Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Образовательная программа'
Образовательная программа МАДОУ «Центр развития ребенка - детский сад № 14 «Сказка» (далее Программа) разработана во исполнение и в соответствие с Пр...полностью>>
'Документ'
Согласно плану работы ИМК на 2011-2012 учебный год, Положению о III межрегиональном конкурсе юных исполнителей сказок народов мира на башкирском язык...полностью>>
'Реферат'
Предприятие представляет собой основную хозяйствующую единицу в условиях рыночной экономики, которую можно характеризовать определенной отраслевой пр...полностью>>
'Заседание'
22-23 сентября 2011 года в г. Киеве (Украина) состоялось 25-е заседание Межправительственного совета по вопросам агропромышленного комплекса Содружес...полностью>>

Курс лекций для студентов специальности 032301- «Регионоведение»

Главная > Курс лекций
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение профессионального образования

«ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

_____________________________________________________________________________________________________

В.Г. ХАНДОРИН

СТРАНЫ СНГ И БАЛТИИ

Курс лекций

для студентов специальности

032301– «Регионоведение»

Издательство

Томского политехнического университета

Томск 2008

ББК Ф4(2)+Ф4(4)Я73

УДК 327(47+57)(075.8)

Х19

Х

Х19

андорин В.Г.

Страны СНГ и Балтии: курс лекций / В.Г. Хандорин. – Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2008. – 166 с.

Авторский курс лекций посвящен современной истории и развитию постсоветского пространства и входящих в него стран, прежде всего Содружеству Независимых Государств. Предназначен для студентов гуманитарного факультета ТПУ, обучающихся по специальности «Регионоведение», в качестве учебного пособия по дисциплине «Страны СНГ и Балтии» для самостоятельной работы и подготовки к зачетам. К лекциям прилагается список литературы для самостоятельного изучения и подготовки докладов.

ББК Ф4(2)+Ф4(4)Я73

УДК 327(47+57)(075.8)

Рекомендовано к печати Редакционно-издательским советом

Томского политехнического университета

Рецензенты

Доктор исторических наук, профессор ТГАСУ

В.П. Андреев

Кандидат исторических наук, докторант ТГПУ

И.Е. Рудковская

© Томский политехнический университет, 2008

© Оформление. Издательство Томского политехнического университета, 2008

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ………………………………………………………….

5

Тема 1. Причины и последствия распада СССР. Структура и эволюция СНГ ……………………………………………..

6

1.1. Российская империя и Советский Союз: особенности национально-государственного устройства, трансформация, причины и последствия распада ………………………………...

6

1.2. Содружество Независимых Государств: общая характеристика, структура и эволюция …………………………………….

21

Тема 2. Экономические, военно-политические и гуманитарные аспекты интеграции стран СНГ и Балтии ………...

26

2.1. Экономика ……………………………………………………

26

2.2. Военно-политическая сфера ………………………………..

36

2.3. Гуманитарные вопросы ……………………………………..

46

Тема 3. Украина …………………………………………………

49

3.1. Общая характеристика ………………………………………

49

3.2. Внешняя политика …………………………………………..

60

Тема 4. Белоруссия ……………………………………………...

63

4.1. Общая характеристика ………………………………………

63

4.2. Внешняя политика …………………………………………..

68

Тема 5. Молдова ………………………………………………...

71

5.1. Общая характеристика ………………………………………

71

5.2. Внешняя политика …………………………………………..

76

Тема 6. Государства Закавказского региона ………………..

77

6.1. Общие особенности Закавказского региона ……………….

77

6.2. Грузия ………………………………………………………...

79

6.3. Армения ……………………………………………………...

89

6.4. Азербайджан …………………………………………………

95

Тема 7. Государства Центрально-Азиатского региона …….

103

7.1. Общие особенности Центрально-Азиатского региона ……

103

7.2. Казахстан ……………………………………………………..

106

7.3. Узбекистан …………………………………………………...

112

7.4. Туркмения ……………………………………………………

119

7.5 Таджикистан …………………………………………………

124

7.6. Киргизия ……………………………………………………...

129

Тема 8. Страны Балтии ………………………………………...

134

8.1. Общие особенности Балтийского региона ………………...

134

8.2. Эстония ………………………………………………………

136

8.2. Латвия ………………………………………………………..

142

8.2. Литва …………………………………………………………

147

Список литературы …………………………………………….

153

ВВЕДЕНИЕ

Настоящее учебное пособие представляет собой курс лекций для студентов гуманитарного факультета ТПУ, обучающихся по специальности «Регионоведение», по дисциплине «Страны СНГ и Балтии». В соответствии с действующим учебным планом и рабочей программой, курс рассчитан на 18 часов лекций и предназначен для чтения студентам 2-го курса в 3-м учебном семестре, а также в качестве пособия для самостоятельной работы и подготовки к зачету.

Необходимость разработки такого курса автор видел в отсутствии пособий по этому новому для студентов ТПУ предмету, приспособленных к сжатому учебному плану. Во-вторых, поскольку 18 часов лекционного времени позволяют лишь тезисно осветить основные проблемы и разделы курса, что недостаточно для их полноценного осмысления и отражения фактов хотя бы в ограниченном объеме, из публикации этой работы студенты почерпнут недостающий материал для подготовки к семинарским занятиям и самостоятельного изучения. Этому призван способствовать и прилагаемый в конце список литературы по темам и их разделам.

Курс лекций состоит из двух основных частей. Первая из них, состоящая из 2-х тем, является общей и посвящена предыстории и развитию Содружества Независимых Государств в целом, основным проблемам интеграции и их истокам в истории, без осмысления которых невозможно понять суть этих проблем. При этом во 2-й теме по отдельности освещаются сферы экономики, военно-политического сотрудничества и гуманитарные процессы. Среди них особое место уделено приобретающим нешуточное значение миграциям из государств Содружества в Россию (в том числе в Сибирский регион), острым злободневным вопросам национальной безопасности России, социально-правовой защиты русскоязычного населения в странах постсоветского пространства.

Вторая часть курса представляет собой очерки об отдельных странах СНГ и Балтии. В их рамках выделены характерные черты и направления развития отдельных международных регионов постсоветского пространства – Балтийского, Закавказского, Центрально-Азиатского, а также стран юго-западного направления (Украина, Молдова) и Белоруссии. Каждый раздел этой части, посвященный какой-либо республике, построен по схеме: общие данные; очерк истории; этнический состав населения; природно-экономический потенциал; очерк современной истории (с момента обретения политической независимости); внешняя политика. Особое внимание уделено внешней политике государств СНГ и Балтии, рассмотрению ведущих векторов международного влияния и борьбе между ними.

В результате изучения курса у студентов должно сложиться комплексное научное представление о причинах и последствиях распада многонационального геополитического пространства, именовавшегося Российской империей, а в дальнейшем – СССР; и трансформации большей части его составляющих в СНГ, о его структуре и эволюции, интеграционных процессах по всем основным направлениям; проблемах межгосударственных и межэтнических отношений, культурно-цивилизационной специфике отдельных международных регионов и государств СНГ и Балтии – ближайших соседей и партнеров России, особенностях их экономики и политики, об отношениях России с каждым из них и их перспективах; а также о международных связях Сибирского региона и ТПУ в рамках СНГ и их влиянии на процессы интеграции. Кроме того, студенты должны овладеть основами методов сравнительно-исторического и регионоведческого анализа применительно к данному курсу.

ТЕМА 1

ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ РАСПАДА СССР.

СТРУКТУРА И ЭВОЛЮЦИЯ СНГ

1.1. Российская империя и Советский Союз: особенности национально-государственного устройства, трансформация, причины и последствия распада

Геополитическое пространство, именуемое ныне Содружеством Независимых Государств (СНГ), возникло на территории бывшей Российской империи – одной из крупнейших многонациональных империй мира и последней по времени распада среди них, с 1922 г. именовавшейся Союзом Советских Социалистических Республик (СССР) и распавшейся в 1991 г. Оно занимает одну шестую часть земной суши, включая большую часть Восточной Европы и всю Северную Азию до Дальнего Востока включительно.

Положение Российского государства на рубеже между Востоком и Западом во многом определило своеобразие его исторического пути и начиная с XIX века служит предметом нескончаемых дискуссий в отечественной и зарубежной общественной мысли. Для российских «западников» наша страна является частью европейской цивилизации, лишь запоздавшей в своем развитии по ряду исторических причин, для наиболее патриотически настроенных мыслителей – славянофилов XIX столетия и евразийцев ХХ века – самостоятельной цивилизацией, а многие западные ученые (как правило, враждебно настроенные) относят ее к числу восточных деспотий, несовместимых с европейскими духовными и морально-политическими ценностями. Очевидно, истина находится посередине, но несомненно, что при всем своеобразии развития сама Россия как ядро империи – по своим религиозным, культурным традициям, наиболее общим особенностям исторического пути – ближе к Европе, нежели к Востоку.

Поскольку предметом нашего курса является не собственно Россия, а остальные государства, ранее входившие в состав созданной ею империи (за исключением Польши и Финляндии, отделившихся в ходе революции 1917 г.), как ее ближайшие соседи и партнеры, постольку в их отношении представляет интерес прежде всего то влияние, которое Россия, имперское прошлое оказали на их развитие и которое продолжает сказываться на их современном состоянии.

Для этого необходимо выделить характерные особенности национально-государственного устройства имперского периода и его эволюции:

1. Многонациональность. Изначально, уже с Древнерусского периода IX–XV веков, для формирующегося государства, основу которого (как и будущей русской нации) составили славянские племена, было характерно многообразие этнических контактов – от варягов (скандинавов), основавших первую правящую династию на Руси, и греков, давших ей свою религию, до финно-угорских племен и азиатских степных народов (хазар, печенегов, половцев, монголо-татар). При этом происходила частичная ассимиляция угро-финнских и некоторых тюркских народностей, вливавшихся в состав древнерусского этноса и наложивших отпечаток на его культурное развитие.

2. Начиная с середины XVI века (вскоре после объединения русских земель в Московское государство и падения татарской гегемонии) – постепенная, но практически непрерывная территориальная экспансия (по темпам и длительности более всего сходная с экспансией Римской империи в древности) во всех направлениях, кроме северного (т.к. к северу лежал пустынный Ледовитый океан). Именно тогда, начиная с Ивана Грозного, по существу формируется многонациональная империя (по названию – с 1721 г. при Петре Великом). Ее формирование продолжалось более трех столетий и завершилось во второй половине XIX века. За это время территория страны увеличилась почти в 10 раз – с 2,6 млн кв. км на момент завершения объединения русских княжеств под властью Москвы (от Ледовитого океана на севере до Нижнего Новгорода на юге и от Смоленска на западе до Уральских гор на востоке) до 24 млн кв. км после последних крупных завоеваний в Центральной Азии (на юге – до Кушки и афганской границы, на западе – до скандинавских скал, Вислы и Дуная, на востоке – до Тихого океана).

И хотя ядро империи составлял великорусский этнос, к началу ХХ века нерусские народности (включая украинцев и белорусов, официально причислявшихся тогда к русским) достигали 57 % ее населения.

Основными этапами формирования империи были:

  • середина XVI в. – покорение татарских ханств в Поволжье;

  • конец XVI – середина XVII вв. – присоединение Сибири и большей части Дальнего Востока (Камчатка – на рубеже XVII–XVIII вв.);

  • 2-я половина XVII – XVIII вв. – воссоединение с Украиной (кроме Западной) и Белоруссией (до XIV в. являвшимися частью Древней Руси, а затем вошедшими в состав Польско-Литовского государства);

  • XVIII в. – присоединение Прибалтики, Казахстана, Северного Причерноморья и Крыма, а также освоение Аляски, проданной США в 1867 г.;

  • 1-я половина XIX в. – присоединение Закавказья, Северного Кавказа, Финляндии, Восточной Польши, Бессарабии (Молдавии);

  • 2-я половина XIX в. – покорение большей части Центральной (Средней) Азии, присоединение Амура и Уссурийского края.

После кратковременного распада империи в ходе революции 1917 г. и гражданской войны 1918–1920 гг. большая часть ее территорий, за исключением Польши и Финляндии, были воссоединены коммунистами в форме Союза Советских Социалистических Республик (СССР) (Прибалтика и Молдавия – в 1940 г.). Новыми территориями, присоединенными накануне и в результате Второй мировой войны, стали Западная Украина и Восточная Пруссия (ныне полностью обрусенная Калининградская область России); одним из результатов ее стало и практически окончательное присоединение Курильских островов и Сахалина, являвшихся спорными территориями между Россией и Японией (в отношении Курильских островов спор не урегулирован до сих пор).

Кроме того, после Второй мировой войны под фактическим контролем СССР оказались формально независимые страны-сателлиты Восточной Европы с навязанными им просоветскими коммунистическими режимами – Польша, ГДР (Восточная Германия), Чехословакия, Венгрия, Румыния и Болгария (из азиатских стран еще с 1921 г. – Монголия). В этих странах русский язык был обязательным для изучения, в большинстве из них (кроме Румынии и Болгарии) стояли советские войска.

3. Сочетание методов завоевания или фактической аннексии (татарские ханства Поволжья, Сибири и Крыма, Польша, большая часть Северного Кавказа и Центральной Азии, второе присоединение Прибалтики и Молдавии) и отторжения от других государств (от Польши – Украина, Белоруссия, Литва, от Турции – Новороссия, Бессарабия и устье Дуная, Восточная Армения, от Швеции – большая часть Прибалтики, Финляндия, от Персии /Ирана/ – Северный Азербайджан, от Китая – Амур и Уссурийский край, от Германии – Восточная Пруссия) с мирным, зачастую добровольным присоединением и освоением территорий (большая часть Сибири и Дальнего Востока, Казахстан, Грузия, некоторые народности Северного Кавказа).

Следует добавить, что некоторые из присоединенных территорий (Поволжье, Сибирь, Дальний Восток, часть Левобережной Украины и почти вся Белоруссия, Новороссия и Крым, Восточная Пруссия) в дальнейшем оказались более чем наполовину обрусенными по этническому составу, большей частью русскоязычными.

Различным было и положение подчиненных этносов в составе империи. Подавляющее большинство из них до революции не имели национальных прав (не путать с гражданскими правами) и управлялись на тех же основаниях, что и внутренние губернии империи. Исключение составляли Финляндия, имевшая широкую автономию и даже собственную конституцию, прибалтийские губернии современных Латвии и Эстонии, в которых сохранялись традиционное немецкое самоуправление в городах и немецкоязычное делопроизводство, и часть территории Центральной Азии, а именно Хивинское ханство и Бухарский эмират, властители которых считались вассалами русского императора и сохраняли формальную автономию (еще более широкую автономию, нежели Финляндия, поначалу имела Польша, но после неудачного национально-освободительного восстания 1831 г. она полностью лишилась ее).

4. Одной из характернейших черт Российской империи и СССР – в отличие от большинства современных им колониальных империй Запада (Британской, Французской и др.), имевших колонии преимущественно на других континентах – стала сопредельная близость всех национальных окраин к России, благодаря чему империя представляла компактное единое целое. Это обстоятельство, усиливаемое активными (особенно в советское время) миграционными процессами, а в советский период – также единой общегосударственной плановой экономикой, существенно облегчало управление ими и послужило одной из причин долговечности империи.

5. Позитивным следствием чрезвычайно разнородного этнического и конфессионального состава стала национально-расовая и религиозная терпимость. Наряду с православными (русские, украинцы, белорусы, молдаване, грузины, осетины) в империи жили многочисленные мусульмане (татары, азербайджанцы, народы Центральной Азии, подавляющее большинство народов Северного Кавказа и др.), лютеране (прибалтийские немцы, финны, латыши, эстонцы), католики (поляки, литовцы), иудеи (евреи), представители армяно-григорианской ветви христианства (армяне), буддисты-ламаисты (большинство малых народов Сибири и Крайнего Севера). Во многом традиции веротерпимости Россия унаследовала вместе с православием от Византии.

В отличие от колониальных империй Запада, для Российской империи было характерно практическое отсутствие национальной, расовой и религиозной дискриминации. Это тем более парадоксально, что традиции государственного управления в России были, наоборот, жестко авторитарными. Однако если в демократической Америке истребляли и сгоняли с земель индейцев и порабощали негров (лишь в 50-х годах ХХ в. приравненных в правах к белым), если родоначальники парламентаризма англичане и республиканцы-французы жестоко эксплуатировали индусов, малайцев, бушменов и другие подчиненные народы, ничего подобного в Российской империи не было. Не имея национальных прав (автономии, до 1905 г. – даже права изучения в школах родного языка, что было следствием имперской политики русификации), практически все «инородцы» (официальное обобщенное название нерусских народностей империи, кроме немцев, а также причислявшихся к русским украинцев и белорусов) реально не отличались от господствующего этноса по гражданским правам и пользовались полной свободой вероисповедания (и наоборот, великорусские старообрядцы были уравнены в правах лишь после событий 1905 г., уже при Столыпине). Немалое число представителей шведского, украинского, грузинского, армянского дворянства, среднеазиатских ханов и беков и черкесских князей достигали высокого положения в государственном и военном аппарате империи, а прибалтийские («остзейские») немецкие бароны были особенно близки к трону и насчитывались в мартирологе высших российских сановников и генералов десятками, если не сотнями.

Единственное резкое исключение в этом отношении представляли евреи, права которых ограничивались чертой оседлости (кроме привилегированных категорий), процентной нормой при поступлении в учебные заведения и иными притеснениями, а в реальности нередко служившие и мишенью печально известных еврейских погромов. Однако и здесь следует отметить, что, во-первых, дискриминация касалась лишь евреев традиционного иудейского вероисповедания (евреи-«выкресты», перешедшие в православие, сразу приобретали все права), а, во-вторых, исторические традиции антисемитизма не обошли, к сожалению, и некоторые другие страны Европы (в особенности Германию и Польшу).

Не подвергались колонии и сколько-нибудь существенной экономической эксплуатации. То была уникальная в своем роде империя, в которой присоединение большей части колоний обосновывалось, как правило, не экономической выгодой, а в первую очередь соображениями военно-стратегической безопасности и геополитического влияния, в процессе соперничества с другими великими державами. Некоторые из национальных окраин были даже экономически убыточными, дотационными (например, территории Центральной Азии). С учетом всего сказанного, Российская империя может быть отнесена к разряду колониальных империй лишь с большой долей условности.

Данная особенность наиболее выпукло проявилась в советский период, когда руководство СССР, исходя из официальной идеологии интернационализма и в обстановке «холодной войны» с США и НАТО, тратило огромные средства, во многом подорвавшие национальную экономику как на подъем отсталых национальных регионов до уровня России, так и на финансирование антиамериканских политических режимов по всему миру (от Эфиопии, Анголы и Ирака до Кубы и Никарагуа). И здесь опять же превалировали интересы военно-стратегического противоборства.

При всех прочих условиях, названная особенность содействовала тому, что неизбежные в любой империи межэтнические противоречия и конфликты были все же менее острыми и масштабными, чем в большинстве колониальных империй (исключение составляла Польша, до присоединения к России имевшая многовековую национальную государственность и развитую культуру, к тому же разделенная с Россией историческим соперничеством и потому неоднократно восстававшая за независимость).

6. Различными, порой контрастными были и социально-экономический и культурный уровни развития. Этот фактор, в сочетании с различными векторами геополитического притяжения и разными обстоятельствами присоединения к России, определил такую особенность, как различие отношений подчиненных народов к России и русским, проявляющееся до сих пор – с учетом того, что национальные обиды весьма живучи в исторической памяти народов. Так, насильственные методы завоевания или аннексии породили русофобию в Польше, Чечне, странах Балтии (Прибалтики), на Западной Украине. Напротив, этническая либо религиозная близость к России таких народов, как восточные украинцы, белорусы, армяне, в сочетании с защитой со стороны России по отношению к враждебным завоевателям (полякам, туркам), заложила традиции благодарности и дружественных отношений к России и русским.

7. Авторитарный режим управления в сочетании с долго сохранявшимися сословными пережитками и социальными проблемами. Поскольку это в равной степени касалось и русских, и нерусских народов, постольку при слабости национальных движений «инородцы» наряду с русскими составляли немалый процент в революционном движении (достаточно вспомнить грузинских меньшевиков, латышских стрелков, сильную закавказскую организацию большевиков, не говоря уже о евреях).

В советский период эта особенность была еще усилена централизацией экономики в руках государства. В результате после распада СССР практически все республики СНГ и Балтии пережили (а некоторые переживают до сих пор) не меньшие, а порой и большие, чем Россия, трудности в процессе строительства демократии и рыночной экономики. Даже страны Балтии, наиболее тяготеющие к Западу по культурным традициям и, казалось бы, прочно вошедшие в Европейское сообщество, проявляют ряд особенностей, совершенно несвойственных современной демократии (такие, как дискриминация русскоязычного населения и терпимость по отношению к нацизму).

8. В советский период к названным особенностям добавилась еще и та, что в условиях общегосударственной плановой экономики сложилась единая цепочка хозяйственных связей между республиками и отдельными предприятиями (например, перерабатывающий завод из одной республики получал сырье от предприятия-поставщика из другой республики).

После распада СССР эта цепочка оказалась разорванной. К тому же во многих республиках на фоне подъема национальных амбиций возобладала тенденция переориентации с России на Евросоюз и США (страны Балтии, Грузия, Молдавия, отчасти Украина). В некоторых из них это обстоятельство лишь обострило экономический кризис.

9. С преобразованием империи в Советский Союз национальные окраины, казалось бы, получили самые широкие права, простиравшиеся до права на самоопределение вплоть до отделения от Союза (на чем настоял лично В.И. Ленин, вопреки И.В. Сталину, предлагавшему вариант вхождения всех республик на автономных началах в состав России). Местные языки получили в них права государственных (наряду с общегосударственным русским языком), в каждой республике создавались свои национальные структуры управления, свои Академии наук и иные культурные организации. Такая политика была обусловлена стремлением укрепить союз национальностей в борьбе за мировую революцию, приход которой ожидался в недалеком будущем.

Однако с крахом надежд на близость мировой революции стало ясно, что для выживания во враждебном международном окружении на первое место выходит задача укрепления единства государства. Главным стержнем этого единства в условиях советского строя являлась интернациональная по своему составу и идеологии коммунистическая партия, пронизанная жестко централизованной структурой и дисциплиной. Но этого было явно недостаточно (что наглядно показал опыт Германии, где коммунисты проиграли нацистам). В результате с середины 30-х годов И.В. Сталин взял курс на возрождение великорусских национальных традиций, достигший своего апогея в послевоенные годы. Это принесло свои плоды, но и породило известные противоречия. С одной стороны, единожды декларированные национальные права нельзя было отнять назад, как и нельзя было снять ранее выдвинутые интернациональные лозунги (к тому же они помогали сохранять контроль Москвы над международным коммунистическим движением). С другой стороны, во имя усиления общегосударственного контроля за национальными республиками и пресечения клановых и националистических тенденций Сталин ввел практику назначения на должности руководителей республиканских компартий (фактически осуществлявших всю власть в республиках) представителей русской нации. Дошло до того, что из всех 15-ти национальных республик Союза (включая Карело-Финскую) единственной, во главе которой оставался представитель местной национальности, был Узбекистан. Возрождалась имперская политика русификации, а ряд входивших в состав России автономных республик (не имевших формального права на отделение) вообще были лишены автономии с поголовным переселением их народов на восток в наказание за массовое сотрудничество с немецкими оккупантами в годы Великой Отечественной войны (чеченцы, крымские татары, поволжские немцы, калмыки и др.). Налицо было явное противоречие между формальным национально-государственным устройством Союза и его реалиями.

После смерти Сталина это противоречие было решено исправить, не отказываясь при этом от сохранения тоталитарно-коммунистического единства. Наряду с возвращением и восстановлением в правах репрессированных народов (среди которых, впрочем, не было ни одного имевшего статуса союзной республики), была возрождена ленинская политика выдвижения на руководящие посты представителей коренных национальностей. При этом были расширены их прерогативы. На практике это привело (особенно в республиках Центральной Азии и Закавказья) к укреплению местных кланов, постепенному росту националистических настроений на бытовом уровне и способствовало подготовке почвы к последующему распаду Союза.

10. Усложнению ситуации способствовала также практика передачи территорий от одних республик другим по произволу союзного руководства. Как правило, это имело негативные последствия. Так, передача Нагорно-Карабахской автономной области с преобладанием армянского населения Азербайджану обострила и без того напряженные отношения между двумя народами. А передача обширных регионов с преобладанием русскоязычного населения другим республикам (Украине – Донбасса, Новороссии, Крыма, Казахстану – земель бывшего Уральского казачьего войска) впоследствии обернулась тем, что в ходе развала Союза миллионы наших соотечественников против своей воли очутились гражданами других государств.

Все эти проблемы находились в скрытом (либо полускрытом) состоянии, пока в стране сохранялась «вертикаль власти» коммунистической партии. Ни руководители союзного государства, ни подавляющее большинство населения в тех условиях даже не мыслили себе возможности распада Союза (по крайней мере, в обозримом будущем).

Но они болезненно дали знать о себе в ходе начатой М.С. Горбачевым демократизации политической системы в СССР. Ослабление контроля из центра привело к тому, что в 1988–1990 гг. по окраинам Союза прокатилась волна жестоких межэтнических конфликтов, сопровождавшихся массовыми кровопролитиями – между армянами и азербайджанцами в Нагорном Карабахе («первая ласточка»), Сумгаите, Баку, между узбеками и турками-месхетинцами в Ферганской долине, между киргизами и узбеками в Оше, между таджиками и русскими в Душанбе, между абхазами и грузинами в Абхазии, между грузинами и осетинами в Южной Осетии и т. д. Сразу ожили старые обиды и традиции межэтнической вражды, несмотря на внедряемую десятилетиями официальной пропагандой идиллию «единого советского народа».

После официальной отмены в 1990 г. монополии на власть КПСС стало ясно, что в условиях двусмысленного национально-государствен-ного устройства Союза главным стержнем его единства оставалась именно авторитарная власть партии. Как только она ослабла, в республиках активизировались ранее дремавшие сепаратистские настроения, инициируемые политическими амбициями региональных национальных элит при поддержке национальной интеллигенции.

Обобщая сказанное выше, можно сформулировать следующие основные причины распада СССР:

1) рост экономического потенциала и самостоятельности республик при сохранении их этнокультурной разнородности;

2) ускорившийся после смерти Сталина (благодаря политике его преемников) процесс формирования национальных культурно-политических элит;

3) процесс политической демократизации страны, вышедший из-под контроля его инициатора М.С. Горбачева;

4) разрушительный для любого государства принцип права на самоопределение вплоть до отделения, заложенный в Союзном договоре 1922 г. и вынужденно повторенный последующими союзными конституциями 1924, 1936 и 1977 гг.

Последнее по существу сыграло роль «мины замедленного действия»: пока сохранялась авторитарная власть КПСС, оно представляло собой не более чем парадную вывеску, но стоило этой власти зашататься, как о нем сразу же вспомнили.

Трудно говорить о соотношении объективных и субъективных причин распада, это требует еще углубленных специальных исследований историков. Но несомненно, что лишь первая из перечисленных может быть названа в полной мере объективной. Вторую и третью скорее можно назвать смешанными: рост национального самосознания был неизбежным, но политика выдвижения местных кадров однозначно ускоряла его; политические реформы также были рано или поздно неизбежны, но в той форме, в которой они начались при Горбачеве, ситуация скоро вышла из-под контроля. Наконец, четвертый из названных факторов – право на самоопределение – можно в полной мере отнести к субъективным, ибо он был следствием первоначальных большевистских иллюзий относительно мировой революции.

Сыграли роль и еще два обстоятельства субъективного характера:

5) поддержка лидерами демократической оппозиции в России во главе с Б.Н. Ельциным национальных сепаратистов, исходя из стремления любой ценой «свалить» власть КПСС – по принципу «цель оправдывает средства», в свое время аналогично использованному Лениным;

6) поддержка сепаратистов Соединенными Штатами Америки, поскольку в условиях незаконченной «холодной войны» развал СССР – основного геополитического и идеологического конкурента на мировой арене – представлял прямую выгоду для них, в соответствии с известным планом З. Бжезинского.

За образованием в обстановке демократизации, начиная с 1989 г., республиканских «народных фронтов» («Руха» на Украине, «Саюдиса» в Литве и др.) и их победой на республиканских выборах (кроме центральноазиатских) последовал так называемый «парад суверенитетов», заключавшийся в провозглашении приоритета республиканских законов над союзными и в объявлении языков «титульных» наций республик единственными государственными в них.

Следующим шагом стала серия деклараций государственной независимости от СССР. Первыми подали пример республики Прибалтики. Вслед за Литвой, Верховный совет которой принял соответствующий акт в марте 1990 г., в том же месяце последовала Эстония, в мае того же года – Латвия, в апреле 1991 г. – Грузия. Большинство республик заняли выжидательную позицию, ограничившись декларациями о суверенитете, принятыми практически всеми, кроме Азербайджана и Узбекистана. Среди них была и Россия, принявшая декларацию о суверенитете 12 июня 1990 г., после избрания Б.Н. Ельцина председателем Верховного совета РСФСР. Этот шаг нового российского руководства проявил его стремление избавиться от опеки ассоциируемого с КПСС союзного центра и фактически породил в центре страны двоевластие, когда союзные и российские власти стали принимать противоречащие друг другу законы и указы. Политическая дестабилизация внутри России дала сепаратистам мощный дополнительный стимул. Среди автономных республик России заявили о своем стремлении получить статус союзных республик Татарстан и Чечня.

Кризис имперской идеи в России проявился и в том, что даже многие русские националисты считали необходимым избавиться от «инородцев», представлявших, по их мнению, лишь балласт для России. Такова была реакция на политику КПСС по перераспределению ресурсов из России в дотационные республики.

Сложилась парадоксальная ситуация: союзные власти не признали провозглашенной республиками Балтии и Грузией национальной независимости и не вывели из них войска, но и не использовали их по назначению, опасаясь обвинений в нарушении демократии и волеизъявления народов (подобным образом вело себя в обстановке революции 1917 г. Временное правительство России). В этих условиях президент СССР М.С. Горбачев инициировал всесоюзный референдум в марте 1991 г. по вопросу о сохранении Союза, на котором большинство населения высказалось «за» (парадоксально, что в России население одновременно высказалось «за» по вопросу о введении поста президента РСФСР, не видя очевидного противоречия между этими двумя положениями). После этого Горбачев в апреле того же года начал переговоры с лидерами союзных республик в своей подмосковной резиденции Ново-Огарево о заключении нового Союзного договора (поскольку старый был фактически денонсирован декларациями суверенитета). Его замысел состоял в сохранении Союза ценой уступок и расширения прав республик.

Горбачевский проект нового Союзного договора согласились подписать лидеры 9 республик из 15. Отказались не только «мятежные» республики Балтии и Грузия, но и Молдавия и Армения, недовольные по ряду пунктов. Угроза поэтапного распада Союза стала главной причиной, побудившей союзную верхушку пойти на государственный переворот, известный под названием путча ГКЧП 19–22 августа 1991 года. Не случайно путч был совершен накануне назначенного на 20 августа подписания нового Союзного договора, ибо стало ясно, что отказ 6 из 15 республик может послужить отправной точкой общего распада. События тех дней еще требуют дополнительного изучения, но ясно одно – союзная власть еще имела реальную силу и возможность использовать ее и в итоге не сделала этого.

Провал путча ускорил печальную для империи развязку и сделал ее бесповоротной. Союзные структуры власти, скомпрометированные участием в путче, были парализованы. И хотя формально к власти вернулся временно отстраненный от нее путчистами союзный президент Горбачев, фактически он превратился в «свадебного генерала». Реальная власть перешла к российскому руководству во главе с Б.Н. Ельциным, проявившим в критические дни путча наибольшую решительность (подобно Ленину в дни Корниловского мятежа).

Падение коммунистического режима и последующий роспуск КПСС, на тот момент остававшейся главным цементирующим ядром единства Союза, послужили для всех сепаратистов сигналом. В первые же дни после ареста ГКЧП заявила об отказе подписать союзный договор Украина. Одновременно Ельцин вынудил Горбачева признать независимость республик Прибалтики. Правда, поначалу российский президент заявил о возможности пересмотра границ республик в случае полного распада Союза, имея в виду возврат России русскоязычных областей на юго-востоке Украины и севере Казахстана. Но реакция этих республик, а главное – активно вмешивавшихся в процесс с самого начала американских спецслужб была такова, что ближайшее окружение

Б.Н. Ельцина практически тут же убедило его снять это справедливое по сути требование.

Именно с 22 августа 1991 г. процесс распада Советского Союза принял необратимый характер и вошел в решающую фазу. В своих последних безнадежных попытках сохранить его Горбачев выдвинул проект нового государственного образования – Союза Суверенных Государств (ССГ), замышлявшегося как своего рода конфедеративное объединение. На переговоры пошли 7 республик, но шли они вяло, а главное – Украина, вторая по значению после России из республик Союза, все более демонстрировала нежелание оставаться в нем. По существу Россия оставалась наедине с южными мусульманскими республиками.

Окончательная развязка наступила в декабре 1991 г. 8 декабря съехавшиеся в Беловежской пуще лидеры трех славянских республик Союза – России (Б. Ельцин), Украины (Л. Кравчук) и Белоруссии

(С. Шушкевич) подписали Соглашение об образовании Содружества Независимых Государств (СНГ). В нем заявлялось, что «Союз ССР как субъект международного права и как геополитическая реальность прекращает свое существование». Стороны признали территориальную целостность и государственную независимость друг друга, гарантировали открытость границ, свободу передвижения и информации в рамках Содружества, создаваемого в целях всестороннего сотрудничества, и объявляли его открытым для вступления других республик.

Юридически соглашение было нелегитимным: по действовавшим еще союзному договору и союзной конституции республики имели право на выход по отдельности из состава Союза, а не на его роспуск. Получалось, что 3 республики решили за всех, основываясь на своем статусе «учредителей Союза» (что было тоже не вполне точно, так как в его учреждении принимала участие еще и Закавказская Федерация, впоследствии разделенная на три самостоятельных республики). К тому же этим нарушались и решение мартовского общесоюзного референдума, и принятое буквально накануне постановление обеих палат Верховного совета СССР, одобрявшее проект договора об ССГ. Но, как это обычно бывает в революционные времена, формальная законность уже мало кого волновала. Верховные советы трех республик, подписавших соглашение, быстро ратифицировали его. Остальным республикам ничего не оставалось, как присоединиться к процессу, так как стало ясно, что последний гарант Конституции СССР – президент М.С. Горбачев – по существу бессилен. Впрочем, он и не пытался использовать свое конституционное право на применение силы.

21 декабря собравшиеся в Алма-Ате президенты 11 республик – Б. Ельцин (Россия), Л. Кравчук (Украина), С. Шушкевич (Белоруссия), М. Снегур (Молдова), Л. Тер-Петросян (Армения), А. Муталибов (Азербайджан), И. Каримов (Узбекистан), Н. Назарбаев (Казахстан),

С. Ниязов (Туркмения), Р. Набиев (Таджикистан) и А. Акаев (Киргизия) подписали декларацию об образовании СНГ и протокол к Беловежскому соглашению, которое было решено считать предварительным, хотя по существу декларация воспроизводила его основные положения. Алма-Атинскую декларацию не подписали 3 балтийских республики, принципиально отмежевавшиеся от любых форм такого рода интеграции, и Грузия, присоединившаяся к СНГ позже, в сентябре 1993 г. (до этого во главе нее стояли правонационалистические силы).

Последним актом драмы стала официальная отставка М.С. Горбачева с поста президента прекратившего свое существование государства 25 декабря 1991 г. Именно в этот день президент США Дж. Буш-старший официально поздравил по радио свой народ с победой в «холодной войне». Точка была поставлена.

Вопрос о том, была ли альтернатива распаду Советского Союза, остается предметом дискуссий. Но то, что результат стал необратим, представляется бесспорным – время возрождения многонациональных империй безвозвратно прошло.

Основными последствиями этого стали:

1. Образование на развалинах Союза 15 независимых государств – бывших союзных республик, 12 из которых (с учетом присоединившейся позже Грузии) изъявили желание сохранить интеграционные связи в рамках СНГ. На международном уровне это нашло признание в принятии всех новоявленных государств в Организацию Объединенных Наций (ранее в ней были представлены лишь Россия, Украина и Белоруссия) и установлении с ними дипломатических отношений другими государствами мирового сообщества.

2. Признание России правопреемником Союза ССР в отношении международных обязательств (в том числе внешнего долга Союза) и права владения ядерным оружием. Остальные республики бывшего Союза, на территории которых располагались ядерные установки – Украина, Белоруссия и Казахстан – обязались демонтировать их, что в ближайшие годы и выполнили. В этом был заинтересован и Запад, так как нераспространение ядерного оружия отвечало потребностям безопасности всего мирового сообщества.

Вместе с тем, принятие Россией на себя всей суммы союзного долга легло тяжким бременем на ее переживавшую глубокий кризис экономику и затянуло преодоление этого кризиса.

3. Признание нерушимости границ новых независимых государств, в свое время устанавливавшихся по произволу союзного руководства.

На практике это привело к обострению межэтнических конфликтов, в частности, к затягиванию армяно-азербайджанского конфликта из-за Карабаха, а также к тому, что в составе других государств оказались такие русскоязычные регионы, как Донбасс, юг Украины (Новороссия) и Крым (в составе Украины), Приднестровье (в составе Молдовы), северные и восточные области Казахстана. Всего гражданами других государств очутились 25 миллионов человек, считавших себя русскими по этнической принадлежности. И это несомненно остается на совести тех сил в тогдашнем российском руководстве, которые стремились к скорейшему освобождению от союзной власти любой ценой.

4. Разрыв в условиях независимости устоявшихся в советскую эпоху прямых хозяйственных связей между республиками обернулся для большинства из них (особенно для тех, которые жили многие годы за счет союзных дотаций) тяжелым и длительным экономическим кризисом. Пути выхода из него были разными, но некоторые не преодолели его в полной мере до сих пор.

5. Искусственно подогретые национальные амбиции привели к тому, что подавляющее большинство республик Содружества (для многих из них ставшего либо формой «цивилизованного развода» с Россией, либо плодом стремления еще получить что-либо от нее, не давая взамен) в реальной политике стали ориентироваться не на нее, а либо на Запад, либо на исламский мир (центральноазиатские республики и Азербайджан). Собственно, такая картина характерна при распаде любой империи в первое время после ее распада. В дальнейшем некоторые республики, осознав никчемность попыток полностью «оторваться» от России, стали возобновлять реальную интеграцию с ней в различных формах (первой из них – Белоруссия).

Но факт общего резкого ухудшения геополитических позиций России в этих условиях не подлежит сомнению. А другой негативной стороной этого процесса стало тяжелое положение, в которое попали миллионы наших соотечественников, подвергаемые нередко дискриминации и травле как «бывшие оккупанты».

6. Большую проблему для России после распада СССР (и это непосредственно вытекает из предыдущего) создало и резкое ухудшение ее обороноспособности, проявившееся как в резком сокращении вооруженных сил (прежде всего в результате их раздела между республиками) и их технического потенциала, так и в разрушении единой системы противовоздушной и противоракетной обороны (ПВО и ПРО). Тем временем развернулось мощное распространение НАТО на восток, и сейчас этот военный блок под эгидой США включает в себя не только большинство бывших соцстран Восточной Европы – наших прежних союзников по Варшавскому договору, но и некоторые из стран бывшего СССР (республики Балтии, на очереди – Грузия и Украина).

Как видим, последствия были многообразны и во многом негативны, и преодоление их еще далеко не завершено.

1.2. Содружество Независимых Государств: общая характеристика, структура и эволюция

В процессе формирования СНГ и его структур в первое время сказывалась эйфория национально-республиканских элит от обретенной независимости и сопутствовавшее ей стремление к разрушению всего советского. Поэтому многие из заключаемых договоров и соглашений попросту не выполнялись.

Началом формирования координирующих структур Содружества можно считать принятое 30 декабря 1991 г. Временное соглашение о Совете глав государств и Совете глав правительств СНГ. Совет глав государств стал высшим координационным органом Содружества (ст. 1), собирающимся не реже 2 раз в год. Статус Совета глав правительств не был определен, но он выполняет функции рабочего консультативного органа, собирающегося раз в квартал.

Рабочим языком межгосударственного общения был признан русский язык. В стремлении каждой страны к максимальной независимости и равноправию были приняты статьи 2 и 3 Временного соглашения, предоставлявшие каждому государству – члену СНГ право блокировать невыгодные для него решения и право неучастия в принятии документов, не представлявших заинтересованности для них. Такая необязательность общих решений изначально превратила СНГ в рыхлое аморфное образование, наподобие старинного польского сейма. Обычной практикой стало выборочное подписание межгосударственных документов. В таких условиях трудно говорить даже о конфедерации (в качестве которой многие поначалу мыслили Содружество). Так, традиционно уклоняются от подписания большей части соглашений Украина, Грузия, Азербайджан, Молдова, Туркмения.

Первоначально было признано необходимым параллельно с формированием национальных армий сохранить и объединенные вооруженные силы СНГ с единым главным командованием. На практике же основной функцией Главкомата СНГ стал раздел вооруженных сил СССР и их имущества.

Параллельно в качестве рабочего консультативного органа учреждался Совет министров обороны стран СНГ. В настоящее время в него входят 9 государств – Россия, Белоруссия, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Киргизия. Игнорируют это сотрудничество, в основном формальное, Украина, Туркмения и Молдова.

Гораздо более продуктивным оказался разработанный в мае 1992 г. пакет соглашений о коллективных миротворческих силах СНГ под объединенным командованием. В дальнейшем эти силы приняли реальное участие в усмирении либо локализации гражданских и межэтнических конфликтов на территории Содружества.

Ряд республик пошли на более тесное военное сотрудничество, образовав Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ), подписанного в Ташкенте в мае 1992 г. По существу это оборонительный союз, предусматривающий совместные действия в случае чьей-либо агрессии. ОДКБ возглавляет Совет коллективной безопасности в составе глав государств, входящих в него, во главе с генеральным секретарем, а по военной части – главнокомандующим объединенными вооруженными силами. В настоящее время в ОДКБ входят 6 государств СНГ – Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Таджикистан и Киргизия.

В июле 1992 г. были подписаны соглашения, направленные на сохранение единой системы противоракетной обороны (ПРО), противовоздушной обороны (ПВО) и объединенных военно-космических сил. Однако единство этих систем, существовавшее в рамках СССР, все равно было нарушено: в них не вошли не только 3 страны Балтии, не присоединившиеся к СНГ, но и Молдова, а в систему ПВО – и Украина.

Изначально заявленное в Беловежском соглашении намерение сохранить объединенные пограничные войска не было выполнено. Вместо этого в июле 1992 г. был образован коллегиальный Совет командующих пограничными войсками. От участия в этом консультативном по сути органе уклонились Украина, Азербайджан и Молдова.

Для координации деятельности в экономической и информационной сферах начиная с 1992 г. были образованы многочисленные межгосударственные советы, комитеты и комиссии по космосу, экологии, гидрометеорологии, таможенным вопросам, железнодорожному транспорту, авиации, статистике, стандартизации, метрологии и сертификации, научно-технической информации, межгосударственная телерадиокомпания «Мир», Межгосударственный банк и др. Наиболее важное значение приобрели Экономический совет и Экономический суд СНГ. Несмотря на необязательный, консультативный характер всех этих органов, они частично смягчили удар от распада единой экономической системы СССР. И опять же в большинстве из них не принимают участия Украина, Азербайджан, Молдова и Туркмения.

Для координации законодательной работы стран Содружества по вопросам, представляющим взаимный интерес, в марте 1992 г. была образована Межпарламентская ассамблея СНГ, соглашение о чем было подписано в Алма-Ате. В ассамблею вошли парламенты практически всех стран Содружества, кроме Туркмении, в которой развернулось строительство замкнутого тоталитарного режима.

Помимо этого, создан ряд отраслевых органов для координации правоохранительной и социально-культурной работы, в том числе Совет министров внутренних дел, Антитеррористический центр, советы по труду, миграциям и социальной защите, здравоохранению, культурному сотрудничеству, туризму и т. д.

Наконец, 22 января 1993 года был принят Устав СНГ – основной документ, регулирующий устройство и деятельность Содружества. В его преамбуле в качестве основной причины создания Содружества отмечаются «историческая общность народов и сложившиеся между ними связи». Раздел 1 Устава подчеркивает, что СНГ «не является государством и не обладает наднациональными полномочиями», перечисляет цели Содружества (сводящиеся к всестороннему сотрудничеству в интересах взаимной выгоды и прогресса) и принципы взаимоотношений, в целом повторяющие принципы международного права, зафиксированные в Уставе ООН и Заключительном акте Хельсинкского общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству 1975 г. Раздел 2 оговаривает вопросы, связанные с членством в СНГ, порядком вступления и выхода из него. Этот раздел наиболее уязвим. Так, в 1994 г. Экономический суд СНГ определил, что Украина, Туркмения и Молдова, не ратифицировавшие Устав СНГ в течение года, не являются членами Содружества, но лишь его участниками. Однако различий в статусе членов и участников СНГ нет ни в Уставе, ни в более поздних документах. 3-й раздел Устава гласит о совместной политике в сфере безопасности, 4-й – о мирном урегулировании взаимных конфликтов, 5-й – о формировании общего экономического и информационного пространства и о сотрудничестве в гуманитарной сфере. 6-й раздел определяет органы Содружества (в реальности уже сложившиеся к тому времени). Помимо Совета глав государств и Совета глав правительств, к важнейшим из них были отнесены Координационно-консультативный комитет, Совет министров иностранных дел, Главное командование объединенных вооруженных сил, Совет министров обороны, Совет командующих пограничными войсками, Экономический суд, Комиссия по правам человека. Местопребыванием всех этих органов, кроме Совета министров обороны и Совета командующих погранвойсками, была избрана столица Белоруссии Минск. Однако большинство заседаний Совета глав государств проходили в Москве, что отражает реальную доминирующую роль России в Содружестве. Кроме того, Устав предусматривает возможность образования органов отраслевого сотрудничества, которых в дальнейшем было образовано около 70-ти (наиболее важные из них перечислены выше) и которые часто преобразуются и реорганизуются. В этом же разделе подтверждается статус русского языка как рабочего языка Содружества. 7-й раздел посвящен работе Межпарламентской ассамблеи СНГ, местопребыванием которой определен Санкт-Петербург. 8-й раздел устанавливает долевое финансирование органов Содружества и раздельное – экспертов и консультантов. Заключительный, 9-й раздел определил годичный срок ратификации Устава членами Содружества и его регистрацию в ООН.

К настоящему времени структура органов Содружества существенно отличается от уставной. Одним из наиболее эффективных, реально действующих органов показала себя Межпарламентская ассамблея. Помимо прочего, она установила постоянные контакты с парламентской ассамблеей Евросоюза. Реально возросла роль Совета министров иностранных дел, превратившегося из совещательного в исполнительный орган, принимающий решения в периоды между заседаниями Совета глав государств и Совета глав правительств.

Упразднен Главкомат СНГ (в августе 1993 г.). Координационно-консультативный комитет в 1993 г. был преобразован в Исполнительный секретариат, а в 1999 г. – в Исполнительный комитет СНГ, возглавляемый исполнительным секретарем. К неуставным, но реально действующим органам относятся Экономический совет и Совет коллективной безопасности.

В сентябре 1993 г. был подписан договор об Экономическом союзе в рамках СНГ, предусматривавший постепенную интеграцию национальных экономик по образцу Евросоюза. К союзу вскоре присоединились практически все государства Содружества, кроме Туркмении; Украина вошла в него на правах ассоциированного члена. Год спустя для руководства практической работой союза был учрежден Межгосударственный экономический комитет, разместившийся в Москве. Из-за отсутствия реальных действий комитет был упразднен в 1999 г., но уже год спустя воссоздан под названием Экономического совета. Возглавляет его исполнительный секретарь СНГ, в президиум входят заместители глав правительств стран-участниц. Однако до сих пор Экономический союз СНГ не ушел дальше первого этапа заявленных при его образовании задач, а именно – формирования зоны свободной торговли, так и не завершенного по причине противоречий между его участниками.

Экономический суд СНГ призван обеспечивать единообразие применения договоров и соглашений в государствах Содружества и решать спорные экономические вопросы между ними.

В заключение можно выделить основные тенденции структуры и эволюции СНГ, проявившиеся за полтора десятка лет с момента его создания:

1. Невзирая на несомненные общие интересы, обусловленные многовековой общностью исторической судьбы и определившие потребность в продолжении интеграции, до сих пор Содружество является в целом достаточно аморфным образованием. Очевидно, это вызвано как еще неутихшими национальными амбициями и стремлением к самоутверждению, временно неизбежными для, в прошлом несамостоятельных, народов после распада любой многонациональной империи, так и более серьезным фактором социокультурной разнородности стран бывшего СССР.

Среди них можно выделить три основных группы: 1) Украина, Молдова, Грузия и Армения – республики, близкие к России по религии, отчасти культуре и (Украина) этнически, но в силу разных обстоятельств (в частности, первые три – по причине внутренней регионально-этнической разнородности и связанных с ней проблем) находящиеся на перепутье между Россией и Западом (хотя правящие элиты первых трех пока однозначно тяготеют к Западу); 2) страны Балтии (Литва, Латвия, Эстония), бесповоротно определившиеся в сторону Запада в силу культурной и религиозной общности, усиленной событиями повторного насильственного присоединения к СССР и укоренившимися после него антирусскими настроениями (хотя последние носят очевидно временный характер); 3) государства Центрально-Азиатского региона (Узбекистан, Казахстан, Туркмения, Таджикистан, Киргизия) и Азербайджан, представляющие собой часть исламского мира и находящиеся на пересечении влияний России и крупных соседних стран Востока, прежде всего Турции и Ирана. Особняком стоит Белоруссия, наиболее близкая к России этнически и культурно, а также ввиду особых политических обстоятельств, определивших ее дальнейшее развитие.

Таким образом, налицо три геополитических центра притяжения государств постсоветского пространства: Россия, Западная Европа вкупе с США и исламский Восток.

2. Связанная с этим и усиливающаяся тенденция к образованию региональных экономических и политических союзов внутри Содружества и к развитию разнообразных двусторонних связей как между собой, так и с Россией, с учетом специфики каждого государства.

Вместе с тем представляется преждевременным говорить об отсутствии перспектив у СНГ в целом. Нельзя игнорировать неизгладимый отпечаток, наложенный общей исторической судьбой и сохраняющийся во многих проявлениях экономики, политики и культуры. Эйфория независимости и иллюзорных надежд на легкую помощь Запада уже проходит как у России, так и у ее соседей, и это оживило тенденции к сотрудничеству между ними на рубеже тысячелетий (пусть не в рамках всего СНГ, а преимущественно на двустороннем уровне). Вопрос о будущем Содружества остается открытым, но по всей видимости, особые отношения с Россией сохранятся и по многим направлениям будут прогрессировать.

ТЕМА 2

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ, ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ АСПЕКТЫ ИНТЕГРАЦИИ

СТРАН СНГ И БАЛТИИ

2.1. Экономика

Поскольку решающую роль в распаде Советского Союза сыграли причины политического и этнического характера, более всех пострадала при этом экономика входивших в него республик. На момент распада все они оставались частями больной, но еще единой советской экономики. С этим связаны трудности их последующей интеграции в мировую экономику. Главными и наиболее общими из них на первых порах стали:

1) разрыв устоявшихся, отработанных хозяйственных связей со странами бывшего СЭВ и между собой в рамках бывшего Союза;

2) переход от плановой экономики к рыночной, протекавший крайне болезненно;

3) как следствие обоих названных факторов – социально-экономический кризис.

Более чем вдвое сократилась доля стран СНГ в мировой экономике – с 5,1 % в 1990 г. до 2,5 % в 1998 г. Масштабы кризиса и динамика выхода из него представлены в следующей таблице (исходной точкой выбран 1989 г. – последний предкризисный год в СССР).

Таблица 1. Объем ВВП в странах СНГ и Балтии в 1989–2002 гг.1

Страны

1989 г.

Пик кризиса

2002 г.

Доля в ВВП СССР, %

Год

%

к 1989 г.

%

к 1989 г.

Бывший СССР

100

1996

53,2

63,4

Россия

60,6

1998

55

66,1

Украина

17,4

1998

34

43,6

Белоруссия

3,9

1995

61,2

90,9

Молдова

1

1999

31

35,7

Грузия

1,5

1994

25,5

37,6

Армения

1,1

1993

33

59

Азербайджан

1,8

1995

38,4

66

Узбекистан

3,4

1995

80,4

101,6*

Казахстан

4

1995

56,3

78,8

Туркмения

0,7

1997

55,9

94,1*

Таджикистан

0,8

1996

32,8

47,3

Киргизия

0,8

1995

54,3

73,2

Эстония

0,6

1993

61,1

81,1*

Латвия

1

1993

47,6

57,2*

Литва

1,5

1993

55,2

70,6*

*Данные на 2001 г.

Как видно из таблицы, быстрее других кризис протекал в прибалтийских республиках (и быстрее других же там началось его преодоление), поскольку они раньше других (еще находясь в составе СССР) начали рыночные реформы.

Показательно, что из остальных республик наибольшая стабильность достигнута в тех, которые сохранили в условиях рынка государственное регулирование – Белоруссии, Узбекистане и Туркмении. Будущее покажет, правы они были или нет, поскольку об итогах реформ в большинстве стран бывшего СССР говорить еще рано.

Наибольшего падения производства в ходе кризиса достигли Украина, Молдова, закавказские республики и Таджикистан. За исключением Украины, во всех остальных это объясняется длительными и кровавыми вооруженными конфликтами – в странах Закавказья и Молдове межэтническими (молдавско-приднестровский, грузино-абхазский, грузино-осетинский, армяно-азербайджанский), а в Таджикистане гражданской войной. Глубину кризиса на Украине можно объяснить ее наибольшими в прошлом экономическими связями с Россией, разрыв которых оказался наиболее болезненным, а также региональной разнородностью, политической нестабильностью и исключительно высокой коррупцией государственного аппарата.

Характерной чертой кризиса в большинстве республик (кроме Украины, Белоруссии, Узбекистана и Казахстана) является более глубокая его степень в промышленности по сравнению с сельским хозяйством, поскольку именно промышленность наиболее пострадала от разрыва межреспубликанских хозяйственных связей, и рыночные реформы в ней протекали особенно болезненно.

В наибольшей степени кризис поразил высокотехнологичные и наукоемкие отрасли промышленности – отчасти в силу начавшейся конкуренции на мировом рынке (ведь советская экономика была ориентирована в основном на внутреннего потребителя), отчасти по причине негибкости и поспешности в проведении реформ. Не случайно в большинстве постсоветских стран в эти годы произошла примитивизация промышленности, а именно рост сырьевых отраслей при упадке обрабатывающих, поскольку из первых быстрее и доходнее извлекать прибыль без дополнительных затрат. К середине 90-х годов капиталовложения в экономику стран СНГ и Балтии упали до 15–20 % от уровня советского времени. В начале нового тысячелетия в СНГ он едва достигал 30 %.

Общими чертами финансового кризиса стали:

1. Разрушение единого рублевого пространства (первыми вышли из него балтийские республики еще в 1991 г., после неудачной попытки его сохранения в рамках СНГ – все остальные в 1992–1993 гг.).

2. Гиперинфляция и девальвация национальных валют, вызванные освобождением цен (в советскую эпоху устанавливавшихся государством директивно) и падением производства. Пик инфляции в большинстве стран СНГ пришелся на 1992–1995 гг., когда она ежегодно измерялась в десятках раз (в России за этот период деньги обесценились в 10 000 раз). В последующие годы произошла относительная стабилизация. По итогам десятилетия 1990–2000 гг. (1990 – последний доинфляционный год), рост цен в разных республиках бывшего Союза составил (в порядке возрастания): Эстония – 136 раз, Латвия – 148, Литва – 489, Киргизия – 4,1 тыс., Молдова – 10,4 тыс., Узбекистан – 14,9 тыс., Россия – 22,6 тыс., Азербайджан – 26 тыс., Казахстан – 55,3 тыс., Украина – 103 тыс., Армения – 127,2 тыс., Таджикистан – 376,6 тыс., Грузия – 417 тыс., Белоруссия – 2,7 млн, Туркмения – 3,9 млн.

Как видно из приведенных цифр, в меньшей степени инфляция затронула опять же балтийские страны, в которых наиболее последовательно и жестко, с позиций «монетаризма» проводились валютно-финансовые реформы и которые были в наибольшей степени обеспечены иностранными (западными) займами. Позже всех стабилизировали цены Белоруссия из-за непоследовательной политики в проведении реформ и Туркмения из-за проблем с экспортом газа (составляющего в ней основное природное сырье). В большинстве стран СНГ (в том числе в России) в результате пришлось проводить деноминацию национальных валют.

3. Хронический дефицит бюджета, из которого первыми вышли (по тем же причинам) балтийские республики (первой – Эстония с 1994 г.). Россия вышла на стабильно профицитный бюджет с 2000 г., а некоторые страны СНГ не преодолели дефицита до сих пор.

4. Рост внешнего и внутреннего государственного долга во всех странах бывшего СССР. Максимальные цифры внешнего долга, в разных республиках пришедшиеся на период от 1997 до 2000 г., составили (в миллиардах долларов, по возрастающей): Армения – 0,7; Таджикистан – 0,9; Молдова – 1; Белоруссия – 1,1; Азербайджан – 1,2; Киргизия – 1,8; Грузия – 1,9; Туркмения – 2,5; Латвия – 2,6; Эстония – 2,7; Литва – 3,3; Узбекистан – 4,1; Украина – 10,9; Казахстан – 12,3; Россия – 163. В отношении России столь великая цифра объясняется как неизмеримо большим удельным весом ее экономики по сравнению с остальными, так и тем, что она приняла на себя весь 69-миллиардный внешний долг бывшего СССР, включая признанный М.С. Горбачевым дореволюционный долг Российской империи. Но именно Россия, в силу начатой с 1998 г. правительством Е.М. Примакова и продолженной в президентство В.В. Путина жесткой экономии бюджета, укрепления финансовой дисциплины и обозначившегося с 2000 г. устойчивого (хотя и медленного) экономического роста, к настоящему времени в числе первых погасила почти все внешние долги. Большинство же стран СНГ за эти годы задолжали не только Западу, но и России.

Проблемы внутреннего государственного долга нередко решались за счет населения – такими путями, как в России безвозвратное обесценение сбережений в начале реформ и дефолт в 1998 г.

Разрыв хозяйственных связей, сложившихся в советский период, привел к сокращению объема торговли России с республиками бывшего Союза с 1990 по 2001 г. более чем в 5 раз – с 138 до 26 млрд долларов. Доля стран СНГ во внешней торговле России упала почти в 3 раза – с 55 до 20 %.

Главными социальными последствиями всех перечисленных катаклизмов в большинстве республик стали: резкое падение уровня жизни и социальная поляризация. Рост цен неизменно опережал рост номинальных доходов населения.

Таблица 2. Реальная зарплата в странах СНГ и Балтии в пик кризиса в процентах к советскому периоду (в порядке убывания2)

Страны

Реальная зарплата в пик кризиса (год), % к 1990 г.

Эстония

83 (1992 г.)

Латвия

73 (1992 г.)

Киргизия

61 (1994 г.)

Белоруссия

56 (1995 г.)

Литва

54 (1992 г.)

Россия

43 (1995 г.)

Украина

27 (1994 г.)

Казахстан

25 (1994 г.)

Молдова

25 (1994 г.)

Азербайджан

14 (1995 г.)

Армения

7 (1994 г.)

Туркмения

7 (1995 г.)

Таджикистан

5 (1996 г.)

Узбекистан

нет данных

Грузия

нет данных

Все это отразилось на сокращении продолжительности жизни и рождаемости в большинстве стран СНГ, результатом чего стало общее сокращение численности населения (за исключением мусульманских стран, где рождаемость неизменно высока).

Следующая таблица отражает наиболее общепринятый в мире, ежегодно измеряемый ООН показатель качества жизни по странам СНГ и Балтии – индекс человеческого развития, состоящий из произведения трех показателей: ВВП на человека в год, продолжительности жизни и уровня образования, а также сокращение численности населения.

Таблица 3. Показатели качества и продолжительности жизни в странах СНГ и Балтии (за точку отсчета взят последний относительно благополучный 1990 г.)3

Страны

Место в

мире

по индексу

челов-го

развития

на 1999 г.

ВВП

на человека

в год на

1999 г.,

тыс. долл.

Продолжительность жизни, годы

Численность

населения,

млн чел.

1970

1999

1990

2004

Эстония

44

8,4

71

70

1,5

1,4

Литва

47

6,7

71

72

2,6

2,4

Латвия

50

6,3

70

70

3,7

3,7

Белоруссия

53

6,9

71

69

10,2

10

Россия

55

7,5

69

66

148,5

144

Армения

72

2,2

72

73

3,6

3

Украина

74

3,5

71

68

51,7

47,5

Казахстан

75

5

64

64

16,4

15

Грузия

76

2,4

68

73

5,4

4

Азербайджан

79

2,9

68

71

7,2

8

Туркмения

83

3,3

60

66

3,8

4,8

Киргизия

92

2,6

62

67

4,4

5

Молдова

98

2

65

67

4,4

3

Узбекистан

99

2,3

64

69

20,6

25

Таджикистан

103

1

63

67

5,3

6,5

Следует отметить, что Советский Союз входил в группу первых 50 стран мира, считавшихся развитыми по уровню жизни. Теперь из его бывших республик в эту группу входят лишь страны Балтии, хотя реальный разрыв между ними и Россией невелик.

Пик экономической дезинтеграции в СНГ пришелся на 1993 г., когда окончательно развалилось единое рублевое пространство и было в целом разделено союзное наследство.

Попыткой преодолеть эту тенденцию стал упоминавшийся договор об Экономическом союзе, заключенный в сентябре 1993 г. и предполагавший поэтапную интеграцию по образцу Евросоюза: от создания зоны свободной торговли – через формирование таможенного союза – к общему рынку товаров, труда и капиталов – и, наконец, к возрождению единой валютной (рублевой) системы. Однако уже на этапе разработки и подписания конкретных соглашений по реализации договора уклонились от участия в нем Украина и Туркмения. В дальнейшем разногласия между остальными участниками не позволили реализовать даже первую стадию договора.

Характерно, что среди наиболее неуступчивых стран в процессе переговоров оказалась сама Россия, настаивавшая на изъятии из списка беспошлинных более 200 категорий товаров. В противном случае она рискует ежегодными миллиардными убытками. С другой стороны, сохранение пошлин на российские энергоносители лишает смысла участие в зоне свободной торговле стран-потребителей вроде Украины. Правда, образование зоны свободной торговли выгодно российским обрабатывающим предприятиям. И все же в итоге победила ориентация российского руководства на поддержку более доходных сырьевых отраслей. Таким образом, экономическая стратегия самой России способствовала провалу попытки общеэкономической интеграции. С другой стороны, Россия, экономически наиболее мощная из стран Содружества, в наименьшей степени зависит от торговли с бывшими «подопечными» соседями.

Формирование зоны свободной торговли осложнено вступлением во Всемирную торговую организацию (ВТО) с иными правилами Грузии, Армении, Молдовы и Киргизии. А ожидаемое с года на год и постоянно откладываемое принятие России в ВТО (против чего есть серьезные противники с вескими аргументами в самой России) раньше создания режима свободной торговли в рамках Содружества сделает общеэкономическую интеграцию в СНГ невозможной.

Первое время после распада Союза в большинстве республик СНГ преобладали иждивенческие стереотипы по отношению к России, чему во многом способствовали принятие ею на себя всей суммы внешнего долга СССР, льготные цены на энергоресурсы и льготный режим проезда граждан стран Содружества на заработки в Россию. С середины 90-х годов наметился поворот к тому, что теперь принято называть «разноскоростной и разноформатной интеграцией», то есть к образованию в рамках Содружества региональных группировок по интересам. Ужесточение Россией экономической и миграционной политики в отношении политически недружественных республик, усилившееся в президентство В.В. Путина, способствовало изживанию иждивенческих настроений и интеграции на деловой взаимовыгодной основе.

Одной из реальных форм интеграции в СНГ служит деятельность транснациональных корпораций (ТНК), конвенция о которых была принята Советом глав правительств Содружества в марте 1998 г. Уже спустя 5 лет на территории Содружества действовали до 70 ТНК, из них около 30 – топливно-энергетические, на втором месте – металлургические. Быстро обозначилось доминирование российских корпораций с государственным участием («Газпром», «Лукойл», «Роснефть» и др.). Пытаясь противостоять ему, некоторые страны СНГ (среди них – Украина) создают условия повышенной трудности для российских инвестиций. Но растущий долг этих стран по отношению к России обрекает их на зависимость от нее и позволяет российским компаниям скупать их имущество, в чем особенно преуспели «Газпром» и РАО ЕЭС.

Значительно быстрее официальной идет интеграция на уровне контрабанды и теневой экономики, облегченная «прозрачными» границами большинства государств СНГ.

Основными региональными экономическими группировками в СНГ являются:

Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) – наиболее крупная, основана в 1995 г. (под действующим названием с 2000 г.), сегодня в ее состав входят Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Штаб-квартира – Алма-Ата (Казахстан). Главные координирующие органы – Межгосударственный совет и назначаемый им постоянно действующий Интеграционный комитет во главе с генеральным секретарем. Изначальными целями организации было достичь того, что не удалось в рамках СНГ. Но и в более узком составе работа оказалась затрудненной, хотя по ряду вопросов продвижение значительно более существенно, чем по Содружеству в целом. Несмотря на то, что в Интеграционном комитете страны-участницы представлены в пропорции, приближенной к их реальному весу (Россия – 40 % голосов, Белоруссия и Казахстан – по 20 %, Таджикистан и Киргизия – по 10 %), существующие разногласия и нежелание каждой из стран поступиться частью своего суверенитета тормозят процесс интеграции.

Союз России и Белоруссии, образованный в 1996 г. По пути реальной интеграции этот союз продвинулся значительно дальше, что обусловлено во многом наибольшей этнокультурной близостью между двумя странами, а также политической изоляцией белорусского режима А.Г. Лукашенко в Европе. В декабре 1999 г. в Москве был подписан договор о создании Союзного государства России и Белоруссии. Договор предусматривал создание таких руководящих органов, как Высший государственный совет (его председателем стал президент Белоруссии А.Г. Лукашенко), Совет министров (во главе с председателем правительства России) и 2-палатный парламент, выборы в который так и не проводились. Реально текущую работу возглавляет находящийся в столице Белоруссии Минске государственный секретарь на правах заместителя председателя совета министров (первым на эту должность был назначен представитель России П. Бородин). Но, хотя изначально целью союза было провозглашено поэтапное формирование единого федеративного государства, достичь этого не удалось по следующим причинам: а) сложившееся различие экономических систем и экономической политики двух государств (в Белоруссии жестко авторитарный режим, сохраняющий все рычаги государственного регулирования и не допускающий крупномасштабного развертывания частного капитала, в России же, при всех тенденциях к авторитаризму, экономика носит гораздо более либеральный характер); б) нежелание белорусского руководства поступиться частью своего суверенитета, что неизбежно при реальной интеграции по причине несоизмеримости потенциалов России и Белоруссии, плюс личные политические амбиции А.Г. Лукашенко (пока у власти в России стоял стареющий и потерявший популярность

Б.Н. Ельцин, он лелеял надежду стать президентом союзного государства, но эти надежды улетучились с приходом к власти в России В.В. Путина, а на подчиненную роль Лукашенко не пойдет); в) противодействие Запада возрождению любого подобия Российской империи, первым шагом к чему могло бы послужить воссоединение Белоруссии с Россией. Поэтому в последующем речь шла лишь о военно-политическом оборонительном союзе и о создании единого экономического пространства с единой рублевой валютой. Первое по существу достигнуто, создана региональная объединенная группировка войск. Со вторым проблем больше, что упирается во внутреннюю политику каждой из стран.

ГУАМ – экономический союз Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы, образованный в 1997 г. (некоторое время к нему примыкал также Узбекистан). Высший орган – ежегодный саммит глав государств, постоянно действующий рабочий орган – Комитет национальных координаторов, штаб-квартира – Ялта. Изначально главной целью ГУАМ было заявлено принятие совместных мер, направленных на скорейшую интеграцию в Евросоюз. В реальности это объединение вызвано стремлением избавиться от энергетической зависимости от России; одним из средств для этого стал проект южного транспортного «Шелкового пути», или ТРАСЕКА. Антироссийская направленность данного объединения обусловила его поддержку со стороны США. Но в реальности этот альянс является слабейшим, по существу бездействующим из всех экономических союзов в СНГ – не только в силу разногласий (в частности, особняком по большинству вопросов стоит Азербайджан), но и по причине внутренней политической нестабильности остальных стран-участниц, препятствующей их экономической активности. Это – единственная из региональных экономических группировок в СНГ, товарооборот между участниками которой падает, а не растет.

Центрально-Азиатское сотрудничество – первый из региональных экономических союзов на территории СНГ, основанный в 1993 г. (под действующим названием с 2001 г.). Он объединяет бывшие республики Средней (Центральной) Азии – Узбекистан, Казахстан, Киргизию и Таджикистан. Штаб-квартира – столица Киргизии Бишкек. Туркмения, проводящая обособленную политику, в этой интеграции не участвует. Организацию возглавляет Межгосударственный совет из глав государств и правительств, который назначает постоянно действующий Межгосударственный исполнительный комитет, создан межгосударственный банк, разработаны многочисленные совместные экономические проекты. Но реальная степень интеграции тоже немногим отличается от СНГ по причине противоречий между ее участниками, в первую очередь, между Узбекистаном и Казахстаном, каждый из которых претендует на лидерство в регионе. Более реальным является военно-политическое содружество стран ЦАС, объединенных угрозой исламского фундаментализма и терроризма (особенно после событий 11 сентября 2001 г. в США), поскольку все они являются по составу своих элит, политике и идеологии светскими государствами.

В настоящее время большинство стран СНГ находятся на завершающем этапе выхода из экономического кризиса и достижения объемов производства советского времени. Затяжной характер этого процесса, начавшегося лишь в конце 90-х годов, обусловлен теми же причинами, о которых говорилось в начале лекции. Дольше всех задержались на этапе преодоления кризиса Украина, Молдова, Грузия и Таджикистан, прежде всего по политическим причинам, о которых говорилось выше.

В развитии же реальной интеграции между ними серьезную проблему представляют как политические амбиции национально-государственных элит – явление безусловно временное и субъективное, так и гораздо более серьезный фактор – сырьевая направленность развития послекризисных экономик. Ее исправление тоже по большей части зависит от воли руководителей к корректированию проводимых реформ, и прежде всего – от России, которая одна может выступить в роли экономического локомотива Содружества.

2.2. Военно-политическая сфера

Первоначально основным вопросом переговоров в этой сфере стал раздел вооруженных сил бывшего СССР и его имущества. Эта часть общесоюзного достояния была разделена в последнюю очередь.

Советские вооруженные силы не уступали по своей мощи США и были оснащены по последнему слову техники. Крупнейшие в мире по численности (4,2 млн чел.), они располагали всеми видами оружия, 4 флотами (Северный, Тихоокеанский, Балтийский и Черноморский), огромным ядерным потенциалом (11 тыс. боеголовок, включая межконтинентальные баллистические ракеты), военно-космическими силами и дислоцировались не только на территории Советского Союза, но и в странах Восточной Европы, входивших в Организацию Варшавского договора до его распада в 1989–1990 гг. Выполняя стратегические задачи, они были размещены неравномерно. Большая часть сухопутной армии, нацеленная на страны НАТО, располагалась в центре Европы (самая крупная группировка – в Германии), а на территории СССР – на Украине, в Белоруссии и Прибалтике. Ядерные силы находились на территории России, Украины, Белоруссии и Казахстана. Из 4 военных флотов Северный и Тихоокеанский базировались на российском побережье, Балтийский – большей частью в республиках Прибалтики и лишь на 1/5 в России, Черноморский – на Украине (в Крыму). Космодромы находились в России (Плесецк и Капустин Яр) и Казахстане (Байконур), система ПРО – в России, на Украине, в Белоруссии, Латвии, Азербайджане и Казахстане.

После распада Организации Варшавского договора, с 1990 г. начался стремительный вывод советских войск из стран Восточной Европы, завершенный в 1994 г. и создавший немало проблем, в том числе социальных (сокращение военнослужащих и размещение их семей). Из республик бывшего Союза после его распада отказались от претензий на долю Вооруженных сил лишь страны Балтии, предпочитая этому вывод советских войск и формирование собственных национальных армий с нуля. Это создавало аналогичные проблемы, но сохраняло для России значительную часть военного арсенала. Вывод российских войск из Литвы был завершен в августе 1993 г., из Латвии и Эстонии – в августе 1994 г.

Страны, вошедшие в СНГ, предпочли технически более простой для обеих сторон вариант дележа советского наследства.

Проще всего был решен вопрос о ядерном оружии. Страны Запада, способствовавшие развалу Союза, вовсе не были заинтересованы в его «расползании» по новым государствам, к тому же с непредсказуемой политикой. И поскольку Россия была признана правопреемницей Советского Союза, право обладания ядерным оружием было сохранено только за ней. Соответственно этому и в согласии с международным договором 1968 г. о нераспространении ядерного оружия, Украина, Белоруссия и Казахстан были обязаны избавиться от находившихся на их территории ядерных сил. Подписанный в Лиссабоне в 1992 г. дополнительный протокол к советско-американскому договору 1991 г. о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ) устанавливал для этого 7-летний срок. Кроме того, страны СНГ обязались соблюдать и все остальные международные договоры в военной сфере, заключенные при участии СССР.

Подчиняясь международному давлению, прежде всего со стороны США и России, Казахстан и особенно Украина шли на это неохотно (особенно бушевали страсти в украинском парламенте). Но в этом вопросе, к счастью, США и Россия были солидарны. Идя на уступку, в 1994 г. они признали за Украиной, Белоруссией и Казахстаном право на компенсацию стоимости подлежащих ликвидации ядерных боезарядов, причем львиную долю компенсации – 800 млн долларов – предоставили США. Россия оплатила Украине стоимость поставками ТВЭЛов для атомных станций. В итоге казахский и украинский парламенты ратифицировали договор.

Военно-космические силы, как часть стратегических вооружений, перешли под контроль России. Находившийся на территории Казахстана космодром Байконур по договору 1994 г. передавался России в аренду на 20 лет за астрономическую сумму 115 млн долларов ежегодно; одновременно на Дальнем Востоке развернулось строительство нового космодрома Свободный.

Дольше велись переговоры о системе ПРО (противоракетной обороны). Из 11 радиолокационных станций (РЛС) системы раннего предупреждения о ракетах лишь 4 к моменту распада Союза находились на территории России. Станция в Скрунде на территории Латвии была ликвидирована Россией к 1998 г. Станция в Барановичах (Белоруссия) перешла под контроль России. Надолго затянулись переговоры о статусе Габалинской станции в Азербайджане; лишь в 2002 г. президенты

В. Путин и Г. Алиев договорились об ее аренде Россией на 10 лет. Остальные РЛС, находившиеся за пределами России, не были достроены.

Обычные вооружения подверглись разделу. Как уже отмечалось, в нем не участвовали 3 балтийские республики, а также Грузия, до 1993 г. не входившая в СНГ. За основу раздела был принят территориальный принцип, то есть местонахождение той или иной военной группировки и ее имущества. Однако местами его пришлось нарушить, поскольку в некоторых республиках оружия находилось непомерно много. По этой причине Россия не позволила участвовать в разделе на равных Молдавии и Таджикистану.

К концу 1993 г. раздел сухопутных вооруженных сил СССР был в целом завершен.

Права на Черноморский флот одновременно заявили Россия и Украина. По данному вопросу, несмотря на общий упадок и развал империи, активную патриотическую позицию заняла российская общественность (во-первых, флот составляет особую национальную гордость России, во-вторых, Крым и Севастополь в силу специфики своего положения и истории на бытовом уровне продолжают считаться русскими «своими»). Во многом флот для России спасла мужественная позиция его командующего адмирала Касатонова, сразу и наотрез отказавшегося присягать Украине, вопреки многим изменникам-командующим с психологией наемников, поспешившим присягнуть новым владыкам. Украинские националисты и пошедший у них на поводу президент Л. Кравчук добивались своего. Наконец, в июне 1995 г. в Сочи было заключено соглашение о разделе Черноморского флота, по которому к Украине отошли 18,3 % его имущества, в основном второстепенные корабли (классом не выше эсминцев). Окончательный пакет документов был подписан в мае 1997 г. Подтвердив определенные ранее проценты, он оговаривал, что занимаемые российским Черноморским флотом военные базы и объекты в Крыму Россия арендует сроком на 20 лет (до 2017 г.) за ежегодную плату около 98 млн. долларов. Это 4 морские бухты в Севастополе (одна – совместно с флотом Украины), 2 аэродрома и другие военные объекты в Севастополе, Феодосии, Черноморске, Прибрежном и Карадаге.

Однако надежды Украины на получение «живых» денег не оправдались: в зачет аренды пошли украинские долги за российские энергоносители (к тому времени она уже была должна России 3 млрд долларов). Компромиссный договор вызвал недовольство в обеих странах, его ратификация затянулась на 2 года. Но вскоре выяснилось, что Украина с ее разваленной экономикой и коррумпированным госаппаратом не в состоянии содержать и такой маленький флот. И она продала России из своей доли единственный доставшийся ей крупный корабль – крейсер «Москва» и 11 дальних бомбардировщиков, «урвав» за это 350 млн долларов.

Созданные в дальнейшем национальные армии стран СНГ по преимуществу невелики и чаще всего отличаются низкими боевыми качествами, хотя и являются (кроме прибалтийских и грузинских) остатками некогда мощной советской армии. Основная часть военных училищ и все академии остались в России, большинство оборонных заводов – в России и на Украине. Почти все страны СНГ, кроме России, имеют слишком скудные бюджеты для серьезных расходов на военные нужды, тем более что до сих пор на первом плане перед ними стоят экономические проблемы.

В 2000–2001 гг. численность армий постсоветских государств (включая самопровозглашенные) была такова (по нисходящей): Россия – 1 млн, Украина – 310 тыс., Белоруссия – 81 тыс., Узбекистан – 74 тыс., Азербайджан – 70 тыс., Казахстан – почти 66 тыс., Армения – свыше 53 тыс., Грузия – 26 тыс., самопровозглашенная национально-освободительная армия Нагорного Карабаха – свыше 20 тыс., Туркмения – около 18 тыс., Литва – 12 тыс., Молдова – свыше 10,5 тыс., Киргизия – свыше 9 тыс., Таджикистан – около 8 тыс., Латвия – около 6 тыс., самопровозглашенная Приднестровская республика в Молдавии – 5 тыс., не признающая суверенитета Грузии Абхазия – 5 тыс., Эстония – около 5 тыс., не признающая суверенитета Грузии Южная Осетия – 2 тыс. Как видим, армия России значительно превосходит вооруженные силы всех остальных республик бывшего Союза, вместе взятые (с учетом незаконных). Что касается украинской и белорусской армий, то назвать их национальными можно лишь в кавычках.

Наиболее активное сотрудничество в военной области ведется между Россией и Белоруссией. В соответствии с договором о коллективной безопасности 1992 г. и союзным договором с Белоруссией 1997 г., на территории этой республики находятся российские войска, входящие в объединенную российско-белорусскую военную группировку численностью до 300 тыс. чел., формируется совместный военно-промышленный комплекс, введенная в действие с 2002 г. РЛС в Ганцевичах передана России на 25 лет без компенсации. Стороны сотрудничают и в охране границ.

На Украине, не считая Черноморского флота, о котором говорилось выше, находятся сухопутные российские войска в Крыму и на Мукачевской РЛС.

Вывести российские войска из Молдавии (14-ю и остатки 6-й армии) первоначально намечалось к 1997 г., но это было осуществлено лишь частично, поскольку в русскоязычном Приднестровье российская 14-я армия является гарантом предотвращения межэтнической войны.

Из Грузии были эвакуированы российские войска с военных баз в Гудауте (Абхазия) и Вазиани (под Тбилиси). Переговоры об эвакуации военных баз в Батуми и Ахалкалаки затянулись.

В Армении 5-тысячная группировка российских войск получила статус военной базы. Армения является военным союзником России, с ней заключено более 10 договоров о военном сотрудничестве.

В Азербайджане единственная российская воинская часть располагается на арендуемой Россией Габалинской РЛС.

В Казахстане дислоцируются военно-космические силы России (на космодроме в Байконуре) и войска ПВО.

В Таджикистане с советских времен осталась 201-я дивизия российской армии, с 1993 г. получившая статус коллективных миротворческих сил СНГ (в обстановке происходившей тогда в республике гражданской войны). Там же базируются крупная группировка пограничных войск на границе с Афганистаном и один объект военно-космических сил. Общая численность российских войск в Таджикистане под объединенным командованием достигает 25 тыс. чел.

В Киргизии Россия арендует военный аэродром и 2 испытательных полигона. Ее военные суда имеют право плавания по озеру Иссык-Куль.

Из всех республик СНГ российских войск и военных объектов нет лишь в Узбекистане и Туркмении.

В области военного сотрудничества в рамках СНГ важным делом стало возрождение в феврале 1995 г. объединенной системы ПВО во главе с главнокомандующим войсками ПВО России. В нее не вошли лишь Азербайджан и Молдова. В 1996 г. была принята Концепция охраны воздушного пространства СНГ, хотя с рядом ее положений выразили несогласие Украина, Армения и Туркмения.

Крупнейшим межрегиональным военно-политическим соглашением в рамках СНГ стал Договор о коллективной безопасности, подписанный в Ташкенте в мае 1992 г. и со времен вступления в силу в 1994 г. дважды продлевавшийся (каждый раз сроком на 5 лет). Необходимость его диктовалась сохранением общей для стран Содружества угрозы со стороны блока НАТО (особенно усилившаяся после американской интервенции в Ираке), исламских стран и Китая. В соответствии с договором был заключен оборонительный союз между подписавшими его странами, с 2002 г. получивший официальное название Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В настоящее время в нее входят Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Таджикистан и Киргизия. Руководящими органами ОДКБ являются Совет коллективной безопасности и Секретариат во главе с генеральным секретарем. Однако в основном организация носит декларативный характер, конкретных согласованных программ и совместной военной доктрины выработано не было. В свою очередь, блок НАТО пытается навязать странам СНГ свою программу «Партнерство во имя мира», по существу означающую дальнейшее продвижение НАТО на восток.

Военное сотрудничество между странами ОДКБ несколько оживилось после выступлений исламских экстремистов в Киргизии и Узбекистане осенью 1999 и летом 2000 гг. В 2001 г. была сформирована объединенная войсковая группировка – Коллективные силы быстрого реагирования.

Под влиянием этих событий, а также активизации чеченских боевиков на территории России, в рамках всего СНГ в 2000 г. был образован Антитеррористический центр – постоянно действующий отраслевой орган по координации действий спецслужб и органов внутренних дел в борьбе с терроризмом. Возглавляется он Советом руководителей органов безопасности и специальных служб. С тех пор практически ежегодно проводятся масштабные совместные учения спецподразделений.

Россия и страны СНГ поддержали антитеррористическую операцию США против режима талибов в Афганистане. Однако одним из ее последствий стало появление американских военных баз в Грузии, Узбекистане, Таджикистане и Киргизии, что привело к реальному ослаблению позиций России в Закавказском и Центрально-Азиатском регионах.

Одним из злободневных вопросов остается охрана границ постсоветского пространства. Несмотря на первоначальное намерение сохранить единый режим охраны границ, в итоге к лету 1992 г. был образован лишь координирующий орган – Совет командующих пограничными войсками. В конце 1993 г. усиление угрозы на границе Таджикистана с Афганистаном привело к совместным действиям России и стран Центральной Азии по усилению ее охраны. В 1995 г. был заключен договор между Россией, Белоруссией, Арменией, Грузией, Казахстаном и Киргизией об охране границ с третьими странами, дополненный впоследствии рядом соглашений, среди которых наиболее важное значение имеет соглашение 1996 г. о взаимодействии при возникновении кризисных ситуаций на границах. Оно предполагает совместные действия пограничных войск стран – участниц договора против нарушителей границ.

За рамки Содружества вышли проводимые ежегодно с 1996 г. в Шанхае (Китай) встречи руководителей России, Китая, Казахстана, Таджикистана и Киргизии по вопросам координации деятельности по охране границ и борьбе с терроризмом. Со временем эти ежегодные форумы превратились в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), хотя она и не имеет структурного оформления. Тем не менее, сближение России с Китаем вызывает определенную досаду США.

Ситуация на постсоветских границах осложняется различиями в режиме их охраны. В результате распада СССР возникло множество новых границ. Наиболее обустроена и упорядочена охрана границ России. Помимо этого, российские пограничники охраняют на основе двусторонних договоров границы Армении и Таджикистана, участвуют в охране границ Казахстана. До конца 90-х годов они также участвовали в охране границ Грузии, Туркмении и Киргизии, но в дальнейшем эти страны перешли к их обслуживанию собственными силами.

Наиболее уязвимы южные границы СНГ – как внутренние (между странами Содружества), так и внешние, причем в тех регионах, где не задействованы российские войска. Эти границы проницаемы для террористов, наркодилеров, контрабандистов и нелегальных мигрантов.

Наиболее сложным из нерешенных до сих пор пограничных споров является правовой статус Каспийского моря. Ранее он определялся договорами между СССР и Ираном, но после распада Советского Союза к прилегающим к этому морю независимым государствам добавились Азербайджан, Казахстан и Туркмения. При этом каспийский шельф богат нефтью, а водное пространство – рыбой. В итоге новоиспеченные государства согласились с формулой российского президента В. Путина: «Дно разделить, вода общая», в соответствии с которой шельф озера делится на сектора по срединной линии пропорционально длине береговой полосы. Однако Иран настаивает на разделе дна на равные части, хотя пропорционально береговой полосе его доля не превышает 13 %. Разногласия до сих пор не преодолены.

Наиболее зримо роль России проявилась в урегулировании вооруженных конфликтов на территории 3 стран СНГ, а именно – гражданской войны в Таджикистане, межнациональных конфликтов в Абхазии (Грузия), Южной Осетии (Грузия) и Приднестровье (Молдова). Все они возникли в процессе распада СССР на почве общего подъема национализма, борьбы кланов и стремлений к пересмотру границ. Единственным вооруженным конфликтом на территории СНГ, в усмирении которого не принимала участия Россия (из-за нежелания обеих сторон), была армяно-азербайджанская война в Нагорном Карабахе. Здесь Россия и ОБСЕ лишь выполняли посреднические функции в переговорах между ними. Во всех остальных конфликтах на территории Содружества роль миротворцев выполняли российские войска. Общими чертами для них являются следующие:

1) использование в качестве внешней миротворческой силы для усмирения конфликтов исключительно российских войск;

2) стремление США и НАТО, в лице различных миссий ОБСЕ, противодействовать определяющей роли России в урегулировании конфликтов (в отличие от более объективных миссий ООН);

3) в результате конфликты не были разрешены до конца, а лишь перешли из активной, «горячей» фазы в «тлеющую», поскольку не разрешены противоречия между сторонами.

Российские войска, осуществлявшие усмирение этих конфликтов, имеют статус Коллективных сил по поддержанию мира (до 1996 г. – Коллективные миротворческие силы), образованных в соответствии с соглашением между странами СНГ в марте 1992 г. В их задачи входят разъединение противоборствующих сил и контроль за соблюдением перемирия с пресечением попыток его нарушения. Решение о каждой миротворческой операции должно приниматься Советом глав государств СНГ по просьбам обеих конфликтующих сторон после прекращения огня, в соответствии с существующей международной практикой.

Самым масштабным из них была гражданская война в Таджикистане, начавшаяся с борьбы за власть местных кланов, равновесие между которыми нарушилось в процессе распада СССР. Начавшись в 1990 г., война достигла пика в 1992-м и продолжалась в форме постепенно затухающей партизанской войны в горах до 1998 г. Осенью 1992 г. президент Таджикистана Э. Рахмонов обратился к Совету глав государств СНГ с просьбой о помощи, а в мае 1993 г. заключил с Россией договор об оборонительном союзе, предусматривавший и право России использовать военные объекты на территории Таджикистана. В Таджикистан были введены российские войска, после символического присоединения к которым узбекской роты и штабных казахской и киргизской групп они обрели формальный статус Коллективных миротворческих сил. По существу, однако, российские войска заменяли здесь правительственную армию, подавляя выступления оппозиции и перекрыв доступ через границу для ее отрядов из Афганистана. В 1995 г. начались мирные переговоры с участием посреднической миссии ООН, а в июне 1997 г. было подписано общее соглашение об установлении мира. На российские войска (формально – Коллективные силы по поддержанию мира) с согласия ООН возложены функции по обеспечению выполнения этого соглашения.

Распад СССР стимулировал давнее стремление народа Абхазии выйти из повиновения Грузии, в состав которой она входила на правах автономии. Грузия отказалась признать суверенитет Абхазии, и в 1992 г. начался кровавый вооруженный конфликт. Россия и ее стоявшие на территории Абхазии войска фактически (без применения вооруженной силы) поддержали абхазцев, ввиду фактически враждебной политики руководства Грузии по отношению к России. Грузинские войска потерпели поражение и отступили, Абхазию покинули практически все жители грузинской национальности. Не помогло и посредничество ООН: заключенное в июле 1993 г. соглашение о прекращении огня, было сорвано абхазской стороной. Отчаявшись, президент Грузии Э. Шеварднадзе пошел на вхождение в состав СНГ и договор о дружбе и сотрудничестве с Россией, оговаривавший ее право на военные базы в Грузии. После этого Россия оказала давление на лидера Абхазии В. Ардзинбу, и в мае 1994 г. огонь был прекращен. Отряд российских войск численностью 2 тыс. чел., не дожидаясь мандатов СНГ и ООН (мандат был выдан уже пост-фактум), вошел в зону конфликта в качестве миротворческих сил. Несмотря на прекращение вооруженной стадии конфликта, он не разрешен до сих пор: Абхазия не признает над собой суверенитета Грузии и не выполняет обязательства о возврате грузинских беженцев на свою территорию; Грузия, в свою очередь, настаивает на своем суверенитете над Абхазией, но не имеет сил для его осуществления. Положение усугубляется тем, что 70 % населения Абхазии приобрели гражданство России. Молчаливо поддерживая абхазских лидеров, Россия ввела безвизовый пограничный режим для граждан Абхазии и другой мятежной республики – Южной Осетии, при этом для граждан самой Грузии введены визы. В ответ Грузия обеспечила рейд чеченских боевиков в Кодорское ущелье осенью 2001 г., а Россия весной следующего года высадила свой десант. Это вызвало дальнейшее обострение российско-грузинских отношений, в которых Грузия пытается обращаться за помощью к ОБСЕ и НАТО.

Аналогичное происхождение имел вооруженный конфликт с Грузией Южной Осетии. Кроме того, ее население стремится воссоединиться с Северной Осетией, входящей на правах автономии в Россию (таково наследие советского административно-территориального деления). Боевые действия начались еще в 1990 г. и достигли пика в 1992-м. После попытки штурма грузинскими войсками столицы Южной Осетии Цхинвала Россия предъявила Грузии ультиматум с угрозой бомбардировки Тбилиси, и Грузия поспешила отвести свои войска. По соглашению между Россией и Грузией, заключенному в июне 1992 г., без всякого мандата СНГ были сформированы коллективные миротворческие силы от 3 сторон – России, Грузии и Южной Осетии. Итог был тем же, что и в Абхазии: Южная Осетия по-прежнему не признает себя частью Грузии и ориентирована на вхождение в Россию, Грузия не имеет сил для ее подчинения, но не признает ее независимости, беженцы с обеих сторон не возвращаются, Россия из политических соображений фактически поддерживает осетин.

Вооруженный конфликт в Приднестровье был вызван тем, что в процессе распада СССР русскоязычное по преимуществу население этого региона отказалось войти в состав независимой Молдовы (даже в период ее румынской оккупации 1918–1940 гг. Приднестровье входило в состав СССР в качестве российской автономии). На провозглашение Молдавией суверенитета (еще в составе СССР) в 1990 г. приднестровцы ответили провозглашением Приднестровской Молдавской республики со столицей в Тирасполе в составе СССР, отделившись от Кишинева. В том же году начались вооруженные столкновения, достигшие пика в 1992 г. После вмешательства российской 14-й армии, располагавшейся в регионе, начались переговоры. Президент Молдовы М. Снегур запросил ввода коллективных миротворческих сил с участием трех славянских республик СНГ. Однако разногласия между их лидерами привели к одностороннему посредничеству России. В июле 1992 г. президенты России, Молдовы и Приднестровской республики Б. Ельцин, М. Снегур и И. Смирнов подписали соглашение о принципах мирного урегулирования, минуя руководящие органы СНГ. Введенный в зону конфликта миротворческий контингент состоял на 2/3 из российских войск (не считая 14-й армии), на 1/3 из молдавских и на 1/3 из приднестровских подразделений (через 4 года российский контингент был сокращен в 3 раза). С 1996 г. в переговорах приняла участие также Украина. Молдова добивается вывода российских войск, Приднестровье при поддержке России против этого. При этом по соглашению 1994 г. Молдова признала особый статус Приднестровья в составе Молдавского государства.

В целом в военно-политической сфере СНГ, несмотря на отсутствие единства, можно констатировать наличие ряда общих интересов (прежде всего – борьба с исламским экстремизмом и терроризмом) и, с одной стороны, сохранение за Россией лидерства на постсоветском пространстве (проявляющегося не только в ее удельном весе и статусе ядерной державы, но и в ее решающей роли в усмирении вооруженных конфликтов), а с другой стороны – усиливающееся противодействие этому со стороны США и НАТО. Наибольшую угрозу влиянию и суверенитету России в этом отношении представляют появление американских военных баз в Грузии и Центральной Азии (после антиталибской операции в Афганистане) и поставленное в очередь по инициативе лидеров Украины, Грузии и Молдовы вхождение этих республик в НАТО, в который уже вошли страны Балтии.

2.3. Гуманитарные вопросы

Острота гуманитарных вопросов на постсоветском пространстве определяется, во-первых, тем, что после распада СССР в «ближнем зарубежье» остались 25 млн русских и 3 млн представителей других народов России, а в самой России, в свою очередь – 9 млн постоянно проживающих представителей народов бывших союзных республик; во-вторых, тем, что в условиях межэтнической конфронтации на значительной части этого пространства они подвергаются различного рода притеснениям и дискриминации. И это несмотря на то, что в Советском Союзе достаточно высоки были темпы этнической ассимиляции, 60 млн. граждан (более 20 % населения Союза) состояли в смешанных браках. Хотя по Уставу СНГ русский язык официально признан языком межгосударственного общения, реально он имеет равные права с языками «титульных» наций лишь в Белоруссии и Киргизии. Исчезло единое информационное и образовательное поле, снизились общий уровень культуры, безопасности и правового обеспечения граждан. Границы разъединили десятки миллионов родственников. Всплеск национализма и дискриминации по этническому признаку, вплоть до вооруженных конфликтов, привел к массовым миграциям. Миллионы людей оказались в плачевном положении беженцев.

Все эти вопросы требовали взаимного урегулирования. В сфере культуры, науки и информации в начале 1992 г. было заключено соглашение о возвращении культурно-исторических ценностей государствам их происхождения, по сути обязывавшее Россию в одностороннем порядке вернуть другим республикам многие экспонаты ее столичных музеев. Но Государственная дума России отказалась ратифицировать это соглашение, как противоречащее мировой практике, и в результате культурные ценности остались по месту их пребывания на момент распада Союза.

В 1992 г. была учреждена межгосударственная телерадиокомпания «Мир» на базе московского комплекса «Останкино». Ее учредителями стали все страны СНГ, кроме Украины и Туркмении. Но согласованной политики не велось, и уже в 1995 г. Останкинский телерадиокомплекс был признан собственностью России. Попытки координации деятельности в сфере информации и связи продолжались на международных журналистских конференциях, а в 1995 г. был образован Совет руководителей государственных информационных агентств стран СНГ. В 1996 г. была разработана Концепция формирования единого информационного пространства, предполагавшая создание кооперации национальных информационных систем. Однако на практике это не было достигнуто.

В том же 1995 г. учрежден Совет по культурному сотрудничеству государств СНГ на уровне заместителей министров культуры, деятельность которого свелась в основном к совместной организации культурно-исторических юбилеев, международных выставок и фестивалей. Для финансирования совместных программ создан межправительственный фонд. В ряде стран Содружества сохранился интерес к передачам российского телевидения (там, где сохранился доступ к нему).

Одним из тяжелых последствий распада Союза, прежде всего для русскоязычного населения бывших союзных республик, стало прекращение преподавания русского языка, равно как русской истории и культуры, наряду с резким сокращением тиражей российской прессы и телерадиовещания, вплоть до их полного исчезновения. В этом сказываются и националистические мотивы, и стремление наиболее авторитарных режимов на территории СНГ оградить себя от критики со стороны российских СМИ.

Под давлением общественности правительство России начало предпринимать шаги навстречу соотечественникам. При его поддержке были открыты русские университеты в Киргизии, Таджикистане, Армении. В 1996 г. принята Концепция формирования единого образовательного пространства – как и названные выше концепции, практически не реализованная. Более реальное значение имел договор 1996 г. «Об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях» в рамках Экономического союза СНГ, в первую очередь обязательство о взаимном признании дипломов об образовании, документов о присвоении ученых степеней и званий.

В целом темпы культурной, образовательной и информационной интеграции пока крайне недостаточны. Сохраняются ущемление этнокультурных интересов наших зарубежных соотечественников и общий упадок культурного влияния России на постсоветском пространстве, заполняемый, с одной стороны, западным, с другой – исламским влиянием.

В социально-правовой сфере наиболее грубо и открыто, на государственном уровне права русского меньшинства нарушаются в Латвии и Эстонии. После распада Союза все республики СНГ приняли наиболее простой и демократичный «нулевой вариант» гражданства, признав своими гражданами всех постоянно проживавших на своей территории граждан бывшего СССР, не изъявивших иного желания на сей счет. Лишь Эстония и Латвия, в нарушение заявленных ранее обязательств, приняли соответственно в 1993 и 1994 гг. дискриминационные законы о гражданстве, признав своими гражданами лишь лиц, родившихся на их территории до утраты независимости в 1940 г., и их потомков. Законы были направлены прежде всего против русских, поселившихся в республиках в годы их вхождения в состав СССР.

В результате лишились гражданства 600 тыс. из 2,5 млн жителей Латвии и более 200 тыс. из 1,5 млн жителей Эстонии. Как лица без гражданства, они лишены политических прав (в Латвии – даже участия в местных выборах) и резко ограничены в социально-экономических правах (не имеют прав на приватизацию жилья, госсобственности, земли, даже на элементарное медицинское страхование). Для них существует запрет на ряд профессий, ограничения на въезд и выезд из страны, не говоря о затруднениях в образовании на родном языке. Для молодых неграждан существует ценз на получение гражданства, старшее поколение лишено этого права вовсе. Законы направлены на построение моноэтнических государств и ассимиляцию «инородцев».

Российские власти, поначалу дружественно относившиеся к «демократическим прибалтам», не приняли своевременных мер по защите соотечественников и предоставили соответствующие социальные гарантии лишь семьям военных пенсионеров (всего 150 тыс. чел.). Европейские же организации, призванные защищать права человека, в отношении стран Балтии проявляют двойную мораль и закрывают глаза на вопиющие нарушения, поскольку это касается русских.

Но и в тех республиках СНГ, где представители нетитульных наций получили права гражданства, они нередко подвергаются неофициальной дискриминации на социально-бытовом уровне. В частности, положение русских можно признать полностью удовлетворительным лишь в Белоруссии и Армении.

В свою очередь, это вызвало ответную националистическую волну в России – при том, что в обстановке тяжелого экономического кризиса в ряде республик развилась массовая тенденция трудовых миграций на заработки в Россию (особенно среди украинцев, молдаван, таджиков, азербайджанцев). Это очевидное противоречие вызывает рост агрессии в России по отношению к ним, прежде всего к представителям кавказских и центральноазиатских народов.

Урегулирование межэтнических отношений наиболее затруднено, поскольку под влиянием националистических тенденций находятся сами политические элиты ряда стран СНГ. В 1993 г. Совет глав государств принял положение о Комиссии по правам человека СНГ, на которую возложил надзор за соблюдением прав человека на территории Содружества. Однако это положение ратифицировала одна Россия. На практике Комиссия так и не была создана.

В 1994 г. Совет глав государств принял Конвенцию об обеспечении прав национальных меньшинств, с гарантиями их гражданского равноправия в соответствии с современными международными стандартами. Ее подписали главы почти всех государств Содружества, но ратифицировали лишь 3 – Россия, Киргизия и Таджикистан. Впрочем, конвенция содержит некоторые неясности, на что неоднократно указывали юристы: в частности, возникла путаница между понятиями «основных» и «титульных» этносов. В общепринятой мировой практике к нацменьшинствам относятся лишь составляющие менее 8 % населения, остальные (включая и «нетитульные») – к основным. В странах же СНГ и Балтии все нетитульные народы фактически причислены к меньшинствам.

Наконец, в 1995 г. была принята Конвенция о правах и свободах человека в СНГ, в общих чертах повторяющая принципы ООН в этой области. Однако ее подписали лишь 7 из 12 государств СНГ, а ратифицировала опять же одна Россия.

Не вступила в силу и Конвенция об упрощенном порядке приобретения гражданства государств СНГ, принятая в 1996 г. и предусматривавшая 3-месячный срок для его получения.

В целях гуманитарной помощи беженцам и вынужденным переселенцам в 1995 г. Совет глав государств постановил создать специальный межгосударственный фонд на совместном долевом финансировании. Однако от участия в нем уклонились Украина, Грузия, Молдова, Азербайджан, Узбекистан, Туркмения.

Таким образом, острые гуманитарные проблемы нетитульных наций на постсоветском пространстве остаются практически нерешенными, и вина за это лежит в первую очередь на политических национальных элитах. В этом направлении сотрудничество стран СНГ наименее эффективно.

ТЕМА 3

УКРАИНА

3.1. Общая характеристика

Общие данные. Украина – крупнейшее после России по населению государство СНГ и одно из крупнейших государств Европы (по территории – опять же второе после России), одна из трех славянских республик бывшего СССР, граничащая с Россией, Белоруссией, Польшей, Словакией, Венгрией, Румынией и Молдовой и на юге имеющая выход к Черному морю. Площадь – 604 тыс. кв. км. Население – 47,5 млн чел. Республика. Столица – Киев. Административно-территориальное деление – 24 области и автономная республика Крым. Денежная единица – гривна. Политический строй – президентско-парламентская республика с 1-палатным парламентом (Верховной радой). С момента обретения независимости президентами были: 1991–1994 – Леонид Кравчук, 1994–2004 – Леонид Кучма, с 2004 – Виктор Ющенко.

Очерк истории. В средние века предки украинцев, как и белорусов, были частью единой древнерусской народности. На их землях преобладали племена полян, древлян, уличей. «Мать русских городов» Киев был основан в VI в. После образования в 882 г. объединенного Древнерусского государства князем Олегом Вещим он стал его столицей. В 988 г. великий князь Владимир Красное Солнышко (980–1015) совершил крещение Руси по византийскому, православному обряду. Наибольшего расцвета Киевская Русь достигла при великом князе Ярославе Мудром (1019–1054). История нынешних земель Украины до XIV в. – это история Древней Руси, общая для русских, украинцев и белорусов. После распада Киевской Руси в 1132 г. на соперничавшие между собой удельные княжества Киев стал постепенно приходить в упадок, уступив первенство Владимиру, а на территории нынешней Украины – Галицко-Волынскому княжеству (выделялось также Черниговское княжество). В 1240 г. Киев был разрушен монголо-татарами.

В XIV в., с началом упадка могущества Золотой Орды, юго-западные русские земли были захвачены Великим княжеством Литовским. История разлучила их с общей прародиной, после чего и началось формирование украинского этноса. Украина сохранила общую с Россией православную религию, но ее историческое развитие пошло несколько иным путем. После польско-литовской Кревской унии 1385 г. она вслед за Литвой попадает в зависимость от Польши, а после Люблинской унии 1569 г. окончательно входит в состав Польско-Литовского государства – Речи Посполитой.

К тому времени на Украине, как и на юге России, сформировался весьма значительный слой казачества, в то время представлявшего собой вольные общины, наряду с мирными занятиями (различными промыслами, скотоводством и позднее земледелием) занимавшегося войнами и грабежами. Польские короли, подобно русским царям по отношению к своим казакам, использовали украинских казаков для охраны своих южных границ от нападений турок и крымских татар. Они предоставили Украине автономное внутреннее самоуправление во главе с выборными казачьими гетманами. На Левобережной Украине (к востоку от Днепра) был свой гетман, на Правобережной (к западу от Днепра) – свой. Больше других прославились в истории гетманы Левобережной Украины П. Сагайдачный, Б. Хмельницкий, И. Мазепа, гетман Правобережной Украины П. Дорошенко. Наиболее боевое ядро украинского казачества составляла располагавшаяся за порогами Днепра (территория современного Донбасса) легендарная Запорожская Сечь, воспетая позднее в «Тарасе Бульбе» Н.В. Гоголя и известной картине И.Е. Репина.

Вместе с тем, украинские казаки были ненадежным элементом и нередко изменяли польской короне (так, гетман Дорошенко во второй половине XVII в. перешел в подданство Турции). Со временем поляки начали притеснение их автономии. Кроме того, в 1596 г. украинцам, как и белорусам, была навязана Брестская церковная уния с Ватиканом, соединившая православные обряды с католическими догматами и подчинением папе римскому (так называемая греко-католическая церковь). Все это вызывало недовольство украинского народа и усиливало тягу к единоверной православной России.

В 1648–1654 гг. на Украине вспыхнуло мощное национально-освободительное восстание под предводительством гетмана Богдана Хмельницкого. Несмотря на первоначальные успехи повстанцев, силы были неравными, и Хмельницкий обратился за помощью и покровительством к русскому царю Алексею Михайловичу. В 1654 г. Переяславская рада приняла историческое решение о воссоединении Украины с Россией, на условиях сохранения автономии и прежних казачьих вольностей. В результате русско-польской войны 1654–1667 гг. Левобережная Украина перешла от Польши к России (Киев – лишь в 1686 г., после заключения «Вечного мира» России с Польшей). Однако в среде казачества, привыкшего к своевольной жизни и грабежам, продолжалось брожение. В период Северной войны 1700–1721 гг. России со Швецией украинский гетман Мазепа изменил России и перешел на сторону шведского короля. Большинство украинского народа и самого казачества не поддержало Мазепу, зато его поддержала наиболее боевая часть казаков – запорожцы. После этого Петр Великий упразднил выборность гетманов и уничтожил Запорожскую Сечь. Большинство запорожцев вслед за Мазепой бежали в Турцию. Четверть века спустя им было разрешено вернуться на свои земли, но уже без прежних вольностей. На Правобережье тем временем продолжали вспыхивать нередкие восстания против поляков, наиболее кровавым из которых было восстание гайдамаков 1768–1772 гг., воспетое Тарасом Шевченко.

В результате политического упадка Польского государства, в котором в XVIII в. наступила анархия, и его разделов между Россией, Пруссией и Австрией в 1793 г., при Екатерине Великой, с Россией воссоединилась Правобережная Украина (Подолия и Волынь), за исключением западных областей (так называемой Галиции), вошедших в состав Австрийской империи. Еще раньше, в 1764 г. Екатерина окончательно уничтожила автономию Левобережной Украины, упразднив гетманство, а в 1775 г. окончательно ликвидировала Запорожскую Сечь и в 1784 г. переселила запорожцев на Кубань, где они в дальнейшем составили регулярное Кубанское казачье войско под бдительным контролем имперских властей. Земли Запорожья (нынешнего Донбасса) были заселены русскими. В эти же годы на земли Левобережной Украины было распространено крепостное право (на Правобережье и отмена автономии, и закрепощение крестьян произошли еще при поляках).

В дальнейшем в составе Российской империи коренные украинские земли образовала 6 губерний: на Левобережье – Харьковскую, Полтавскую и Черниговскую, на Правобережье – Киевскую, Подольскую и Волынскую. Правобережные губернии, как приграничные, объединялись в Киевское генерал-губернаторство. Официально в Российской империи украинские земли назывались Малороссией (да и само слово Украина, или «Украйна», происходит отнюдь не от мифического «племени укров», вопреки измышлениям современных украинских националистов, а от слова «окраина»). С целью русификации украинских земель Николай I в 1839 г. инсценировал расторжение церковной унии с Ватиканом (хотя униатская церковь была распространена лишь среди части населения Правобережья). Земли Донбасса, на котором коренных запорожцев сменили русские, бывшего «Дикого поля» (Одесса, Херсон, Николаев) – в прошлом спорной территории между Россией и Турцией, после присоединения к России в результате русско-турецкой войны 1768–1774 гг. также заселенной русскими, и Крыма – бывшего татарского ханства, покоренного Россией в 1783 г., вообще никогда не имевшего ничего общего с Украиной и тоже заселенного русскими, не были украинскими и именовались Новороссией, к тому же украинцев в них почти не было. В Новороссию входили Екатеринославская, Херсонская и Таврическая губернии. Лишь в советские времена эти территории были переданы Украине.

В дореволюционной России украинцы, как и белорусы, не считались инородцами, а лишь особой ветвью русской нации, и во всех статистических отчетах и обзорах проходили как русские. Крупнейшими представителями культуры украинского происхождения были гениальный русский писатель Николай Васильевич Гоголь (нелюбимый украинскими националистами именно за то, что писал на русском языке и был патриотом России) и великий поэт Тарас Шевченко, писавший на родном языке. Вместе с тем, с конца XIX в. среди части украинской интеллигенции зреют националистические настроения (идеологом украинского национализма и отделения от России стал историк М. Грушевский).

В ходе русской революции 1917 г. украинские националисты подняли головы. После Октября созванная ими Центральная рада в Киеве провозгласила независимость («самостийность», или «незалежность») Украины, не признанную большевистским правительством. По Брестскому миру (март 1918 г.) Украина была оккупирована немцами, которые разогнали Раду и поставили у власти свою марионетку – гетмана

П. Скоропадского. После поражения Германии в Первой мировой войне и эвакуации ее войск в декабре 1918 г. не имевший собственной армии гетман бежал, а националисты провозгласили Украинскую народную республику под властью Директории во главе с атаманом С. Петлюрой (Новороссия, включая Одессу и Крым, была временно оккупирована французами, эвакуировавшимися весной 1919 г.). В социально-политическом отношении петлюровцы придерживались идей демократического социализма, программа их имела сходство с русской партией эсеров. Однако немногочисленная армия Петлюры (40–45 тыс.) была к тому же мало боеспособной и не могла противостоять ни красным, ни белым (те и другие не признавали независимость Украины). Уже в феврале 1919 г. Киев был занят Красной армией, войска Петлюры отступили на запад. В августе того же года красные были разбиты на Украине белой армией генерала А.И. Деникина, подчинившего себе весь юг России (Северный Кавказ, Донбасс, Дон, часть Поволжья, Крым, Новороссию, Украину и центрально-черноземные губернии России). Но в ходе гражданской войны в России перевес вновь склонился на сторону красных, и в декабре того же 1919 г. на Украине опять устанавливается советская власть. В ходе советско-польской войны 1920 г. Правобережную Украину и Киев на короткое время захватили поляки (в арьергарде которых следовали петлюровцы), отброшенные Красной армией летом 1920 г. По Рижскому мирному договору 1921 г. между Советской Россией и Польшей Левобережная и Правобережная Украина, ранее входившие в состав Российской империи, образовали Украинскую советскую республику, в 1922 г. вошедшую в СССР на правах союзной республики. При этом в ее состав были включены населенные в основном русскими земли Новороссии (Донбасс, Одесса и др.). Западная Украина (Галиция), ранее входившая в состав Австро-Венгрии, в годы Первой мировой войны дважды занимаемая русской армией, а после поражения Австро-Венгрии в Первой мировой войне и распада Австрийской монархии в 1918 г. захваченная Польшей, осталась под ее властью.

После фактического раздела Польского государства между Германией и СССР в сентябре 1939 г. Западная Украина отошла к Советскому Союзу и была включена в состав Украинской ССР. Ей же была передана в 1940 г. отобранная у Румынии Буковина. В дальнейшем Западная Украина, в значительной степени ополяченная и онемеченная, стала главным очагом украинского национализма. В начале Великой Отечественной войны летом и осенью 1941 г. Украина была оккупирована немецко-фашистским вермахтом. Гитлер использовал антирусские и антисемитские настроения украинских националистов (как и прибалтийских), применяя известный метод древних римлян «разделяй и властвуй» (точно так же он натравливал в других странах словаков на чехов, хорватов – на сербов). Лидер Организации украинских националистов (ОУН) С. Бандера сформировал Украинскую повстанческую армию (УПА), запятнавшую себя кровавыми злодеяниями в борьбе с советской армией и мирным населением. Кроме того, из украинских националистов была сформирована дивизия СС «Галичина». Подавляющую массу этих формирований составляли именно западные украинцы. Освобождение Украины было начато советскими войсками осенью 1943 г. и завершилось летом 1944 г. Но и после войны националисты-бандеровцы еще долго продолжали партизанскую войну, последние их отряды были уничтожены к 1953 г. Поскольку их поддерживала униатская церковь, сохранявшаяся на Западной Украине, в 1946 г. Сталин по примеру и методу Николая I инсценировал расторжение унии с Ватиканом «по инициативе снизу», после чего деятельность этой церкви была запрещена. По окончании Великой Отечественной войны к республике была присоединена Закарпатская Украина, ранее входившая в состав Чехословакии. Наконец, в 1954 г. волюнтаристским решением Н. Хрущева, ранее много лет возглавлявшего республиканскую компартию, Украине «подарили» Крым. Но, если основная часть Украины, даже в ее коренных областях в значительной степени русифицированная, казалась неотделимой от России, то на Западной Украине все послевоенные годы на бытовом уровне сохраняли стойкий национализм и ненависть к русским.

Государственную независимость Украина обрела после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Вместе с русскими и белорусами украинцы образуют восточную группу славянских народов и исповедуют православную веру (после распада СССР Украинская православная церковь отделилась от Русской и образовала самостоятельный патриархат). Лишь население Западной Украины относит себя к навязанной много веков назад поляками униатской церкви, дважды официально уничтоженной (Николаем I и Сталиным), но вновь легализованной в конце 80-х годов в ходе демократических реформ в СССР.

Фактически единой украинской нации не существует. Она распадается на три основных субэтноса: в центре (Киев, Подолия, Волынь, отчасти русифицированные Черниговщина и Полтавщина) преобладает население, считающее себя украинцами, но в значительной степени обрусевшее и, несмотря на внедрение украинского языка государством, в быту изъясняющееся на «суржике» – ломаном русско-украинском диалекте; на востоке (Харьковщина) и юге (Донбасс, Новороссия, Крым) – фактически русскоязычное население с примесью местного диалекта (а в Крыму – и без примесей); и лишь на западе (Галиция) – этнически враждебные русским «москалям» «щирые украинцы», язык которых, однако, тоже имеет мало общего с классическим украинским, поскольку подвергся сильному немецкому и польскому влияниям. Наконец, существуют закарпатские украинцы (русины), считающие себя отдельной нацией и добивающиеся национальной автономии от властей Украины, вплоть до угроз отделения и присоединения к России (несмотря на то, что они находятся на крайнем западе). Поэтому понятие «этнический украинец» весьма условно и в статистике отражает прежде всего тех, кто сам относит себя к данному этносу.

В соответствии с этим условным понятием, этническими украинцами считаются 72 % населения республики (в реальности – гораздо меньше). Статистика украинской диаспоры за рубежом весьма условна. С уверенностью можно сказать лишь, что она наиболее значительна в России – не менее 10–15 млн (с учетом нелегальных мигрантов), из других стран СНГ – в Молдавии (600 тыс.), Белоруссии (250 тыс.), Киргизии (100 тыс.), на Западе – в Канаде (не менее 500 тыс.).

Из других этносов Украины, согласно последней советской переписи населения 1989 г., наибольшую численность имели русские – 11 млн 350 тыс., или 22 % населения республики (в реальности же русскоязычным является подавляющее большинство), евреи (около 500 тыс.), белорусы (450 тыс.), молдаване и румыны (400 тыс.), крымские татары (300 тыс.), болгары (200 тыс.), поляки (200 тыс.), венгры (150 тыс.). Крымские татары начали возвращаться в Крым в конце 80-х годов, ранее их предки были поголовно депортированы Сталиным в 1944 г. с лишением национальной автономии за массовое сотрудничество с немецкими оккупантами (подобно чеченцам, калмыкам и др.).

Структура населения Украины типична для сложившейся индустриальной страны. 68 % населения живет в городах. По степени урбанизации в бывшем СССР она напоминает Россию и занимает второе после нее место по количеству городов с населением более миллиона: это столица Киев (2 млн 600 тыс.), Харьков (1 млн 500 тыс.), Днепропетровск (до революции – Екатеринослав, 1 млн 100 тыс.), Одесса (1 млн), Донецк (бывшая Юзовка, затем Сталино, 1 млн). Историко-культурным центром Западной Украины и гнездом ее националистов является Львов (в составе Австро-Венгрии носил немецкое название Лемберг, 800 тыс.).

По существу, межэтническая проблема определяет и внешнюю политику Украины. Ее колебания между Западом и Россией зеркально отражают маятник колебаний центра между двумя региональными полюсами республики – крайне националистически настроенным, ненавидящим «москалей», униатским западом и тяготеющим к России, этнически практически не отличимым от нее, православным юго-востоком. Проблема национальной идентичности определяется искусственными границами нынешней Украины, подаренными ей щедростью советских коммунистов, и реально угрожает расколом государства. Во всяком случае, перспективу распада сегодняшнего Украинского государства и возврата юго-восточных земель в лоно России нельзя исключать.

Природно-экономический потенциал. Украина богата природными ресурсами. На русскоязычном юго-востоке находится Донбасс – один из крупнейших в мире и старейший в Российской империи угольный бассейн, разрабатываемый с XIX в. В Донбассе добывалась и почти половина железной руды в СССР (особенно мощные месторождения в Кривом Роге) и большая часть марганцевых руд.

Энергетическая база составляет многочисленные ТЭЦ на угле, 4 ГЭС на Днепре (крупнейшая из них – Днепрогэс), 5 АЭС (Чернобыльская, Ровенская, Хмельницкая, Южно-Украинская и Запорожская). Однако для столь обширной республики этого не хватает, особенно сказывается практическое отсутствие собственной нефти и газа. Половину энергоносителей Украина закупает за границей, львиную долю из них – в России. В 1986 г. на Чернобыльской АЭС произошла всемирно известная ядерная авария, нанесшая большой урон экономике и окружающей среде республики.

В обрабатывающей промышленности преобладали машиностроение всех видов (включая предприятия ВПК) и металлургия. По большей части они (металлургия – почти целиком) сосредоточены в том же Донбассе, составляющем промышленную базу Украины, а также в Харькове и Одессе. На русскоязычном юго-востоке Украины располагалась пятая часть предприятий советского ВПК.

Благодаря мягкому климату и плодородным землям, Украина была одной из «всесоюзных житниц» по зерновым, наряду с южными областями Европейской России (включая Черноземье, Дон и Кубань) и севером Казахстана. Украина производила почти половину пшеницы в СССР, а в общей сложности – пятую часть его аграрной продукции. Причем, если промышленность сосредоточена в основном на «русском» юго-востоке республики, то аграрной ее базой является «украинский» северо-запад.

Высоко развита с советских времен транспортная сеть всех видов (железнодорожная, шоссейная, водная, авиационная, трубопроводная). Крупнейшую роль во внешней торговле играют черноморские порты Новороссии – Одесса (порт мирового значения), Херсон, Николаев, азовский порт Мариуполь. Через Украину идут магистральные нефте- и газопроводы из России в Европу, что сегодня служит главным спасением ее экономики от краха.

Большое экономическое значение имеют курорты республики, сосредоточенные в Крыму и Закарпатье. Крым всегда был местом отдыха и здравницей всероссийского, а позднее всесоюзного значения. Его популярность во многом обусловлена тем, что приморские курорты Крыма – Ялта, Евпатория, Феодосия и др. – сочетают прелести южного моря с исключительно мягким и притом сухим климатом. В наше время Крым пользуется также популярностью среди россиян и как самая дешевая курортная местность на Черном море.

Очерк современной истории (с момента обретения независимости). Несмотря на общую демократизацию политической жизни в правление М. Горбачева и оживление националистического движения, избранный в 1990 г. республиканский лидер Леонид Кравчук (бывший функционер № 2 в руководстве республиканской компартии) занимал осторожную и умеренную позицию. Он участвовал в Ново-Огаревских переговорах с Горбачевым о новом союзном договоре. Однако провал августовского путча ГКЧП, ускоривший распад коммунистической системы и Советского Союза, подхлестнул националистов. Под давлением националистической организации «Рух» Украина практически сразу после краха ГКЧП объявила о своей независимости. Л. Кравчук стал одним из трех авторов исторического Беловежского соглашения в декабре 1991 г. о разделе СССР и образовании СНГ.

В условиях острейшего социально-экономического кризиса начиная с парламентских выборов 1994 г. вновь растет влияние коммунистов. В том же году Кравчук, находившийся под определенным влиянием националистов, проиграл президентские выборы бывшему директору одного из предприятий ВПК из Днепропетровска Леониду Кучме, выступавшему с центристских позиций и за сближение с Россией, чем он привлек симпатии русскоязычного населения Украины. В реальности же, придя к власти, он продолжал лавировать между Россией и Западом. Хотя Кучме удалось отчасти укрепить президентскую власть и в 1999 г. он добился переизбрания на второй срок, социально-экономическое положение почти не улучшалось, на всех уровнях политической жизни и государственного аппарата продолжала процветать и даже расти коррупция. Наиболее громким скандалом стало дошедшее до суда дело коррумпированного премьер-министра Лазаренко.

В этих условиях политический маятник на Украине вновь начал раскачиваться. Снова возросло влияние националистов, что показали парламентские выборы 2002 г. С 2001 г. оппозиция развернула массовую кампанию гражданского неповиновения под лозунгом «Украина без Кучмы», обвиняя президента в покровительстве коррупции и убийстве независимого журналиста.

Политическая ситуация достигла крайней степени накала после президентских выборов 2004 г., на которых ведущими соперниками были ставленник Кучмы премьер-министр Виктор Янукович – выходец с Донбасса, выступавший под лозунгом дальнейшего сближения с Россией (подобно самому Кучме на первых выборах) и поддерживаемый этнически русским юго-востоком, и бывший премьер-министр, ставший лидером националистической оппозиции Виктор Ющенко, за которого голосовали западные и отчасти центральные регионы. Борьба осложнялась вмешательством извне: Януковича открыто поддерживала Россия, Ющенко – США. После второго тура выборов в ноябре 2004 г. было официально объявлено о победе Януковича. Однако оппозиция не признала результаты выборов законными и обвинила власти в фальсификации. При прямой финансовой поддержке Запада она организовала в Киеве многотысячные манифестации (по данным СМИ – до полумиллиона человек) и блокировала здание правительства. В течение 3 недель деловая жизнь столицы Украины и работа ее правительственных учреждений были парализованы. В результате еще исполнявший свои обязанности президент Кучма не решился применить силу и пошел на уступки. Было проведено повторное голосование, по итогам которого победителем был объявлен Ющенко. Хотя Янукович и его сторонники не признали законности перевыборов, вскоре Ющенко вступил в исполнение обязанностей президента. Премьер-министром была назначена лидер крайне правых националистов, прямой ставленник США Юлия Тимошенко, замешанная в коррупции (при Кучме против нее возбуждалось уголовное преследование). Попытка руководителей некоторых регионов юго-востока организовать кампанию гражданского неповиновения закончилась провалом под угрозой применения силы.

На Западе и в либеральных российских кругах ноябрьские события 2004 г. были окрещены «оранжевой революцией» (по цвету флагов сторонников Ющенко) и рекламировались как «победа демократии». Но, как выяснилось вскоре, рано Запад и украинские националисты торжествовали победу. Поскольку ситуация грозила распадом государства, а именно русскоязычный юго-восток является промышленной базой Украины, Ющенко не мог не учитывать его настроений. В стане победителей произошел раскол. Уже через полгода Ю. Тимошенко была отправлена в отставку с поста премьер-министра, что означало поражение крайних националистов. Дальше президенту пришлось сделать следующие шаги навстречу оппозиции, и наконец, в ноябре 2006 г., ровно через 2 года после «оранжевой революции», был заключен компромисс: на должность премьер-министра был назначен лидер русскоязычного юго-востока и прямой ставленник России В. Янукович. А с учетом того, что по измененной конституции с 2005 г. Украина является уже не президентской, а президентско-парламентской республикой, глава правительства обладает определенной автономией по отношению к президенту. В политическом отношении патовая ситуация на Украине сохраняется, а в социально-экономическом положении изменений практически не произошло.

Все это является прямым следствием противоречий национально-государственного устройства Украины; которой в советское время были подарены этнически и культурно чуждые ей территории. Регионально-этнический раскол на прорусский юго-восток и прозападный северо-запад сохраняется и угрожает распадом государства, если не будет выработана подлинно компромиссная политическая линия. Особенно сильно тяготение к России в Крыму, хотя здесь присутствует и крымско-татарский сепаратизм. После упорной борьбы и угроз обращения за помощью к России власти Украины при Кучме в 1994 г. были вынуждены пойти на уступки и признать Крым автономной республикой в своем составе; русский язык здесь обрел права второго государственного.

Украина – единственная из стран СНГ, в которой, несмотря на отсутствие военных конфликтов, экономический кризис достиг одной из наибольших глубин. Во многом это объясняется крайней политической нестабильностью и исключительно высоким уровнем коррупции, поразившей, как ржавчина, все звенья государственного аппарата. Падение ВВП здесь продолжалось до 1998 г., когда он составил всего 1/3 от уровня советских лет. Потом началось медленное восстановление экономического потенциала, но даже в 2003 г. он не достигал и половины советского уровня.

Больше всех пострадали отрасли ВПК (авиакосмическая, судостроительная и др.), ранее являвшиеся частью единого мощного советского комплекса и работавших на госзаказ. Вдвое упала урожайность земледелия, поголовье скота сократилось в несколько раз.

Экономические реформы на Украине проводились по образцу российских – через освобождение цен и ваучерную, а в дальнейшем денежную приватизацию, но вызванный ими социально-экономический кризис был намного тяжелее. Гиперинфляция была одной из самых высоких среди постсоветских государств. Внешний долг к концу 90-х годов вырос до 14 млрд долларов, из которых львиную долю составил ее долг России – и это при том, что Россия приняла на себя все долги бывшего Союза, как его правопреемница.

Жизненный уровень населения к 1994 г. упал до отметки 27 % от советского уровня. Число безработных к концу десятилетия реформ достигло 2 млн. Более 40 % населения республики очутилось за чертой бедности. Украина заняла 80-е место в мире из 173 по индексу человеческого развития ООН. Несмотря на медленный экономический рост начиная с 2000 г., социальная поляризация полностью сохраняется. В поисках заработков распространились повальные трудовые миграции в Россию, откуда мигранты, готовые на самую черную и низкооплачиваемую работу, высылают деньги семьям и нищим родственникам на родину. 90 % московских проституток – девушки с Украины.

Сегодня частный сектор дает 55 % ВВП Украины – несколько меньше, чем в России, причем основные доходные отрасли (в частности, топливно-энергетический комплекс) остались в руках государства.

Подобно России, Украина в постсоветские времена испытывает непрекращающийся демографический кризис, численность населения медленно, но неуклонно сокращается, во многом – как следствие тяжелого социально-экономического кризиса и последующей депрессии.

3.2. Внешняя политика

Внешняя политика Украины представляет постоянное лавирование между Западом и Россией в поисках извлечения максимальных выгод для себя. Для России Украина имеет особое значение, как самая крупная после нее республика СНГ, к тому же с тяготеющими к ней этнически русскими регионами (Крым, Новороссия, Донбасс, Харьков), составляющими 40 % украинской территории и населения.

В свою очередь, сама Украина продолжает экономически зависеть от российских энергоносителей и их транзита в Европу. Вместе с тем, она постоянно требует для себя каких-то льгот и обвиняет Россию в империализме (примерно так же ведет себя по отношению к США Мексика). Под влиянием националистов ее власти подвергают дискриминации русский язык (за исключением Крыма), что прежде всего ущемляет интересы этнически русского юго-востока республики. Кроме того, они по существу потакают инспирируемой западноукраинскими националистами кампании по захвату униатами православных храмов, а также реабилитации пособников Гитлера – националистов-бандеровцев и проводимым на западе Украины шествиям и парадам ветеранов СС. Все это, в сочетании с традиционным для украинских националистов антисемитизмом, не только осложняет отношения с Россией, но и вызывает возмущение общественности на Западе, особенно в Израиле и среди влиятельной еврейской диаспоры США.

И все же, Россия остается главным внешнеторговым партнером и кредитором Украины. Транзит российской нефти и газа приносит Украине огромные доходы, хотя баланс сводится для Украины с ежегодным гигантским минусом в 3–4 млрд долларов из-за неплатежеспособности республики по российским энергоносителям. Обычным делом стало воровство российского газа, в чем публично признался в 2000 г. президент Л. Кучма.

Из собственной продукции наибольший доход приносит Украине экспорт металлов на Запад и в страны СНГ.

Получив при разделе вооруженных сил СССР самую внушительную после России на постсоветском пространстве армию (свыше 300 тыс. чел.), Украина поначалу заявила также претензии на Черноморский флот, базировавшийся в Крыму с главной базой в Севастополе. Поскольку Черноморский флот представляет не только исключительную стратегическую важность для России, но и предмет ее особой исторической гордости, ответная реакция России была резкой. Мужественная позиция командовавшего флотом в то время адмирала Касатонова, отказавшегося присягать Украине, была поддержана российской общественностью (русские вообще привыкли считать Крым частью России, и волюнтаристское решение Н. Хрущева о его передаче Украине неоднократно оспаривалось). На встрече в Дагомысе летом 1992 г. президенты Б. Ельцин и Л. Кравчук достигли принципиальной договоренности о разделе флота. Однако переговоры на эту тему затянулись на 5 лет. Лишь в 1997 г. был заключен договор о разделе флота, по которому Украина получила свыше 18 % его имущества (в основном второстепенные суда). России были предоставлены в аренду на 20 лет военно-морские базы в Севастополе (4 бухты) и Феодосии и ряд других военных объектов. Поскольку долг Украины России составлял в то время 3 млрд. долларов, а общая стоимость аренды была немногим меньше, Украина фактически обменяла аренду на свои долги. Как любой компромисс, договор вызвал недовольство как русских, так и украинских националистов. Российский парламент ратифицировал его лишь полтора года спустя.

К моменту распада Союза на территории Украины (как и Белоруссии и Казахстана) располагалось ядерное оружие. В соответствии с международными соглашениями о нераспространении ядерного оружия и признанием правопреемницей СССР России, в данном вопросе США были едины с ней и оказали необходимое давление на Украину: запасы ядерных боеголовок были под взаимным контролем вывезены с ее территории в Россию, этот процесс был завершен к 1996 г.

Развивая отношения с Западом, Украина приняла участие в программе НАТО «Партнерство ради мира». Параллельно заключению договоров с Россией в 1997 г. о дружбе и сотрудничестве и о разделе Черноморского флота, президент Л. Кучма в том же году подписал хартию об особых отношениях с НАТО. Украинский батальон участвовал в миротворческой операции в Косово в 1999 г. и в агрессии США против Ирака с 2003 г. (бомбардировки Югославии со стороны США в 1999 г. Украина официально осудила). В дальнейшем Украина заявила о своем намерении вступить в НАТО и Евросоюз. После прихода к власти американского ставленника В. Ющенко в 2004 г. вопрос об ее принятии в НАТО поставлен на очередь. Однако уже первая попытка провести совместные с НАТО военные учения в Крыму в 2005 г. вызвала такую бурю возмущения и массовые манифестации жителей Крыма, блокировавшими размещенные в Феодосии подразделения НАТО, что Ющенко поспешил отменить эту затею.

Отношение стран Запада к Украине определяется прежде всего стратегическим интересом, стремлением оторвать ее от России. Больная экономика Украины и даже ее природные ресурсы не представляют для них особого интереса. Более того, на деле Запад отнюдь не считает Украину (как и Россию) частью европейской цивилизации и разыгрывает украинскую карту лишь для ослабления позиций России, вовсе не собираясь реально вытаскивать из кризиса экономику 50-миллионной страны, к тому же пораженной коррупцией и этнополитическим противостоянием. Украина – карта, разменная монета в игре Запада против России.

В рамках СНГ Украина не участвует в большинстве интеграционных процессов, предпочитая двусторонние соглашения с отдельными странами. Стремясь избавиться от зависимости от российских энергоносителей и обеспечить себя поставками энергии в обход России, Украина при поддержке США выступила в 1997 г. инициатором создания экономического блока ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова). Однако на практике ГУАМ оказался самым непрочным и неэффективным союзом на территории СНГ, его участников разделяют серьезные противоречия, а экономическая отдача для Украины невелика.

В целом, несмотря на политически оправданный курс лавирования между Россией и Западом, следует признать внешнюю политику Украины довольно неудачной, поскольку постоянный крен в сторону Запада приводит к невосполнимым экономическим потерям, а надежды на полнокровную финансово-экономическую помощь Запада остаются иллюзиями.

ТЕМА 4

БЕЛОРУССИЯ

4.1. Общая характеристика

Общие данные. Республика Белоруссия (Беларусь) – одно из трех славянских и наиболее значительных государств СНГ, граничащее с Россией, Украиной, Польшей, Литвой и Латвией. Площадь – 207 тыс. кв. км. Население – 10 млн чел. Столица – Минск. Административно-территориальное деление – 6 областей Денежная единица – белорусский рубль. Член ООН с 1945 г. Политический строй – президентская республика с 2-палатным парламентом (Национальным собранием). С момента обретения независимости президентами были: 1991–1993 – Станислав Шушкевич, с 1994 – Александр Лукашенко.

Очерк истории. В средние века предки белорусов, как и украинцев, представляли часть единой древнерусской народности. Здесь изначально преобладали племена кривичей и радимичей. В X – начале XII вв. территория нынешней Белоруссии входила в состав Киевской Руси. После ее распада в 1132 г. на удельные княжества наиболее значительным здесь было Полоцкое княжество. Во 2-й половине XIII в. эти княжества, стремясь избежать порабощения монголами, покорившими к тому времени большую часть Древней Руси, вошли в состав Великого княжества Литовского и далее разделили его судьбу. Именно тогда началось формирование современного белорусского этноса. Хотя в Белоруссии сохранилась общая с русскими православная религия, исторический путь развития пошел несколько иначе. После польско-литовской Кревской унии 1385 г. она вслед за Литвой попадает в орбиту влияния Польши, а после Люблинской унии 1569 г. окончательно входит в состав Польско-Литовского государства – Речи Посполитой. Но, в отличие от литовцев и даже украинцев, белорусы не имели в этом государстве никакой автономии. Поэтому белорусскому народу было наиболее чуждым польское господство. На рубеже XVI – XVII вв. белорусам, как и украинцам, была навязана церковная уния с Ватиканом; в народе она не получила распространения, за исключением небольшой части западных территорий.

В результате политической агонии и краха Польского государства в ходе его разделов между Россией, Пруссией и Австрией в 1772 г., при Екатерине Великой, Белоруссия воссоединилась со своей исторической прародиной и вошла в состав Российской империи, в которой затем образовала 4 губернии – Минскую, Гродненскую, Витебскую и Могилевскую в составе Виленского генерал-губернаторства (в которое входили также литовские земли). В России белорусы, как и украинцы, не считались инородцами, а лишь особой ветвью русской нации, и по всем статистическим отчетам и обзорам причислялись к русским. В ходе Отечественной войны 1812 г. России с Наполеоном именно через Белоруссию пролегало вторжение наполеоновской армии в Россию, и через нее же ее разгромленные остатки отступали потом восвояси.

После революции 1917 г. по Брестскому миру Белоруссия была оккупирована немцами. После поражения Германии в Первой мировой войне и эвакуации ее войск в конце 1918 г. на части белорусских и литовских земель под влиянием большевиков была на короткое время провозглашена Литовско-Белорусская советская республика, просуществовавшая несколько месяцев. В дальнейшем Белоруссия была оккупирована поляками. Из национальных окраин России только в Белоруссии и в Туркестане (Средней Азии) в тот период не было настоящего движения за национальный суверенитет на уровне государственной независимости. В ходе советско-польской войны 1920 г. большая часть Белоруссии была освобождена Красной армией. По Рижскому мирному договору 1921 г. лишь самая западная часть ее территории (Брест-Литовск и др.) осталась под властью Польши. Большая часть Белоруссии после образования СССР в 1922 г. вошла в него на правах союзной республики. После фактического раздела Польского государства между Германией и Советским Союзом в сентябре 1939 г. Белоруссия вернула свои западные земли. В годы Великой Отечественной войны Белоруссия не только подверглась немецко-фашистской оккупации, но через нее пролегали направления главного удара как гитлеровского вермахта в начале войны, так и (впоследствии) ответного контрнаступления советской армии. Из всех территорий Советского Союза, временно захваченных немцами в годы войны, Белоруссия пострадала наиболее жестоко, фактически лежала в руинах. А поскольку здесь отсутствовало сколько-нибудь заметное националистическое движение, немцы относились к белорусам не менее жестоко, чем к русским. Здесь действовало наиболее сильное за годы войны партизанское движение против оккупантов. Белоруссия была освобождена от захватчиков летом 1944 г. советскими войсками 1-го Белорусского фронта маршала К.К. Рокоссовского. В послевоенные годы здесь была создана развитая индустрия. Из белорусских руководителей позднесоветского периода выделялся Петр Машеров. Государственную независимость Белоруссия обрела после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Белорусы – наиболее близкий к русским этнос. Вместе с ними и украинцами он образует восточную группу славянских народов и исповедует православную веру. Исторически белорусы всегда тяготели к России. В отличие от украинцев, не говоря о других «титульных» нациях бывших союзных республик СССР, у них – и это единственный пример в данном отношении – практически никогда не отмечалось сколько-нибудь массового этнического национализма или сепаратизма как на политическом, так и на бытовом уровне. Белорусы ощущали себя частью великорусской нации, и это по существу сохраняется до сих пор. И в парламенте, и в народе говорят, как правило, на русском языке, лишь в сельской местности преобладает смесь русского языка с местным диалектом (то есть «классическим» белорусским языком), который в чистом виде можно услышать лишь в западных районах республики. В целом же местные этнические традиции белорусов не более резко отличаются от русских, чем у тех же донских казаков. Именно поэтому трудно провести грань на уровне статистики между этническими белорусами и русскими, она весьма условна и в основном базируется на том, к какой национальности причисляют себя сами опрошенные. Разве что отличительной чертой белорусского народа можно назвать отмечаемое всеми исключительное трудолюбие.

Приводимые ниже статистические данные как раз и основаны на этой условной грани. В соответствии с ней, этнические белорусы составляют около 80 % населения республики. За ее пределами причисляют себя к белорусам 2 млн человек, из них 1 млн в России, 400 тыс. на Украине, по 150 тыс. в Польше и Казахстане, 100 тыс. в Латвии.

Из других народов в Белоруссии наиболее многочисленны русские (от которых, повторим, практически трудно отличить белорусов) – 1 млн 300 тыс., поляки – 400 тыс., украинцы – 250 тыс., евреи – 150 тыс.

В городах живет 70 % населения республики, что говорит о сложившейся индустриальной инфраструктуре. Крупные города – столица Минск (1 млн 700 тыс. чел.), Гомель (почти 500 тыс.), Могилев (более 350 тыс.), Витебск (около 350 тыс.), Гродно (300 тыс.). Сейчас Белоруссия, подобно России, Украине и другим европейским республикам бывшего СССР, испытывает демографический кризис, население медленно, но неуклонно сокращается.

Природно-экономический потенциал. Белоруссия бедна полезными ископаемыми. Земля местами болотистая. Выделяется заповедник мирового значения – Беловежская пуща.

До революции Белоруссия была аграрной провинцией Империи. В советское время произошла ее индустриализация. Ее основу составили машино- и станкостроение, есть и большинство других отраслей промышленности. Наибольшую славу приобрели грузовики завода МАЗ и известный фермерам всего мира трактор «Беларусь».

Сохранило высокий уровень развития и сельское хозяйство. Развита транспортная сеть, за исключением авиационной. В 1986 г. Белоруссия серьезно пострадала от Чернобыльской катастрофы, приняв на себя более половины радиоактивных осадков. В целом республика вносила весьма ощутимый вклад в ВВП СССР – более 4 %.

Очерк современной истории (с момента обретения независимости). Белорусские консерваторы поддержали августовский путч ГКЧП 1991 г. в Москве, но после его провала их лидер, председатель Верховного совета республики Н. Дементьев был вынужден уйти в отставку, а его место занял Станислав Шушкевич. Шушкевич был одним из троицы, подписавшей историческое Беловежское соглашение в декабре 1991 г. о разделе СССР и образовании СНГ.

Вскоре в обстановке социально-экономического кризиса сторонники независимости, поддавшиеся общему течению за развал СССР, потеряли авторитет, в народе стали крепнуть настроения за воссоединение с Россией. После принятия конституции 1994 г. на президентских выборах с ошеломляющим результатом 80 % победил Александр Григорьевич Лукашенко – наиболее последовательный сторонник российской ориентации, в прошлом директор совхоза, бывший единственным депутатом Верховного совета республики, в декабре 1991 г. голосовавшим против ратификации Беловежского соглашения и за сохранение СССР.

Придя к власти, Лукашенко сумел отстранить от нее не только случайно оказавшихся на гребне хаоса немногочисленных интеллигентов-националистов, но и старую перекрасившуюся советскую номенклатуру, что было гораздо сложнее. Он провозгласил курс на создание рыночного социализма.

В противоположность России, в Белоруссии именно парламент, в котором первое время сохранялась сильная оппозиция, выступал за ускорение и углубление рыночных реформ, хотя к тому времени наглядно выявились колоссальные издержки либеральной модели реформ в России и других странах СНГ. В конфликте президента с парламентом парламент поддержал Конституционный суд республики, считавший действия президента превышающими его власть, а также подстрекавшие его страны Запада и российские либералы, зато президент получил мощную поддержку народа на инициированном им референдуме. Посредническая миссия российского премьер-министра В. Черномырдина с целью примирить обе стороны не имела успеха. Победил Лукашенко. Референдум 1996 г. утвердил его предложения об изменении конституции и расширении полномочий президента вплоть до права досрочно распускать парламент (как в России). Страны Запада, встревоженные прежде всего ярко пророссийской ориентацией Лукашенко, не признали результатов референдума и с тех пор считают его власть нелегитимной.

Дальнейшее укрепление позиций А. Лукашенко связано с преодолением экономического кризиса. Кроме того, ему удалось жесткими репрессивно-полицейскими мерами победить коррупцию в государстве. В результате он завоевал почти абсолютное доверие народа и пользуется, особенно в рабоче-крестьянской массе, огромной популярностью. Это продемонстрировали парламентские выборы 2000 и 2004 гг., на которых оппозиция с треском провалилась. В Национальном собрании заняли место лишь умеренные оппозиционные партии, готовые к конструктивному сотрудничеству с правящим режимом.

Как большинство авторитарных диктаторов, в своей политике

А. Лукашенко нередко и умело использует прямое обращение к народу, минуя парламент, в форме референдумов. Несмотря на критику его режима демократической интеллигенцией (особенно за притеснение независимых СМИ и зажим оппозиции) и грубый политический шантаж со стороны Запада, объявившего белорусского президента персоной нон грата, поддержка его широкими массами народа остается неизменной. В 2005 г. очередной референдум разрешил ему переизбрание на третий срок вопреки конституции.

Рыночные реформы в экономике Белоруссии начались с некоторым опозданием по образу и подобию российских, но на фоне острого социально-экономического кризиса и поражения либералов на выборах 1994 г., с приходом к власти А.Г. Лукашенко они существенно замедлились. До сих пор приватизированы лишь мелкие и часть средних предприятий; в руках государства осталась вся крупная промышленность, полностью сохранились система госзаказов и распределения продукции. Экономика Белоруссии напоминает СССР периода НЭПа. До сих пор частный сектор дает лишь 1/5 ВВП республики.

Максимальное падение ВВП, достигнутое в 1995 г., было сравнительно неглубоким – до 61 % от советского периода. К 2004 г. он практически сравнялся с советским уровнем. Белоруссия – единственная страна СНГ, в экспорте которой преобладает готовая продукция обрабатывающей промышленности. Ее внешнеторговый оборот неуклонно растет, несмотря на политическую враждебность стран Запада к режиму А. Лукашенко и слабость прямых иностранных инвестиций. Большую выгоду Белоруссия получает от транзита товаров между Европой и Россией, между Европой и странами Балтии.

Одним из уязвимых мест белорусской экономики является отсутствие собственной энергетической базы. Она почти полностью зависит от энергоресурсов России, которой безвозмездно предоставляет за это военные базы.

Другая «ахиллесова пята» – финансовая система. Несмотря на государственное регулирование экономики, в условиях хронического бюджетного дефицита сохраняется высокая инфляция.

Уровень жизни в Белоруссии выше средних показателей в СНГ и выше, чем в России. Реальная зарплата приближается к уровню советского времени, хотя еще не достигла его. Почти отсутствует безработица по причине государственного регулирования. По индексу человеческого развития Белоруссия находится впереди остальных стран СНГ (хотя ниже балтийских государств) на 56-м месте в мире из 173.

4.2. Внешняя политика

Белоруссия занимает особое место во внешней политике России. В свою очередь, для самой Белоруссии отношения с Россией – есть главный приоритет ее внешней политики, особенно в условиях острой конфронтации с Западом. Этому способствуют и глубокая интеграция белорусской экономики с российской, и исторические традиции, и этническое родство, и менталитет белорусского народа, чуждого националистических амбиций.

Лишь в первый период независимости, когда у власти находились прозападные либералы, они ориентировались на вступление в Евросоюз при сохранении военно-политического нейтралитета. После прихода к власти А.Г. Лукашенко ситуация кардинально изменилась. Инициатива сближения принадлежала президенту Белоруссии и встретила ответное движение со стороны России. Опираясь на референдум, в 1995 г. Лукашенко восстановил русский язык в правах второго государственного. За договорами 1995 г. о дружбе и сотрудничестве и о таможенном союзе в апреле 1996 г. последовал договор об образовании Сообщества России и Белоруссии, нацеленного на поэтапную интеграцию с последующим образованием единого государства. Были сформированы межгосударственные органы: Высший совет (президенты обеих стран), Исполнительный комитет (главы правительств), Парламентское собрание (во главе со спикерами парламентов).

Ровно через год, в апреле 1997 г. президенты Б.Н. Ельцин и

А.Г. Лукашенко заключили договор о Союзе Белоруссии и России, торжественно провозгласив его началом формирования единого государства. Устав Союза ввел понятие союзного гражданства, предусмотрел формирование общего бюджета, единой валюты и судебной системы.

Наконец, в декабре 1999 г. был подписан договор о создании Союзного государства Белоруссии и России, оговоривший преобразование прежних межгосударственных органов в надгосударственные под названиями: Высший государственный совет (во главе с А. Лукашенко), Совет министров (во главе с премьер-министром России) и Парламентское собрание (во главе со спикером Госдумы России). Был сформирован постоянно действующий рабочий орган – Постоянный комитет во главе с государственным секретарем (представителем России П. Бородиным).

Однако дальше торжественных деклараций в направлении создания единого государства дело не пошло по ряду причин. Во-первых, сам инициатор процесса А.Г. Лукашенко в той обстановке надеялся реализовать свои далеко идущие политические амбиции и стать президентом союзного государства, уповая на старость и непопулярность в своей стране российского президента Б.Н. Ельцина. Когда же в 2000 г. президентом России стал относительно молодой и снискавший широкую поддержку В.В. Путин, шансы Лукашенко резко упали, и это заметно отразилось на снижении его активности в «пробивании» процесса объединения. Во-вторых, и политический, и в особенности экономический строй обеих стран к тому времени существенно различались: в России – умеренно авторитарный режим с экономикой рыночного типа и крупным частным капиталом, в Белоруссии – классический авторитарный режим с полным сохранением рычагов государственного регулирования в экономике и допуском частного капитала лишь в ее нижние этажи. В-третьих, возникли противоречия по вопросу о формах объединения, связанные с различием в целях обеих сторон. Это различие обнажилось в процессе обсуждения Конституционного акта союзного государства, обусловленного договором о его образовании. Белоруссия, заинтересованная в России как в экономическом, так и в военно-политическом отношениях, но с другой стороны, вкусившая статуса независимости, предложила объединение на равноправной основе по образцу прежнего СССР. Россия, заинтересованная в Белоруссии прежде всего стратегически, однако не намерена потакать самолюбию белорусов (поскольку потенциалы обеих стран попросту несоизмеримы), а главное, не имеет желания создавать им особые экономические льготы за свой счет, к чему они стремятся. Поэтому она в лице президента В.В. Путина отнеслась к предложению белорусского лидера более чем прохладно и в ответ предложила либо простое включение белорусских областей в состав России (как это было во времена Империи), либо ограничиться интеграцией по образцу Евросоюза. В итоге вопрос «завис», началось взаимное охлаждение.

Со стороны России дело осложняется противодействием чиновников, опасающихся возможных при реальном объединении кадровых перетрясок, крупного капитала и либералов, которых страшит призрак национализации и усиления авторитаризма по белорусскому примеру. Не последнюю роль играет активное противодействие Запада, стремящегося не допустить возрождения Российской империи в любом ее виде. Только этим объясняется тот политический остракизм, которому США и Евросоюз подвергают режим Лукашенко (разумеется, под традиционным предлогом «защиты демократии и прав человека», которые они почему-то не защищают в Туркмении или Узбекистане). Пока трудно предсказать, чем и как завершится этот процесс.

При этом Россия остается главным стратегическим союзником и внешнеэкономическим партнером Белоруссии. В свою очередь, Белоруссия – второй в мире (после Германии) и первый в СНГ торговый партнер России (товарооборот в 2004 г. – 18 млрд долларов). Давно идут переговоры о переходе на единую валюту – российский рубль, сроком ее введения намечен 2008 г. По союзному договору, Белоруссия безвозмездно предоставляет России (в уплату за ее энергоносители) военные базы – 2 РЛС в Вилейках и Ганцевичах, создана объединенная группа войск, проводятся совместные учения и маневры. Кроме того, Белоруссия входит в состав ОДКБ и ЕврАзЭС.

После распада СССР Белоруссия, имевшая на своей территории ядерное оружие, в соответствии с международными обязательствами ликвидировала его, поскольку правопреемником СССР, в том числе и в праве обладания этим оружием, была признана Россия.

Резкое обострение отношений с Западом по мере сближения Белоруссии с Россией выражается не только в политическом остракизме, но и в отказе республике в кредитах и прямых инвестициях, при параллельном финансировании белорусской оппозиции режиму Лукашенко. Последний «не остался в долгу» и в 1998 г. выселил посольства ведущих стран Запада из занимаемых ими зданий под предлогом капремонта. В ответ США, Англия, Франция, Германия, Италия, Япония отозвали своих послов из Белоруссии. Миссия ОБСЕ прекратила свою деятельность в республике после справедливого обвинения в ее адрес со стороны Лукашенко в поддержке оппозиции. После этого белорусский президент стал «персоной нон грата» в странах Евросоюза и в США. По существу, дипломатические отношения с ними прерваны, хотя внешняя торговля продолжается.

ТЕМА 5

МОЛДОВА

5.1. Общая характеристика

Общие данные. Республика Молдова (ранее называлась Молдавией, до революции – Бессарабией) – одно из малых государств на юго-востоке Европы, граничащее на востоке с Украиной, на западе – с Румынией. Площадь – 34 тыс. кв. км. Население – 3 млн чел. Столица – Кишинев. Административно-территориальное деление – 9 уездов, автономная территория Гагауз Ери и непризнанная мировым сообществом Приднестровская Молдавская республика. Денежная единица – лей. Политический строй – парламентская республика с 1-палатным парламентом. С момента обретения независимости президентами были: 1991–1996 – Мирча Снегур, 1996–2001 – Петр Лучинский, с 2001 – Владимир Воронин.

Очерк истории. Княжества Молдавия и Валахия, в состав которых входили современные Румыния и Молдова, возникли в XIV в.; их властители именовались господарями. При господаре Стефане Великом (1457–1504) они стали вассалами Османской (Турецкой) империи.

Часть современной Молдовы к востоку от Днестра была завоевана Россией в ходе русско-турецкой войны 1787–1791 гг., что было закреплено Ясским мирным договором 1791 г. Большая же ее часть, называемая Бессарабией, вошла в состав Российской империи по результатам русско-турецкой войны 1806–1812 гг., в соответствии с Бухарестским мирным договором 1812 г. Будущая Румыния осталась под властью Турции (до русско-турецкой войны 1877–1878 гг., по окончании которой обрела полную независимость). В составе России нынешняя Молдова составляла Бессарабскую губернию.

После революции и с началом гражданской войны в России в начале 1918 г. большая часть Бессарабии к западу от Днестра была оккупирована родственной Румынией и по существу аннексирована ей при поддержке местных националистов. Территория к востоку от Днестра (современное Приднестровье) после образования СССР была преобразована в Молдавскую автономную республику со столицей в Тирасполе в составе Украинской союзной республики.

В соответствии с пактом Молотова – Риббентропа 1939 г. между СССР и Германией Бессарабия была признана сферой интересов Советского Союза. Летом 1940 г. Румыния под нажимом СССР и Германии была вынуждена передать ее Советскому Союзу. После этого она была воссоединена с Молдавской автономией и образовала Молдавскую союзную республику в составе Союза. В начале Великой Отечественной войны в 1941 г. Молдавия была оккупирована немецко-фашистскими и румынскими войсками. В ходе Ясско-Кишиневской операции летом 1944 г. советские войска 4-го Украинского фронта под командованием маршала Ф. Толбухина вновь заняли ее. Государственную независимость Молдова обрела после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Молдавский и румынский этносы, в целом представляющие единый этнос, сложились на основе смешения населявших территорию в древности местных племен даков с римлянами, завоевавшими и романизировавшими их. Несмотря на то, что географически и этнически они относятся к Европе (хотя в Молдавии до распада СССР был принят русский алфавит, сейчас он заменен на общий с Румынией латинский алфавит) и тяготеют к Евросоюзу, их нельзя в полной мере назвать частью европейской цивилизации, подобно странам Балканского полуострова. Во-первых, они находились на периферии Европы и к тому же подверглись длительному турецкому владычеству. Во-вторых, несмотря на романскую языковую группу, они исповедуют православную религию, что еще в средние века проложило резкую культурную границу между ними и странами Запада. Не случайно историческим покровителем Дунайских княжеств (как называли Молдавию и Валахию во времена турецкого господства) в период их борьбы за освобождение от турецкого ига выступала Россия, а не страны Запада. В-третьих, русское влияние еще более усилилось после присоединения Молдавии к России. Наконец, в социально-экономическом и культурном отношениях как Румыния была самой бедной и одной из самых отсталых стран Европы (и при капитализме, и при навязанном СССР социализме), так и Молдавия была одной из самых бедных и отсталых территорий Российской империи и СССР, опережая лишь ее мусульманские (т.е. азиатские) национальные окраины. Несмотря на историческое тяготение к Румынии и то, что румынский язык является в Молдове государственным, большинство современных молдаван все же считает себя отдельной нацией (да и в их языке есть много местных диалектизмов).

В самой республике молдаване как титульная нация составляют менее 2/3 населения (около 65 %). За ее рубежами в общей сложности около 500 тыс. молдаван проживают в России, на Украине и в Казахстане.

Из других народов, населяющих Молдову, выделяются украинцы (600 тыс.), русские (550 тыс.), гагаузы (150 тыс.). Русские и украинцы преобладают в Приднестровье, где составляют большинство населения, гагаузы – коренное население юга республики, этнически родственное туркам и азербайджанцам. В настоящее время Приднестровье не признает над собой суверенитет Молдовы и представляет непризнанную мировым сообществом, но фактически самостоятельную республику. В самой столице Молдовы Кишиневе молдаване составляют немногим более половины населения.

О социально-экономической отсталости говорит и тот факт, совершенно нетипичный для современной европейской страны, что в городах живет менее половины населения республики (42 % – в советское время был несколько больше, 47 %), да и то основная часть промышленности и городского населения сосредоточены в славянском по преимуществу Приднестровье. Единственный крупный город страны – столица Кишинев с населением более 500 тыс.

Природно-экономический потенциал. Плодородная земля и мягкий климат Молдовы исторически способствовали развитию таких отраслей земледелия, как садоводство и виноделие (некоторые называли Молдавию «всесоюзным огородом и винным погребом»). По сути, они традиционно составляли основу ее экономики.

Полезными ископаемыми Молдова обделена. По сути, промышленность в ней была создана лишь в советские годы, в основном после войны. Достаточно развит транспорт, в том числе водный на реках Днестр и Прут.

В целом Молдавия давала 1 % в ВВП СССР.

Очерк современной истории. «Перестройка» в СССР оживила в Молдавии националистические и прорумынские настроения. Под их влиянием республиканский Верховный совет уже в 1989 г. объявил государственным языком румынский вместо русского, а год спустя заменил русский алфавит на латинский. Эти меры вызвали конфликт с русским большинством населения Приднестровья, которое поддержали гагаузы, недовольные молдавскими националистами. В острой борьбе на республиканских выборах 1990 г. победу с незначительным перевесом одержали националисты Народного фронта Молдовы во главе с М. Снегуром. Они сформировали правительство.

В знак протеста против их действий пророссийски настроенные депутаты вышли из парламента и, съехавшись в Приднестровье, провозгласили создание Приднестровской Молдавской республики отдельно от самой Молдавии. Одновременно объявили о выходе из нее и об образовании самостоятельной союзной республики в составе СССР гагаузы. Попытки националистических лидеров Молдавии подавить сопротивление Приднестровья вооруженной силой сформированной ими местной полиции вызвали ответное формирование вооруженных отрядов и стычки между ними.

После распада СССР конфликт между обретшей независимость Молдовой и Приднестровьем еще более обострился. Народный фронт и президент Мирча Снегур провозгласили курс на объединение с Румынией. Пророссийски настроенное Приднестровье возглавили коммунисты. Имея теперь в своем распоряжении национальную армию, власти Молдовы предприняли решительное наступление на «мятежников». Пик боевых действий пришелся на весну и лето 1992 г. В Приднестровье потянулись отряды добровольцев, преимущественно русских националистов из России. Кровопролитный штурм г. Бендеры – оплота Приднестровья на западном берегу Днестра – молдавской армией был остановлен вмешательством расположенной в Приднестровье 14-й российской армии генерала А. Лебедя. В июле 1992 г. при посредничестве России, Румынии и Украины было подписано соглашение о прекращении огня. Но ситуация, как и в аналогичных межэтнических конфликтах в Абхазии, Осетии и Карабахе, осталась патовой. Молдова не признает независимости Приднестровья, не признанного и мировым сообществом, Приднестровье, в свою очередь, не признает суверенитета Молдовы над собой. По существу оно является самостоятельным государством во главе с президентом-коммунистом русским Игорем Смирновым, имеет свои вооруженные силы и органы управления, государственные символы, русский государственный язык и алфавит, свою валюту – рубль, ведет самостоятельную внешнюю торговлю. По контрасту с агонизирующей экономикой Молдовы, здесь положение более стабильное, во многом потому, что Приднестровье было традиционной промышленной основой Молдавии с советских времен.

В данной ситуации гибкую осторожность и готовность к компромиссам проявило СБСЕ: в 1993 г. оно признало «особый статус» Приднестровья и его право на отделение от Молдовы в случае объединения ее с Румынией.

Фактическое поражение в Приднестровье в сочетании с острейшим социально-экономическим кризисом привели к падению влияния националистов. На парламентских выборах 1994 г. прорумынски настроенные партии бывшего Народного фронта потерпели поражение. Выборы показали, что основная масса молдаван считают себя отдельной нацией и не стремятся к объединению с Румынией – тем более, что ее социально-экономическое состояние не менее бедственное, чем в самой Молдове. В новой конституции 1994 г. упоминание о румынском языке было вычеркнуто, а на очередных президентских выборах 1996 г. победу одержал бывший первый секретарь республиканской компартии в советское время, русский Петр Лучинский.

Однако на посту президента Лучинский поддался влиянию окопавшихся в Кишиневе националистов и по существу продолжил политику своего предшественника. Вскоре румынский язык вновь был объявлен государственным. Это снова обострило ситуацию в республике. Под давлением националистов, опасавшихся реванша русских в парламенте, Лучинский в 1999 г. объявил референдум по вопросу о введении президентской формы правления, однако референдум даже не состоялся, не набрав кворума избирателей.

На парламентских выборах 2001 г. победу одержали коммунисты, и вслед за этим президентом был избран их лидер, русский Владимир Воронин. Молдова стала первой из республик бывшего СССР, где коммунисты вернулись к власти (Лучинский вышел из компартии еще в 1991 г.). Поначалу он провозгласил курс на вступление Молдовы в союз России и Белоруссии и объявил о возвращении русскому языку статуса государственного. Но и его постигла судьба Лучинского. Несмотря на поддержку большинством населения страны, в Кишиневе он оказался в плотном кольце молдавских националистов, своими манифестациями и фактической блокадой правительства вынудивших его поспешно отменить решение о государственном языке. Дальше Воронин пошел по пути капитуляции перед националистами и переориентации на Запад. Последовавшая относительная стабилизация экономики Молдовы окрылила националистов, и под их давлением Воронин в дальнейшем предпринял даже некоторые явно антироссийские акции. Но резкая реакция Москвы в виде временного запрета в 2006–2007 гг. на импорт молдавских вин и коньяка столь болезненно ударила по экономике республики, что показала всю степень ее зависимости от российского рынка и вынудила Воронина пойти на компромисс с Россией.

В целом политическая ситуация в Молдове по-прежнему остается патовой. Мало изменилась и ситуация с Приднестровьем: несмотря на неоднократные переговоры Лучинского, а затем Воронина с лидером ПМР и внешнюю нормализацию отношений, их результатами стали лишь взаимные декларации о готовности создать «общее государство», но никаких реальных последствий это не имело, как и аналогичные заявления президентов России и Белоруссии.

Во избежание окончательного распада республики после жестоких уроков Приднестровья, парламент Молдовы в 1994 г. признал территориальную автономию гагаузов.

Рыночные реформы в экономике начались еще в составе СССР в 1991 г. по аналогичной российской ваучерной схеме. Однако до сих пор частный сектор дает менее половины ВВП. Крайняя политическая нестабильность в республике и конфликт с Приднестровьем плачевно отразились на состоянии ее экономики. К концу 90-х годов ВВП Молдовы достиг низшей отметки 31 % от уровня советского периода. И даже в 2003 г. он составлял всего 38 %. Основа продукции молдавской экономики – фрукты, вина и коньяк – по-прежнему находят сбыт преимущественно в России. Сохраняется хронический дефицит бюджета. И хотя с начала 2000-х годов наметился медленный, крайне неуверенный подъем экономики, в целом она остается депрессивной.

Следствием коллапса экономики стал жестокий социальный кризис. По оценкам Европейского банка реконструкции и развития, две трети населения Молдовы живут за чертой бедности, а средняя зарплата не превышает 20 долларов в месяц. В целом жизненный уровень по сравнению с советским периодом упал в 10 раз! По этим показателям Молдова «соперничает» на постсоветском пространстве лишь с Таджикистаном, пережившим гражданскую войну. По индексу человеческого развития, измеряемому ООН, она находится на 105-м месте в мире из 173. В связи с этим, высок уровень трудовой миграции молдаван, преимущественно в Россию.

5.2. Внешняя политика

Главными торговыми партнерами Молдовы остаются приграничные Россия и Украина. На сложившемся европейском рынке молдавские вина, коньяк и фрукты остаются невостребованны. Введенный Россией в 2006–2007 гг. временный запрет на импорт молдавских вин и коньяка в ответ на антироссийские действия молдавских властей настолько болезненно отразился на экономике республики, что лишний раз наглядно показал ее обреченность зависеть от России и ее рынка – в том числе и рынка труда, поскольку именно в России нищие безработные молдаване находят себе работу и пропитание.

Несмотря на сложность и натянутость отношений с Россией, именно она остановила кровавый конфликт в Приднестровье и по-прежнему остается гарантом сохранения мира в республике. В Приднестровье Россия сохраняет сокращенный до 2,5 тыс. контингент бывшей 14-й армии и склады оружия. И хотя Молдова неоднократно требовала вывести остатки российских войск, против этого резко выступает Приднестровье, справедливо считая их основным гарантом мира.

В Европе главный приоритет Молдовы – особые отношения с Румынией. Хотя планы объединения с ней утратили актуальность, а экономические связи слабы из-за низкого потенциала обоих государств, Румыния продолжает играть роль «старшей сестры» в отношениях с Молдовой.

С приграничной Украиной, помимо экономических связей, Молдову соединяет членство в блоке ГУАМ. Однако, несмотря на общность стремлений украинских и молдавских националистов максимально противостоять «диктату Москвы», в реальности этот блок является самым слабым и непрочным на территории СНГ, и прежде всего по причине бедственного положения экономики в его странах-участницах.

В военно-политическом отношении Молдова придерживается провозглашенного в конституции 1994 г. нейтралитета и не участвует ни в НАТО, ни в военных блоках на территории СНГ.

ТЕМА 6

ГОСУДАРСТВА ЗАКАВКАЗСКОГО РЕГИОНА

6.1. Общие особенности Закавказского региона

Закавказский регион объединяет 3 южных республики бывшего СССР между Черным и Каспийским морями, к югу от Большого Кавказского хребта – Грузию, Армению и Азербайджан. Общая площадь региона – 186 тыс. кв. км. Общая численность населения – 15 млн чел. С севера он примыкает к России, на юге граничит с Турцией и Ираном.

В отличие от Балтийского и Центрально-Азиатского регионов, страны Закавказья имеют сравнительно немного общих черт, главной из них является географическая близость. Однако некоторые общие особенности все же прослеживаются:

1. Отдаленное этническое родство. Народы этих стран относятся к южной, азиатской ветви европеоидной расы и имеют большее языковое сходство в составе индоевропейской семьи, чем с европейскими нациями (хотя грузинский и армянский языки имеют самобытное происхождение, а азербайджанцы этнически родственны народам Турции, Ирана и Центральной Азии).

Столь же отдаленное сходство можно отметить и в социально-бытовом укладе и традициях, в целом типичных для большинства азиатских народов. До сих пор заметны пережитки кланового и родоплеменного деления.

Вместе с тем, в целом между ними в отношении культурного развития пролегает резкая грань. Грузия и Армения – не только страны древней цивилизации, наиболее высокой по уровню среди южных и восточных республик СНГ, но и исповедуют христианскую религию, благодаря чему их культура является исключительно самобытной и отличной от восточной; но и отнести их в полной мере к европейской цивилизации тоже нельзя, вследствие местных традиций, влияния азиатских завоевателей (прежде всего Турции и Ирана) и территориальной оторванности (так же, как нельзя отнести в полной мере к Западу страны Балкан). Азербайджан, напротив, как этнически, так и культурно (по причине мусульманской религии) гораздо ближе к республикам Центральной Азии, Турции и Ирану.

2. Культурно-этническое несходство, в сочетании с частичным территориальным смешением и наличием соседних анклавов внутри стран (например, арменизированного Карабаха в Азербайджане), определило взрывоопасный межэтнический климат в регионе. Старинные традиции вражды еще более усугубились после советского национально-территориального деления 20–30-х годов, когда спорные территории и некоторые этнические меньшинства были произвольно включены в состав той или иной союзной республики вопреки их желанию. В процессе и после распада СССР эти противоречия обернулись кровавыми и до сих пор до конца не разрешенными конфликтами между Арменией и Азербайджаном из-за спорных территорий, между Грузией, с одной стороны, и подчиненными ей Абхазией и Южной Осетией, с другой стороны.

В целом межэтнический климат в Закавказье можно признать наиболее сложным и опасным по всему периметру бывшего Советского Союза. В 90-е годы его взрыв принес народам региона неисчислимые бедствия и отбросил в развитии далеко назад. Лишь миротворческая роль России спасла их от продолжения безрезультатной бойни и не позволила осуществить Турции военное вмешательство в своих интересах.

3. В экономическом отношении страны региона объединяют среднеразвитый промышленный потенциал, развитая транспортная сеть, высокий удельный вес сферы услуг и однотипное сельское хозяйство, основу которого составляет садоводство и особенно виноградарство. Кроме того, благодатный субтропический климат и наличие целебных минеральных источников определяет высокую роль курортов в экономике стран (особенно в Грузии, бывшей одной из всесоюзных курортных здравниц, наряду с Северным Кавказом и Крымом).

4. Еще в дореволюционные и особенно в советские времена сложился традиционно высокий уровень трудовых миграций народов Закавказья в Россию. Грузины и армяне в большом количестве учились в русских вузах, работали в торговле, здравоохранении и сфере услуг, азербайджанцы традиционно специализировались на рыночной торговле (последнее сохраняется до сих пор).

В политическом отношении между тремя странами мало общего. В Азербайджане утвердился типичный для восточных стран авторитарный режим, Грузия и Армения колеблются между авторитаризмом и демократией, подобно России. Еще меньше сходств во внешней политике, доминирующие векторы которой у каждой страны свои: на современном этапе Грузия в наибольшей степени тяготеет к Западу, Армения – к России, Азербайджан – к Турции.

6.2. Грузия

Общие данные. Республика Грузия – государство в западной части Закавказья, у восточного побережья Черного моря, граничащее на севере с Россией, на востоке и юге – с Азербайджаном, Арменией и Турцией. Площадь – около 70 тыс. кв. км. Население – 4 млн чел. Столица – Тбилиси (до революции называлась Тифлис). Административно-территориальное деление – 9 краев, 2 города со статусом края – Тбилиси и Поти, Абхазская и Аджарская автономные республики. Абхазия и упраздненная Юго-Осетинская автономная область фактически не контролируются властями Грузии. Денежная единица – лари. Политический строй – президентская республика с 2-палатным парламентом. С момента обретения независимости президентами были: 1991–1992 – Звиад Гамсахурдия, 1992–2003 – Эдуард Шеварднадзе, с 2004 – Михаил Саакашвили.

Очерк истории. Грузия – культурнейшая из всех южных и восточных республик бывшего СССР, хотя исторически грузинский этнос менее древний по сравнению с армянским. Грузинский алфавит – один из древнейших в мире. Племена предков современных грузин пришли в Закавказье еще в начале 1-го тысячелетия до н.э. В середине этого тысячелетия на западе современной Грузии сформировалось Колхидское царство, а на востоке – Картлийское. В I в. до н.э. они были завоеваны Римом (конкретно – Помпеем Великим). В IV в., немного позже Армении, в Картли, а в VI в. – в Колхиде утвердилась христианская религия. Впоследствии Грузия примкнула к православной ветви христианства. Вскоре после распада Римской империи, в VI–VII вв. Колхида и Картли оказались под властью Византийской империи – наследницы Рима на востоке, гегемония в которой принадлежала грекам. В VII–IX вв. часть грузинских земель была завоевана Арабским халифатом.

В конце X в. царь Баграт III объединил Грузию в единое и независимое государство. Его потомки правили в стране до утраты ею независимости. Своего расцвета Грузия достигла при царе Давиде Строителе (1089–1125 гг.) и особенно при его внучке, легендарной царице Тамаре (1184–1213 гг.). К концу правления Тамары Грузинское царство простиралось от Черного до Каспийского моря. К ее эпохе относится расцвет средневековой грузинской культуры, в частности творчество великого поэта Шота Руставели.

Расцвет Грузии был прерван опустошительным нашествием монголов Чингис-хана в XIII в. На рубеже XIV–XV вв. она подверглась не менее разорительному нашествию Тамерлана. Начиная с XVI в. грузинские земли стали ареной борьбы между турецкими султанами и персидскими шахами, по очереди подвергавших страну разрушительным набегам. К тому времени Грузия фактически распалась на ряд малых царств – Кахетию, Картли, Имеретию, Мингрелию и др., попавших в вассальную зависимость от турецких либо персидских завоевателей.

По мере усиления в XVIII в. единоверной России грузины все чаще стали обращать взоры на нее, как на покровительницу и защитницу. В 1783 г. грузинский царь Ираклий II заключил с императрицей Екатериной Великой Георгиевский трактат, по которому Картлийско-Кахетинское царство переходило под протекторат России. Окончательно Грузия была включена в состав Российской империи в 1801 г., в начале царствования Александра I. После упразднения власти грузинских царей династии Багратионов она была поделена на Тифлисскую и Кутаисскую губернии и Батумскую область. В дальнейшем главный город Грузии Тифлис (современный Тбилиси) стал центром Кавказского наместничества, в которое, наряду с Грузией, вошли Армения, Азербайджан и Северный Кавказ. Среди главноуправляющих Грузией и наместников Кавказа были выдающиеся русские военные и государственные деятели – генерал А.П. Ермолов, светлейший князь М.С. Воронцов, фельдмаршал князь А.И. Барятинский, генерал граф И.И. Воронцов-Дашков. В свою очередь, представители грузинской дворянской элиты нередко занимали крупные посты в государственном и военном аппарате Империи. Наиболее известен среди них один из главных героев Отечественной войны 1812 г. с Наполеоном, потомок грузинских царей и любимый ученик Суворова князь П.И. Багратион.

В конце XIX в. началось промышленное развитие Грузии, что способствовало распространению влияния социал-демократов. Грузинские меньшевики и их лидеры Чхеидзе, Церетели, Гегечкори, Жордания представляли одну из наиболее активных групп российской социал-демократии. Некоторые из них прославились в Государственной думе России. После Февральских событий 1917 г. Н. Чхеидзе возглавлял Петроградский совет, а И. Церетели был одним из ведущих министров Временного правительства А. Керенского. Немало грузин было и в руководстве большевиков, среди них – И.В. Сталин (Джугашвили),

С. Орджоникидзе, позднее Л.П. Берия.

После революции власть в Грузии в 1918 г. перешла к грузинским меньшевикам, которые провозгласили ее независимость. После Брестского мира она была оккупирована немцами и турками, а по окончании Первой мировой войны поражением Германии и ее союзников в конце 1918 г. – англичанами. Те и другие не признавали независимость республики, но англичане не препятствовали ее внутреннему самоуправлению. В 1920 г. Советская Россия официально признала независимость Грузии, но после ухода английских войск планы изменились. В феврале 1921 г. местные большевики подняли восстание, и Красная армия поспешила им на помощь. В Грузии была установлена советская власть. С образованием СССР в 1922 г. Грузия вошла в него в составе Закавказской федерации, а по конституции 1936 г., упразднившей эту федерацию, обрела статус самостоятельной и равноправной союзной республики. Из национальных меньшинств в ее составе были образованы Абхазская и Аджарская автономные республики и Юго-Осетинская автономная область.

Хотя сам И.В. Сталин был грузином, как прагматик, понимавший государствообразующую роль России в СССР, он жестоко пресекал любые проявления национализма в Грузии, как и в других республиках. С другой стороны, и при нем, и в последующие годы, с учетом фрондерских настроений грузинской интеллигенции в республике искусственно поддерживался достаточно высокий даже по среднесоюзным меркам уровень жизни.

Государственную независимость Грузия реально обрела после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Титульная нация республики – грузины представляют собой не вполне однородный этнос, поскольку Грузия долго оставалась раздробленной. Сохраняется диалектное местное деление на кахетинцев, картлийцев, имеретинцев, сванов, мингрелов и др. Вместе с тем, они – несомненно единая нация. В этом отношении их можно сравнить с немцами, и по той же причине. И подобно немцам, между ними существуют религиозные различия: хотя подавляющее большинство грузин (картлийцы, кахетинцы, имеретинцы и др.) – православные, часть исповедует ислам (в том числе мингрелы, сваны). Из основных местных национальных меньшинств абхазы и аджарцы являются мусульманами, осетины – православными.

В республике грузины составляют 70 % населения. Их зарубежная диаспора невелика, в отличие от армян: 300 тыс. грузин (мусульманской веры) проживают в Турции, 100 тыс. – в России (по неофициальным данным – гораздо больше). Грузины внесли большой вклад в развитие русской культуры в советский период. Среди них – выдающийся кинорежиссер классических фильмов Георгий Данелия, знаменитый бард Булат Окуджава, композитор Вано Мурадели, в современный период – скульптор Зураб Церетели и др. Но, если русифицированные грузины (вроде Б. Окуджавы и артиста О. Басилашвили) после распада Союза остались в России, основная масса уехала на родину.

Как и армяне, грузины, с одной стороны, по внешнему облику, языку и некоторым народным обычаям относятся к восточным народам; но их культура является исключительно самобытной и (подобно русской и армянской) не может быть вполне отнесена ни к европейскому, ни к азиатскому типу. Во многом это (как и у армян) – следствие православной религии, сближающей их с Россией. Глава Грузинской церкви – католикос является экзархом Русской православной церкви. Особенной чертой коренных грузин являются исключительно развитые национальные чувства (в отличие от тех же армян, более гибких и легко приспосабливающихся к любой ситуации).

Из других народов к концу советского периода в Грузии наибольшую численность составляли 400 тыс. армян, 300 тыс. русских, 300 тыс. азербайджанцев, 150 тыс. осетин.

Многонациональный характер республики сыграл роковую роль для нее после распада СССР. Если диаспоры «пришлых» народов (армяне, русские, азербайджанцы) частью уехали на историческую родину, частью приспособились, то компактно проживающие местные национальные меньшинства – абхазы, осетины и отчасти аджарцы по «цепной реакции» подняли знамя борьбы за независимость и буквально взорвали межэтническую ситуацию в стране.

К концу советского периода 55 % населения Грузии жили в городах, что говорит о среднем уровне индустриального развития. Крупнейший город республики – столица Тбилиси (1 млн 300 тыс. чел.).

Природно-экономический потенциал. Грузия богата запасами марганца, каменного угля и минеральными источниками (среди которых всемирно известен Боржоми). В советское время построены предприятия большинства отраслей обрабатывающей промышленности и энергетики.

В сельском хозяйстве главными отраслями традиционно являются виноградарство и виноделие, выращивание чая, цитрусовых и табака.

Важное значение общесоюзного масштаба имели черноморские порты Грузии (Поти, абхазский Сухуми, аджарский Батуми) и ее курорты – как приморские (Гагры, Пицунда, Гудаута, все – в Абхазии), так и сухопутные (Боржоми, Цхалтубо).

Грузия вносила 1,5 % в ВВП СССР. Однако, учитывая ее культурный потенциал, уровень жизни в ней в советское время искусственно повышался до уровня даже выше среднесоюзного. Тем больнее ударил по ней кризис после распада Союза.

Очерк современной истории. Политические реформы М. Горбачева в СССР конца 80-х годов вызвали в Грузии, как почти во всех союзных республиках (за исключением самой России и Белоруссии), всплеск националистических настроений. Как и повсюду, они подогревались местной интеллигенцией. Но из всех южных и восточных республик СССР только в Грузии националисты еще до распада Союза одержали победу, поскольку здесь интеллигенция составляла значительную и влиятельную прослойку, а ее пропаганда успешно «легла» на своеобразный менталитет грузинского народа. По иронии судьбы, в наиболее значительной национальной автономии Грузии – Абхазии это по цепной реакции вызвало выступления местного населения за независимость от Грузии. Грузинские националисты стали собираться на митинги, требуя наказать абхазов. Один из таких несанкционированных митингов в апреле 1989 г. в Тбилиси был разогнан советскими войсками, при этом погибли люди. Это вызвало рост антисоветских и антирусских настроений.

На республиканских выборах осенью 1990 г. победили националисты во главе с бывшим диссидентом Звиадом Гамсахурдия. Придя к власти, они взяли курс на ликвидацию местных национальных автономий. В ответ Абхазия и Южная Осетия провозгласили независимость от Грузии. Тогда Верховный совет Грузии отменил призыв населения республики в советскую армию и учредил собственную Национальную гвардию. Ее отряды вторглись в Южную Осетию с намерением подавить в ней сепаратизм, но осетины в ответ сформировали собственные вооруженные отряды и перешли к обороне. Началась затяжная война. Тем временем, Гамсахурдия и его окружение отказались от участия Грузии в назначенном Горбачевым на март 1991 г. референдуме по вопросу о сохранении Советского Союза и вместо этого провели референдум о независимости Грузии. Население Грузии, подогреваемое националистами, в большинстве высказалось за независимость, население Абхазии и Южной Осетии – против, за сохранение СССР. В апреле 1991 г. Верховный совет республики провозгласил независимость Грузии и восстановление меньшевистской конституции 1921 г. Союзные власти не признали этого, но и не приняли мер для подавления сепаратизма. В Ново-Огаревских переговорах о новом союзном договоре Грузия, подобно республикам Прибалтики, участвовать отказалась. Так же, как и они, она отказалась от вступления в СНГ после окончательного распада СССР.

Однако в том же году политическая ситуация в стране резко осложнилась. Первый президент Гамсахурдия, несмотря на имидж демократа, оказался абсолютно негибким политиком, неисправимым ультранационалистом и беспомощным администратором при смехотворных в этой ситуации диктаторских амбициях. Своими неумелыми и сумасбродными действиями он вскоре вызвал массовое недовольство. В декабре 1991 г. развернулась гражданская война между сторонниками президента (звиадистами) и оппозицией, на сторону которой перешла Национальная гвардия. После кровопролитных боев в Тбилиси в январе 1992 г. Гамсахурдия был свергнут и бежал за границу. К власти пришел Военный совет во главе с Тенгизом Китовани. Бои между звиадистами и войсками нового правительства продолжались еще несколько месяцев на родине Гамсахурдия, в Мингрелии, где он имел немало сторонников. В 1994 г. Гамсахурдия, по официальной версии, покончил самоубийством, по неофициальной – был убит.

В марте 1992 г. Военный совет передал власть приглашенному из Москвы наиболее опытному и авторитетному грузинскому политику (объявленному Гамсахурдией врагом государства), в прошлом многолетнему руководителю республиканской компартии, затем министру иностранных дел СССР в правительстве Горбачева и одному из активных деятелей «перестройки» Эдуарду Шеварднадзе. Шеварднадзе первым делом обратился к России за посредничеством в достижении перемирия в Южной Осетии, где уже полтора года шли безрезультатные бои (ранее Россия предлагала свое посредничество Гамсахурдии, но тот отказался принять его). В июле 1992 г. в Дагомысе было подписано соглашение между ним и президентом Южной Осетии Л. Чибировым о прекращении огня. С согласия сторон, для обеспечения перемирия Россия ввела свои войска в зону конфликта. По существу, Южная Осетия (подобно молдавскому Приднестровью и азербайджанскому Карабаху) стала самостоятельным непризнанным государством, экономически и политически зависимым от России. Почти половина ее населения приняла российское гражданство, не желая возвращаться в грузинское подданство.

Однако, прекратив войну в Осетии, Шеварднадзе тут же, в августе 1992 г. позволил Грузии втянуться в аналогичную и еще более кровопролитную войну с Абхазией, также еще в 1990 г. провозгласившей свою независимость от Грузии. Абхазы, поддержанные добровольцами из мусульманских горцев Кавказа, в ответ нанесли разложившимся полубандитским грузинским отрядам Китовани и Иоселиани (последний раньше был профессиональным уголовником) сокрушительное поражение. Абхазы, давно ненавидевшие грузин, терроризировали и местное грузинское население. В результате многочисленные ранее в Абхазии грузины поголовно бежали из нее во внутренние области Грузии. Парадоксально, но в борьбе за независимость от православной Грузии мусульманская Абхазия обратилась за помощью к православной же России, так как политические интересы их в данном случае совпали. Под нажимом России и при поддержке ООН в июне 1993 г. было подписано соглашение о прекращении огня между Шеварднадзе и президентом Абхазии В. Ардзинбой. В пограничную зону конфликта на р. Ингури Россия ввела свои миротворческие войска. Абхазия, как и Осетия, осталась фактически независимой от Грузии, хотя и непризнанной страной. Она целиком ориентируется на Россию, 70 % ее жителей приняли российское гражданство. В этих условиях, с учетом массового исхода из Абхазии грузинского населения, надежды Грузии на ее подчинение несбыточны. Тем не менее, Шеварднадзе в 2002 г. попытался использовать против абхазов их бывших союзников – чеченских террористов, отряд которых был переброшен в Кодорское ущелье, но их атака была отбита. Двуличное поведение президента Грузии вызвало тогда резкую реакцию России.

Шеварднадзе, избранный в дальнейшем президентом, отчасти содействовал политической стабилизации внутри страны и внешней нормализации отношений с Россией. В октябре 1993 г. Грузия вступила в СНГ, хотя фактически не участвует в его работе. В политике он был абсолютным хамелеоном: в советские времена – классическим партийным бонзой, в годы «перестройки» преобразился в демократа и на посту министра иностранных дел СССР в угоду Западу и в соответствии с бесхребетной линией Горбачева сдавал одну позицию за другой, а после распада Союза (а не до, в отличие от Гамсахурдия) сделался рьяным грузинским патриотом. Однако, несмотря на политический опыт и тактику лавирования, он все более терял авторитет в стране. В отличие от его «двойника» Гейдара Алиева в Азербайджане, он не сумел ни консолидировать нацию, ни справиться с исключительно высокой коррупцией, ни добиться ощутимого экономического роста. Поражения в Абхазии и Осетии тоже не добавили ему популярности. Оппозиция в парламенте все более росла.

Ситуация разрешилась ноябрьскими событиями 2003 г., получившими в прессе название «революция роз». Оппозиция во главе с правым националистом Михаилом Саакашвили обвинила Шеварднадзе в фальсификации парламентских выборов и устроила массовые митинги протеста по всей республике, грозившие перейти во всеобщее восстание. В этих условиях Шеварднадзе был вынужден 23 ноября досрочно уйти в отставку с поста президента. На внеочередных президентских выборах победу одержал Саакашвили. Последний, придя к власти, предпринял меры по изоляции политических противников и фактическому изгнанию их из парламента. Новый президент взял политический курс, во многом напоминающий Гамсахурдия, но несколько более осторожный, с учетом печальной судьбы последнего. Его резкие политические заявления и порой непродуманные действия не способствовали улучшению ни экономического, ни социально-политического климата в Грузии, ни восстановлению ее территориальной целостности. Более того, усилились сепаратистские настроения Аджарии и ее руководства, хотя на военную конфронтацию с Грузией она, в отличие от Абхазии и Осетии, не решается.

Разрыв хозяйственных связей после распада СССР и этнические войны в Абхазии и Осетии буквально сокрушили экономику независимой Грузии, к тому же лишившуюся привычных союзных дотаций. К 1994 г. ВВП республики упал в 4 раза – рекордная цифра по всему периметру постсоветского пространства. Темпы гиперинфляции также были одними из самых высоких в бывшем СССР – за 4 года цены выросли в 250 тысяч раз. В процессе рыночных реформ прошла приватизация, сейчас частный сектор составляет 60 % ВВП. Тем не менее, из-за высокой коррупции и наводнения экономики криминальными структурами промышленность до сих пор не может выйти из бедственного положения, ее продукция не достигает и пятой части советского уровня.

Махровым цветом процветает теневая экономика, по неофициальным данным составляющая около половины ВВП. Правительство не может обеспечить эффективный сбор налогов, собирается не более половины. Внешняя торговля осложняется высоким уровнем контрабанды, особенно через неконтролируемые грузинскими властями Абхазию и Южную Осетию. Внешний долг страны составил 1,7 млрд долларов.

В сельском хозяйстве положение лучше. Все колхозы и совхозы были распущены, земля роздана в частную собственность. Но даже в 2003 г. ВВП Грузии составлял всего 40 % от советского уровня. Надеясь выправить ситуацию с помощью развития транзитного транспорта, грузинские власти берут иностранные кредиты и активно ищут каналы привлечения других инвестиций. Однако иностранный капитал не спешит вкладывать деньги в экономику страны, пораженной национальным и политическим кризисом и коррупцией снизу доверху.

Прямым следствием перечисленного является глубокий социальный кризис. За чертой бедности живет 58 % населения, уровень потребления домашних хозяйств составляет в среднем 30 % от советского времени. По индексу человеческого развития ООН Грузия стоит на 81-м месте в мире, вслед за Украиной. Средняя зарплата колеблется, по неофициальным данным, от 10 до 15 долларов в месяц (официальная статистика насквозь фальсифицируется). Значительная часть населения выживает только за счет помощи родственников, выезжающих на заработки в Россию.

Внешняя политика. Вопреки здравому смыслу и историческим традициям, руководствуясь одними национальными амбициями, политическая элита независимой Грузии с самого начала избрала линию дистанцирования от России – единственной реальной защитницы своей страны. По существу она (подобно польским националистам после русской революции) подменила право на независимость стремлением подавить претензии на то же право со стороны народов, очутившихся в ее составе в процессе формирования СССР, и тем самым собственными руками определила ответную позицию России, фактически поддержавшей эти народы. Первый президент независимой Грузии З. Гамсахурдия фактически прекратил всякие экономические и политические связи с Россией

В начале правления Э. Шеварднадзе наметилось сближение, тем более что Россия помогла ему придти к власти. Тем не менее, не полагаясь на него в полной мере и учитывая стремление абхазов и осетин под ее защиту, она заняла двойственную позицию: политики официально заверяли в нерушимости территориальной целостности Грузии, но параллельно военные негласно помогали мятежной Абхазии оружием (кроме того, действия России против этих народов могли бы осложнить настроения среди родственных им горцев Северного Кавказа). В результате Россия с вынужденного согласия Шеварднадзе, понимавшего невозможность разрешить абхазский и осетинский конфликты без ее посредничества, ввела в Абхазию и Осетию свои войска и обрела на территории Грузии 4 военных базы – в Гудауте (Абхазия), Вазиани, Батуми и Ахалкалаки. В обмен на это она, уступая просьбам Шеварднадзе, предприняла экономические санкции против мятежной Абхазии.

Но начиная с 1996 г. Шеварднадзе, уступая давлению националистов (грузинский парламент отказался ратифицировать договор о военных базах), изменил свою позицию и стал добиваться вывода российских войск. Отношения вновь осложнились. На сегодняшний день Россия вывела из Грузии своих пограничников, охранявших внешнюю границу Грузии по первоначальному договору с Шеварднадзе, и ликвидировала одну военную базу в Вазиани (под Тбилиси). Против вывода остальных возражают местное население и руководство Абхазии и Аджарии, опасаясь непредсказуемых действий грузинских властей. С другой стороны, в ответ на недружественные действия Шеварднадзе Россия прекратила экономические санкции против Абхазии. Идя дальше на поводу у грузинских националистов, Шеварднадзе стал оказывать негласную поддержку чеченским боевикам, а в ответ на протесты России заявлял, что это не боевики, а «беженцы, пострадавшие от жестокостей русских войск». После этого Россия в 2001 г. ввела визовый режим для граждан Грузии (единственный прецедент в СНГ), кроме проживающих в Абхазии и Южной Осетии. Лишь с началом антитеррористической операции США против талибов в Афганистане в конце 2001 г. Россия сумела заручиться поддержкой американцев в этом вопросе и добилась от Грузии ликвидации гнезда чеченских террористов в Панкисском ущелье.

С приходом к власти более откровенного националиста М. Саакашвили отношения с Россией еще более обострились. После ряда антироссийских заявлений и военных провокаций в районе Кодорского ущелья, Россия в 2006–2007 гг. ввела временное эмбарго на импорт грузинских вин. Эта мера настолько резко ударила по экономике Грузии (поскольку в Европе ее вина не находят сбыт по причине изобилия собственных), что несколько отрезвила горячие головы в грузинском руководстве и заставила соблюдать международные правила. Грузия обречена зависеть от торговых отношений с Россией, а для многих ее граждан выезд на заработки в Россию – источник выживания. Однако и по сей день позиция официального Тбилиси остается в целом враждебной России в надежде на поддержку со стороны Запада.

США со своей стороны выгодно использовать антироссийские настроения властей Грузии для создания в ее лице своего агента влияния в Закавказье. Тем более, что Грузия для американцев – транзитный путь к каспийской нефти, альтернативной нефти арабской. Поэтому США оказывают финансовую помощь Грузии и помогают в вооружении и обучении ее армии (поскольку изначально, при Гамсахурдии Грузия не входила в СНГ и отказалась от участия в разделе советских вооруженных сил, ей пришлось создавать свою армию с нуля). Уже при Саакашвили Грузия поддержала агрессию США в Ираке и символически выделила в «помощь» им свой батальон. В угоду США Грузия по инициативе Саакашвили объявила английский язык вторым государственным (несмотря на то, что фактически языком межнационального общения в ней остается русский).

Страны Евросоюза оказывают ограниченную помощь Грузии в целях реализации проекта ТраСЕКА – транспортного нефтегазового коридора Европа – Кавказ – Азия в обход России. С 1999 г. Грузия входит во Всемирную торговую организацию (ВТО). Стремясь интегрироваться в НАТО и Евросоюз, Грузия проводит на своей территории военные учения НАТО в рамках программы «Партнерство во имя мира». Но в качестве военного союзника грузинская армия не представляет интереса, несмотря на опыт участия в военных конфликтах – будучи создана в свое время из анархических по сути, самодеятельных формирований и на фоне общего разложения и коррупции в государственном аппарате Грузии, она до сих пор не представляет из себя боеспособной силы, и только поэтому ей смогли наносить поражения во много раз меньшие отряды осетин и абхазов (грузинская армия составляет 26 тыс. чел., в то время как абхазская – всего 5 тыс., а юго-осетинская – 2 тыс.). Однако, стремясь окончательно изолировать Грузию от России, руководство НАТО поставило на очередь вопрос об ее принятии в альянс.

После распада СССР началось активное сближение Грузии (как и Азербайджана) с Турцией. Турция превращается в главного торгового партнера и одного из кредиторов Грузии, ведется совместное строительство дорог и трубопроводов. Для Турции, как и для США, Грузия – прежде всего мост к каспийской нефти.

Из стран СНГ Грузия наиболее активно сотрудничает в области экономики с Азербайджаном. Она входит в ГУАМ – экономический союз Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы, эффективность и прочность которого, однако, невысоки.

6.3. Армения

Общие данные. Республика Армения – государство в центральной части Закавказья у восточного побережья Каспийского моря, граничащее с Грузией, Азербайджаном и Турцией. Площадь – около 30 тыс. кв. км (самая маленькая по территории республика бывшего СССР). Население – 3 млн чел. Столица – Ереван (до революции официально назывался Эривань). Административно-территориальное деление – 10 марзов (областей). Денежная единица – драм. Политический строй – парламентская республика с 1-палатным парламентом. С момента обретения независимости президентами были: 1991–1997 – Левон Тер-Петросян, с 1998 – Роберт Кочарян.

Очерк истории. Армения – страна древнейшей цивилизации на постсоветском пространстве. В VII в. до н.э. на развалинах государства Урарту сложилось Армянское царство, вошедшее позднее в состав Персидского царства Ахеменидов, а после его завоевания Александром Македонским в IV в. до н.э. и распада его державы после его смерти – в государство Селевкидов во главе с Сирией. После гибели последнего образовалось государство Великая Армения с современным центром в долине Арарата, расширившее свои границы до Каспийского моря. Оно достигло расцвета в I в. до н.э. при царе Тигране Великом (95–56 до н.э.), который распространил власть Армении на обширную территорию от Черного и Каспийского до Средиземного моря. После смерти Тиграна Великого созданная им держава распалась.

В средние века Армения поочередно находилась под властью Персии, Арабского халифата, Византийской империи, испытала завоевательные нашествия Чингис-хана и Тамерлана. Армения раньше всех народов бывшего СССР, еще в IV в. приняла христианство. В XVII в. она была поделена между турецким султаном и персидским шахом: западные земли отошли к Османской империи, восточные – к Персии (Ирану).

После русско-персидской войны 1826–1828 гг. и русско-турецкой войны 1828–1829 гг. при императоре Николае I по Туркманчайскому и Адрианопольскому мирным договорам большая часть Армении вошла в состав Российской империи. Часть западных земель осталась в составе Турции. Так армян постигла судьба разделенных народов. Однако еще до этого, в период опустошительной борьбы за ее земли между турками и персами, началось великое рассеяние армян по всему миру, по степени которого они находятся на первом месте в бывшем СССР после русских. В Российской империи Армения образовала Эриванскую губернию, наряду с землями Грузии, Азербайджана и Северного Кавказа входившую в состав Кавказского наместничества. Некоторые представители армянской знати занимали крупные посты в Империи, в частности фактический диктатор в конце царствования Александра II граф М. Лорис-Меликов. В годы Первой мировой войны турки на подвластной им территории Западной Армении устроили массовый геноцид армян, истребив около 1 миллиона человек. В лице России армяне имели защитницу от агрессии мусульманских держав, прежде всего от Турции и Ирана.

После революции в 1918 г. была провозглашена независимость Армении. К власти пришла националистическая партия Дашнак-цутюн (дашнаки). После Брестского мира часть ее была временно оккупирована турками. Но и после поражения турок в Первой мировой войне Армении пришлось вести войны за свои территории с Грузией и Азербайджаном. Запад не признал юридически независимость Армении, как и других государств Закавказья, но по Севрскому мирному договору с Турцией 1920 г. оговорил за ней право на возвращение от турок исторических земель. В конце 1920 г. в Армению вступила Красная армия. Дашнаки потеряли власть. Большевики же, заключившие союз с кемалистской Турцией и более близкими им азербайджанскими коммунистами, передали спорные территории Карабаха и Нахичевани, исторически входившие в состав Армении, Азербайджану. После образования СССР в 1922 г. Армения вошла в Закавказскую федерацию (ЗСФСР) в состав Советского Союза. Лишь по конституции 1936 г., упразднившей эту федерацию, она была преобразована в самостоятельную равноправную союзную республику. Среди армян, игравших выдающуюся роль в советский период, можно выделить крупного деятеля КПСС, многолетнего члена Политбюро Анастаса Микояна, его брата, крупнейшего конструктора истребителей МИГов Артема Микояна, маршала Ивана (Ованеса) Баграмяна, среди деятелей культуры – выдающегося композитора Арама Хачатуряна. Государственную независимость Армения обрела после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Титульная нация республики – армяне являются, наряду с грузинами, наиболее культурно развитым этносом среди южных народов бывшего Союза. Этому способствовали и древнейшая национальная культура, и раннее принятие христианства (еще в IV в.). И хотя внешне и этнически армяне, как и грузины, относятся к восточным народам, их цивилизация совершенно самобытна, и лишь некоторые элементы бытового уклада отчасти роднят их в этом отношении с азиатами. Армяно-григорианская церковь представляет отдельную христианскую конфессию. Ее возглавляет католикос. Самобытными являются также армянский язык и алфавит. Армянская письменность древнего происхождения, ее изобрел еще в начале V в. монах Месроп Маштоц.

К концу советского периода (по переписи 1989 г.) армяне составляли 93 % населения в своей республике. Армению можно было назвать одной из самых моноэтничных республик СССР.

Как отмечалось выше, историческая судьба рассеяла армян по всему миру. Они имеют сильные многочисленные диаспоры во многих странах Европы, Азии, Африки и Америки, уступая в этом на постсоветском пространстве только русским – но, если сравнить маленькую Армению с громадной Россией, этот факт выглядит вообще уникальным. За пределами Армении 650 тыс. армян проживали в США, 500 тыс. в Азербайджане, 400 тыс. в России, 250 тыс. во Франции, 200 тыс. в Иране, 150 тыс. в Турции, 150 тыс. в Ливане, 100 тыс. в Сирии. За годы армяно-азербайджанской войны в Карабахе 300 тыс. армян бежали из Азербайджана от геноцида на родину.

Диаспоры других народов в самой Армении были немногочисленны, а сейчас практически исчезли. В советское время здесь жило до 100 тыс. азербайджанцев, русских – около 50 тыс. За годы независимости азербайджанцы, традиционно этнически враждебные армянам, в обстановке войны в Карабахе покинули Армению практически поголовно, большинство русских тоже уехали. Доля этнических меньшинств сократилась с 7 до 3 %.

Более 2/3 населения Армении проживают в городах. Крупный город страны – столица Ереван с населением 1 млн 200 тыс. чел.

Природно-экономический потенциал. Армения – горная страна с богатыми запасами цветных металлов, железа, драгоценных камней и минеральных вод.

Вместе с тем она находится в сейсмически опасной зоне и нередко подвергается землетрясениям. Мощное землетрясение 1989 г. практически уничтожило города Ленинакан (ныне Гюмри) и Спитак.

Особое место в экономике Армении занимают виноградарство, виноделие и производство знаменитого на весь мир армянского коньяка.

Индустриализация Армении началась в советскую эпоху. Хорошо развита энергетика, представленная каскадом ГЭС, 2 ТЭЦ и Армянской (Мецаморской) АЭС (после землетрясения 1989 г. она была законсервирована, но в 1995 г. пущена вновь). Это позволяет Армении даже экспортировать электроэнергию.

Созданы большинство отраслей обрабатывающей промышленности. Поскольку Армения страдала перенаселением, многие армяне в советское время ездили работать по всему СССР, специализируясь в основном в торговле, сфере услуг и строительстве. Доля Армении в ВВП СССР немногим превышала 1 %, с учетом небольших размеров республики. Уровень жизни был достаточно зажиточным – наряду с Грузией, самым высоким среди южных республик бывшего СССР, не ниже среднесоюзных показателей.

Очерк современной истории (с момента обретения независимости). После распада СССР к власти в Армении, как и в большинстве республик (кроме центрально-азиатских), пришли националисты во главе с первым президентом Левоном Тер-Петросяном. Их приоритетной целью был возврат спорных с Азербайджаном территорий, и, прежде всего Нагорного Карабаха. Однако экономический кризис, обостренный до крайности необъявленной войной в Карабахе, и распространение коррупции во власти вскоре стали вызывать недовольство народа. На второй срок правящему блоку партий и президенту удалось пройти лишь благодаря масштабным подтасовкам результатов выборов и референдума о конституции 1995 г. С другой стороны, в правительстве усилились правые националистические силы, недовольные уступчивостью Тер-Петросяна, его склонностью к компромиссам, в том числе и в вопросе о Карабахе. Именно они вынудили его в 1997 г. досрочно уйти в отставку. Следующим президентом стал лидер правых националистов, бывший премьер-министр и глава мятежного Карабаха Роберт Кочарян, бескомпромиссно считающий Карабах неотделимой частью Армении. Однако на парламентских выборах 1998 г. победила оппозиция в лице умеренных партий. Та же ситуация повторилась в 2003 г. Поскольку Армения является по существу парламентской республикой, президент вынужден формировать правительство во главе с их лидерами.

Осенью 1999 г. республику потряс крупнейший теракт: прямо на заседании парламента экстремисты из числа ультранационалистов расстреляли 8 видных политических деятелей, среди которых были лидеры ведущих парламентских партий. Р. Кочарян едва сохранил президентский пост.

Распад СССР, рыночная трансформация и необъявленная война с Азербайджаном в Карабахе больно ударили по экономике Армении. Безработица превысила 10 % трудоспособного населения, уровень ВВП упал в 3 раза. После достижения мира в Карабахе началась постепенная стабилизация, в 2003 г. уровень ВВП составлял уже 2/3 от советского. Однако восстановление прежнего уровня не достигнуто до сих пор.

В ходе рыночных реформ были приватизированы практически все крестьянские хозяйства, хотя их товарность при этом упала более чем вдвое. В промышленности приватизации подверглись в основном мелкие и средние предприятия, крупные же госпредприятия в условиях кризиса и разрыва советских хозяйственных связей в основном постигла печальная участь остановки, консервации или банкротства. Сейчас 60 % ВВП, как и в России, дает частный сектор.

Хотя внешнеторговый баланс Армении в основном отрицательный, ее внешний долг не превышает 800–900 млн долларов, что выглядит небольшим на фоне других стран СНГ. Но жизненный уровень населения, как и экономика, все еще не поднялся из кризисного состояния: 44 % населения находится за чертой бедности, средняя зарплата на уровне 16 долларов в месяц. По индексу человеческого развития Армения на 76-м месте в мире.

Внешняя политика. Центральным вопросом внешней политики Армении остается возвращение исторических земель Карабаха и Зангезура (6 районов Азербайджана). В ходе необъявленной войны с Азербайджаном она по существу оккупировала эти районы при поддержке местного населения. Сам президент Кочарян – выходец из Карабаха, олицетворяющий его унию с Арменией. Поэтому наиболее напряженными и враждебными остаются отношения Армении с Азербайджаном, не признающим этого, и отношения с другими государствами в основном определяются их позицией в данной проблеме.

Главным политическим и экономическим партнером Армении во внешней политике остается Россия. Удовлетворившись обретением независимости, армяне, включая националистов, продолжают тяготеть к союзу с ней, чему есть объективные основания. Во-первых, Россия была в прошлом и остается сегодня естественной защитницей Армении от соседней враждебной Турции. В отношении спорных с Азербайджаном территорий российское руководство после распада СССР также изменило свою позицию, фактически поддерживая Армению. Когда в 1992 г. Турция попыталась вмешаться в армяно-азербайджанскую войну на стороне Азербайджана, Россия ответила по существу угрозой войны, причем на стороне армян были и симпатии широкой российской общественности. В условиях нахождения Армении в окружении двух враждебных государств – Турции и Азербайджана и раздираемой внутренними межэтническими конфликтами Грузии, этот фактор союза с Россией является определяющим. Во-вторых, Армению с Россией связывают давнишние связи как в экономике, так и в культуре.

По договорам 1994–1995 гг. Россия имеет военную базу в республике в Ереване и Гюмри и осуществляет своими силами охрану границ Армении. Армения является активным участником блока ОДКБ под фактической эгидой России. По существу, после Белоруссии она является наиболее надежным союзником России.

В отношениях с Западом наиболее существенны торговые контакты с США и Бельгией. Их развитию способствует влиятельная армянская диаспора стран Запада. Стремясь сохранить добрые отношения с ними, Армения формально участвует в натовской программе «Партнерство во имя мира», но не активно. В 2002 г. она вступила во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Из азиатских стран главным партнером Армении является Иран. Несмотря на резкие различия в путях социально-политического и культурного развития, их связывают оживленные экономические связи. В условиях транспортной блокады со стороны враждебных Турции и Азербайджана и невозможности прямого транзита через Грузию из-за грузино-абхазского противостояния, территориально близкий Иран стал основным каналом связи Армении с внешним миром. Товарооборот между ними за эти годы вырос в десятки раз.

Отношения Армении с Грузией довольно нейтральны, поскольку осложняются территориальными спорами.

6.4. Азербайджан

Общие данные. Азербайджанская республика – государство в восточной части Закавказья у западного побережья Каспийского моря, граничащее с Россией, Грузией, Арменией и Ираном. Площадь – 86 тыс. кв. км. Население – 8 млн чел. Столица – Баку. Административно-территориальное деление – 56 районов и Нахичеванская автономная республика; бывшая Нагорно-Карабахская автономная область (упраздненная в 1991 г.) фактически не контролируется властями Азербайджана. Денежная единица – манат. Политический строй – президентская республика с 1-палатным парламентом. С момента обретения независимости президентами были: 1991–1992 – Аяз Муталибов, 1992–1993 – Абульфаз Эльчибей, 1993–2003 – Гейдар Алиев, с 2003 – его сын Ильхам Алиев.

Очерк истории. В древности и средние века территория современного Азербайджана, называвшаяся тогда Кавказской Албанией, была ареной борьбы различных восточных государств и племен. Наибольшее влияние на формирование культуры азербайджанского этноса оказали Персия (Иран) и Арабский халифат: арабское завоевание VII–VIII вв. принесло местному населению, как и другим восточным народам, мусульманскую религию (ислам) и письменность. В XII в. Албанию завоевали турки-сельджуки, смешавшиеся с местным населением. Результатом этого смешения и стало формирование современного азербайджанского этноса. Позднее его земли испытали нашествие монголов, затем Тамерлана, пока на рубеже средних веков и нового времени не оказались под властью персидских (иранских) шахов.

Впервые русские захватили часть этих территорий в результате Персидского похода Петра Великого 1722–1723 гг., но удержали их ненадолго. После русско-персидских войн 1804–1813 и 1826–1828 гг., в которых Персия потерпела поражение, при императоре Николае I по Туркманчайскому мирному договору 1828 г. (который со стороны России подписал наш знаменитый драматург и дипломат А.С. Грибоедов), северная часть Азербайджана вошла в состав Российской империи (граница прошла по р. Аракс). Южная часть до сих пор входит в состав Ирана. Так азербайджанский народ оказался разделен на две части. В Российской империи земли Азербайджана составляли Бакинскую и Елисаветпольскую губернии, наряду с землями Грузии, Армении и Северного Кавказа входившими в Кавказское наместничество. В России до революции азербайджанцев называли кавказскими татарами. При общей культурной отсталости Азербайджана, основу его промышленного развития заложило открытие во 2-й половине XIX в. первых в Империи нефтяных месторождений в Баку и на Каспии. Началась их активная разработка, в Азербайджан уже тогда, до революции (в отличие от родственной Центральной Азии), хлынул поток русских и иностранных капиталов, инженеров и рабочих, а главный город Баку стал превращаться в быстро растущий промышленный центр.

После революции 1917 г. и в ходе гражданской войны в России в Азербайджане в 1918 г. установилась власть националистической партии Мусават, провозгласившей независимую Азербайджанскую республику со столицей в Гяндже (именно тогда страна стала официально называться Азербайджаном). Ее главой стал А. Топчибашев. Турки, оккупировавшие Закавказье по Брестскому миру в 1918 г., не признали независимость Азербайджана. Не признали ее и сменившие турок после поражения Турции в Первой мировой войне англичане, но последние не препятствовали ее органам самоуправления, а к осени 1919 г. сами эвакуировались. Мусаватисты поначалу подавили сопротивление местных большевиков, 26 бакинских комиссаров во главе со Степаном Шаумяном (армянином) были расстреляны. Однако весной 1920 г. в Азербайджан вступила Красная армия. У него не было никаких шансов противостоять ей. Мусаватистское правительство было свергнуто, в Азербайджане установлена советская власть во главе с местным большевиком Нариманом Наримановым. Поскольку это произошло раньше, чем в других республиках Закавказья, большевики подарили Азербайджану на правах автономий территории, спорные с Арменией – Нагорный Карабах и Нахичевань. При образовании СССР в декабре 1922 г. Азербайджан, Армения и Грузия были объединены в Закавказскую федеративную союзную республику. Лишь по конституции 1936 г. Азербайджан стал самостоятельной союзной республикой со столицей в Баку. Из позднейших азербайджанских лидеров советской эпохи выделялся Гейдар Алиев, возглавлявший республику много лет в брежневскую эпоху, в дальнейшем работавший в Москве в высшем руководстве КПСС, а впоследствии ставший президентом независимого Азербайджана и утвердивший в нем гражданский мир. Среди деятелей советской культуры азербайджанской национальности выделялся прославленный корифей песни и эстрады Муслим Магомаев.

Государственную независимость Азербайджан обрел после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Титульная нация республики – азербайджанцы относятся к потомкам турков-сельджуков, смешавшихся с местными ираноязычными племенами. Они исповедуют мусульманскую веру (ислам) шиитского толка, окончательно утвердившегося здесь после персидского завоевания XVI в. Это отличает азербайджанцев от этнически родственных народов Центральной Азии, которые являются мусульманами-суннитами. А поскольку между шиитами и суннитами традиционно шла вражда, особой близости между ними нет. Сами азербайджанцы по всесоюзной переписи 1989 г. составляли 83 % населения республики. В результате массового оттока русских и армян в процессе и после распада СССР их доля выросла почти до 90 %. На социально-бытовом уровне сохранились региональные кланы и характерная для мусульманских народов мораль шариата. Эти черты сближают Азербайджан с этнически и культурно родственными странами Центральной Азии.

За пределами республики наибольшая численность азербайджанцев в Иране, за которым сохранились южные азербайджанские земли – не менее 10 млн, больше, чем в самом Азербайджане. Мощную диаспору не менее 2 млн чел. представляют азербайджанцы в России, по преимуществу занимаясь в ее городах рыночной торговлей и при этом оставаясь гражданами своей республики. Из других государств наибольшее число азербайджанцев остается в Грузии (300 тыс.).

Наиболее значительные диаспоры других народов в Азербайджане к концу советского периода представляли русские (400 тыс.), армяне (400 тыс.), лезгины (300 тыс.). За годы независимости численность русских сократилась почти вдвое, армяне остались только в мятежном Карабахе. Многовековая этническая вражда между азербайджанцами и армянами была и остается, пожалуй, наиболее масштабной во всем Закавказском регионе. Еще до революции в Баку фиксировались стихийные и кровавые армянские погромы.

Доля городского населения в республике – более половины (опять же в отличие от родственных государств Центральной Азии), хотя после массовой эмиграции русских и армян она несколько сократилась. Крупные города – столица Баку (один из крупнейших городов на всем постсоветском пространстве, свыше 2 млн чел.), Гянджа (около 300 тыс.).

Природно-экономический потенциал. Из природных ресурсов Азербайджана наибольший доход традиционно приносит нефть. Здесь на каспийском побережье расположены старейшие в мире нефтепромыслы, и хотя основные запасы нефти давно выработаны, оставшаяся часть еще весьма велика.

Почти вся обрабатывающая промышленность (основа которой – опять же нефтепереработка) сосредоточена в Баку и его пригородах. Основа энергетики – каскад ГЭС на р. Куре.

Достаточно развита транспортная сеть, в том числе морское пароходство на Каспии.

В сельском хозяйстве выделяются виноградарство и виноделие.

Азербайджан поставлял 1,8 % ВВП всего СССР. Вместе с тем как по производительности труда, так и по уровню жизни он отставал от среднесоюзных показателей (хотя и несколько превосходил большинство республик Средней Азии).

Очерк современной истории. Азербайджан стал по существу первой «горячей точкой» в Советском Союзе, когда под воздействием армян в 1988 г. заявила о намерении войти в состав родственной Армении Нагорно-Карабахская автономная область. В Карабахе (Арцахе), как и в Нахичевани, проживало много армян, а этнические предки карабахских азербайджанцев подверглись в средние века сильному влиянию армянского языка и культуры и по существу «арменизировались». Произвольная передача после образования СССР этих территорий Азербайджану лишь усугубила антиазербайджанские настроения среди местного населения, которые вышли наружу в процессе демократических реформ М. Горбачева. Хотя союзное руководство отклонило претензии армян и Карабаха о пересмотре территориального спора между республиками, местное руководство Карабаха не смирилось с этим. Это спровоцировало кровавую волну армянских погромов в Азербайджане, особенно в Сумгаите и Баку. Из Азербайджана хлынул поток армянских беженцев (не менее 300 тыс.), и наоборот, 200 тыс. азербайджанцев уехали из Армении. Параллельно начались стихийные бои между азербайджанцами и карабахцами вдоль границ Карабаха. Бездействие союзных властей в Москве стимулировало конфликт. Лишь в январе 1990 г. в Баку и в столицу Карабахской автономии Степанакерт были введены советские войска. Но эта полумера не разрешила вопроса: вдоль границ Карабаха уже бушевала партизанская война, а ввод войск в Баку обострил рост антирусских националистических настроений.

Вместе с тем, последние советские лидеры республики Везиров и Муталибов до конца демонстрировали лояльность руководству Советского Союза. Во многом это объяснялось тем, что оно занимало их сторону в конфликте с Арменией из-за Карабаха. Аяз Муталибов был едва не единственным из лидеров союзных республик, наряду с таджикским руководителем Махкамовым, кто в августовские дни 1991 г. публично поддержал путч ГКЧП. После провала путча обстановка в республике обострилась, националисты подняли головы.

Весной 1992 г. Муталибов, ставший первым президентом республики, был вынужден досрочно уйти в отставку. Его сменил Абульфаз Эльчибей – интеллигент, бывший диссидент, лидер националистического Народного фронта Азербайджана. Эльчибей выступал за выход Азербайджана из СНГ и сближение с Ираном и Турцией.

В условиях независимости, когда окончательно исчез контроль со стороны Москвы, межэтническая война в Карабахе переросла по существу в необъявленную войну между Азербайджаном и Арменией по всему периметру границы между ними. Зимой 1992/93 г. азербайджанские войска потерпели серьезные поражения и отступили с большими потерями (всего в этой войне погибло до 14 тыс. чел.).

Военные неудачи и прогрессирующий социально-экономический кризис, в условиях которого азербайджанские националисты во главе с Эльчибеем демонстрировали свое бессилие, вызвали массовое разочарование и недовольство в республике. Летом 1993 г. в Гяндже вспыхнул мятеж, в результате которого Эльчибей бежал из страны, а власть перешла к старому испытанному лидеру – многолетнему руководителю республиканской компартии в советские времена, затем члену Политбюро ЦК КПСС в Москве Гейдару Алиеву. До распада СССР Алиев, находясь в Москве в высшем эшелоне советского руководства (до 1990 г.), занимал консервативные позиции, был противником демократов и активным сторонником сохранения Советского Союза и власти компартии. Однако после его распада Алиев, будучи прагматиком и понимая необратимость происшедшего, уехал на родину и стал работать для независимого Азербайджана. Вскоре, несмотря на противодействие своего врага Эльчибея, он был избран президентом своей родной Нахичеванской автономии. А после падения Эльчибея народ Азербайджана обратил взоры именно на него.

Нечто подобное произошло в Грузии, но, в отличие от Э. Шеварднадзе, Алиев оказался куда более мудрым политиком. Прежде всего, он добился политической стабилизации в республике и по существу прекратил безрезультатную бойню в Карабахе. По его инициативе в Москве в мае 1994 г. при посредничестве Совета глав государств СНГ было подписано соглашение о прекращении огня. От одностороннего российского посредничества и ввода миротворческих российских войск Алиев отказался, опасаясь взрыва национализма, но по существу, хотя военные действия закончились, Карабах, создавший собственную армию, по-прежнему не подчиняется Азербайджану, хотя последний считает его своей территорией (даже карабахская автономия официально ликвидирована в 1991 г.).

Это вызвало возмущение националистов во главе с премьер-министром (бывшим полковником и предводителем мятежа, приведшего самого Алиева к власти) С. Гусейновым и контролировавшими МВД республики братьями Джавадовыми, В 1994–1995 гг. они предприняли две попытки государственного переворота, но обе были успешно пресечены Алиевым, сравниться с которым в изворотливости не мог никто. При сохранении формальной демократии, в стране утвердился умеренно авторитарный режим, вся реальная власть и контроль над экономикой сосредоточены в руках нахичеванского клана Алиевых. Но, в отличие от центрально-азиатских лидеров, Алиев не стал преследовать всех оппозиционеров, репрессиям подверглись лишь участники путчей. Для декорума остальных оппозиционеров не трогают, но из парламента они уже практически вытеснены, подавляющее большинство в нем принадлежит правящей партии Алиевых «Новый Азербайджан».

В конце 2003 г. престарелый Г. Алиев умер. Предчувствуя кончину, он сумел за месяц до смерти провести досрочные президентские выборы и обеспечить победу на них своему сыну Ильхаму Алиеву, который продолжил курс отца.

Хотя рыночные реформы в Азербайджане проводились поэтапно и осторожно (до сих пор частный сектор занимает менее половины объема ВВП), война в Карабахе и политическая нестабильность в Азербайджане в первые годы независимости усугубили экономический кризис, характерный для всех постсоветских стран после распада СССР. К 1995 г. ВВП республики сократился почти в 3 раза (38 % от уровня 1989 г.).

Последующая политическая стабилизация и затухание военных действий способствовали восстановлению экономики: в 2003 г. она уже составляла почти 3/4 от советского уровня.

Однако восстановление идет медленно и еще не завершено. Основой для него стала привычная нефть, привлекающая иностранных инвесторов. Высока доля теневой экономики, оцениваемая экспертами в

25 % ВВП. Реально развивается только традиционный район Баку, остальные остаются в депрессии. Эмиграция русских и армян вызвала специфический эффект – дефицит специалистов в промышленности при избытке трудовых ресурсов и безработице (достигавшей одно время

25 %), поскольку сами азербайджанцы в советское время не имели достаточно кадров. Этим отчасти объясняется высокая трудовая миграция (не менее 3 млн), особенно в Россию, где они занимаются в основном торговлей.

Социальный кризис обостряется наличием большого числа беженцев (до 1 млн). Сравнительно стабильный уровень жизни лишь в Бакинском районе: средняя зарплата там составляет порядка 40 долларов в месяц, в других районах республики не превышает 20 долларов. До

60 % населения живут за чертой бедности. По индексу человеческого развития Азербайджан занимает 88-е место в мире из 173.

В целом же, несмотря на все трудности, покойному Гейдару Алиеву удалось спасти республику от распада и вывести из тяжелейшего социально-экономического кризиса, обеспечить политическую стабильность и постепенное улучшение благосостояния.

Внешняя политика. Наиболее напряженными остаются отношения Азербайджана с Арменией: в этом сказываются и старинные традиции межэтнической вражды, и нерешенная проблема Карабаха. Не случайно обе страны имеют несоразмерные своим ресурсам и населению национальные армии (Азербайджан – 70 тыс., Армения – 55 тыс., плюс 25-тыс. армия самого Карабаха).

В отношениях с Россией первый период независимости (президентство А. Эльчибея) знаменовался резким обострением отношений. Эльчибей даже взял курс на государственное объединение с Турцией с участием иранского Азербайджана. С приходом к власти Г. Алиева отношения с Россией внешне нормализовались, но остаются натянутыми. Во-первых, из-за неопределенности статуса Каспийского моря. Азербайджан, собственные нефтяные запасы которого уже становятся ограниченны, претендует на транзит казахской нефти, но проложить трубопровод из Казахстана можно только через Каспий. Во-вторых, после распада СССР Россия, изменив свою прежнюю позицию, по существу поддерживала Армению в Карабахском конфликте. С другой стороны, Азербайджан не заинтересован и обострять отношения с Россией, в которой в безвизовом режиме торгуют и работают от 2 до 3 млн граждан Азербайджана. Их доходы, по оценкам экспертов, не уступают выручке республики от экспорта нефти и в 3 раза превышают ее официальный государственный бюджет. Азербайджан участвует в регулярных встречах «кавказской четверки» – президентов России и стран Закавказья, тем самым молчаливо признавая посредническую роль России в делах региона. Режим отца и сына Алиевых не допускает открытой дискриминации русских в республике (имевшей место в первые годы независимости), в Баку выходят газеты на русском языке. Россия арендует в Азербайджане бывшую советскую Габалинскую радиолокационную станцию (РЛС).

Исстари Азербайджан был одним из транзитных пунктов Великого шелкового пути из Азии в Европу. Но поскольку он проходит через Россию, а республика стремится максимально высвободиться от экономической зависимости от нее, ее руководство возложило надежды на разработанный Евросоюзом в 1993 г. проект ТраСЕКА – транспортного коридора Европа – Кавказ – Азия, минуя Россию. На рубеже веков «Новый шелковый путь» стал реальностью.

Из стран СНГ, кроме России, Азербайджан связывает тесное экономическое партнерство с Грузией, с которой его объединяет членство в блоке ГУАМ.

Отношения с этнически родственным Ираном, в составе которого остаются земли Южного Азербайджана, весьма натянуты, поскольку Азербайджан – светское государство, стремящееся не допустить проникновения идей воинствующего исламизма. Кроме того, Иран по существу добивается сокращения долей новых республик СНГ в разделе Каспийского моря, что сближает их с Россией.

Основным приоритетом внешней политики Азербайджана становится Турция. Этническое родство и сходство политических режимов усиливают тяготение к ней, тем более что экономика Турции находится на подъеме. Турция поддерживает выгодные ей нефтяные проекты Азербайджана, выступает на его стороне в Карабахском конфликте и даже помогает в вооружении и обучении азербайджанской армии. По существу, помощь Турции направлена против России, а также против исторически враждебной туркам Армении.

Страны Запада достаточно активно сотрудничают с Азербайджаном, во-первых, из-за нефти, во-вторых, в тех же интересах его отрыва от России. Поэтому режиму Алиевых Запад «прощает» то, чего не прощает режиму Лукашенко в Белоруссии. У Азербайджана внешний долг 1,5 млрд долларов. Он поддержал агрессию США в Ираке, участвует в программе НАТО «Партнерство во имя мира», входит в ОБСЕ и Международный банк реконструкции и развития.

Вместе с тем, Азербайджан, как и другие мусульманские страны СНГ, сохраняет определенную дистанцию в отношениях с Западом и не стремится интегрироваться в Европейское сообщество и НАТО, чуждые ему в политическом и культурном отношениях. Скорее его политику можно назвать лавирующей между Россией и Западом, со стремлением добиться для себя максимальных выгод от обеих сторон путем шантажирования возможностью сближения с противоположной стороной. И в этом внешнюю политику Г. Алиева, продолженную его сыном, можно считать успешной.

ТЕМА 7

ГОСУДАРСТВА ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКОГО РЕГИОНА

7.1. Общие особенности Центрально-Азиатского региона

Регион Центральной Азии, до революции 1917 г. называвшийся Туркестаном, а в советское время – Средней Азией, объединяет 5 южных республик бывшего СССР к востоку от Каспийского моря – Казахстан, Узбекистан, Туркмению, Таджикистан и Киргизию. Общая площадь региона – 4 млн кв. км. Общая численность населения – 56 млн чел. С севера он примыкает к России, на юге и юго-востоке граничит с Ираном, Афганистаном и Китаем. Страны региона объединяют следующие главнейшие особенности:

1. Этническое и культурно-религиозное родство. Коренные этносы этих стран сложились в основном в результате смешения тюркских и ираноязычных племен, а также европеоидной и монголоидной рас. Поскольку в древности и в средние века Центральная Азия была ареной завоеваний более могущественных держав и народов (начиная с древнего Персидского царства, Александра Македонского и гуннов и кончая арабами, монголами и турками-сельджуками), а также одним из магистральных путей Великого переселения народов, на формирование ее современных этносов наслоилась сложная смесь различных влияний.

Все они объединены мусульманской религией (исламом), принесенной в регион арабами, причем титульные нации всех 5 республик исповедуют ислам суннитского толка. Арабы оказали определяющее влияние и на начальный этап формирования культуры и письменности этих народов. Эти факторы оказали решающее воздействие на их дальнейшее культурно-историческое развитие, формирование национальных традиций и уклада жизни.

Вместе с тем, такая общность отнюдь не устраняет племенные и межэтнические раздоры, отголоски которых сохраняются по сей день (наиболее натянутые отношения существуют между узбеками и киргизами).

2. Полиэтничность стран региона. Проведенное после революции в 20-х годах национально-территориальное размежевание было в значительной степени условным, и хотя титульные нации составляют, как правило, большинство населения в своих республиках, практически в каждой из них проживают крупные (порой численностью 1–2 млн) и компактные диаспоры соседних народов. И этот фактор местами еще более осложняет межэтнические отношения.

3. Страны этого региона традиционно были наиболее отсталыми в социально-экономическом развитии среди национальных окраин бывшей Российской империи и затем СССР. До революции русское влияние вообще было весьма слабым, выражаясь лишь в присутствии русских войск и в имперской администрации – и то последняя была установлена лишь в части региона, непосредственно включенной в состав империи (Туркестанское генерал-губернаторство), тогда как в Хивинском ханстве и Бухарском эмирате, властители которых признали себя вассалами русского императора, было сохранено автономное местное управление. Что касается культурного развития, то, несмотря на древнюю культуру отдельных народов (узбеков, таджиков), она была достоянием очень узкого верхнего слоя: по общему же уровню грамотности народы Туркестана занимали последние места в империи, ниже их стояли лишь малые народности Крайнего Севера.

В советское время влияние метрополии значительно усилилось, выразившись прежде всего в ускорении экономического развития. Были заложены основы промышленности, проложены сети железнодорожного транспорта. Однако, несмотря на вложения больших средств, регион оставался по преимуществу дотационным, уровень жизни в нем искусственно «подтягивался» за счет постоянных вливаний из союзного бюджета.

И хотя индустриальное развитие привело к сильному притоку русского населения (оседавшего, как правило, в городах), а русский язык стал обязательным для изучения, в своей основе русские оставались чужеродным элементом. Оказав мощное влияние на промышленное развитие Средней Азии, осуществив ликвидацию неграмотности и создав сеть учебных заведений (в том числе и высших), они мало изменили культурные и социально-бытовые традиции ее народов. Хотя исчезли наиболее варварские пережитки старины и произошла определенная европеизация бытовых отношений, все это было весьма поверхностным: глубинные корни национального уклада и психологии повсеместно сохранились. Этническая ассимиляция русских с коренным населением через смешанные браки была довольно незначительной. Все это, в свою очередь, предопределило незавидную участь русских в процессе и после распада Советского Союза и к массовой волне миграций и беженства на историческую родину.

Экономическая отсталость привела все страны Центральной Азии к тяжелому положению после распада СССР. Лишившись привычных союзных дотаций, они были вынуждены искать пути выхода из кризиса собственными силами. И до сих пор в них сельское население преобладает над городским, крупных городов немного, с населением более миллиона – всего 2: Ташкент и Алма-Ата. Полупустынный ландшафт и засушливый климат требуют больших затрат на орошение полей.

Что касается социальных отношений, то в странах региона до сих пор сохраняются клановые и родоплеменные традиции, элементы патриархального уклада жизни, особенно в сельских кишлаках (в частности, приниженное положение женщины). И хотя все 5 республик являются светскими государствами и последовательно борются с исламским фундаментализмом, национальные традиции остаются в силе.

4. В отличие от большинства республик бывшего СССР, охваченных демографическим кризисом, в странах Центральной Азии сохраняется традиционная для мусульманских стран высокая рождаемость, и рост численности населения в них не только продолжается, но и идет высокими темпами, несмотря на экономические трудности (исключение составляет лишь Казахстан, где общая депопуляция объясняется высоким процентом русского населения, в советскую эпоху преобладавшего в республике).

5. Во всех государствах Центральной Азии после распада СССР установились авторитарные политические режимы. При них допускается лишь декорация политической оппозиции; реальная оппозиция либо подвергается дискриминации, либо прямым репрессиям (как в Узбекистане и Туркмении). При всех различиях в экономической политике этих режимов (от либерально-рыночных реформ в Киргизии до сохранения контроля государства над крупными предприятиями в Узбекистане и Туркмении, вплоть до твердых цен в Туркмении), их политические системы роднит однозначное преобладание исполнительной власти, ущемление (вплоть до полного подавления) демократических свобод и фактическое отсутствие альтернативных выборов. В наиболее классическом виде это проявляется в Туркмении, где утвердился типичный тоталитарный режим по образцу СССР сталинской эпохи или современной Северной Кореи.

Все это объясняется той же отсталостью и полным отсутствием традиций демократии, характерным для большинства мусульманских стран. Данная особенность предопределила дистанцирование республик Центральной Азии от западного мира, особенно после событий «оранжевой революции» в Киргизии 2005 г., вызванной прозападным курсом ее тогдашнего президента А. Акаева. С другой стороны, светский характер установившихся в них режимов определил и их дистанцирование от панисламистских государств, враждебность исламскому экстремизму. Во внешней политике они лавируют между Россией, США, исламским миром и Китаем.

В отношении природных условий можно добавить, что, помимо общего для стран региона жаркого полупустынного климата, большая часть его находится в сейсмически опасной зоне и нередко подвергается землетрясениям. Самые мощные из них зафиксированы в 1948 г. в Ашхабаде и в 1966 г. в Ташкенте, разрушившие эти города почти до основания.

7.2. Казахстан

Общие данные. Республика Казахстан – крупнейшее по территории государство Центральной Азии у восточного побережья Каспийского моря, граничащее с Россией, Китаем, Киргизией, Узбекистаном и Туркменией. Площадь – 2 млн 700 тыс. кв. км. Население – 15 млн чел. Столица – Астана (ранее называвшаяся Акмолинск и Целиноград), до 1997 г. столицей была Алма-Ата (до революции называлась Верный). Административно-территориальное деление – 14 областей и 3 города со статусом области – Астана, Алма-Ата и Байконур. Денежная единица – теньге. Политический строй – президентская республика с 2-палатным парламентом. С момента обретения независимости в 1991 г. бессменный президент – Нурсултан Назарбаев.

Очерк истории. В древности и средних веках обширные казахские степи служили зоной постоянных миграций тюркских и иных азиатских кочевников-скотоводов. В XIII в. они подверглись завоеванию Чингис-хана. После распада монголо-татарских владений в XVI в. в центральной части нынешнего Казахстана сложились 3 независимых племенных союза, или жуза во главе с потомками Чингис-хана (Чингизидами). В начале XVIII в. казахи, называемые тогда (и до революции) киргиз-кайсаками, стали подвергаться разрушительным набегам монгольских племен джунгар.

Ища покровительства, в 1731 г. хан Младшего (западного) жуза присягнул на верность Российской империи. С середины XVIII до середины XIX в. России постепенно подчинились племенные вожди Среднего (центрального) жуза, а Старший (южный) жуз был поделен между Россией и Китаем. После ликвидации ханской власти в жузах в XIX в. территория нынешнего Казахстана входила по частям в Оренбургскую губернию (частично), Уральскую область, Семипалатинскую и Акмолинскую области в составе Степного генерал-губернаторства и Семиреченскую и Сырдарьинскую области в составе Туркестанского генерал-губернаторства.

В годы гражданской войны в России казахская националистическая партия Алаш-орда поддерживала белую армию адмирала А.В. Колчака, оккупировавшую часть северных и восточных областей современного Казахстана; Колчак обещал им умеренную национальную автономию в составе России. На юге, где держались большевики (земли Старшего жуза), ими была образована Туркестанская автономная республика в составе РСФСР. После утверждения советской власти на землях бывших Среднего и Младшего жузов в 1920 г. они были включены в Киргизскую автономную республику. После проведенного большевиками в 1925 г. национально-государственного размежевания в Средней Азии Киргизская АССР была переименована в Казахскую, в ее состав были включены также земли Старшего жуза и часть русских уездов юга Сибири. В 1936 г. Казахская автономия была преобразована в равноправную союзную республику в составе СССР. Видным лидером Казахстана на протяжении ряда лет был близкий друг Л.И. Брежнева, член Политбюро ЦК КПСС Д. Кунаев. Государственную независимость Казахстан обрел после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Титульная нация республики – казахи (ранее называемые киргиз-кайсаками) относятся к кипчакской ветви тюркского языкового семейства и монголоидной расе. Они исповедуют мусульманскую веру суннитского толка. Еще до революции большинство населения в городах этой самой северной из стран Центральной Азии составляли русские. При советской власти, в результате произвольного административного деления 1925 г., сталинских индустриальных миграций и превращения Казахстана в место ссылки, казахи стали меньшинством в собственной республике – это единственный пример среди союзных республик бывшего СССР. К концу 50-х годов они составляли всего 30 % населения в ней. В дальнейшем, в ходе обратных миграций и прироста собственного населения, их удельный вес увеличился, но и накануне распада Советского Союза, по переписи населения 1989 г. доля казахов не превышала 40 %. Лишь за годы независимости, по причине массового выезда русских, немцев и других нетитульных наций они стали большинством в собственной стране. Однако на севере и востоке страны казахи до сих пор остаются в меньшинстве.

У казахов до сей поры сохраняются пережитки племенного деления. Так, представители власти традиционно являются выходцами из ведущих кланов Старшего (южного) жуза, в том числе нынешний президент Н. Назарбаев. За пределами страны наиболее крупные диаспоры казахов проживают в Синьцзяне (1 млн 300 тыс.), Узбекистане (700 тыс.), России (500 тыс.). Всего казахов в мире насчитывается 11 млн.

После них, основным этносом в Казахстане являются русские: по переписи населения 1989 г., их насчитывалось свыше 7 млн (45 %, больше самих казахов), по переписи 1999 г. – свыше 5 млн. (более 1/3). Во многом это объясняется произвольным включением в состав республики с 1925 г. русскоязычных регионов на севере и востоке – земель Уральского, части Сибирского и Семиреченского казачьих войск и прилегающих к ним территорий. До сих пор потомки русских казаков компактно живут и преобладают в Восточно-Казахстанской, Павлодарской, Семипалатинской, Гурьевской, Акмолинской и др. областях.

Из других этносов больше всего узбеков, немцев (тех и других – по 350 тыс.), татар (до 300 тыс.), уйгуров (свыше 200 тыс.). Но если представители азиатских народностей живут здесь издавна, то появление крупной диаспоры немцев вызвано насильственным переселением в 1941 г. ликвидированной в начале Великой Отечественной войны автономной республики немцев Поволжья. Поэтому в советское время численность переселенных немцев и их потомков в Казахстане достигала 1 миллиона. Но в ходе демократических процессов конца 80-х – начала 90-х годов 2/3 из них выехали в Россию либо на историческую родину в Германию.

Городское население Казахстана превышает сельское, в основном за счет промышленно развитых северных и восточных областей, но за годы независимости оно сократилось с 60 до 55 % из-за эмиграции части русских на историческую родину. Крупные города Казахстана: бывшая столица Алма-Ата (1 млн 300 тыс. чел.), Караганда (600 тыс.), Чимкент (400 тыс.), Павлодар, Усть-Каменогорск, Семипалатинск, нынешняя столица Астана и Тараз (бывший Джамбул, все – от 300 до 350 тыс.). Во всех перечисленных городах, кроме Чимкента и Тараза, большинство населения по-прежнему составляют русские. Проблема русскоязычного населения в Казахстане, подвергающегося дискриминации (хотя и не в жесткой форме), остается. Еще в памяти кровавые события 1986 г. в Алма-Ате, когда русские подверглись жестоким погромам со стороны взбунтовавшихся казахских молодежных национал-экстремистов. Среди русских националистов звучат требования пересмотра границ и возвращения России областей, населенных по преимуществу русскими.

Природно-экономический потенциал. По природным ресурсам Казахстан во всем СНГ уступает одной России. Республика богата нефтью, каменным углем, железом и цветными металлами. В советское время был создан ряд мощных горнообогатительных, металлургических и машиностроительных заводов. В стране 37 угольных ТЭЦ и 3 крупных ГЭС, атомная станция под г. Актау (бывший Шевченко).

В сельском хозяйстве преобладает земледелие на основе зерновых культур. Со времен освоения целины в 50-х годах Казахстан наряду с Украиной был основным после России поставщиком зерна в СССР.

Лучше всех республик Центральной Азии развита и обустроена (опять же с советских времен) транспортная сеть железных и автомобильных дорог.

В целом Казахстан вносил сравнительно солидный вклад – 4 % в ВВП Советского Союза. Производительность труда держалась на уровне среднесоюзных показателей, хотя уровень жизни был немного ниже.

Вместе с тем, интенсивная хозяйственная, ядерная и космическая деятельность (на Семипалатинском полигоне и космодроме Байконур) в советский период создала серьезные экологические проблемы: эрозию почв после освоения целины, загрязнение окружающей среды, безнадежное высыхание Аральского моря, где береговая линия местами отступила на 80 км, а в 1998 г. море распалось на 3 изолированных озера. Самостоятельно Казахстан не в силах сегодня справиться с этими проблемами.

Очерк современной истории (с момента обретения независимости). В Казахстане сложился умеренно авторитарный режим личной власти Нурсултана Назарбаева – первого и до сих пор бессменного президента независимого Казахстана. Первые годы, как и в России, прошли в острой политической борьбе президента и парламента, вызванной тяжелым социально-экономическим кризисом, и Назарбаеву потребовалось дважды менять конституцию (в 1993 и 1995 гг.), чтобы приспособить государственный строй страны к ситуации. В результате, как и в Государственной думе России, оппозиция в казахском парламенте оказалась в меньшинстве, а сам он был лишен возможности блокировать действия президента. Подобно Б.Н. Ельцину, в случаях конфликтов с парламентом по принципиальным вопросам Назарбаев ловко манипулировал референдумами. Президент контролирует как исполнительную, так и законодательную власть, является главнокомандующим вооруженными силами. Со временем реальная оппозиция во главе с бывшим премьер-министром А. Кожагельдиным была вообще изгнана из парламента. Ее сменила скорее декоративная оппозиция, легко поддающаяся манипуляциям президента. В СМИ господствует цензура, по существу они находятся под контролем государства. В 2000 г. был принят специальный закон о первом президенте Казахстана, который объявил Назарбаева пожизненным духовным лидером народа (о пожизненной президентской власти не говорилось). Как и в большинстве государств Центральной Азии, существенное влияние на политическую жизнь и государственное управление оказывают родоплеменные связи и традиции.

В 1997 г. Назарбаев перенес столицу республики из Алма-Аты на север в Астану, в результате чего, во-первых, освободился от влияния соплеменников из Старшего (южного) жуза, а во-вторых, развернул политику «оказашивания» русско-немецкого севера страны с целью постепенной ассимиляции неказахского населения и создания моноэтничного государства. На выборах и на социально-бытовом уровне неказахские народы подвергаются дискриминации. В оправдание этого в ход пускались сомнительные дела типа Усть-Каменогорского дела 1999 г. о русских националистах-террористах. Хотя русский язык является родным для большинства населения, он не имеет статуса второго государственного языка, а лишь признан языком межнационального общения. Не случайно поэтому Казахстан покинули более 2 млн. русских и свыше полумиллиона немцев. При этом сам Назарбаев отнюдь не принадлежит к активным националистам: в ходе декабрьских событий 1991 г. он был единственным из президентов союзных республик, кто реально пытался помочь М. Горбачеву сохранить СССР, понимая, что в случае его распада Казахстан ждет тяжелое будущее. Однако после свершившегося распада он, будучи прагматиком, изменил курс и принял ориентацию на консолидацию нации – наиболее реальный путь сохранения единства республики. Но массовая эмиграция нетитульных наций, составлявших большинство населения страны – палка о двух концах, ее результатом стало общее сокращение численности населения Казахстана. В то же время в других республиках Центральной Азии народонаселение быстро растет из-за традиционно высокой среди коренных народов рождаемости, поскольку там они составляют большинство. В недалеком будущем это может обернуться угрозой безопасности Казахстана, так как не из кого будет комплектовать достаточную по численности армию.

Экономический кризис в Казахстане после распада СССР и в ходе рыночных реформ продолжался до 1995 г., когда ВВП республики сократился почти вдвое по сравнению с 1989 г. В дальнейшем начался постепенный, но неуклонный рост, и сейчас он достиг советского уровня. Острота кризиса усугублялась принятым правительством Н. Назарбаева курсом на «шоковую терапию» по образцу России и в соответствии с некритическими рекомендациями Международного валютного фонда. В пиковые годы кризиса в стране были одни из самых высоких по СНГ показателей гиперинфляции и резкое падение уровня жизни. По схожему с российским сценарию проходила и приватизация (сейчас частный сектор в стране составляет 60 %), начатая в массовом порядке с 1993 г. (несколько позже, чем в России) по схеме от ваучерной к аукционной и денежной и со сходными итогами. И такое же печальное развитие получили коррупция, увод капиталов через различные оффшорные зоны и теневая экономика. Парадокс, но одно время вторым после России импортером продукции Казахстана являлись… Бермудские острова. Из-за большой протяженности территории энергоресурсы закупаются у России и Узбекистана. Внешний долг Казахстана, по разным оценкам, колеблется от 10 до 15 млрд долларов.

Вместе с тем правительство Назарбаева, сохраняя контроль над ситуацией, вело поиск наиболее эффективных собственников и зарубежных инвесторов, и это дало результаты. Сегодня в Казахстане самые высокие по СНГ темпы экономического роста, с 2001 г. составляющие 8–10 % ежегодно. Стабилизировался уровень жизни населения (хотя 1/4 граждан еще живут за чертой бедности), снизилась безработица. По индексу человеческого развития Казахстан на рубеже двух тысячелетий занимал 79-е место в мире.

Внешняя политика. Главным политическим и торговым партнером Казахстана на мировой арене почти по всем позициям является Россия. Во внешней политике президент Назарбаев в данном вопросе демонстрирует курс, диаметрально противоположный внутреннему. В свою очередь, правительство России, понимая важность этого партнерства в сегодняшней шаткой международной ситуации (прежде всего из стратегических соображений), сознательно закрывает глаза на остроту «русского вопроса» в Казахстане, не желая портить отношения из-за судьбы соотечественников (в то же время среди русских патриотов сильны настроения за передел границ и отторжение от Казахстана этнически русских северо-восточных территорий). За эти годы на высшем уровне были подписаны договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи 1992 г., договор об углублении интеграции 1994 г., декларация о «вечной дружбе и союзничестве» и договор об экономическом сотрудничестве 1998 г. Будучи прагматиком, Н. Назарбаев выступает наиболее активным и последовательным поборником углубления экономической интеграции в СНГ среди всех лидеров стран Содружества. Именно он стал инициатором учреждения Евразийского экономического союза (ЕврАзЭС), договор о создании которого был подписан в 2000 г. в Астане. Товарооборот между Россией и Казахстаном исчисляется миллиардами долларов, однако попытки казахского правительства найти альтернативные ей каналы продажи своего сырья и тем самым избавиться от чрезмерной экономической зависимости от России пока не увенчались успехом.

Между ними достаточно активно и военное сотрудничество. Казахстан входит в ОДКБ. Сотни офицеров казахской армии обучаются в России. Россия арендует в Казахстане космодром Байконур – средоточие своих военно-космических сил. Ядерный полигон в Семипалатинске законсервирован. Затягивается обустройство русско-казахской границы – самой длинной в мире протяженностью 7,5 тыс. км. Пока эти работы не закончены, граница служит каналом торговли оружием и наркотиками, проникновения в Россию разного рода контрабандистов и нелегальных мигрантов.

Второй по значению приоритет внешней политики Казахстана – страны Запада во главе с США. Правительство активно привлекает западные инвестиции в свои нефтепромыслы, особенно преуспели в этом французские предприниматели. Интенсивно развивается внешняя торговля с Евросоюзом. Казахстан участвует в натовской программе «Партнерство во имя мира», совместных с НАТО военных учениях. Назарбаев неоднократно ездил с визитами в США. Он поддержал не только их антитеррористическую операцию в Афганистане 2001 г., но и агрессию в Ираке.

В целом президент Н. Назарбаев – политик несомненно выдающийся, самый авторитетный из лидеров стран Центральной Азии – умело лавирует между Россией и Западом, играя на конкуренции между ними и добиваясь от каждого уступок.

В Центрально-Азиатском регионе Казахстан претендует на лидерство, опираясь на самую обширную территорию и самый крупный в регионе экономический потенциал. На этом пути он соперничает с Узбекистаном – традиционным «сердцем» Центральной Азии, ее многовековым гегемоном. Назарбаев – один из создателей Центрально-Азиатского сообщества (ЦАС), хотя надежды на его эффективность не оправдали себя.

Достаточно активно партнерство с Китаем. Казахстан – член Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в которой участвует вместе с Россией, Китаем, Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном.

Казахстан активно участвует в трансазиатских транспортных проектах, за эти годы построены железные дороги, связавшие его с Китаем и (через Туркмению) с Ираном и Турцией.

7.3. Узбекистан

Общие данные. Республика Узбекистан – самое многонаселенное и «элитное» государство Центральной Азии, граничащее со всеми остальными 4 государствами региона – Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Туркменией, а также (на небольшом участке) с Афганистаном. Площадь – 449 тыс. кв. км. Население – 25 млн чел. Столица – Ташкент. Административно-территориальное деление – 12 областей и Каракалпакская автономная республика (Ташкент имеет особый статус). Денежная единица – сум. Политический строй – президентская республика с 1-палатным парламентом. С момента обретения независимости в 1991 г. бессменный президент – Ислам Каримов.

Очерк истории. Узбекистан – цитадель среднеазиатской цивилизации, на протяжении многих веков доминировавший в регионе. Узбекские города Самарканд и Бухара возникли еще в глубокой древности. Формирование узбекского этноса на основе смешения иранских и более поздних тюркских племен в междуречье Амударьи и Сырдарьи началось после Великого переселения народов и арабского завоевания VII–VIII вв. Арабы принесли народам Средней Азии мусульманскую религию и письменность. Вскоре после изгнания арабов на территории современного Узбекистана усиливается государство Хорезм, к концу XII в. подчинившее себе всю Среднюю Азию. Государство хорезмшахов было уничтожено Чингис-ханом в начале XIII в. В дальнейшем на его территории правили Чингизиды, а в конце XIV в. выходец одного из местных племен Тамерлан (Тимур) разгромил Золотую Орду и распространил свою власть на всю Центральную Азию, сделав своей столицей древний Самарканд (правил в 1369–1415 гг.). На рубеже XIV–XV вв. Тамерлан – один из величайших завоевателей мировой истории – создал гигантскую империю, почти не уступавшую былой империи Чингис-хана: в ее состав вошли Средняя Азия, часть Причерноморья, территории современных Ирана и Афганистана, часть Индии, готовился поход в Китай, но до его свершения Тамерлан умер. Кроме того, он разбил турецкого султана Баязета Молниеносного, взял его в плен и возил за собой в железной клетке. Внуком Тамерлана был знаменитый астроном Улугбек. После смерти Тамерлана созданная им завоевательная держава, не имевшая прочных оснований, распалась, подобно аналогичным империям Александра Македонского и Чингис-хана. В XVI–XVIII вв. на территории большей части Средней Азии сложилось три государства, соперничавших между собой: Хивинское ханство (земли бывшего Хорезма), Бухарский эмират и Кокандское ханство (в Ферганской долине, именно его столицей стал Ташкент). В их состав входили также земли киргизов (Коканд), таджиков (Бухара и частично Коканд), частично туркмен (Хива и Бухара). Но господствующий слой во всех трех составлял узбекский этнос. Не раз они подвергались нашествиям персов, кочевников-джунгар.

В 60–70-х гг. XIX в. произошло покорение Туркестана, как тогда называли Центральную Азию, Российской империей, соперничавшей с Британской империей на Среднем Востоке. Один за другим капитулировали Коканд, Бухара и Хива. Бухара и Хива были сохранены в качестве автономно самоуправляемых территорий империи, поскольку их властители – хан хивинский и эмир бухарский – признали себя подданными русского императора; Кокандское ханство после неудачного восстания было упразднено и включено в состав внутренних владений империи в качестве Сырдарьинской, Самаркандской и Ферганской областей Туркестанского генерал-губернаторства, в которое вошли также южные области нынешнего Казахстана. Центром Туркестанского генерал-губернаторства стал Ташкент – бывшая столица Кокандского ханства и нынешняя столица Узбекистана. Однако, несмотря на русскую администрацию и присутствие русских войск, численность русских и их влияние на жизнь и быт местного населения до революции были незначительны: Туркестан считался отдаленной и самой отсталой окраиной империи, нужной исключительно из военно-стратегических соображений. В 1916 г. на его территории произошло крупное восстание за независимость под предводительством Аман-гельды Иманова, подавленное царскими войсками.

После революции 1917 г. и в ходе гражданской войны в России 1918–1920 гг. большевики образовали в Ташкенте Туркестанскую советскую республику, но удерживали только сам Ташкент и железнодорожные узлы. Хан хивинский и эмир бухарский признали власть белогвардейского верховного правителя адмирала А.В. Колчака, который издал для них специальные грамоты с гарантиями сохранения автономии и национального уклада. После разгрома армии Колчака, белоказачьих отрядов и войск хана хивинского и эмира бухарского к лету 1920 г. на территории Туркестана была установлена советская власть: Туркестанская советская республика объявлена автономной республикой РСФСР, Хивинское ханство и Бухарский эмират ликвидированы и преобразованы в Хорезмскую и Бухарскую народные республики. В 1924 г. они вошли в состав Советского Союза и в ходе национально-территориального размежевания были разделены на Узбекскую ССР, Туркменскую ССР, Таджикскую автономную республику в составе Узбекистана и Киргизскую автономную республику в составе РСФСР. В дальнейшем Таджикистан (с 1929 г.) и Киргизия (с 1936 г.) были преобразованы в равноправные союзные республики. Вместо этого Узбекистану в 1936 г. передали Каракалпакскую автономную республику, ранее входившую в РСФСР. Однако еще до 1933 г. в регионе продолжалась партизанская война басмачей против советской власти. Известным лидером Узбекистана советского периода был в 1959–1983 гг. Шараф Рашидов, прославившийся также коррупцией и очковтирательством. В середине 80-х годов по «делу Рашидова» были арестованы десятки коррумпированных высших руководителей республики. Государственную независимость Узбекистан обрел в 1991 г. после распада СССР.

Этнический состав населения. Узбеков иногда называют среднеазиатскими арийцами, поскольку это наиболее древний из современных крупных этносов Центральной Азии и самый многочисленный из них, на протяжении ряда столетий до присоединения к России господствовавший в регионе. Рождаемость в регионе традиционно высока, и численность населения Узбекистана стремительно растет – по переписи 1989 г. в республике насчитывалось до 20 млн жителей, а по данным 2002 г. – уже свыше 25 млн. Сами узбеки относятся к семейству тюркских народностей и исповедуют исламскую (мусульманскую) веру суннитского толка, подобно остальным титульным этносам Средней Азии. В республике они составляют подавляющее большинство населения в 80 % – больше, чем титульные нации во всех остальных республиках Центральной Азии. Как и у них, среди узбеков сохранилось племенное клановое деление.

За пределами Узбекистана 2 млн узбеков проживают на севере Афганистана, 1 млн 200 тыс. – в Таджикистане, 550 тыс. – в Киргизии, свыше 300 тыс. – в Казахстане, столько же – в Туркмении.

Из других народов Узбекистана наиболее многочисленны русские – 1 млн 400 тыс. (из них почти половина – в столице республики Ташкенте, составляя почти треть его жителей), таджики – 1 млн 250 тыс. (преимущественно тоже в городах, причем составляют большинство в древнейших городах страны – Самарканде и Бухаре), казахи – 750 тыс., каракалпаки – до 600 тыс., татары – до 400 тыс. и киргизы – 250 тыс. После распада СССР доля русских сократилась вдвое из-за эмиграции в Россию.

В процессе и после распада Союза Узбекистан не избежал этнических проблем. Памятная резня узбеками турок-месхетинцев в Ферганской долине 1988 г., приведшая к массовой эвакуации этого народа из республики, в дальнейшем дополнилась не столь явными и кровавыми, но методичными притеснениями русского населения, вызвавшими его массовую эмиграцию.

Доля городского населения не достигает 40 % и по сравнению с советским периодом сократилась из-за эмиграции русских, живших по преимуществу в городах. Столица Узбекистана Ташкент – крупнейший город всей Центральной Азии (свыше 2 млн. чел.), в прошлом занимал 4-е место по населению в СССР. Другие крупные города: Самарканд (400 тыс.), Наманган и Андижан (по 300 тыс.).

Природно-экономический потенциал. Традиционная основа хозяйства Узбекистана – поливное земледелие с выращиванием хлопка. Поскольку 4/5 территории страны – пустыни и полупустыни, вода крайне дефицитна, и орошение полей составляет насущную жизненную потребность. Многолетнее превышение предельно допустимого водозабора из Амударьи и Сырдарьи стало одной из причин обмеления и высыхания Аральского моря.

Республика располагает запасами нефти, газа, угля, урана, цветных металлов, золота. Основа энергетики – 3 ТЭЦ и 3 ГЭС. Работают машиностроительные и авиационные заводы, текстильные фабрики.

Узбекистан – транспортный узел Центральной Азии, через него проходят все магистральные железные дороги, шоссе и трубопроводы, и в этом его экономическое преимущество перед соседями. В Ташкенте есть аэропорт международного класса.

Хотя Узбекистан давал почти 3,5 % ВВП СССР, производительность труда и уровень жизни отставали от среднесоюзных показателей. Основная его роль в хозяйстве Советского Союза сводилась к поставкам хлопка, ставшего настоящей монокультурой: его посевные площади за советские годы расширились в 4 раза, в то время как посевам зерновых не уделялось внимания, они даже сократились почти на треть.

Очерк современной истории (с момента обретения независимости). В Узбекистане утвердился авторитарный режим личной власти первого и до сих пор бессменного президента страны Ислама Каримова – в прошлом руководителя республиканской компартии. Случай достаточно типичный для восточных и южных республик бывшего Союза. Парламент и политические партии в Узбекистане – не более чем декорации, они полностью контролируются исполнительной властью. В этом отношении на всем постсоветском пространстве «опережала» его лишь Туркмения. Реальная оппозиция была подавлена с помощью репрессий, ее лидеры вынуждены эмигрировать, под предлогом перерегистрации оппозиционные движения не прошли новую регистрацию уже в 1993 г. Правящая партия – преобразованная из компартии Национал-демократическая партия.

Последовательно проводя политику светского государства, режим Каримова по закону запрещает религиозным организациям заниматься политикой и держит их под жестким контролем. Исламские экстремисты ведут партизанскую войну с ним: в 1999–2000 гг. они пытались предпринять государственный переворот, совершили покушение на Каримова и иные крупные террористические вылазки, а в 2004 г. – серию терактов в городах. Их лидер Джума Намангани был убит во время антитеррористической операции США 2001 г. в Афганистане. Ряд «исламистов» ставят целью создание мусульманского халифата в Центральной Азии. Особенно крупным был вспыхнувший во многом под влиянием мартовской «революции тюльпанов» 2005 г. в соседней Киргизии мятеж исламистов в Андижане в мае того же года. Но, в отличие от киргизского президента А. Акаева, Каримов повел себя решительно и подавил мятеж. Президент Каримов считает исламский фундаментализм опасностью для государства и жестко пресекает все его проявления. За истекшие годы в республике арестовано 10 тыс. активистов исламского движения.

В Узбекистане, как и в Туркмении, полностью сохранено государственное регулирование экономики, рыночные реформы разрешили в стране лишь малый бизнес. Вся крупная промышленность и 4/5 сельского хозяйства в руках государства, госсектор доминирует в экономике республики.

Хотя Узбекистан жил в СССР больше за счет союзных дотаций, экономический кризис после распада Союза и рыночных реформ затронул его в наименьшей степени среди всех республик, благодаря открытию новых месторождений нефти, сохранению контроля государства над топливно-энергетическим комплексом и экономически грамотной политике правительства И. Каримова, вкладывающего деньги из доходов с продажи сырья в обрабатывающую промышленность, привлекая в нее и зарубежные инвестиции. Благодаря этому восстановлена работа построенных еще в советское время заводов, строятся с помощью иностранных компаний новые заводы – явление, практически не характерное для других стран СНГ (включая и Россию). По данным официальной статистики (несомненно заниженным), в ходе кризиса падение национального дохода не превышало 1/5, а уже в 2001 г. был достигнут уровень советского периода.

Однако во многом экономические успехи достигаются ценой «затягивания поясов»: уровень жизни в республике по-прежнему низкий, достаточно высокая безработица, средняя зарплата в 2000 г. составляла 37 долларов в месяц, почти 30 % населения – за чертой бедности. По индексу человеческого развития Узбекистан на 95-м месте в мире. Несмотря на государственные рычаги, он не может избавиться от высокой инфляции, хронического дефицита бюджета, внушителен внешний долг страны (5 млрд долларов). Четверть ВВП дает теневая, нелегальная экономика.

А главное – рост ВВП Узбекистана отстает от стремительного роста населения. Следовательно, при общем подъеме экономического потенциала доходы на душу населения продолжают падать. В итоге демографический бум создает социальные проблемы, и особенно дадут знать о себе они в будущем.

Внешняя политика. Узбекистан претендует на лидерство в Центрально-Азиатском регионе, как в былые времена. Основаниями для этого служат культурно-исторические традиции, наибольшая среди стран региона численность населения (половина от всего населения Центральной Азии), наличие крупной узбекской диаспоры во всех соседних государствах, роль географического и транспортного центра региона и относительно стабильная экономика.

На современном этапе конкуренцию в этом ему составляет Казахстан, располагающий для этого меньшими основаниями, зато с более крупным экономическим потенциалом (хотя и менее реализованным до сих пор). Поэтому отношения с Казахстаном наиболее проблемные, у них есть ряд взаимных территориальных претензий и нерешенных вопросов пользования водными ресурсами.

Проблемы водопользования существуют и с Киргизией, причем здесь они осложняются фактором межэтнической вражды.

Отношения с Таджикистаном осложнились после прихода к власти в последнем кулябского клана Э. Рахмонова, взявшего ориентацию на Россию.

С Туркменией существуют споры по территориям, пользованию водой и газовыми месторождениями.

Все эти противоречия делают неэффективной организацию «Центрально-Азиатское сотрудничество» (ЦАС), в которую входят 4 страны региона (кроме Туркмении).

Отношения Узбекистана с Россией противоречивы. С одной стороны, он пытается избежать какой-либо финансовой или политической зависимости от Москвы, а потому не входит в межрегиональные группировки с ее участием (за исключением Антитеррористического центра), предпочитая двусторонние соглашения. Это договор об основах межгосударственных отношений 1992 г., декларация о развитии и углублении сотрудничества 1994 г., договор об экономическом сотрудничестве 1998 г. В 2003 г. началось формирование российско-узбекско-туркменского газового картеля под эгидой «Газпрома».

США, учитывая роль Узбекистана в этом регионе, стремились распространить на него свое влияние и ради этого были готовы простить Каримову недемократичность режима, лишь бы окончательно оторвать его от России (в 1996 г. они даже наградили его медалью «За стремление к свободе»: ясно, что подразумевалась свобода от России). Узбекистан участвовал в натовской программе «Партнерство во имя мира», совместных военных учениях со странами НАТО. Он поддержал американскую интервенцию в Афганистан 2001 г. против режима талибов, предоставил США военный аэродром в Ханабаде, что осложнило отношения с Россией, у которой не было военных баз в Узбекистане. Поскольку Узбекистан кровно заинтересован в безопасности от исламских экстремистов, его поддержка антитеррористических акций как со стороны США, так и России неизменна.

Однако после событий «цветных революций» на Украине, в Грузии и соседней Киргизии режим Каримова, опасаясь повторения их у себя дома, закрыл в Узбекистане многие иностранные организации, в том числе фонд Сороса, а после мятежа в Андижане, происшедшего во многом под влиянием киргизских событий, прекратил аренду США военной базы. Одновременно были сделаны шаги в сторону сближения с Россией, в частности, заключено соглашение о совместном использовании систем ВВС и ПВО.

Недолгим было участие Узбекистана в экономическом альянсе ГУАМ из-за его неэффективности. С Украиной президент Каримов стремится поддерживать тесные двусторонние отношения, так как их объединяет желание освободиться от экономической зависимости от России. Но реальная отдача от этих отношений минимальна из-за неплатежеспособности Украины, до сих пор не преодолевшей у себя экономический кризис.

В первые годы независимости Узбекистан активно сотрудничал с Турцией, с которой его роднят не только этнические и культурные связи, но и общая направленность политики (светская политика государства в противовес исламскому фундаментализму, сильное влияние государства в экономике и т. д.). Однако в дальнейшем отношения испортились из-за претензий Турции на доминирование и навязывание своих решений.

Достаточно активно экономическое сотрудничество с Китаем. Узбекистан входит в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС).

Отношения Узбекистана со странами исламского фундаментализма (вроде Ирана) резко натянуты из-за светского характера государства и неоднократных атак и терактов исламских экстремистов на территории страны.

В целом Узбекистану до сих пор удается сохранять независимую внешнюю политику, избегая втягивания в орбиту как России, так и США.

7.4. Туркмения

Общие данные. Республика Туркменистан (Туркмения) – государство в Центральной Азии у восточного побережья Каспийского моря, граничащее с Казахстаном, Узбекистаном, Афганистаном и Ираном. Площадь – 490 тыс. кв. км. Население – 5 млн чел. Столица – Ашхабад. Административно-территориальное деление – 5 велаятов. Денежная единица – манат. Политический строй – президентская республика с 1-палатным парламентом. С момента обретения независимости президентами были: 1991–2006 – Сапармурад Ниязов (Туркменбаши), после его смерти с 2006 – Гурбангулы Бердымухаммедов.

Очерк истории. Основой формирования туркменского этноса послужила ассимиляция турками-сельджуками, завоевавшими территорию Туркмении в XI в., местного ирано-тюркского населения. К тому времени и у тех, и у других утвердилась заимствованная у арабов мусульманская религия. В дальнейшем ее завоевывали хорезмшахи, Чингисхан, Тамерлан. После этого здесь на века утвердилось господство узбекских хивинских ханов, хотя туркменские племена, бывшие сравнительно дикими, пользовались при них относительной независимостью. Отличные кавалеристы с превосходными ахал-текинскими лошадьми, они (особенно господствующее племя текинцев) часто нанимались на службу к различным мусульманским владыкам.

С основанием на побережье Каспийского моря русского города Красноводска (ныне Туркменбаши) в 1869 г. началось проникновение России в Туркмению. В целом оно завершилось в 1881 г. покорением наиболее воинственного племени текинцев и штурмом их цитадели крепости Геок-Тепе войсками легендарного генерала М.Д. Скобелева. Большая часть Туркмении вошла в состав Российской империи в качестве Закаспийской области, здесь была построена железная дорога и начата добыча нефти. Восточные области Туркмении остались под властью хана хивинского и эмира бухарского, превратившихся в вассалов русского императора.

В годы гражданской войны в России 1918–1920 гг. Туркмения стала ареной борьбы между красными, эсерами, белогвардейцами и англичанами. Летом 1918 г. здесь была установлена власть эсеров, а в дальнейшем белогвардейцев при поддержке оккупировавших ее вскоре английских войск, эвакуировавшихся в сентябре 1919 г. Часть текинцев воевала в белой Добровольческой армии генерала А.И. Деникина на Юге России. Советская власть окончательно утвердилась в начале 1920 г. До 1924 г. бывшая Закаспийская область входила в состав РСФСР под названием Туркменской автономной республики. В 1924 г. она была воссоединена с населенными туркменами землями Хивы и Бухары в равноправную Туркменскую союзную республику в составе СССР. Государственную независимость Туркмения впервые обрела в 1991 г. в результате распада СССР.

Этнический состав населения. Титульная нация республики – туркмены мусульманского вероисповедания суннитского толка. Согласно последней общесоюзной переписи населения 1989 г., они составляли 72 % населения республики. До сих пор в народе сохраняется племенное деление, причем господствующие позиции (по крайней мере, в политической жизни) сохраняет всегда выделявшееся племя теке (текинцев).

За пределами страны наиболее значительное число туркмен проживает в Иране (600 тыс.) и Афганистане (400 тыс.). Это потомки воинов-наемников, издревле служивших в пограничной страже персидского шаха.

Из других народов выделялись русские, превышавшие 300 тыс. и, как и везде, поселившиеся здесь в основном в ходе советских индустриальных миграций. Сейчас число русских и других национальностей сократилось (русских – до 180 тыс.) вследствие выезда из Туркмении, и удельный вес титульной нации возрос до 80 %.

Более половины населения страны – сельские жители. Единственный крупный город – столица Ашхабад (600 тыс. чел.).

Природно-экономический потенциал. Большая часть территории Туркмении – Каракумские пустыни и горы. Однако она располагает крупнейшими в Центральной Азии запасами природного газа, а также солидными нефтяными ресурсами на Каспии. Обрабатывающая промышленность представлена 2 нефтеперегонными заводами и несколькими ТЭЦ. Водные ресурсы очень дефицитны, поэтому в стране действуют 6 тыс. км оросительных каналов (крупнейший из них – Каракумский канал). Но и их не хватает в полном объеме для удовлетворения нужд народного хозяйства и населения. Основу сельского хозяйства составляет скотоводство. В экономике Советского Союза Туркмения занимала предпоследнее по счету место с удельным весом 0,7 %.

Очерк современной истории (с момента обретения независимости). Несмотря на внешне демократическую конституцию 1992 г., в Туркмении в постсоветский период утвердился тоталитарный режим по образцу СССР сталинской эпохи, а из современных стран – Северной Кореи (в политическом отношении). Это единственный пример среди республик бывшего СССР, и объясняется он в значительной степени наибольшей культурной отсталостью Туркмении сравнительно с другими. Вместе с тем надо признать, что Туркмения – единственная из республик Средней Азии, где, несмотря на определенную и со временем усилившуюся дискриминацию нетитульных наций, не было массовых погромов на национальной почве.

Создателем тоталитарного режима в Туркмении стал первый президент республики, в прошлом – первый секретарь республиканской компартии (пример, характерный для большинства южных и восточных стран СНГ) С. Ниязов, принявший титул Туркменбаши (глава туркмен). В стране сохранилась по существу однопартийная система в лице Демократической партии Туркменистана – бывшей компартии, переименованной после распада Советского Союза в декабре 1991 г. (роль оппозиции играет искусственно сформированная Аграрная партия. Аналогичные декорации существовали в ряде соцстран Восточной Европы в советские времена). Президентские выборы являются безальтернативными, а с 1999 г. Туркменбаши был провозглашен пожизненным президентом. В стране был создан настоящий культ личности Туркменбаши, сопоставимый с аналогичными культами Сталина, Мао или Ким Ир Сена, со всеми соответствующими атрибутами в восточном духе – прижизненными статуями, переименованием городов и даже месяцев года по именам вождя и его родственников. Хотя акций массового террора не было, реальная оппозиция подвергается жестоким репрессиям, волна которых была особенно сильной после неудачного покушения на Туркменбаши (многие считают его инсценированным) в 2002 г. В частности, тогда был подвергнут пыткам арестованный лидер оппозиции, бывший министр иностранных дел республики Борис Шихмурадов. С тех пор туркменская оппозиция может действовать только за рубежом. Все средства массовой информации в Туркмении находятся в руках государства.

После смерти Туркменбаши в ноябре 2006 г. президентом стал его ближайший соратник Г. Бердымухаммедов. Политический режим в стране практически не изменился.

В экономике Туркмении рыночные реформы проводились в минимальном объеме, подавляющая часть ее контролируется государством. В связи с этим экономический спад был не резким, но длительным, пик его пришелся на 1997 г., когда производство составляло немногим более половины от советского уровня. Затем начался медленный рост, и сейчас ВВП республики практически достиг советских показателей. Частный сектор сильнее в сельском хозяйстве, а в целом в экономике страны он не превышает 40 %.

При этом главная статья национального дохода – экспорт газа. Основные внешнеторговые партнеры Туркмении – Украина и Турция. Но, несмотря на дешевый газ, главная трудность в том, что газопроводы в советское время строились в расчете на узбекский газ, страны СНГ по преимуществу неплатежеспособны, а единственный путь туркменского газа на мировой рынок лежит транзитом через Узбекистан, Казахстан и Россию, где господствует мировой российский монополист «Газпром». Пока все попытки туркменского руководства найти спонсоров для транспортировки своего газа минуя Россию оканчивались безуспешно.

Вместе с тем, в Туркмении продолжается острый финансовый кризис, по темпам инфляции в 90-е годы она поставила абсолютный рекорд на постсоветском пространстве (почти в 4 млн раз). Несмотря на унаследованное от советских времен государственное регулирование цен и бесплатное коммунальное обслуживание, уровень жизни по сравнению с советской эпохой сильно упал: средняя зарплата в 2000 г. равнялась 36 долларам в месяц, а в пик кризиса в середине 90-х гг. не превышала 7 % от советского уровня. 58 % жителей республики живут за чертой бедности. По индексу человеческого развития Туркмения стоит на 87-м месте в мире (хотя это существенно выше, чем Таджикистан или Киргизия). Все это объясняется тем, что Туркмения, подобно большинству государств Центрально-Азиатского региона, в советские времена была дотационной республикой. Лишившись мощных подпиток из союзного бюджета, она, несмотря на сохранение большинства рычагов государственного регулирования, переживает огромные трудности. Поэтому она вынуждена прибегать к иностранным инвестициям, в результате чего внешний долг страны достиг рекордной для Центральной Азии цифры 2,5 млрд долларов.

Внешняя политика. Внешняя политика Туркмении, с учетом особенностей ее общеполитического режима, ориентирована прежде всего на сохранение реальной независимости. Режим въезда иностранцев резко ограничен, запрещены зарубежные СМИ. Не случайно при вынужденном экономическом сотрудничестве с Западом и огромном внешнем долге Туркмения избегает брать займы МВФ, предпочитая частные и двусторонние соглашения из опасения попасть в политическую зависимость от Запада. В рамках Организации экономического сотрудничества мусульманских стран Туркмения лоббирует различные транспортные проекты, стремясь использовать свое положение связующего звена между странами СНГ и мусульманским Югом.

При формальном членстве в СНГ, участие Туркмении в интеграции в рамках Содружества минимально. Она не участвует ни в региональных военно-политических и экономических альянсах, ни в большинстве процессов и акций в рамках всего Содружества. Избегает она и партнерства с НАТО, в частности, отказалась от поддержки антитеррористической операции против талибов в Афганистане. В 1995 г. нейтральный статус Туркмении был официально признан ООН. На ее территории нет ничьих зарубежных войск и военных баз. Со всеми соседями она стремится поддерживать ровные и вместе с тем дистанцированные отношения, что в целом ей удается. Лишь отношения с Узбекистаном достаточно натянуты из-за споров за воду и газ.

Последовательно выдерживая политику нейтралитета, Туркмения предпочитает как в экономике, так и в политике двусторонние отношения. Ее отношения с Россией в наибольшей степени определяются сотрудничеством в сфере газового транзита через российский «Газпром». Убедившись в неплатежеспособности других партнеров по СНГ и не найдя средств для строительства независимого от России газопровода, Туркменбаши в 2003 г. заключил договор с президентом В.В. Путиным о продаже России всего туркменского газа сроком на 25 лет по цене 44 доллара за кубометр: при этом до 2007 г. лишь половина его оплачивалась валютой, остальное Туркмения получила поставками газового оборудования. Для России этот договор крайне выгоден – она сохраняет контроль над среднеазиатскими газовыми ресурсами, а на перепродаже туркменского газа «Газпром» делает колоссальные барыши.

7.5. Таджикистан

Общие данные. Республика Таджикистан – государство в Центральной Азии, граничащее с Киргизией, Казахстаном, Узбекистаном, Афганистаном и Китаем. Площадь – свыше 140 тыс. кв. км. Население – 6,5 млн чел. Столица – Душанбе (в 1929–1961 гг. называлась Сталинабад). Административно-территориальное деление – 2 области и Горно-Бадахшанская автономная область. Денежная единица – сомони. Политический строй – президентская республика с 2-палатным парламентом. С момента обретения независимости президентами были: 1991–1992 – Рахмон Набиев, с 1993 – Эмомали Рахмонов.

Очерк истории. История Таджикистана до советского времени практически аналогична узбекской, ибо оба народа входили в одни и те же государственные образования. Современные таджики – смесь потомков древних жителей этого региона (называвшегося Согдианой) и персов, завоевавших эту территорию в IX в. Арабы, господствовавшие здесь в VII–VIII вв., принесли местному населению мусульманскую религию, а персы (иранцы) – свою культуру, персидский язык (фарси) стал литературным языком Таджикистана. В дальнейшем таджики подвергались завоеванию Чингис-ханом и вошли в состав Монгольской державы, а в конце XIV в. были покорены Тамерланом (Тимуром). В дальнейшем они оказались под многовековым господством узбеков и входили в состав двух созданных ими государств – Бухарского эмирата и частично (на севере) Кокандского ханства.

После подчинения России эмира Бухарского в 1868 г. и ликвидации Кокандского ханства в 1876 г. эти земли вошли в состав Российской империи. Большая часть таджикской территории до Памирских гор осталась под властью эмира бухарского, но уже в качестве вассала русского императора, а часть северных районов вошли в Туркестанское генерал-губернаторство. Лишь часть таджикских земель к югу от Памира (по левому берегу р. Пяндж) по русско-английскому разграничительному договору 1895 г. вошла в состав Афганистана, и с тех пор таджикский народ остался разделенным на две части.

После революции 1917 г. и в годы гражданской войны в России значительная часть таджиков участвовала в национальном движении басмачей, в основном разгромленных большевиками к 1925 г. После проведения ими нового национально-территориального деления в 1924 г. была образована Таджикская автономная республика в составе Узбекской ССР, в 1929 г. преобразованная в равноправную Таджикскую ССР в составе Союза. Государственную независимость Таджикистан впервые обрел в 1991 г. после распада СССР.

Этнический состав населения. Титульная нация республики – таджики западно-иранской языковой группы и мусульманского вероисповедания суннитского толка в советское время насчитывали 58 % населения республики. По переписи населения 1979 г., из других народов наиболее многочисленны были узбеки – около 1 миллиона (1/4 населения), русские – 400 тыс., остальных по нескольку десятков тысяч. Как и в других республиках бывшего Союза, русское население преобладало в городах и поселилось здесь в процессе трудовых миграций советской эпохи, узбеки же были давнишними соседями (и в прошлом – повелителями) таджиков. Горно-Бадахшанская автономная область, образованная в 1925 г., населена пестрой смесью горных памирских народов восточно-иранской группы. В процессе и после распада СССР, в ходе кровавой гражданской войны в Таджикистане, сопровождавшейся притеснениями и избиениями русских и других национальных меньшинств, большинство русских покинули Таджикистан, их число сократилось до 100 тыс. Этнические репрессии почти не коснулись узбеков, с которыми, несмотря на прежнее привилегированное положение последних, таджиков связывает культурное родство.

За пределами страны 4 млн таджиков проживают в Афганистане и 2 млн – в Узбекистане и Киргизии, что лишний раз показывает условность унаследованного от СССР национально-территориального деления.

Таджикская письменность изначально базировалась на арабском алфавите, в советское время в 1929 г. замененном на латинский, а с 1940 г. – на кириллицу. С 1989 г. провозглашен возврат к арабскому алфавиту, но на практике до сих пор используется русский.

Большая часть населения республики – горные сельские скотоводы. Горожане составляют 1/3 населения. Единственный город с населением свыше 300 тысяч – столица Душанбе (700 тыс.).

Природно-экономический потенциал. Хотя 97 % территории республики занимают горы, непригодные для земледелия, именно оно является основой ее хозяйства, и в первую очередь выращивание хлопка. С советских времен сохранилось большинство колхозов, приватизация мало затронула сельское хозяйство. Недра достаточно богаты породами цветных металлов, урана, угля. Основу энергетики составляют ГЭС на реках Сырдарья, Нурек и Вахш.

Развита легкая промышленность, в основном сосредоточенная в главных городах – Душанбе и Ходженте (бывший Ленинабад). В тяжелой промышленности выделяются алюминиевый комбинат в Турсун-Заде и уранодобывающий комбинат в Чкаловске.

Транспорт развит слабо из-за гористой местности, железнодорожное сообщение между севером и югом идет через соседний Узбекистан.

Таджикистан имел весьма низкий удельный вес в экономике СССР – 0,8 %, а уровень жизни был самым низким в Союзе.

Очерк современной истории. Распад СССР сопровождался обострением социальных и межэтнических противоречий в Таджикистане. В 1990 г. по стране прокатились кровавые погромы русских и киргизов, остановленные введенными в Душанбе советскими войсками.

Кроме того, в советское время существовало своеобразное разделение сфер влияния между местными кланами: в партийно-политической жизни господствовали северяне (ленинабадцы), органами внутренних дел вершили кулябцы, в торговле заправляли гармцы (каратегинцы), в культуре доминировали памирцы. Существовала поговорка: «Памир танцует, Курган-Тюбе пашет, Душанбе производит, Гарм торгует, Куляб охраняет, Ленинабад правит». По мере ослабления традиционной советской вертикали власти это равновесие было нарушено, и именно это послужило основным поводом к началу гражданской войны – самого масштабного из вооруженных конфликтов на территории СНГ.

Первый президент Таджикистана К. Махкамов поддержал августовский переворот ГКЧП 1991 г. и после его провала был вынужден покинуть свой пост под давлением демократической оппозиции. Это усилило политическую нестабильность. Однако на последовавших выборах победу все же одержал Р. Набиев – в прошлом первый секретарь республиканской компартии, представитель старого ленинабадского (ходжентского) клана. В 1992 г. гражданская война развернулась в масштабе всей страны. И хотя формально действующими силами в ней выступали политические партии, за их спиной стояли все те же кланы. В апреле 1992 г. власть в столице захватили представители памирского клана в союзе с гармцами, но в результате массовых демонстраций и столкновений уже в мае создается коалиционное «правительство национального примирения». Однако реального примирения не произошло. В сентябре того же года президент Набиев был вновь свергнут памирским кланом. В декабре Душанбе снова захватила коалиция кулябцев и ленинабадцев, но место дискредитированного Набиева занял председатель Верховного совета Э. Рахмонов из кулябского клана. Гармцы и памирцы в жестокой резне были частью перебиты, частью ушли в горы, откуда продолжали партизанскую войну. Но победители перессорились и между собой. Часть из них погибла в междоусобной борьбе, на местах власть вообще перешла в руки многочисленных полевых командиров, нередко из бывших уголовников. Ленинабадцы и поддерживавшие их узбеки в 1993 г. покинули Душанбе, после чего оставшихся у власти кулябцев во главе с Рахмоновым перестал поддерживать Узбекистан. Объединившаяся оппозиция остановила наступление правительственных войск на Гарм и Бадахшан.

Лишь военное вмешательство России по просьбе президента

Э. Рахмонова в 1994 г. оказало решающее влияние и помогло ему удержаться у власти. И хотя оппозиция контролировала половину территории страны, путь на Душанбе им был закрыт, а возможность помощи из Афганистана перекрыта 201-й российской дивизией, расположившейся вдоль границы. В сентябре 1994 г. при посредничестве миссии ООН в Тегеране было подписано соглашение о прекращении огня. Но переговоры между Рахмоновым и лидером объединенной оппозиции А. Нури затягивались, и лишь в июне 1997 г. в Москве было подписано общее соглашение об установлении мира и национального согласия. Оппозиция получила около 1/3 мест в правительстве, ее отряды вливались в национальную армию. Вернулись многие беженцы. Но до сих пор правительство Таджикистана не контролирует значительную часть территории страны – горы Гарма и Бадахшана, в которых господствуют не признавшие условия мира полевые командиры и через которые с афганской границы в Центральную Азию проникают наркотики, террористы и прочие криминальные элементы. Именно через Гарм в 1999–2000 гг. совершали свои атаки исламские террористы на Киргизию и Узбекистан.

Гражданская война разрушила и без того слабую экономику страны. К 1996 г. производство сократилось более чем в 3 раза, и лишь в 2003 г. достигло половины от уровня советского периода (в основном за счет экспорта алюминия). До сих пор сохраняется острый дефицит бюджета, внешний долг превысил 1 млрд долларов, хотя часть кредитов шла после гражданской войны в качестве безвозмездной гуманитарной помощи. На сегодняшний день Таджикистан – самая бедная республика СНГ, за чертой бедности живет 85 % населения, средняя зарплата около 10 долларов в месяц. По индексу человеческого развития Таджикистан занимает 112-е место в мире.

В Таджикистане одна из самых многочисленных среди республик СНГ трудовая миграция коренного населения в другие страны, в том числе в Россию. Положение таджикских трудовых мигрантов незавидное, они эксплуатируются в основном на низкооплачиваемых работах, не сумев занять своей ниши в бизнесе, в отличие от тех же азербайджанцев.

Внешняя политика. В годы гражданской войны центральное правительство Таджикистана поддерживало наиболее тесные контакты с Россией и Узбекистаном. С Россией в 1993 г. был заключен договор о дружбе, взаимопомощи и сотрудничестве. По сей день она выступает основным гарантом мира в республике, а находящиеся на ее территории российские вооруженные силы превосходят армию самого Таджикистана в 3 раза по численности (22,5 тыс. чел.) и в 5–6 раз по военной технике. При таком интенсивном военном присутствии экономический интерес России к Таджикистану, наоборот, пока слаб.

Отношения с Узбекистаном были наиболее благоприятными до 1993 г., пока у власти в Таджикистане оставался ленинабадский клан, покровительствуемый президентом Узбекистана И. Каримовым, который рассчитывал через него укрепить узбекское влияние в этой республике. После перехода власти к кулябскому клану Э. Рахмонова, взявшему ориентацию на Москву, наступило резкое охлаждение отношений, и до сих пор они остаются натянутыми, несмотря на торговлю. Узбеки заминировали границу с Таджикистаном под предлогом борьбы с исламскими экстремистами. По сути, российская оккупация Таджикистана сорвала планы его оккупации узбекскими войсками.

Таджикистан входит в ОДКБ, ЕврАзЭС и Шанхайскую организацию сотрудничества. От стран Запада и международных организаций он получает гуманитарную помощь, но с середины 90-х годов ее объемы резко сократились из-за недовольства США пророссийской ориентацией правительства Рахмонова и присутствием на его территории частей русской армии. Однако в ходе американской интервенции в Афганистане 2001 г. Таджикистан, поддержавший ее вслед за Россией, предоставил США военный аэродром в Кулябе.

Из-за неурегулированности внутриполитической ситуации существующее правительство Таджикистана признано легитимным еще далеко не всеми членами мирового сообщества, со многими из них нет дипломатических отношений.

7.6. Киргизия

Общие данные. Киргизия (Кыргызстан), или Киргизская республика – государство в Центральной Азии, граничащее с Казахстаном, Узбекистаном, Таджикистаном и Китаем. Площадь – 200 тыс. кв. км. Население – 5 млн чел. Столица – Бишкек (в 1925–1990 гг. назывался Фрунзе). Административно-территориальное деление – 7 областей. Денежная единица – сом. Политический строй – президентская республика с 2-палатным парламентом. С момента обретения независимости президентами были: 1991–2005 – Аскар Акаев, с 2005 – Курманбек Бакиев.

Очерк истории. В эпоху Великого переселения народов среди других союзов кочевых тюркских племен Азии сложился Киргизский каганат, во времена своего расцвета в IX–X вв. занимавший огромную территорию от Байкала до Тянь-Шаня. После распада каганата основная часть киргизских племен сосредоточилась в верховьях Енисея и в предгорьях Тянь-Шаня (енисейские киргизы были переселены на Тянь-Шань в XVIII в.). В XIII в. Киргизия была завоевана Чингис-ханом, затем входила в состав Империи великих моголов, а в XVII в. подверглась нашествию джунгар. Вскоре после разгрома Джунгарии Китаем она попала под власть Кокандского ханства, находившегося под господством узбеков.

После завоевательного похода русских войск в Коканд 1867 г. и ликвидации Кокандского ханства в 1876 г. киргизские племена вошли в состав Российской империи, конкретно – в Семиреченскую, Ферганскую и Сырдарьинскую области Туркестанского генерал-губернаторства с центром в Ташкенте. В отличие от этнически близких к ним казахов, называвшихся до революции киргиз-кайсаками, собственно киргизов называли кара-киргизами (т. е. «черными киргизами»).

После революции и в годы гражданской войны в России значительная часть киргизов участвовали в борьбе против большевиков в отрядах басмачей в рядах национального движения Алаш-орда, поддерживавшего белогвардейский режим адмирала А.В. Колчака, в союзе с семиреченскими белоказаками атамана Б. Анненкова. Партизанская борьба басмачей с коммунистической властью в предгорьях Тянь-Шаня продолжалась много лет и после окончательного установления советской власти в Туркестане в 1920 г. В 1924 г. Киргизия впервые обрела национальную автономию в форме Кара-Киргизской (с 1925 г. – просто Киргизской) автономной области в составе РСФСР, с 1926 г. – АССР, а по конституции 1936 г. – статус союзной республики. Государственный суверенитет впервые получила после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Как и в других республиках Туркестана, длительная история и произвольное национально-территориальное деление при большевистском режиме определили сложный этнический состав населения. По всесоюзной переписи населения 1989 г., титульная нация – киргизы (кыргызы) семейства тюркских народностей и соответственно – мусульманского вероисповедания суннитского толка насчитывали 52 % населения республики. По языку киргизы наиболее близки к казахам.

Из других этносов наиболее многочисленны были русские – 920 тыс. (21 % населения), узбеки – 550 тыс., примерно по 100 тыс. немцев и украинцев, остальных народов по нескольку десятков тысяч. Как и в других республиках СНГ, русское население преобладает в городах. Большая часть нетитульных народов поселились здесь в результате трудовых миграций советской эпохи, немцы были насильственно переселены из Поволжья в начале Великой Отечественной войны, и лишь узбеки были многовековыми соседями (а в прошлом – и владыками) киргизов. Именно поэтому, как и в других азиатских республиках СНГ, их разделяет наибольшая национальная рознь. После распада СССР значительная часть русских и других нетитульных народов выехали из Киргизии, в результате чего доля русских сократилась до 15 %.

За пределами Киргизии наиболее значительное число киргизов (около 300 тыс.) проживают в Синьцзяне.

Среди центрально-азиатских народностей киргизы были одними из самых отсталых, до революции господствовала поголовная неграмотность, основным занятием было кочевое скотоводство. Первоначально основу национальной письменности составил арабский алфавит, в 1926 г. он был заменен на латинский, а в 1940 г., в ходе начатой

И.В. Сталиным политики русификации – на кириллицу. После установления независимости в 1991 г. провозглашен возврат к латинскому алфавиту.

Наиболее отсталы в экономическом и культурном отношении и подвержены родоплеменным традициям киргизы южных областей страны. Горожане в Киргизии не превышают 1/3 населения. Единственные крупные города – столица Бишкек (600 тыс.) и Ош (свыше 200 тыс.).

Природно-экономический потенциал. Киргизия располагает богатыми запасами угля, редких и цветных металлов, в том числе урана (в 90-х годах открыты и золотые месторождения). В советское время построен каскад ГЭС на р. Нарын. Обрабатывающая промышленность развита слабо. Основой сельского хозяйства остается скотоводство. «Ахиллесову пяту» национальной экономики представляет транспорт – пересеченная гористая местность не позволяет широко использовать железные дороги, автотранспорт развит только на севере страны. На озере Иссык-Куль есть пароходство. Не удивительно, что при столь отсталой экономике удельный вес Киргизии в ВВП Советского Союза составлял всего 0,8 %.

Очерк современной истории (с момента обретения независимости). Президент А. Акаев был единственным из лидеров азиатских республик СНГ, взявшимся последовательно проводить рыночные реформы в соответствии с рекомендациями Международного валютного фонда (включая антиинфляционные меры и начатую в 1997 г. приватизацию земли). В связи с этим, инфляция в Киргизии в период реформ была минимальной, но удар кризиса по экономике от этого был не менее тяжелым. Национальный доход сократился вдвое.

Медленный и неуверенный рост начался с 1996 г., к 2003 г. он достиг 4/5 от советского времени, однако в основном за счет внешней торговли и добывающей промышленности. Обрабатывающая промышленность не дотягивает и до половины советского уровня. В сельском хозяйстве резко сократилось поголовье скота. Более 1/4 экономики находится «в тени». По существу, во весь период режима Акаева страна жила в долг, закупая товаров больше, чем продавая. В начале XXI в. внешний долг Киргизии перевалил за 1,5 млрд долларов – для небольшой страны со слабой экономикой цифра огромная. Вступление Киргизии в ВТО в 1998 г. на условиях развивающихся стран лишь усугубило неконкурентоспособность ее экономики, доставшейся от советского времени. Можно сказать, что Киргизия дала наиболее яркий пример провала либерально-рыночных реформ в странах с отсутствующими для этого условиями на постсоветском пространстве.

При этом замораживание зарплаты в условиях отпуска цен привело к резкому обнищанию населения, социальная поляризация достигла чудовищных размеров. Безработица превысила 1/4 работоспособного населения. 60 % населения живет за чертой бедности, средняя зарплата около 25 долларов в месяц, по индексу человеческого развития Киргизия стоит на 102-м месте в мире.

В политическом отношении президент А. Акаев внешне также демонстрировал либеральную ориентацию и был единственным из президентов республик СНГ (кроме России), с самого начала открыто не признавшим августовский переворот ГКЧП 1991 г. Но, несмотря на умеренно демократическую конституцию 1993 г., в стране сложился типичный для государств Центрально-Азиатского региона авторитарный режим (в частности, президент республики безо всяких к тому оснований был избран даже президентом Академии наук), оппозиция подвергалась репрессиям. При этом характерные для азиатских стран клановые традиции (сам Аскар Акаев принадлежал к родоплеменной аристократии одного из северных кланов) сочетались с разгулом коррупции.

Все эти обстоятельства, при доминирующей роли экономического неблагополучия, привели к мартовским событиям 2005 года, получившим в СМИ название «революции тюльпанов». Невзирая на поддержку режима Акаева США, социальный и политический кризис в Киргизии достиг таких масштабов, что они прекратили его поддержку, и это сыграло решающую роль. Поводом к событиям послужила очередная фальсификация парламентских выборов. Оппозиция объявила их недействительными, захватила власть в городах Джалалабаде и Оше и организовала массовые манифестации в столичном Бишкеке. Не решившись применить силу, окончательно дискредитировавший себя президент Акаев покинул страну. Новым президентом стал один из лидеров оппозиции К. Бакиев. Однако, подобно «оранжевой революции» на Украине и «революции роз» в Грузии, киргизская «революция тюльпанов» мало что изменила. К власти пришли другие кланы, ранее оттертые от нее. Экономическая ситуация в стране и ее внешнеполитический курс практически не претерпели изменений.

Как и в большинстве республик бывшего СССР, в Киргизии остро стоит проблема межэтнических отношений. Распад Союза сопровождался кровавыми узбекскими погромами в Оше. Определенной дискриминации подверглось и русское население. Все это вызвало волну миграций, 1/5 часть русского населения покинула страну, что резко обострило ситуацию в промышленности, которая держалась в основном именно на русских. Положение несколько смягчил президентский указ 1994 г. «О мерах по урегулированию миграционных процессов», вопреки сопротивлению националистов гарантировавший всем народам равные права с киргизами. Хотя на практике он соблюдался далеко не везде и не всегда, а среди киргизской молодежи сохранились антирусские и особенно антиузбекские настроения, миграция после этого пошла на убыль.

Внешняя политика. У Киргизии 4 внешнеполитических приоритета: Россия, Запад, соседние страны Центральной Азии и Китай. Главным в ее международной политике является лавирование между Россией и Западом (по выражению бывшего президента Акаева, «можно сидеть на двух стульях, если они сближаются»).

С Россией за истекшие годы Киргизия подписала договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи 1992 г., договор о таможенном союзе 1996 г., декларацию о «вечной дружбе, союзничестве и партнерстве» 2000 г., программу экономического сотрудничества на 2000–2009 гг. Киргизия и Россия имеют упрощенный механизм приобретения гражданства между собой. Обе стороны входят в ЕврАзЭС и ОДКБ. Россия имеет на территории Киргизии военный аэродром «Кант» и 2 испытательных полигона на озере Иссык-Куль. При нападениях исламских экстремистов на Баткенскую область Киргизии в 1999 и 2000 гг. Россия оказала ей эффективную помощь. До 1999 г. осуществлялась совместная охрана границ Киргизии.

Параллельно Киргизия активно использовала западные кредиты и инвестиции, для которых по законам 1992 г. был создан льготный режим наибольшего благоприятствования. Договор о сотрудничестве с Евросоюзом и последующее вступление в ВТО со статусом развивающейся страны позволили ей получать кредиты на льготных условиях. Но, как уже говорилось, в результате страна превратилась в безнадежного должника стран Запада, а вступление в ВТО сделало ее промышленность неконкурентоспособной даже на внутреннем рынке. Киргизия активно поддержала интервенцию США в Афганистан 2001 г. и предоставила войскам НАТО воздушное пространство и аэродром в аренду, на котором они так и остались.

Киргизия – член Центрально-Азиатского сотрудничества. Но, хотя она старается поддерживать ровные отношения с соседями, между ней и Узбекистаном и Казахстаном существует проблема урегулирования пользования водными ресурсами Сырдарьи, истоки которой находятся в Киргизии: стороны заинтересованы в различных режимах пользования ими, поскольку Киргизии они нужны для выработки электроэнергии на ГЭС, а ее соседям – для сезонного орошения полей. Кроме того, киргизы требуют от узбеков участия в расходах на содержание гидростанций, а те ссылаются на то, что «вода есть дар Аллаха». Наиболее благоприятны отношения Киргизии с Казахстаном, что облегчается этническим родством (а во времена президента Акаева – и родственными связями правящих кланов). Сложнее отношения с Узбекистаном и Таджикистаном, в основном по причине давней межэтнической вражды с их народами, вылившейся в кровавые узбекские погромы 1990 г. в Киргизии (где проживает много узбеков) и киргизские погромы в Таджикистане в ходе гражданской войны 90-х годов. Через участок таджикской границы, до сих пор контролируемый оппозицией, в Киргизию и далее в Узбекистан проникают наркотики, контрабанда, нелегальные мигранты.

Отношения с Китаем активно развиваются в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в Киргизии созданы сотни малых китайских фирм.

ТЕМА 8

СТРАНЫ БАЛТИИ

8.1. Общие особенности Балтийского региона

Балтийский регион постсоветского пространства, ранее называемый Прибалтикой, объединяет 3 западных республики бывшего СССР у побережья Балтийского моря – Эстонию, Латвию и Литву. Общая площадь региона – 175 тыс. кв. км. Общая численность населения – 7,5 млн чел. На востоке он примыкает к России (кроме того, российская Калининградская область является анклавом между Балтией и Польшей на юго-западе) и граничит с Белоруссией, на юге – с Польшей.

При существенных исторических и этнокультурных различиях, страны Балтии четко выделяются на постсоветском пространстве следующими общими особенностями:

1. В культурном и политическом отношениях все они являются частью западного мира, чуждыми России.

Разумеется, между ними есть существенные различия. Этнически латыши и литовцы близки между собой, тогда как эстонцы родственны финнам. И наоборот, в культурном отношении эстонский и латышский этносы формировались под определяющим влиянием Германии (так же, как финны – под влиянием Швеции), а литовский этнос – Польши. Поэтому эстонцы и латыши восприняли от немцев лютеранскую религию (как и финны – от шведов), а литовцы от поляков – католическую.

Но при всех отмеченных различиях, все они являются частью западноевропейской цивилизации. Даже после присоединения к Российской империи, в литовских землях сохранялось влияние господствовавшего здесь польского шляхетства, а в латышских и эстонских аналогичное влияние немецких баронов дополнялось сохранением автономного немецкого самоуправления в городах. Русское влияние было слабым, оно выражалось преимущественно в наличии имперской администрации и присутствии русских войск.

В первый период независимости 1918–1940 гг. тяготение прибалтийских государств к Западу лишь усилилось.

В советскую эпоху, казалось бы, проникновение русских стало более интенсивным, особенно проявляясь в виде трудовых миграций по ходу индустриального развития. Но русские пришельцы оставались чужеродными местному населению, более того – воспринимались как «оккупанты».

Все это привело к тому, что после распада СССР балтийские республики однозначно определили вектор своего развития в пользу Запада. К настоящему времени все они приняты в военно-политический блок НАТО и в Европейское экономическое сообщество. Рыночные экономические реформы проведены в них в полном соответствии с рекомендациями МВФ и при помощи Запада. По сравнению с первым периодом независимости 1918–1940 гг., положение стран Балтии в этом отношении неизмеримо благоприятнее: тогда Западная Европа была раздираема острейшими политическими противоречиями, в итоге приведшими ко Второй мировой войне, сегодня же она практически едина.

При этом все три, обладая слабым этническим потенциалом, по существу не создали собственной самобытной культуры (разве что на уровне выдающихся исполнителей в музыке, эстраде и кино), а лишь впитали, как губка, западные влияния. Более того, привитые европейцами высокий уровень социально-бытовых отношений и упорядоченность бытового уклада, которыми так гордятся прибалтийцы, нередко противоречат в массе населения известной узости духовного кругозора и характерному для многих малых наций комплексу неполноценности.

2. Исторически сложившаяся (преимущественно в советскую эпоху) враждебность к России. Основных причин тому две: 1) СССР лишил их независимости; 2) в результате этого они не только были оторваны от западного мира, в который уже интегрировались, но им был навязан чуждый социалистический уклад с сопутствовавшими ему политическими репрессиями против тех, кто оказал ему активное сопротивление. Несмотря на них, все годы после Второй мировой войны в сознании прибалтийских народов жила память об утраченной независимости, и это формировало негативный образ России. Попытки советского руководства сгладить эту враждебность искусственным поднятием уровня жизни в Прибалтике (значительно выше среднесоюзного) не увенчались успехом.

В процессе и особенно после распада СССР русофобские настроения выплеснулись наружу. В Латвии и Эстонии они проявились как в правовой дискриминации русского населения, так и в демонстративном чествовании местных ветеранов гитлеровского вермахта и СС как «борцов за независимость». То и другое грубейшим образом противоречит общепринятым принципам современной западной демократии, но Запад умышленно закрывает на это глаза из политических соображений, будучи заинтересован в закреплении Прибалтики в своей сфере влияния и окончательном отсечении ее от России.

Русофобия менее наглядно и во всяком случае не столь грубо проявляется в Литве, где русское население не подвергается открытой дискриминации. Во многом это объясняется тем, что на территории Литвы русские мигранты сравнительно немногочисленны, в отличие от Эстонии и особенно Латвии, а потому острота межэтнических противоречий не проявлялась по крайней мере на социально-бытовом уровне.

Тем не менее, для всех трех на сегодняшний день характерно одинаково упорное стремление максимально дистанцироваться от России. Они не входят ни в СНГ, ни в одну другую региональную международную организацию с участием России, хотя нередко это идет вразрез с их собственными интересами (по крайней мере, экономическими).

В этом отношении страны Балтии напоминают Финляндию в первые десятилетия после обретения независимости от России. Однако «года минули, страсти улеглись», и сегодня Финляндия – крупнейший внешнеторговый партнер России, а от былой национальной непримиримости не осталось и следа. Этот пример позволяет оптимистически смотреть в будущее и надеяться, что и народы Балтии со временем изживут нынешний синдром отторжения от империи и разрыва с имперским прошлым.

3. В экономическом отношении страны региона объединяют достаточно развитый промышленный потенциал, созданный в основном в советскую эпоху, развитая транспортная сеть, высокий удельный вес сферы услуг и развитое сельское хозяйство хуторского типа. Немалую роль в экономике стран играет наличие популярных приморских балтийских курортов.

При этом характерно, что коренное население стран региона в основном занято в сельском хозяйстве, а в городах – в сфере услуг и торговле. В промышленности в советское время и (несмотря на эмиграцию) до сих пор преобладают русские, руками которых она здесь и создана.

4. После распада СССР балтийские республики легче и быстрее других составляющих бывшего Советского Союза преодолели экономический кризис и трудности рыночной трансформации. Это объясняется прежде всего интенсивной помощью Запада кредитами и инвестициями, осуществлявшейся из тех же политических соображений. Поэтому на сегодняшний день в этих странах наиболее высокий уровень жизни и экономической стабильности по периметру бывшего СССР.

8.2. Эстония

Общие данные. Эстонская республика – государство Балтии на побережье Балтийского моря (Финский и Рижский заливы), граничащее на востоке с Россией, на юге – с Латвией. Площадь – 45 тыс. кв. км. Население – менее 1,5 млн чел. (самая маленькая по населению республика бывшего СССР). Столица – Таллин (до революции назывался Ревель). Административно-территориальное деление – 15 уездов. Денежная единица – крона. Политический строй – парламентская республика с 1-палатным парламентом. С момента окончательного обретения независимости президентами были: 1991–1992 и 2001–2006 – Арнольд Рюйтель, 1992–2001 – Леннарт Мери, с 2006 – Хендрик Ильвес.

Очерк истории. В XI–XII вв. предки современных эстонцев – племена эстов находились в сфере влияния русских княжеств, один из древнейших городов Эстонии – Тарту (ранее – Дерпт) был основан русскими под названием Юрьев. В XIII в. они подверглись завоеванию немецких рыцарей-крестоносцев Ливонского ордена. Немцами был основан один из старейших в Европе Дерптский (ныне Тартуский) университет. В ходе Ливонской войны 1558–1583 гг. Ливонский орден был разгромлен русскими войсками, но в дальнейшем эстонские земли очутились под властью Швеции.

В ходе Северной войны 1700–1721 гг. Петра Великого с Швецией эти территории были завоеваны русскими и вошли в состав Российской империи под названием Эстляндии, образовав Эстляндскую губернию. Эстляндский порт Ревель (ныне Таллин) стал одной из главных баз русского Балтийского флота. Однако, как и в период шведского господства, в них были сохранены все земельные владения и привилегии немецких баронов (потомков рыцарей-крестоносцев) и немецкое самоуправление в городах. Более того, прибалтийское (остзейское) немецкое дворянство пользовалось особым расположением русских императоров (по традиции, заведенной Петром Великим) и близостью к трону, десятки выходцев из него занимали в разное время высшие посты в административном и военном аппарате Империи. Русское влияние в дореволюционный период было слабым. По инициативе самих немецких баронов в Эстляндии, Курляндии и Лифляндии уже при Александре I, в 1818–1819 гг. было гораздо раньше, чем в самой России, отменено крепостное право, правда, без предоставления земли в собственность крестьян – коренных жителей Эстонии и Латвии.

После русской революции 1917 г. по Брестскому миру в 1918 г. Эстляндия была оккупирована Германией. После поражения Германии в Первой мировой войне в ноябре 1918 г. Эстония (именно тогда официально получившая это название) провозгласила независимость, было образовано правительство Константина Пятса. Коммунистическое движение в Эстонии было быстро подавлено. В 1919 г. Эстония предоставила свою территорию для формирования русского белогвардейского корпуса генерала Н.Н. Юденича, наступавшего затем на Петроград. К концу гражданской войны в России в 1920 г. советское правительство по Тартускому мирному договору признало независимость Эстонии, как и других прибалтийских республик. Именно это было условием снятия Западом экономической блокады с Советской России. В республике сложился буржуазно-демократический режим, но в 30-е годы под влиянием гитлеровской Германии началась фашизация страны.

Однако по пакту Молотова – Риббентропа 1939 г. между СССР и Германией Гитлер признал Прибалтику сферой интересов Советского Союза. Летом 1940 г. Эстония была по существу оккупирована советскими войсками и превращена в союзную республику в составе СССР, причем все это было талантливо инсценировано в форме волеизъявления самого эстонского народа. Последующая советизация страны вызвала волну антирусских и антисоветских настроений. В начале Великой Отечественной войны Эстония была оккупирована немецко-фашистскими войсками. Значительная часть эстонцев в ослеплении ненавистью к СССР вступила в ряды гитлеровского вермахта, карательных частей СС и полиции, запятнав себя кровавыми преступлениями. Гитлер, умело играя на национальных чувствах балтийских народов, натравливал их на русских по классическому принципу «разделяй и властвуй». Осенью 1944 г. Прибалтика была освобождена советскими войсками 1-го Прибалтийского фронта генерала И. Баграмяна. Но и в послевоенные годы в Эстонии долго продолжалось партизанское движение «лесных братьев» в борьбе за независимость, окончательно подавленное лишь к 1953 г. В последующие годы, несмотря на особое отношение советских властей к Эстонии и искусственное поддержание в ней высокого уровня жизни, в республике на бытовом уровне сохранялось негативное отношение к русским как к «оккупантам». Лишь незначительная часть эстонцев подверглась обрусению, среди них – выдающийся советский певец Георг Отс.

Окончательно Эстония обрела государственную независимость после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Титульная нация республики – эстонцы принадлежат к финно-угорской группе народов. Этнически они наиболее близки к финнам. От немцев они восприняли лютеранскую религию (как и финны – от шведов). Накануне окончательного обретения независимости эстонцы составляли около 2/3 населения республики.

Эстонская диаспора за рубежом невелика, всего 150 тыс. чел.

Из других народов в Эстонии наиболее значительной была по существу единая диаспора русских, обрусевших украинцев и белорусов численностью 500 тыс. – 1/3 населения республики. Бывшая немецкая знать практически поголовно уехала после русской революции. Основная часть их осела здесь в ходе послевоенной советской индустриализации Прибалтики в Таллине и других городах промышленного значения (Нарве, Кохтла-Ярве и др.). Сами эстонцы больше заняты в традиционных для них отраслях сельского хозяйства, торговли и сферы услуг. Наличие крупной русской диаспоры, остававшейся чужеродной коренному населению, лишь усиливало его враждебное отношение к «оккупантам».

В городах проживает почти 2/3 населения республики. Однако единственный ее крупный город – столица Таллин (около 700 тыс. жителей).

Природно-экономический потенциал. В отличие от остальных балтийских республик, Эстония располагает значительными ресурсами полезных ископаемых минералов. На них основана ее химическая промышленность.

Высоко развиты сельское хозяйство и пищевая промышленность, в особенности производство молочных продуктов, а также рыбные промыслы. Доля Эстонии в союзном ВВП составляла 0,6 %.

Очерк современной истории. Начало демократических реформ М. Горбачева в СССР послужило для эстонских и других прибалтийских националистов сигналом для возобновления борьбы за независимость. Эту цель поставил сформированный в конце 1988 г. Народный фронт Эстонии. После его победы на выборах в республиканский Верховный совет в мае 1990 г. было сформировано новое правительство во главе с бывшим членом президиума республиканской компартии Арнольдом Рюйтелем, провозгласившее независимость Эстонии и восстановление довоенной эстонской конституции. Независимость не была признана руководством СССР, но оно и не приняло мер для подавления сепаратизма. Взяв твердый курс на выход из Союза, эстонское правительство отказалось от участия в переговорах с Горбачевым о новом союзном договоре в Ново-Огарево.

Поскольку оппозиционное союзным властям российское руководство во главе с Б. Ельциным в борьбе против общего противника заигрывало с балтийскими сепаратистами, под его давлением уже после провала августовского путча ГКЧП 1991 г., еще до окончательного распада СССР М. Горбачев признал независимость 3 прибалтийских республик. При этом Эстония, подобно другим балтийским государствам, не вступив в СНГ, демонстративно отказалась от участия в дележе вооруженных сил СССР и предпочла этому вывод советских войск и формирование собственной армии, которая, впрочем, имеет почти символическую численность менее 5 тыс. чел. В этом ей оказали помощь страны НАТО, и прежде всего США. На территории Эстонии проводятся военные учения НАТО.

Первый руководитель новой независимой Эстонии А. Рюйтель был достаточно умеренным политиком, придерживавшимся взвешенных решений. Но в 1992 г. на парламентских выборах победила коалиция правых партий, сформировавшая новое правительство. Парламент избрал первым президентом страны крайнего националиста, писателя Леннарта Мери (по эстонской конституции, президент избирается не прямыми выборами населения, а парламентом).

Эйфория радикального национализма начала проходить под влиянием экономических трудностей и социального кризиса. С середины

90-х годов в парламенте центристские партии начинают брать верх над правыми националистами, и в 2001 г. президентом вновь становится

А. Рюйтель. В 2006 г. его сменил выходец из США Х. Ильвес.

Основной внутриполитической проблемой современной Эстонии остается вопрос о положении русского населения. Дискриминационный закон о гражданстве 1994 г., принятый в период господства правых националистов, предоставил гражданство республики только лицам, проживавшим в ней до утраты независимости в 1940 г., и их потомкам. В результате почти 2/3 русского населения, 300 тыс. человек очутились в положении людей без гражданства. 100 тыс. из них уехали из Эстонии, остальные столкнулись с жесткими условиями получения гражданства – от 7 до 10 лет испытательного срока, знание эстонского языка и текста конституции. Они не имеют избирательных и иных политических прав, ограничены в правах собственности, подвергаются открытой дискриминации на социально-бытовом уровне.

Рыночные реформы в Эстонии, как и в других странах Балтии, были начаты на год раньше остальных постсоветских государств еще до распада СССР в начале 1991 г. и проводились в точном соответствии с либерально-монетаристскими рекомендациями Международного валютного фонда (МВФ). Доля частного сектора в экономике стала одной из наиболее высоких – примерно 3/4 ВВП. Однако западные кредиты и инвестиции обернулись серьезной зависимостью страны от иностранного капитала – ее внешний долг в 2001 г. превышал 3 млрд. долларов, что несоразмерно много для столь маленького государства.

Благодаря финансовой помощи Запада, кризис в экономике был преодолен сравнительно быстро. Максимальное падение ВВП пришлось на 1993 г. (до 60 % от советского уровня), затем начался медленный рост. Но даже в 2001 г. он не превышал 4/5 от советских времен. В упадок пришли прежде лидировавшие отрасли тяжелой промышленности. Интенсивно развивается лишь Таллин, остальные города и районы остаются в депрессивном состоянии.

Эстония имеет немалые выгоды от транзита российских товаров в Европу, но из-за политических трений с Россией использует их не в полной мере, от чего теряет прежде всего сама.

Сегодня в Эстонии наиболее высокий уровень жизни на постсоветском пространстве. В 2002 г. средняя зарплата достигала 370 долларов в месяц. По индексу человеческого развития ООН она заняла 42-е место в мире из 173. Вместе с тем, высока социальная поляризация, безработица превышает 10 % трудоспособного населения, до 40 % населения живут за чертой бедности. А главное, при всех относительных успехах средний уровень благосостояния едва достигает 2/3 от советских времен.

Внешняя политика. Главным приоритетом внешней политики Эстонии, как и других стран Балтии, стала европейская интеграция. Вскоре после распада СССР она была принята в ОБСЕ и Совет Европы. Эстония, как и Латвия с Литвой, поддержала агрессии США в Югославии 1999 г. и в Ираке с 2003 г. Сформированный из них объединенный «Балтийский батальон» участвовал в агрессии против Югославии. В 2004 г. Эстония вместе с Латвией и Литвой была принята в НАТО.

Запад оказывает Эстонии интенсивную финансовую помощь. На сегодня главный торговый партнер и кредитор республики – родственная Финляндия. Практически одновременно с вступлением в НАТО, в 2004 г. Эстония и другие балтийские республики были приняты в Евросоюз.

В рамках сотрудничества между самими странами Балтии, объединенными общими внешнеполитическими интересами, в 1991 г. образована консультативная межпарламентская Балтийская ассамблея, позднее – Балтийский совет министров. Однако, несмотря на ряд договоров и соглашений о формировании единого внешнеэкономического пространства, в этой области сотрудничество более декларативно, чем реально, на практике преобладает соперничество.

Отношения с Россией омрачены историческим наследием и дискриминацией русского населения в Эстонии, вызывающей резкие заявления и внешнеполитические демарши со стороны России. Отношения отравляются и возмущающими российскую общественность попытками судебных преследований советских ветеранов войны, чествованиями местных нацистских преступников. Кроме того, Эстония претендовала на два района Псковской области, входившие в ее состав в первый период независимости, но под давлением Евросоюза сняла эти претензии накануне вступления в ЕС. С другой стороны, экономика стран Балтии во многом находится в зависимости от транзита российских товаров в Европу, за который они ведут конкурентную борьбу между собой. Вывод российских войск из Эстонии завершился в 1994 г.

8.3. Латвия

Общие данные. Латвийская республика – государство Балтии на побережье Балтийского моря, граничащее с Эстонией, Россией, Белоруссией и Литвой. Площадь – около 65 тыс. кв. км. Население – около 2,5 млн чел. Столица – Рига. Административно-территориальное деление – 26 районов. Денежная единица – лат. Политический строй – парламентская республика с 1-палатным парламентом (сеймом). С момента второго обретения независимости президентами были: 1991–1993 – Анатолий Горбунов, 1993–1999 – Гунтис Ульманис, с 1999 – Вайра Вике-Фрейберга.

Очерк истории. В XIII в. предки современных латышей – племена ливов, куршей и др. были, подобно эстонским племенам, завоеваны немецкими рыцарями-крестоносцами, образовавшими на их землях духовно-рыцарское государство Ливонский орден. В ходе Ливонской войны 1558–1583 гг. Ливонский орден был разгромлен русскими войсками Ивана Грозного, но в дальнейшем ливонские земли очутились под властью Швеции.

В ходе Северной войны 1700–1721 гг. Петра Великого с Швецией они были завоеваны русскими и включены в Российскую империю под названием Лифляндии и Курляндии, образовав в ее составе Лифляндскую и Курляндскую губернии (вторая первоначально представляла собой автономное герцогство Курляндское с вассальной зависимостью от России, но в 1775 г. герцогская власть была упразднена). При этом, как и во времена шведского господства, в них полностью сохранились земельные владения и привилегии немецких баронов (потомков крестоносцев) и немецкое самоуправление в городах. Остзейское (прибалтийское) немецкое дворянство было особо приближенным к российскому престолу, многие его представители на протяжении столетий занимали ключевые посты в государственном и военном аппарате России. Русское влияние до революции было слабым. Как и в Эстляндии, в Курляндии и Лифляндии уже при Александре I, в 1818–1819 гг. (намного раньше, чем во внутренних губерниях России) по инициативе самих немецких баронов было отменено крепостное право, хотя и без предоставления земли в собственность коренных жителей – латышских крестьян.

После русской революции 1917 г. по Брестскому миру в 1918 г. Лифляндия и Курляндия была оккупированы немцами. После поражения Германии в Первой мировой войне в ноябре 1918 г. Латвия (именно с тех пор называемая так официально) провозгласила независимость, было образовано правительство во главе с Карлом Ульманисом. Столетиями господствовавшее над местным населением немецкое дворянство покинуло страну. В республике установился буржуазно-демократический режим. Вместе с тем, в первые годы в ней было довольно сильное коммунистическое движение, а дивизия латышских стрелков (бывшая составная часть русской армии) активно участвовала в гражданской войне в России в рядах Красной армии, представляя, подобно другим интернациональным частям, отборную гвардию большевиков. Впоследствии крупные посты в СССР занимали латышские коммунисты Я. Рудзутак, А. Пельше, один из организаторов ГКЧП Б. Пуго. Но в самой Латвии движение коммунистов было подавлено. К концу гражданской войны в России в 1920 г. советское правительство по Рижскому договору признало независимость Латвии (одновременно с Эстонией и Литвой); в обмен на это Запад снял экономическую блокаду с Советской России. В 30-х годах под влиянием гитлеровской Германии началась фашизация Латвии, проводивший пронемецкую политику первый глава независимой Латвии К. Ульманис в 1934 г. путем государственного переворота установил в ней авторитарную диктатуру.

По советско-германскому пакту о ненападении 1939 г. (пакт Молотова – Риббентропа) страны Прибалтики были признаны сферой интересов СССР. Летом 1940 г. Латвия была фактически оккупирована советскими войсками и затем провозглашена союзной республикой в составе СССР. Происшедшая советизация страны подняла волну антирусских и антисоветских настроений. В начале Великой Отечественной войны Латвия была оккупирована немецкими нацистами. Значительная часть латышей, ослепленных ненавистью к СССР, вступила в ряды гитлеровской армии, карательных подразделений СС и полиции и активно участвовала в их преступлениях. Нацисты умело использовали национальные чувства прибалтийских народов для натравливания их на русских по принципу древних римлян «разделяй и властвуй». Осенью 1944 г. земли Прибалтики были освобождены от немцев советскими войсками 1-го Прибалтийского фронта генерала И. Баграмяна. Но и долгое время после войны в Латвии продолжалось антисоветское партизанское движение «лесных братьев» за независимость, причем здесь оно было наиболее сильным среди балтийских народов и окончательно было подавлено лишь к 1957 г. (уже после смерти Сталина). И в последующие десятилетия в республике на бытовом уровне сохранялось негативное отношение к русским как к «оккупантам»; его не смогли изменить даже действия советского руководства по искусственному поддержанию в ней высокого уровня жизни.

Окончательно Латвия обрела государственную независимость после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Титульная нация республики – латыши относятся к летто-литовской группе народов, этнически они ближе всего к литовцам. От немцев они, подобно эстонцам, переняли лютеранскую религию. В своей республике латыши до сих пор составляют немногим более половины населения (56 %), что является прежде всего следствием активной индустриальной миграции русских в послевоенные годы.

Латышская диаспора за рубежом небольшая и не превышает 200 тыс. чел.

Из других народов в Латвии наиболее многочисленна фактически единая диаспора русских, обрусевших белорусов и украинцев, достигавшая к концу советского периода почти 1 миллиона человек, или 40 % населения республики. Основная часть их живут в промышленных городах; в столице Латвии Риге они составляли в советское время 2/3 населения. Сами латыши, как и коренные народы других балтийских республик, заняты преимущественно в сельском хозяйстве, торговле и сфере услуг. Однако присутствие столь мощной диаспоры «оккупантов», так и не сроднившихся с местным населением, лишь провоцировало его враждебное отношение.

В городах проживает примерно 2/3 населения республики. Крупнейший город – столица Рига (около 900 тыс. жителей).

Природно-экономический потенциал. В отличие от Эстонии, Латвия и Литва бедны полезными ископаемыми. В сфере обрабатывающей промышленности в Латвии наиболее выделяются машиностроение и электротехника, созданные в советское время.

Как и в других республиках, высоко развиты сельское хозяйство и пищевая промышленность, особенно производство молочных продуктов.

Торговыми морскими портами всесоюзного значения были Рига, Лиепая (до революции – Либава), Вентспилс (до революции – Виндава). В Латвии расположен крупнейший балтийский приморский курорт Юрмала.

Доля Латвии в советском ВВП составляла 1,5 %. Как и в других прибалтийских республиках, уровень жизни здесь превышал среднесоюзные показатели примерно на треть, что во многом было следствием искусственной политики советского руководства.

Очерк современной истории. Латвия вместе с Эстонией и Литвой шла в авангарде борьбы за независимость в период демократизации СССР конца 80-х годов. Националистический Латвийский народный фронт победил на республиканских выборах и в мае 1990 г. провозгласил независимость Латвии и возрождение ее довоенной конституции (хотя первым руководителем вновь провозглашенного государства был русский Анатолий Горбунов). Как и в других балтийских республиках, союзные власти не признали новоиспеченных государств, но и не приняли силовых мер к ним, что лишь провоцировало националистов на дальнейшие шаги. Новое правительство Латвии отказалось от участия в переговорах с президентом СССР М. Горбачевым о новом союзном договоре в Ново-Огарево.

Независимость Латвии и других прибалтийских республик была признана Горбачевым после провала путча ГКЧП в августе 1991 г., то есть еще до окончательного распада Союза, под давлением Б. Ельцина, так как оппозиционное союзным властям российское руководство в борьбе за власть заигрывало с прибалтийскими националистами. Как и Литва с Эстонией, Латвия не вступила в СНГ и демонстративно отказалась от доли в разделе вооруженных сил СССР, предпочтя вывод советских войск и формирование собственной армии. В последнем ей активно помогали страны НАТО во главе с США. На территории Латвии нередко проходят военные учения и маневры НАТО.

После парламентских выборов 1993 г. было сформировано коалиционное правоцентристское правительство. Президентом был избран внучатый племянник довоенного диктатора Латвии Карла Ульманиса Гунтис Ульманис. Как и в Эстонии, в Латвии президент избирается не всенародным голосованием, а парламентом.

В 1999 г. латышский сейм (парламент) избрал новым президентом страны реэмигрантку из Канады, директора Института Латвии Вайру Вике-Фрейбергу.

В Латвии особенно высок уровень национализма и дискриминации русского населения. Как и в Эстонии, закон о гражданстве 1994 г. предоставил гражданство республики лишь лицам, проживавшим в ней до потери независимости в 1940 г., и их потомкам. В итоге более половины из 700 тыс. оставшихся в стране к тому времени русских превратились в апатридов, то есть людей без гражданства (небольшая часть добилась получения российского гражданства). Как неграждане, они не имеют избирательных и иных политических прав и ограничены в правах собственности, но даже получившие местное гражданство русские подвергаются дискриминации на бытовом уровне. В 1998 г. под давлением Евросоюза, поставившего одним из условий принятия Латвии в свой состав смягчение дискриминационного закона о гражданстве, она пошла на частичные уступки: во-первых, отменила жесткие квоты на получение гражданства, во-вторых, предоставила гражданство всем детям, родившимся на территории страны после получения независимости в 1991 г.

Как и в остальных республиках Балтии, рыночные реформы в Латвии начались раньше всех других постсоветских государств еще до распада СССР в 1991 г. и проводились в духе монетаризма в строгом соответствии с рекомендациями МВФ. Правда, приватизация здесь проходила значительно медленнее, чем у соседей. Сейчас частный сектор в экономике составляет 2/3 ВВП. В сельском хозяйстве частные фермерские хозяйства хуторского типа занимают более половины земельных угодий, остальные переданы сельхозкооперативам, преобразованным из бывших колхозов и совхозов.

Благодаря финансовой помощи Запада, кризис в экономике был преодолен сравнительно быстро. Пик кризиса, как и в других республиках Балтии, пришелся на 1993 г., когда ВВП сократился более чем вдвое от советского уровня (больше, чем в соседней Эстонии), затем он начал медленно расти. Тем не менее, даже в 2001 г. ВВП составлял лишь 57 % от советского периода. Как и в других балтийских республиках, наиболее пострадали ранее лидировавшие отрасли тяжелой промышленности.

Вместе с тем, в 5 раз вырос товарооборот республики, в основном, за счет выгод от транзита российских товаров в Европу, хотя из-за политических трений с Россией они используются не в полной мере.

С другой стороны, Латвия, как и Эстония с Литвой, сильно зависима от импорта иностранных товаров и кредитов и инвестиций Евросоюза, что определило высокий внешний долг страны, в 2001 г. превышавший 2,5 млрд долларов.

По сравнению с соседними Эстонией и Литвой, в Латвии несколько ниже средний уровень жизни (средняя зарплата на 2002 г. – 320 долларов в месяц), но значительно меньше социальная поляризация, за чертой бедности находятся 23 % населения. По индексу человеческого развития она занимает 53-е место из 173. Средний уровень благополучия не достигает и 2/3 от советского времени.

Внешняя политика. Магистральным приоритетом внешней политики Латвии и других стран Балтии стала интеграция в Европейское сообщество. Вскоре после распада СССР Латвия была принята в ОБСЕ и Совет Европы. Как и Эстония с Литвой, поддержала агрессивные военные действия США в Югославии и в Ираке. В 2004 г. Латвия одновременно с Эстонией и Литвой принята в НАТО.

Страны Запада предоставили Латвии весьма значительную финансовую помощь. Параллельно вступлению в НАТО, в 2004 г. Латвия и другие балтийские республики были приняты в Евросоюз.

Внешне Латвия демонстрирует солидарность с остальными странами Балтии и участвует в действующем с 1991 г. консультативном межпарламентском органе 3 республик – Балтийской ассамблее, а также в созданном позднее Балтийском совете министров. Но, как уже отмечалось, громкие декларации о единстве, особенно во внешнеэкономической деятельности, не всегда воплощаются в жизнь, в действительности преобладает экономическое соперничество (в частности, в борьбе за тот же русский транзит).

Отношения с Россией остаются напряженными вследствие грубой дискриминации русского населения в Латвии, в сопровождении шокирующей мировую общественность травли советских ветеранов войны (вплоть до судебных преследований) и чествований местных нацистских преступников. Подчас это вызывает со стороны России резкие внешнеполитические демарши и экономические санкции. Кроме того, Латвия претендовала на один из районов Псковской области, входивший в ее состав в первый период независимости, но под воздействием Евросоюза сняла свои претензии накануне вступления в ЕС. С другой стороны, на сегодняшний день экономика Латвии еще в огромной степени зависит от транзита российских товаров в Европу. Вывод российских войск из Латвии завершен в 1994 г.

8.4. Литва

Общие данные. Литовская республика – государство Балтии на побережье Балтийского моря, граничащее с Латвией, Белоруссией, Польшей и анклавом России – Калининградской областью. Площадь – 65 тыс. кв. км. Население – свыше 3,5 млн чел. Столица – Вильнюс (до революции официально именовался Вильно). Административно-территориальное деление – 44 района. Денежная единица – лит (литас). Политический строй – парламентская республика с 1-палатным парламентом (сеймом). С момента второго обретения независимости президентами были: 1991–1993 – Витаутас Ландсбергис, 1993–1998 – Альгирдас Бразаускас, 1998–2003 и с 2004 – Вальдас Адамкус, 2003–2004 – Роландас Паксас.

Очерк истории. В отличие от своих балтийских соседей, Литва имеет давние исторические корни государственности. В XIII в. в борьбе местных племен с крестоносцами сложилось Великое княжество Литовское. Находясь в соседстве с русскими княжествами, оно приняло древнерусский язык в качестве государственного, хотя литовцы в то время были еще язычниками. Особенно усилилась Литва при великом князе Гедимине (Гедиминасе), ставшем родоначальником многих знатнейших фамилий России (князей Голицыных и др.). В иерархии русских аристократических фамилий потомки Гедимина (Гедиминовичи) шли за потомками Рюрика (Рюриковичами). В XIV в. Литва овладела западными и юго-западными русскими землями (территория современных Белоруссии и Украины) и соперничала с Москвой в борьбе за роль центра объединения Руси.

Неизвестно, как сложилась бы дальше история Литвы, да и России, если бы в конце XIV в. не произошло ее сближение с Польшей. После династического брака литовского великого князя Ягайло с дочерью польского короля в 1385 г. между двумя государствами была заключена династическая Кревская уния. Хотя они оба еще сохраняли суверенитет, Литва попала в орбиту польского влияния и приняла христианство от поляков по католическому, а не православному обряду (что было бы в случае дальнейшего сближения с Русью). Так определилась историческая судьба Литвы в направлении Запада. Началась полонизация литовской знати. В начале XV в. при великом князе Витовте (Витаутасе) Литовское государство достигло наибольшего расцвета и влияния. Вместе с поляками литовцы отразили экспансию Тевтонского ордена немецких рыцарей-крестоносцев в исторической Грюнвальдской битве 1410 г. В 1569 г. между Литвой и Польшей была заключена Люблинская уния, по которой они объединились в единое федеративное государство – Речь Посполиту под верховной властью польской короны. Король Польши становился одновременно великим князем литовским и, таким образом, Литва фактически утратила независимость. Она сохранила автономное местное самоуправление во главе с гетманом, выбиравшимся из местной знати. Литовская знать, в значительной степени ополяченная, сохранила свои привилегии и земельные владения (более других вошла в историю могущественная фамилия князей Радзивиллов), но Украина и Белоруссия, некогда захваченные ею, очутились под польской юрисдикцией. Таким образом, в отличие от соседей – латышей и эстонцев, решающее влияние на формирование литовской культуры оказали не немцы, а поляки.

В результате политического заката Речи Посполитой и ее разделов во 2-й половине XVIII в. между Россией, Австрией и Пруссией, по итогам 3-го раздела, окончательно ликвидировавшего независимость Польско-Литовского государства, в 1795 г., при Екатерине Великой Литва была включена в состав Российской империи и образовала две губернии – Виленскую и Ковенскую. Вместе с губерниями Белоруссии они составляли Виленское генерал-губернаторство.

После русской революции по Брестскому миру Литва была оккупирована Германией (фактически – раньше, еще в ходе Первой мировой войны). После поражения Германии в Первой мировой войне в ноябре 1918 г. Литва обрела независимость. Была образована Литовская республика, первым главой которой стал Антанас Сметона. Параллельно литовские большевики провозгласили Литовско-Белорусскую советскую республику, но в гражданской войне внутри Литвы в 1919 г. она пала. На завершающем этапе гражданской войны в России в 1920 г. советское правительство признало независимость Литвы. Однако историческая столица Литвы Вильнюс (бывший Вильно) с прилегающей территорией был оккупирован польскими националистами. Состояние войны между Литвой и Польшей, реваншистские круги которой мечтали о возрождении Речи Посполитой, формально сохранялось до 1927 г. Зато в 1923 г. Литва, пользуясь поражением Германии в Первой мировой войне, захватила часть немецкой территории Восточной Пруссии – район Мемеля (в дальнейшем – Клайпеды) с выходом к Балтийскому морю, так и оставшийся впоследствии за ней. В последующие годы в республике сложился буржуазно-демократический режим, но в 30-е годы под влиянием общего для Европы нарастания авторитаристских и фашистских тенденций в стране по существу утвердилась единоличная диктатура А. Сметоны. Однако, в отличие от Латвии, в своей внешней политике Литва до конца ориентировалась на западные демократии, стремясь избежать поглощения Германией или СССР.

В соответствии с пактом Молотова – Риббентропа 1939 г. гитлеровская Германия признала балтийские государства сферой интересов Советского Союза. После фактического раздела Польской республики Германией и СССР Литве был возвращен Вильнюс, а летом 1940 г. она была фактически оккупирована советскими войсками и провозглашена союзной республикой в составе СССР. Последовавшая за этим советизация страны встретила враждебное отношение в массе населения. В начале Великой Отечественной войны Литва была оккупирована немецкими войсками. Немалая часть литовцев в борьбе с СССР вступила в ряды гитлеровского вермахта, карательных подразделений СС и полиции и участвовала в их кровавых преступлениях. Нацисты искусно подыгрывали национальным чувствам малых народов не только в Прибалтике, натравливая их на бывшие метрополии (украинцев и прибалтийские народы – на русских, словаков – на чехов, хорватов – на сербов) и извлекая из этого выгоду. Осенью 1944 г. Литва вместе с другими балтийскими территориями была освобождена советскими войсками. Но и в послевоенные годы в ней долго продолжалось партизанское движение «лесных братьев» в борьбе за независимость, окончательно истребленное лишь к 1953 г. И в весь последующий советский период, несмотря на внимательно-предупредительное отношение союзных властей к Литве и другим балтийским республикам вплоть до искусственного стимулирования в них высокого уровня жизни, среди литовцев жила память об утраченной независимости, хотя отношение к русским было менее враждебным, чем у латышей и эстонцев.

Окончательно Литва обрела государственную независимость после распада СССР в 1991 г.

Этнический состав населения. Титульная нация республики – литовцы вместе с латышами образуют летто-литовскую группу народов. От поляков литовцы переняли католическую религию. В республике они составляют 4/5 населения – больше, чем их балтийские соседи в своих странах, и этим во многом объясняется их более терпимое отношение к некоренным этносам, в частности к русским. Состав и процентное содержание населения Литвы практически не изменились с советской эпохи, поскольку не было массовой волны реэмиграции русских, в отличие от Латвии и Эстонии.

Литовская диаспора за границей превышает 300 тыс. чел., из них половина – в России

Из других народов в Литве наиболее значительны диаспоры русских (свыше 300 тыс.) и поляков (более 250 тыс.). В основном они живут в городах.

В городах проживает 2/3 населения республики. Крупные города – столица Вильнюс (около 600 тыс. жителей), Каунас (до революции – Ковно, свыше 400 тыс.).

Природно-экономический потенциал. Литва бедна природными ресурсами. Ее промышленность в основном создана в советскую эпоху после Второй мировой войны, в ней преобладало машиностроение. В Литве находится Игналинская АЭС.

Как и в других балтийских республиках, традиционно развиты сельское хозяйство и пищевая промышленность, а также транспортная сеть. Литва вносила 1,7 % в ВВП Советского Союза – больше, чем ее соседки Латвия и Эстония.

Очерк современной истории. В период развала СССР Литва первая подала пример провозглашения независимости. Это произошло вскоре победы националистического движения «Саюдис» во главе с Витаутасом Ландсбергисом на выборах в республиканский Верховный совет, в марте 1990 г. Независимость не признали союзные власти, но одновременно не решились на силовое решение вопроса, что подало пример другим. Как и ее балтийские соседи, Литва уклонилась от участия в Ново-Огаревских переговорах с М. Горбачевым о новом союзном договоре.

Провал августовского путча ГКЧП 1991 г. ускорил обретение реальной независимости балтийскими республиками, признанное Горбачевым под давлением заигрывавшего с ними против общего противника Ельцина еще до окончательного распада СССР. Литва, наряду с Латвией и Эстонией, не вступила в СНГ, демонстративно отказалась от дележа вооруженных сил СССР и предпочла ему вывод советских войск и формирование собственной армии, по численности наиболее значительной среди стран Балтии (12 тыс. чел.). В этом ей оказали помощь страны НАТО, и прежде всего США. На территории Литвы проводятся военные учения НАТО.

Однако уже в 1993 г. на фоне экономического кризиса националисты проиграли выборы социал-демократам. Президентом стал их лидер Альгирдас Бразаускас, бывший руководитель компартии республики в советские годы.

В 1998 г. колебание политического маятника отчасти уравновесилось победой на президентских выборах умеренного либерала Валдаса Адамкуса. В 2001 г. националисты потеряли и большинство в парламенте.

В начале 2003 г. президентом стал Роландас Паксас. Возможно, его дружелюбное отношение к России дало повод националистам возбудить против него обвинение в связях с зловещей «русской мафией». Разразился общенациональный скандал, и в апреле 2004 г. сейм отрешил Паксаса от должности президента. На внеочередных президентских выборах вновь победил В. Адамкус.

В этническом вопросе Литву выгодно отличает от Латвии и Эстонии отсутствие правовой дискриминации русского населения. И хотя на социально-бытовом уровне отношение к нему по-прежнему отчужденное, Литва не допускает ни открытых притеснений, ни вызывающих эсэсовских парадов и иных выходок, оскорбляющих достоинство русских

Рыночные реформы в Литве, как и в соседних странах Балтии, были начаты на год раньше остальных республик СССР еще до его распада в 1991 г. и проводились в либерально-монетаристском ключе по рекомендациям МВФ. Доля частного сектора в экономике сегодня – 70 %.

Как и в других странах Балтии, благодаря материальной помощи Запада экономический кризис был преодолен сравнительно быстро. Максимальное падение ВВП в 1993 г. снизило его уровень до 55 % от советского уровня. Но и в 2001 г. он не превышал 70 % от прежнего. Больше других пострадала, как и повсюду, тяжелая промышленность. У страны образовался огромный для ее размеров внешний долг 4 млрд. долларов.

Сельское хозяйство в результате недальновидного тотального раздела крупных хозяйств по хуторам резко снизило производительность и не может, как прежде, обеспечить всю республику своей продукцией, этот недостаток восполняется импортом. Немаловажное значение, как и для балтийских соседей Литвы, имеет транзит русских товаров в Европу.

Несмотря на относительное благополучие (средняя зарплата на 2002 г. достигала почти 300 долларов), уровень жизни в современной Литве не достигает и половины от советского уровня. Свыше 40 % населения живут за чертой бедности, безработица достигает 15 % трудоспособного населения. По индексу человеческого развития ООН Литва занимает 49-е место в мире из 173.

Внешняя политика. Как и для других балтийских республик, для Литвы стержневой осью внешней политики стала европейская интеграция. Вскоре после обретения независимости она была принята в ОБСЕ и Совет Европы. Литва, вслед за Латвией и Эстонией, солидаризировалась с нападениями США на Югославию в 1999 г. на Ирак в 2003 г. В 2004 г. вместе с Латвией и Эстонией Литва была принята в НАТО.

Западный мир выступает активным спонсором литовской экономики. В одно время с вступлением в НАТО, в 2004 г. Литва, Эстония и Латвия вошли в Евросоюз.

Демонстрируя солидарность, экономическое и политическое единство с соседними балтийскими республиками, Литва участвует в работе консультативной межпарламентской Балтийской ассамблеи и Балтийского совета министров. Однако в реальности, как уже отмечалось, во внешнеэкономической деятельности между ними идет активное соперничество.

Отношения Литвы с Россией гораздо благоприятнее, чем у Латвии и Эстонии. В отличие от них, Литва не подвергала русское население открытой правовой дискриминации, принятый ею закон о гражданстве вполне соответствует цивилизованным международным нормам. Она быстрее других решила вопрос с выводом российских войск со своей территории, завершенным в 1993 г. (на год раньше соседей). Однако в последнее время отношения двух стран осложнил «Калининградский вопрос». При вступлении в Евросоюз Литва входит в Шенгенскую визовую зону, и в соответствии с этим вынуждена ввести визовый режим для граждан России, пересекающих литовскую территорию транзитом в Калининградскую область – российский анклав между Литвой и Польшей. В результате был достигнут компромисс: Россия озаботилась организацией паромного сообщения с Калининградом, а Литва ввела упрощенный порядок выдачи виз для ее граждан. Экономика Литвы во многом находится в зависимости от транзита российских товаров в Европу, за который она ведет конкурентную борьбу с соседями.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Учебная литература по курсу

Восток и Россия на рубеже XXI века. – М.: Ин-т востоковедения, 1998.

Европейский союз и европейские страны СНГ. – М., 2002.

Зиновьев В.П. Страны СНГ и Балтии. – Томск: изд-во ТГУ, 2004.

Информационно-аналитический бюллетень «Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье» // Электронный ресурс: .

Исингарин Н. 10 лет в СНГ. Проблемы, поиски, решения. – СПб., 2001.

Конституции стран СНГ и Балтии. – М.: Юрист, 1999.

Леонтьев А.А. Культуры и языки народов России, стран СНГ и Балтии. – М.: Мос. психолого-соц. ин-т Флинта, 1998.

Содружество Независимых Государств 10 лет спустя. – Минск, 2001.

Энциклопедия «Кругосвет» // Электронный ресурс: http://www. /articles/

К теме 1

Арбатова Н. Станут ли страны СНГ «яблоком раздора» в отношениях России и ЕС? // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 6. – С. 15–20.

Внешняя политика России. Сборник документов. 1990–1992 гг. – М., 1996.

Годин Ю. Квазиинтеграция в СНГ и национальная безопасность России // Мировая экономика и международные отношения. – 2004. –

№ 12.

Дахин А. Свежее дыхание имперской идеи // Полит. исследования. – 2004. – № 1.

Кертман Г. СНГ: между прошлым и настоящим // Полит. исследования. – 2005. – № 6. – С. 110–125.

Коржихина Т.П., Сенин А.С. История российской государственности. – М., 1995. – С. 313–332.

Крылов А. Новые перспективы России на международной арене // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 7. – С. 91–96.

Резникова О. Модернизация России и взаимодействие в СНГ // Мировая экономика и международные отношения. – 2000. – № 3. –

С. 58–66.

Торомырзаев Э., Дорошенко В. Проблемы активизации интеграционных процессов в Содружестве Независимых Государств // Общество и экономика. – 2005. – № 7–8.

Устав Содружества Независимых Государств // Дипломатический вестник. – 1993. – № 9–10. – С. 31–38.

Федулова Н. Россия и СНГ: время собирать камни // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 1. – С. 104–111.

Ципко В. «Территория», или Попытка разобраться в причинах краха Советской империи // Родина. – 1992. – № 8, № 9.

Литература для докладов и рефератов

Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф., Яров Ю.Ф. Федерализм в истории России. В 2 кн. – М., 1992.

Барсенков А.С. Введение в современную российскую историю. 1985–1991 гг. – М., 2002.

Конституционное право стран СНГ. Учебник для вузов. – М., 1999.

Михалева Н.А. Практикум по конституционному праву стран СНГ (методические указания и нормативные акты). – М., 1998.

Моисеев Е.Г. Международно-правовые основы сотрудничества стран СНГ. – М.: Юрист, 1997.

Процессы интеграции на постсоветском пространстве: тенденции и противоречия // Проблемы постсоветских стран. – М.: ИМЭПИ РАН, 2001. – Вып. 3.

Стрежнева М.В. ЕС и СНГ: сравнительный анализ институтов. – М., 1999.

Трагедия великой державы: национальный вопрос и распад Советского Союза. Сборник статей. – М., 2005.

К теме 2

Алиев Р. Каспийский регион и безопасность России // Азия и Африка сегодня. – 1998. – № 7. – С. 4–7.

Андрианов В. Актуальные проблемы и перспективы формирования Единого экономического пространства стран СНГ // Общество и экономика. – 2005. – № 9.

Астапов К. Формирование единого экономического пространства стран СНГ // Мировая экономика и международные отношения. – 2005. – № 1.

Болотин Б. Советский Союз: прощальный портрет 15 бывших республик // Мировая экономика и международные отношения. – 1993. № 1. – С. 141–159

Буховец О. О временных ресурсах постсоветского этнонационализма // Полит. исследования. – 2005. – № 2.

Вынужденные мигранты из стран СНГ и Балтии // Социологич. исследования. – 1998. – № 6. – С. 55–59.

Зиновьев В.П. Экономика Содружества Независимых Государств и Балтии в 1992–2002 гг. // Традиции экономических, культурных и общественных связей стран Содружества (история и современность). – Омск, 2003. – С. 153–161.

Зиядуллаев Н. СНГ в глобальной экономике: стратегия развития и национальная безопасность // Мировая экономика и международные отношения. – 2005. – № 4.

Иванов Ю. Проблемы измерения и анализа ВВП в странах СНГ // Вопросы экономики. – 2005. – № 4.

Ковзанадзе И. Особенности развития банковских систем бывших социалистических стран // Вопросы экономики. – 2004. – № 5.

Колчин С. Нефть и газ Каспия: стратегические интересы России // Мировая экономика и международные отношения. – 1999. – № 3. –

С. 97–103.

Конвенция об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам // Дипломатический вестник. – 1994. – № 21–22. – С. 43–46.

Кондрашов Д. Фронт против России: направления агрессии // Россия и «санитарный» кордон. Сб. информац. агентства Regnum. – М.: «Европа», 2005.

Кузнецов А. Два вектора экспансии российских ТНК – Евросоюз и СНГ // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. –

№ 2. – С. 95–102.

Кулагин В.М. Режимный фактор во внешней политике постсоветских государств // Полит. исследования. – 2004. – № 1.

Лысенко В.Н. Региональные конфликты в странах СНГ: опыт урегулирования // Полит. исследования. – 1998. – № 2. – С. 147–157.

Майоров В. Роль российской дипломатии в урегулировании конфликтов на постсоветском пространстве к началу XXI в. // Новая и новейшая история. – 2004. – № 3.

Мартынов А. Перспективы постиндустриальной трансформации и выбор долгосрочной стратегии стран СНГ // Общество и экономика. – 2005. – № 9.

Мацнев Д. Региональные экономические объединения стран СНГ // Российский экономический журнал. – 1999. – № 8–9. – С. 60–69.

Павленко Ф., Новицкий В. Тенденции структурных изменений и промышленная политика в странах СНГ // Вопросы экономики. – 1999. – № 1. – С. 103–124.

Петровский В. Гуманитарное направление постсоветской интеграции // Междунар. жизнь. – 2006. – № 3. – С. 121–128.

Покровский В. Состояние экономики и потенциал взаимного сотрудничества участников Содружества Независимых Государств // Общество и экономика. – 2004. – № 5–6.

Рассказов С. Географические представления сторон в процессе урегулирования этнополитических конфликтов в СНГ // Полит. исследования. – 2005. – № 2.

Российские регионы и СНГ // Международная жизнь. – 1999. –

№ 2. – С. 90–108.

Рязанцев С. Трудовая миграция в СНГ: тенденции и проблемы регулирования // Мировая экономика и международные отношения. – 2005. – № 11.

Самородов А. О миграционных процессах в СНГ: фрагменты дискуссии // Общество и экономика. – 2004. – № 11–12.

Тузмухаммедов Б.Р. Правовые основы проведения операций по поддержанию мира в Содружестве Независимых Государств // Московский журнал междунар. права. – 2000. – № 2. – С. 73–89.

Фельдман Д. Политическое взаимодействие элит стран СНГ // Полит. исследования. – 2005. – № 4.

Чернявский С. Балканский отсвет в Закавказье // Междунар. жизнь. – 1999. – С. 84–92.

Его же. Южный Кавказ в планах НАТО // Междунар. жизнь. – 1998. – № 9. – С. 102–108.

Шагалов Г. Проблемы валютно-финансовой интеграции государств СНГ // Общество и экономика. – 2004. – № 10.

Шумский Н. Единое экономическое пространство Беларуси, Казахстана, России и Украины: проблемы и перспективы // Вопросы экономики. – 2005. – № 8.

Щербаков В. Трудовая миграция в странах СНГ и защита прав трудящихся-мигрантов // Общество и экономика. – 2004. – № 11–12.

Литература для докладов и рефератов

Акимбеков С.М. Афганский узел и проблемы безопасности Центральной Азии. – Алматы, 1998.

Безопасность России. XXI век. – М., 2000.

Гагут Л.Д. СНГ: новый путь развития в XXI веке. – М., 2000.

Европа и Россия: проблемы южного направления. – М.: «Интердиалект», 1999.

Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты на постсоветском пространстве. – М., 1997.

Земский В. Коллективная безопасность на пространстве Содружества // Междунар. жизнь. – 1998. – № 11–12. – С. 111–117.

Лунев С.И. Вызовы безопасности южных границ России. – М., 1999.

Никитин А.И. Миротворческие операции: концепции и практика. – М., 2000.

Петренко А.В. Русские ближнего зарубежья: диаспора или разделенный народ? // Тенденции экономических, культурных и общественных связей стран Содружества (история и современность). – Омск, 2002. – С. 173–188.

Полоскова Т. Диаспоры в системе международных связей. – М., 1998.

Россия и страны ближнего зарубежья. Внешнеполитические ориентиры. – М., 1997.

Россия – Центральная Азия. Проблемы миграций и безопасности. – Барнаул, 2002.

Русские в ближнем и дальнем зарубежье // Диаспора. – 1999. – № 2–3.

Савоскул С.С. Русские нового зарубежья: выбор судьбы. – М.: Наука, 2001.

Шумский Н. Координация валютно-финансовых и платежно-расчетных отношений в СНГ // Общество и экономика. – 2005. – № 4.

Его же. Формирование зоны свободной торговли государств Содружества // Вопросы экономики. – 1999. – № 12. – С. 90–101.

Экономика стран Содружества Независимых Государств в 2004 г. (по данным национальных статистических служб) // Общество и экономика. – 2005. – № 4.

К теме 3

Борсамов В. «Цветные революции»: теоретический и прикладной аспекты // Социологич. исследования. – 2006. – № 8. – С. 57–66.

Брагин М. Украинский марафон // Междунар. жизнь. – 2005. –

№ 12. – С. 103–114.

Гельман В. Уроки украинского // Полит. исследования. – 2005. – № 1.

Дубинин Ю. Как Украина стала безъядерным государством // Междунар. жизнь. – 2004. – № 1, № 2.

Жиляев Н. Опыт программирования деятельности правительства Украины // Общество и экономика. – 2004. – № 2.

Ильин М.В. Этапы становления внутренней геополитики России и Украины // Полит. исследования. – 1998. – № 3. – С. 82–106.

Карпова Ю. Этнодемографические аспекты миграционных процессов в России и Украине // Социологич. исследования. – 2005. – № 12.

Кухарская Н. Украина и Европейский союз // Мировая экономика и международные отношения. – 2005. – № 1.

Кынев А. Парадоксы и перспективы политической системы Украины // Общество и экономика. – 2004. – № 10.

Литература для докладов и рефератов

Евзеров Р.Я. Украина: с Россией вместе или врозь? – М., 2000.

Макеев Б. Проблемы Черноморского флота // Мировая экономика и международные отношения. – 1993. – № 8. – С. 46–57.

Пахомов Ю. Украина и Россия на волнах глобализации. Экономический аспект // Полит. исследования. – 1998. – № 3. – С. 107–114.

Российско-украинские отношения: 1990-1997 гг. Сборник документов. – М., 1998.

Секарев А. Экономическая реформа на Украине // Вопросы экономики. – 1996. – № 5. – С. 62–77.

К теме 4

Годин Ю.Ф. Россия и Белоруссия: 10 лет интеграционной несовместимости // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 10. – С. 24–26.

Годин Ю.Ф. Почему России выгоден союз с республикой Беларусь? // Мировая экономика и международные отношения. – 2007. – № 11. – С. 85–91.

Кизима С.А. Белорусский менталитет в российско-белорусских отношениях // Свободная мысль. – 2009. – № 2. – С. 47–60.

Коктыш К. Постсоветская трансформация Белоруссии // Мировая экономика и международные отношения. – 2004. – № 2.

Никитенко П., Лученок А. Предпринимательство в белорусской институциональной модели // Общество и экономика. – 2005. – № 9.

Никитина Ю. Внешнеполитические ориентиры Белоруссии в сфере безопасности: между НАТО и ОДКБ // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 6. – С. 77–80.

Рябов Б. Введение единой валюты в Союзе России и Беларуси: проблемы и перспективы // Вопросы экономики. – 2004. – № 10.

Сакович В. О земельной реформе в Беларуси на рубеже XX–XXI вв. // Общество и экономика. – 2005. – № 5.

Соколова Г. Социологическая экспертиза как инструмент анализа социальных последствий экономических реформ в Беларуси // Общество и экономика. – 2004. – № 7–8.

Устав Союза Беларуси и России // Российская газета. 1997. 24 мая.

Федосов В. Интеграция России и Белоруссии // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 6. – С. 70–76.

Литература для докладов и рефератов

Астахова С. Белоруссия: нестабильное и неравномерное развитие // Мировая экономика и международные отношения. – 1998. – № 9. –

С. 132–136.

Котиков А. Белоруссия – Россия: модель постсоветской интеграции // Этнические и региональные конфликты в Евразии. – М., 1997. – Кн. 2. – С. 210–222.

К теме 5

Матвеева Т. Дипломатия наводит мосты через Днестр // Междунар. жизнь. – 1997. – № 6. – С. 28–34.

Литература для докладов и рефератов

Мунтян Л. О национальной гордости молдаван // Prорыв – онлайновый журнал // Электронный доступ:

http://pr.ant.md/topography/moldavians.htm.

К теме 6

Алирзаев А. Экономический потенциал переходного периода и перспективы его использования в Азербайджане // Общество и экономика. – 2005. – № 6.

Алирзаевы А. и Т. О формировании доходов населения Азербайджанской республики // Общество и экономика. – 2004. – № 3.

Борсамов В. «Цветные революции»: теоретический и прикладной аспекты // Социологич. исследования. – 2006. – № 8. – С. 57–66.

Глонти В. Социальная структура Грузии в условиях рыночных преобразований // Социологич. исследования. – 2004. – № 10.

Его же. Федеративные отношения в Грузии // Мировая экономика и международные отношения. – 2005. – № 7.

Гушер А. Между Грузией и Россией // Азия и Африка сегодня. – 1999. – № 11. – С. 34–39.

Его же. Смена стратегических координат // Азия и Африка сегодня. – 1999. – № 8. – С. 34–39.

Магомедов Я.К. Энергетическая и транзитная геополитика «Большого Каспия» // Свободная мысль. – 2009. – № 2. – С. 83–98.

Малышева Д. Геополитические маневры на Каспии // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 5. – С. 71–81.

Мелкумян А. Республика Армения: проблемы рынка труда и его финансирования // Человек и труд. – 2005. – № 4.

Мехбалиев С. Российский вектор трудовой миграции из Азербайджана // Российский экономический журнал. – 2005. – № 2.

Папава В. Об основных макроэкономических индикаторах «революции роз» в Грузии // Общество и экономика. – 2004. – № 7–8.

Погосян Г. Социальные трансформации в Армении // Социологич. исследования. – 2005. – № 12.

Хубулова С.А. Осетия: трагедия разделенного народа // Военно-историч. журнал. – 2009. – № 1. – С. 19–23.

Чепурин А. О союзничестве и комплиментарности во внешней политике Еревана // Междунар. жизнь. – 2004. – № 1.

Литература для докладов и рефератов

Армянская диаспора во времени и пространстве // Диаспоры. – М., 2000. – № 1–2. – С. 6–258.

Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М.: Междунар. отношения, 2001.

Геополитика Каспийского региона. – М., 2003.

Крылов А. Социальный портрет непризнанного государства // Азия и Африка сегодня. – 1998. – № 11. – С. 42–46.

Панова В., Беридзе Т. Экономические реформы в Грузии // Российский экономический журнал. – 1998. – № 1. – С. 58–64.

Погосян Г. Армянское общество в трансформации. – Ереван, 2003.

Социально-политическая ситуация на Кавказе: история, современность, перспективы. – М., 2001.

Спорные границы на Кавказе. – М., 1996.

Этнические и региональные конфликты в Евразии. – М., 1997. – Кн. 1.

Юнусов А. Посткоммунистический Азербайджан: проблемы и возможные пути развития // Мировая экономика и международные отношения. – 1998. – № 11. – С. 100–111.

К теме 7

Абдулатипов Р. Динамика российско-таджикских отношений // Междунар. жизнь. – 2008. – № 3. – С. 15–24.

Акаев А. Отношения с Россией в высшей степени приоритетны // Междунар. Жизнь – 2004. – № 10. – С. 10–19.

Арыстанбеков К. Экономическая политика Казахстана в условиях высокого уровня иностранных инвестиций // Вопросы экономики. – 2004. – № 8.

Гушер А. Бег иноходца // Азия и Африка сегодня. – 1998. – № 8. – С. 8–15; № 9. С. 8–13.

Его же. В трясине национализма // Азия и Африка сегодня. – 1998. – № 6. – С. 8–16; № 7. – С. 8–14.

Его же. Война и мир // Азия и Африка сегодня. – 1998. – № 3. – С. 6–13.

Жуков С. Киргизия и Узбекистан: шок против градуализма // Мировая экономика и международные отношения. – 2004. – № 6.

Зинченко А.Г. Проблемы и перспективы российско-казахстанских отношений // Международные отношения на постсоветском пространстве. – М., 2000. – С. 88–96.

Исаев К. Глобальная демократия в Кыргызстане (противоречия и перспективы) // Социологич. исследования. – 2004. – № 4.

Исаев К., Борсокбаева С. Причины и уроки народной революции в Кыргызстане // Социологич. исследования. – 2006. – № 4. – С. 116–123.

Исаев К., Горборукова Г. Русские в Кыргызстане // Социологич. исследования. – 1998. – № 3. – С. 58–66.

Казанцев А. Центральная Азия: институциональная структура международных взаимодействий в становящемся регионе // Полит. исследования. – 2005. – № 2.

Кан Пхен Ки. «Элиты» России, Казахстана, Узбекистана. Сравнение и оценка // Социологич. исследования. – 2006. – № 1.

Кудабаев З. Некоторые итоги становления свободной экономики в Киргизской республике // Мировая экономика и международные отношения. – 2005. – № 2.

Малышева Д. Центральная Азия в свете «демократических революций» // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 8. – С. 60–70.

Национальная идея в туркменском преломлении // Азия и Африка сегодня. – 1996. – № 10. – С. 2–59.

Нуралиев Н. Проблемы трудовой миграции из Таджикистана в Россию // Социологич. исследования. – 2005. – № 8.

Олимова С.К. Взаимоотношения России и Таджикистана: стратегическое партнерство // Международные отношения на постсоветском пространстве. – М., 2000. – С. 97–114.

Петрова С.И. Культурно-историческое наследие как ресурс внешней политики Республики Узбекистан // Восток. – 1998. – № 3. – С. 79–88.

Петровский В. Казахстан в ООН // Междунар. жизнь. – 2005. –

№ 2.

Саидмурадов Л. Внешнеэкономические интересы малой открытой экономики Республики Таджикистан // Общество и экономика. – 2005. – № 5.

Сатывалдиева Б. Проблемы расширения экспортного потенциала Кыргызской республики // Общество и экономика. – 2004. – № 1.

Син Гуанчен (Китай). Шанхайская организация сотрудничества: приоритетные направления // Мировая экономика и международные отношения. – 2002. – 11. – С. 71–76.

Таксубаев А. Россия и Центральная Азия // Междунар. жизнь. – 1999. – № 3. – С. 94–101.

Терентьев А. Выборы в Казахстане: укрощение «оранжевой» волны // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 5. – С. 28–39.

Тренин Д.В. Южный вектор во внешней политике России (Афганистан, Таджикистан, северный Кавказ) // Междунар. жизнь. – 2005. – № 5. – С. 96–105.

Урдашев Б. Состояние и перспективы торгово-экономического сотрудничества Узбекистана и России // Общество и экономика. – 2004. – № 7–8.

Файзуллаев Д. Российско-туркменское сотрудничество в газовой отрасли // Общество и экономика. – 2005. – № 3.

Юлдашев Ш., Исаходжаев А. Инвестиционные процессы и проблема роста конкурентоспособности экономики Узбекистана // Общество и экономика. – 2004. – № 9.

Литература для докладов и рефератов

Аренов М.М., Калмыков С.К. Этносоциальная действительность Казахстана // Социологич. исследования. – 1998. – № 3. – С. 45–58.

Бедринцев А. Узбекистан в мирохозяйственных связях: интеграционное взаимодействие портрет в геополитическом интерьере // Мировая экономика и международные отношения. – 1999. – № 2. – С. 99–103.

Геополитика Каспийского региона. – М., 2003.

Государственная граница: Сборник нормативно-правовых актов и международно-правовых документов. – Алматы, 2000.

Джекшенкулов А. Новые независимые государства Центральной Азии в мировом сообществе. – М., 2000.

Жуков С.В., Резникова О.Б. Центральная Азия в социально-экономических структурах современного мира. – М., 2001.

Ионова Е. Казахстан: тенденция к стабилизации // Мировая экономика и международные отношения. – 1998. – № 9. – С. 136–140.

Казахстан и мировое сообщество. – Алматы, 2000.

Кушкумбаев С.К. Центральная Азия на путях интеграции: геополитика, этничность, безопасность. – Алматы, 2002.

Левитин Л. Узбекистан на историческом повороте. – М., 2001.

Мещеряков В. Узбекистан: социально-экономический портрет в геополитическом интерьере // Азия и Африка сегодня. – 1998. – № 1. – С. 2–11.

Молдалиев О. Современные вызовы безопасности Кыргызстана и Центральной Азии. – Бишкек, 2001.

Олимова С.К., Олимов М.А. Независимый Таджикистан: трудный путь развития // Восток. – 1995. – № 1. – С. 132–146.

Постсоветская Центральная Азия: потери и приобретения. – М., 1998.

Сибирь и Центральная Азия: проблемы региональных связей. – Вып. 1–2. – Томск, 1999–2000.

Сытнянский Г. Аскар Акаев. Президент Киргизии // Азия и Африка сегодня. – 1996. – № 1. – С. 5–10.

Шишков Ю. Туркменистан: экономический портрет // Мировая экономика и международные отношения. – 1995. – № 7. – С. 93–105.

К теме 8. Страны Балтии

Веэрманн Р., Хелемяэ Е. Предприниматели Эстонии: либеральная общность или этническая разобщенность? // Социологич. исследования. – 2004. – № 9.

Касаткина Н. Особенности адаптации этнических групп в современной Литве // Социологич. исследования. – 2004. – № 5.

Клецкин А. Латвия – Россия: не друзья, не враги, не партнеры. Кто же? // Мировая экономика и международные отношения. – 2004. – № 12.

Кочетков Ю. Латвия: между Россией и Западом // Мировая экономика и международные отношения. – 2006. – № 3. – С. 59–62.

Его же. Экономика Латвии в условиях глобализации // Вопросы экономики. – 2005. – № 2.

Митропольский А. Страны Балтии преодолевают кризис // Мировая экономика и международные отношения. – 1998. – № 9. – С. 140–145.

Мишкинис Г. Экономическое развитие хозяйства Литовской республики // Общество и экономика. – 2005. – № 12.

Симонян Р. Образ стран Балтии в российских СМИ // Социологич. исследования. – 2004. – № 6.

Суслов Д. В жанре «социологии региона» (Россия и страны Балтии) // Полит. исследования. – 2004. – № 1.

Черниченко С. Об «оккупации» Прибалтики и нарушении прав русскоязычного населения // Междунар. жизнь. – 2004. – № 7–8.

Литература для докладов и рефератов

Образ России и стран Балтии в учебниках истории. – М.: АИРО-ХХ, 2002.

Симонян Р. Россия и страны Балтии. – М.: Academia, 2003.

Страны Балтии и Россия: общества и государства. – М.: «Референдум», 2002.

Владимир Геннадьевич Хандорин

Страны СНГ и Балтии

Курс лекций

Научный редактор

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и регионоведения ТПУ

М.В. Иванова

Редактор

Е.О. Фукалова

Подписано к печати 20.01.2008. Формат 60х84/16. Бумага «Классика».

Печать RISO. Усл.печ.л. 9,65. Уч.-изд.л. 8,74.

Заказ . Тираж 100 экз.

Томский политехнический университет

Система менеджмента качества

Томского политехнического университета сертифицирована

NATIONAL QUALITY ASSURANCE по стандарту ISO 9001:2000

. 634050, г. Томск, пр. Ленина, 30.

1 В.П. Зиновьев. Страны СНГ и Балтии. – Томск, 2004. – С. 33.

2 В.П. Зиновьев. Указ. соч. – С. 38.

3 Численность населения в СНГ: Российский статистический ежегодник. – М., 2000. – С. 599;

В.П. Зиновьев. Указ. соч. – С. 40.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Рабочая программа учебной дисциплины ф тпу 1-21/01 Утверждаю (29)

    Рабочая программа
    Цель: формирование знаний об объекте и предмете комплексного регионоведения, навыков и умений, компетенций, необходимых для разрешения научно-исследовательских и практических регионоведческих проблем.
  2. Абочая программа учебной ф тпу 1 -21/01 дисциплины утверждаю декан Гуманитарного факультета (2)

    Программа
    Рабочая программа построена на основе ГОС ВПО по подготовке дипломированного специалиста по направлению 032301 «Регионоведение», утвержденного 14 марта 2 г.
  3. Абочая программа учебной ф тпу 1 -21/01 дисциплины утверждаю декан Гуманитарного факультета (1)

    Программа
    Цель: формирование у студентов знаний о специфике делового общения, этических проблемах и нормах профессиональной деятельности, условиях эффективной деловой коммуникации, особенностях этикета в различных бизнес-культурах.
  4. Учебно-методическое пособие для студентов, обучающихся по специальности «Регионоведение и региональной экономики» «032301» Объем занятий: всего

    Учебно-методическое пособие
    Пособие содержит тематический план, основные разделы курса, темы семинарских занятий, литературу, задания для промежуточной аттестации, вопросы для самоконтроля знаний.
  5. План издания учебной литературы на 2010-2011 учебный год электронный аналог печатного издания для размещения на библиотечном сервере

    Документ
    Практикум по общей и неорганической химии. Издание 2-е, стереотипноеорный практикумт ктике1717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717171717

Другие похожие документы..