собой воздействие государства на лиц, собственность и обстоятельства и отражает основные принципы государственного суверенитета, равенства государств и невмешательства во внутренние дела государства. Юрисдикция – это необходимая и центральная составляющая суверенитета, для которого она является основанием осуществления власти, которое может вносить изменения, создавать или прекращать правовые отношения и обязательства. Юрисдикция может осуществляться посредством законотворчества, действиями исполнительной или судебной власти. В каждом случае признанные в соответствии с правовой системой страны органы государственной власти осуществляют предусмотренные для них функции, тем самым влияя на различные области жизни.

Из понятия юрисдикции государства можно выделить две категории: местную юрисдикцию – осуществление юрисдикции органами законодательной, исполнительной и судебной власти государства и являющуюся предметом регулирования федеральной правовой и политической систем, и международную юрисдикцию, основанную на нормах международного права и осуществляемую на международно-правовом уровне.

Основания для осуществления юрисдикции не идентичны для случаев в международном праве и при возникновении конфликта прав. В последнем случае особые случаи могут разрешаться по принципу домицилия или постоянного проживания, тогда как при разрешении конфликтов в области международного права подобные обстоятельства не будут иметь значения.

Законодательная юрисдикция государства – это способность государства устанавливать правовые нормы; как правило, она относится к действиям лиц или органов, осуществляющих законодательную власть. Исполнительная юрисдикция – это способность государства применять установленные правовые нормы при помощи действий исполнительной и судебной властей (например, слушание дела в суде и вынесение решения по этому делу, арест лиц, изъятие собственности полицейскими силами)34.

Международную юрисдикцию, в свою очередь, также можно разделить на две категории – универсальную юрисдикцию и юрисдикцию государств, предусмотренную международными договорами.

Универсальная юрисдикция основана на обычных, общепризнанных нормах международного права и признается на протяжении многих веков35.

В дополнение к универсальной юрисдикции существует множество международных договоров, дающих международному сообществу право применять наказания за различные правонарушения, от разрушения подводных кабелей до наркоторговли и рабства. Эти договоры предусматривают осуществление государственной (договорной), но не универсальной юрисдикции. Некоторые конвенции предусматривают такую форму, которую можно условно обозначить квази-универсальная юрисдикция. В данном случае юрисдикция предоставляется широкому количеству стран-участниц при условии их обязательства установить данную юрисдикцию в федеральном праве. Во многих случаях разрешение подобных преступлений создает нормы jus cogens36. К таким договорам можно отнести Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г., договоры, касающиеся захвата заложников, фальсификации валют, захватов судов, незаконного оборота наркотических средств и другие. Такие договоры, как правило, затем имплементируются в национальное право37.

Международное право содержит ряд норм по ограничению юрисдикционного суверенитета государств. Причина создания таких ограничений заключается в необходимости совместного существования государств. Целью данных ограничений является максимально возможное снижение вероятности возникновения международных конфликтов.

Обычные нормы международного права содержат правила и принципы, определяющие границы исполнительной юрисдикции государств. Данные правила основываются на государственной территории, национальности лиц, затрагиваемых осуществлением юрисдикции государства, определенных интересах государства в области безопасности и защиты международного правопорядка38.

Одним из основных элементов государственной юрисдикции является принцип территориальности. Эта концепция отражает один из аспектов суверенитета, осуществляемого государством внутри своих территориальных границ, и является непреложным основанием для применения прав, которыми обладает государство39.

Таким образом, суверенитет государства – это его непреложное свойство, единственное в своем роде; юрисдикции же – проявления суверенитета, которых множество. Государство может по своему выбору на своей территории осуществлять одни виды юрисдикции и не прибегать к другим. Подобно этому же, государство может передать одну или несколько видов юрисдикции для осуществления другому субъекту международного права – международной организации или другому государству. Именно такая передача некоторых видов юрисдикции имеет место в случае операций с государственной территорией, когда государство использует ее для извлечения доходов.

1 Курс международного права. В 6-ти тт. Т. 3. М., 1968.

2 Convention on Rights and Duties of States (signed 26 December 1933, entered into force 26 December 1934) 165 LNTS 19.

3 Клименко Б.М. Государственная территория. М., 1974. С. 5.

4 Shaw M.N. Territory in International Law//Netherlands Yearbook of International Law, v. 13. 1982. P. 61.

5 Oppenheim's International Law (eds. R. Y. Jennings and A. D. Watts), 9th edn,

London, 1992. P. 563.

6 O’Connell D.P. International Law. 2nd edn, L., v. I, 1970. P. 403.

7 Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. М., 2003. С. 4.

8 Броунли Я. Международное право. Книга первая / Под ред. Г.И. Тункина. М., 1977. С. 174.

9 См.: Лукашук И.И. Указ. соч. С. 5.

10 См.: OConnell. Op.cit. P. 406.

11 Клименко Б.М. Указ. соч. С. 7.

12 Ушаков Н.А. Суверенитет в современном международном праве. М., 1963. С. 15.

13 Броунли Я. Указ. соч. С. 175.

14 Незабитовский В.А. Собрание сочинений. Киев, 1884. С. 105.

15 Ладыженский А.М. Юридическая природа территориального верховенства // Вестник МГУ. 1948. № 10. С. 42; Клименко Б.М. Указ. соч. С. 5.

16 Там же. С. 43.

17 Дурденевский В.Н. Международное право. М., 1951. С. 260.

18 Барсегов Ю.Г. Территория в международном праве. М., 1958. С. 63, 64.

19 Ушаков Н.А. Суверенитет в современном международном праве. М., 1963. С. 109.

20 Дудыкина И.П. Земля как объект международных договоров о правах государства на иностранной территории: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М.: МГИМО(У), 2008.

21 Клименко Б.М. Указ. соч. С. 25.

22 Там же.

23 Там же. С. 17, 160.

24 Treaty concerning the Cession of the Russian Possessions in North America by his Majesty the Emperor of all the Russia’s to the United States of America; Concluded March 30, 1867, Available at the website: /da/00.html.

25 См.: Verzijl J.H.W. International Law in Historical Perspective, vol. 3. State Territory. Leyden, 1970. Р. 387–397.

26 См.: Ohler Ch. Concessions: он-лайн версия Энциклопедии международного права: .

27 См., например, детальную разработку данного вопроса в решении по делу ADC Affiliate Limited and ADC & ADMC Management Limited v Republic of Hungary (Award of 2 October 2006) (ICSID Case No ARB/03/16).

28 См., например: Maniruzzaman A.F.M. State Contracts in Contemporary International Law: Monist versus Dualist Controversies // European Journal of International Law. V. 12. 2001. P. 309–328.

29 Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела 1967 г.

30 См., например: Стешенко В.Н. Аренда территории в международном публичном праве: Автореф. … дисс. канд. юрид. наук. Харьков: Национальная юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого, 2001. С. 4.

31 Shaw, стр. 409.

32 Hall S. International law. Hong Kong, 2006. P. 215.

33 Броунли. Книга первая. М., 1977. С. 175.

34 Hall S. International law. Hong Kong, 2006. P. 215.

35 In re Piracy Jtlre Gerrtiunr [I9341 AC 586; 7 AD, p. 213.

36 See e.g. Millett LJ in Ex parte Pinochet (No. 3) [2000] 1 AC 147, 275. See also R. Van

Alebeek, 'The Pinochet Case: International Human Rights Law on Trial', 71 BYIL, 2000.

P. 29.

37 Все деяния подобного рода криминализированы в Уголовном кодексе Росси. См., например: Закон о захвате заложников Великобритании: UK Taking of Hostages Act 1982.

38 Hall S. International law. Hong Kong, 2006. P. 216.

39 See e.g. Akehurst, 'Jurisdiction', p. 177. Cf. Rlann, 'Doctrine of Jurisdiction', pp. 49-51,

and see also Brownlie, Principles. P. 303.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Жизнь Карла Великого соткана из мифов и истины. Говоря словами Пьера Бурдьё, судьба Карла Великого это «биографическая иллюзия». Поэтому новая биография

    Биография
    Но где заканчивается легенда о величайшем из королей франков и начинается подлинная история умного, тонкого и дальновидного политика и полководца, превратившего силой меча и дипломатии свое слабое,
  2. В общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности. Вроде бы рассмотрено все со всех сторон, но что-то постоянно ускользает из поля зрения. И в данном случае весьма кстати оказывается с

    Книга
    Перед вами – еще одна книга о наших российских реалиях. Тема, в общем-то, любимая у отечественных гуманитариев и политиков. И книг тут уже не счесть, однако, как ни странно, постоянно возникает ощущение какой-то недосказанности.
  3. Культурно-языковые контакты

    Документ
    Л.П.Бондаренко, канд. филол. наук, профессор; Л.Е.Корнилова, старший преподаватель; Н.С.Морева, канд. филол. наук, профессор, М.Г.Лебедько, доктор филол.
  4. Эта книга венчает многолетние штудии авторов по исследованию русского национализма

    Книга
    Эта книга венчает многолетние штудии авторов по исследованию русского национализма. Отчасти они уже были реализованы: в виде научных и публицистических статей, писавшихся авторами порознь и вместе, а также лекционных курсов по истории
  5. Л. Н. Гумилева удк 340. 116: 347. 9 (574) на правах рукописи сарсенов айдар маратович судейское усмотрение в современных правовых системах 12. 00. 00 юридические науки Диссертация

    Диссертация
    Общая характеристика работы. Диссертация посвящена комплексному исследованию проблем судейского усмотрения в современных правовых системах. При этом, несмотря на множество классификаций правовых систем прошлого и настоящего, в задачу

Другие похожие документы..