Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
ст. 9 - в рабочих программах учебных курсов и предметов отсутствуют материалы, обеспечивающие контроль качества подготовки обучающихся (контрольные и...полностью>>
'Документ'
Ни для кого не является секретом, что детская потребность в исследовательском поиске обусловлена биологически. Всякий здоровый ребёнок рождается иссл...полностью>>
'Урок'
«…Вечная тишина, ленивое переползание изо дня в день тихо остановили машину жизни. Илья Ильич скончался, по-видимому, без боли, без мучений, как будто...полностью>>
'Документ'
Задачами изучения дисциплины выступают: 1) формирование представлений о специфике философского мировоззрения, основных этапах историко-философского п...полностью>>

Значение интеллектуальных ресурсов в постиндустриальной экономике

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Значение интеллектуальных ресурсов в постиндустриальной экономике

(Сергей Михайлович Климов)

В современной экономике образование рассматривается как форма инвестиций в человеческий капитал, от которой зависит качество и успех производства. В условиях постоянного обновления знаний и жесткой конкуренции постоянное обучение становится необходимостью.

Интерес к проблеме интеллектуальных ресурсов связывают с переходом наиболее развитых стран к постиндустриальному обществу. Это общество, приходящее на смену индустриальному производству, часто обозначают как экономику, основанную на знаниях (knowledge-based economy).

Строго говоря, экономика всегда была основана на знаниях. Знания, энергия и организация — это в конечном счете те первичные факторы, которыми неотъемлемо располагали и располагают люди. Все, что они имеют сверх того — природные ресурсы, орудия труда, общественные институты, это все те же знания и энергия, но воплощенные в материальной, организационной или символической формах.

Технологии, в их простейшей форме, — это не что иное, как упорядоченная на основе определенного знания энергия групп и индивидов. Так, некоторые специалисты считают, что в конкурентной борьбе кроманьонцев и неандертальцев первые победили потому, что смогли установить связь миграции животных с фазами луны, то есть «открыли» лунный календарь и перешли от спонтанного поиска пищи к ее систематической добыче.

Аналогично ресурсы, казалось бы данные самой природой, всецело зависят от знания. В частности, сегодня в производстве стали вновь широко использовать материальный ресурс, с которого начинали наши предки — кремний. Дистанция от первых кремниевых орудий до использования кремния в компьютерных чипах ярко демонстрирует продвижение человечества в интеллектуальном освоении окружающей среды. Накопление, передача и обогащение знаний явились стержнем общественного прогресса.

Основанная на знаниях экономика постиндустриального общества отличается от предшествующих общественных формаций следующими признаками.

Во-первых, на этой стадии объективированное в продуктах и услугах знание формирует большую часть создаваемой стоимости. Этот процесс развивается через рост наукоемкости производимой продукции и развитие рынка интеллектуальных товаров и услуг. Интеллектуализация используемых технологий обеспечивает резкое повышение производительности труда. По мнению специалистов, возможности передовых сельскохозяйственных и промышленных технологий таковы, что при их повсеместном внедрении примерно через 30 лет 2% трудоспособного населения Земли могли бы удовлетворять потребности остальных жителей планеты. Если же говорить о реалиях, то в промышленно развитых странах доля занятых в сельском хозяйстве не превышает 10%, а непосредственно вовлеченных в материальное производство — 20%.

Рост наукоемкости товаров и услуг выражается в увеличении затрат, связанных с научными исследованиями и проектно-конструкторскими разработками, предшествующими их появлению. Не говоря уже о таких сферах, как космические исследования, оборона, все более наукоемкими становятся потребительские товары (автомобилестроение, бытовая техника и электроника и др.). Так, до 70% стоимости современного легкового автомобиля образуют дизайн, электроника и другие интеллектуальные компоненты. По образному выражению редактора журнала World Кевина Келли, автомобиль сегодня — это уже не колеса с чипами, а чип с колесами. В различных некомпьютерных производственных и бытовых системах в настоящее время установлено порядка 10 млрд. чипов. Все более наукоемкими становятся такие «доиндустриальные» отрасли, как добыча полезных ископаемых, производство сельскохозяйственных продуктов. По оценкам Т. Стюарта, научные разработки образуют 50% стоимости нефти и 75% стоимости зерна. С ним согласен П. Друкер, который называет современное сельское хозяйство одной из наиболее наукоемких отраслей. Это неудивительно при той роли, которую играют в современном сельском хозяйстве биотехнологии, генетика, вычислительная техника.

Интеллектуальные продукты и услуги занимают все более значительное место на международных рынках. Например, лицензии, составлявшие в первые послевоенные годы не более четверти американского экспорта, к 90-м годам превысили его половину. По экспертным оценкам, мировой рынок интеллектуальных товаров и услуг сегодня растет в пять раз быстрее, чем традиционные рынки.

Во-вторых, в силу перечисленных выше причин в экономике постиндустриального общества деятельность, связанная с производством, хранением, передачей и использованием знаний, приобретает все более существенное значение. Особая роль в этой деятельности принадлежит образованию, характер и значение которого изменяются в наибольшей степени. Начиная с 60-х годов XX века затраты на образование во всех странах начинают расти гораздо быстрее, чем в других отраслях народного хозяйства. Возникла своего рода «индустрия образования», которая во многих странах финансируется в основном государством и занимает в ряду общественных затрат центральное место, рядом с обороной, здравоохранением и социальной защитой населения. В современной экономике образование рассматривается как форма инвестиций в человеческий капитал, от которой зависит его качество и успех производства. Наиболее полно современные тенденции его развития обозначились в концепции непрерывного образования. Уже сейчас на переподготовку специалистов в США отводится 15-20% рабочего времени. Считается, что за весь период профессиональной деятельности (примерно 40 лет) специалист должен повышать свою квалификацию 5-8 раз. Национальный научный фонд США, в частности, рекомендует специалистам выделять 10 часов в неделю на изучение литературы по специальности и 40-80 часов в год на участие в какой-либо форме непрерывного образования.

В-третьих, характерной чертой экономики, основанной на знаниях, является превращение работников, занятых производством, передачей и использованием знаний, в доминирующую группу в общем числе занятых. Ее численность в промышленно развитых странах оценивается по-разному в зависимости от того, кого конкретно относят к этой категории. Но несомненно, что по своим размерам она превзошла группу индустриальных рабочих, и, по-видимому, правы исследователи, относящие к «рабочим знания» около одной трети занятых в экономике США.

За перечисленными фактами одни исследователи видят результаты научно-технического прогресса и связанного с ним роста производительности труда и уровня жизни. Другие считают, что причина — истощение дешевых природных и трудовых ресурсов. Третьи связывают изменения в общественном способе производства с информационной революцией. В каждом из этих объяснений есть доля истины, но общей основой для усиления действия всех этих разнообразных факторов являются изменения в напряженности и характере конкуренции, вызванные глобализацией экономики. Глобализация рынка, рост числа транснациональных компаний, новые технологии, облегчающие выход на новые рынки, растущее давление со стороны акционеров, — все это породило гиперконкуренцию, вышедшую за границы национальных рынков. Так, если в 1965 году корпорация IBM имела 2.500 конкурентов, то к середине 90-х годов их насчитывалось уже 50.000.

В условиях гиперконкуренции особое значение приобретает конкурентоспособность участников рынка. Конкурентоспособность — это достаточно сложное понятие, в основе которого лежит инновационная активность участников рынка. Различаются социально-политический, организационный и институциональный аспекты инновации. В деятельности современных фирм акцент смещается с долгосрочного и среднесрочного планирования, которое в 50-е годы считалось главным условием успеха, на скорость реакции на вызовы рынка. Специалисты General Electric считают, например, что перемены происходят настолько быстро, что прогнозирование будущего становится невозможным. Поэтому вместо планирования фирма должна развивать способность быстрой адаптации к меняющимся условиям своей деятельности.

Главными инструментами конкурентной борьбы в этой ситуации становятся: а) настройка на потребителя, более полный учет его индивидуальных потребностей, б) постоянное совершенствование бизнес-процессов. Как первая, так и вторая стратегии требуют использования интеллектуальных ресурсов фирмы.

Жесткая конкуренция не только породила нарастающую волну новшеств, значительно увеличила число и разнообразие высокотехнологичных товаров и услуг, но и существенно сократила продолжительность жизненного цикла товаров. Стратегия ускоренной замены товаров и услуг становится типичной для многих производств. В некоторых секторах, например информационных технологий, фирмы должны постоянно обновлять продукцию только для того, чтобы сохранить свои рыночные позиции. (Как говорила Алиса в «Стране чудес», «я должна все время бежать, чтобы оставаться на месте».) По данным исследований, проведенных в США, с 2000 по 2005 год средняя продолжительность разработки нового изделия сократилась с 21 до 13 месяцев. Разработка новых моделей автомобилей от концепции до производства уменьшилась с шести до двух лет.

Все это позволяет определить качественные особенности постиндустриальной экономики, характеризующие ее как способ общественного воспроизводства.

Первая особенность состоит в том, что темпы и масштабы научно-технического прогресса таковы, что изменения в материальной базе производства и качестве трудовых ресурсов не успевают за ростом научно-технических возможностей.

Вторая особенность — рост транзакционных издержек. Она отчетливо проявилась в экономике промышленно развитых стран в 90-е годы в связи с обострением конкуренции. Транзакционные издержки — относительно новая экономическая категория, активно введенная в экономический анализ лауреатом Нобелевской премии Рональдом Коузом в 1937 г. По своей сути эти издержки связаны не с производством как таковым, то есть расходами на сырье, материалы, оплату труда, транспортировку и т. д., а с затратами, обусловленными поиском информации, изучением рынка, заключением контрактов и контролем за их исполнением, защитой прав собственности и многими другими составляющими. В США на транзакционные издержки приходится более 50% общих издержек производства и реализации продукции и услуг. Сложилась ситуация, при которой товар проще и дешевле произвести, чем продать. Соответственно возросли требования к эффективности сбора и обработки информации, маркетинговых исследований, рекламы, связей с общественностью, то есть к видам деятельности, основными ресурсами которых является знание.

Виды деятельности, связанные с предоставлением транзакционных услуг, объединены в понятие транзакционного сектора экономики. По оценке специалистов, доля транзакционного сектора в валовом национальном продукте неуклонно растет, в США она составляет около 50%.

Третья особенность экономики, основанной на знаниях, — значительное возрастание роли менеджмента в области интеллектуальных ресурсов. Об этом можно судить по «цене» стратегических ошибок, связанных с интеллектуальными ресурсами и продуктами, которые имели самые печальные последствия для совершивших их фирм. Вот лишь некоторые примеры такого рода стратегических промахов, которые интересны еще и тем, что их можно выстроить в своеобразную цепочку потерь и выигрышей в конкурентной борьбе (причем достижение успеха в этой борьбе не гарантирует стабильности и может обернуться проигрышем в недалеком будущем):

Компания Xerox первой в мире разрабатывает графический интерфейс для персональных компьютеров с использованием окон, иконок, кнопок и т. д., но не предпринимает ничего, чтобы закрепить и развить свой успех. Принципы графического интерфейса подхватывают сначала Apple, а затем Microsoft. Что касается Xerox, то компания фактически уходит с рынка программного обеспечения.

Фирма Apple оставляет операционную систему компьютеров Macintoch «закрытой» для сторонних разработчиков программного обеспечения, вынуждая их таким образом ориентироваться на DOS, а затем и на Windows. В результате несмотря на изначальное интеллектуальное превосходство Apple сама способствовала превращению IBM PC в стандарт настольного компьютера, a Microsoft в законодателя рынка программного обеспечения.

В 1986 году президент IBM Томас Дж. Уотсон-младший считался, по признанию журнала Fortune, наиболее успешным капиталистом в истории. В этот период фирма IBM знала все, что необходимо для оценки перспективности рынка персональных компьютеров. Более того, потенциальные конкуренты сами уступали ей дорогу. Но корпорация, сосредоточившись на выпуске больших машин, не воспользовалась своими знаниями и преимуществами. В результате через шесть лет она лишилась трети сотрудников и практически всех прибылей.

Таковы парадоксы экономики, в которой интеллектуальные ресурсы еще не заняли соответствующего им места. Поэтому неудивительно, что за последние десять лет из списка наиболее процветающих компаний «Форчун 500» каждая пятая просто канула в небытие. Таким образом, в постиндустриальной экономике управленческое знание, интеллектуальные ресурсы менеджмента играют не менее важную роль, чем профессиональное знание непосредственных производителей.

Четвертая характерная особенность постиндустриальной экономики состоит в том, что в условиях постоянного обновления знаний и жесткой конкуренции люди оказываются перед необходимостью постоянного обучения (lifelong learning — обучения в течение жизни). В мельницу конкуренции попадают не только организации, но и люди. Общая благополучная статистика занятости в развитых странах маскирует действительное положение вещей. Так, к началу XXI века в американской экономике в частном секторе:

создано в новых организациях 5,8 млн. рабочих мест;

уничтожено в процессе ликвидации организаций, не выдержавших конкуренции, 4,5 млн. рабочих мест;

добавлено при реорганизации фирм, корпораций и т. п. 10,6 млн. рабочих мест;

ликвидировано в действующих компаниях 8,2 млн. рабочих мест.

Таким образом, фактически 30% всех рабочих мест ежегодно находятся в процессе движения, с соответствующими последствиями для людей, вынужденных постоянно обучаться.

Все более широкое распространение получают самозанятость, частичная занятость и виртуальные формы организации труда.

Важнейшим катализатором всех перечисленных выше процессов стало то, что принято называть «информационной революцией». Это понятие взято в кавычки, поскольку на самом деле за ним стоят два момента: собственно информационная революция и коммуникативная революция. П. Друкер считает информационную революцию четвертой после изобретения письменности, рукописной книги и печатного станка и коммуникативную революцию — самой значительной после изобретения колеса и паровой машины. До сих пор совершенствование процессов обработки информации и процессов ее доставки шло разными самостоятельными путями. Их интеграция, имеющая место в современных условиях, дала огромную социальную, экономическую, культурную синергетику. Более того, сегодня именно коммуникативная сторона информационной революции выходит на первый план.

Завораживающие данные, характеризующие вычислительные возможности компьютерной техники, объемы хранимой, обрабатываемой и передаваемой информации, отвлекают внимание от социально-экономических последствий информационной революции. А ведь именно она способствовала глобализации рынка. Она создает новые формы организации экономической деятельности (электронная торговля), новые экономические инструменты (электронные деньги). И хотя это, по-видимому, лишь первые ее проявления, их вполне достаточно, чтобы в перспективе существенно изменить экономическую практику. Именно эти объективные тенденции в их совокупности вывели проблему интеллектуальных ресурсов на первый план.

На наш взгляд, проблемы наращивания интеллектуальных ресурсов и управления ими важны не только для лидеров мировой экономики. В отличие от морского каравана, общая скорость которого зависит от скорости самого тихоходного судна, в мировой экономике лидеры движутся без оглядки, постоянно наращивая свое преимущество. Патриарх западного менеджмента П. Друкер в одной из лекций патетично восклицал, что не будет неразвитых стран, будут неосведомленные страны. Однако в недалеком будущем эти понятия превратятся, по-видимому, в синонимы.

По всем позициям, кроме числа ученых и инженеров, Россия далеко отстает от США и ведущих европейских стран. Да и этот показатель, являющийся, по сути, наследием социалистической экономики, относится к 1995 году и в настоящее время, по всей вероятности, значительно снизился.

Очевидно, что даже при самом благоприятном развитии событий наша страна в ближайшей перспективе не сможет финансировать фундаментальные и прикладные исследования в том же объеме, что и государства-лидеры. Например, расходы на НИОКР только двух конкурирующих корпораций — Eastman Kodak и Polaroid — равняются одной десятой от суммы, затрачиваемой на НИОКР в нашей стране. Однако при значительном отставании одними объемами финансирования дела не поправить. Тем более важны, с одной стороны, глубоко продуманная научно-техническая политика, учитывающая реалии рыночной экономики, и, с другой стороны, практика управления интеллектуальными ресурсами. Научно-техническая политика может быть определена как комплекс мер, проводимых государством и направленных на расширение инновационной деятельности субъектов хозяйствования, развитие фундаментальных и прикладных научных исследований, поддержание и развитие системы образования, на успешное достижение поставленных целей, к которым относятся: ликвидация отставания в темпах научно-технического прогресса, обеспечение экономического роста, решение экологических проблем и др.

Успешное стратегическое управление интеллектуальными ресурсами означает, на наш взгляд, целенаправленное развитие интеллектуального капитала организации и общества в целом, стимулирование новаторских разработок, требующих концентрации капитала и интеллектуального потенциала, а с другой стороны — культивирование конкурентной среды в направлениях инновационной деятельности, связанных с возможностью широкого использования продукта.

"Интеллектуальные ресурсы и технологии как механизм интеграции культуры организаций" (В.С.Слепокуров)

В начале XXI в. мы стали свидетелями глобального перехода к новому историческому типу общества, основанному на принципиально иных социальных технологиях, прежде всего – коммуникационных и информационных. Важнейшими признаками такого общества являются:

  • широкое распространение Интернет-технологий, активное использование информационных систем и средств управления знаниями, прогрессирующая интеллектуализация деятельности;

  • возникновение единого пространства знаний, формирование рынка знаний, зарождение сетевого общества, основанного на знаниях;

  • создание и накопление интеллектуального капитала;

  • глобализация конкуренции;

  • децентрализация систем управления (преобладание управления на коллективной основе);

  • повышение оперативности принимаемых решений.

Современные тенденции глобализации и интернационализации экономики и культуры тесно связаны с накоплением и интенсивным использованием интеллектуального капитала как источника достижения конкурентоспо­собности и эффективности организаций всех уровней. В новом типе общества XXI в. значительная часть создаваемой стоимости образуется благодаря знаниям, объективированным в продуктах и услугах. Не природное сырье, не материалы, не энергия, не даже информационное сырье, а именно знания становятся основным стратегическим ресурсом, своего рода интеллектуальным капиталом, определяющим потенциал экономического развития. Соответственно в передовых странах резко возрастает значимость деятельности по управлению (производству, хранению, распространению, использо­ванию) знаниями, происходит постепенное превращение работников, занятых в сфере жизненного цикла корпоративных знаний, в ведущую силу общества.

Становление новой экономики приводит к ликвидации четких границ между производителями и потребителями, продуктами и услугами. При этом любую организацию (или предприятие) следует рассматривать как сложную, открытую, динамическую, самоорганизующуюся систему, непрерывно адаптирующуюся к изменениям внешней среды. Иными словами, отныне судьба организации все сильнее зависит от того, что происходит с поставщиками, партнерами, конкурентами, т.е. с ее ближайшим окружением. В то же время ключевую роль в обеспечении конкурентоспособности играют анализ и синтез внутренней среды организации, в частности, определение целей функционирования организации и стратегий ее развития, структурный и параметрический синтез организационных ресурсов и технологий, формирование корпоративной культуры организации. Все вышеизложенное показывает актуальность построения новых концепций и необходимость разработки инструментальных средств поддержки проектирования и функционирования культур и организаций нового поколения.

Для определения важнейших характеристик организаций нового типа, широко применяющих передовые коммуникационные и информационные технологии в своей деятельности, можно использовать общесистемные критерии теории организаций. К их числу относятся: класс организации; организационная среда; вид и геометрия организационной единицы; характер распределения функций, определяющий вид связей; типовая структура; тип управления; характер коммуникации; способ возникновения.

Организационные системы начала XXI в. все чаще носят открытый и распределенный, гибкий и автономный характер, что отражает растущую сложность и динамику среды, увеличение числа горизонтальных связей, развитие сетевых (виртуальных) структур, возникающих в процессах компьютерно-опосредованной коммуникации партнеров, сочетание децентрализованного и централизованного управления. Возникла даже концепция «живой» компании, обладающей «самосознанием» и способной к регенерации.

Исходное представление об интеллектуальном предприятии как новой парадигме, основанной на знаниях и услугах, предложено Дж. Б. Куинном. Он выделяет в качестве основных признаков интеллектуализации организации ее быструю адаптацию к изменениям внешней и внутренней среды, диверсификацию стратегий деятельности, управление инновациями, структурные изменения, расширенное производство и управление интеллектуальным капиталом. Речь идет об интенсивной генерации, переработке и использовании корпоративных знаний, преобразовании интеллектуальных ресурсов в продукты и услуги, обеспечивающие выживание и конкурентоспособность предприятия в эпоху глобализации.

Необходимо подчеркнуть, что персональное знание сотрудников само по себе недостаточно для развития интеллектуальной организации: здесь требуются гибкие, динамические коллективные и организационные структуры, основанные на симбиозе интеллектуальных и сетевых технологий, которые обеспечивают оперативную обработку информационных ресурсов, распространение знаний и принятие эффективных решений.

Формирование интеллектуальных организаций предполагает как стратегические и структурные инновации, так и изменения в организационном поведении и эволюции. Интеллектуальная организация эффективно работает в настоящем и ориентирована на предвидение будущего. Она достигает своих целей как путем реализации своих планов и стратегий в действиях отдельных сотрудников, так и благодаря соответствующей организационной структуре и поведению. В частности, она образуется из взаимодействующих организаций как плюралистическая организация (допускающая наличие многих центров принятия решений, столкновение конкурирующих точек зрения и интеграцию организационной культуры).

С одной стороны, отличительной особенностью интеллектуальных организационных структур является их максимальная открытость, означающая интенсификацию взаимодействия со средой, сокращение числа вертикальных уровней иерархии, которое компенсируется благодаря соответствующему росту количества внутренних и внешних горизонтальных связей, увеличению активности, полномочий и ответственности персонала, реинтеграции и координации действий отдельных сотрудников. С другой стороны, опираясь на идеи Ж. Пиаже, будем полагать, что организационный интеллект обеспечивает гибкое и в то же время устойчивое равновесие его поведения. Оно достигается как путем постоянной структурной самореорганизации (обновления) в условиях динамики среды, так и за счет направленного преобразования этой среды, создания благоприятного окружения.

Организационный интеллект определяется следующими показателями:

  • совокупный информационный ресурс организации (накопление, систематизация и сохранение корпоративных знаний, создание больших распределенных баз знаний, организация стандартов на знания, управление знаниями);

  • структура организации (сетевая, открытая, самоорганизующаяся, самообновляющаяся);

  • связи (горизонтальные, координационные, гибкие, переменные);

  • поведение организации (активное, целенаправленное, кооперативное, основанное на экстремальных принципах, с приоритетом координационных стратегий над конкурентными стратегиями);

  • развитие организации (эволюционная адаптация – гибкое приспособление к динамической внешней среде, взаимная адаптация и координация действий партнеров, коллективное обучение);

  • дуальное управление (децентрализованно-централизованное);

  • компьютерные технологии (наличие развитых интеллектуальных технологий, обеспечивающих гибкое и эффективное взаимодействие организации с заказчиками и подрядчиками, свободную циркуляцию знаний); история и культура организации.

Очевидно, что способности к обучению и самообучению являются ключевыми свойствами интеллекта как сложной, открытой, динамической системы. Концепция самообучающейся организации предложена П. Сенге и описана в его книге «Пятая дисциплина». В ее основе лежат модели организационного научения, т.е. формирования нового опыта в процессе взаимодействия организации со средой. При этом развивается подход системной динамики Дж. Форрестера и указываются пять основных взаимосвязанных дисциплин, выступающих как ядро теории самообучающихся организаций:

  1. формирование профессионального опыта и личного мастерства сотрудников;

  2. построение и реорганизация внутренних (ментальных) моделей внешней среды и самой организации;

  3. создание общей картины организационного развития, построение образа ее «потребного будущего»;

  4. осуществление группового обучения;

  5. системное мышление (пятая и объединяющая дисциплина).

Основные принципы обеспечения эффективности организационного обучения таковы:

  • обучаться быстрее, чем конкуренты;

  • обучаться быстрее, чем изменяется внешняя среда (принцип опережающего обучения);

  • обучаться внутри организации (сотрудникам друг у друга и в рамках рабочих групп);

  • обучаться за пределами организации (у поставщиков и потребителей);

  • обучаться по вертикали (от вершины до основания организации);

  • прогнозировать будущее, создавать сценарии и обучаться по ним;

  • признавать ошибки как неотъемлемый атрибут обучения и применять обучение в реальной деятельности.

К числу основных признаков самообучающихся организаций относятся:

  • реализация политики тотального самообучения на индивидуальном, групповом и организационном уровнях;

  • приоритет стратегий интенсивного развития человеческих ресурсов;

  • стимулирование познавательной мотивации и создание условий, благоприятствующих самообучению, групповому обучению и развитию творческого потенциала сотрудников;

  • способность организационной структуры к автономному функционированию в быстро меняющейся среде благодаря корпоративному опыту, оперативному восприятию изменений и использованию прогностических стратегий;

  • накопление, развитие, обобщение и продуктивное использование своего и чужого опыта;

  • наличие специальных компьютерных средств, обеспечивающих «информационную прозрачность» и циркуляцию знаний между подразделениями, а также между организацией и ее партнерами (получение обратной связи от клиентов и поставщиков);

  • проведение процедур «эталонного тестирования» или «сопоставления с образцом» (benchmarking), т.е. сравнительная оценка продуктов, услуг, методов и средств данной организации по отношению к наиболее сильным конкурентам или мировым лидерам в данной области;

  • построение на этой основе «образа будущего»;

  • проявление интегративного социального поведения, т.е. формирование у сотрудников общих ценностей, единых стремлений и интересов, совместных намерений и взаимных обязательств, связанных с дальнейшей судьбой организации;

  • распространение своей организационной культуры на партнеров (поставщиков, подрядчиков, клиентов).

Для демонстрации интегрирующей роли культуры в организации привлечем некоторые представления синергетики. Синергетика есть междисциплинарное научное направление, исследующее процессы взаимодействия, кооперации, самоорганизации и эволюции сложных систем. Сам термин синергетика происходит от слова синергия, означающего совместное действие, сотрудничество. По мнению «отца синергетики» Г. Хакена, предложившего этот термин, его введение для обозначения современной теории сложных самоорганизующихся систем оправдано по двум причинам: исследуются совместные действия многих элементов развивающейся системы; для отыскания общих принципов и механизмов самоорганизации требуется объединение усилий представителей различных дисциплин.

Поэтому Г. Хакен определяет синергетику также как учение о взаимодействиях, приводящих к появлению новых структур. В рамках этого учения исследуются существенно нелинейные и неравновесные системы, в которых внешние или внутренние флуктуации при определенных условиях могут вызвать спонтанный морфогенез. В центре внимания синергетики находятся процессы синтеза, формирования, преобразования, развития. При этом основной предпосылкой развития выступает неустойчивость сложной системы, ее нахождение в критической области, где в условиях резкого роста неопределенности повышается возможность образования структур с новыми качествами.

Использование синергетического подхода связано с рассмотрением следующих фундаментальных проблем:

  • создания и развития синтетических концепций организаций, появляющихся в процессе интеграции и гибридизации различных парадигм и теорий (например, функциональной и критической парадигм, централизованного и децентрализованного управления, теорий проектирования и самоорганизации и пр.);

  • исследования кооперативных механизмов синтеза новых организационных структур, в том числе процессов объединения, слияния, гибридизации различных организаций;

  • анализа условий и принципов перехода от классических к неклассическим моделям организаций – от механистической к биологической (органической), от монолитной к распределенной, от иерархической к гетерархической и т.д.;

  • исследования поведения организационных структур вблизи критических точек бифуркаций, «на грани хаоса»;

  • разработки общей методологии, методов и инструментальных средств эволюционного проектирования организаций.

Необходимыми условиями возникновения синергетических организаций являются процессы организационного взаимодействия, в рамках которых реализуются различные формы интеграции, кооперации и эволюции. Прежде всего речь идет о вертикальной или горизонтальной интеграции, формировании организационных альянсов и объединений, создании совместных коллективов. В частности, сегодня активно развиваются различные стратегии компьютерной интеграции ресурсов предприятий в виртуальном пространстве – виртуальные корпорации, консорциумы, холдинги, картели.

Следует отметить, что уже при интеграции организаций происходит не только их объединение, но и взаимная адаптация, и совместная эволюция партнеров. В случае биологической трактовки организации как «биосоциального организма», в качестве сильной формы интеграции можно рассматривать гибридизацию, когда речь идет о соединении в одном организме разнородных наследственных признаков и компонентов. Примером организационного гибрида служат финансово-промышленные группы.

В свою очередь, синергетической организацией становится открытая, интегрированная развивающаяся организация (метаорганизация), в которой исходные организации-партнеры, работающие в сложной, динамической, плохо определенной конкурентной среде (т.е. находящиеся вблизи критических точек бифуркации и способные под воздействием самых незначительных факторов сильно изменять свое состояние), кооперируют, формируя новые, быстро меняющиеся организационные структуры. Отметим, что подобные синергетические эффекты тесно связаны с реализацией и оценкой организационных инноваций. Примером организаций с нестабильной и быстро меняющейся структурой являются стратегические альянсы. Обычно в синергетической организации происходит компенсация недостатков и усиление достоинств кооперирующих организаций. Здесь синергетические механизмы кооперативного взаимодействия приводят к синхронизации процессов у различных партнеров и формированию у них корпоративного поведения.

Набор базовых характеристик подобной синергетической организации, в которой объединяются свойства сетевых, виртуальных, интеллектуальных, обучающихся организаций, может быть таким:

  • Структура: открытая, гибкая, динамическая, развивающаяся сеть обучаемых интеллектуальных агентов как главная форма коллективного интеллекта.

  • Взаимодействие в синергетической организации: сочетание стратегий кооперации и конкуренции с преобладанием первых (например стратегия сотрудничества с координацией).

  • Кооперация между партнерами в синергетической организации: совместное выполнение задач в условиях коллективного использования интеллектуального капитала, постоянного обмена информацией и знаниями как ключевыми ресурсами.

  • Связи в синергетической организации: гибкие, переменные, нелинейные.

  • Управление: комбинированное (сочетание различных стратегий управления и самоуправления).

  • Формирование: сочетание организационного проектирования и самоорганизации (на базе взаимодействия активных, автономных, адаптивных, интеллектуальных агентов, имеющих собственные механизмы мотивации и формирования предпочтений).

  • Обучение: сквозное, многоуровневое.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Т н. Михаил Георгиевич Ерошенков. Сайт: www eac-ras ru Г. В. Рожков Генезис инновационной экономики в России Монография

    Монография
    Перед экономикой России стоит стратегическая задача перехода на инновационный путь развития. Инновационная экономика является экономикой знаний, поэтому нематериальные активы выходят на первый план.
  2. Н. Д. Кондратьева Институт экономики ран контуры экономики будущего тезисы

    Тезисы
    Е-86. VII Международная Кондратьевская конференция «Контуры экономики будущего», тезисы участников конференции. Международный фонд Н.Д. Кондратьева, с.
  3. Структура и институты постиндустриальной экономики

    Документ
    Постиндустриальная система хозяйства, как было показано выше, делает особой роль информации, технологического прогресса как определяющих факторов формирования рассматриваемой нами системы.
  4. Взаимодействие экономических и институциональных интересов в постиндустриальной экономике

    Документ
    Защита состоится «29» февраля 2012 года в 13.00 на заседании диссертационного совета Д 212.241.02. при ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный социально-экономический университет» по адресу: 41 3, г.
  5. Развитие рынка нематериальных благ: особенности и тенденции в постиндустриальной экономике

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 29 июня 2010 года в 15:00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.241.02 ГОУ ВПО «Саратовский государственный социально-экономический университет» по адресу: 41 3, г.

Другие похожие документы..