Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Провадження освітньої діяльності у Київському національному університеті імені Тараса Шевченка здійснюється відповідно до ліцензії Міністерства освіт...полностью>>
'Документ'
Актуальность темы. Ориентация экономики на рыночные отношения коренным образом меняет подходы к решению многих экономических проблем и, прежде всего, ...полностью>>
'Документ'
Мамочка и смысл жизни. Психотерапевтические истории / Пер. с англ. Е. Филиной. — М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. — 288 с. (Серия “Искусство консультиро...полностью>>
'Документ'
1. Предоставление путевок детям, находящимся в трудной жизненной ситуации, нуждающимся в особой заботе государства, в оздоровительные учреждения вклю...полностью>>

Культура. Образование. Право

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Рассмотрим подробнее, что следует понимать под каждым указанным аспектом в условиях обучения будущих юристов устному профессионально ориентированному общению на английском языке.

Практический аспект обучения предполагает овладение студентами анг-лийским языком не только как объектом изучения, но и как инструментом эффективного профессионального межкультурного общения. Практическое овладение иностранными языками, как известно, включает знания, навыки
и умения студентов во всех видах речевой деятельности – рецептивных
и продуктивных. Для выявления требований к уровню знаний и умений специалистов юридического профиля в устном иноязычном общении,
мы проанализировали соответствующую программу подготовки специалиста по направлению «Правоведение» и выявили, что для получения квалифи-кационного уровня «Специалист», юрист со знанием иностранного языка должен уметь:

  • оперировать знаниями системы иностранного языка и правилами его использования в иноязычной коммуникации;

  • принимать участие в обсуждениях проблемного характера;

  • общаться с партнерами в разных ситуациях, связанных с профессией;

  • готовить доклады и комментарии по профессиональной тематике;

  • вести беседу в форме ролевой игры на основе предложенной речевой ситуации, а также с использованием аудио- и видеоматериалов;

  • делать собственные выводы и выражать свое мнение по предложенной теме3.

Учитывая вышеприведенные требования, уточним, что практическое владение английским языком для иноязычного общения предполагает наличие у студентов знаний лексико-грамматических и фонетических аспек-тов языка права. При этом особую роль для успешного профессионального иноязычного общения юристов играет владение специальной терминоло-гией, с помощью которой они оперируют определёнными понятиями.

Знание таких языковых средств английского языка поможет юристам проявить коммуникативные умения, среди которых важными следует счи-тать умения объяснять и оценивать ситуацию, доказывать факты, убеждать собеседников.

Следующим важным аспектом обучения специалистов является воспита-тельный аспект. Очевидно, что юристы – это именно те специалисты, которые представляют правовое государство на международной арене, поэтому наличие у них внутренней правовой культуры и собственных убеждений имеет решающее значение. Принимая во внимание этот факт, следует отме-тить, что в процессе овладения английским языком студенты не только изучают язык, но и приобщаются к правовой культуре стран изучаемого языка, в результате чего у них формируются такие важные личностные каче-ства, как толерантность, ответственность за себя и происходящее вокруг. Таким образом, иноязычная коммуникативная подготовка будущих юристов будет способствовать их успешному профессиональному межкультурному общению.

Тесно связанным с воспитательным аспектом обучения является образовательный аспект. Исходя из того, что английская и американская правовые системы отличаются от отечественной, образовательная цель обуче-ния английскому языку будущих юристов состоит в ознакомлении их с осо-бенностями выполнения профессиональной правовой деятельности зарубеж-ными специалистами.

Таким образом, студенты приобретают знания о политических системах и государственном устройстве Великобритании и США, функционировании судебной ветви власти, существовании различных представителей юридичес-кой профессии, а также выполняемых ими обязанностях. Так, например, в Ве-ликобритании и США решение судебных споров на основе принципа преце-дентности отличается от традиционного использования нормативних актов
в отечественной правовой системе1.

Последним, но не менее важным, стоит назвать развивающий аспект обу-чения. Речь идет о развитии психологических характеристик человека таких, как память, внимание, воображение, логика. Следует отметить, что профессия юриста по своей природе предполагает наличие у специалиста умений анали-зировать факты и события, логически рассуждать, обращать внимание на детали и т.д. В процессе изучения иностранного языка будущие специалисты имеют возможность улучшать уровень своей коммуникативной подготовки
в таких направлениях, как развитие языковой догадки и разных видов памяти; углубление понимания особенностей англоязычного юридического дискурса как на вербальном, так и на невербальном уровне; развитие умения адекватно оценивать собеседников и правильно реагировать на их высказывания
во время профессионального общения.

Подводя итог вышеизложенному, отметим, что представленные цели профессионально ориентированного обучения английскому языку на юриди-ческих факультетах связаны с особенностями лингвистического и профессио-нального содержания такого обучения. Понимание этих целей и ориентиро-ванность на их достижение будет способствовать повышению уровня комуни-кативной подготовки студентов. Перспективой дальнейшего исследования мы считаем анализ современных учебников по английскому языку для студентов юридического профиля с точки зрения реализации в них основных целей соответствующего обучения.

Козуля А.В., Ожиганова М.В.
К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЙ ПРАВА НА ОБРАЗОВАНИЕ И СВОБОДЫ ОБРАЗОВАНИЯ

Право на образование принадлежит совокупности основных прав
и свобод человека. Оно закреплено во Всеобщей декларации прав человека (1948) – ст. 26, в Международном пакте об экономических, социальных
и культурных правах (1966) – ст.ст. 13-14, в Конвенции о правах ребенка (1989) – ст.ст. 28, 29, в Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека (1995) – ст. 27. Право на образование закреплено в Конституции РФ (ст. 43) и «является одним из основных и неотъемлемых консти-туционных прав граждан Российской Федерации».

Реформа российской системы образования требует понимания и в некото-рой степени переосмысления понятий «право на образование» и «свобода образования». Семантика названных терминов иногда меняется на фоне конституционных и социальных преобразований в обществе. Право на образо-вание – это «элемент развернутой системы прав человека», направленный
на «получение систематизированных знаний и навыков, обучение, просвеще-ние»1. В свою очередь, свобода образования складывается из определения понятий «свобода» и «право на свободу» и означает «возможность проявления субъектом своей воли на основании законов общества»1 в отношении получения образования.

Право на образование – одно из естественных неотъемлемых основных прав и свобод человека. Под образованием, согласно преамбуле Закона РФ
«Об образовании», понимается целенаправленный процесс воспитания
и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения гражданином (обучающимся) установленных госу-дарством образовательных уровней (образовательных цензов). Право на обра-зование – это право человека на включение в этот процесс и на участие в нем
в качестве обучающегося, оно гарантирует гармоничное духовное развитие индивида и помогает ему стать полезным и полноценным участником политического, социального, культурного и духовного прогресса. По времени возникновения право на образование традиционно относят ко второму поколе-нию прав и свобод человека, где оно выражается в создании государством условий для получения образования всеми желающими.

С другой стороны, право на образование можно отнести и к первому поко-лению прав человека. Большинство из них принадлежит человеку от рождения, являются неотъемлемыми и не подлежат какому – либо ограничению. Исходя из правовой позиции Европейского Суда по правам человека, согласно которой образование рассматривается как непрерывный процесс обучения2, можно говорить о возможности реализовать право на образование ребёнком и в семье (члены семьи регулярно обучают и прививают новые навыки ребёнку), и через самообразование.

Права первого и второго поколения принципиально отличаются друг
от друга. Соблюдение прав «первого поколения» не зависит от уровня эконо-мического развития страны. Оно зависит только от воли правительства, т.е. требовать соблюдения этих прав можно немедленно («здесь и сейчас»).
А соблюдение социально-экономических прав напрямую зависит от благосос-тояния страны, от экономики. Право на образование, как возможность и жела-ние учиться, не может быть ограничено; право на образование, как возмож-ность чувствовать себя уверенно в социуме, должно быть гарантированно госу-дарством.

Сегодня говорят уже о третьем поколении прав, которое охватывает права коллективные или солидарные, вызванные глобальными проблемами челове-чества и принадлежащие не столько каждому индивиду, сколько целым наци-ям, народам (право на мир, благоприятную окружающую среду, самоопре-деление, информацию, социальное и экономическое развитие и пр.). Данные права принадлежат крупным объединениям индивидов (народам, нациям). Чем больше образованных людей в обществе, знающих свои возможности (в том числе в профессиональной сфере), умеющих воплощать в жизнь свои идеи, чем выше образовательный статус населения, тем больше возможностей эконо-мического роста государства.

Таким образом, право на образование – имеет отношение ко всем трём поколениям прав человека, в то же время оно связано и с другими основопо-лагающими правами и свободами. Наличие полноценного образования существенно расширяет и возможности граждан для реализации большинства своих прав, гарантированных Конституцией РФ. Это право не отчуждаемо
и принадлежит каждому человеку от рождения, оно «настолько же естест-венно, как и право жить»1, что связано со способностью человека развиваться, творить, создавать новое, накапливать опыт и знания в той или иной сфере, передавать свой опыт другим поколениям. В этом, в сущности, заключается суть образования.

В то же время, конституционная неотъемлемость права на образование заключается в невозможности человеком отказаться от своего права на образо-вание. Тем более что в соответствии с российским законодательством в сфере образования, основное общее образование является обязательным. Поскольку именно оно способствует нормальной социализации человека в обществе
на современном этапе.

Право на образование, «не следует сводить, только к общему базовому образованию – оно должно реализовываться всю жизнь»2. Его следует рас-сматривать как право и обязанность человека на непрерывное образование. Это позволяет рассматривать право на образование как элемент права на жизнь, на развитие. А для того, чтобы человеку гармонично развиваться и реализовывать свое право на образование, необходимо исключить дискриминацию в образо-вании. Для этого 14.12.1960 г. Генеральная конференция ЮНЕСКО приняла Конвенцию о борьбе с дискриминацией в области образования. Российское за-конодательство практически не содержит норм о дискриминации (ст. 5 Закона «Об образовании»). Немаловажным в условиях многонационального Россий-ского государства является и положение о том, что граждане РФ имеют право на получение основного общего образования на родном языке1. Важной составной частью права на образование выступает норма о том, что совершен-нолетние граждане имеют право на выбор образовательного учреждения и фор-мы получения образования.

Возможность полноценно говорить о свободе в образовании возникла лишь с принятием Закона РФ «Об образовании». Однако, хоть «свобода
и плюрализм» объявлены принципами государственной образовательной поли-тики, действующая Конституция РФ не содержит принципа свободы образо-вания как такового. Об этом можно говорить лишь как об одной из сторон об-щей свободы. Это лишь гарантированные законодательством меры возможно-го, дозволенного, социально значимого поведения. Но непосредственно в Конс-титуции РФ свобода в образовании не закреплена, т.е. она не может являться конституционным принципом и вытекает из других конституционных прав граждан. Возможно, поэтому свобода образования остаётся теорией. И это бу-дет продолжаться до тех пор, пока эту свободу не закрепят на должном уровне.

Необходимо отметить, что свобода образования не может носить и абсо-лютного характера. Она ограничивается (и должна ограничиваться) целями об-разования, которые отражают основополагающие ценности человеческого сообщества. Эти цели должно устанавливать государство и закреплять их
в образовательном законодательстве, что обусловлено интересами общества. На этом этапе самое главное – избежать чрезмерного вмешательства со сторо-ны государства, что может привести к нарушению основных прав и свобод, как это было в советский период, когда государство проводило жесткую идеоло-гизацию целей образования.

Свобода в образовании должна давать возможность широкого выбора курсов в рамках образовательной программы для всех категорий обучающихся, независимый выбор программ первого и второго уровней высшего образования и отлаженные механизмы мобильности академического рынка труда и т.д.
На данном этапе развития российской системы образования можно сказать,
что наша система образования является фактически антиподом свободной сис-темы образования. Её отличает жёсткая дисциплина и фиксация набора обяза-тельных курсов в рамках программы обучения, фактическая привязанность большинства преподавателей и исследователей к тем университетам, в которых прошло их обучение и научное становление, низкая мобильность академичес-кого рынка труда1. По сути, нашей системе образования не чужда свобода вы-бора, однако она переносится на другой уровень. Умение выбирать то, что нуж-но, на самом деле, хорошо развито у российских студентов. Они учатся выби-рать распределение усилий по обязательным курсам, накапливая именно необ-ходимые компетенции, и российская система образова-ния этому способствует.

В настоящее время реализация права на образование и свобода образова-ния зависят от социальных условий, что и предопределяет их относительность. Ведь на практике они не могут быть в полной мере реализованы без опреде-лённой социальной инфраструктуры, которой является система образования, призванная обеспечить образовательный процесс. В то же время, свобода обра-зования не должна отрицательно сказываться на качестве образования. Именно поэтому образование должно соответствовать «тому минимуму требований для образования, который может быть установлен или утвержден государством»2. В связи с этим и появляются федеральные государственные образовательные стандарты. Однако на сегодняшний день государство, беря на себя функцию контроля в образовании, вольно или невольно ограничивает права и свободы граждан в этой сфере, реальная свобода, как таковая, у субъектов отсутствует. Насколько гарантированным Конституцией РФ и Законом «Об образовании» будет принцип свободы в образовании, зависит от более четкого установления границ государственного участия в сфере образования. Государство должно гарантированно обеспечить гражданам возможность доступа к бесплатному образованию, в объемах, предусмотренных Конституцией РФ (ст. 43), разра-ботать правовой механизм реализации свободы в образовании, не зависящий
от государства. А для этого необходимо вводить институты общественного уп-равления образованием: общественная аккредитация образовательных учреж-дений, активные формы участия представителей работодателей в разработке программ профессионального образования и другие.

Михайлова Т.Е.
ОБ УВАЖЕНИИ К КНИЖНОМУ ЗНАНИЮ, ПРОСВЕЩЕНИЮ, ОБРАЗОВАНИЮ В НЕСТЯЖАТЕЛЬСКОМ УЧЕНИИ НИЛА СОРСКОГО

В современном мире право на образование рассматривается как одно из фундаментальных естественных основных прав человека. Конституционное закрепление права на образование – важнейшая предпосылка политического, экономического, социального и духовного развития общества. Сегодня мир столкнулся со многими острыми проблемами: международный терроризм, экономический и экологический кризис, нравственное оскудение миллионов людей – все это требует ответа от благонамеренных сил общества. Если нау-ка и образование станут национальными приоритетами страны, а националь-ная образовательная система будет направлена на духовное и нравственное воспитание личности, то такое общество справится с проблемами, стоящими перед современным миром. Согласно мировому опыту, лишь те страны, в ко-торых науке и образованию уделяется должное внимание, могут сохранить свой суверенитет и успешно развиваться. Возможен синтез науки, образова-ния и культуры в едином интегральном поле, при духовно-нравственном воспитании личности, возвращении к историческим корням, к подлинной ку-льтуре; а также координации научных, творческих и просветительских уси-лий. Казалось, привычный перечень имен знаменитых, мировых деятелей об-разования давно сложился, и твердо устоялось представление о персоналиях за последние два столетия в области образования. Однако эволюция нашего образования обнаруживает явно более долгий путь и уходит корнями в глу-бину веков.

Традиция уважения к книге, книжному знанию, просвещению, образо-ванию была заложена еще в Киевской Руси. В первом русском политико-правовом трактате «Слово о Законе и Благодати», созданном в сер. XI в. Киевским митрополитом Иларионом, соратником Ярослава Мудрого, наряду с обширным кругом проблем политико-правового характера рассматри-вались вопросы, посвященные воспитанию и образованию правителя. Образ христианского носителя верховной власти занимает одно из центральных мест в «Слове о Законе и Благодати». По мнению Илариона, князь должен быть мужественным, умным («острым умом»), милосердным и законопо-слушным, опирающийся в своей деятельности на «мудрый совет», в окруже-нии правителя он хотел видеть умных советников, и в «Молитве» Иларион просит Бога «умудрить бояр»1.

В русской летописи «Повести временных лет», созданной монахом Кие-во-Печерского монастыря Нестором, прослеживается идея о необходимости образования. Киево-Печерский монах в своем произведении подробно опи-сывает приглашение Мефодия и Кирилла в качестве учителей, для обучения русского народа «начертанию букв». Братья составили словесную азбуку, в результате чего русские люди получили возможность читать книги.

Владимир Мономах в своих произведениях продолжил разработку по-литико-правовых проблем, уделив особое внимание трактовке образа носи-телей верховной власти. Будущим великим князьям, он советовал всегда иметь чистым тело, кроткой душу, сохранять верность в словах и делах, все-гда иметь добрые помыслы, творить неустанно добрые дела, никого не нена-видеть и никому никогда не мстить. Владимир Мономах обращал внимание своих потомков на необходимость образования, ссылаясь при этом в качест-ве примера на своего отца Всеволода, который «выучил пять языков и была ему за это честь от других стран»1.

В произведениях XIII–XVI вв. продолжена традиция уважения к просве-щению и образованию. О мудром князе пишет и Даниил Заточник в произве-дении, которое до нас дошло в двух редакциях под названиями «Слово»
и «Моление»2. Даниил впервые Совет при князе называет Думой, а его чле-нов – думцами. Он подробно рассматривает проблему формирования Думы и указывает на её великую роль, ибо только с мудрыми советниками «князь высокого стола добудет», с «лихой думой, думу думая» можно и лишиться своей власти. Думцев князю следует подбирать, только принимая во вни-мание умственные качества. Даниил пишет: «Ты, княже, умными бояры перед многими людьми честен и ко многим странам славен явился», «при-лепляйся к мудрым и сам мудр будешь», и больше всего остерегаться глупцов, а «мужа лукава избегай и учения его не слушай»3.

Становление московской государственности вт. половины XV–XVI вв.
в период великих княжений Ивана III (1462-1505) и Василия III (1505-1533) сопровождалось обсуждением острых политико-правовых вопросов: о харак-тере царской власти и пределах ее действия; о взаимоотношениях светской
и духовной властей, пределах действия каждой из них; отношении к ерети-кам; о праве церковной организации владеть землями; об устройстве госу-дарственного управления: направлении внешней политики (расширение дип-ломатических отношений) и внутренней политики (образование националь-ного войска, вопросы налоговой политики и т.п.).

В разрешении этих проблем русская действительность немало обязана Великому старцу преподобному Нилу Сорскому (1433-1508).

На руб. XV-XVI вв. среди идеологических течений наиболее значитель-ными были два внутрицерковных направления: стяжательство, или иосиф-лянство, по имени его теоретика-настоятеля Иосифа Волоколамского монас-тыря Иосифа Волоцкого и нестяжательство, родоначальником которого принято считать заволжского старца Нила Сорского. Возникнув как внутри-церковное течение, нестяжательское учение очень скоро вышло за рамки церкви и приобрело общенациональное значение; именно нестяжательские писатели и публицисты поставили на широкое обсуждение наиболее злободневные политические, общественные и рели-гиозные проблемы1.

Отношение к еретикам – один из злободневных вопросов Московского государства. В к. XV – нач. XVI вв. церковные иерархи требовали от велико-го князя того же официально-государственного отношения к инакомысля-щим людям, таким образом, как оно преследует убийц, разбойников, воров, с использованием для их розыска инквизиционного сыска, а для наказания тюрьмы и даже смертную казнь.

Нил Сорский дважды участвовал на Соборе 1490 г. и 1503 г., где пред-ставлял свои взгляды о преследовании еретиков. Решениями Собора 1490 г. не предусматривается ни одной смертной казни, а только меры церковного воздействия: проклятие, отлучение от церкви, лишение сана для духовен-ства. Но впоследствии иосифлянское церковное большинство одержало по-беду и решениями Собора 1503 г. по искоренению еретиков вынесены нака-зания тюрьмы и смертная казнь с применением западноевропейского опыта аутодафе – сожжения на костре. Хотя Собор 1503 г. и осудил еретиков по «градскому» закону на смертную казнь, отправил еретиков на костер и в ссылку, как сказано в летописях2, но в России преследования за веру ни-когда не принимали такого характера, как в католических странах, особенно таких, как в Италии и Испании. Так, в 1478 г. в Испании католические коро-ли Фердинанд и Изабелла учредили особый трибунал для борьбы с пресс-туплениями против веры – святейшую инквизицию. Впоследствии инкви-зиция стала независимой державой внутри государства.

Сторонники костров и «градских казней» столкнулись с таким серьез-ным оппонентом, как Нил Сорский, слава которого «сияла яко светило
на Беле озере», а сам он был у великого князя «в чести велице». Впервые
в русской политической мысли Нил Сорский ставит вопрос о недопусти-мости преследования человека за убеждения. В русской литературе никто до него не говорил об этом и не скоро еще после него, вопрос о недопустимости преследования человека за убеждения будет сформулирован и выставлен как политическое требование.

Учение Нила Сорского и его последователей-нестяжателей, дали силь-ный отпор инквизиторским тенденциям, и он звучал в речах на Соборах, распространялся в публицистических трактатах и поэтому оказал влияние
не только на формирование общественного мнения, но и в определенной степени политики государства. Агиографические сборники преподобного Нила Сорского сыграли значительную роль в духовном просвещении рус-ского монашества. Жития редакции Нила Сорского переписывали в Кирилл-ло-Белозерском, Троице-Сергиевом, Иосифо-Волоколамском монастырях1.

Применение смертной казни за убеждения Нил Сорский и его последо-ватели рассматривали как отступление от основных требований постулатов христианского вероучения. По мнению Нила Сорского, даже если человек уклоняется от неправильного пути в делах веры, то настаивать его на путь истинный по силе одному Богу. Главное чем можно ему помочь – советами, разъяснениями и совместным чтением богословской литературы.

Нил Сорский, переписывая житийные рассказы о борьбе и способах борьбы с древними ересями, обличал и своевременную ему ересь «жидов-скаа мудрствующих» и определил основной способ борьбы – духовное про-свещение, и в своих посланиях ученикам писал о необходимости в первую очередь изучать «божественные писания». Ибо, как свидетельствует содер-жание Нила Сорского Сборника, неведение Божественных писаний: Еванге-лие, апостольские преданий, творений святых отцов, жития святых и есть причина возникновения ересей и всех зол, уводящих от спасительного пути «…понеже намъ не въдъти святых писаний, того ради впадаемъ въ вся злая».

Знание Божественных писаний, догматов и церковной истории утверж-дало в вере и противодействовало распространению еретических учений2. Божетвенные писания, помимо знаний о сущности еретических доктрин, так-же учили, как следует поступать во времена еретических смут, описывая драматические ситуации, когда в ереси впадали патриархи и императоры.
В «Житии Евфимия Великого» описано, как в ересь впал Иерусалимский патриарх Феодосий. Евфимий Великий повелел братии не общаться с патри-архом и отойти в дальнюю пустыню, уча их «вельми уклоняться от ереси»3.

Нил Сорский настаивал на наличии у человека свободной воли и разума «жительство по своих волях и умышлениях человеческих»4, и ценил
в человеке внутреннее убеждение, способность к «умной молитве», приво-дящей человека к самостоятельной оценке своих действий и окружающей действительности. Идеальным в представлении Нила Сорского является книжно-духовная жизнь человека, стремление к знанию, умение самосто-ятельно и критически мыслить и рассуждать. Ум человека должен быть все-гда открыт для знания «понеже насаждай ухо, да слышит вся, и открывай око – смотряет везде»1.

Идея и традиция уважения к книге, книжному знанию, просвещению, образованию, которые были еще заложены в Киевской Руси, прослеживается на протяжении всего средневекового периода в произведениях русских мыс-лителей и проходи через всю средневековую политико-правовую теорию. Творческое развитие образования, науки и культуры возможно лишь
на основе духовной преемственности, запечатленной в лучших образцах,
в эталонах.

Осетров А.П.
О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ РЕФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ МВД РОССИИ



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Воронина Материалы Международной научно-практической конференции посвящены анализу современного образования, образовательного закон

    Закон
    Культура. Образование. Право: Материалы Международной заочной научно-практической конференции (г. Екатеринбург, ГОУ ВПО «Российский государственный профессионально-педагогический университет», апрель 2008 г.
  2. Ассоциация русской культуры, образования и науки «аркона»

    Конкурс
    Этот проект «АРКОНА» осуществляет совместно с партнерами: Московским государственным институтом международных отношений МГИМО (У) МИД России, Благотворительным фондом Владимира Потанина и Латвийской ассоциацией преподавателей русского
  3. «Серебряный век» русской культуры Образование и наука

    Документ
    Система образования в России рубежа XIX—XX вв. по-прежнему включала три ступени: начальную (церковноприходские школы, народные училища), среднюю (классические гимназии, реальные и коммерческие училища) и высшую школу (университеты, институты).
  4. Секция Культура, образование и музейное дело (1)

    Документ
    А.В. Суворов родился в 1729 году (по сведениям Мемориального музея Суворова в С.-Петербурге), а В.М.Шукшин – ровно 200 лет спустя (1929). Будущий полководец рано остался без матери, а кинорежиссер и писатель – без отца, который в
  5. Секция Культура, образование и музейное дело (2)

    Документ
    Каждый эпизод лаконичного, но емкого и многозначного муромского жития требует специального исследования2. Настоящее посвящено заключительному моменту, представляющему Февронию за шитьем «воздуха».

Другие похожие документы..