Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Історична демографія України ХУІІІ-початку XXI ст./ Спец­курс для студентів вищих навчальних закладів.—К.: Ви­давництво імені Олени Теліги, 2010.—160...полностью>>
'Документ'
Деревня с чарующим названием Мощенка расположена в живописнейшем месте обширной Ивановской области недалеко от границы с Владимирской областью. В это...полностью>>
'Документ'
I. Анализ влияния, принятых в период 2005 – 2007 годов отдельных актов законодательства о налогах и сборах, на условия ведения предпринимательской де...полностью>>
'Учебное пособие'
Трудоспособность определяется, как способность человека к труду, зависящая от состояния здоровья работника. При этом различаются: общая трудоспособно...полностью>>

Психология малых групп

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Психология малых групп.

  1. Личность в группе.

  2. Виды групп и их функции.

  3. Психология межгруппового взаимодействия.

Психология малых групп.

Человек как личность формируется в группе, он является непосредственным и опосредованным выразителем внутригрупповых отношений. Значимость группы для личности, прежде всего в том, что группа – это определенная система деятельности, заданная ее местом в системе общественного разделения труда. Группа сама выступает субъектом определенного вида деятельности и через нее включена во всю систему общественных отношений. В связи с этим группа выступает как наиболее полное отражение коренных особенностей социального строя, в рамках которого она образована и функционирует.

Группа – это ограниченная в размерах общность, выделяемая из социального целого на основе определенных признаков (характера выполняемой деятельности, социальной или классовой принадлежности, структуры, композиции, уровня развития и т.д.).

Наиболее распространено деление групп по размеру на большие и малые группы. Большие группы могут быть условными, включая в себя субъектов, которые не имеют прямых и косвенных объективных взаимоотношений друг с другом, могут даже никогда не видеть друг друга, но в связи с тем признаком, на основе которого они были выделены в подобную группу, иметь общие социальные и психологические характеристики (национальные, возрастные, половые и т.д.).

В отличие от больших групп, малые группы – это всегда непосредственно контактирующие индивиды, объединенные общими целями и задачами. Отличительной чертой малой группы является относительная простота ее внутреннего строения. Имеется в виду, что в малой группе есть, как правило, авторитетный лидер (если группа неофициальная) или авторитетный руководитель (если группа официальная), вокруг которого объединяются остальные члены группы. Дифференцируя группы по характеру их организации, регулирующей взаимодействие членов группы, следует отметить, что официальная организация предполагает заданность извне структуры группы, в то время как неофициальная организация группы регулируется внутренними структурными особенностями, которые формируются вследствие психологического, а не правового взаимодействия людей.

В зависимости от задач, стоящих перед психологом, малые группы можно делить:

  • по степени близости отношений между членами группы на первичные (семья, близкие друзья) и вторичные (учебные, производственные контакты);

  • в зависимости от тех прав, которые предоставляются участникам группой, на паритетные (все члены группы имеют равные права) и непаритетные (существует определенная иерархия прав и обязанностей);

  • в зависимости от ценности группы для индивида на группы членства (где индивид присутствует лишь в силу определенных обстоятельств, хотя и не разделяет существующих в ней установок, отношений и т.д.) и референтные группы (выступающие для индивида как эталон, образец для поведения, самооценки).

Сам факт включенности людей в группы по видам их деятельности, по характеру общественных связей становится настолько очевидным, что требует к себе пристального внимания исследователей. Можно сказать, что роль малых групп объективно увеличивается в жизни человека, в частности потому, что умножается необходимость принятия групповых решений на производстве, в жизни и т.д.

Малая группа рассматривается как особого рода психологический феномен, как промежуточное звено в системе «личность – общество». Изучение этого феномена, по мнению ученых, позволит объяснить не только законы формирования личности, но и законы общественного развития более высокого порядка. Сплоченность малых групп, устойчивость их структуры, против воздействия сил, направленных на разрыв внутригрупповых связей, эффективность деятельности группы и зависимость ее от размера, от стиля руководства, конформность личности в группе и независимость ее от группы, а так же другие проблемы межличностных отношений – все это стало предметом исследования и образовало специальный раздел социальной психологии – изучение групповой динамики в рамках психологии коллектива.

  1. Личность в группе.

Две рассмотренные проблемы личности социализация и социальная установка – раскрывают как бы две стороны существования личности в социальном контексте: усвоение ею социального опыта и его реализация. Теперь необходимо интегрировать эти две стороны и проанализировать реальное поведение личности в системе связей с другими людьми, принадлежащими, прежде всего к той же самой группе. Без этого социально-психологический подход к изучению личности окажется незавершенным, ибо фокус этого подхода – рассмотрение личности в условиях совместной деятельности и общения. Такой подход не претендует на исчерпывающее исследование личности, она остается предметом изучения и в общей психологии, где в последние годы наметились новые линии анализа, в том числе фиксирующие и социально-психологический аспект. Так, В.А.Петровский выделяет три возможных аспекта исследования личности, когда личность рассматривается:

1) как свойство, погруженное в пространство индивидуальной жизни субъекта;

2) как свойство, существующее в пространстве межиндивидуальных связей;

3) как свойство, находящееся за пределами интериндивидного пространства (т.е. как "погружение" в другого, "вклад" в другого, как "персонализация"). (Петровский В.А., 2002).

Легко видеть, что второй аспект точно совпадает с тем фокусом интереса, который выделен в социальной психологии. (Что же касается третьего аспекта, то и внутри него, очевидно, возможна дальнейшая, более детальная социально-психологическая проработка.) Сохраняется свой аспект изучения личности и в социологии, где проблема идентичности решается в ключе, весьма близком к социально-психологическому.

Для социальной психологии важно понять личность как взаимодействующего и общающегося субъекта. Все приобретенное личностью в процессе социализации, все сформированные у нее социальные установки не являются чем-то застывшим, но подвергаются постоянной коррекции, когда личность действует в реальном социальном окружении, в конкретной группе. Роль именно реальной, конкретной группы очень велика: социальные детерминанты более высокого порядка (общество, культура) как бы преломляются через ту непосредственную "инстанцию" социального, каковой выступает группа. Тезис о том, что "общим объективным основанием свойств личности является система общественных отношений" (Ломов, 2004. С. 300), при более конкретном анализе требует рассмотрения того, как личность включается в различные виды общественных отношений и какова различная степень реализации ею этих общественных отношений. Способом такой конкретизации и является обсуждение проблемы "личность в группе" в противовес традиционной проблеме социальной психологии "личность и группа". Только при такой постановке вопроса можно обеспечить всесторонний анализ проблемы социальной идентичности личности. Поставленная в связи с характеристикой психологии группы теперь эта проблема должна быть рассмотрена со стороны личности. Что значит: личность идентифицируется с группой? Какие психологические механизмы проявляются при этом? Что конкретно усваивает личность в группе и чем она эту группу "наделяет"? Развернутые ответы на все эти вопросы могут быть найдены только при условии детального исследования существования личности именно в группе.

Принцип, гласящий, что "личностью не рождаются, а личностью становятся", должен быть также конкретизирован: личностью становятся и поэтому для личности небезразлично, в каких именно группах осуществляется ее становление, в частности, с какими другими личностями она взаимодействует. Если бы можно было осуществить такое лонгитюдное исследование, в котором удалось бы проследить весь жизненный путь личности, то на поставленный вопрос был бы дан исчерпывающий ответ. При этом можно было бы выявить, насколько значимо для становления личности "прохождение" ее через группы, предположим, высокого (или, напротив, низкого) уровня развития, богатые межличностными конфликтами, или, напротив, относительно бесконфликтные и т.п. Интересно, что в повседневной жизни, в обыденной практике эти факторы фиксируются. Так, например, при выяснении причин противоправного поведения подростка изучается и характер отношений в родительской семье, и в школьном классе, и в группе сверстников по месту проживания. Точно так же рассматривается в этом случае и вопрос о том, какое место занимал интересующий нас субъект в системе отношений данных групп. Однако очевидная для практики важность обозначенной проблемы не нашла до сих пор своего исчерпывающего теоретического и, еще более, экспериментального объяснения.

На языке фундаментального исследования проблема должна быть сформулирована таким образом: какова зависимость формирования определенных качеств (свойств) личности от "качества" групп, в которых осуществляется процесс социализации и в которых актуально разворачивается ее деятельность? Другая сторона этой проблемы: какова зависимость формирования определенных "качеств" группы (т.е. ее психологических характеристик) от того исходного материала (т.е. психологических характеристик личностей), с которого начинается процесс оформления группы?

Исследование качеств личности имеет весьма солидную традицию, как в общей, так и в социальной психологии. Начиная с перечисления различных качеств личности через описание их структуры, социальная психология пришла к выводу о необходимости понимания системы качеств личности. Но принципы построения такой системы до сих пор не вполне разработаны. В общем плане решение содержится, в частности, в работах А.Н.Леонтьева. Рассматривая саму личность как системное качество, он полагал, что такой подход должен диктовать психологии и новое измерение для исследования личности, "это исследование того, что, ради чего и как использует человек врожденное ему и приобретенное им?" (Леонтьев, 2003. С. 385). Можно, очевидно, построить систему качеств личности, расположив их в соответствии с этими основаниями. Но более подробный ответ на вопрос можно дать, только изучив проявления личности в тех реальных группах, в которых и организуется ее деятельность. Это не следует понимать слишком узко, т.е. лишь как функционирование личности только в своей первичной среде – непосредственном окружении. Естественно, что должна быть изучена система групп, в которые включена личность, в том числе и больших социальных групп, так как общие ценности общества, культуры она постигает именно в этих группах.

Некоторые подходы к решению этих проблем намечены: изучается роль такого фактора, как "вхождение" личности в группу; высказана идея о том, что каждая группа имеет свое собственное "лицо", и это значимо для индивидов, в нее включенных; в ряде исследований вместе с другими детерминантами поведения личности в группе изучался "статусный опыт индивида" (т.е. опыт, приобретенный в различных группах пребывания на протяжении предшествующего жизненного пути) и т.д. Чрезвычайно важная мысль была высказана в свое время B.C.Мерлиным: "Характер взаимоотношений в коллективе детерминирует формирование свойств личности, типичных для данного коллектива" (Мерлин, 2003. С. 259). Пожалуй, именно эта идея должна быть развита дальше, если мы хотим понять реальную ситуацию, в которой оказывается личность в группе. Можно привести два ряда доводов в пользу того, почему непосредственная среда деятельности личности – группа – действительно "наделяет" личность определенными свойствами.

Первый из доводов заключается в том, что результат активности каждой личности, продукт ее деятельности дан, прежде всего, не вообще, а там, где он непосредственно произведен, осуществлен, т.е. выступает как некоторая реальность. Но поскольку она возникает в группе, то здесь более всего очевидна мера участия каждой личности в общем усилии. Через долю в общем объеме деятельности личность как бы сопрягается с другими членами группы, а следовательно, оценивается ими.

Но такая оценка предполагает некоторые нормативы, с помощью которых она осуществляется. Значит, существуют такие личностные качества, которые особенно значимы для данной группы, для данных условий деятельности. Будучи закреплены в оценках, они в определенном смысле как бы "предписываются" членам группы. Выделяются четыре процесса, в которых развертывается межличностное оценивание:

1) интериоризация (т.е. усвоение личностью оценок со стороны других членов группы);

2) социальное сравнение (прежде всего с другими членами группы);

3) самоатрибуция (т.е. приписывание себе качеств, выполняемое на основе двух предшествующих процессов);

4) смысловая интерпретация жизненного переживания (Кон, 2004. С. 234).

Конкретный вид этих процессов обусловлен характеристиками группы: самооценка каждого члена группы зависит от группового мнения (но лишь определенным образом: самооценка может идти и вразрез с мнением группы, что порождает сеть конфликтных ситуаций, например, в условиях школьного класса и т.п.); социальное сравнение предполагает наличие кого-то "среднего" как точки отсчета, а это представление о "среднем" также формируется в группе и т.д. Экспериментальные исследования межличностного оценивания в малых группах подтверждают, что характер его различается, например, в группах высокого и низкого уровней развития. Сами эталоны оценки оказываются различными, причем даже внутри одной и той же группы эталоны неоднозначны, поскольку группа неоднородна по составу: ее члены обладают различными индивидуальными психологическими особенностями (Кроник, 2002). К сожалению, относительный вес индивидуальных различий членов группы и свойств самой группы в формировании эталона оценки не выяснен.

Второй довод заключается в том, что всякая совместная деятельность в группе предполагает набор обязательных ситуаций общения. В этих ситуациях проявляются также определенные качества личности, что особенно наглядно видно, например, в ситуациях конфликта. В зависимости от наличия тех или иных качеств личность по-разному проявляет себя, причем всегда либо через сравнение себя с другими, либо через утверждение себя среди других. Но эти "другие" – тоже члены той же самой группы, следовательно, демонстрация личностью своих качеств в общении контролируется группой посредством приложения к этим качествам групповых критериев. Именно это также способствует наделению личности "нужными" группе качествами.

Принятие или непринятие личностью такой формы группового контроля зависит и от степени ее включенности в группу. Какой бы по уровню развития ни была группа, индивидуальная позиция каждой отдельной личности зависит от меры значимости для нее групповой деятельности. Если даже принять тезис о том, что в группах высокого уровня развития, т.е. коллективах, цель совместной деятельности принимается всеми членами как своя собственная, то это не снимает вопроса о мере принятия этой цели каждой личностью в отдельности, т.е. включенности личности в групповую жизнедеятельность. Этот же показатель определяет и меру принятия или отвержения такой формы группового контроля, как оценка качеств, необходимых в условиях совместной деятельности и общения.

Оба приведенных довода требуют включения в социально-психологический анализ личности и проблемы смыслообразования. Традиционно изучаемая в общей психологии эта проблема не освоена социальной психологией. Вместе с тем обозначение фокуса социально-психологического исследования личности ("личность в группе") предполагает изучение процесса смыслообразования в контексте таких феноменов, как социальное сравнение, социальное оценивание и т.д. Подобно личностному смыслу, "групповой смысл" выступает как определенная реальность во взаимодействии личности и группы. Соответственно двум сторонам этого взаимодействия – совместная деятельность и общение – можно условно выделить два ряда социально-психологических качеств личности: качества, проявляющиеся непосредственно в совместной деятельности, и качества, необходимые в процессе общения.

  1. Виды групп и их функции.

Малая группа — это небольшое по размеру объединение людей, связанных непосредственным взаимодействием.

Большинство эмпирических исследований в социальной психологии выполнены на малых группах, и этому есть несколько причин. Большая часть жизни человека протекает в малых группах: в семье, игровых компаниях сверстников, учебных и трудовых коллективах, соседских, приятельских и дружеских общностях. Именно в малых группах происходит формирование личности, проявляются ее качества, поэтому личность нельзя изучать вне группы. Через малые группы осуществляются связи личности с обществом: группа трансформирует воздействие общества на личность, личность воздействует на общество сильнее, если за ней стоит группа. Статус социальной психологии как науки, ее специфика во многом определяются тем, что малая группа и возникающие в ней психологические феномены являются центральными признаками в определении ее предмета.

Малые группы на протяжении всей истории социальной психологии являлись основным объектом эмпирических исследований, в том числе лабораторных экспериментов. Наконец, проблемы формирования и развития малых групп, групповых методов обучения, тренинга и психокоррекционного воздействия, совместной трудовой деятельности и руководства деятельностью малых групп традиционно являются одним из главных направлений приложения теории и методов социальной психологии в практике.

Малые группы выступают объектами исследования не только социальной психологии, но и социологии и общей психологии. Основное различие в выделении предмета научного исследования здесь состоит в том, что социология изучает малые группы, прежде всего с точки зрения их объективных социальных признаков, обезличенных и депсихологизированных. В обшей психологии, группа рассматривается как фактор, влияющий на поведение индивида и особенности его психических процессов и состояний. Социальная психология изучает психологические явления, которые возникают в процессе общения и взаимодействия между людьми в малых группах и характеризуют не отдельных индивидов, а взаимосвязи и взаимоотношения между этими индивидами, между индивидами и группой и саму малую группу как целое.

Выделение малых групп как специфических человеческих общностей (в отличие от больших групп и от выделяемых в последнее время средних по величине общностей) предполагает решение вопроса о количественных границах малой группы.

Количественные признаки малой группы - ее нижние и верхние границы определяются качественными признаками малой группы, основными из которых являются: контактность — возможность каждого члена группы регулярно общаться друг с другом, воспринимать и оценивать друг друга, обмениваться информацией, взаимными оценками и воздействиями и целостность — социальная и психологическая общность индивидов, входящих в группу, позволяющая воспринимать их как единое целое.

За нижнюю границу размеров малой группы большинство специалистов принимает три человека, поскольку в группе из двух человек — диаде— групповые социально-психологические феномены протекают особым образом. Верхняя граница малой группы определяется ее качественными признаками и обычно не превышает 20-30 человек. Оптимальный размер малой группы зависит от характера выполняемой совместной деятельности и находится в пределах 5—12 человек. В меньших по размеру группах скорее возникает феномен социального пресыщения, группы большего размера легче распадаются на более мелкие микрогруппы, в рамках которых индивиды связаны более тесными контактами. В этой связи принято выделять группы первичные, то есть наименьшие по размеру и далее не делимые общности, и вторичные группы, формально представляющие собой единые общности, но включающие в себя несколько первичных групп.

Малые группы являются основным объектом лабораторных экспериментов в социальной психологии. Поэтому необходимо различать группы искусственные (или лабораторные), специально создаваемые для решения научных задач, и естественные группы, существующие независимо от воли исследователя. Психолог должен иметь четкое представление, на каких объектах, в каких условиях (естественных или искусственных) получены те или иные факты и закономерности, и в какой степени приложимы знания, полученные в искусственных условиях, к объяснению, прогнозированию и управлению психологическими явлениями и поведением в естественных социальных группах.

Среди естественных малых групп наиболее важным представляется выделение групп формальных и неформальных, предложенное Э.Мэйо.

Формальные группы — группы, членство и взаимоотношения в которых, носят преимущественно формальный характер, то есть определяются формальными предписаниями и договоренностями.

Формальными малыми группами являются, прежде всего, первичные коллективы подразделений социальных организаций и институтов. Организационные и институциональные малые группы представляют собой элементы социальной структуры общества и создаются для удовлетворения общественных потребностей.

Ведущей сферой активности и основным психологическим механизмом объединения индивидов в рамках организационных и институциональных, малых групп является совместная деятельность,

Неформальные группы — объединения людей, возникающие на основе внутренних, присущих индивидам потребностей в общении, принадлежности, понимании, симпатии и любви.

Примерами неформальных малых групп являются дружеские и приятельские компании, пары любящих друг друга людей, неформальные объединения людей, связанных общими интересами, увлечениями.

Формальные и неформальные группы различаются, прежде всего, по механизмам их образования и по характеру межличностных взаимоотношений. Однако, как и любая классификация, деление групп на формальные и неформальные является достаточно условным. Неформальные группы могут возникать и функционировать в рамках формальных организаций, а группы, возникшие как неформальные, на определенном этапе могут приобретать признаки формальных групп.

По времени существования выделяются группы временные, в рамках которых объединение индивидов ограничено во времени (например, участники групповой дискуссии или соседи по купе в поезде), и стабильные, относительное постоянство существования которых определяется их предназначением и долговременными целями функционирования (семья, трудовые и учебные группы)

В зависимости от степени произвольности решения индивидом вопроса о вхождении в ту или иную группу, участии в ее жизнедеятельности и уходе из нее группы делятся на открытые и закрытые.

Основными критериями психологической общности группы выступают явления сходства, общности индивидов, входящих в малую группу (общность мотивов, целей, ценностных ориентации и социальных установок). Осознание членами группы наличия сходства, общности входящих в нее индивидов и отличий (в том числе психологических) своей группы от других выступает основой идентификации индивидов со своей группой (осознания своей принадлежности к данной группе, своего единства с нею — чувство «мы»). Одним из проявлений позитивной групповой идентификации является внутригрупповая приверженность — тенденция к более позитивному эмоциональному отношению индивидов к своей группе и более позитивной оценке ее членов.

Психологическая общность группы проявляется также в наличии социально-психологических характеристик, присущих группе в целом (а не характеризующих отдельных индивидов), таких как совместимость, сработанность, сплоченность, социально-психологический климат и др. Сказанное не означает, что только группы, характеризующиеся выраженными признаками психологической общности, могут являться объектами социально-психологического исследования (таковым может быть и случайное или временное объединение людей, и собрание индивидов, характеризующееся высокой степенью психологической разобщенности и дезинтеграции). Речь идет, прежде всего, о специфике подхода социальной психологии к изучению малых групп, о специфике ее предмета.

Референтность малой группы — значимость групповых ценностей, норм, оценок для индивида. Основными функциям» референтной группы являются: сравнительная и нормативная (предоставление индивиду возможности соотносить свои мнения и поведение с принятыми в группе и оценивать их с точки зрения соответствия групповым нормам и ценностям). С практической точки прения особый интерес представляют группы социально-психологического тренинга и психокоррекционные группы — временные группы, специально создаваемые для формирования навыков эффективного общения, взаимопонимания и решения психологических проблем под руководством практического психолога-тренера (Рудестам К., 2005).

Системный подход в исследовании психологии малых групп и коллективов предполагает анализ многообразия связей и отношений в малых группах, которые должны рассматриваться одновременно и как субъекты совместной деятельности, и как субъекты общения и межличностных отношений (А.Л. Журавлев, П.Н. Шихирев, Е.В. Шорохова, 2004).

Основными параметрами малой группы, необходимыми для ее качественной характеристики в социально-психологическом исследовании, являются композиция и структура группы.

Композиция группы — это совокупность индивидуальных особенностей членов группы, значимых для ее характеристики как целого. Выбор параметров, характеризующих композицию группы, во многом определяется конкретными задачами исследования. Наиболее часто выделяются и указываются соотношения членов группы по таким особенностям как пол, возраст, образование, национальная принадлежность, социальное положение. Все перечисленные признаки чрезвычайно важны сточки зрения социально-психологических особенностей группы, например, группы, различающиеся по возрасту входящих в них индивидов (детские, юношеские и взрослые), имеют существенные особенности по всем психологическим характеристикам.

  1. Психология межгруппового взаимодействия.

1. Понятие социальной группы, общества и межгрупповых отношений

Психология межгрупповых отношений является одним из наиболее молодых и быстро развивающихся направлений в социальной психологии. Первые попытки описания и анализа межгруппового взаимодействия и, прежде всего - межгрупповой агрессии - представлены уже в работах таких классиков, как Г. Лебон (1896) и У. Макдугалл (1908).

СОЦИАЛЬНАЯ ГРУППА − любая относительно устойчивая совокупность людей, находящихся во взаимодействии и объединенных общими интересами и целями. В каждой социальной группе воплощаются некоторые специфические взаимосвязи индивидов между собой и обществом в целом.

МЕЖГРУППОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ − совокупность социально-психологических явлений, характеризующих субъективное отражение (восприятие) многообразных связей, возникающих между социальными группами, а также обусловленный ими способ взаимодействия групп.

Общество можно образно сравнить с "живым организмом", балансирующим на точке справедливости межгрупповых воздействий в процессе постоянного обмена социально-психологическими отношениями между его элементами, то есть такого обмена, в каждом акте которого в виде побочного продукта воссоздается сущность, то есть принцип устройства, участвующих в нем социальных групп.

Взаимоотношения групп становятся звеном социальной системы и основой культуры сообщества, позволяющей ему сохранять себя и развиваться в соответствии с социальным контекстом.

2. Экспериментальные исследования и выводы М. Шерифа и Г. Тэшфела

Экспериментальные исследования М. Шерифа.

Самые ранние экспериментальные исследования в области межгрупповых взаимодействий, а в частности, межгрупповых конфликтов и межгруппового соперничества были проведены М. Шерифом в 1954 году в американском лагере для подростков. Эксперимент состоял из четырех стадий:

На первой стадии подросткам 9-12 лет, приехавшим в лагерь, была предложена общая деятельность по уборке лагеря, в ходе которой были выявлены стихийно сложившиеся группы.

На второй стадии подростков разделили на две группы, так, чтобы разрушить естественно сложившиеся дружеские отношения (одна группа была названа “Орлы”, другая “Гремучие змеи”), при этом было замерено отношение одной группы к другой, не содержащее враждебности по отношению друг к другу.

На третьей стадии была задана различная деятельность на условиях соревнования, и в ее ходе был зафиксирован рост межгрупповой враждебности.

На четвертой стадии группы были вновь объединены и занялись общей деятельностью. Замер отношений “бывших” групп друг к другу на этой стадии показал, что межгрупповая враждебность уменьшилась, но не исчезла полностью.

Источники межгрупповой враждебности или сотрудничества в данном эксперименте отыскиваются не в мотивах отдельной личности, как при “мотивационных” подходах, свойственных фрейдистским ориентированным исследователям, а в ситуациях группового взаимодействия. Но при предложенном понимании взаимодействия были утрачены чисто психологические характеристики - когнитивные и эмоциональные процессы, регулирующие различные аспекты этого взаимодействия.

Когнитивный подход Г. Тэшфела.

Изучая межгрупповую дискриминацию (внутригрупповой фаворитизм по отношению к своей группе и внутригрупповую враждебность по отношению к чужой группе) с Шерифом полемизирует Тэшфел по вопросу о том, что является причиной этих явлений. В эксперименте студентам показали две картины художников В. Кандинского и П. Клее и предложили посчитать количество точек на каждой картине (поскольку это позволяла манера письма). Затем разделили участников эксперимента на две группы. В одну попали те, кто зафиксировал больше точек у Кандинского, в другую те, кто зафиксировал их больше у Клее. Группы были обозначены как “сторонники” Кандинского и Клее, хотя, в действительности, их члены таковыми не являлись. Немедленно возник эффект “своих” и “чужих” и были выявлены приверженность своей группе (внутригрупповой фаворитизм) и враждебность по отношению к чужой группе. Это позволило Тэшфелу заключить, что причина межгрупповой дискриминации не в характере взаимодействия, а в простом факте осознания принадлежности к своей группе и, как следствие, проявление враждебности к чужой группе. Отсюда был сделан вывод о том, что вообще область межгрупповых отношений - это преимущественно когнитивная сфера, включающая в себя четыре основных когнитивных процесса:

· социальную категоризацию,

· социальную идентификацию,

· социальное сравнение,

· социальную (межгрупповую) дискриминацию.

Социальная категоризация - это процесс группировки субъектом социальных объектов и явлений по их значению в системе действий, намерений и убеждений индивида. Социальная категоризация в межгрупповых отношениях есть частный случай классификации индивидом окружающей действительности, характеризующийся ярко выраженным положительным или отрицательным отношением субъекта к классифицируемым объектам, влиянием сформировавшихся у него ценностных ориентации.

Социальная категоризация и идентификация немыслимы без постоянно сопутствующего им процесса социального сравнения. Характеристики группы, будь то социальный статус, экономическое положение, цвет кожи или способность добиваться своих целей, обретают значимость большей частью в ценностно-насыщенном сопоставлении с другими группами.

В силу ряда причин группы стремятся фиксировать и поддерживать свое позитивное отличие от других групп. Эту функцию призваны выполнять различные психологические процессы, среди которых ведущую роль играет социальная стереотипизация. Они и обеспечивают то, что Тэшфел называет психологическим групповым отличием, или социальной дискриминацией.

По мысли Тэшфела, независимо от объективных отношений, наличия или отсутствия противоречий между группами, факт группового членства сам по себе обуславливает развитие этих четырех когнитивных процессов, приводящих, в конечном счете, к межгрупповой дискриминации. Но оказывается опущенным вопрос о том, насколько адекватной является фиксация межгрупповых различий, то есть насколько воспринимаемые различия соответствуют действительному положению дел.

Непосредственное и опосредованное взаимодействие групп.

Подобно тому, как проблема группы в социальной психологии включает в себя анализ и малых и больших групп, область межгрупповых отношений предполагает изучение отношений, как между большими, так и между малыми группами. Специфика социальной психологии не в том, какие “единицы” анализа имеются в виду, а в том, каков тот угол зрения, который характеризует подход. Принципиальное отличие социально-психологического угла зрения на проблему заключается в том, что здесь в центре внимания (в отличие от социологии) стоят не межгрупповые процессы и явления сами по себе или их детерминация общественными отношениями, а внутреннее отражение этих процессов, то есть когнитивная сфера, связанная с различными аспектами межгруппового взаимодействия.

Диапазон возможных сторон, с точки, зрения которых воспринимается другая группа, значительно уже по сравнению и тем, что имеет место в случае межличностного восприятия: образ другой группы формируется непосредственно в зависимости от ситуации совместной межгрупповой деятельности. Эта совместная межгрупповая деятельность не сводится только к непосредственному взаимодействию. Межгрупповые отношения и, в частности, представления о “других группах”, могут возникать и при отсутствии непосредственного взаимодействия между группами, как, например, в случае отношений между большими группами. Здесь в качестве опосредующего фактора выступает более широкая система социальных условий, общественно-историческая деятельность данных групп. Таким образом, межгрупповая деятельность может выступать как в форме непосредственного взаимодействия различных групп, так и в опосредованных, безличных формах, например, через обмен ценностями культуры, фольклора и т. д.

Экспериментальные исследования В. С. Агеева.

Межгрупповое воздействие, которое было выделено как специфически социально-психологический предмет исследования в области межгрупповых отношений, само по себе интерпретируется с точки зрения конкретного содержания совместной деятельности различных групп. Разработка этой проблемы на экспериментальном уровне позволяет по-новому объяснить многие феномены, полученные в традиционных экспериментах.

Особый интерес представляет серия экспериментов, выполненных В. С. Агеевым. Основной гипотезой в его исследованиях было предположение о зависимости межгруппового восприятия, в частности, его адекватности, от характера совместной групповой деятельности.

В первой серии экспериментов, проведенных на студенческих группах одного техникума в период экзаменационной сессии, в качестве конкретных показателей адекватности межгруппового восприятия выступали:

1. Прогнозирование групповой победы в ситуации межгруппового соревнования;

2. Объяснение причин победы или поражения своей и чужой группы в этом соревновании;

3. Представление о потенциальных успехах своей и чужой групп в различных сферах деятельности, не связанных непосредственно с экспериментальной ситуацией.

Мерой адекватности служила степень предпочтения по указанным параметрам, которая демонстрируется по отношению к своей группе. Эксперимент заключался в следующем: две группы студентов должны были одновременно сдавать зачет по одному и тому же предмету одному и тому же преподавателю. В двух экспериментальных группах студентам сообщалось, что та группа, которая продемонстрирует в процессе семинарского занятия хорошие знания, получит “автоматический” зачет, члены же другой группы останутся, и будут сдавать зачет обычным путем (каждый будет отвечать индивидуально). Им объяснялось также, что общая групповая оценка будет складываться в ходе семинарского занятия из оценок индивидуальных выступлений, каждое из которых получит определенную сумму балов. Однако в ходе эксперимента сумма балов оставалась для испытуемых неизвестной; экспериментатор лишь называл лидирующую группу. Причем в первой ситуации экспериментатор умышленно называл лидирующей все время одну и ту же группу, а во второй ситуации - обе группы попеременно. В третьем случае (контрольном) студентам сообщалось, что “автоматический” зачет получит не та или иная группа в целом, а лишь наиболее успешно выступившие на семинаре студенты независимо от их групповой принадлежности.

Результаты этой серии экспериментов в целом подтвердили выдвинутые гипотезы. Экспериментальные ситуации по сравнению с контрольной показали, что в условиях межгруппового соревнования наблюдалось:

а) значительно большее количество выступлений и реплик в поддержку
членов своей группы;

б) значительно большее количество попыток регуляции выбора
выступающих (стимулирование выступлений тех членов группы, которые
увеличивают ее шансы на победу, и, напротив, стимулирование наиболее
слабых выступлений представителей другой группы);

в) давление на экзаменатора (на его выбор выступающих).

Кроме того, в экспериментальных ситуациях, то есть в условиях межгруппового соревнования, гораздо чаще по сравнению с контрольной ситуацией употреблялись местоимения “мы” и “они”, что само по себе является показателем идентификации с группой.

По всем трем параметрам межгруппового восприятия данные двух первых ситуаций значительно отличались от контрольной. Особенно показательно это было при объяснении причин победы или поражения своей и чужой групп: успех своей группы объясняли, как правило, внутригрупповым фактором, а неудачи - факторами внешними (случайными), успех и неудачи чужой группы объясняли строго противоположным образом. В эксперименте было установлено, что присутствует феномен внутригруппового фаворитизма. Из этого можно сделать вывод о том, что межгрупповое восприятие зависит от характера совместной групповой деятельности; в ситуациях соревнования обе экспериментальные группы выбрали стратегию внутригруппового фаворитизма, то есть их восприятие другой группы оказалось неадекватным. В определенном смысле результаты подтвердили данные Шерифа.

Второй серией экспериментов нужно было ответить на вопрос о том, при всяких ли условиях межгрупповой деятельности будет избранна такая стратегия во взаимодействии. В первой серии экспериментов совместная межгрупповая деятельность была организованна по принципу “игры с нулевой суммой” (одна группа полностью выигрывала, другая - полностью проигрывала); кроме того, внешние критерии оценки достижений групп носили амбивалентный характер (не были достаточно ясными для участников, поскольку каждому не сообщался балл его успешности и давалась лишь общая неаргументированная оценка деятельности группы).

Во второй серии экспериментов условия межгрупповой совместной деятельности были существенно изменены. В этот раз эксперимент проводился в пионерском лагере, где отрядам два раза задавались ситуации соревнований с различной организацией: в первом случае в середине лагерной смены дети участвовали в спортивном соревновании, во втором случае в конце лагерной смены совместно трудились, оказывая помощь соседнему совхозу. Параллельно с осуществлением двух этапов эксперимента вожатые отрядов по просьбе экспериментатора проводили определенную повседневную работу с детьми: перед спортивными соревнованиями всячески подчеркивали состязательные моменты, а перед работой в совхозе этот акцент был снят. В результате проведенных экспериментов было выявлено, что в условиях спортивного соревнования наблюдался резкий рост внутригруппового фаворитизма, а на этапе совместной деятельности в совхозе, напротив, его резкое уменьшение.

1. При интерпретации этих результатов было принято во внимание следующее: тип межгруппового соревнования на обоих этапах второй серии отличался от типа межгруппового соревнования в первой серии -- здесь не имела места модель “игры с нулевой суммой”, поскольку не было однозначной победы или обозначенного поражения (отряды просто ранжировались по степени успеха); кроме того, на каждом этапе критерии оценки были очевидными и наглядными;

2. Два этапа второй серии также различались между собой: на втором этапе межгрупповая деятельность (труд в совхозе) приобрела самостоятельную и социально-значимую ценность, не ограничивающуюся узкогрупповыми целями в межгрупповом соревновании.

Отсюда можно заключить, что важнейшим фактором, который привел к снижению уровня внутригруппового фаворитизма и тем самым неадекватности межгруппового восприятия, явилась сама по себе ситуация межгруппового взаимодействия, принципиально новая по своей значимости деятельность, с отчетливо выраженным содержанием и стоящая над узкогрупповыми целями.

При сравнении данных второй серии с данными первой серии можно заключить, что негативная роль такой формы межгруппового взаимодействия, которое организованно по принципу “игра с нулевой суммой” (что приводит к неадекватности межгруппового восприятия), может быть компенсирована иным характером совместной деятельности. Средством такой компенсации является более общие (“надгрупповые”) цели, ценности совместной социально значимой деятельности. При этом имеет значение и такой факт, как накапливаемый группами опыт совместной жизнедеятельности.

На основе предложенного подхода принципиальная схема генезиса межгрупповых процессов может выглядеть следующим образом:

Наличие трех звеньев в этой цепи позволяет по-новому объяснить соотношение внутригруппового фаворитизма как стратегии межгруппового взаимодействия и как характеристики межгруппового восприятия. Межгрупповое восприятие оказывается неадекватным (феномен внутригруппового фаворитизма) в таком межгрупповом взаимодействии, которое оторвано от социально значимой совместной деятельности групп. Стабилизация неадекватных представлений о других группах может быть преодолена, если группы включить в деятельность с общими для них целями и ценностями.

3. Влияние межгрупповых отношений на внутригрупповые процессы

В чисто научном плане введение проблематики межгрупповых отношений в социальную психологию имеет большое значение для обогащения знаний о самих группах. Характер межгруппового воздействия влияет на внутригрупповые процессы: предпринята серия исследований о влиянии межгруппового взаимодействия на такие процессы, удовлетворенность от принадлежности к группе, характер межличностных отношений в группе, точность их восприятия членами группы, групповые решения и другое. Проводились эксперименты, выявлявшие сравнительные характеристики групповых процессов в зависимости от места, занимаемого группой в межгрупповом соревновании, и от восприятия группой этого места (то есть от субъективной оценки меры собственного успеха). Соответственно были получены данные, касающиеся и неуспешных групп. В частности, удалось установить, что в случае стабильной неудачи группы в ней значительно ухудшается качество межличностных отношении: уменьшается число связей по типу взаимной симпатии, увеличивается число негативных выборов. Наблюдается сдвиг в сторону повышения числа конфликтов. В качестве косвенного результата было обнаружено, что сам интерес к проблемам межличностных отношений более интенсивно выражен в “неуспешных” группах. Это является показателем того, что недостаточная интегрированность группы совместной деятельностью снижает показатели ее эффективности: внимание членов группы концентрируется не столько на отношениях деятельностной зависимости, сколько на отношениях межличностных. Констатация подобного сдвига может служить диагностическим средством для определения уровня группового развития.

В более широком, методологическом плане эти данные важны для понимания того, что малая группа не может ни при каких обстоятельствах рассматриваться как изолированная система: для объяснения любого внутригруппового процесса необходимо выйти за рамки малой группы. Тезис о детерминированности всех процессов малой группы более широкой системой общественных отношений получает свое раскрытие и конкретизацию: ближайшей сферой таких отношений являются отношения между группами.

4. Межгрупповые отношения “по горизонтали” и “по вертикали”

Перспектива исследований психологии межгрупповых отношений включает в себя два сечения:

1. Отношения между группами “по горизонтали”, то есть между группами, не связанными отношениями подчинения, а существующими как бы “рядом” (школьный класс со школьным классом, бригада с бригадой, если речь идет о малых группах, или нация с нацией, демографическая группа с демографической группой, если речь идет о больших группах, и т. д.). Вариант этого сечения - взаимоотношения разных, но не соподчиненных групп: семья, школа, спортивная секция и т. д.

2. Отношения между группами “по вертикали”, то есть в системе некоторой иерархии: бригада, цех, завод, объединение и т. д.

Этот второй случай логично позволяет включить в проблематику межгрупповых отношений также относительно новый раздел социальной психологии - психологию организации.

Заключение

Проблема групп, в которые объединены люди в процессе своей жизнедеятельности, - важнейший вопрос социальной психологии. Реальность общественных отношений всегда дана как реальность отношений между социальными группами, поэтому для социологического анализа крайне важным и принципиальным вопросом является вопрос о том, по какому критерию следует вычленять группы из того многообразия различного рода объединений, которые возникают в человеческом обществе.

«Группа - это некоторая совокупность людей, рассматриваемых их с точки зрения социальной, производственной, экономической, бытовой, профессиональной, возрастной и т.п. общности. Сразу же следует оговориться, что в общественных науках в принципе может иметь место двоякое употребление понятия “группа”». С одной стороны, в практике, например, демографического анализа, в различных ветвях статистики имеются ввиду условные группы: произвольные объединения (группировки) людей, по какому либо общему признаку необходимому в данной системе анализа.

С другой стороны, в целом цикле общественных наук под группой понимается реально существующее образование, в котором люди собраны вместе, объединены одним общим признаком, разновидностью совместной деятельности или помещены в какие-то идентичные условия, обстоятельства, определенным образом осознают свою принадлежность к этому образованию.

Личность и возникает тогда, когда индивид начинает самостоятельно, как субъект, осуществлять внешнюю деятельность по нормам и эталонам, за данным ему извне - той культурой, в лоне которой он просыпается к человеческой жизни, к человеческой деятельности. Пока же человеческая деятельность обращена на него, а он остается ее объектом, индивидуальность, которой он, разумеется, уже обладает, не есть еще человеческая индивидуальность. Поэтому - то личность и есть лишь там, где есть свобода. Свобода подлинная, а не мнимая, свобода действительного развертывания человека в реальных делах, во взаимоотношениях с другими людьми, а не в самомнении, не в удовольствии ощущения своей мнимой неповторимости. Хотите, чтобы человек стал личностью? Тогда поставьте его с самого начала – с детства - в такие взаимоотношения с другим человеком, внутри которых он не только мог бы, но и вынужден был стать личностью.

В заключение хотелось бы сказать, прежде всего, о том, что характер отношений групп между собой, прежде всего, зависит от качественных условий, в которых группы на тот момент находятся. То есть, если в окружающей обстановке присутствует некий дух соревнования, то нередко может возникнуть легкая враждебность одной группы по отношению к другой. Если же группы сотрудничают между собой, выполняют какую-либо работу вместе, то соответственно, уровень некой враждебности снижается или совсем исчезает. Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что отношения между группами могут складываться как по линии сотрудничества и взаимопомощи, так и по линии соперничества и даже некоторой вражды.

Список использованной литературы

  1. Куликов В.Н., Сушков И.Р. Ципцюк В.Г. Социально-психологический аспект межнациональных отношений. Психологический журнал. 2001, т. 12, №1, с. 31-39.

  2. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. М., 2003.

  3. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие. Социально-психологические проблемы. М., 2000.

  4. Андреева Г.М., Социальная психология 2000г

  5. К. Маркс и Ф. Энгельс. О молодежи. М., «Молодая гвардия», 2002 г.

  6. К.Д. Ушинский. Избранные педагогические сочинения. т. 1 - 2. \Под редакцией А.И. Пискунова. М., «Педагогика», 2004 г.

  7. К. Маркс и Ф. Энгельс. О воспитании и образовании. В 2-х томах. \ Под редакцией В.Н. Столетова. М., «Педагогика», 2001 г.

  8. Зазыкин В.Г. Основы психологии проницательности. М.,: Тривола, 2004 г.

  9. Психология и педагогика. Учебное пособие для вузов. \Составитель А.А.

  10. Радугин. М., Издательство «Центр», 2005 г.

  11. Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования, М., 2004.

  12. Бобнева М.И. Психологические проблемы социального развития личности // Социальная психология личности. М., 2000.

  13. Богданов В.А. Социально-психологические свойства личности. Л., 2003.

  14. Коломинский Я.Л. Психология взаимоотношений в малых группах. Минск, 2006.

  15. Кон И.С. В поисках себя. М., 2004.

  16. Кроник А.А. Межличностное оценивание в группах. Киев, 2002.

  17. Леонгард К. Акцентуированные личности. Пер. с нем. М., 2001.

  18. Леонтьев А.Н. Начало личности – поступок // Избр. психолог, произв. Т. 1. М., 2003.

  19. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 2004.

  20. Мерлин B.C. Взаимоотношения в социальной группе и свойства личности. Социальная психология личности. М., 2003.

  21. Петровская Л.А. Теоретические и методические проблемы социально-психологического тренинга. М., 2002.

  22. Петровский В.А. Психология неадаптивной активности. М., 2002.

  23. Ядов В.А. Социальная идентификация личности. М., 2004.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Психология малых групп. Взаимоотношения в туристской группе (1)

    Лекции
    Тема нашей сегодняшней лекции определена. Поэтому сразу уточню, что сегодня мы не будем говорить о том, кто такие меланхолики, холерики, сангвиники и флегматики, интроверты и экстраверты, висцеротоники и соматотоники, циклоиды, астеники,
  2. Психология малых групп. Взаимоотношения в туристской группе (2)

    Лекции
    Тема нашей сегодняшней лекции определена. Поэтому сразу уточню, что сегодня мы не будем говорить о том, кто такие меланхолики, холерики, сангвиники и флегматики, интроверты и экстраверты, висцеротоники и соматотоники, циклоиды, астеники,
  3. Учебное пособие Оглавление Введение Раздел Социальная психология как наука Раздел Изучение больших групп в социальной психологии Раздел Психология малой группы Раздел Социальная психология общения

    Учебное пособие
    Социальная психология занимает особое место в системе подготовки специалистов-психологов на факультете психологии. Дипломированный специалист должен в результате усвоения дисциплины «Социальная психология» иметь представления о месте
  4. Е. М. Дубовская социальная психология малой группы учебное пособие

    Учебное пособие
    В пособии представлены данные мирового опыта разработки пробле-матики центральной области социальной психологии — психологии не-больших человеческих объединений или, по специальной терминологии, малых групп.
  5. Программа II всероссийской научно-практической конференции «Социальная психология малых групп», посвященной памяти профессора А. В. Петровского

    Программа
    Круглый стол «Группа и организация: дифференциация и интеграция» заведующих кафедрами социальной психологии и кафедрами, ведущими подготовку по социально-психологическим дисциплинам,

Другие похожие документы..