Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Вопросы к экзамену'
Характеристики механистических организационных структур и сферы их эффективного применения. Концепция жизненных циклов организации....полностью>>
'Документ'
Новое тысячелетие, новый век, новое время, новая история… Что же прошедшее столетие принесло многострадальной России? Это и революция 1905-1907 годов,...полностью>>
'Доклад'
Программы развития государственной гражданской службы действуют сегодня в 11 из 12 регионов Сибирского федерального округа, за исключением Красноярск...полностью>>
'Документ'
1.1 Колбасные изделия должны вырабатываться в соответствии с требованиями настоящих технических условий по технологической инструкции, утвержденной в...полностью>>

Баглий П. Н. Клептократия уже начавшегося «постиндустриального» Нового Нового Времени, или еще длящегося «индустриального» Нового Средневековья в координатах солнечной активности

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Баглий П. Н. Клептократия уже начавшегося «постиндустриального» Нового Нового Времени, или еще длящегося «индустриального» Нового Средневековья в координатах солнечной активности.

Говоришь, что все наместники – ворюги?

Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

И. Бродский

(мнение автора, не совпадает с мнением Бродского ни относительно «ворюг», ни относительно «кровопийц» - ком.)

О возможном начале с 1986-1990 годов «ритма» [1] «постиндустриального» [там же] Нового Нового Времени [1, 2] - в [3, 19, 32, 13]. О возможноcти продолжения «ритма» «индустриального» [1, 2] Нового Средневековья [там же] - в [1 - 5]. Поскольку, с точки зрения автора, мировой социум, и отдельные его фрагменты, типа западного социума относительно, (качественно), замкнут («компактен», в математическом смысле) в относительно фиксированными во времени истории и пространстве земной биосферы, (в экономике предпочитают говорить об ограниченных ресурсах), то в нем, в основном (хотя, и не всегда), качественно выполняются законы сохранения, например, «расслоения» (т.е.,. взаимозависимые, обычно, дополнительные! свойства) между «традиционными» и «антирадиционными» государствами Запада [1 – 6 и др.], «расслоения» меду бедными и богатыми [4, 7, 8], «расслоения» между бытиями и сознаниями государств [во всех моих работах], культур [там же], «расслоения» между государством и церковью [6, 9, 10, 11], «расслоения» между властью и народом [10, 29, 18, 23, 6 и др.] и т.п. И, в этом смысле, богатство всегда возникает прямо или более косвенным (нелинейным образом) за счет чьей то бедности, т.е. путем отнятия, грабежа [7, 8] воровства у этой бедности возможностей к богатству и благополучию, а бедные становятся средним классом за счет чьего то нищающего богатства, т.е. «воровства», «грабежа» национализации награбленного богатыми .((с конвергенцией между богатыми (сверху) и бедными (снизу)). Еще раз подчеркну, что эти взаимосвязанные, «расслоенные» свойства чрезвычайно пластичны и существенно нелинейны! (в смысле, возможной линейности более высоких порядков [9]) и, поэтому, ни в коем случае не сводятся, например, только к линейным расслоениям первого порядка [там же]), указанным в тексте выше, например контовским [2], или марксистским идеям о том, что капиталист заинтересован получать максимальную прибыль, платя как можно меньше своим работникам (хотя и это верно). И тем не менее, если какой то «человек (точнее – продавец – мой ком.) воздуха» (термин Неклессы), или новых высоких технологий, становится миллионером, то кто то из за этого! (в связи с указанными выше социальными нелинейными законами сохранения) становится, возможно, нищим, или умрет с голоду или от болезней.. Бедные «грабят» ((в кавычках, потому что, отбирают награбленную у них богатыми прямым или косвенным (более нелинейным) образом (в частное пользование) общенародную национальную собственность)) национализируют (и уничтожают! как «кровопийцы») богатых и прочих «ведьм» [7, 8] во времена «индустриальных» «ритмов» и «микритмов» [1, 2] Новых Средневековий [там же]

((только, когда кривая солнечной активности глобально или (и) локально ползет вверх)),

когда происходит «восстание масс» (Ортега – и Гассет и др. [2]), их «упростительное смешение» (К. Леонтьев), их «выравнивание», «уравнивание» [там же], с нагреванием бытий (и народа, гражданского общества) «традиционных» государств Запада и слабым охлаждением бытий «антитрадиционных» государств Запада в Новых (и старых) Средневековьях [1, 2, 12]. При этом власть на «индустриальном», в это время, Западе становится все более демократической! (с остывающим бытием) и все более тоталитарной! (народной), с все большим числом «гороизонтальных» и «вбок» (по Тоффлеру [5]) связей с нагревающимся бытием гражданского общества (народа), с все более многочисленным средним классом, и с все более сильным «демократическим» (народным) правительством., и логическим (предельным) завершением этой демократии является тоталитаризм, с «исчезновением личности в тоталитарном мировом режиме» (Тойнби) - цитата во многих моих работах. А богатые грабят бедных, (как «мягкие» интеллигентные «кровопийцы»), с все более интенсивным «расслоением» на бедных и богатых [4], и с «вымыванием» среднего класса, во времена «постиндустриальных» (либеральных) «ритмов» и «микроритмов» Новых Времен [1, 2].

((только, когда кривая солнечной активности глобально, или (и) более локально ползет вниз))

когда происходит «восстание масс» Ближнего Востока [4, 13, 14], с остыванием, дифференциацией бытий (и народа, гражданского общества) «традиционных» государств Запада, от нагревающихся бытий «антитрадиционных» государств Запада [6, 1, 2 и др.]. При этом, на «постиндустриальном», в это время, Западе, власть (с нагревающимся бытием, отслаиваясь от остывающего бытия народа, гражданского общества), становится все более клептократической и все более слабой (о слабости этой власти, как «четкой вертикальной бюрократии Нового Времени, по Тоффлеру [5], «когда власть богатеет и ворует сама по себе, а народ беднеет, сам по себе [23], как «духом свободные крепостные»» на примере России – в [15]), «сдвигаясь» (в связи с все большей неподконтрольностью гражданскому обществу) от лоббистского, банковского, «брокерского государства, состоящего из многочисленных формальных и неформальных групп давления и доминирующих коалиций», в «сфере услуг» все больше в сторону более откровенной клептократии любыми, в основном, непроизводственными, «воздушными», «магическими», интеллектуальными [7, 8], «предпринимательскими», спекулятивными, «свободными рыночными» способами ((перераспределяя, т.е. воруя деньги у гражданского общества в пользу богатых (которые лоббируют и «подкармливают» эту власть) через бюджет, ущемления законодательных и социальных прав этого гражданского общества, поддерживая монопольные и иные спекулятивные цены в самых разнообразных «сферах услуг» все более «свободного рынка», в кризисных ситуациях, помогая выживать не народу (гражданскому обществу), а, в первую очередь, банкам и другим спекулятивным структурам и т.д.)). Но это характеристика власти «постиндустриального» Запада, так сказать, в целом, а более точным образом, сдвиг в сторону клептократии, более характерен в это «постиндустриальное» время (в «ритме» и «микроритмах», только, когда кривая солнечной активности глобально и локально ползет вниз) для «традиционных» государств Запада, а в антитрадиционных» государствах Запада, наоборот, в это «постиндустриальное» время государственные бытия нагреваются, власть становится все более демократической и начинается «охота на ведьм» [7, 8], т.е. «грабеж» (и расправа) бедными богатых, с образованием и усилением нового среднего класса, с всевозможными революциями и иными ниспровержениями. старой, недемократической, банковской, спекулятивной, клептократической, аристократической (например, королевской) власти (так было, например, во времена Нидерландской, Английской, Французской революций (когда кривая солнечной активности ползет вниз к минимумам) в «постиндустриальном» Новом Времени [1, 2]. Кроме того, в более локальном смысле, и в «традиционных» странах Запада, когда бытие народа (гражданского общества) остывает, дифференцируется на локально нагревающееся народное бытие и локально остывающее народное бытие, то и это локально нагревающееся бытие части народа (так сказать от невозможности больше терпеть, от «недостатка» в терминологии В. Кожинова) тоже, или относительно «мирно», или, например, как террористы - народовольцы в России времен Александра II, или террористы - смертники Ислама, «охотится» на этих магических, «экономических» банковских и т.п. «ведьм» [8], например, с бурными, часто многотысячными митингами и протестами (как, например, сейчас в октябре 2011 года на улицах многих стран Западной Европы и США, или в виде антиглобалистских движений). А в далеко зашедших, так сказать, интенсивных «постиндустриальных» клептократиях, например, в России, Казахстане, Нигерии (являющейся, по версии Л. В. Гевелинга, и др. [16, 17] своеобразным клептократическим аналогом России), народ, с психологией «кражи» [18], «наживы любой ценой» [7, 11] кажется, пока в России, настолько «атомизирован», в борьбе за «свободу от всех» и «для всех» (см. об идеях классического либерализма в тексте ниже), и за свое физическое (биологическое) выживание, и национально разобщен [19], что «все более теряет способность к каким либо солидарным действиям» и, в основной своей массе, по прежнему, поддерживает эту клептократию, которая для него является объектом для подражания (««Общество должно созреть для понимания тупика, в который его завели двадцать лет «клептократии»» Интернет), И все таки, почему российский (постсоветский) народ поддерживает эту клептократическую власть, и что значит интенсивная клептократия? Как мне кажется, «стабильное» «расслоенное» западное клептократическое общество возникает при достаточно сильном! «нестабильном»! (т.е. с отсутствием обратимых связей между народом и властью в «проекциях» и «сечениях» «расслоений» [23]) «расслоении» между все более нагревающимся бытием клептократической власти и все более охлаждающимся бытием народа (гражданского общества), т.е. с все более слабыми связями между клептократической властью и народом [там же и 10], в России же, с постсоветской (да и вообще, российской, см. текст ниже) народной психологией «кражи» [18] и «пользования» (см. текст ниже), клептократия пронизывает все общество, с «нестабильной» клептократией, с почти «послойным» (т.е. с почти отсутствием обратимых связей между народом и властью) «расслоением» между интенсивно нагревающимся бытием постсоветской клептократической власти , и, пока, (после лихих 90-х) относительно слабо (в среднем) стабилизированным (часто у «черты бедности»), и умеренно охлаждающимся бытием части постсоветского народа и слегка нагревающимся бытием части постсоветского народа (в результате подачек власти пенсионерам, многодетным матерям, некоторым временным улучшением ситуации в клинической медицине, чуть - чуть – в образовании, скажем, мизерное повышение стипендий и зарплат преподавателям, с невразумительными попытками власти, хоть как –то облегчить острейшую «жилищную проблему» и т.д.) т.е., с, достаточно сильными почти прямыми! «послойными», но нелинейными! связями между стабилизированным, преимущественно, за достаточно редкими исключениями, у «черты бедности» бытием постсоветского народа, и интенсивно нагревающимся бытием постсоветской клептократической власти, в отличие, скажем, от линейного! почти «послойного» модерна [6, 10, 23, 18, 29], когда нагревающееся бытие народа связано почти прямым линейным! образом с нагревающимся бытием власти (сознания) [там же]. И западная и российская (более народная) клептократии (и власти, и резонансных власти, в той или иной степени, богатеющих околовластных структур) все более активны в своем нагревающемся бытии и организуются, «упростительно смешиваются» в «социальные стаи…группы малой численности» (термин взят у Переслегина [1], «стайный эгоизм» клептократии по Смирнов.И. Ю. [20]). При этом, обычно «масштабы воровства в правящей элите пропорциональны ожиданию краха и неизбежного бегства» (цитаты из Интернета), хотя и в достаточно благополучных «постиндустриальных» странах «один адвокат с портфелем может украсть больше, чем сто человек с пистолетами» - Марио Пьюзо из «Крестного отца». Почему российская «постиндустриальная» [1, 2] клептократия с начала 1990 – ых годов похожа на казахстанскую и нигерийскую, а не на западную «рыночную», «правовую»? (см. цитату об адвокате выше) С точки зрения моих работ, здесь опубликованных, потому, что Россия как прозападная «третья культура» [21, 22, 23, 12, 24, 25, 10] в «постиндустриальное» время [7] «идет на Восток» прозападными, либеральными (точнее с вывернутым «наизнанку» либерализмом [24, 25, 10, 23]) методами (т.е. «оглядываясь на Запад» [10, 25, 23]) в Евразию [25] и на другой Восток (в это время Запад «идет тоже на Восток» [26, 27, 28, 1, 2, 23 и др.]). Кроме того, интенсивность нынешней постсоветской «постиндустриальной» российской клептократии, и ее беспрецендентная поддержка (несмотря на всякие фальсификации власти в предвыборных кампаниях) нынешним российским (постсоветским) гражданским обществом, связана не только с психологией «кражи» этого гражданского общества [18],

((когда, образно говоря, ворует (во всяком случае, пытается воровать и «выбиться в люди» «любыми способами») большинство населения, а не только власть)),

с почти «послойным» нелинейным «расслоением» между бытием народа и бытием власти (см. текст выше), но возможно, и с тем, что Россия, быть может, переживает новое «Смутное время» [19], в Новом Новом Времени, аналогичное «Смутному времени» в окрестности 1600 года в старом Новом Времени [там же]. При этом, если западная клептократия грабит и своих сограждан и «весь мир» [7, 8], то российская клептократия, совместно с некоторыми западными клептократами ((как и казахская, нигерийская и некоторые другие клептократии «развивающихся» (в том числе, и бывших советских) стран)), вместе с большинством постсоветского народа, грабит прежде всего свое собственное государственное остывающее (народное) бытие [7]. В работах опубликованных здесь же [14, 13, 6 и др.], я провожу однозначные (предельно простые) корреляции (зависимости) между геологией – биологией - климатом – солнечной активностью - социальным бытием. Если «постиндустриальное» Новое Новое Время уже началось (с 1986-1990 годов) [3], то, значит, ((после глобального континентального! потепления, характерного, преимущественно, для Старого и Нового (с 1860 года [там же и 13, 14]) Средневековий)), начался (по аналогии с «малым ледниковым периодом» «Нового Времени») метеорологический континентальный (континентального полушария!) новый «малый ледниковый период» [3. 13, 14, 32] (т.е. микрогеологический ледниковый период) [там же], и похолодание (остывание) континентального климата корреляционно (но однозначно) связано с остыванием бытий «традиционных» западных государств и нагреванием бытий «антитрадиционных» государств Запада, т.е. с «постиндустриальными» клептократическими тенденциями Нового Нового Времени (см. текст выше).. Если же, пока, продолжается «индустриальное» Новое Средневековье [3, 4 и др.], то, все равно, более локальное похолодание континентального полушария связано с более локальным «постиндустриальным» клептократическим «микроритмом» [1, 2, 4] этого еще длящегося «ритма» [там же] «индустриального» Нового Средневековья в предполагаемой левой окрестности 2016-2030 годов будущего минимума солнечной активности. В любом случае, для материкового похолодания (континентального полушария), необходимо нагревание (удлинение) оси вращения Земли, с таянием льда на полюсах (с увеличением скорости вращения Земли) [13, 3, 14], и с охлаждением, укорачиванием экваториальной оси Земли, с охлаждением экваториального климата [там же], поэтому, тревоги английских геологов и многих метеорологов и гляциологов по поводу интенсивного таяния льдов в северных широтах и в Антарктиде, и по поводу возможного охлаждения или миграции Гольфстрима, и связанного с этим охлаждения континентального климата, с моей точки зрения, совсем не беспочвенны. И нефтяная авария в Мексиканском заливе с сильнейшим влияниием на область Бермудского «треугольника», как источника Гольфстрима [14] и уникальной структуры Земли [там же и др. работы автора по геологии], представляется мне как некий катастрофический сигнал свыше о возможном начале новой более глобальной «постиндустриальной» клептократической Истории. И, в любом случае, при переходе,.. или подходе к предполагаемому в окрестности 2016-2030 годов будущему локальному минимуму солнечной активности, (в «постиндустриальном» «микроритме» [1, 2]), «свободный рынок», «сфера услуг», и порождаемая ими клептократия, переживают кризис типа «Великой Депрессии», распада Европы [6, 27], а когда кривая солнечной активности начинает ползти вверх в новом «индустриальном» «микроритме», клептократию уничтожают, по крайней мере, частично (временно, до следующего максимума солнечной активности, когда снова, после перехода через этот максимум, начнется новый «постиндустриальный» «микроритм»). В интенсивно клептократической «постиндустриальной» [7] постсоветской России, с началом нового «индустриального» «микроритма» в предполагаемой правой окрестности 2016-2030 года нового минимума солнечной активности (когда кривая солнечной активности поползет вверх), и когда, возможно, закончится предполагаемое «Смутное время» [19], российская клептократия (по видимому, временно) закончится ((все российские клептократы «слиняют» (термин Розанова [24, 2]) то ли за границу, то ли по надежным, заранее подготовленным конфиденциальным местам, то ли «перекрасятся» в новых государственных «патриотов» (как, например, Сталин, в свое время, «великого перелома» [29]). И, либо, как мне кажется, новая российская, послесмутная власть будет, в чем то походить на власть первых послесмутных (после 1613 года) Романовых [30], с изрядной долей неосталинской охлократии [29, 18, 23], либо, если еще длится глобально Новое Средневековье [4], то российская власть и Россия, как мне кажется (после перехода через этот новый минимум солнечной активности), как бы «восстанет из пепла», став гораздо более агрессивной и индустриальной неосталинской охлократией. (((Более поздний ком. – при этом, как мне кажется, вполне возможны, при переходе через предполагаемый в окрестности 2016-2030 года минимум солнечной активности, удачные (по аналогии со Сталиным, в ходе «великого перелома» в окрестности 1929-1932 годов [29, 18], когда Сталин резко разорвал союз с «право - либеральным» Бухариным и стал охлократическим (народным) диктатором [там же]), или неудачные попытки «перекрашивания» нынешнего «либерального» «тандема» Путина – Медведева ((как наследников и продолжателей ельцинского курса, суть которого в «сбрасывании баласта» (термин Л. Радзиховского) все более слабеющей и все более клептократической постсоветской властью, т.е. «сбрасывание» обороноспособности страны, промышленности, социальной сферы и «посадка» на нефтяную и газовые трубы, на вывоз капитала, сырья, металлов, интеллектуалов за границу)) под государственников – демократов (с течением времени – с все большей долей охлократии), с резкой сменой государственной политики во всех сферах, например, быть может, в духе предположений М. Делягина []))). Недовольны нынешней постсоветской российской клептократией и некоторые наши российские «патриоты» и некоторые наши российские «либералы». Пробуешь читать их объемные «опусы», например [20, 31], как говорят, «уши вянут». И все таки, попробуем найти в этих, указанных выше, объемных опусах [там же] хоть какие то рациональные зерна. Вот, например, «патриот» полковник ФПС А. П. Паршев [31], противник либеральной клептократии, книгу которого заметили и у нас и на Западе, который, в частности [там же], пишет, что «русский народ хреновый конечно, но лучше его нет и страны лучше нет», а в другом месте [там же] - «И совершенно все равно, кто здесь будет жить после нас, пусть большинство через сто лет будет за смешанным еврейско-чеченско-армянским населением». Странный, как мне кажется, «патриотизм». Далее - «Должны учитываться условия страны, а не пресловутый менталитет» [там же]. По моему, уже в наше время, даже школьнику ясно, что сознание (менталитет) и бытие (условия) как - то связаны, а российских студентов по прежнему учат «основному вопросу философии», в моих работах я использую жесткую онтологическую связь («расслоение», «дуализм») сознания и бытия. Короче говоря, вся среда обитания (геологическая, географическая, биологическая, климатическая) тесно связана с социальной [13, 14, 6 и др.]), и эта «повседневность» бытия,, ну скажем, в смысле Броделя, с одной стороны, формирует национальный, государственный менталитет, его «архетипические» особенности [24], а, с другой стороны, формируется нашим менталитетом. Об особенностях российского ландшафта, большой территории, разнообразия и сложности климата и т.д., и влияния этих особенностей, этой «повседневности» бытия на русский менталитет и культуру писали многие наши дореволюционные (до 17 года) классики. Но откуда это знать любознательному, еще советскому, полковнику пограничной службы? Или считает, что мы «почти не ухудшили нашу страну ..за 1000 лет»!? (без комментариев). И совершенно справедливо в другом опусе [20] этого полковника «разносит» по части экологических безобразий, и многих других откровенных натяжек и искажений (ну, например, по поводу, якобы, сравнительно большой зарплаты россиян, или, по поводу «трудных условий жизни» россиян), либерал, ярый противник нынешней постсоветской клептократии, кандидат сельскохозяйственных наук, «узкий специалист» (по собственным словам) по клюкве», Смирнов И. Ю., которого мне городскому жителю было читать более интересно, так как у него много незнакомых и интересных для меня сведений о сельском хозяйстве, об овощеводстве и садоводстве и т.п. Но пока «вернемся» к полковнику Паршеву [31]: по его мнению, в России трудные, неблагоприятные условия жизни и по урожайности, и по климату, и по расстояниям и т.д., что приводит в конечном итоге к слишком большим издержкам производства, и, поэтому, вся российская промышленность никогда не будет конкурентоспособна на мировом рынке, и по этой же причине, нам никогда не дадут иностранных инвестиций (в смысле капиталовложений в достаточно долгосрочные и достаточно наукоемкие производства, дающие прибыль, т.е. возвращающие инвестиции, только, когда эти производства эффективно заработают). Поэтому наиболее эффективная борьба с либеральной клептократией – это закрытие путей для вывоза российского капитала и сырья за границу и самодостаточная внутренняя российская экономика, поддерживаемая государством.. Действительно, с моей точки зрения, эффективная идея борьбы! по отношению к нынешней постсоветской либеральной «постиндустриальной» клептократии.

(((хотя обоснование этой эффективной идеи, с моей точки зрения ((основанное на, якобы, слишком больших российских издержках (ниже я попробую показать, что, на самом деле, в основном, все наоборот), которые, в общем случае, как мне кажется, неизвестно как, во всяком случае, противореча марксистской теории стоимости (А. Усов, Н. Львов и др.), или в лучшем случае неоднозначно, определяют цену товара на «свободном рынке»)) некорректно))).

Правда полковник несколько опоздал, эти мысли о самодостаточности российского государства высказывались неоднократно и до 17 года, российскими учеными классиками и славянофилами. Но главное, что эта эффективная идея борьбы с либеральной постсоветской клептократией утопична, так как противоречит (не резонансна) нынешним клептократическим «вызовам» «постиндустриальной» Истории, когда кривая солнечной активности локально, или более глобально ползет вниз (в виде начавшегося с 1986-90 годов локального «постиндустриального» «микроритма» и возможного начала более глобального «постиндустриального» «ритма» Нового Нового Времени), когда «постиндустриальная» клептократическая Россия, как прозападная «третья культура» [21, 22, 23, 12] «идет на Восток» [там же и 25, 10, 24] либеральными методами («оглядываясь на Запад») [ там же], (а Запад в это время тоже «идет на Восток» [27, 26, 25, 10]), и, перекачивая (отдавая) свою социальную энергию остывающего, разворовываемого и, отчасти, вымирающего бытия, на Запад! и Восток!, т.е., с открытыми! Западу и Востоку потоками (из России) капитала, сырья, интеллектуалов и т.п. .И это, так сказать, стратегическое перекачивание капиталов, сырья и т.п. из остывающего бытия России на Запад и Восток было всегда (с разной интенсивностью), когда кривая солнечной активности ползла вниз к минимумам, в «постиндустриальных» «микроритмах», например, как в нынешней постсоветской России, в «обмен», на «ножки Буша», или производство в России «Пепси-Колы», или импорта и производства табачных изделий, которые на Западе уже жестко контролируются, и иного продовольственного импорта, часто менее качественного, чем российские продовольственные товары, и непродовольственного, в сфере услуг, западного импорта, в ущерб собственному развитию и сельского хозяйства и российской сферы услуг, и иностранные финансовые кредиты и прочая финансовая и интеллектуальная «помощь» (например американские и аргентинские советники постсоветских либеральных реформ), которые не являются инвестициями в развитие российской промышленности (как это происходит в «индустриальных» «микроритмах» - см. текст ниже), а усиливают стагнацию российской экономики, и отток капитала, выплачиваемого за весь этот импорт (с поддержкой не своего российского, а западного производителя этого импорта) и долги по этим кредитам, за границу, или, например, о чем справедливо пишет полковник, при хваленом российскими либералами министре Плеве, с его «золотой» реформой рубля, которая сделала российский рубль конвертируемым, и российские капиталы потекли и утекали за границу, и это было время (в окрестности минимума солнечной активности 1905 -1914 годов), в этом я солидарен с полковником, упадка (а не подъема, по мнению российских либералов) российской промышленности, с засильем иностранных «дельцов», вытесняющих русскую промышленность и русских купцов, сюда же, в окрестности этого же минимума солнечной активности – неудачные либеральные реформы Столыпина, который пытался почти одновременно проводить и либеральные крестьянские реформы и усиливать власть жесткими, репрессивными методами, что противоречило друг другу, за что и убили [15]. Эта эффективная идея борьбы с клептократией реализуется (резонансна) в «вызовах» «индустриальной» Истории (в локальных «индустриальных» «микроритмах» и более глобальных «индустриальных» «ритмах» Новых Средневековий, когда кривая солнечной активности локально или более глобально ползет вверх, и когда охлократическая (постмодернистская) [29, 18, 23], или «модернистская» (азиатско-модернистская) [23, 29, 18] Россия как прозападная «третья культура» [21, 22, 23, 12, 24] «идет на Запад» азиатскими (восточными) методами (оглядываясь на Восток) [там же и 25, 10] (а Запад в это время тоже «идет на Запад» [27, 26, 28, 25]), и перекачивая социальную энергию, в основном, Запада (в виде западных инвестиций, технологий капитала, западных социальных и технологических идей и прочей помощи) в свое нагревающееся российское бытие – так было, например, отчасти, при Ленине, когда многие интернационалисты приехали в Россию, (как «вихрь с Запада» [29]), «раздувать пожар мировой революции», а большевики перед приходом к власти безвозмездно получали финансовую помощь от Германии, так было при Петре I, при Сталине, особенно, во время Второй Мировой Войны, кстати, и при Александре III (когда кривая солнечной активности хотя и незначительно ползла к максимуму 1895 – 97 года, и времена правления которого являются для российских либералов, как мне кажется, объектом для спекуляций), а при «интернациональных» Хрущеве и Брежневском руководстве закрывались, точнее, жестко регулировались, в основном, потоки вывоза капитала, технологий и отчасти, сырья, и на Запад (оставаясь более открытыми на Восток и в другие незападные страны), и в Россию (и страны Варшавского Договора). С климатическими особенностями России полковник, как мне кажется, «перестарался», слишком «сгустил краски», но то, что климат тесно (об этом писали и размышляли многие и давно), и, даже, исходя из моих работ, однозначно! связан с бытием, например, западных государств (см. текст выше), до сих пор в посткоммунистической науке отрицается многими, так что удивляться тут нечему, когда либеральный кандидат сельскохозяйственных наук «узкий специалист» по клюкве И.Ю. Смирнов [20] отвечает на свой заданный вопрос: «Влияет ли климат на качество жизни», отрицательно. А С. Цигель, критикуя полковника Паршева в «Мифе о дефектности русской природы» пишет, что «отрицательное влияние холодного климата на ВВП обнаружить очень трудно.….Среди экономистов распространено мнение, что холодная погода положительно влияет на экономическое развитие». Объясняю: Цигель, с моей точки зрения, прав, но только по отношению к «антитрадиционным» государствам Запада, бытие которых при похолодании климата (когда солнечная активность локально или глобально ползет вниз) нагревается, и они (северные государства по Броделю [2]) в «постиндустриальные Новые Времена становятся «Благополучным Севером» [14 и вышележащий тект], а государства «Нищего Юга» [там же] с остывшим бытие и нагретым сознанием Южной Африки и части южного и приэкваториального исламистского Востока, при остывании экватора в «постиндустриальные» времена (см. текст выше) «наползают» на экватор, с нагреванием их государственных бытий, и с «либеральными» «демократическими», прозападными революциями, с свержением своих бывших диктаторских клептократических правителей. [там же и 3, 13], часто, с помощью «Благополучного Севера» (для справки, Германия, которая является «традиционной» западной страной, отказалась от помощи этим прозападным революциям). Что же касается «традиционных» стран Запада (список «традиционных» и «антитрадиционных» стран Запада – в [6]), то при похолодании климата (когда кривая солнечной активности локально, или более глобально ползет вниз) в локальных «постиндустриальных» «микроритмах» и (или) более глобальных «постиндустриальных» «ритмах» Новых Времен, их государственное «традиционное» бытие остывает (см. текст выше) и темп роста ВВП не увеличивается, как у «антитрадиционных» стран, а снижается или стагнирует.. Поскольку Россия – «традиционная» страна [6, 24 и др.], следовательно, полковник Паршев прав, по крайней мере, в качественном смысле: российский холодный климат оказывает отрицательное влияние на российскую экономику и на ВВП (и это противоречит высказанному выше мнению Цигеля о климате и ВВП), но как мне кажется, влияние климата на российское ВВП никак не связано с большими, якобы, (по мнению полковника) российскими экономическеими (промышленными) издержками, т. е.. с российской промышленной нерентабельностью. Эта российская нерентабельность и неконкурентоспособность сельского хозяйства и всей легкой промышленности» (подчеркиваю, что российская тяжелая промышленность, отчасти – машиностроение, в особенности, военная промышленность, весьма рентабельны и конкурентоспособны!, как этого достигают в «индустриальной» (а не клептократической, как сейчас) России – см. в [29, 18, 10, 1, 4]) имеет иную природу (на что обратил внимание и критикующий «патриота» - полковника «узкий специалист по клюкве» «настоящий либерал» И. Ю... Смирнов [20]) и связана, с моей точки зрения, с русским характером (менталитетом) определяемым! и определяющим!, в свою очередь, российское бытие [24, 22, 23 , 10 и др.].

((сравнительно, малонаселенной огромной российской территории, с разнообразными, часто контрастными и неустойчивыми, или, наоборот, однообразно равнинными, природными условиями, поэтому российское хозяйство народ, власть всегда динамичны на этой большой территории, всегда ее экстенсивно (а не интенсивно, «частнособственнически», как на Западе) осваивают, экстенсивно (имперски) ее расширяя ((более легко и мирно (после освобождения от монгол) - на юго-восток, восток, северо-восток, север, с большими усилиями и многочисленными войнами с Восточной и Западной Европой и Османской Империей – на юг, юго-запад, запад и северо-запад)), и не столько владея ею, сколько управляя, «пользуясь», («всем хватит»), так сказать всей народной (государственной) собственностью (отсюда и доминирующий русский общинный, или колхозно-совхозный коллективизм, презрение и служилых дворян и крестьянского народа к частной собственности и кулакам - дармоедам., стремление все сделать на «авось» [24], с минимальным трудом, с неоправданно минимальными! (а не максимальными из за тяжелых природных условий, как считает полковник) издержками, или, наоборот, с героическими усилиями «на пустом месте», когда этим усилиям нет никакого рационального оправдания [29], отсюда, например, и такое количество в советское время советских «бездельников», «паразитов», «имитаторов деятельности» (по Зиновьеву [29, 10] – подробности о российском отношении к труду в [там же]) и прочих «врагов» и советской власти, и западной «демократической» «правовой» либеральной, частнособственнической культуры. Отсюда и типично русские слова «целина», «заброшенные земли», в основном, за редким исключением, жуткое отношение к окружающей среде (хотя, здесь россияне далеко не одиноки, в этом смысле) и т.д. Впрочем, на эту русскую тему дореволюционные российские классики, по моему, написали уже гору трудов. Но, увы, кто их читает, «у советских (и постсоветских – мой ком.) собственная гордость» и собственные «велосипеды» [23])).

Приведу только один пример типичности для русской психологии слова «пользоваться» (а не владеть! как на Западе) из рассказа ныне забытого российского писателя (первого десятилетия после семнадцатого года) Пантелеймона Романова «Хорошие места»: Поделили помещичьи земли и раздали крестьянам. Но крестьяне все рано недовольны. Они хотят не эту, а более лучшую – «хорошие места… как у немцев… Андросовские мужики давно на нее зарились….купили….два года попользовались…Земля прямо сама рожала….потом отчегой - то зачиврела и сошла на нет….И отчего такое?...Поздно захватили….портиться стала. Сапоги, скажем, изнашиваются – так и земля…Дуракам всегда хорошие места достаются…А вот где народа нет, там места хорошие жирные…А вот пожили три года и она…мое почтение….уж заартачилась, родить перестала. Лес отчего – то пишут, сгорел…Что за причина?...Кто ее знает…Теперь уж и неизвестно, где эти хорошие места остались…а ведь она все та же, здешняя, земля – то…Кабы с нового места, вот бы другое дело…Хоть бы годочек попользоваться такою, чтобы сама рожала».. Как мне кажется, и у нынешних постсоветских фермеров (еще уцелевших и «выращиваемых» иногда на показуху нынешней российской клептократической властью), и, наверно, и у рекламируемых теми же либералами фермеров времен столыпинской реформы, в общем, такая же психология (как и у этой же клептократической власти) – попользоваться, «сорвать бабки» и куда - нибудь…. – в более теплое, и спокойное место, вот бы, за границу, там ведь собственность, а в России какая уж собственность, которую всегда могут отобрать, конфисковать, или разорить, поджечь (например, бывшие колхозники, ненавидящие новых фермеров, которые либо знают, откуда и как эти фермеры возникли, и какими колхозными начальниками они были, либо догадываются, почему у них, или около их земель скупают почти за бесценок бывшую колхозную землю). Как возникла нынешняя постсоветская клептократическая власть: c моей точки зрения, бывшая советская номенклатура не владела, но распоряжалась, пользовалась! всем национальным достоянием как своим почти «собственным» (в отличие от западной власти, которая только, в основном, регулирует взаимоотношения между частнособственническими владениями своих граждан) и, это пользование советской властью всем национальным богатством (всей народной) собственностью было как положительным, в целях развития страны, экономики, социальных благ (пользованием народом своей народной собственностью) и т.д. и т.п., так и негативным, с злоупотреблением своим «пользованием» всего национального богатства (всей народной собственности) в личных корыстных целях, но это ее злоупотребление в сторону частнособственнического «пользования» (с частичным разрывом азиатско-бюрократических связей между советской партократией и управляющим народом, т.е. с разрывом «нормального» и «вбок» «расслоений» власти и народа [23, 10, 29, 18] времен Хрущева и Брежневского руководства) входило в противоречие с советскими законами и показушной, «марксистско-ленинской» идеологизированной моралью, поэтому, злоупотреблять можно было тайно, скрыто, иногда даже и сажали, или понижали в должности. При постсоветской «перестройке», в основном, эта же советская номенклатура (50-80 % бывшей советской номенклатуры [19]) «приватизировала» свои властные пользовательские полномочия (всей национальной собственностью!) всех уровней власти! в свою частную собственность (то есть изменила все бывшее советское законодательство таким образом, что ее властные полномочия (на всех уровнях власти!) по пользованию всей бывшей советской российской национальной собственностью, превратились (так сказать «либерально» «обналичились») в ее же «предпринимательскую» частную собственность, в основном, всей бывшей! национальной собственности!, при этом, кроме полного изменения законодательства, эта,. уже «перекрашивающаяся» в «демократическую», «либеральную» номенклатура, использовала в практических целях этого частнособственнического «обналичивания», «приватизации» своих (все тех же советских) «распорядительных» («пользовательских») властных полномочий, многочисленных помощников – комсомольцев, доверенных лиц, и главное – криминал! [23], который этой «перекрашивающейся» номенклатурой был «отпущен на свободу», «реабилитирован», и который быстро «поднялся» в социальной стратификации «наверх» [там же], конвергентно сращиваясь [там же и 19] с «перекрашиваеющейся» номенклатурой, и российская власть (в отличие от западной умеренной клептократии) стала действительно криминальным советско-постсоветским «уродом» (кажется, термин Зиновьева), т.е интенсивной (народной) клептократией, свойства которой описаны выше (и сопоставимой, как выше уже говорилось, с казахской и нигерийской). Но, как мне кажется, (и как выше уже отмечено, при рассуждениях о психологии постсоветских фермеров), к своей новой «обналиченной» «прихватизированной» частной собственности, эта интенсивно клептократическая постсоветская «либеральная» номенклатура (власть) относится все также как и раньше, когда злоупотребляла своим служебным положением в советское время (на то она и советско-постсоветский «урод» - см. текст выше), т.е. не столько владеет, как на Западе, сколько временно пользуется этим владением, (как описанные выше Пантелеймоном Романовым российские крестьяне), стараясь выжать всю сиюминутную пользу от этого владения, (стараясь как можно быстрее «обналичить» это владение в новых создаваемых ей банках, или в заграничых), с минимальными издержками на это владение (какие уж тут высокие технологии) «заработать бабки» - см. текст выше о фермерах, желательно перевести их за границу, и в заграничную недвижимость, в надежное место, или сдавая эту собственность за проценты, или используя ее в сфере торговли, или иных мобильных «сферах услуг», дающих быстрый доход, и не требующих слишком больших начальных капиталовложений , а дальше «видно будет». Главное, остаться бы живыми за заборами своих охраняемых самым тщательным образом особняков и поместий, потому что прекрасно понимает, каким способом заработала эту собственность, таким, в лучшем случае, рано или поздно, в России и отбирать будут. Впрочем, есть и исключения, «заработать бабки», т.е. сверхприбыль, можно и с использованием высоких технологий, например сырьевая компания «Российский алюминий» (бывший Русал) кажется, на сегодня, уже крупнейшая в мире! алюминиевая компания с главным собственником. известным олигархом Дерипаской, вкладывает огромные деньги в технологические инвестиции, чтобы повысить качество продаваемого почти исключительно на Запад алюминия и получать монопольную сверхприбыль ((поэтому постсоветский народ, который и сам в это «смутное время» ворует [18], или, в более «обтекаемой» форме, – пытается разбогатеть любыми, (например «пирамидальными», и т.п.) способами, и «пользуется»…(например, «тем, что плохо лежит»), хотя и в несоизмеримо меньших масштабах, чем клептократическая власть (всех уровней)) и поддерживает пока! на выборах эту властную клептократию, которая тоже ворует и «пользуется» – см. текст выше)). «Настоящий либерал» «узкий специалист по клюкве» Смирнов [20] (да и другие например А. Усов) пишет, что постсоветские реформы проводили не либералы, а «подлибералы»!, и что либерализм в России еще не начинался: правового государства нет, частной собственности нет, западного рынка нет. Знакомая либеральная песня Так сказать, вечная «либеральная миссия». Кто же с этим будет спорить, что, действительно нет, и не может быть! в России западного либерализма, индуцирующего, тем не менее, как выше сказано, и на Западе, относительно умеренную западную клептократию. Российские либералы в России, похоже, всегда начинают с «воплей о правах» с засильем либеральных юристов, так было, например, и при формировании временного правительства перед революцией 17 года (о чем, даже Солженицын писал, хотя и до него многие), так было и когда Ельцин пришел к власти, и, почти первое, что он говорил в своих программных речах – это «построение правового государства», а затем, когда пришедшие к власти российские либералы (и бывшие диссиденты и бывшие партократы) это «правовое государство», т.е интенсивно криминальное клептократическое (в отличие от умеренной западной клептократии), с «либеральным фундаментализмом» (перевернутым на Восток либерализмом) [24, 10, 18, 7 и др.], в общих чертах, построили, некоторые из этих либералов (чаще – бывшие диссиденты) вдруг заявляют: это не мы, это они, «подлибералы» (например «подлиберал» Кантор, о котором я упоминаю во многих работах [24, 23, 21 и др.], и который заявляет, что постсоветская Россия, наконец - то, стала европейской державой – мой ком.), а наша «либеральная миссия», по прежнему, еще впереди! А пока что, вот готовые либеральные рецепты борьбы с российской клептократией от «узкого специалиста» по клюкве «настоящего либерала» И. Ю. Смирнова [20]: с его точки зрения, национализация в клептократическом государстве ничего не даст, так как все эти денежные потоки от национализации регулируются клептократическими чиновниками, которые перераспределят эти лишние доходы от национализации между клептократами и плутократами.

(((не только перераспределят между собой, но и вынуждены будут хотя бы часть национализированных у плутократов денег расходовать не только на показуху, и воровать эти финансовые потоки самыми разными способами, но и на социальные нужды, пытаясь поддерживать некоторую стабильность бытия постсоветского народа у «черты бедности» - (см. текст выше о почти послойном нелинейном «расслоении» между постсоветской клептократической властью и народом) что, кстати, нынешние российские клептократы и делают. Но реально, любая, даже частичная национализация – это одновременно, волей неволей, и борьба с клептократией. Впрочем, в общем случае, национализация – это не перераспределение между богатыми, а, так сказать, экспроприация, с уничтожением и плутократов и богатых клептократов ((другими словами, различия между российскими плутократами (олигархами) и российскими богатыми чиновниками клептократами, с точки зрения возможной национализации, принципиального нет, все богатство, нажитое клептокроатическим образом, любая власть, свергающая клептократическую, будет вынуждена пытаться национализировать. Но это будет только в «индустриальном» «микроритме», когда кривая солнечной активности поползет вверх – см. текст выше - мой ком.)))

Еще один его рецепт [там же]: «Следует вычесть из прибылей сырьевых компаний входящую в них огромную криминальную составляющую» (Смирнов озабочен только криминальной экологической составляющей, как бы, не замечая, что есть и много других криминальных составляющих и не только сырьевых компаний – мой ком.)… «Для этого не нужно никакого перераспределения денег чиновниками (а кто же будет вычитать? – мой ком)…. «Нужно восстановить независимую природоохранную и лесную службу и дать им реальные права и властные полномочия»

((при клептократической власти, которая и будет восстанавливать, предположим, эти службы новых чиновников, восстановить независимость от кого? От клептократии или от народа? Скорее всего, получится независимость новых клептократических чиновников от народа. И что же, эти предполагаемые новые клептократические чиновники будут справедливо и на «сумашедшие» деньги (так как реальный! экологический ущерб, действительно огромен), штрафовать сырьевых клептократов (по совместительству плутократов), которые получают «бешеные» деньги (даже не облагаемые прогрессивным налогом, как во всех западных странах) от экспорта сырья за рубеж, и от которых, возможно, «кормится» изрядная (или подавляющая) доля постсоветской номенклатурной клептократической власти? Конечно нет, сторгуются.. Как это, видимо, уже и произошло, после создания в 2002 г службы по экологическому и технологическому контролю, постановления правительства в 2009 г «Об осуществлении государственного контроля в области окружающей среды, в этом же 2009 г году – федеральный закон «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»», которые, с моей точки зрения, не улучшили, а только обострили ситуацию и с экологией, и с правами пользования и хозяйствования, и являются фиктивной видимостью, якобы, борьбы за экологию и сохранение лесов ((которые, на самом деле, российская клептократия пытается частично приватизировать («обналичить – см. текст выше), вместе с «рыбными» водоемами и прудами)). Так что, «рецепты» Смирнова в борьбе с клептократией - это все те же либеральные утопии. Основой клептократии в любых ее формах является (и это следует из всего вышеизложенного текста) классическая либеральная идея , «либеральная миссия» (например, «просвещения» Нового Времени [2, 6]) доведенная до логического предела , ориентирующаяся на правовую свободу для всех!, а на самом деле , более всего - для радикального меньшинства ((«голубых» и иных цветов, маргиналов и криминала (охраняемых «гуманными» либеральными законами), спекулятивного и магического капитала, и т.д,, поскольку дозволено свободной личности делать любые пакости, раз она свободна)) в ущерб большинству населения, с остывающим, с «цветущей сложностью» (К. Леонтьев) бытием этого большинства, и с все более нагревающимся бытием, все более ослабляющейся! (теряющей связи с народом, т.е. с большинством населения) либеральной клептократической власти, все более независимой (в поисках личного обогащения и злоупотребления своим служебным положением) от остывающего бытия этого большинства сограждан (напомню, что в России все не так просто, как в западной клептократии) - см. текст выше.. Эта доведенная до логического предела, «либеральная миссия» («идея») инициируется в нагревающемся бытии клептократической власти (все более независимом от остывающего бытия гражданского общества), с все более остывающим, и все ближе к постмодернистскому!, сознании этой клептократической власти, когда «права для всех» ассоциируются в постмодернистском сознании как «добро и зло в одном помойном ведре» (распространенный постмодернистский афоризм, употребляемый и в других моих работах» [23 и др.] (((более поздний ком. - например, в интернетовском сообществе ((претендующем на новую «интеллектуальную» (по аналогии, кстати, с российской, всегда политизированной «интеллигенцией») власть умов)), когда авторитет профессионалов в любой области, под предлогом, и под прикрытием вполне справедливой и конструктивной критики «застойных» и ортодоксальных» «профессиональных» культурных смыслов, идей, теорий подменяется количественным авторитетом любых «юзеров», довольно часто считающих себя (и рекламирующих себя в Интернете, чаще всего на форумах и личных сайтах, как) непризнанными и даже оскорбленными «гениями».[33 P,S, в конце текста]))). Но в конце 20 - начале 21 веков произошла подмена понятий: «постиндустриальный» либерализм «примазался» к «индустриальной» демократии, т.е. ассоциируется с демократизмом, а нынешний «правый» «консерватизм» («традиционная» культура),

((который западные классики понимали как вызов, противопоставление «постиндустриальному» либерализму (гуманизму) и «просвещению» Нового Времени [2], как консервативная («индустриальная» «повседневность» нагревающегося бытия, доминирующего над все более остывающим модернистско-постмодернистским сознанием (или «сверхиндустриального» бытия по Тоффлеру [5]), как «восстание масс» (Ортега – и – Гассет) - см. текст выше, приводящие к все большей демократизации!, и к все более сильной и все более народной власти (власти для большинства, в ущерб радикальному и маргинальному меньшинству («голубых» и т.д.), а в пределе эта демократическая власть большинства вырождается в тоталитарные государственные структуры (с характерными примерами сталинской охлократии [29, 18, 10, 23] или гитлеровского фашизма [2]))

стал синонимом прошлого (классического) либерализма (как возвращение к традициям уже прошедшего либерализма, с требованием все тех же «прав для всех», в смысле, прежде всего – для маргинальных и криминальных, спекулятивных и т.п.,. меньшинств, в ущерб большинству граждан, и требование ослабления власти и ее все большей неподконтрольности народу (большинству граждан), т.е. требованием «власти для богатых» и вседозволенности богатства. Почему произошла эта подмена понятий?. С моей точки зрения, это еще один признак перехода глобальной культуры мирового (например западного) социума от «индустриальных» демократических тенденций к «постиндустриальным» клептократическим, при переходе, сначала бывшие классические традиционные демократические тенденции смешиваются конвергентно с новыми клептократическими (новыми либеральными), и новый «либерализм» «примазывается» к старой демократии, (или иначе, традиционный классический демократический консерватизм примазывается к новой либеральной клептократии) Как некоторая аналогия со смешанными двумя типами «суперкультур» выделенные П. Сорокиным [6, 2]. Глобальный переход от «индустриальных» тенденций мирового развития к «постиндустриальным» тенденциям - это «бифуркация»

((переход через, возможный глобальный максимум солнечной активности Нового Средневековья (если оно уже закончилось) в окрестности 1960-1980 годов, или переход через более локальный максимум в окрестности 1980-1990 годов еще длящегося Нового Средневековья)),

«со «сменой знака» (грубо говоря, старая структура «стягивается», а новая «растягивается» [1, 14] , поэтому старые либералы становятся новыми «демократами», а старые демократы (консерваторы) – новыми «либералами». Поэтому, например, «либерал» Розов [23] хочет «горизонтальных связей» между властью и гражданским обществом», что типично не для либеральной психологии, а для традиционной консервативной (демократической) – подробности [там же], и многие его рассуждения носят не классический либеральный смысл, а классический консервативный (демократический) – подробности [там же]. Возможно, что при переходе или подходе к предполагаемому в окрестности 2016-2030 годов новому минимуму солнечной активности (т.е. при переходе от «постиндустриального» «микроритма» к новому «индустриальному» «микроритму», снова произойдет локальная инверсия понятий «левого» «демократического» «либерализма» в классический «правый» либерализм, а нынешнего «правого» «консерватизма» - в «левый» демократический классический консерватизм. Философия, так сказать, зрелого (т.е. клептократического) классического либерализма, по сути, очень сходна с философией обслуживающей эту клептократию «придворной» «стяжательской» церкви (которая «опасна, когда ей хорошо» Пьецух – цитата во многих моих работах), с моралью «непротивления злу силой» и «любви к падшей твари» [12, 9, 10, 11], т.е.. все того же особого, «гуманного» «любовного» отношения к маргиналам, криминалу, экстремистам и прочим «голубым» и «красным» [там же]. Это относится и к нынешней католической (ватиканской, т.е. римской,. «традиционной» западной церкви), которая даже покрывает, как известно, своих священников, растлевающих малолетних, это относится и к постсоветской все более бездуховной и «стяжательской» «придворной» православной российской церкви [там же] в «традиционной» [24, 6, и вышележащий текст о климате] России, которая сейчас «отвернулась от Бога» в сторону мирских ценностей [12, 9, 10, 11], это тем более относится к всевозможным протестантским еретическим конфессиям и сектам, расцветающих «пышным цветом» именно в эти либеральные клептократические времена, подобно иным магам и колдунам [8], и не зря отношение безрелигиозного, но «духом свободного» [15] народа (в настоящее время, пока, в основном, только западного, но не российского) к этим церквям, обслуживающим клептократическую власть., такое же, как к самой этой клептократической власти и ее «ведьмам» (см. текст выше, об «охоте на ведьм», а также [7, 8]). Поскольку клептократия многолика и вездесуща, и как спрут, или новые метастазы, пронизывает все общество, то четкое отделение клептократической власти от иного менее властного, или совсем безвластного криминала (особенно, в интенсивных клептократиях, таких, например, как в России) [23, 19 и текст выше], невозможно. И, в этом смысле, нет принципиальной разницы, например, между клептократическими сырьевыми, или иными монополиями (некоторых собственников которых в России иногда предпочитают называть плутократами или олигархами) и более «бедной» номенклатурной (чиновничьей) клептократической властью, и, именно, поэтому, эти общеизвестные российские (и западные) олигархи, «лояльные к власти» («нелояльных к клептократической власти», т.е. не желающих делиться с ней и ее поддерживать, в России, например, сажают, или они успевают эмигририровать) и есть та же клептократическая коррумпированная власть.. В заключении все же отмечу, что не все так мрачно в клептократическом обществе, поскольку, это время расцвета («постиндустриальной» - мой ком.) «культуры» (и фундаментальной науки и высоких технологий [4] (но только не в России [там же и 1 и др.]), хотя плоды этой науки, культуры и высоких технологий достаются, в основном, клептократам [там же] – мой ком.) с «падением («индустриальной» - мой ком.)… цивилизации» по Шпенглеру [2, 28, 26], с все более универсальным нагревающимся сознанием [2, 12] в особенности «традиционных» государств Запада (например, сознания «просвещения» Нового Времени [2, 6]), и все более остывающими имперскими бытиями (см. текст выше), когда «традиционные» империи (государства) все более теряют (средневековую, варварскую) агрессивность [26] и становятся относительно «оборонительными» «космосами в самих себе»» (по Тойнби [2, 26 и др.], но с «восстаниями все более «модернистских» [6] масс» в «антитрадиционных» государствах Запада (см. текст выше),. и «главное», с суровым холодным («ледниковым») климатом (см. текст выше), с которым бороться нынешней технократической урбанизированной цивилизации будет гораздо труднее, чем нашим более индивидуалистическим, более способным к индивидуальной борьбе с вызовами природы, предкам прошедшего Нового Времени, и с интенсивной, часто. катастрофической геологической активностью [13].. Но это другая тема, далеко выходящая за рамки этой короткой статьи.

Л И Т Е Р А Т У Р А.

1.Баглий П.Н. «Постиндустриальные « «ритмы» и «микроритмы» западной истории (по мотивам «проектов» М. Хазина и С. Переслегина), :: Журнал «Самиздат»,2011 г.

2.Баглий П.Н. «Индустриальное» Средневековье – «постиндустриальное» Новое Время – «индустриальное» Новое Средневековье. Краткое сопоставление с классическими интерпретациями социальной истории Запада, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

3.Баглий П.Н. Возможные альтернативы будущей гиперболической социальной истории 21 века, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

4.Баглий П.Н. Будущее начавшегося Нового Средневековья, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

5.Баглий П.Н. Начавшееся индустриальное Новое Cредневековье [1] и «сверхиндустриальное» будущее по Тоффлеру [2], : Журнал «Самиздат», 2011 г.

6.Баглий П.Н. История культур Запада: от готики до неоготики 21 века, : Журнал «Самиздат», 2009 г.

7.Баглий П.Н. «Постиндустриальная» история России в координатах солнечной активности, : Журнал «Самиздат», 2010-2011 г.

8.Баглий П.Н. Когда интеллектуалы грабят мир, : Журнал «Самиздат», 2010-2011г.

9.Баглий П.Н. Двойственность религиозного и светского (государственного) бытий и сознаний России в координатах солнечной активности, : Журнал «Самиздат», 2009 г.

10.Баглий П.Н. О корнях религиозного прагматизма «Богом хранимой Америки» в контексте мировой истории и в координатах солнечной активности, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

11.Баглий П.Н. Субъективные «заметки на полях» о некоторых особенностях и событиях российской истории (О реформаторе Е.Т. Гайдаре, «спасшем» Россию от голода и гражданской войны и о православии русского народа в интерпретации Н. Нарочницкой), : : Журнал «Самиздат», 2011 г.

12.Баглий П.Н. Три культуры, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

13.Баглий П.Н. Землетрясения – как катастрофические сингулярности «индустриальных» и «постиндустриальных» «ритмов» и «микроритмов», : Журнал «Самиздат», 2011г.

14.Баглий П.Н. Земля как личность, : Журнал «Самиздат», 2009-2011 г.

15.Баглий П.Н. Противоречия Истории и личности, или некоторые переломные и трагические моменты в истории российской государственности, связанные с солнечной активностью, : Журнал «Самиздат», 2009 г.

16.Л.В. Гевелинг Социально – политическое измерение коррупции и негативной экономики. Борьба африканского государства с деструктивными формами организации власти, Интернет, 2001 г.

17.Алексей Андреев Клептократия как социальный феномен. Африку с Россией роднят общие криминальные проблемы, /

18.Баглий П.Н. Кража, постмодерн и «строжайшее соблюдение мер безопасности» в российской истории в координатах солнечной активности, : Журнал «Самиздат», 2010 г.

19.Баглий П.Н. Признаки возможного нового «Смутного времени» в «постиндустриальной» России 21 века, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

20.Смирнов И.Ю. А чем Россия не Нигерия? Интернет.

21.Баглий П.Н. Об общих особенностях прозападной «третьей культуры» досоветской России и первых советских эмигрантов в координатах солнечной активности, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

22.Баглий П.Н. «Невменяемая» и «убогая» Россия и «поднебесный» Китай – как «третьи культуры» кросс-корреляционных сопряженных «мостов над Востоком и Западом» мирового социума, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

23.Баглий П.Н. О способах «излечения» больной «неврозом» и «державно – беглым расщеплением психики» России с точки зрения философствующего российского либерала Н.С. Розова, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

24.Баглий П.Н. Особенности «архетипа» сознания и бытия «невменяемой» и «убогой» России в координатах солнечной активности, : Журнал «Самиздат», 2009 г.

25.Баглий П.Н. «Евразийский соблазн», : Журнал «Самиздат», 2011 г.

26.Баглий П.Н. Краткое сравнение ритмов социальной активности римского и европейского «империализмов», : Журнал «Самиздат», 2011 г.

27.Баглий П.Н. «Объединенная Европа» в координатах «индустриальных» и «постиндустриальных» «микроритмов», : Журнал «Самиздат», 2011 г.

28.Баглий П.Н. Было ли средневековье индустриальным? : Журнал «Самиздат», 2010—2011 г.

29.Баглий П.Н. Краткая история «выпадения…из своей истории», «мутаций», «ухабов истории» советской истории в координатах солнечной активности, : Журнал «Самиздат», 2010-2011 г.

30.Баглий П.Н. О попытках исторических и культурных аналогий между Путинской (в том числе, и с президентом Медведевым) властью и «послесмутной» властью Михаила и Алексея Романовых, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

31.А.П. Паршев Почему Россия не Америка, Интернет.

32.Баглий П.Н. О возможном начале «малого ледникового периода» Нового Нового Времени 21 века с точки зрения антропогенной метеорологии, : Журнал «Самиздат», 2011 г.

33. Баглий П.Н. Некоторые вопросы ««Геоатомной» гипотезы Земли»», .samlib,ru: Журнал «Самиздат», 2011 г.

34.Михаил Делягин Третий срок Путина: есть ли у России шанс избежать системного кризиса? Интернет, 2011 г.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Правовые реформы в России: проблемы рецепции Западного права Самара 2007

    Монография
    В монографии представлены результаты исследования рецепции западных правовых институтов. Автор исходит из концепции, что в рецепции права главным является идеологический компонент, который позволяет разглядеть истинные причины рецепции

Другие похожие документы..