Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Пусть ты нищ [духом или знанием], не говори: «Я беден, поэтому не ищу вашего знания». Вместо этого обратись ко всем наукам. Очисти своё сердце всей Му...полностью>>
'Обзор'
На прошлой неделе Курск посетила вице-спикер Госдумы РФ Любовь Слиска. Официально первая леди российского парламента приехала в гости к своему персон...полностью>>
'Документ'
Прибытие в Агадир. Трансфер в Марракеш. Дорога пролегает через деревушки “Иминтанаунт” и “Чичава”, по пути Вы сможете насладиться разнообразием прекр...полностью>>
'Рабочая программа'
Программа составлена в соответствии с Государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования в соответствии с государственн...полностью>>

Нп «сибирская ассоциация консультантов» (363)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

НП «СИБИРСКАЯ АССОЦИАЦИЯ КОНСУЛЬТАНТОВ»

СЛОВОСОЧЕТАНИЯ КТО-ТО/ ЧТО-ТО+ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ

(К ПРОБЛЕМЕ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ-НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ В РУССКОЙ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЕ МИРА)

Кужарова Ирина Витальевна

аспирант ТГПИ имени А.П. Чехова, г. Таганрог

Е-mail: Renie09@yandex.ru

Традиционно категория определенности – неопределенности понимается как «одна из категорий семантики высказывания…, функция её – актуализация и детерминизация имени, демонстрация его единственности в описываемой ситуации (определенность) либо выражение его отношения к классу подобных ей феноменов (неопределенность)» [4, c. 349]. Существуют и другие аналогичные дефиниции: «Определенность – такое отражение предметов и явлений действительности, при котором раскрываются не только их общие признаки, присущие и другим предметам и явлениям, но и их специфические признаки, отличающие их от других предметов и явлений. Неопределенность – такое отражение предметов и явлений действительности, при котором раскрываются лишь общие признаки этих предметов и явлений и игнорируются их дифференциальные признаки» [7, c. 7].

Категория определенности – неопределенности является одной из важнейших категорий русского языка, причем неопределенность считается семантической доминантой русской языковой картины мира (Кузьмина 1989, Арутюнова 1995, Падучева 1995, Колесов 1999, Чернышёва 2004, Соколова 2006 и др.). Безусловно, в определенном смысле это закономерно для любого языка: «Если бы язык не давал возможности говорить о незнаемом, то он не мог бы служить орудием познания [2, c. 84]. Однако «…в русском языке гораздо богаче, чем во многих других, поле неопределенности. Речь идет не только о том, что в русском языке на месте одного разряда неопределенных местоимений имеется три местоимения на –то, -нибудь, и кое- (если не четыре, учитывая некий, некто): обращает на себя внимание отчетливо национально специфическое тяготение русского дискурса к неопределенным модальным показателям: бесконечные почему-то, что-то, должно быть и проч., как правило, опускаются при переводе, скажем, Чехова на европейские языки [5, c. 23].

Несмотря на то, что местоименная неопределенность в силу отнесенности её к ядру реализации категории определенности – неопределенности в научной литературе описана достаточно полно (работы Н.Ю. Шведовой, А.С. Белоусовой, И.Е. Шуваловой, И.М. Кобозевой, Е.М. Вольф, Н.А. Янко-Триницкой, Е.М. Галкиной-Федорук, В.А. Лукин, К.Е. Майтинская, Л.Я. Маловицкого и др.), способы, используемые носителями русского языка для её частичного снятия, являются практически не исследованными. Это объясняется, вероятно, тем, что в первую очередь обращают на себя внимание, естественно, предельные «точки», связанные с выражением определенности/неопределенности. Промежуточные же точки, фиксирующие значения срединной зоны, являющиеся синкретичными, остаются практически вне рассмотрения. Выделение таких значений крайне важно, ибо в противном случае не фиксируется важная ступень в познании, отражающая постепенность перехода от незнания к знанию, от неопределенности к определенности.

Данная статья посвящена исследованию одной из таких промежуточных точек, связанных с обозначением частичного снятия неопределенности местоимений кто-то/ что-то с помощью семантики прилагательных, понимаемых в широком смысле. «Значение предмета по его признаку быть определено как ‘обозначение предмета по его признаку (с оттенком неопределенности)’» [3, c. 35]. Обозначим эту выбранную для анализа точку на шкале переходности [1] моделью словосочетания кто-то/что-то + прилагательное в широком смысле. Реализация данной модели рассматривалась на материале названных словосочетаний, извлеченных методом сплошной выборки из художественного и эпистолярного стиля А.П. Чехова [9].

Проведенное исследование показало, что значительно чаще частично снимается неопределенность местоимения что-то по сравнению с местоимением кто-то. Количество словосочетаний кто-то + прилагательное в 6 раз меньше, чем количество словосочетаний что-то + прилагательное. Однако причиной этого, по-видимому, является не столько менее частотное использование приема частотного снятия неопределенности местоимения кто-то, сколько его в принципе относительно местоимения что-то редкая частотность. Ср. данные одного из частотных словарей: первое количество - общая частотность, второе - в газетно-журнальных текстах, третье - в текстах драматургии, четвертое - в научных и публицистических текстах, пятое - в художественной прозе: кто-то 157 (что-то 373) / 55(136) / 13 (25) / 55 (154) [8]. Как видно, частотность местоимение что-то во всех случаях примерно в 2 раза выше, чем местоимения кто-то. Важно отметить, что частотное соотношение и остальных местоимений группы кто/что сохраняет доминирование вторых почти во всех случаях. Ср.: кто 214 (что – без частеречной дифференциации 2640) / 778 (3965)/ 147 (2718) / 429 (3862); кто-либо 10 (что-либо 15) / 3 (4) / 1 (0) / 9 (6) / 6 (5); кто-нибудь 53 (что-нибудь 275) / 8 (14) / 24 (112) / 8 (14) / 13 (136); кое-кто 16 (кое-что 59) / 7 (4) / 1/ (28) / 7 (9) / 1 (18); некто 19 (нечто 86) / 5 (21) / 6 (18) / 6 (28) / 2 (19) [8].

Частичное снятие местоименной неопределенности кто-то/что-то прилагательных осуществляться тремя способами, которые условно можно назвать качественным, количественным и структурным.

Качественный способ снятие степени неопределенности осуществляется с помощью разного качества используемых прилагательных (при понимании их в широком смысле). По градации внесения определенности, способствующей узнаванию местоименно обозначенного предмета, они распределяются следующим образом: местоимение-прилагательное – причастие – собственно прилагательное (порядковые числительные и количественное числительное-прилагательное один при кто-то/что-то в текстах А.П. Чехова не зафиксированы).

Как вытекает из установленной последовательности, наименьшую определенность вносят местоимения-прилагательные, которые в соответствии с этим являются наименее частотными [3, c. 34]. Показательно, что у А.П. Чехова их круг ограничен практически несколькими местоимениями:

а) такой: Подъезжаю я к Змеиной балочке, будь она проклята, начинаю спускаться и вдруг это самое, идет кто-то такой («Воры»); Что-то такое в воздухе… Спать не хочется! [9, т. 5, c. 294];

б) такое…этакое/такое-этакое: Все люди, как люди. Один только я изображаю из себя что-то такое…этакое  [9, т. 5, c. 304]; Что-то неладное есть у артистов… что-то такое-этакое… [9, т. 12, c. 61].

в) другой: Значит, за вас работает кто-то другой, вы заедаете чью-то чужую жизнь… [9, т. 10, c. 208];

г) свой (единичные употребления): Каторжные, работая лопатами, продолжают говорить что-то своё т. [9, т. 14-15, с. 306].

д) не Ваше (единственный случай): Мне всегда казалось, что Вы несправедливы к современной жизни, и всегда казалось, что это происходит болезненной судорогой по плодам Вашего творчества и вредит этим плодам, внося что-то не Ваше [9, т. 27, с. 32].

Большая определенность связана с причастиями, ибо они не указывают на признак, как местоимения-прилагательные, а уже называют его. Частотность их употребления также невысокая. Они зафиксированы как единичные при что-то, при полном отсутствии при кто-то: Какая-то непобедимая сила гонялась за кем-то по полю, бушевала в лесу и на церковной крыше, злобно стучала кулаками по окну, метала и рвала, а что-то побежденное выло и плакало… [9, т. 4, с. 375].

Максимально большую степень определенности вносят собственно прилагательные. Это имеет объяснение. Как и причастия, они, в отличие местоимений-прилагательных, также называют признак. Но этот признак уже никоим образом не связан со временем: «Прилагательные потому изображают нечто постоянное, нечто заложенное навеки в предметы природой, что у них нет времени» [6, с. 85]. Признак, обозначенный собственно прилагательным, для предмета постоянен во времени (краткие качественные прилагательные при кто-то/что-то не употребляются) по сравнению с признаком, обозначенным причастием, который является относительно переменным в силу связи его со временем, имеющим морфологическое выражение с помощью соответствующих суффиксов настоящего и прошедшего времени.

Внутри признаков, названных собственно прилагательными, существует своя градация по степени частичного снятия неопределенности предмета, обозначенного неопределенными местоимениями. По усилению её выстраивается следующая последовательность: качественные – относительные – притяжательные. Таким образом, из всех собственно прилагательных наименее снимает неопределенность предмета качественные прилагательные, остальные – в большей.

Показательно, что степень снятия неопределенности, обеспечиваемая именно качественными прилагательными, является наиболее идеальной. Отсюда высокая частотность их в русских народных загадках, цель употребления которых та же самая - частичное снятие неопределенности загаданного предмета посредством общности того или иного качественного признака и как постоянного, и как общего с названным в загадке иным предметом: Белое поле, черное семя, кто его сеет, тот разумеет (буквы на листе бумаги). В этой загадке лист бумаги для письма и поле зимой объединяет типичный общий постоянный качественный признак белый, написанные буквы и семена - признак черный. Данные типичные качественные признаки как постоянные и общие помогают отгадывающему снять неопределенность зашифрованно названного предмета.

Именно идеальная степень частичного снятия неопределенности предмета объясняет отмеченную высокую частотность именно качественных прилагательных при неопределенных местоимениях кто-то/что-то. Причем доминируют определенные семантические разряды этих прилагательных:

1) цвет: Идут по плотине два человека и что-то черное несут [9, т. 2, с. 212];

2) размер: В гостиной что-то небольшое упало со стола и разбилось [9, т. 8, с. 180];

3) температура: Что-то теплое коснулось Егорушкиной спины [9, т. 7, с. 16];

4) прочность: Я вдруг начинаю жевать что-то твердое… [Ха-ха! Он раковины ест! ] [9, т. 3, с. 134];

5) вес: В прихожей уронили что-то тяжелое, раздался треск [9, т. 1, с. 180];

6) степень ровности поверхности: Глоток, казалось, изо рта падал в какую-то пропасть и там шлёпался обо что-то большое, гладкое  [9, т. 1, с. 405];

7) степень новизны: Теперь после полугодового отсутствия он не видел перемен к лучшему; и было даже ещё что-то новое… [9, т. 9, с. 35];

8) оценка (обычно отрицательная): …Говорили ей что-то ужасное и сразу в оба уха [9, т. 2, с. 298]; …Когда я по утрам убирал с нею комнаты, такое чувство, как будто я делал вместе с нею что-то мерзкое [9, т. 8, с. 143] и др. семантические группы качественных прилагательных.

Количественный способ – снятие степени неопределенности представлено двумя разновидностями.

Первая разновидность - с помощью актуализации единичности предмета, на который указывает кто-то/что-то (кто-то один, что-то одно). В проанализированном материале данной разновидности не обнаружено.

Вторая разновидность - с помощью количества называемых прилагательными признаков. Понятно: чем больше их количество, тем более определенней будет предмет, в том числе обозначенный неопределенными местоимениями кто-то/что-то. Анализ языка А.П. Чехова показывает, что писатель использует при обоих рассматриваемых местоимениях кто-то и что-то обычно одно или два прилагательных, соответственно частично снимая неопределенность одним или двумя признаками:

- одним признаком: Она [Каштанка] протянула морду к темному окну, в которое, как казалось ей, глядел кто-то чужой, и завыла [9, т. 6, с. 443] / Что-то золотистое сверкнуло в воздухе и шлёпнулось в воду, оставив после себя круги  [9, т. 8, с. 52];

- двумя признаками: Ей [Каштанке] казалось, что кричит не Иван Иваныч, а кто-то другой, посторонний [9, т. 6, с. 133] («Каштанка») / Даже в том, как сидело на ней платье, он видел что-то необыкновенно милое, трогательное своей простотой и наивной грацией [9, т. 10, с. 29].

Три же прилагательных - это выявленный типичный для А.П. Чехова предел частичной снятия неопределенности при помощи называния трёх признаков обозначенного местоимением предмета: А я люблю российскую осень. Что-то необыкновенно грустное, приветливое и красивое  [9, т. 22, с. 255]. В научной литературе такая тройственность объясняется стремлением автора к ритмизации прозы. Однако этот прием, как показала сплошная выборка из текстов, принадлежащих А.П. Чехову, не используется им при местоимении кто-то. Это же распространяется также на единичные случаи использования четырёх прилагательных: …Что-то мягкое, нежное и в то же время в высшей степени зловещее, похожее на страшную истину… [9, т. 5, с. 222].

При употреблении при кто-то/что-то не одного прилагательного используется сочетание прилагательных или одних и тех же разрядов, или разных. В первом случае уровень снятия неопределенности названных местоимений осуществляется хотя и с помощью разных признаков, но одного уровня – уровня качественных признаков: ...Потом упал на что-то твердое и покатое [9, т. 2, с. 274] - ‘степень прочности + форма’; Глоток, казалось, изо рта падал в какую-то пропасть и там шлепался обо что-то большое, гладкое [9, т. 1, с. 405] – ‘размер + степень ровности поверхности’. Во втором случае, под влиянием сочетания прилагательных разных разрядов, уровни снятия указанной неопределенности разные, между которыми становятся возможными отношения уточнения: …Ему [Климову] казалось, что идет не он, а вместо него кто-то другой, посторонний… [9, т. 6, с. 133].

Структурный способ – построение определенной структуры, позволяющей расчленено представить большое количество признаков как известных, принадлежащих одному и тому же неизвестному, местоименно обозначенному предмету. Так, для шести признаков А.П. Чехов использует расчленение их на группы с дублированием местоимения, причем повтор местоимения таков, что он образует любимую писателем трехчастную структуру (см. в приведенном далее примере 1, 2, 3): И тут на всех лицах, во всех неподвижных устремленных на него взглядах, он прочел не сочувствие, не сострадание, которых он терпеть не мог, а (1) что-то другое, (2) что-то мягкое, нежное и в то же время в высшей степени зловещее, похожее на страшную истину, (3) что-то такое, что в одно мгновение наполнило его тело холодом, а душу невыразимым отчаянием [9, т. 5, с. 222].

Выявленная при анализе разнообразие и в целом высокая частотная реализация модели кто-то/что-то + прилагательное доказывает, что для носителей русского языка важна фиксация в их языковой картине мира не только определенности/неопределенности, но и промежуточной зоны, создаваемой частичным снятием неопределенности предмета.

Список литературы:

  1. Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматике русского языка. - М.: Дрофа, 2000.- 294 с.

  2. Гак В.Г. Языковые преобразования. – М.: Языки русской культуры, 1998. – 763 с.

  3. Лекант П.А. Синтаксис простого предложения в современном русском языке. – М.: Высшая школа, 2004. – 247 с.

  4. ЛЭС 1990 - Лингвистический энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1990. – 685 с.

  5. Падучева Е.В. Феномен Анны Вежбицкой. Предисловие к кн.: Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. – М.: Русские словари, 1997.

  6. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – М.: Языки славянской культуры, 2001. - 544.

  7. Уляшева Я.О. Функционально-семантическое поле определенности-неопределенности в современном русском языке. Автореф…. на соискание канд. филол. н. – Таганрог, 2002. - 26.

  8. ЧСРЯ 1977 – Частотный словарь русского языка /Под ред Л.Н. Засориной. – М.: Русский язык, 1977. – 936 с.

  9. Чехов А.П. Cобрание сочинений и писем в 30тт. М.: Наука, 1974.

Материалы международной заочной научно-практической конференции

«ФИЛОЛОГИЯ, ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ
В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
»

09 НОЯБРЯ 2011 Г.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Нп «сибирская ассоциация консультантов» (49)

    Документ
    Улучшение результатов деятельности компании зависит от успеха реализованных ею интеграционных проектов и проектов по реинжинирингу бизнес-процессов. Подобного рода проекты являются по своей природе комплексными, высокий уровень управления
  2. Нп «сибирская ассоциация консультантов» (70)

    Документ
    Индивидуальное психологическое консультирование как один из видов деятельности практического психолога в настоящее время становится всё более популярным в России.
  3. Нп «сибирская ассоциация консультантов» (359)

    Документ
    В процессе развития российской экономики наблюдается потребность современных промышленных предприятий в оптимизации логистических процессов. В связи с этим актуальным становится изучение возможностей оптимизации процессов погрузочно-разгрузочных
  4. Нп «сибирская ассоциация консультантов» (36)

    Документ
    Психологическое консультирование как профессиональная деятельность появилось сравнительно недавно и до сих пор находится на стадии развития. Однако за последнее время в обществе наметилась устойчивая тенденция, состоящая в том, что
  5. Нп «сибирская ассоциация консультантов» (172)

    Документ
    Актуальность исследования состоит в том, процедура производства по делам о налоговых правонарушениях не только обеспечивает надлежащий контроль исполнения налогоплательщиками обязанности по уплате налогов, но и предоставляет возможность
  6. Нп «сибирская ассоциация консультантов» (221)

    Документ
    В современных условиях вопросы регулирования кадровых процессов в органах местного самоуправления особенно актуальны. От должностных лиц местных администраций и муниципальных служащих, руководителей предприятий, организаций и учреждений,

Другие похожие документы..