Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
существенную роль. Это относится как к микроскопическим плесневелым грибам, так и к самым крупным представителям данной группы растений – к тем, что ...полностью>>
'Документ'
В течение 8 месяцев 2009 года Молодежный парламент осуществлял свою деятельность при поддержке Управления молодежной политики, культуры и спорта. За ...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится « » 2008 г. в на заседании диссертационного совета Д.209.002.04 по социологическим наукам в Московском государственном институте меж...полностью>>
'Документ'
Концепция развития эко-агротуризма - это система взглядов на обеспечение условий для развития агротуристического сектора туриндустрии как высокоэффект...полностью>>

Н. П. Коликов Компьютерная верстка

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

IV. Место и роль России на мировой арене

После распада Советского Союза Россия встала перед необходимостью заново определить адекватный ее возможностям и устремлениям международный статус; отвечающее российским интересам и представлениям о справедливости устройство международных отношений; свою позицию в отношении мировых процессов интеграции и глобализации и собственное положение в их панораме.

По большинству этих вопросов в российском обществе все еще не образовался необходимый консенсус, но преобладающая точка зрения уже обозначается.

IV.1. Ближе всего россияне к общему мнению в том, что касается международного статуса России, имея в виду, по крайней мере, ближайшие десятилетия. По объективным параметрам Россия сейчас, если не считать ядерного оружия и остатков влияния, сохранившихся от Советского Союза, - развивающаяся страна, причем не входящая в группу наиболее преуспевающих из них. В этих условиях «супердержавные притязания» популярны лишь у старших поколений и правящей элиты, причем с ее стороны это нередко игра на настроениях тех групп населения, которые не изжили горечи утраты былого величия, особенно остро реагируют на униженное положение России. Народное большинство пока погружено в тяжелейшую борьбу за выживание. Среди части молодежи формируется приоритет индивидуалистических ценностей, нежелание идти на жертвы ради отвлеченных идеологических принципов. Известное безразличие к «супердержавности» связано и с разочарованием в бывших социалистических союзниках, устремившихся в НАТО, перипетиями отношений с рядом постсоветских республик.

В последнее время под воздействием югославских и некоторых других международных событий, в особенности же в связи с войной в Чечне, наблюдается оживление патриотического сознания. Взятие заложников, агрессивные вылазки чеченских боевиков, масштабная авантюра в Дагестане, террористические акты в Москве, Буйнакске, Волгодонске и других российских городах переполнили чашу терпения. Инстинкт самосохранения и патриотический порыв обеспечили широкую поддержку курсу на решительное подавление терроризма как условия сохранения целостности Российского государства и безопасности населения.

Оставив претензии на возвращение Москве статуса супердержавы, российское общество настроено на утверждение роли России как одной из великих держав. Отход от такой позиции в ближайшие десятилетия маловероятен. Нельзя, однако, исключать, что в отдаленной перспективе, по мере избавления от нынешних недугов, притязания на глобальную роль возродятся. Могущество и слава Отечества у нас издавна стояли выше личного преуспеяния, и эта ценностная ориентация не претерпела радикального изменения.

IV.2. Российская элита близка к консенсусу в вопросе о структуре международных отношений.

Эйфорические надежды на то, что после окончания «холодной войны» установится мировой порядок, основанный на балансе интересов государств, не оправдались. Международная обстановка развивается под знаком двух связанных между собой процессов – глобализации и «американизации» – то есть, курса США на утверждение однополюсной системы международных отношений. Расширение НАТО на Восток, акции альянса в Боснии и Косово укрепили российский политический класс во мнении, что Вашингтон и его союзники намерены сосредоточить в своих руках контроль за ходом международных дел, узурпируя функции ООН и отводя другим государствам, в том числе России, подчиненную роль на мировой арене. Эта политика не может не вызвать активного противодействия.

В обозримом будущем следует ожидать усиления борьбы двух тенденций: однополюсной и многополюсной. Россия, при полном согласии элиты и общества, выступает за последнюю и именно в таком ключе выстраивает свои интеграционные перспективы. Авторы доклада полагают, что подобная ориентация, разделяемая Китаем, Индией и многими другими государствами, - фактически преобладающей частью мирового сообщества, - отвечает интересам и стран Запада, включая Соединенные Штаты Америки.

На собственном опыте мы постигли ту простую истину, что соблазн мессианизма и реальные дивиденды, извлекаемые из господства на международной арене, не могут окупить цены, которую рано или поздно приходится за них платить. Да и при всей огромности финансового, информационного и военного потенциала Запада, его недостанет для дирижирования миром.

Концепция многополюсного мира отражает реальные процессы в мировой политике и экономике, где обозначаются новые очаги «силы», а наряду с глобализацией развивается регионализация. Вместе с тем, еще недостаточно материала, чтобы судить о будущих отношениях между «полюсами», особенно «внутри» зоны, где сложился тот или иной полюс. Не возникнет ли вместо одной мировой гегемонии 10-12, надо ли принять это в качестве неизбежного промежуточного этапа диффузии власти на международной арене, как в этих условиях вырабатывать коллективную волю мирового сообщества?

Высказав свое мнение по этим и другим актуальным вопросам, наши эксперты были едины в том, что было бы упрощением, если не примитивизацией, сводить российскую позицию поддержки многополюсности к желанию ограничить американское влияние. Ее главный резон – создание системы согласования интересов, по сути дела – глобальной демократии, развивающей положительный опыт ООН и гарантирующей прогресс цивилизации.

IV.3. Новая Россия широко открылась для потоков информации, свободного перемещения людей и капитала, распахнула двери перед иностранными инвестициями и товарами, ввела, несмотря на экономическую слабость, внутреннюю конвертируемость валюты, установила связи практически со всеми влиятельными международными экономическими и политическими организациями, входит в состав МВФ и МБРР, наладила деловые отношения с Лондонским и Парижским клубами кредиторов, готовится к вступлению в ВТО. Россия стала членом Совета Европы, взяв обязательство придерживаться его уставных требований (даже отмены смертной казни, которая при нынешнем криминальном беспределе в стране расценивается специалистами как преждевременная). Москва, вопреки своей антиблоковой позиции, пошла на соглашение с НАТО, подписав «Основополагающий акт» и присоединившись к программе «Сотрудничество ради мира». Наконец, она принята в АТЭС и ряд других организаций Азиатско-Тихоокеанского региона.

Таким образом, Россия предприняла серьезные шаги по пути интеграции в мировые экономические и политические структуры. Позитивно оценивая этот процесс и считая необходимыми дальнейшие шаги в этом направлении, специалисты в то же время отмечают, что пока уместно говорить не столько о полноценном взаимодействии, сколько об односторонней финансовой и иной зависимости России от Запада, главным образом США, контролирующих (прямо или косвенно) большинство международных организаций.

Так получилось, что, «открываясь миру», население России не только приобретало (многообразный импорт, свободный приток информации, возможность путешествий и т.д.), но и теряло (одним из факторов снижения жизненного уровня стал вывоз из страны, по разным оценкам, от трехсот до пятисот миллиардов долларов, смыкание российской мафии с зарубежной, заполнение телеэкранов низкопробной продукцией «масс-культуры», распространение проституции, наркомании и других спутников рыночной свободы). В российском обществе складывается убеждение, что страна больше проиграла, чем выиграла от своей открытости. В последние годы нарастает аллергия ко всему зарубежному, не переходящая, однако, в ксенофобию.

Правящая элита также не испытывает былой эйфории по поводу интеграции, не собираясь, однако, от нее отказываться. Доминирует мнение, что нам следует и впредь интегрироваться в международные структуры, но – подчеркивается теперь – на равноправной, взаимовыгодной и демократической основе. Внимание концентрируется на том, какая интеграция и глобализация отвечают интересам страны, куда и как ей следует интегрироваться. Выступая частью сообщества демократических государств, Россия должна учитывать существующие «ограничители» с обеих сторон. Европейское сообщество по разным причинам, в том числе из-за «недореформированности» России, держит перед ней свои двери полузакрытыми, а США, расширяя вместе с союзниками атлантический альянс, практически оттесняют ее от европейцев.

В то же время, Запад - не только группировка демократических стран, но и военно-политическая коалиция, явственно обнаруживающая склонность доминировать на международной арене. И по этой причине, а также из-за российских геополитических императивов тесное и всестороннее сотрудничество с Западом не имеет шансов перерасти в глобальное военно-политическое партнерство.

Особенно нежелательно для России участвовать в комбинациях, противопоставляющих «золотой миллиард» океану бедняков планеты. Большинство российских политиков считают - и авторы доклада разделяют это мнение, - что России следует воздерживаться от участия в каких-либо военно-политических союзах за рамками ближнего зарубежья и последовательно выступать против блоков и блоковой политики на международной арене.

IV.4. За последние годы расположение российских приоритетов на шкале внешней политики серьезно изменилось.

В начале 90-х годов Россия приняла одностороннюю ориентацию на Запад, точнее на США, почти полностью заключив себя в орбиту их международной политики. В результате явной несостоятельности этого курса, ставшей особенно очевидной после экспансии НАТО на Восток и операций НАТО на Балканах, он попал под огонь критики и был пересмотрен в сторону отстаивания внешнеполитической самостоятельности России. Будущие правительства, скорее всего, продолжат – разумеется, в рамках имеющихся возможностей - эту линию.

Вновь разгорелась умолкшая было дискуссия о том, в какую сторону, на Запад или на Восток, должна обратить свои взоры Россия. Среди экспертов и в обществе в целом, однако, преобладает мнение, что для России в нынешней ситуации особенно возрастает значение равновесности западного и восточного направлений, сбалансированности внешней политики, как одного из устоев самостоятельности страны.

В официальной трактовке, разделяемой обществом в целом, приоритетным направлением российской внешней политики должны быть отношения со странами СНГ. Только на этом направлении РФ имеет шанс возродиться в качестве одного из мировых центров интеграции.

События до сих пор развивались в противоположном направлении. Объясняется это рядом причин: нараставшей экономической слабостью России; непоследовательной политикой, в том числе частой сменой лиц, отвечающих за отношения со странами СНГ; наличием в правящей элите небольшой, но влиятельной группировки, которая рассматривает связи с этими государствами как «обузу».

В рамках Содружества начали складываться разнохарактерные группировки, в частности - две «пятерки». Одна (Казахстан, Россия, Таджикистан, Армения и Белоруссия), для которой центром притяжения служит Москва. Другая (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия - ГУУАМ), которая тянется к Западу, к США, хотя и не намерена рвать выгодные для себя связи с Россией.

России пришлось отойти на позицию разноскоростного и разно-форматного сотрудничества. Уже 6 государств (Грузия, Молдавия, Украина, Азербайджан, Узбекистан, Туркменистан) вышли из заключенного в 1995 году Договора об общей обороне границ. Несколько стран уклонились от продления на очередной пятилетний срок Договора о коллективной безопасности. Разочарование в СНГ получило распространение и на народном уровне. В ходе опроса населения России, проходившего в середине апреля 1999 года, только 44% ответили положительно на вопрос, имеет ли она военных союзников, назвав таковыми Белоруссию (21%), Китай (8%), Индию (6%), и Украину (5%).24

Большинство государств СНГ готово идти главным образом на укрепление взаимовыгодных экономических связей. Это становится первоочередной задачей и для России. Однако товарооборот со странами СНГ неуклонно сокращается. В 1998 г. их удельный вес в российской торговле составил 22,3%, в апреле 1999 г. – уже 15,8%,25 а за весь 1999 г. уменьшился более чем на четверть.26

«Саммит» СНГ в январе 2000 г., на котором главы государств подчеркнуто поддержали В.В.Путина, избрав его Председателем совета СНГ на очередной срок, казалось бы, опроверг пессимистические утверждения о неминуемом якобы распаде Содружества. По словам президента Украины Л.Кучмы, появилась вера, что «у СНГ есть будущее». Тем не менее, в ближайшие годы вряд ли можно ожидать радикального изменения нынешних негативных тенденций, исключая, возможно, реальное становление союза России и Белоруссии, укрепление экономических и оборонных связей в рамках «таможенной пятерки».

Решающее условие укрепления Содружества - оздоровление политической и экономической ситуации в России. Постсоветские республики постепенно обустраивают свою государственность. Несмотря на экономические трудности и крах надежд на щедрую помощь Запада, время и предпринимаемые усилия ослабляют одностороннюю привязку к России, приучают жить отдельно от нее, тем более что порой приходится дистанцироваться от происходящих в ней и исходящих от нее неожиданностей. В населении и элитах вырастает поколение, не испытывающее ностальгических настроений и прежнего влияния русской культуры.

IV.5. Россия – часть Европы, с нею неразрывно связаны ее история и судьба. К тому же в российском политическом классе преобладает мнение, что Европейский Союз – предпочтительный партнер России на Западе. Этого не изменило и негативное впечатление, произведенное участием европейских стран в акции НАТО против Югославии.

Значение партнерских отношений РФ с Европейским Союзом возрастает по мере того, как продвигаются интеграционные процессы и в то же время набирает масштабы институционализация российских связей с ЕС. Уже сейчас на его долю приходится более 40% российского внешнеторгового оборота и 25% их иностранных инвестиций.27

Тесные экономические связи Европы с Россией и другими странами Содружества открыли бы перспективу создания огромного рыночного пространства, способного конкурировать с Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Что касается политических контактов, формально они развиваются «по графику», но по сути дела топчутся на месте - мешают то и дело возникающие взаимные претензии (в связи с Косово, а теперь - с Чечней).

К сожалению, российское руководство не проявляет активности в отношениях со странами Центральной и Восточной Европы. Вступление их в НАТО неизбежно ведет к дистанцированию от Москвы. Между тем время выявляет минусы односторонней ориентации этих стран на Запад, который при самом благожелательном к ним отношении не в состоянии компенсировать им возможность выхода на обширный российский рынок.

По мнению авторов доклада, отношения Россия-Европа имеют в целом неплохие перспективы, несмотря на нынешние осложнения. Тесное сотрудничество с Москвой весьма важно для обеспечения безопасности Европы и ее становления в качестве автономного полюса мирового влияния, наконец, для поддержания конструктивного баланса сил на континенте в условиях возвышения Германии.

IV.6. От того, как будет складываться сотрудничество России с США, во многом зависят ее роль на международной арене, осуществимость стремления активно участвовать в формировании нового мирового порядка, выступать в качестве его влиятельного полюса. Прежних сверхпозитивных настроений в отношении Вашингтона, которые были у значительной части российского общества в начале 90-х годов, уже нет. И хотя в политическом и финансовом истеблишменте сохранились узкие, но влиятельные группировки, готовые и далее следовать в русле американской политики, правительству все сложнее противостоять позиции основных политических сил и общественности страны. Проведенный в конце июня прошлого года опрос показал увеличение в полтора раза (до 46%) числа людей, выступающих даже против американских инвестиций, поскольку «негодование по поводу американского влияния перевешивает любые невзгоды, связанные с бедностью».28 События вокруг Югославии оказали в этом отношении особенно большое воздействие. Возникла опасность, что нарастающее несогласие со многими акциями США может перерасти в антиамериканизм.

России до сих пор не удалось выработать адекватного ответа на вопрос о том, как строить отношения с США. Мешают слишком большая силовая диспропорция, зависимость от Вашингтона и контролируемых им международных организаций, наследие политики первой половины 90-х годов, отягощающее и российскую, и американскую сторону. Москва не согласна с линией США на увековечивание однополярного мира и авторитарное вмешательство в дела других стран. Но она не заинтересована и в ограничении влияния США – в существующих условиях это не пошло бы на пользу стабильности в мире.

Объективной основой тесного российско-американского сотрудничества является общая заинтересованность в безопасности, предотвращении распространения ядерного оружия, противодействии фундаментализму и терроризму, в решении других глобальных проблем. При этом неизбежно соперничество на некоторых направлениях мировой политики, в частности – на постсоветском пространстве. Принципиальное, амортизирующее обстоятельство состоит в том, что коллизии возникают на почве не идеологической несовместимости, а несовпадения интересов.

IV.7. Азиатское направление внешней политики России пользуется теперь гораздо большим вниманием, чем прежде, и это не тактический маневр, а стратегический выбор.29 Он продиктован как геополитическими резонами, так и динамикой развития международных отношений, предполагающей качественно иную экономическую и политическую роль Азии в XXI веке.

В докладе «Национальные интересы и проблемы безопасности России» отмечалось, что раздаются голоса в пользу российско-китайско-индийского треугольника. За прошедшие два года такие настроения укрепились. Хотя препятствия к созданию подобного треугольника очевидны, практическое взаимодействие этих государств в отстаивании многополюсного мира вполне вероятно.

Одной из примет наступившего столетия станет, очевидно, возросшее значение отношений с мусульманским миром. Ни для какой другой великой державы они не являются столь существенными, как для России. Эти отношения важны не только для ее международных позиций, присутствия в ряде важных регионов мира, но влияют и на внутреннюю ситуацию, на настроения почти пятой части российских граждан. Безопасность страны в немалой степени зависит от расположенных на ее южной периферии постсоветских «мусульманских» республик. Как отмечалось на симпозиуме «Россия и мусульманский мир» (июнь 1999 г.), благодаря историческим и цивилизационным предпосылкам Москва располагает важными «козырями» для налаживания взаимопонимания с исламскими силами, что не исключает решительного противодействия экстремистским группировкам.30

IV.8. В процессе самоопределения России на мировой арене труднейшей оказалась его идеологическая сторона. Развал Советского Союза, падение советского строя, мощная пропагандистская кампания дискредитации прошлого создали вакуум в идейной жизни общества. Это в полной мере коснулось и представлений о международной роли государства.

До октября 1917 года международное положение России обосновывалось и легитимизировалось в основном тремя идеями: имперской (наследница Византии, третий Рим), религиозной (оплот православия), национально-расовой (заглавная сила славянства). При советской власти первая идея действовала в преобразованном виде (ведущая сила социалистического лагеря, супердержава). Место второй заняло представление о стране, прокладывающей путь к коммунизму, стране-мессии, чей опыт имеет универсальное значение. Третью заменил интернационализм, хотя в годы войны пришлось вернуться к теме русской государственности и славянской общности.

Теперь нет ни социалистического лагеря, ни супердержавной мощи, для имперской идеи не существует реальных оснований. Нет и международного коммунистического движения, и независимо от его дальнейших судеб Россия не имеет шансов вновь стать его ведущей силой. Изрядно скомпрометирована идея интернационализма, усилиями демократов, патриотов и чеченских боевиков она вытесняется национализмом.

Общество, естественно, ищет новые духовные стимулы, способные подвигнуть на возрождение России. Выбор пока невелик. Начавшийся сверху поиск «национальной идеи» не принес результатов. Часть русских националистов предлагают в таком качестве евразийство, сводя его положительное содержание все к той же переориентации на Восток. Российское общество и политически активные круги в своем большинстве к этим идеологическим построениям безразличны.31

IV.9. Несмотря на отдельные «церемониально-престижные» сдвиги (например, предоставление «откидного» места в «семерке»), международный статус России остается невысоким, а возможности на мировой арене сужаются. Она не имеет сегодня ни серьезных союзников, ни надежных партнеров, на чью помощь можно рассчитывать. Парадокс: новая Россия, отринувшая оковы и шоры холодной войны, протянувшая руку мировому сообществу, на деле оказывается в значительной степени изолированной.

Политика, проводившаяся в последние годы в отношении России Соединенными Штатами и другими странами НАТО, к сожалению, свидетельствует о непонимании реальностей, существующих в нашей стране, или (и) нежелании с ними считаться. Игнорируя предостережения Москвы в отношении операции в Косово, начатой без мандата Совета Безопасности ООН, рядом других своих действий и заявлений натовцы в немалой степени способствовали тому, что власть после долгого перерыва ощутила необходимость позаботиться об укреплении вооруженных сил. Продолжающееся распространение ядерного оружия, намерения Соединенных Штатов наращивать военную мощь и обзавестись-таки пресловутой системой «звездных войн» (ПРО) вынудили российское руководство сделать ставку на ядерный арсенал как главную гарантию независимости и безопасности страны.

Еще вчера не только на официальном уровне, но и среди большей части общества господствовало мнение, что России не угрожает серьезная военная конфронтация. После акции против Югославии произошел резкий перелом в настроениях элиты и народа, Россия почувствовала себя если не в опасности, то не защищенной от внешних угроз. Мощная военно-политическая сила, нависающая над ее западными границами, с одной стороны, побуждает выделять из скудного бюджета дополнительные средства на укрепление подорванной обороноспособности, а с другой - усиливает влияние антизападных политиков. Немалые заботы по части безопасности существуют на Юге и Востоке.

Грядущая внешнеполитическая парадигма России во многом зависит от США, Запада в целом. Курс на превращение ее в европейского изгоя, «выдавливание» из ближнего зарубежья, давление и вмешательство во внутренние дела способны лишь стимулировать ответную реакцию воинствующего национализма, подтолкнуть к ремилитаризации.

Надежды на ядерное разоружение, усиление международно-правового урегулирования глобальных процессов, повышение роли ООН рушатся на глазах. Но если становится невозможным обеспечить мир и безопасность путем разоружения, их стремятся обеспечить вооружаясь. Россия не останется исключением. Авторы доклада полагают вероятным стратегическим выбором России в обозримом будущем возрождение военной мощи как единственного способа обеспечить надежную безопасность и целостность страны.

Если эта попытка окажется успешной, Россия вернется на международную арену в качестве одного из центров силы. Если же она из-за политических неурядиц, экономической слабости и противодействия внешних сил окончится неудачей - не исключен распад государства. Хаос в крупнейшей стране мира, нашпигованной ядерным оружием, имел бы катастрофические последствия для всего мира.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Владимира Павловича Гудкова, известного слависта, одного из ведущих сербокроатистов в нашей стране. Встатья

    Статья
    Рас­поло­жение текста на некоторых страницах электронной версии по техническим причинам может не совпадать с расположением того же текста на страницах книжного издания.
  2. Владимиром Андреевичем Романенко. Систему, позволяющую не только восстанавливать здоровье, но самостоятельно регулировать его, продлевая молодость и срок жизни книга

    Книга
    Новая наука ХХI века с красивым названием «валеология» (или наука о том, КАК быть здоровым) для большинства из нас пока - тайна за семью печатями. Эта книга проясняет тайну и предлагает уникальную систему, созданную профессиональным
  3. Доброкачественные новообразования мягких тканей челюстно-лицевой области 230

    Документ
    Я с удовольствием прочел русский текст учебника моих украинских коллег, который посвящен чрезвычайно важным вопросам хирургической стоматологии и челюстно-лице­вой хирургии детского возраста.
  4. Трудового Красного Знамени гупп детская книга (1)

    Книга
    Настоящий сборник посвящен вопросам оздоровительного голо­дания и раздельного питания. Данный сборник является прекрасным пособием по организации здорового образа жизни.
  5. Трудового Красного Знамени гупп детская книга (2)

    Книга
    Настоящий сборник посвящен вопросам оздоровительного голо­дания и раздельного питания. Данный сборник является прекрасным пособием по организации здорового образа жизни.

Другие похожие документы..