Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Пермское отделение №6984, Доп. офисы №6984/107, 6984/227, 6984/260, 6984/264, 6984/266, 6984/267, 6984/270, 6984/272, 6984/276, 6984/280, 6984/282, 69...полностью>>
'Методические указания'
для студентов 5 курса заочного формы, обучающихся по образовательной программе высшего профессионального образования с сокращённым сроком обучения по...полностью>>
'Закон'
1.1. На підставі цих Правил Закрите акціонерне товариство „Страхова компанія “Надійна” (надалі за текстом - Страховик), укладає договори добровільног...полностью>>
'Документ'
Дані методичні вказівки призначені для самостійної підготовки до практичних занять з фізичної та колоїдної хімії студентів 3 курсу фармацевтичного фа...полностью>>

Н. П. Коликов Компьютерная верстка

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

III. Экономическое самоопределение

У проблемы экономического самоопределения России два аспекта:

1). Социально-экономический - по критерию постиндустриальных перемен, происходящих в развитых странах мира, а также по отношению к собственному историческому опыту и традициям.

2). Геоэкономический - по месту и роли страны в современном мировом хозяйстве, в глобальных и региональных экономических структурах и институтах.

Это - две взаимосвязанные стороны одного и того же процесса, но определяющее значение имеет первая. Выход страны из кризиса, достижение современных рубежей технологии и благосостояния, восстановление роли России как одной из ведущих держав мира немыслимы без приобщения к прогрессивным тенденциям современного развития. А включение страны в мировое хозяйство выступает обязательным условием модернизации российской экономики.

III.1. За столетие, начиная с конца XIX века, Россия, пережив бурные потрясения, революции и войны, прошла бóльшую часть пути индустриального развития, хотя ряд крупных проблем этого этапа (сельское хозяйство, потребительский сектор, сфера услуг) так и не был решен. Ценой больших жертв и напряжения сил создан промышленный и научный потенциал, сопоставимый с североамериканским и западноевропейским. Осуществлены выходы в современные технологии (главным образом, в сфере ВПК). Однако командная система оказалась неспособной к «самонастройке» в соответствии с новыми постиндустриальными тенденциями, превратившимися в доминанту общественного прогресса. Это стало главной причиной кризиса советской экономики, растущего контраста между стагнацией в стране и динамизмом на Западе.

Приход к власти реформаторских сил в середине 80-х годов положил начало трансформации. Постепенно выкристаллизовались три ее варианта.

  • Один предполагал постепенное преобразование советской экономики в современное рыночное хозяйство, основанное на мировых тенденциях и учитывающее специфические условия страны.

  • Другой сводился к более-менее далеко идущим мерам совершенствования командной экономики.

  • Третий - радикально-либеральный - ориентировал на стихийно-рыночный путь развития, слепое следование модели монетаризма при полном игнорировании российских особенностей.

Перипетии борьбы между сторонниками этих вариантов предопределили развитие событий в последние пятнадцать лет. Сопротивление консервативных сил демократическим реформам, с одной стороны, критика их с радикальных позиций, с другой, а также ошибки, допущенные в ходе перестройки, привели к тому, что к началу 1992 года верх одержали сторонники третьего варианта. Начался этап радикально-либеральных реформ, приведший к финансовому краху в августе 1998 года.

III.2. Оценка итогов радикал-либерального курса и развернутый анализ ситуации в российской экономике по основным макроэкономическим и социальным показателям в 90-е годы дан в докладе «Национальные интересы и проблемы безопасности России», а также в брошюре, написанной в рамках настоящего проекта.19

В институциональном отношении действительно произошли коренные перемены. Система командной экономики в основе своей разрушена, хотя ее отдельные, подчас не лучшие компоненты сохранились в организационных структурах и особенно в привычках и нормах хозяйственного поведения. Кое-что осталось и от общественно необходимых социальных институтов, унаследованных от советских времен, - системы здравоохранения и социального обеспечения, образования, государственной поддержки науки и т.д. Но они влачат жалкое существование.

Началось определенное движение в направлении рыночного хозяйства, связанное с разгосударствлением собственности и либерализацией цен. На новом ценовом уровне и вдвое понизившемся уровне доходов населения удалось на какой-то период достичь сбалансированности потребительского рынка, подавить инфляцию. Возникли отдельные компоненты рыночной инфраструктуры. Однако к современной эффективной хозяйственной системе мы не приблизились, а во многих отношениях даже от нее отдалились. Поспешив бездумно и беспорядочно разрушить старую систему, радикал-либералы не преуспели в создании новой, способной дать стимулы для перехода к экономике постиндустриального типа. Образовался системный вакуум, который стал заполняться теневыми отношениями и мафиозными структурами.

Зачатки рыночной экономики приобрели черты капитализма эпохи первоначального накопления. При слабом развитии мелкого и среднего бизнеса, особенно в сфере производства товаров, гипертрофированную роль стал играть олигархический капитал, тесно связанный с государственными структурами и орудующий, прежде всего, в финансово-банковской сфере, добыче и первичной переработке, а также продаже на мировом рынке природных ресурсов.

Основной массив экономики - промышленность, сельское хозяйство, строительство - претерпел беспрецедентный спад и прозябает в подавленном, полурыночном состоянии, оставаясь, за исключением отдельных лакомых кусков, присвоенных олигархическим капиталом, во власти старой управленческой элиты и свойственных ей методов хозяйствования. Современный рынок так и не возник. Оптовая торговля оказалась подмятой бартером, дезорганизована неплатежами, хождением денежных суррогатов. Финансовый рынок принял спекулятивный характер, оперируя в подавляющей массе государственными ценными бумагами.

Экономика страны не обрела качеств современного хозяйства. Получился некий мутант, соединяющий олигархический капитал, остатки государственного социализма, зачатки корпоративизма, рыночных структур, обширный массив примитивного предпринимательства. Все это опутано паутиной теневых и криминально-мафиозных отношений, связано с коррумпированным государственным аппаратом.

Очевидны и пагубные макроэкономические последствия радикал-либеральной политики. Кризис реального сектора не только не создал условий для структурно-технологического обновления экономики, а, напротив, сделал ее еще более архаичной, перекошенной в сторону добывающей промышленности, еще более ресурсо-расточительной и низкопроизводительной. Ухудшилась структура валового внутреннего продукта и внешнеторгового оборота, приближаясь к характеристикам развивающихся стран.

Кульминационным моментом общего кризиса российской экономики, ознаменовавшим конец радикал-либерального эксперимента, явился финансовый обвал августа 1998 года. Страна оказалась неплатежеспособной. Развалилась государственная финансовая пирамида, выстроенная в предшествующие годы. Потерпели крах ведущие коммерческие банки. Рухнул валютный коридор, курс рубля в отношении доллара за короткий период упал в 4 раза. Произошел новый всплеск инфляции. Реальные доходы населения снизились почти вдвое.

Впрочем, к началу 1999 года втягивание страны в воронку финансового, экономического и социального водоворота приостановилось, и даже появились признаки оживления производства. Как болезнь живого организма мобилизует заложенные в нем резервы сопротивления, так и острая фаза экономического кризиса вызвала появление некоторых компенсационных факторов, облегчающих преодоление кризиса, как бы подсказывающих пути выхода из него. Главный среди них - ограничение импорта и поощрение экспорта в результате девальвации рубля. Сыграл свою роль и рост цен на нефть.

Можно ожидать, что после президентских выборов борьба вокруг путей развития и реформирования российской экономики возобновится с новой силой. Не исключены попытки возобновления радикал-либерального курса - результатом стало бы усугубление кризиса, да и власть не может не считаться с тем, что этот курс дискредитировал себя в глазах большинства общества. Маловероятен и возврат к командной экономике, притом, что регулирующая роль государства будет усилена. По-видимому, в конце концов, верх возьмет умеренный «либерально-консервативный» подход, в рамках которого и произойдет экономическое самоопределение России.

III.3. Возможен ли прорыв России к постиндустриальной экономике? Коренной вопрос заключается в шансах подключения страны к доминирующим современным тенденциям развития. Он был обсужден на коллоквиуме с участием специалистов и ведущих ученых в декабре 1998 года.20

Общепризнанно, что в 70-е годы в развитых странах Запада развернулся процесс глубоких технологических и институциональных перемен, становления экономики и общества постиндустриального типа.21 Было бы опрометчиво принять этот опыт за готовый образец для остального мира, в том числе России. Речь идет о приобщении страны к неким общезначимым, в основе своей прогрессивным тенденциям. К их числу можно отнести:

  • коренное изменение структуры, результатов и факторов общественного производства в пользу нематериальных благ и услуг, «человеческого капитала», высоких технологий и информации, образования и культуры;

  • поворот экономики к социальным целям, к потребностям людей, гуманизацию и экологизацию производства;

  • трансформацию экономических отношений и институтов в направлении гибкой, плюралистической системы форм собственности и типов хозяйствования - от транснациональных корпораций до домашнего хозяйства;

  • оптимизацию экономического механизма на основе сочетания рыночных методов и активной роли государства в регулировании макроэкономических и социальных процессов;

  • глобализацию экономики, превращение национальных экономик в звенья мирового хозяйства, формирование мировой экономической инфраструктуры (транспорт и связь, энергетика, финансы, информация и т.д.), системы региональных и всемирных экономических институтов.

Эти процессы нельзя понять в рамках дихотомии «капитализм - социализм», они выходят далеко за ее пределы. Анализ реальных социально-экономических отношений развитых стран Запада показывает, что они уже сейчас разительно отличаются от модели капиталистической экономики, описанной представителями классической политической экономии и подвергнутой во многом справедливой критике марксистами и представителями других экономических школ. Становление экономики нового типа, присущей складывающейся новой цивилизации, основываясь, прежде всего, на общечеловеческих достижениях (рынок, демократия), предполагает использование сильных сторон и капиталистических (частная инициатива, предпринимательство) и социалистических (социальная справедливость, коллективизм и солидарность) институтов и ценностей.

Одна из главных ошибок российских радикал-либералов и причин провала их политики состоит в ложном, неадекватном определении общих целей реформ в виде быстрейшего разрушения существовавшей социальной модели и возврата в лоно капиталистического общества. Такая постановка вопроса равнозначна ориентации на ХIХ, в лучшем случае – на начало XX века и уж ни в коем случае не на наступающий XXI век.

Проблема для России не в том, идти или не идти по этому пути, а в том, способна ли страна осуществить прорыв и выйти на уровень развитых стран, генерирующих информационные технологии и инновации, образцы и стандарты, или она вынуждена будет остаться в кругу традиционных индустриальных стран, даже удовлетвориться незавидным местом в топливно-сырьевой сфере глобальной экономики.

Некоторые российские ученые придерживаются точки зрения, согласно которой уровень развития ведущих западных стран для России вообще недостижим, страна могла бы довольствоваться почетным местом во втором эшелоне индустриальных держав и там медленно развиваться; ведь даже часть стран сырьевой группы живет вполне благополучно. Однако для России такая перспектива имела бы весьма серьезные негативные последствия. Возникла бы опасность дезинтеграции, ослабления связей регионов с Центром, особенно в связи с усилением влияния Запада на Европейскую часть страны, Турции и других мусульманских стран - на Юг и Северный Кавказ, Китая, Японии и Кореи - на Дальний Восток и Сибирь. При огромной территории, слабой заселенности ряда регионов эта опасность уже сейчас приобретает ощутимые черты. «Обоснование» России во втором эшелоне государств, не дотягивающих до постиндустриального уровня, вступило бы в нарастающее противоречие с национальным сознанием россиян, историческими традициями страны, ее потенциальными возможностями.

Большинство российских исследователей сходится во мнении, что, несмотря на глубокий кризис, без постиндустриальной трансформации экономики нам не обойтись. Для этого пока сохраняются возможности: не утраченная еще индустриальная база, заделы в области современных технологий, научно-технические кадры, природные ресурсы. Но немедленно приступить к широкой модернизации экономики действительно невозможно. Вначале предстоит выйти из наиболее тяжелой фазы кризиса, преодолеть разруху, восстановить основные системы жизнеобеспечения, создать условия для устранения структурных перекосов в народном хозяйстве, приостановить падение жизненного уровня и деградацию социальной сферы. А уж затем переходить к широкомасштабным действиям по реконструкции экономики. Для этого необходимы и минимальные социально-политические предпосылки в виде общественной стабильности, укрепления законности и правопорядка, восстановления доверия к государству.

III.4. Мировой опыт со всей очевидностью показывает, что успешное социально-экономическое развитие в современных условиях в решающей степени зависит от сочетания трендов постиндустриализма с национальными особенностями и менталитетом. Не случайно постиндустриальная экономика начала складываться вначале в Северной Америке и Европе: традиции евро-американской цивилизации оказались для нее наиболее благоприятными. Своеобразное сочетание постиндустриализма с национальными особенностями найдено в Японии и других странах Юго-Восточной Азии. Свои пути ищут и прокладывают Китай, Индонезия, Индия, некоторые страны Латинской Америки, Южная Африка.

Эта проблема стоит и перед Россией. Не все черты российского менталитета благоприятствуют современным трансформационным процессам. В стране не сложились структуры гражданского общества, идеологического и политического плюрализма, формы цивилизованного выражения и согласования интересов различных социальных слоев и регионов, навыки демократического управления. Нельзя не учитывать негативные явления в отношении людей к собственности, дисциплине, патриархальные пережитки в семейно-родственных, этнических, земляческих отношениях, препятствующие становлению гражданского общества. Поэтому освоение культуры постиндустриализма требует глубоких перемен в социальной психологии российского общества, в структуре присущей ему ментальности.

В то же время положительное значение имеют российская открытость и восприимчивость к опыту других народов, отсутствие национальной зашоренности и замкнутости, опыт многовекового взаимодействия с Западом, с одной стороны, и Востоком - с другой. Большие возможности России заключены в потенциале ее духовной культуры, в таких чертах национального сознания, как склонность к совместным формам ведения хозяйства, взаимопомощи и взаимной выручке.

При всем значении национальных особенностей и традиций приоритет принадлежит общемировым тенденциям. На них покоится современная модель экономики и общества. Было бы непоправимой ошибкой столкнуть страну на путь изоляционизма и национализма, выбиться из русла мирового развития

III.5. Один из центров мирового хозяйства или сырьевая периферия? - так стоит сегодня вопрос.

Экономическое самоопределение России включает ее ориентацию в современной системе мирового хозяйства. Общий кризис российской экономики со всей очевидностью обнаружил несостоятельность хозяйственной автаркии, тем более в условиях глобализации. Остро встал вопрос о вхождении страны в мировое хозяйство. Движение в этом направлении началось в середине 80-х гг. Однако модель, принятая в начале 90-х гг., разошлась с долговременными интересами страны.

За последние годы роль внешней торговли и внешнеэкономических связей в экономике страны резко возросла. Если в советское время во внешнеторговый оборот поступало 5-6% валового внутреннего продукта, то к середине 90-х годов через внешний рынок реализовывалась примерно четверть валового продукта и не менее половины его товарной части. За счет импорта формировалась примерно половина ресурсов розничного товарооборота. Эти цифры превысили соответствующие показатели по другим крупным странам. Однако, как ни парадоксально, они заслуживают в большей степени негативной, чем позитивной оценки. В абсолютном выражении объем внешней торговли не увеличился, возрос лишь вывоз топливно-энергетических и сырьевых ресурсов. Сократился и импорт, кроме продовольствия и других потребительских товаров. Позиции России на мировом рынке, за исключением газа и некоторых цветных металлов, ухудшились.

Процессы во внешнеэкономической сфере оказали крайне негативное влияние на состояние экономики. Отечественный производитель фактически был оставлен без защиты от массированной конкуренции со стороны иностранных компаний, утратил доминирующие позиции на внутреннем рынке и существенно потеснен на рынках других стран. Под влиянием внешней торговли усилилась структурная перекошенность экономики в пользу добычи и первичной переработки ресурсов, в ущерб конечной продукции с высокой степенью обработки. Внешнеэкономическая сфера превратилась в главную арену действий теневого полукриминального капитала, отмывания и вывоза за границу денег, в основной источник коррупции государственного аппарата.

Сказалось отсутствие продуманной стратегии внешнеэкономической политики, не оправдалась ставка на то, что либерализация и приватизация внешней торговли, приобщение к конкуренции на мировом рынке сами по себе решат все проблемы. Не лишены основания суждения о том, что такая политика сознательно проводилась в пользу теневого, полукриминального капитала, поощрялась некоторыми западными кругами.

Для России необходима принципиально иная внешнеэкономическая стратегия, которая соответствовала бы долговременным интересам страны, обеспечивала ее вхождение в систему мирохозяйственных связей в качестве равноправного партнера развитых стран и оказывала мощное положительное влияние на прогресс российской экономики в соответствии с мировыми тенденциями.

Вокруг разработки такой стратегии среди ученых и широкой общественности развернулась оживленная дискуссия: с чем России идти в мировое хозяйство, какие аргументы предъявить его участникам, каковы ее возможности и перспективы? Сторонники безоглядной либерализации внешнеэкономической деятельности осознанно или неосознанно толкают страну на топливно-сырьевой вариант вхождения в мировое хозяйство. Они исходят из того, что нам нечего предъявить на мировом рынке, кроме газа, нефти, цветных и некоторых черных металлов, химических удобрений, леса и лесоматериалов. Такой вариант положительно воспринимается на Западе.

В ближайшее время стране действительно не обойтись без широкомасштабной продажи на мировом рынке природных ресурсов. Но в стратегической перспективе делать ставку на это ошибочно. Сибирская и северная нефть, как и другие минеральные ресурсы, неконкурентоспособны из-за больших издержек по их добыче и транспортировке даже при значительно более низкой, чем в других странах, оплате труда. Главное же в том, что современные ресурсосберегающие технологии снижают и дальше будут снижать относительную, а в некоторых случаях и абсолютную потребность в природных ресурсах, тем самым обесценивая их в сравнении с другими производственными факторами, особенно информационно-технологическими. Нельзя не учитывать и то, что увеличение вывоза сырья и топлива в 90-е годы оказалось возможным лишь из-за сокращения внутреннего потребления в кризисных условиях. Возобновление экономического роста неизбежно сократит такую возможность.

Так называемый индустриальный вариант вхождения России в мировой рынок имеет в виду использование еще не вполне утраченного промышленного потенциала страны при его соответствующей реорганизации для выпуска современных видов конечной продукции с помощью информационно-технологических факторов, заимствуемых у развитых стран. Такой опыт имеется в новых индустриальных странах Азии и Латинской Америки. Их экспорт на 30-40% состоит из высокотехнологичных видов продукции и играет важнейшую роль в экономике.

В России имеются огромные, пока почти не используемые возможности для привлечения иностранного капитала, создания совместных предприятий по выпуску современной продукции не только для внутреннего потребления. Она могла бы в ближайшее десятилетие стать поставщиком на мировой рынок потребительских товаров, производимых на дочерних предприятиях западных корпораций. Но вряд ли это можно рассматривать как магистральный путь вхождения России в мировое хозяйство. Тем более, что на рынке готовых изделий существует острейшая конкуренция.

В российских научных кругах имеет определенное хождение идея превращения России в глобальный транспортно-коммуникационный мост между Западом и Востоком22. Использование территории, воздушного и космического пространства для создания взаимосвязанной системы коммуникаций - сухопутных, морских, воздушных, космических - может представлять серьезный вклад в современное мировое хозяйство. Сомнительно, однако, что только или по преимуществу на этой основе Россия сможет встать в ряд развитых стран как равноправный партнер.

Наиболее предпочтителен вариант вхождения России в мировое хозяйство через развитие собственно постиндустриальной экономики, новейших технологий и продуктов с высокой степенью обработки, современных информационных и других услуг, человеческого капитала. Путь этот труден, но возможности для него есть. Речь идет об уникальном научно-техническом потенциале, сосредоточенном, прежде всего, в ВПК, Академии наук и отраслевой науке, о технологических достижениях в области ракетно-космической и авиационной промышленности, атомной сфере, производстве некоторых новых материалов.

Впрочем, предлагаемые варианты вхождения страны в мировую экономику не следует противопоставлять друг другу как взаимоисключающие. Скорее всего, стратегия экономического развития страны, выхода ее на мировой рынок окончательно сформируется на основе комплексного, системного подхода. Внешнеэкономическая политика должна быть долговременной и поэтапной, предусматривающей постепенное перенесение центра тяжести с первоначальных задач на задачи более высокого порядка, увязана с общей концепцией постиндустриальной трансформации экономики.

Различные мнения существуют в отношении геостратегической направленности экономических связей России. Одни выступают за преимущественное развитие связей с Западом, прежде всего, США и/или с Западной Европой, близким нам по культуре, менталитету, историческим традициям. Есть приверженцы развития отношений, прежде всего, с Китаем, Японией, Индией, арабскими странами, странами Центральной, Юго-Восточной Европы. Бóльшая часть экономистов признает первостепенную важность восстановления роли России на постсоветском пространстве, опираясь на исторически сложившиеся взаимовыгодные связи между народами в прошлом единой страны. Очевидно, интересы страны диктуют необходимость развития экономических отношений по всем азимутам.

Этим определяются и отношение России к международным экономическим структурам и организациям, глобальным и региональным, ее заинтересованность в полнокровном участии в МВФ, МБРР, ВТО и других международных структурах. В интересах России последовательная демократизация и универсализация подобных организаций, исключение любых попыток использования их в интересах отдельных стран или групп стран, взаимовыгодное сотрудничество, создание системы межгосударственного регулирования мировых экономических отношений.

III.6. Каковы возможные временные параметры выхода экономики России на постиндустриальный уровень? При наличии необходимых природных и трудовых ресурсов, научно-технологических заделов основным лимитирующим фактором выступают инвестиции. По приблизительным оценкам, для постиндустриальной модернизации материально-технической базы России потребуются инвестиции, по меньшей мере, в объеме 5-6 годовых ВВП. Задачу мобилизации таких ресурсов можно решить в основном лишь за счет внутренних накоплений.

Первый, может быть, более простой и лежащий на поверхности, к тому же имеющий исторические прецеденты способ ее решения - через ограничение доходов населения и личного потребления, максимизацию нормы накопления, централизацию средств и их распределения. Казалось бы, он может сократить сроки постиндустриальной модернизации страны до 10-12 лет. Именно на него уповают леворадикальные силы, не сделавшие должных выводов из исторического опыта.

Такой способ решения экономических проблем страны возможен лишь при установлении авторитарного режима, ограничении демократии, введении идеологической дисциплины и подавлении личности, то есть воссоздании той модели общества, с помощью которой был осуществлен большой скачок в 30-60-ые годы советского периода, но который оказался бессильным перед лицом постиндустриализма. Такой путь чреват новыми трагедиями для российского общества. Он противоречит самой сути постиндустриальных перемен, в основе которых лежит социальная направленность производства, гуманизация экономики, повышение уровня и качества жизни людей. Возникнут серьезные затруднения для вхождения страны в мировое хозяйство, привлечения капиталов и технологий.

Другой путь связан с возобновлением радикал-либерального курса, упованием на стихийно-рыночные силы и чисто монетаристские методы регулирования при минимизации роли государства. Он исходит из того, что рыночные механизмы в условиях открытого внутреннего рынка для зарубежной конкуренции произведут естественный отбор того немногого, что может быть сохранено в экономике, окончательно «расчистят поле» для современных производств и технологий, которые затем получат развитие главным образом с помощью иностранного капитала. Социальные расходы будут свернуты и сведены к минимуму, основное бремя модернизации будет возложено на плечи населения, а достижение современного уровня благосостояния отодвинуто на неопределенное будущее.

Но есть и третий путь модернизации российской экономики.

В итоге обобщения разносторонних исследований,23 в том числе проведенных в рамках данного проекта, вырисовывается концепция постепенного, рассчитанного примерно на 20 лет, поэтапного движения к российскому варианту экономики современного постиндустриально-информационного типа, интегрированной в мировое хозяйство. Она основана на наращивании внутренних накоплений по мере оживления и роста реальной экономики; предотвращении бегства российского и привлечении иностранного капитала, развертывании структурно технологической перестройки производства при одновременном повышении уровня жизни населения.

1). Первый этап, продолжительностью 2-3 года, должен обеспечить выход из экономического кризиса, восстановление основных систем жизнеобеспечения страны. Запуск того дееспособного, что еще сохранилось в легкой, пищевой промышленности, сельском хозяйстве, а также машиностроении, потребует сравнительно небольших капитальных вложений. Понизившийся в результате августовского финансового кризиса прошлого года валютный курс рубля, а также повышение мировых цен на нефть создали для этого благоприятные возможности.

Крайне важно не упустить этот шанс для выхода из кризиса. Для этого нужен целый комплекс мер: раздвижка спросовых ограничений, контроль над ценами на продукцию естественных монополий, облегчение налогового бремени, уценка основного капитала в соответствии с новыми рыночными условиями, преодоление нехватки оборотных средств у предприятий, ослабление режима неплатежей, расширение доступа к кредитам, придание бóльшей гибкости таможенной политике. В сочетании с сохраняющейся пока низкой ценой труда это даст возможность возобновить производство сравнительно дешевой и доступной большинству населения продукции, дать импульс кумулятивному эффекту (рост производства - увеличение доходов населения - расширение спроса и т.д.) и переходу к устойчивому экономическому росту.

Уже на этом этапе в меру финансовых возможностей будет оказываться выборочная поддержка заделам в области высоких технологий и современных производств, сохранению имеющегося в стране научно-технического потенциала. Ослабление зависимости потребительского рынка от импорта позволит вырваться из тисков формулы «экспорт газа и нефти - импорт продовольствия» и переориентировать валютную выручку на цели модернизации экономики.

2). На втором этапе, который может длиться, примерно, 10 лет, стало бы возможным приступить к масштабной технологической и структурной перестройке индустриальной основы хозяйства, санации устаревших отраслей угольной, металлургической промышленности, сельского хозяйства, легкой промышленности, к широкому ресурсосбережению. На этом этапе может быть создан серьезный постиндустриальный уклад, который будет оказывать все большее влияние на экономику, и позволит значительно расширить выход на мировые рынки с высокотехнологичной продукцией и услугами.

3). Наконец, на третьем этапе во всей полноте и масштабности может быть развернута технологическая перестройка экономики, достигнут современный уровень наиболее развитых стран мира и осуществлено органичное вхождение в систему глобальной экономики.

Важным условием поэтапного движения страны по пути постиндустриальной трансформации является совершенствование и углубление институциональных преобразований в направлении создания современной системы социально ориентированной и регулируемой рыночной экономики.

Для России, к тому же находящейся в состоянии кризиса, особое значение имеет вопрос об экономической роли государства. Концепция его ухода из экономики сыграла пагубную роль, под ее прикрытием осуществлена повальная приватизация государственной собственности в интересах олигархического и бюрократического капитала, созданы условия для неслыханного и циничного обогащения кучки дельцов и нуворишей при обнищании широких слоев населения. Необходимо повышение роли государства в установлении «правил игры» участников экономического процесса, в макрорегулировании экономических и социальных отношений, в удовлетворении общественных потребностей, и одновременно - его очищение от бюрократических извращений, коррупции, сращивания с теневыми и криминальными структурами.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Владимира Павловича Гудкова, известного слависта, одного из ведущих сербокроатистов в нашей стране. Встатья

    Статья
    Рас­поло­жение текста на некоторых страницах электронной версии по техническим причинам может не совпадать с расположением того же текста на страницах книжного издания.
  2. Владимиром Андреевичем Романенко. Систему, позволяющую не только восстанавливать здоровье, но самостоятельно регулировать его, продлевая молодость и срок жизни книга

    Книга
    Новая наука ХХI века с красивым названием «валеология» (или наука о том, КАК быть здоровым) для большинства из нас пока - тайна за семью печатями. Эта книга проясняет тайну и предлагает уникальную систему, созданную профессиональным
  3. Доброкачественные новообразования мягких тканей челюстно-лицевой области 230

    Документ
    Я с удовольствием прочел русский текст учебника моих украинских коллег, который посвящен чрезвычайно важным вопросам хирургической стоматологии и челюстно-лице­вой хирургии детского возраста.
  4. Трудового Красного Знамени гупп детская книга (1)

    Книга
    Настоящий сборник посвящен вопросам оздоровительного голо­дания и раздельного питания. Данный сборник является прекрасным пособием по организации здорового образа жизни.
  5. Трудового Красного Знамени гупп детская книга (2)

    Книга
    Настоящий сборник посвящен вопросам оздоровительного голо­дания и раздельного питания. Данный сборник является прекрасным пособием по организации здорового образа жизни.

Другие похожие документы..