Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Bangkok – Chiang Mai – Doi Suthep – Chiang Rai – Golden Triangle – Mekong River – Donxao (Laos) – Mae Sai – Hat Yai – Tarutao – Koh Lipe – Koh Adang ...полностью>>
'Лекции'
Современная компьютерная система состоит из одного или нескольких процессо­ров, оперативной памяти, дисков, клавиатуры, монитора, принтеров, сетевого...полностью>>
'Методические рекомендации'
ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМЕНИ М. Е. ЕВСЕ...полностью>>
'Документ'
а) Прутки - катаные, прессованные, тянутые или кованые изделия, не свернутые в бухты и имеющие постоянное по всей длине сплошное поперечное сечение в...полностью>>

Ученый лапоть inc. Presents: Вопросы по философии по состоянию на 24. 05. 2006 12: 58: 36

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

УЧЕНЫЙ ЛАПОТЬ INC. PRESENTS:

Вопросы по философии по состоянию на 24.05.2006 12:58:36

=== еще вариант Понятие науки. Наука и философия. Наука и искусство. 22

Понятие науки. Наука и философия. Наука и искусство. 22

Билет 21.1. Возникновение науки в Древней Греции. Культура античного полиса и становление первых форм теоретической науки. 101

Билет 22.2. Освоение саморазвивающихся синергетических систем 108

Билет 1.1. Предмет, специфика и основные функции философии науки.

Философия науки – раздел философии, преимущественным предметом которого является целостное и ценностное осмысление науки как специфической области человеческой деятельности во всех ее ипостасях: когнитивной, институциональной, методической, знаниевой, лингвистической, коммуникационной и т.д. Содержание и проблематика философии науки существенным образом зависит от того или иного понимания предмета и задач философии (позитивизм, герменевтика, структурализм, экзистенциализм и др.).

Философия науки появилась в середине 20 века. Ее возникновение напрямую связано с научно-техническими революциями и процессом НТП происходившими в то время.

Наука в тот период стояла за всеми «прорывами» человечества. Философия же изучает явление в зрелом виде.

Сам термин «философия науки» появляется в середине 19 века, однако как область науки она возникает только в середине 20 века.

Предметом философии науки являются общие закономерности и тенденции научного познания как особой деятельности по производству и потреблению знаний, рассматриваемых в изменяющемся социокультурном контексте.

Философия видит науку:

1. как особый вид деятельности.

2. как совокупность знаний.

3. как социальный институт.

Основными объектами философии науки являются формы организации научного знания, способы развития науки, методы исследовательской деятельности.

Философия это рефлексия над наукой. Изучается методология рационального познания.

Философия науки возникает из необходимости изучить науку извне и понять её как особую сферу жизнедеятельности общества.

Способы определения науки: тренсцедентально-аналитический и эмпирический. Философия при помощи 1-го способа формирует науку. Этот способ был господствующим в истории философии вплоть до начала 19 века, однако наиболее четкую формулировку получил у И.Канта. Поэтому данный способ философского исследования «науки» можно назвать «кантовской» парадигмой философии науки.

Эмпирический способ (синтетически-обобщающий) впервые был заявлен в работах О.Конта и может называться «контовским». Философия науки в таком значении опирается на метанаучные разработки (история науки, социология науки, логика науки и науковедение и др.).

Если рассматривать «науку» через философский метод, то он предполагает конструирование всеобщего содержания «науки» в качестве особого теоретического объекта («категории»), который имеет основания во всеобщих характеристиках сознания. Наука: во-первых, результат деятельности рациональной сферы сознания. Во-вторых, это объективный тип сознания, опирающийся в существенной степени на внешний опыт. В третьих, наука в равной степени относится как к познавательной, так и к оценочной сфере рационального сознания.

Научное знание характеризуется: объективностью, проверяемостью, рациональностью, доказательностью, системностью.

Философия науки позволяет систематизировать и анализировать все характеристики науки (специфика???).

Функции философии науки:

1. Разработка различных моделей реальности (онтологии), а онтология является одним из оснований науки. Сквозь призму онтологии человек изучает науку. Создаются основания исследований.

2. Исследует общие закономерности всякого познания. Познание не только вид деятельности, но и отношения. Изучает особенности познания.

3. Философия дает науке общие принципы, нормы и ценности, которые регулируют познавательную деятельность.

4. Методологическая. Философские знания выступают в роли предельно общего метода научного исследования и разрабатывают методологии познания. Формирует ценности и мировоззренческие ориентиры науки.

5. В рамках философии разрабатываются основания построения теорий. Философия формирует логику исследования.

Билет 1.1. Предмет, специфика и основные функции философии науки

Термин «философия науки» имеет два значения:

  1. направление в западной и отечественной философии

  2. философская дисциплина 2-ой половины ХХ в.

Предмет философии науки – общие закономерности и тенденции научного познания как особой деятельности по производству научных знаний, взятых мысленно в их историческом развитии и рассматриваемых в особом социокультурном контексте. Современная философия науки рассматривает научное познание как социокультурный феномен. И одной из важных ее задач является исследование того, как исторически меняются способы формирования нового научного знания и каковы механизмы воздействия социокультурных факторов на этот процесс.

Философию науки интересует научный поиск, алгоритм открытия, динамика развития научных знаний, методов исследования деятельности. Философии науки близки науковедение (60-е гг., изучает закономерности развития и функционирования науки. Имеет описательный характер), социология науки (исследует взаимоотношение науки как социального института с обществом), наукометрия (область статического изучения динамики информационных массивов науки, потоков научной информации (рост кадров, финансовых затрат).

Чтобы выявить общие закономерности развития научного познания, философия науки должна опираться на материал истории различных конкретных наук. Она вырабатывает определенные гипотезы и модели развития знания, проверяя их на соответствующем историческом материале. Все это обусловливает тесную связь философии науки с историко-научными исследованиями.

Философия науки всегда обращалась к анализу структуры динамики знания конкретных научных дисциплин. Но вместе с тем она ориентирована на сравнение разных научных дисциплин, на выявление общих закономерностей их развития.

Долгое время в философии науки в качестве образца для исследования структуры и динамики познания выбиралась математика. Однако здесь отсутствует ярко выраженный слой эмпирических знаний, и поэтому, анализируя математические тексты, трудно выявить те особенности строения и функционирования теории, которые связаны с ее отношениями к эмпирическому базису. Вот почему философия науки, особенно с конца XIX столетия, все больше ориентируется на анализ естественнонаучного знания, которое содержит многообразие различных видов теорий и развитый эмпирический базис.

Философско-методологический анализ науки независимо от того, ориентирован ли он на естествознание или на социально-гуманитарные науки, сам принадлежит к сфере исторического социального познания. Понятно, что научное знание и его динамика является не природным, а социальным процессом, феноменом человеческой культуры, а поэтому его изучение выступает особым видом наук о духе.

Жесткая демаркация между науками о природе и науками о духе имела свои основания для науки в XIX столетии, но она во многом утрачивает силу применительно к науке последней трети XX века. В естествознании наших дней все большую роль начинают играть исследования сложных развивающихся систем, которые обладают "синергетическими характеристиками" и включают в качестве своего компонента человека и его деятельность. Методология исследования таких объектов сближает естественнонаучное и гуманитарное познание, стирая жесткие границы между ними.

Философия науки в наше время преодолела ранее свойственные ей иллюзии в создании универсального метода или системы методов, которые могли бы обеспечить успех исследования для всех наук во все времена. Она выявила историческую изменчивость не только конкретных методов науки, но и глубинных методологических установок, характеризующих научную рациональность. Современная философия науки показала, что сама научная рациональность исторически развивается и что доминирующие установки научного сознания могут изменяться в зависимости от типа исследуемых объектов и под влиянием изменений в культуре, в которые наука вносит свой специфический вклад.

Философия науки не нужна при решении типовых и традиционных задач, но подлинная творческая работа, как правило, выводит ученого на проблемы философии и методологии. Он нуждается в том, чтобы посмотреть на свою область со стороны, осознать закономерности ее развития, осмыслить ее в контексте науки как целого, нуждается в расширении кругозора. Философия науки дает такой кругозор, а извлечет ли ученый из этого пользу - это его дело. Любой ученый нуждается в понимании того, что такое наука и научное знание, в понимании того глобального исторического процесса познания, которому он служит. Философия науки выполняет и эти задачи.

Билет 1.2 Философия собственности

Собственность есть исторически сложившееся человеческое установление. Ж.Ж. Руссо говорит: “Собственность — это истинное основание гражданского общества и истинная порука в обязательствах граждан, ибо если бы имущество не было залогом за людей, то не было бы ничего легче, как уклониться от своих обязанностей и насмеяться над законом”.

“Принцип собственности”, который внедрен историей в центр политического, социального и экономического мира, по своей сути достаточно зыбок: его суть сводится к правовым отношениям. Стремления отыскать внеправовые и доправовые, т.е. внеюридические (в смысле положительного права), основы собственности были всегда свойственны человеческому разуму. Согласно естественно-правовым воззрениям, по Н.Н. Алексееву, происхождение института собственности сводилось к тому первоначальному договору, который заключали между собой люди в естественном состоянии и в результате которого вообще возник организованный порядок — положительное право, общественная власть и государство.

Обладание или владение чем-либо как собственностью предполагает физическую связь субъекта собственности с тем, чем он обладает. Но сама собственность — это не обязательно “вещь в руках”. Это прежде всего право на владение вещью, причем сама вещь, к примеру, автомобиль, может быть украдена.

Собственность — это право каждого человека, входящего в состав того или иного сообщества (семья, акционерное общество и т.п.), владеть, пользоваться и распоряжаться благами, законно им приобретенными.

Если понимать собственность в строгом смысле как право употребления и злоупотребления своей вещью, то по отношению к телу, говорит Вл. Соловьев, такое право не признается безусловным: собственность есть идеальное продолжение личности в вещах или ее перенесение на вещи.

В качестве полного собственника вещи я являюсь собственником ее ценности, получаю права на ее потребление, а также распоряжение ею: через вступление во владение вещь получает предикат “моя”. Вещь как собственность служит для потребления. Потребление есть реализация потребности посредством изменения формы, поглощения, уничтожения или продажи, сдачи в аренду. По словам Г. Гегеля, “я могу отчуждать мою собственность, так как она моя лишь постольку, поскольку я вкладываю в нее мою волю, и я могу вообще отстранить от себя свою вещь как бесхозную или передать ее во владение воле другого, но могу сделать это лишь потому, что вещь по своей природе есть нечто внешнее”.

Собственность приобретается тремя путями: наследование, трудом и завладением, т.е. захватом. Стержневым основанием собственности является труд.

Всякий человек, по мысли Вл. Соловьева, в силу безусловного значения личности имеет право на средства для достойного существования; так как для отдельного человека самого по себе это право существует только в возможности, действительное существование или обеспечение этого права зависит от общества, а отсюда следует обязанность лица перед обществом — быть ему полезным, трудиться для общего блага. Только в этом смысле труд есть источник собственности на то, что им заработано. И. Кант писал: “Богатство, хотя бы и без заслуг, почитается даже людьми бескорыстными, потому, вероятно, что с представлением о нем связываются мысли о великих деяниях, которые посредством него могли бы быть совершены. Это уважение выпадает заодно и на долю некоторых богатых мерзавцев, которые подобных деяний никогда не совершают и не имеют никакого понятия о благородном чувстве, которое единственно могло бы придать богатствам какую-то ценность”.

Определение доправовых основ собственности лучше всего, по Н.Н. Алексееву, приурочить к основным категориям права, предполагаемым каждым правовым институтом, поскольку мы мыслим его как правовое установление. Существует четыре такие правовые категории: правовой субъект, правовой объект, правовое содержание, правовое отношение. Нельзя мыслить институт собственности без того, чтобы не предположить некоторое лицо, которое является собственником. Нельзя мыслить собственность без наличия некоторого предмета, на который простирается собственность. Нельзя мыслить институт собственности без отношения субъекта собственности к объекту собственности. И, наконец, нельзя мыслить, что отношения собственности к предмету собственности не будут затрагивать правовых отношений других лиц и не предполагают их. Положительное право в качестве необходимой основы установленной собственности предполагает существование определенного “кто” (субъект), определенного “что” (объект), определенного отношения к обществу (правоотношения).

Субъект собственности. Субъектом права является физический индивидуум (в юридической практике также юридические лица — “социальные организмы”, это определенные подобия личностей, прежде всего в лице руководителей данного предприятия, которые и вступают в правовые отношения от лица всего коллектива). Собственность образует новую действительность, она дает новое бытие воле объекта. Это необходимо для его жизни: субъект вкладывает свои духовные и физические силы в свою собственность с надеждой на ее “возвратную” отдачу, т.е. на то, что собственность удовлетворит его жизненные потребности и цели, будет участвовать в реализации смысла его жизни. Справедливость требует, чтобы собственность была у каждого, ибо каждый субъект вписан самим фактом своего рождения и жизни в контекст социального бытия, в систему правовых отношений. Это совсем не значит, что необходимо и разумно имущественное равенство. Люди не равны ни от природы, ни по своим особенностям, они равны лишь как правовые личности перед законом.

Объект собственности. Все те объекты материального и духовного порядка, созданные человеком либо данные природой, в которых люди нуждаются, но которые существуют в относительно ограниченном количестве и поэмтому не могут быть приравнены, сажем, к воздуху. В истории человечества всегда существовало два способа обретения собственности — насильный захват или обработка какого-либо объекта. Редкость, ценность и нужность вещи составляют основу интереса к собственности.

В известном смысле можно согласиться с У. Джемсом, который считает, что трудно провести гран между тем, что человек называет самим собой и своим. Личность составляет и сумма всего того, что человек “может назвать своим”: не только его физические и душевные качества, но также его платье, его дом , его жена, дети, предки, друзья, его любимые люди, его репутация и труды. К этому можно добавить еще имя, фамилию и отчество личности: ведь это не просто слова, а слова, наполненные смыслоразличтельным и утвердительным смыслом. В отличие от других форм собственности “именная” собственность не завещается, не продается и, как правило, не меняется. Этот фамильно-именной вид собственности наполняется множеством тончайших нюансов смыслового характера. Если подходить с чисто психологической точки зрения, то можно предположить, что понятие собственности возникло в результате перенесения некоторых прдеставлений, заимствованных из телесного и душевного мира человека, на область отншений людей к окружающим вещам. Однако это не может служить объяснением происхождения идеи собственности. То, что “принадлежит” составу нашей телесной организации и нашему духовному миру, связано с нашим Я такой тонкой интимной связью, что было бы просто насмешкой сравнивать это с нашими носками или шапкой: тут происходит полное изничтожение моего Я в его бытии. Собственность есть нечто отчуждаемое: ее можно заложить, продать, купить, отдать в долг.

Собственность как форма социальных отношений. Содержание института собственности определяется понятимем владения, использования и распоряжения, которыми обладает субъет над объектом. При этом речь идет не просто о фактическом владении, использовании и распоряжении, а о праве, т.е. юридически санкционарованной возможности владеть, пользоваться и распоряжаться, признанной не только самим субъектом собсвенности, но и тем обществом, в котором он живет. Именно в силу этого собствнность выступает как форма социальных отношений.

Собственнсоть являеся также типичным примером правоотношений. Тот, кто имеет право собственности на что-либо — участок земли, дом и т.п., считает, что всякий другой человек или общество в целом обязаны воздерживаться от того, чтобы вмешиваться в его влатсь над тем, чем он владеет. Таким образом, собственность не есть чисто индивидуальное отношение гражданина к вещи или через посредство этой вещи к другому лицу, скажем, к покупателю.

Собственность предполагает момент публично-правовой ограниченности, т.е. подразумевает целый ряд социальных обязанностей, которые общество возлагает на собственника, поскольку не может терпеть явного злоупотребления собственника своим правом, наносящего вред интересам общества, или неисполнения лежащих на собственнике обязанностей. При этом государство может вмешиваться в права собственника, может ограничить его свободу и даже лишить его этого права, например при загрязнении окружающей среды.

Многообразие форм собственности. Личная, частная и общетсвенная. Личная (одежда, обувь, портфель,…), частная — все, что принадлежит семье (семейно-частная собственность и собственность какой-либо группы владельцев, например, компании), общетсвенная (государственная — то, что принадлежит всем вообще и никому в частности). Частная собственность — мощный источник продуктивного труда и свободной хозяйственной инициативы; она способствует самореализации физических и духовных сил личности. Частная собственность и рыночные отношения дают людям имущественную самостоятельность, развивают личную инициативу, стимулируют и совершенствуют самодеятельные, предпринимательские навыки, воспитывают чувство ответсвенности в своем деле и вообще в жизни. И, наонец, частная собственность укрепляет правосознание, культуру законопослушания. Реальное бытие личности проявляется в его собственности.

Характеризуя ложный путь в сторону изничтожения самой идеи частной собственности, И. А. Ильин, несколько сгущая краски, писал, что человеку реально дан от Богаособый способ телесного существования и душевно-духовной жизни — индивидуальный. И всякая теория, всякая педагогика или политика, которые с ним не считаются, обречены. Индивидуальный способ бытия отнюдь не исключает ни общения, ни единения, ни совместности людей, но всякое общение, всякое единение и всякая человеческая совместность, которые пытаются игнорировать личную раздельность, самодеятельность и самоценность человеческого существа, идут по ложному и обреченному пути.

Хорошо известно, что не существует равенства людей от природы. Стало быть, не может быть равенства и в сфере собственности. К тому же равенство, которое хотели бы ввести в распределение имуществ, все равно было бы через короткое время нарушено. То, что осуществлено быть не может, не следует и пытаться осуществить. Ибо люди действительно равны, но только перед законом.

Билет 2.1. Проблема соотношения философии и науки как форм духовной культуры

Итак, философия и наука довольно сильно взаимосвязаны, у них есть много общего, но есть и существенные различия. Поэтому философию нельзя однозначно причислять к науке и наоборот нельзя отрицать ее научность.

Философия и наука рождаются в рамках конкретных типов культуры, взаимно влияют друг на друга, решая при этом каждая свои задачи и взаимодействуя в ходе их решения.

Философия - отдельная форма познания, имеющая научные основы, проявляющая себя в те моменты и в тех областях научного знания, когда теоретический потенциал в этих областях либо мал, либо вообще отсутствует.

Философия намечает пути разрешения противоречий на стыках наук. Она также призвана решать и такую задачу, как уяснение самых общих оснований культуры вообще и науки, в частности. Философия выступает как мыслительный инструмент, она вырабатывает принципы, категории, методы познания, которые активно применяются в конкретных науках.

В философии, таким образом, отрабатываются общемировоззренческие и теоретико-познавательные основы науки, обосновываются ее ценностные аспекты. Полезна или вредна наука? Ответ на этот вопрос и подобные ему помогает в наши дни найти именно философия.

Сам термин "философия" древнегреческого происхождения: "фило"- люблю, "софия" - мудрость. Характерно, что триста лет тому назад философию на Руси так и называли - "любомудрием". Однако сам термин мало что говорит о содержании этой науки. Можно сказать, что философия – это совокупность ключевых выводов из основного содержания культуры определенной эпохи, ее квинтэссенция. В этом ее смысл и значение. Философия выступает как особый, теоретический уровень мировоззрения, рассматривает мир в его отношении к человеку и человека в его отношении к миру.

Непосредственной целью науки является описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, составляющих предмет ее изучения, на основе открываемых ею законов. Философия всегда в той или иной степени выполняла по отношению к науке функции методологии познания и мировоззренческой интерпретации ее результатов. Философию объединяет с наукой также и стремление к теоретической форме построения знания, к логической доказательности своих выводов.

Решение вопроса о соотношении философии и науки можно свести к двум основным моделям: абсолютизация одной из этих сторон (метафизический подход), взаимодействие обеих сторон (диалектический подход). Первая модель представлена двумя формами:

спекулятивное умозрение – тип концептуального знания, которое выводится без обращения к опыту, лишь при помощи рефлексии; Например, натурфилософия (философия природы) и историософия (философия истории);

позитивизм – философское направление, считающее получение истинного знания преимуществом отдельных наук. Философия же метафизична и не имеет право на существование.

Вторая, диалектическая модель, представлена также двумя подходами:

идеалистическим (Г. В. Ф. Гегель);

материалистическим (Фридрих Энгельс)

История взаимоотношения философии и науки складывалась не однозначно и тем не менее существуют следующие этапы их взаимоотношений:

Синкретический, т.е. неразличимое единство науки и философии. Они не различаются ни предметом, ни методом , ни достигнутыми результатами (6 в. до н.э. – 17 в. н.э.);

– Начало различия предметной области философии и науки. Представление о том, что философия должна заниматься воспитанием человека, а изучение природы предоставить науке (17-19 в.)

Многообразие предложений о том, чем должна заниматься философия: а) должна давать единую картину мира, основываясь на новейших достижениях естествознания; б) представлять человека во всем его многообразии проявлений; в) философия есть теория научного познания, теория науки; г) философия может быть предварительным изучением, исследованием, постановкой проблем в исследовании любого явления (19-20 века).

Сегодня разделяется мнение, о том, что наука предпочитает браться за решение любых проблем, относительно которых возможна опытная проверка. В противном случае проблемы получают наименование ненаучных, и в этом своём качестве они остаются на рассмотрении философии.

Сейчас философия оказывает наукам многообразную помощь:

1) Помогает формировать новые предметные области научных исследований.

2) Помогает формировать объяснительные принципы и представления, осмыслять и анализировать полученные противоречия.

3) Помогает критически осмыслить полученные результаты.

4) Систематизирует научные знания, помогает наукам определить свое положение в познании мира, устанавливать контакты и взаимодействия.

5) Обеспечивает процедуры распространения знаний, создает условия для понимания новых теорий, понятий, представлений и в этом заключается культурная функция философии.

6) Помогает оценить общественную значимость научных результатов.

Важнейшей особенностью философии с самого начала является ее теоретический характер. Философия ориентировалась на математику. Именно в древней Греции закладываются основы математики как теоретического знания и именно в этой стране были созданы первыe философские системы. Математика самим фактом своего существования показала возможность обладания всеобщим, необходимым, доказательным знанием. Более того, математика показала, что разум способен давать такие истины, которые невозможно получить опытным путем (например, доказать существование несоизмеримых отрезков). Это и вдохновляло первых философов на попытку чисто теоретическим путем создать общую картину мира и тем самым решить важные проблемы человеческого существования. Особенностью философского знания является и то, что оно стремится использовать рациональные, логические, апеллирующие к разуму средства. От современной науки философию довольно резко отличает и та особенность, что она не имеет собственного эксперимента. Это и понятно, ибо вряд ли возможно осуществить эксперимент, в котором могли бы быть подвергнуты испытанию положения, носящие всеобщий характер. Философское знание, носит авторский характер. Философы могут выдвигать сходные идеи, но тем не менее каждый из них обладает своим индивидуальным лицом. Каждый крупный философ индивидуален и неповторим. Если наука изучает существующее, и ее знание является объективным знанием, то философия говорит не только о сущем, но и о должном. Она стремится выявить человеческую ценность рассматриваемого явления, не может дать знания отделенного от субъекта, объективность ее выводов всегда относительна.

Философия имеет черты сходства с наукой. Она также как и наука, стремится к истине. Также, как и наука, философия стремится доказать свои положения. Так же, как и наука, философия требует интеллектуальной свободы и не может довольствоваться ссылкой на авторитет.

Билет 2.2. Эволюционный метод в экономической науке

Эволюционный метод  это метод, который можно рассматривать, с одной стороны, как «очищенный» от мелких «наслоений» и «случайностей» исторический метод, - т.е., по сути, это есть рассмотрение «общей логики» эволюции какого-либо хозяйственного процесса или объекта вне всяких исторических «отклонений» и «шероховатостей»; а, с другой стороны, эволюционный метод предполагает использование биологической теории эволюции в изучении экономических явлений: последние должны отбираться и выживать в процессе экономического развития, - так, что в результате остаются функционировать наиболее приспособленные хозяйственные явления. Причем также важно отметить, что и сама экономическая теория (согласно подходу Карла Поппера) может быть рассмотрена как продукт эволюции внутри экономического знания.

Эволюционный метод экономических исследований должен рассматриваться как логическое продолжение и дополнение исторического метода, и как своеобразный «мостик», соединяющий между собой естественнонаучную методологию и социальную методологию внутри самого экономического знания. Впервые идею эволюционного метода внесли в науку греческие философы: в первую очередь, это были Гераклит Эфесский, Демокрит, Горгий, Платон и Аристотель. «Борьба есть отец всего и царь всего», утверждал Гераклит, и впоследствии этот принцип был с успехом применен в отношении органической природы Чарльзом Дарвином.

Если обратиться к историческому методу, то наряду с бесспорными достоинствами, этот метод имеет ряд недостатков: в частности, он является аналитически менее эффективным, чем теоретические методы познания, и потому, изучая экономическую науку исключительно сквозь призму экономической истории и истории экономических учений, мы вряд ли получим о ней полноценное представление. Одним из способов преодоления неэффективности и непродуктивности исторического метода может стать трансформация его в эволюционный метод  метод, при котором исследователь стремится выявить в историческом материале определенное логическое ядро, где сосредоточены только наиболее значимые исторические закономерности, имеющее существенное значение для последующего воссоздания теоретической картины исследуемого объекта. В этом смысле эволюционный метод является переходным к теоретическим методам исследования:

исторический метод эволюционный метод теоретические методы

Эволюционный метод в данном случае является переходным, он помогает экономисту-исследователю совершит скачок от историческим фактов к фактам теоретического порядка. «Экономист-эволюционист» мыслит и как историк и как теоретик; если так можно выразиться, его интересует теория в истории и история, принявшая форму теории.

Примером «эволюционного метода» в исследовании экономической теории К.Маркса может служить работа другого известного экономиста, классического представителя эволюционной школы во всех ее смыслах, Й.Шумпетера  «Капитализм, социализм и демократия». Несмотря на то, что описание экономического учения марксизма здесь является по существу историческим (ведь Маркс умер за 60 лет до выхода этой работы), de facto, применяя исторический метод в описании основоположника марксизма, Шумпетер одновременно проводит теоретический анализ учения Маркса, избавляясь от всего «исторического лишнего» и «исторически случайного» (для Блауга, например, характерен противоположный подход  акцентирование этого случайного и лишнего); тем самым он трансформирует свой метод из исторического в эволюционный.

Экономическую историю институтов также можно исследовать двумя методами: историческим и эволюционным. Экономист-историк работает как исключительно как историк: он просто описывает то, как на протяжении несколько тысяч лет развивались те или иные экономические институты: институт рынка, институт кредита, институт профсоюзов и т.п. Для экономиста-эволюциониста история хозяйственных институтов  лишь предпосылка для последующего теоретического анализа. Классическим примером здесь является работа лауреата Нобелевской премии, американского экономиста Дугласа Норта «Институты, институциональные изменения и функционирование экономики». Для экономиста-историка история не имеет никакого значения вне самой истории, для экономиста-эволюциониста она имеет значение как первый шаг к будущей теории.

Эволюционный метод как метод рассмотрения экономической реальности сквозь принцип «борьбы за существования» и принцип «выживания сильнейших», имеет давнюю историю, и первыми здесь были, безусловно, Мальтус и Маркс. Однако, почти все экономические учения XYII  XIX вв. также рассматривали капитализм (и в целом, всю хозяйственную сферу) как сферу борьбы экономических агентов за прибыли и доходы, а результатом подобной конкуренции было выживание сильнейших агентов рынка и гибель тех предприятий, которые не смогли обеспечить перевес прибылей над убытками.

Эволюционная экономика как метод исследования генезиса и развития экономических организаций (фирм, отрасли, министерств, правительства и т.п.)  сравнительно новое направление в экономической науке, но основы подобного подхода заложил Йозеф Шумпетер. Именно он первым стал исследовать организации как специфические типы социальных организмов, которые, продуцируя инновации, способны трансформироваться в изменяющихся условиях своего окружения, обеспечивая тем самым стабильность своего существования и роста.

Следующий значительный шаг в исследовании эволюции экономических организаций был сделан американскими экономистами Р.Нельсоном и С.Уинтером. В своей монографии «Эволюционная теория экономических изменений» (1982, русс. 2001) они провели фундаментальное исследование эволюционного поведения фирм, действующих в изменяющихся обстоятельствах, и предложили ряд моделей, демонстрирующих реакцию этих фирм на изменение конъюнктуры рынка, технологические сдвиги и т.п.

Центральные понятия концепции американских ученых  «инновация», «рутина» и «селективный (селекционный) отбор». Инновации трактуются в шумпетеровском духе  как организационные или технологические новведения, позволяющие фирме занять стратегически выгодное положение на рынке; рутина  накопленные и определенным образом зафиксированные навыки и умения, позволяющие регулярно и предсказуемо выполнять определенные операции; селективный отбор  отбор, подобный биологическому отбору,  в процессе которого перспективные рутины, инновации и фирмы остаются функционировать на рынке, а неперспективные исчезают. Результат селективного отбора  «селекционное равновесие»  состояние, которое лишь некоторым образом соответствует ортодоксальному рыночному равновесию, основанному на максимизирующем поведении, а de facto представляет собой особый вариант поведения фирмы, базирующийся на оптимальном сочетании рутин и инноваций.

Эволюционная экономика  это направление в экономической науке, применяющее эволюционный метод в исследовании хозяйственных процессов и явлений. Эволюционная экономика изучает экономические институты сквозь призму дарвинистских принципов «естественного отбора», в результате которого «сильнейшие» институты «выживают» и продолжают свое существование, а «слабейшие» «погибают» и исчезают с экономической сцены.

Одним из первых экономистов, разрабатывавших эволюционный метод в современную, послешумпетеровскую, эпоху, был американский экономист А.Алчиан. В своей знаменитой статье «Неопределенность, эволюция и экономическая теория» он утверждал, что функционирование фирм и других экономических предприятий происходит под действием непрерывно изменяющейся внешней среды, которая как бы сама «отбирает» фирмы, оставляя лучшие и предоставляя погибнуть слабейшим.

Здесь также необходимо сказать несколько слов о крупнейшем американском экономисте, лауреате Нобелевской премии, Дугласе Норте. На мой взгляд, тут есть два момента: во-первых, Д.Норт сумел блестяще соединить в своих исследованиях исторический и эволюционный методы (во всех смыслах последнего); и, во-вторых, он впервые в истории экономического анализа сумел применить эволюционный метод к исследованию не каких-либо отдельных фирм и предприятий, а всех хозяйственных институтов в целом.

Именно «эволюционная экономика институтов» находится в центре внимания всех его работ; и свое исследование Дуглас Норт ведет широким фронтом, привлекая к экономическому анализу также анализ психологический, социологический и политологический. Эволюционный институционализм Дугласа Норта сыграл важнейшую роль в становлении эволюционной экономики.

Анализируя значение понятия «эволюция» для экономической науки, можно выделить основные значения этого термина в экономической науке:

1) «эволюция» как «спрямленное», «избавленное от случайностей», «логическое в историческом» развитие экономических идей и концепций;

2) «эволюция» как «естественный отбор» этих идей и концепций и, как результат, «выживание» «сильнейших идей и концепций» и исчезновение «слабейших»;

3) «эволюция» как «спокойное», «нормальное» развитие экономической науки в противовес «научным революциям»  смито-рикардианской, марксистской, маржиналистской и т.п.

Последним пунктом обращения к эволюционному методу будет анализ использования понятий «эволюция» и «революция» во всемирной (всеобщей) экономической истории. Из применения данных терминов, как уже говорилось, не выводится существование какого-то особого метода (как и в случае «научных революций» и «эволюционных этапов» в развитии экономической мысли); здесь просто следует ограничиться констатацией факта, что во всемирной экономической истории существовали как «революционные этапы» ее развития, так и «эволюционные». В первом случае происходил «взрывной», «скачкообразный» переход к какому-то новому состоянию, во втором случае  «постепенный», «медленный», «равновесный».

Экономические историки рассуждают о двух типах революций: первый из них можно назвать технологическими революциями, второй  социальнокономическими революциями.

Традиционно говорят о трех технологических революциях в истории человечества: неолитической (аграрной), промышленной (индустриальной) и научно-технической (информационной, постиндустриальной).

Социально-экономическая революция  это коренной переворот в системе экономических и социальных отношений, результатом которого являются масштабные перемены в экономической, политической, правовой и духовной структуре конкретного социального организма или всего человеческого общества.

Билет 3.1 Прогностическая функция философского знания

Одной из ключевых функций философии является прогностическая функция, смысл и назначение которой в том, чтобы сделать обоснованные прогнозы относительно будущего. На протяжении истории в философии активно дискутировался вопрос: возможно ли вообще какое-либо достоверное прогнозирование, видение будущего. Современная философия на данный вопрос дает утвердительный ответ: возможно. В обосновании возможности предсказания будущего выделяются такие аспекты: онтологический, гносеологический, логический, нейрофизиологический, социальный.

Онтологический аспект заключается в том, что предвидение возможно из самой сущности бытия – его объективных законов, причинно-следственных связей. Исходя из диалектики, механизм развития до каждого качественного скачка остается неизменным, и поэтому можно «проследить» будущее.

Гносеологический аспект основывается на том, что поскольку возможности познания безграничны, а прогнозирование – также вид познания, то само прогнозирование возможно.

Логический аспект на – том, что законы логики всегда остаются неизменны, как в настоящем, так и в будущем.

Нейрофизиологический аспект основывается на возможностях сознания и мозга к опережающему отражению действительности.

Социальный аспект заключается в том, что человечество стремится исходя из собственного опыта развития, моделировать будущее.

В философии существуют и точки зрения, согласно которым прогнозирование невозможно, однако они не используются большой популярностью.

В современной западной науке выделяется особая дисциплина – футурология.

Футурология (от лат. Futurum — будущее) – в широком смысле – совокупность представлений о будущем человечества, в узком – область несущих знаний охватывающая перспективы социальных процессов. Термин «футурология» был введен для обозначения философии будущего в 1943 году немецким ученым О. Флехтхеймом. С 60-х годов этот термин стал употребляться на Западе как история будущего или «наука о будущем». В 1968 году была создана международная организация, объединившая специалистов из 30 стран мира, получившая название – Римский клуб. В него вошли известные ученые, общественные деятели и бизнесмены. Его возглавил итальянский экономист П. Печчен. основными направлениями этой организации является стимулирование исследований глобальных проблем, формирование мирового общественного мнения и диалог с руководителями государств. Римский клуб стал одним из ведущих в глобальном моделировании перспектив развития человечества.

К всемирно известным современным ученым и философам, которые занимаются проблемами прогнозирования будущего, относятся Г. Парсонс, Е. Ханке, И. Бестружев-Лада, Г. Шахназаров и другие.

Основным видом прогнозирования является социальное прогнозирование, которое занимается предвидением процессов, происходящих в обществе, среди них процессы в области:

· Производственных отношений;

· Науки и техники;

· Образования;

· Здравоохранения;

· Литературы, искусства, моды;

· Строительства;

· Освоения космоса;

· Международных отношений.

Данное направление получило название прогностики и отличается от футурологии большей конкретностью (изучает социальные процессы, их будущее, а не будущее вообще).

Основоположником глобального прогнозирования с использованием математических методов и компьютерного моделирования считается Дж. Форретор, который в 1971 г. создал вариант модели мирового экономического развития с учетом роста численности населения Земли, роста промышленного производства, загрязнения среды. Математическое моделирование показало, что если не ограничить роста указанных факторов, то сам рост промышленного производства приведет к социально-экологической катастрофе и гибели человечества в середине ХХI века

Билет 3.1. Прогностическая функция философии

Следует выделить и прогностическую функцию философии, формулировку в ее рамках гипотез об общих тенденциях развития материи и сознания, человека и мира. При этом степень вероятности прогноза, естественно, будет тем выше, чем больше философия опирается на науку. Наконец, нельзя не упомянуть функцию философии как школы теоретического мышления и мудрости. Особенно это касается изучения истории философии.

Источник прогностических функций философии коренится в основных особенностях философского познания, нацеленного на постоянную рефлексию над мировоззренческими основаниями культуры. Здесь можно выделить два основных аспекта, существенно характеризующих философское познание. Первый из них связан с обобщением философией предельно широкого материала исторического развития культуры, который включает не только науку, но и все феномены творчества. Философия часто сталкивается с фрагментами и аспектами действительности, которые превосходят по уровню системной сложности объекты, осваиваемые наукой. Например, человекомерные объекты, функционирование которых предполагает включенность в них человеческого фактора, стали предметом естественнонаучного исследования лишь в эпоху современной НТР, с развитием системного проектирования, применением ЭВМ, анализом глобальных экологических процессов и т.д. Философский же анализ традиционно сталкивается с системами, включающими в качестве компонента "человеческий фактор", например при осмыслении различных феноменов духовной культуры. Поэтому категориальный аппарат, обеспечивающий освоение таких систем, дорабатывался в философии в общих чертах задолго до его применения в естествознании.

Источник прогностических функций философии коренится в основных особенностях философского познания, нацеленного на постоянную рефлексию над мировоззренческими основаниями культуры, с последующей теоретической экспликацией и обоснованием обнаруживаемых в этом процессе категориальных смыслов. Здесь можно выделить два основных аспекта, существенно характеризующих философское познание. Первый из них связан с обобщением философией предельно широкого материала исторического развития культуры, который включает не только наук, но и все феномены культуры. Обращаясь к различным областям культурного творчества, философия часто сталкивается с фрагментами и аспектами действительности, которые превосходят по уровню системной сложности объекты, осваиваемые наукой. Например, человекомерные объекты, функционирование которых предполагает включенность в них человеческого фактора, стали предметами естественнонаучного исследования лишь в современную эпоху, с развитием системного проектирования, применением ЭВМ, анализом глобальных экологических процессов и т.д. Философский же анализ сталкивался с системами, включающими в качестве компонента “человеческий фактор” при осмыслении различных феноменов духовной культуры, которые традиционно выступают материалом для философского обобщения. Неудивительно, что категориальный аппарат, обеспечивающий освоение таких систем, отрабатывался в философии в общих чертах задолго до его применения в естествознании.
Второй аспект философского творчества, связанный с генерацией содержания, потенциально выходящего за рамки необходимых для науки определенной исторической эпохи философских идей и категориальных структур, обусловлен внутритеоретическими задачами самой философии. Выявляя основные мировоззренческие смыслы, свойственные культуре соответствующей эпохи, философия выражает их в системе своих категорий, с которыми затем оперирует как с особыми идеальными объектами, изучает их внутренние отношения, связывает их в целостную систему, где любое изменение одного элемента прямо или косвенно влияет на другие. В результате таких внутритеоретических операций могут возникать новые категориальные смыслы, причем даже такие, для которых трудно подыскать прямые аналоги в практике соответствующей эпохи. Развивая эти смыслы, философия готовит своеобразные категориальные матрицы будущих мировоззренческих структур, будущих способов понимания, осмысления и переживания человеком мира. Работая на двух взаимосвязанных полюсах - рационального осмысления наличных мировоззренческих структур культуры и проектирования возможных новых способов понимания человеком окружающего мира (новых мировоззренческих ориентаций), философия и выполняет свою основную функцию в динамике социокультурного развития. Она не только объясняет и идеологически обосновывает те или иные наличные способы мировосприятия и мироосмысления, уже сложившиеся в культуре, но и готовит своеобразные “проекты”, предельно обобщенные теоретические схемы потенциально возможных мировоззренческих структур, а значит, и возможных оснований культуры будущего. В этом процессе как раз и генерируются те избыточные для науки той или иной исторической эпохи категориальные схемы, которые в будущем могут обеспечить понимание новых, более сложных, по сравнению с уже изучавшимися, типов объектов.

Переход от одного типа философских оснований науки к другому всегда обусловлен не только внутренними потребностями науки, но и той социокультурной средой, в которой развиваются и взаимодействуют философия и наука. Двойная функция философских оснований науки - быть эвристикой научного поиска и средством адаптации научных знаний к господствующим в культуре мировоззренческим установкам - ставит их в прямую зависимость от более общей ситуации функционирования философии в культуре той или иной исторической эпохи.
Развертывание философией своих прогностических функций выступает одним из важных условий перестройки философских оснований науки. Поскольку же философская прогностика непосредственно затрагивает глубинные основания культуры, постольку каждая историческая эпоха и каждый исторически сложившийся тип общества задают свои границы философского творчества и генерации в нем новых категориальных смыслов. Однако для науки важно не только существование в сфере философского знания соответствующей эпохи необходимого спектра идей и принципов, но и возможность путем селективного заимствования соответствующих категориальных схем, идей и принципов превратить их в свои философские основания. Разумеется, сами по себе эвристический и прогностический потенциалы философии не снимают проблемы практического применения в науке ее идей. Такое применение предполагает особый тип исследований, в рамках которых выработанные философией категориальные структуры адаптируются к проблемам науки. Этот процесс связан с особой конкретизацией категорий, с их трансформацией в идеи и принципы научной картины мира и в методологические принципы, выражающие идеалы и нормы той или иной науки. Указанный тип исследований составляет суть философско-методологического анализа науки. Именно здесь осуществляется своеобразная выбора из категориальных структур, полученных при разработке и решении мировоззренческой проблематики, тех идей, принципов и категорий, которые превращаются в философские основания соответствующей конкретной науки (основания физики, биологии и т.д.).
В результате при решении кардинальных научных проблем содержание философских категорий весьма часто обретает новые оттенки, которые затем выявляются вторичной философской рефлексией и служат основанием для нового обогащения категориального аппарата философии.
Выявление компонентов оснований науки и их связей позволяет перейти от простой констатации влияния социокультурных факторов на развитие науки к конкретному анализу того, как эти факторы интегрируются в ткань научного исследования. Основания являются именно тем слоем в системной динамике знания, который, с одной стороны, непосредственно связан с конкретными теориями и фактами каждой дисциплины, а с другой - определен мировоззренческими установками и другими социокультурными факторами, опосредуя их влияние на специальные процедуры эмпирического и теоретического исследования.

Билет 3.2 Экономическое наблюдение и экономический экспиремент

Экономическое знание само на себе испытывает методологическое воздействие со стороны других наук  как социальных, так и естественных. Экономическое наблюдение стало за последние 150 лет более активным и наступательным, менее нейтральным и более включенным в саму экономическую действительность; экономический эксперимент вплотную сомкнулся с практикой внедрения инноваций, а формирующийся тип менеджериального мышления стал всё более экспериментирующим и рисковым.

Экономическое наблюдение и экономический эксперимент являются эмпирическими видами экономических методов науки.

Экономическое наблюдение  это целенаправленное и организованное восприятие фактов хозяйственного мира (экономических фактов), доставляющее первичный материал для научного экономического исследования. Наблюдатель  либо с помощью каких-либо приборов, либо без них  фиксирует те или иные экономические факты, активно не воздействуя на объект наблюдения. Далее эти факты, будучи соответствующим образом обработаны и осмыслены, используются в теоретических моделях и построениях, также, это вид социального наблюдения, при котором наблюдатель (экономист-исследователь или экономист-практик) целенаправленно, организованно и осмысленно воспринимает первичную экономическую информацию в виде экономических фактов.

Под «экономической информацией» здесь следует понимать любые экономические сведения и знания, обработанные на первичном эмпирическом уровне.

Конечная цель экономического наблюдения  это наиболее полное и всеобъемлющее описание хозяйственных фактов. Будучи изложены в определенном порядке, эти факты образуют определенную законченную, целостную систему, к которой впоследствии может быть применен теоретический анализ. Большую роль на этом этапе играет классификация (или, иначе, типологизация)  деление объема понятия на классы, типы, виды (и т.п.) или размещение различных понятий по классам, типам и т.п.

У экономической науки, в отличие от других наук, есть большие проблемы с переходом от описания к объяснению. Дело в том, что хозяйственная наука в силу своей специфики как общественной науки не способна в полном объеме задействовать эмпирические классификационные методы, широко распространенные, например, в естественных науках.

Стремление к наиболее полному, точному и глубокому описанию хозяйственных явлений является наиважнейшей целью экономического исследования. Экономист-наблюдатель, экономист-экспериментатор, экономист-эмпирик, умеющий провести на высоком уровне такое описание и одновременно заложить основу для последующего концептуального анализа, должен цениться и уважаться в экономической науке не меньше, чем высококвалифицированный экономист-теоретик.

Попробуем классифицировать основные виды экономического наблюдения и указать на роль и значения каждого из них в экономических исследованиях.

Начнем с нашей первой типологии  разделения наблюдения на включенное (соучаствующее) и невключенное (простое). В подавляющем большинстве случаев экономисты, как правило, используют невключенное (простое) наблюдение. Непосредственное участие экономистов в тех или иных наблюдаемых ими хозяйственных процессах  явление крайне редкое (естественно, речь идет о тех случаях, когда это влияние можно и проследить, и измерить). У включенного наблюдения есть и свои преимущества, и недостатки:

Второй подход к классификации наблюдения был связан с разделением его на полевое и лабораторное. Для экономических исследований характерно полевое наблюдение, лабораторное встречается крайне редко  в основном в исследованиях психологической, социологической и педагогической ориентации.

Третий подход разделял наблюдение на стандартизированное и нестандартизированное. Поскольку сама экономическая реальность, которую наблюдают экономисты, носит в большинстве случае стихийный, непредсказуемый характер, то экономическое наблюдение чаще всего бывает нестандартизированным.

Четвертый подход делит наблюдение на акторное и вербальное.

Акторное наблюдение в экономических исследованиях означает наблюдение за действиями и поступками людей в сфере хозяйства, а вербальное наблюдение  это наблюдение за словами и за мнениями респондентов  акторов экономических процессов.

Основный тип экономического наблюдения  это акторное наблюдение. Тем не менее, особенно, начиная с 60  70х гг. XX века экономисты всё чаще прибегают и к вербальным методам исследования, и особое распространение в их профессиональной среде получили: а) анализ хозяйственных документов и, в частности, контент-анализ; б) экономический опрос,  в первую очередь, в форме так называемого экономического анкетирования и интервьюирования.

Экономический эксперимент  это исследование какого-либо хозяйственного явления путем активного воздействия на него; при этом, либо создаются какие-то новые экономические условия, согласно целям данного эксперимента, и меняется течение хозяйственного процесса в нужном направлении, либо сам хозяйственный процесс воспроизводится искусственно посредством его моделирования (например, это может быть или математический эксперимент в экономике, или мысленный эксперимент в экономике).

Понятие «эксперимент» может употребляться в двух основных значениях: одно из них можно назвать «строгим» (или «научным»), другое  «расширенным» (или «обыденным»). В первом случае речь идет эксперименте как научно поставленном опыте в точно учитываемых условиях, позволяющих следить за его ходом и многократно воспроизводить, если это такое потребуется; во втором случае под понятием «эксперимент» понимается любая попытка ввести что-либо новое в исследуемый (или практикуемый) процесс или явление.

Аналогично требуется разводить значения термина «эксперимент», когда речь идет и об экономическом эксперименте.

В первом смысле экономический эксперимент это научное или производственное (с ориентацией на науку) исследование какого-либо хозяйственного явления путем активного воздействия на него; при этом создаются какие-то новые экономические условия, согласно заранее поставленным целям данного эксперимента, и меняется течение хозяйственного процесса в нужном направлении, или сам хозяйственный процесс воспроизводится искусственно посредством его моделирования.

Главная цель экономического эксперимента в этом смысле  это проверить в искусственных хозяйственных условиях ту или иную научную гипотезу  опровергнуть или подтвердить ее; эксперимент в данном случае выступает как исключительно научный метод проверки гипотезы и никаким иным методом он здесь быть не может:

Во втором смысле экономический эксперимент это внесение (сознательное, просчитанное заранее, или стихийное, импульсивное) любых инноваций в хозяйственный процесс вне рамок науки или научно-производственной практики.

Это предельно широкое и предельно упрощенное понимание экономического эксперимента. Под последний в данном случае можно подвести любую инновацию, в том числе самую радикальную.

Цели экономического экспериментирования могут быть самые разные  в большинстве случаев их можно подразделить по целям: а) научные (исследовательские); б) производственные; в) педагогические.

Следовательно, первая типология, которое можно установить в данном случае  это разделение экономических экспериментов на исследовательские (научные), научно-производственные (производственные) и педагогические. Естественно, что «исследовательский» экономический эксперимент преследует чисто научные, исследовательские цели, «научно-производственный эксперимент»  сочетает научные и производственные (хозяйственные) цели, а «педагогический» эксперимент (например, в форме «деловой игры») сочетает научные цели с педагогическими.

Следующая типология экономических экспериментов  это разделение их на включенные (соучаствующие) экономические эксперименты и невключенные (простые) экономические эксперименты.

Включенные (соучаствующие) экономические эксперименты не так распространены как подобные социологические или психологические эксперименты.

Следующая крупная типология экономических экспериментов связана с разделением их на идеальные эксперименты и предметные (вещественные) эксперименты.

Идеальные экономические эксперименты  это эксперименты, проводимые абстрактным способом  без овеществления и опредмечивания экспериментального материала (не считая, разумеется, его овеществления и опредмечивания на бумаге или в электронном виде). Главными видами здесь являются: 1) математический экономический эксперимент; 2) мысленный экономический эксперимент; 3) виртуальная (компьютерная и т.п.) деловая игра.

Предметные экономические эксперименты  это такие экономические эксперименты, которые проводятся в реальном мире и с использованием материальных артефактов. Предметные экономические эксперименты можно, как и экономические наблюдения, разделить на лабораторные эксперименты и полевые эксперименты. Различие между ними достаточно простое  лабораторный экономический эксперимент проводится в специальном помещении (лаборатории), полевой  вне лаборатории  на предприятии, в фирме, в отрасли и т.п. У каждого из этих типов эксперимента есть свои преимущества и недостатки:

Общую схему классификации экономических экспериментов по последней типологии можно представить следующим образом:

экономические эксперименты

идеальные предметные

математические виртуальные лабораторные полевые

мысленные

Метод экономического эксперимента – последний термин употребляется в широком значении − получил широкое распространение в СССР в 60  80е гг.  именно тогда был накоплен и теоретический материал по применению этого метода. Основным объектом приложения этого метода стало хозяйственное предприятие (иногда группа предприятий или отрасль)  как локальный, фрагментированный и потому наиболее удобный хозяйственный объект.

В то время, как в восточноевропейских странах упражнялись в применении «социалистических экспериментов», на Западе, начиная с 60  70х гг. XX в. успешно развивалось направление, получившее впоследствии название «экспериментальной экономики» (experimental economics).

Экспериментальная экономика это направление в современной экономической науке, где в лабораторных условиях исследуются экономические и психологические характеристики поведения индивидов в создаваемых искусственно тех или иных «хозяйственных ситуациях».

Таким образом, экспериментальная экономика практикует не все виды экономических экспериментов, а исключительно лабораторные предметные экономические эксперименты, в проведении, организации и верификации которых этим направлением достигнут значительный прогресс.

Основы экспериментального метода в западной экономической науке были заложены тремя крупными экономистами  Верноном Смитом (сосредоточился на экспериментах, не ограничиваясь уже механизмами двойного аукциона и исследованием рыночных структур), Даниелем Канеманом и Амосом Тверски (теория перспектив, поведенческие эвристики это как раз те способы принятия решений, которые не отвечают аксиомам строгой рациональности).

Междисциплинарный экономический эксперимент это эксперимент, проводимый на стыке экономики и еще какой-либо социальной дисциплины; его задача состоит в получении экспериментальных данных, имеющих значение как для экономики, так и для иной задействованной в эксперименте социальной науки.

Междисциплинарными экспериментами на стыке социологии и экономики занимается экономическая социология, на стыке психологии и экономики  экономическая психологи, на стыке экономики и педагогики  экономическая педагогика.

Экономико-социологический эксперимент  это эксперимент, проводимый на стыке экономики и социологии; цель его состоит в получении новых экспериментальных данных как социологического, так и психологического характера.

Экономико-психологический эксперимент  это эксперимент, проводимый на рубеже экономики и психологии: он включает в себя использование экспериментальных методов двух наук  психологии и экономики: задача, как правило, состоит в получении нового знания, как в сфере экономики, так и психологии.

Билет 4.1. Понятие науки. Наука и философия. Наука и искусство

Понятие науки. Наука как познавательная деятельность и специфический тип знания.

Наука – это деятельность человека по выработке, систематизации и проверке знаний. Для того чтобы справиться с проблемами и сложными задачами, человеку необходимы исчерпывающие знания, выработка которых и является ближайшей целью всякой научной деятельности. Полученные знания позволяют объяснить и понять изучаемые процессы, осуществить предсказания на будущее. В основе научного познания лежит сложный творческий процесс мыслительной и предметно-практической деятельности ученого. Общие правила данного процесса можно сформулировать следующим образом:

1) нельзя ничего принимать за истинное, пока оно не представляется ясным и отчетливым;

2) трудные вопросы необходимо делить на столько частей, сколько нужно для разрешения;

3) начинать исследование надо с самых простых и удобных для познания вещей и постепенно переходить к познанию вещей трудных и сложных;

4) ученый должен останавливаться на всех подробностях, на все обращать вним-е: он должен быть уверен, что ничего не пропустил.

Научное познание, как все формы духовного производства, в конечном счете, необходимы для того, чтобы регулировать человеческую деятельность. Наука ставит конечной целью предвидеть процесс преобразования предметов практической деятельности ( объект в исходном состоянии) в соответствующие продукты ( объект в конечном состоянии) Поэтому основная задача науки - выявить законы, в соответствии с которыми изменяются и развиваются объекты. Ориентация науки на изучение объектов, которые могут быть включены в деятельность, и их исследования как подчиняющиеся объективным законам функционирования и развития, составляют первую, главную особенность научного познания, которая отличает ее от других форм познавательной деятельности. Наука ориентирована на предметное объективное исследование действительности. Процесс научного познания обусловлен не только особенностями изучаемого объекта, но и многочисленными факторами социокультурного характера. Наука в человеческой деятельности выделяет только ее предметную структуру и все рассматривает только сквозь призму этой структуры. Наука может исследовать любые феномены жизни человека и его состояния, она может исследовать и деятельность и человеческую психику, и культуру, но только под одним углом зрения - как особые предметы, которые подчиняются объективным законам. Субъективную структуру деятельности наука тоже изучает, но как особый объект.. Таким образом, наука может изучать все в человеческом мире, но в особом ракурсе и с особой точки зрения, наука не может заменить собой всех форм познания мира, всей культуры, и все что ускользает из ее поля зрения, компенсируя другие формы постижения духовного мира. Наука имеет систему отличительных признаков научного познания от обыденного : 1) установка на исследования законов преобразования объектов и реализующая эту установку предметность и объективность научных знаний 2) выход науки за рамки предметных структур производства и обыденного опыта и изучене его объектов относительно независимо от сегодняшних возможностей их производственного освоения.

Два уровня научного познания: эмпирический уровень (главной задачей является описание предметов и явлений, а основной формой полученного знания – факт). На теоретическом уровне происходит объяснение изучаемых явлений, а полученное знание фиксируется в форме законов, принципов и научных теорий, в которых раскрывается сущность познаваемых объектов.

Формы научного познания

Идея (греч. - буквально: «то, что видно», образ) - философский термин, обозначающий «смысл», «значение», «сущность» и тесно связанный с категориями мышления и бытия. В истории философии категория идеи употребляется в различных смыслах. Когда идея рассматривается только как существующая в сознании, она обозначает:

  1. чувственный образ, возникающий в сознании как отражение чувственных предметов (наивный реализм);

  2. «смысл» или «сущность» вещей, сводимые к ощущениям и впечатлениям субъекта или к творческому началу, порождающему мир (субъективный идеализм).

В некоторых философских системах идея обозначала и материалистический принцип (так, Демокрит называет свои атомы «идеями»). В системах объективного идеализма идея считается объективно существующей сущностью всех вещей (объективная идея). У Гегеля, например, идея - смысл и творец всех вещей - развиваясь чисто логически, проходит стадии объективную, субъективную и абсолютную. Решение вопроса об идее зависит от правильной постановки вопроса об отношении мышления к бытию. Последовательно научно он разработан только в диалектическом материализме, где идея рассматривается как отражение объективной реальности. Вместе с тем подчеркивается и обратное влияние идеи на развитие материальной действительности в целях ее преобразования. Под идеей понимается также одна из форм, способ познания, смысл которых заключается в формулировании обобщенного теоретического принципа, объясняющего сущность, закон явлений. Таковы, например, идеи о материальности мира, о двойственном корпускулярно-волновом характере вещества и поля.

Гипотеза — (греч. Hypothesis основа, предположение) — предположение, при котором на основе ряда факторов делается вывод о существовании объекта, связи или причины явления, причем вывод этот нельзя считать вполне доказанным. Гипотетическим называется и соответствующее умозаключение. Потребность в гипотезе возникает в науке, когда неясна связь между явлениями, причина их, хотя известны множественные обстоятельства, предшествовавшие или сопутствовавшие им, когда по некоторым характеристикам настоящего нужно восстановить картину прошлого или на основе прошлого и настоящего сделать вывод о будущем развитии явления. Однако выдвижение гипотезы на основе определенных факторов — это только первый шаг. Сама гипотеза в силу своего вероятностного характера требует проверки, доказательства. После такой проверки гипотеза или становится научной теорией, или видоизменяется, или отбрасывается, если проверка дает отрицательный результат. Основные правила выдвижения и проверки гипотезы следующие:

  1. Гипотеза должна находится в согласии или, по меньшей мере, быть совместимой со всеми факторами, которых она касается.

  2. Из многих противостоящих друг другу гипотезы, выдвинутых для объяснения серии факторов, предпочтительнее та, которая единообразно объясняет большее их число; конечно, для объяснения отдельных факторов этой серии можно выдвигать так называемые рабочие гипотезы.

  3. Для объяснения связной серии факторов нужно выдвигать, возможно, меньше различных гипотез и их связь должна быть, возможно, более тесной.

  4. При выдвижении гипотезы необходимо сознавать вероятностный характер ее выводов.

  5. Гипотезы, противоречащие друг другу, не могут быть вместе истинными, за исключением того случая, когда они объясняют различные стороны и связи различного объекта.

Теория — (греч. theoria исследование) — система обобщенного знания, объяснение тех или иных сторон действительности. Термин 'теория' имеет различные значения, для того чтобы отличать ее от практики или для противопоставления гипотезе (как непроверенному, предположительному знанию). Теория отлична от практики, так как является духовным, мысленным 'слепком', отражением и воспроизведением реальной действительности. Вместе с тем она неразрывно связана с практикой, которая ставит перед познанием назревающие задачи и требует их решения. Поэтому практика и ее результаты в обобщенном виде входят в качестве органического элемента во всякую теорию. Каждая теория имеет сложную структуру. Например, в физических теориях можно выделить две части: формальное исчисление (математические уравнения, логические символы, правила и прочее) и содержательную интерпретацию (категории, законы, принципы). Благодаря возможности представить в символической форме содержательные элементы теории достигается более четкое понимание ее формальной структуры, логических связей, то есть ее аксиоматизация. Единство содержательного и формального аспектов теории — один из источников ее развития и совершенствования. Построение и трактовка содержательной части теории связаны с философскими взглядами, мировоззрением ученого, с определенными методологическими принципами подхода к действительности.

Научное знание, в конечном счете, необходимы для того, чтобы направлять и регу­лировать практику. Различные виды познавательной деятельности по-разному выполняют эту роль, и анализ этого различия явля­ется первым и необходимым условием для выявления особенностей научного познания.

Ориентация науки на изучение объектов, которые могут быть включены в деятельность (либо актуально, либо потенциально, как возможные объекты ее будущего освоения), и их исследование как подчиняющихся объективным законам функционирования и развития составляет одну из важнейших особенностей научного познания. Эта особенность отличает его от других форм познава­тельной деятельности человека. Наука ориентирована на предметное и объек­тивное исследование действительности. Научное познание отражает объекты природы не в форме созерцания, а в форме практики. Процесс же этого отражения обусловлен не только особенностями изучаемого объекта, но и многочисленными факторами социокультурного характера.

Но, изучая объекты, преобразуемые в деятельности, наука не ограничивается познанием только тех предметных связей, ко­торые могут быть освоены в рамках наличных, исторически сложившихся на данном этапе развития общества форм и сте­реотипов деятельности. Наука стремится и к тому, чтобы со­здать задел знаний для будущих форм практического изменения мира.

Поэтому в науке осуществляются не только исследования, обслуживающие сегодняшнюю практику, но и такие, результаты которых могут найти применение только в будущем. Движение познания в целом обусловлено не только непосредственными запросами сегодняшней практики, но и познавательными инте­ресами, через которые проявляются потребности общества в прог­нозировании будущих способов и форм практического освоения мира. Например, постановка внутринаучных проблем и их решение в рамках фундаментальных теоретических исследований физики привели к открытию законов электромагнитного поля и пред­сказанию электромагнитных волн, к открытию законов деления атомных ядер, квантовых законов излучения атомов при переходе э.лектронов с одного энергетического уровня на другой и т. п. Все эти теоретические открытия заложили основу для будущих прикладных инженерно-технических исследований и разработок. Внедрение последних в производство, в свою очередь, революцио­низировало технику и технологию — появились радиоэлектрон­ная аппаратура, атомные электростанции, лазерные установки и т. д.

Нацеленность науки на изучение не только объектов, пре­образуемых в сегодняшней практике, но и тех, которые мо­гут стать предметом массового практического освоения в буду­щем, является второй отличительной чертой научного познания. Эта черта позволяет разграничить научное и обыденное стихийно-эмпирическое познание и вывести ряд конкретных определе­ний, характеризующих природу научного исследования.

Наука ставит конечной целью предвидеть процесс преобразования предметов практической деятельности ( объект в исходном состоянии) в соответствующие продукты ( объект в конечном состоянии) Поэтому основная задача науки - выявить законы , в соответствии с которыми изменяются и развиваются объекты. Ориентация науки на изучение объектов, которые могут быть включены в деятельность , и их исследжования как подчиняющиеся объективным законам функционирования и развития, составляют первую, главную особеность научного познания., которая отличает ее от других форм познавательной деятельности. Наука ориентированна на предметное объективное исследование действительности. Процесс научного познания обусловлен не только особенностями изучаемого объекта , но и многочисленными факторами социокультурного характера. Наука в человеческой деятельности выделяет только ее предметную структуру и все рассматривает только сквозь призму этой структуры. Наука может исследовать любые феномены жизни человека и его состояния, она может исследовать и деятельность и человеческую психику, и культуру. но только под одним углом зрения - как особые предметы, которые подчиняются объективным законам. Субъективную структуру деятельности наука тоже изучает но как особый объект.. Таким образом, наука может изучать все в человеческом мире но в особом ракурсе и с особой точки зрения, наука не может заменить собой всех форм познания мира , всей культуры, и все что ускользает из ее поля зрения . компенсируют другие формы постижения духовного мира. Наука имеет систему отличительных признаков научного познания от обыденного : 1) установка на исследования законов преобразования объектов и реализующая эту установку предметность и объективность научных знаний 2) выход науки за рамки предметных структур производства и обыденного опыта и изучене его объектов относительно независимо от сегоднешних возможностей их производственного освоения.

=== еще вариант Понятие науки. Наука и философия. Наука и искусство.

Понятие науки. Наука и философия. Наука и искусство.

С точки зрения философии, наука предстает как единство трех условий. Во-первых, наука есть результат деятельности рациональной сферы сознания, во-вторых – это объектный тип сознания, опирающийся в существенной степени на внешний опыт и в-третьих, наука в равной степени относится как к познавательной так и к оценочной сфере рационального сознания.

Итак, наука может быть определена как рационально-предметная деятельность сознания. Ее цель – построение мысленных моделей предметов и их оценка на основе внешнего опыта. Кроме того, наука в науке можно выделить три основных аспекта (подсистемы):

  1. наука как специфический тип знания;

  2. наука как особый вид деятельности;

  3. наука как особый социальный институт.

Специальные науки служат отдельным конкретным потребностям общества, изучают свой специфический срез действительности, ограничиваются отдельными частями мира. Философию интересует мир в целом, она стремится к целостному постижению вселенной, задумывается о единстве всего сущего. В этом смысле справедливо определение философии как науки «о первоначалах и первопричинах».

Частные науки занимаются явлениями, существующими объективно, т.е. вне человека, независимо от него. Наука формулирует теории, законы и формулы, не принимает во внимание личностное, эмоциональное отношение ученого к изучаемым явлениям и тем социальным последствиям, к которым может привести то или иное открытие.

Мир в представлении философа – живое динамичное целое, многообразие взаимодействий. В философии разум должен определить свое отношение к миру. Поэтому основной вопрос философии формулируется как «отношение мышления к бытию». Принимая во внимание научные данные, философия идет дальше, рассматривая вопрос о смысле и значимости процессов и явлений в контексте человеческого бытия.

Представители науки исходят из определенных представлений, которые принимаются как нечто данное, не требующее обоснования. Ни один из узких специалистов в процессе непосредственной научно-исследовательской деятельности не задается вопросом, как и почему возникла его дисциплина, в чем ее специфика и отличие от прочих. Если эти проблемы затрагиваются, исследователь вступает в сферу истории и философии науки. Философия стремится выяснить исходные предпосылки любого знания, направлена на выявление критериев для понимания и оценки истины и мнения, эмпирии и теории, свободы и произвола, насилия и власти.

Наука направлена на выработку и систематизацию объективных знаний о действительности. Как форма общественного сознания наука связана с постижением закономерностей мира и производством знаний. Триединая цель науки включает в себя описание, объяснение и предсказание.

Философия основывается на теоретико-рефлексивном и духовно практическом отношении субъекта к объекту. Она оказывает активное воздействие на социальное бытие посредством формирования новых идеалов, норм и культурных ценностей. Главные тенденции развития философии связаны с осмыслением таких проблем. как мир и место в нем человека, судьбы современной цивилизации, единство и многообразии культур, природа человеческого познания, бытие и язык.

Философское знание принимает вид не рассудочно упорядоченной схемы, а развернутого обсуждения, детального формулирования всех трудностей анализа, критического сопоставления и оценки возможных путей решения поставленной проблемы. Наука реализует достаточно строгую форму организованности, а философия каждый раз сталкивается с выстраиванием множества вариантов обоснований и опровержений.

Для науки в известной степени традиционно кумулятивное движение вперед, т.е. движение на основе накопления уже полученных результатов. Философии. напротив, не может довольствоваться заимствованием уже полученных результатов.

Специфика философии проявляется в том, что она применяет свой особый метод, метод рефлексии – метод оборачивания на себя, челночное движение, предполагающее возвращение к исходным предпосылкам и обогащение их новым содержанием.

Наука опирается на факты, их экспериментальную проверку. Философию же интересует мир сущностей, которые постигаются только разумом и не доступны чувственному познанию.

При соотношении науки и философии очевидны различия в понятийном аппарате. Язык философии существенно отличается от языка науки с его четкой фиксацией термина и предмета. Философия нуждается в таких языковых средствах, которые могли бы отразить бесконечность мироздания. Поэтому философия создает собственный язык – язык категорий, предельно широких понятий, обладающих статусом всеобщности и необходимости.

Если конкретно-научные дисциплины могут развиваться. не учитывая опыт других форм общественного сознания. то в философии в качестве эмпирической базы и исходного пункта обобщенных представлений о мире принимается совокупный опыт духовного развития человечества всех форм общественного сознания. В ней ярко выражен национальный элемент.

И наука и искусство – формы общественного сознания и специфические способы отражения универсума. Однако между ними есть существенные различия. Если наука направлена на объективное отражение мира в понятийных формах и с точки зрения закономерности, то искусство отражает и выражает личностные смыслы жизни как отдельного человека так и поколения.

В отличие от науки, нацеленной на поиск общих закономерностей, искусство уделяет внимание единичному случаю, отдельной человеческой жизни. На ее примере выявляется и типическое и индивидуальное в человеческой жизни. Искусство может быть и реалистичным и предельно абстрактным. В нем очевидно проявляется национальный тип мироотношения и предоставляет возможности для самовыражения человека. Искусство обращено не к рассудочно-рациональному, а чувственно-ассоциативному человеческому восприятию. В искусстве важно выражение идеала в восприятии мира. Оно подвержено историческим изменениям, находится в зависимости от духа эпохи, а также от способностей того или иного субъекта.

Существует предположение, что чрезмерное развитие рациональных способностей ведет к уменьшению и даже атрофированию всех прочих каналов мировосприятия. Тем не менее, еще начиная с Платона возникает традиции наделять прекраснее, эстетическое законодательной силой: гармония мира должна отразится в гармонии уравнений. В этом плане эстетическое может претендовать на роль парадигмальной установки. В науке она отражается в том. что в реестре критериев научного исследования появляется критерий красоты (уравненй, формул), а находящаяся в центре науки научная «картина мира» указывает на стремление науки воспроизвести мироздание во всей его полноте и целостности.

==== еще вариант… Понятие науки. Наука и философия. Наука и искусство.

Наука — это форма духовной деятельности людей, на­правленная на производство знаний о природе, обществе и о самом познании, имеющая непосредственной целью постижение истины и открытие объективных законов на основе обобщения реальных фактов в их взаимосвязи, для того чтобы предвидеть тенденции развития действитель­ности и способствовать ее изменению.

Наука — это и творческая деятельность по получению нового знания и результат этой деятельности: совокупность знаний (преимущественно в понятийной форме), приве­денных в целостную систему на основе определенных прин­ципов, и процесс их воспроизводства. Собрание, сумма разрозненных, хаотических сведений не есть научное зна­ние. Как и другие формы познания, наука есть социокультурная деятельность, а не только «чистое знание».

Таким образом, основные стороны бытия науки — это, во-первых, сложный, противоречивый процесс получения нового знания; во-вторых — результат этого процесса, т, е. объединение полученных знаний в целостную, раз­вивающуюся органическую систему (а не простое их сум­мирование); в-третьих — социальный институт со всей сво­ей инфраструктурой: организация науки, научные учреж­дения и т. п.; этос (нравственность) науки, профессио­нальные объединения ученых, ресурсы, финансы, науч­ное оборудование, система научной информации, различ­ного рода коммуникации ученых и т. п.; в-четвертых — особая область человеческой деятельности и важнейший элемент (сторона) культуры.

Понятие «философские основания науки» выражает фи­лософские идеи и принципы, которые содержатся в дан­ной науке (научной дисциплине, концепций и т. п.) и дают самые общие ориентиры для познавательной деятель­ности. Философские основания науки наряду с функци­ей обоснования уже добытых знании выполняют также эв­ристическую (участвуют в построении новых теорий) и методологическую функции. Являясь средством (оруди­ем) приращения нового знания, они способствуют фор­мированию новых методов научного исследования. Фи­лософские основания науки разнородны и историчны: при переходе от одного этапа развития науки к другому в ходе научных революций один их «набор» сменяется другим, но определенная преемственность при этом сохраняется.

В начале XVII в. Ф. Бэкон и Р. Декарт выступи­ли пропагандистами науки, естествознания, которое воз­никло как особый духовный феномен, оформилось и обо­собилось от философии, выработало свои особые мето­ды, принципы и ориентиры. Бэкон и Декарт рассматри­вали науку как такой реальный социально-духовный фе­номен, который существует самостоятельно и по своему методу познания принципиально отличается от традици­онной философии. При этом они не только осмыслива­ли логику развивающегося естествознания, но также были создателями его методов и принципов познания, резко критиковали схоластический метод исследования. Они призывали философов и ученых прислушиваться к фак­там, закономерностям природы. Главную задачу науки они видели в испытании природы, в тщательном анализе предмета исследования и обобщении, объяснении реаль­ных фактов.

Согласно Бэкону, научное познание природы возмож­но только на основе опыта, экспериментального метода исследования. И поэтому он подверг сокрушительной критике схоластический метод исследования, который в рассуждении исходил из общих идей, необоснованных, умозрительных положений, пустопорожних абстракций и способствовал разработке неадекватных теоретических за­ключений.

Бэкон пытался заложить основы новой философии, цель которой должна выражаться в том, чтобы «сделать разум адекватным материальном вещам». Английский мыслитель одним из первых осознал необходимость реформации разу­ма с целью приспособить его к природе, и для этого пред­ложил критико-рефлексивный метод «очищения разума» от различного вида идолов и призраков.

Ф. Бэкон явился пионером опытного естествознания, и для него опыт выступает как способ послушания приро­де. Высшее искусство познания и состоит в том, чтобы научиться вставать на точку зрения нового абсолюта — при­роды. В этом отношении английский философ сделал шаг вперед и оказал существенное влияние на стиль мышле­ния своей эпохи. Подвергая решительной критике умоз­рительно-схоластическую деятельность, Бэкон призывал исследователей заниматься конкретными, эмпирически­ми вопросами и давать полезные практические рекомен­дации. Сама по себе такая постановка проблемы уже вы­ходила за пределы традиционного схоластического спосо­ба рассмотрения предмета.

Эстетическое отношение к действительности, содержащееся во всех видах человеческой деятельности, не могло не стать предметом специального воспроизводства. Таким особым видом человеческой деятельности, в котором эстетическое, воплотившись в художественное, есть и содержание, и способ, и цель, является искусство. Оно никогда не оставляло человека, всегда отвечало его потребностям и его идеалу, всегда помогало ему в отыскивании этого идеала – рождалось с человеком, развивалось рядом с его исторической жизнью.

Искусство служит средством самовыражения человека, и, следовательно, предметом искусства являются как отношения человека и мира, так и сам человек во всех его измерениях – психологическом, социальном, нравственном и бытовом. Гуманитарные науки – и психология, и социология, и этика, и т.п. – также имеют предметом человека, но все они рассматривают его с какой-либо одной и притом сознательно ограниченной точки зрения. Искусство же не только берет человека в его целостности, но и затрагивает все самые глубокие и еще неизведанные наукой пласты того удивительного феномена в мире, которым является человек – тайна тайн природы. Искусство говорит с нами на своем особом языке, которому надо научиться, чтобы он стал понятен. Искусство обеспечивает полноту создания и восприятия своего предмета в отличие от сознательной частичности подхода, присущей науке.

Искусство в отличие от всех других видов деятельности есть выражение внутренней сущности человека в ее целостности, которая исчезает в частных науках и любой другой конкретной деятельности, где человек реализует только какую-нибудь одну свою сторону, а не всего себя. Если и в своей практической деятельности, и в науке человек противопоставлен миру, как субъект объекту, и тем ограничен в своей свободе, то в искусстве человек превращает сове субъективное содержание в общезначимое и целостное объективное бытие.

Основной функцией искусства является его синтетическая миссия, обеспечивающая целостное, полнокровное и свободное восприятие и воссоздание мира, которое возможно только при условии совмещения познавательных, этических и всех других моментов человеческого духа. Синтезирующая функция искусства проявляется и на уровне отдельной личности, скрепляя воедино все ее духовные силы, и на уровне каждого данного этапа общественного развития, обеспечивая целостное самовыражение народа, и на уровне исторической связи поколений.

Билет 4.2. Зависимость экономической науки от социального контекста (НЕТ)

См. также 15.2.

Нашел вот что

Становление экономической социологии в России

Назначение экономической социологии как науки состоит в исследовании взаимодействия экономики и общества, в анализе неэкономических факторов экономического развития, в объяснении мотивов и смысла экономического поведения людей. Практическое значение экономической социологии в разрушении стереотипных методов экономического мышления и принятия решений, в социологическом анализе программ и планов экономических реформ, в оценке их социальных предпосылок и последствий. Предметом экономической социологии является изучение взаимодействия экономики и других общественных подсистем (экономики и политики, экономики и права, экономики и религии и т.д.). Так характеризовали предмет экономической социологии Т. Парсонс и Н. Смелзер. В экономической социологии экономика изучается как часть более широкой социальной системы, экономическое поведение рассматривается во взаимосвязи с другими типами деятельности. Объект исследования экономической теории и экономической социологии одинаков - это экономика (область производства, обмена, распределения и потребления), но различаются методы исследования, заранее данные теоретические установки и способы мышления. Экономическая социология не подменяет экономическую науку, а дополняет ее, пытаясь "вложить" экономику в более широкий социальный контекст, показать ее зависимость от других подсистем общества, поэтому экономическая социология имеет более высокую степень общности. Экономист-социолог нужен для того, чтобы расширить горизонты экономического мышления, включить в анализ более сложные факторы неэкономических переменных. Экономическая социология помогает не только экономической науке, но и социологии в целом. Здесь ее задача - показать обусловленность (или, по выражению М. Вебера, релевантность) социальных явлений экономическими. Не только социологическая методология может быть применима к анализу экономики, но и наоборот - экономическая методология используется в социологии (например, теория обмена в социологии). Немаловажно и то, что экономическая социология завершает ряд отраслевых социологий - социологию права, политики, культуры и др. Таким образом создается целостное социологическое знание основных общественных сфер, без отрасли экономической социологии оно было бы незавершенным.

Судьба экономической социологии была осложнена во многом из-за присутствия рядом такой опасной "соседки", как политическая экономия. Социологи еще в 19 в. пытались претендовать на исследование экономики, но, не сумев отстоять свой предмет каждый раз терпели поражение от экономистов. Только лишь во второй половине 20 в., когда ограниченность экономической науки и ее отгороженность от других социологических наук стало очевидной, экономическая социология получила право на существование. Теперь многим ясно, что недостаточно рассматривать производство, обмен, деньги, разделение труда или рынок только лишь как экономические явления. Сами по себе они являются частью общественных отношений и не могут рассматриваться в отрыве от социального контекста. Экономико-социологический подход необходим при анализе как экономических, так и социальных явлений. Принято считать, что экономическая социология как специальная отрасль научного знания возникла в России в 80-е гг. 20 в. Но возникновение экономической социологии началось не с момента признания ее официальными академическими кругами. Экономическая социология имеет длительную историю своего формирования и развития, причем как в России, так и на Западе. Термин " экономическая социология" был знаком социологам и экономистам к. 19-н. 20 вв. Так в конце 19 в. Э. Дюркгейм говорил о необходимости социальной науки, которую он так и называл - "экономическая социология". Он первым использовал этот термин. Дюркгейм определил и предмет экономической социологии, который заключается, с его точки зрения, в социологическом исследовании институтов производства богатства, институтов обмена и распределения. Ему же принадлежит приоритет в социальном исследовании экономического института разделения труда. М. Вебер, признавая этот термин, больше использовал понятие "социальная экономика". Начав свою деятельность в области экономической истории, Вебер стал разрабатывать проблемы, связанные с взаимоотношением экономики и других сфер человеческой деятельности - политики, права и религии. В рамках исторической социологии Вебер предпринял попытку изучить роль протестантской этики в генезисе западноевропейского капитализма. Его интересовал буржуазный капитализм в своем возникновении с его рациональной организацией свободы труда.

В свою очередь К. Марксу приписывают попытку построить всю философию и социологию на основе исследований экономической деятельности человека. Сами экономические процессы Маркс раскрыл с точки зрения их социальной сущности. Он пытался объяснить общий закон взаимодействия экономики и общества и роль трудовой деятельности в жизни человека и общества.

Термин " экономическая социология" был известен и в России начала 20 в. Так профессор Московского университета В.М. Хвостов в своем учебнике по истории социологии 1917 г. выделил целый раздел, посвященный экономической социологии. Среди основателей экономико-социологической традиции в России следует отметить П.Б. Струве, С.Н. Булгакова, М.И. Туган-Барановского, Н.Д. Кондратьева и др. П.Б. Струве в своей экономической теории много внимания уделял таким социальным фактам, как религия, наука, право, а также их воздействию на экономическую жизнь. Во многом его взгляды совпадают с методологической концепцией немецкой исторической школой политической экономии, он поддерживал и разделял социологические идеи М. Вебера. С.Н. Булгаков тоже был знаком с работами М. Вебера, в частности с его "Протестантской этикой и духом капитализма". Он даже сожалел по поводу того, что подобного рода исследования отсутствуют относительно русской хозяйственной жизни - истории русской промышленности. М.И. Туган-Барановского интересовали социальные аспекты теории распределения и кооперации. В целом теории русских мыслителей продолжают мировую тенденцию расширения границ политической экономии и включения в нее социологических проблем.

Экономической деятельностью, как предметом исследования социологии в СССР стала заниматься возникнувшая в 30-е гг. социология труда. Главным образом она исследует поведение человека в сфере трудовой деятельности, подразумевая анализ неэкономических факторов в конкретном производственном процессе. Соперничество социологии труда и экономической социологии продолжается по сей день. Все же большинство исследователей придерживается той точки зрения, что именно экономическая социология включает с сферу своего интереса проблемы социологии труда, пытаясь концентрировать свое внимание на анализ макроэкономических отношений, связанных не только с трудовыми отношениями. Поэтому можно считать, что социология труда является подотрослью экономической социологии. Итак, на современном этапе экономическая социология все больше утверждает себя как особая научная дисциплина. Сегодня происходит ее постепенная институционализация. Создаются кафедры экономической социологии в ведущих вузах, работают специализированные Советы и крупные исследовательские подразделения. Открываются постоянные рубрики "Экономическая социология" в академических журналах. Ведутся дискуссии по поводу ее предмета, функций и структуры.

Происходящее выдвижение экономической социологии на роль особого исследовательского направления призвано, во-первых, расширить пространство актуальных для социолога предметных областей, во-вторых, теснее интегрировать эти области между собой, и в-третьих, установить их более явные связи с достижениями классической и новейшей экономической теории.

Билет 5.1. Наука как тип познания, как вид познавательной деятельности как социальный институт

Понятие науки. Наука как тип познания и вид познавательной деятельности.

Наука это исторически сложившаяся форма человеческой деятельности, направленная на познание и преобразование объективной действительности, такое духовное производство, которое имеет своим результатом целенаправленно отобранные и систематизированные факты, логически выверенные гипотезы, обобщающие теории, фундаментальные и частные законы, а также методы исследования. Наука это одновременно и система знаний, и их духовное производство, и практическая деятельность на их основе.

Для всякого научного познания существенно наличие того, что исследуется, и то, как оно исследуется. Ответ на вопрос о том, что исследуется, раскрывает природу предмета науки, а ответ на вопрос о том, как осуществляется исследование, раскрывает метод иссле­дования.

Качественное многообразие действительности и общественной практики определило многоплановый характер человеческого мышления, разные области научного знания. Современная наука — чрезвычайно разветвленная совокупность отдельных научных отраслей. Предметом науки является не только внеположенный человеку мир, различные формы и виды движения сущего, но и их отражение в сознании, т.е. сам человек

Наукой мы называем как всю систему научных знаний, так и ее составные части (научные дисциплины). В настоящее время существует несколько тысяч различных наук, каждая из которых имеет свой предмет и свое особое содержание. Процесс появления новых научных отраслей, дисциплин, направлений продолжается. Существенным компонентом научного познания является философское истолкование данных науки, составляющее ее мировоззренческую и методологическую основу. Уже сам отбор фактов, особенно в общественных науках, подразумевает большую теоретическую подготовленность и философскую культуру ученого. Современный этап развития научного знания требует не только теоретического осмысления фактов, но и анализа самого способа их получения, размышлений об общих путях поисков нового

Становление собственно научных, обособленных и от философии, и от религии форм знания обычно связывают с именем Аристотеля, заложившего первоначальные основы классификации различных знаний. Научная работа cтановится сферой ученых. Происходит специализация и в среде ученых. Этот процесс имел прогрессивное значение, создавая необходимые условия для углубления познания, но вместе с тем он заключал в себе и отрицательную сторону: узкая специализация делает знания ученых ограниченными, что не только снижает продуктивность самого научного творчества, но и способствует дестабилизации культуры.

Вошло в традицию разделять науки на естественные, изучающие природу, и общественные (социальные), изучающие общество. Однако, четко и однозначно провести грань между естественными и общественными науками невозможно. Есть немало наук, занимающих пограничное, промежуточное положение между естественными и общественными науками. Например, география включает в себя изучение и природы (физическая география), и общества (экономическая география). На стыке естественных и общественных наук находится экология, изучающая взаимодействие общества и природы. Кроме этого, естественные и общественные науки не охватывают всего множества наук. Существуют науки, которые не являются ни естественными, ни общественными. Сюда относится комплекс технических наук, а также логика и математика.

Еще вариант: Понятие науки. Наука как познавательная деятельность и специфический тип знания.

Наука – это деятельность человека по выработке, систематизации и проверке знаний. Для того чтобы справиться с проблемами и сложными задачами, человеку необходимы исчерпывающие знания, выработка которых и является ближайшей целью всякой научной деятельности. Полученные знания позволяют объяснить и понять изучаемые процессы, осуществить предсказания на будущее. В основе научного познания лежит сложный творческий процесс мыслительной и предметно-практической деятельности ученого. Общие правила данного процесса можно сформулировать следующим образом:

1) нельзя ничего принимать за истинное, пока оно не представляется ясным и отчетливым;

2) трудные вопросы необходимо делить на столько частей, сколько нужно для разрешения;

3) начинать исследование надо с самых простых и удобных для познания вещей и постепенно переходить к познанию вещей трудных и сложных;

4) ученый должен останавливаться на всех подробностях, на все обращать вним-е: он должен быть уверен, что ничего не пропустил.

Научное познание, как все формы духовного производства, в конечном счете, необходимы для того, чтобы регулировать человеческую деятельность. Наука ставит конечной целью предвидеть процесс преобразования предметов практической деятельности ( объект в исходном состоянии) в соответствующие продукты ( объект в конечном состоянии) Поэтому основная задача науки - выявить законы, в соответствии с которыми изменяются и развиваются объекты. Ориентация науки на изучение объектов, которые могут быть включены в деятельность, и их исследования как подчиняющиеся объективным законам функционирования и развития, составляют первую, главную особенность научного познания, которая отличает ее от других форм познавательной деятельности. Наука ориентирована на предметное объективное исследование действительности. Процесс научного познания обусловлен не только особенностями изучаемого объекта, но и многочисленными факторами социокультурного характера. Наука в человеческой деятельности выделяет только ее предметную структуру и все рассматривает только сквозь призму этой структуры. Наука может исследовать любые феномены жизни человека и его состояния, она может исследовать и деятельность и человеческую психику, и культуру, но только под одним углом зрения - как особые предметы, которые подчиняются объективным законам. Субъективную структуру деятельности наука тоже изучает, но как особый объект.. Таким образом, наука может изучать все в человеческом мире, но в особом ракурсе и с особой точки зрения, наука не может заменить собой всех форм познания мира, всей культуры, и все что ускользает из ее поля зрения, компенсируя другие формы постижения духовного мира. Наука имеет систему отличительных признаков научного познания от обыденного : 1) установка на исследования законов преобразования объектов и реализующая эту установку предметность и объективность научных знаний 2) выход науки за рамки предметных структур производства и обыденного опыта и изучене его объектов относительно независимо от сегодняшних возможностей их производственного освоения.

Два уровня научного познания: эмпирический уровень (главной задачей является описание предметов и явлений, а основной формой полученного знания – факт). На теоретическом уровне происходит объяснение изучаемых явлений, а полученное знание фиксируется в форме законов, принципов и научных теорий, в которых раскрывается сущность познаваемых объектов.

Формы научного познания

Идея (греч. - буквально: «то, что видно», образ) - философский термин, обозначающий «смысл», «значение», «сущность» и тесно связанный с категориями мышления и бытия. В истории философии категория идеи употребляется в различных смыслах. Когда идея рассматривается только как существующая в сознании, она обозначает:

  1. чувственный образ, возникающий в сознании как отражение чувственных предметов (наивный реализм);

  2. «смысл» или «сущность» вещей, сводимые к ощущениям и впечатлениям субъекта или к творческому началу, порождающему мир (субъективный идеализм).

В некоторых философских системах идея обозначала и материалистический принцип (так, Демокрит называет свои атомы «идеями»). В системах объективного идеализма идея считается объективно существующей сущностью всех вещей (объективная идея). У Гегеля, например, идея - смысл и творец всех вещей - развиваясь чисто логически, проходит стадии объективную, субъективную и абсолютную. Решение вопроса об идее зависит от правильной постановки вопроса об отношении мышления к бытию. Последовательно научно он разработан только в диалектическом материализме, где идея рассматривается как отражение объективной реальности. Вместе с тем подчеркивается и обратное влияние идеи на развитие материальной действительности в целях ее преобразования. Под идеей понимается также одна из форм, способ познания, смысл которых заключается в формулировании обобщенного теоретического принципа, объясняющего сущность, закон явлений. Таковы, например, идеи о материальности мира, о двойственном корпускулярно-волновом характере вещества и поля.

Гипотеза — (греч. Hypothesis основа, предположение) — предположение, при котором на основе ряда факторов делается вывод о существовании объекта, связи или причины явления, причем вывод этот нельзя считать вполне доказанным. Гипотетическим называется и соответствующее умозаключение. Потребность в гипотезе возникает в науке, когда неясна связь между явлениями, причина их, хотя известны множественные обстоятельства, предшествовавшие или сопутствовавшие им, когда по некоторым характеристикам настоящего нужно восстановить картину прошлого или на основе прошлого и настоящего сделать вывод о будущем развитии явления. Однако выдвижение гипотезы на основе определенных факторов — это только первый шаг. Сама гипотеза в силу своего вероятностного характера требует проверки, доказательства. После такой проверки гипотеза или становится научной теорией, или видоизменяется, или отбрасывается, если проверка дает отрицательный результат. Основные правила выдвижения и проверки гипотезы следующие:

  1. Гипотеза должна находится в согласии или, по меньшей мере, быть совместимой со всеми факторами, которых она касается.

  2. Из многих противостоящих друг другу гипотезы, выдвинутых для объяснения серии факторов, предпочтительнее та, которая единообразно объясняет большее их число; конечно, для объяснения отдельных факторов этой серии можно выдвигать так называемые рабочие гипотезы.

  3. Для объяснения связной серии факторов нужно выдвигать, возможно, меньше различных гипотез и их связь должна быть, возможно, более тесной.

  4. При выдвижении гипотезы необходимо сознавать вероятностный характер ее выводов.

  5. Гипотезы, противоречащие друг другу, не могут быть вместе истинными, за исключением того случая, когда они объясняют различные стороны и связи различного объекта.

Теория — (греч. theoria исследование) — система обобщенного знания, объяснение тех или иных сторон действительности. Термин 'теория' имеет различные значения, для того чтобы отличать ее от практики или для противопоставления гипотезе (как непроверенному, предположительному знанию). Теория отлична от практики, так как является духовным, мысленным 'слепком', отражением и воспроизведением реальной действительности. Вместе с тем она неразрывно связана с практикой, которая ставит перед познанием назревающие задачи и требует их решения. Поэтому практика и ее результаты в обобщенном виде входят в качестве органического элемента во всякую теорию. Каждая теория имеет сложную структуру. Например, в физических теориях можно выделить две части: формальное исчисление (математические уравнения, логические символы, правила и прочее) и содержательную интерпретацию (категории, законы, принципы). Благодаря возможности представить в символической форме содержательные элементы теории достигается более четкое понимание ее формальной структуры, логических связей, то есть ее аксиоматизация. Единство содержательного и формального аспектов теории — один из источников ее развития и совершенствования. Построение и трактовка содержательной части теории связаны с философскими взглядами, мировоззрением ученого, с определенными методологическими принципами подхода к действительности.

Научное знание, в конечном счете, необходимы для того, чтобы направлять и регу­лировать практику. Различные виды познавательной деятельности по-разному выполняют эту роль, и анализ этого различия явля­ется первым и необходимым условием для выявления особенностей научного познания.

Ориентация науки на изучение объектов, которые могут быть включены в деятельность (либо актуально, либо потенциально, как возможные объекты ее будущего освоения), и их исследование как подчиняющихся объективным законам функционирования и развития составляет одну из важнейших особенностей научного познания. Эта особенность отличает его от других форм познава­тельной деятельности человека. Наука ориентирована на предметное и объек­тивное исследование действительности. Научное познание отражает объекты природы не в форме созерцания, а в форме практики. Процесс же этого отражения обусловлен не только особенностями изучаемого объекта, но и многочисленными факторами социокультурного характера.

Но, изучая объекты, преобразуемые в деятельности, наука не ограничивается познанием только тех предметных связей, ко­торые могут быть освоены в рамках наличных, исторически сложившихся на данном этапе развития общества форм и сте­реотипов деятельности. Наука стремится и к тому, чтобы со­здать задел знаний для будущих форм практического изменения мира.

Поэтому в науке осуществляются не только исследования, обслуживающие сегодняшнюю практику, но и такие, результаты которых могут найти применение только в будущем. Движение познания в целом обусловлено не только непосредственными запросами сегодняшней практики, но и познавательными инте­ресами, через которые проявляются потребности общества в прог­нозировании будущих способов и форм практического освоения мира. Например, постановка внутринаучных проблем и их решение в рамках фундаментальных теоретических исследований физики привели к открытию законов электромагнитного поля и пред­сказанию электромагнитных волн, к открытию законов деления атомных ядер, квантовых законов излучения атомов при переходе э.лектронов с одного энергетического уровня на другой и т. п. Все эти теоретические открытия заложили основу для будущих прикладных инженерно-технических исследований и разработок. Внедрение последних в производство, в свою очередь, революцио­низировало технику и технологию — появились радиоэлектрон­ная аппаратура, атомные электростанции, лазерные установки и т. д.

Нацеленность науки на изучение не только объектов, пре­образуемых в сегодняшней практике, но и тех, которые мо­гут стать предметом массового практического освоения в буду­щем, является второй отличительной чертой научного познания. Эта черта позволяет разграничить научное и обыденное стихийно-эмпирическое познание и вывести ряд конкретных определе­ний, характеризующих природу научного исследования.

Наука ставит конечной целью предвидеть процесс преобразования предметов практической деятельности ( объект в исходном состоянии) в соответствующие продукты ( объект в конечном состоянии) Поэтому основная задача науки - выявить законы , в соответствии с которыми изменяются и развиваются объекты. Ориентация науки на изучение объектов, которые могут быть включены в деятельность , и их исследжования как подчиняющиеся объективным законам функционирования и развития, составляют первую, главную особеность научного познания., которая отличает ее от других форм познавательной деятельности. Наука ориентированна на предметное объективное исследование действительности. Процесс научного познания обусловлен не только особенностями изучаемого объекта , но и многочисленными факторами социокультурного характера. Наука в человеческой деятельности выделяет только ее предметную структуру и все рассматривает только сквозь призму этой структуры. Наука может исследовать любые феномены жизни человека и его состояния, она может исследовать и деятельность и человеческую психику, и культуру. но только под одним углом зрения - как особые предметы, которые подчиняются объективным законам. Субъективную структуру деятельности наука тоже изучает но как особый объект.. Таким образом, наука может изучать все в человеческом мире но в особом ракурсе и с особой точки зрения, наука не может заменить собой всех форм познания мира , всей культуры, и все что ускользает из ее поля зрения . компенсируют другие формы постижения духовного мира. Наука имеет систему отличительных признаков научного познания от обыденного : 1) установка на исследования законов преобразования объектов и реализующая эту установку предметность и объективность научных знаний 2) выход науки за рамки предметных структур производства и обыденного опыта и изучене его объектов относительно независимо от сегоднешних возможностей их производственного освоения.

Билет 5.2. Диалектический метод и экономическая теория

Экономическая теория не есть набор уже готовых рекомендаций, применимых непосредственно в хозяйственной политике. Она является скорее методом, чем учением, интеллектуальным инструментом, техникой мышления, помогая тому, кто владеет ею, приходить к правильным заключениям.

Первым поводом к изучению экономической теории является то, что эта теория дело с такими проблемами, которые касаются нас всех без исключения: какие виды работ нужно выполнять? как они оплачиваются? сколько товаров можно купить на доллар заработной платы сейчас и в период скачущей инфляции? какова вероятность наступления такого времени, когда человек не сможет находить подходящую для себя работу лишь в пределах приемлемого срока? В прошлом люди, начинающие изучать экономическую теорию, обычно требовали, чтобы им было дано краткое, в одном предложении, определение этого предмета. И надо казать, что этот сильный спрос не испытывал недостатка в предложении. Вот некоторые из таких определений:

1. Экономическая теория есть наука о видах деятельности,
связанных с обменом и денежными сделками между людьми.

2. Экономическая теория есть наука о повседневной деловой жизнедеятельности людей, извлечения ими средств к существованию и использовании этих средств.

3. Экономическая теория есть наука о том, как человечество
справляется со своими задачами в области потребления и производства.

Экономическая теория есть наука о том, какие из редких
производительных ресурсов люди и общество с течением времени, с
помощью денег или без их участия, избирают для производства
различных товаров и распределения их в целях потребления в
настоящем и будущем между различными людьми и группами общества.

Курс Общей Экономической Теории включает в себя изучение экономических категорий и явлений присущих общественному производству независимо от общественно экономической формации, а также изучает эти экономические закономерности человеческого общества и общественного производства в общечеловеческом плане. Жизнь человеческого образа многообразна, сложна и запутана.Она складывается из многочисленных и разнообразных видов
деятельности человека в производстве материальных благ и оказании
услуг, в науке и культуре, в политике и идеологии. Человечество
стремится разгадать тайну отношений. Это стремление не стремление
к самопознанию, а удовлетворение потребностей в регулировании экономической жизни. А самое главное желание - воздействовать на экономические процессы в нужных для человека направлениях. Человечество проявляло всегда большой интерес основам управления экономическими процессами. Многие важные экономические
процессы рассматривались учеными древнего мира: Платоном, Аристотелем и т.д. однако эти исследования формировались как отдельные элементы экономических знаний в рамках единой, еще не расчлененной науки. Значительно позже произошел процесс расчленения науки и возникла политическая экономия. Причем она возникла в период зарождения капиталистического способа производства и представляла собой науку для удовлетворения потребностей теории процесса победа капитализма над феодализмом. Экономическая Теория призванная изучать и объяснять процессы
и явления экономической жизни, а для этого Экономическая Теория
должна проникать в суть глубинных процессов, вскрывать законы и
предсказывать пути их использования.

Предметом Общей Экономической Теорией являются экономические
отношения (производственные отношения) возникающие между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления, независимо от экономической формации общества.

Метод Общей Экономической Теории - это метод диалектического материализма. Научные познания экономической жизни в отличие от ее непосредственного восприятия позволяет, используя научный метод познания или исследования, проникать вглубь экономических процессов и явлений, раскрывать их связи, выявлять причинно-наследственную связь явлений и раскрывать движущие силы развития общества. Метод предлагает процесс от созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике.

Теории диалектического метода познания была разработана Гегелем и стала возможной в результате внесения существенных изменений в предмет традиционной теории познания. Эти изменения выразились в рассмотрении индивидуального процесса познания как воспроизведения основных ступеней исторического процесса познания (выведение теории познания из истории познания) и, во-вторых, в выработке взгляда на теорию познания как на учение о познавательных отношениях субъекта и объекта, в которых сам объект выступает и постигается в разных формах. Реализация такого понимания предмете теории познания позволила Гегелю вскрыть познавательную функцию логических категорий как общих определений объекта и вместе с тем как ступеней его познания. На этой основе наметилось совпадение теории познания как учения о диалектике познавательных отношений субъекта и объекта с логикой как теорией диалектического метода. Но именно совпадение – тождество по содержанию и различие по предмету и форме. Диалектическая логика изучает не познавательные отношения субъекта и объекта, а логические (= диалектические) отношения между понятиями, но этими понятиями являются прежде всего логические категории, которые в теории познания рассматриваются как общие определения объекта и в своей систематической связи, как ступени познания, образуют тождественное содержание диалектической логики и диалектически разрабатываемой теории познания.

Научной абстракцией - называются обобщенные понятия (деньги, товар, рабочая сила, и т.д.) выработанные людьми путем мышления отвлеченного от непосредственно конкретного изучения явления, а исходным пунктом научного познания является объективная реальность. И этой реальностью выступает экономическая жизнь человеческого общества. Если это объективная реальность то она не зависит от воли и сознания человека одновременно с тем, что эта
реальность складывается из осознанных поступков и деятельности индивидов. Необходимыми элементами экономического исследования являются анализ и синтез. В процессе анализа мышление от видимого конкретного идет к абстрактному мышлению, расчленяя исследуемые элементы на его простейшие части и стороны. В процессе синтеза познаваемые явления исследуются во взаимной связи составляющих
его сторон в движении и противоречии, в результате чего открываются пути и формы разрешения противоречий, а следовательно развития явлений. Имеется еще 2 элемента - качественный и количественный анализ. Это связано с тем что любому экономическому явлению присущи качественная и количественная определенность.

=== Еще вариант Диалектический метод и экономическая теория

Экономическая теория не есть набор уже готовых рекомендаций, применимых непосредственно в хозяйственной политике. Она является скорее методом, чем учением, интеллектуальным инструментом, техникой мышления, помогая тому, кто владеет ею, приходить к правильным заключениям.

Первым поводом к изучению экономической теории является то, что эта теория дело с такими проблемами, которые касаются нас всех без исключения: какие виды работ нужно выполнять? как они оплачиваются? сколько товаров можно купить на доллар заработной платы сейчас и в период скачущей инфляции? какова вероятность наступления такого времени, когда человек не сможет находить подходящую для себя работу лишь в пределах приемлемого срока? В прошлом люди, начинающие изучать экономическую теорию, обычно требовали, чтобы им было дано краткое, в одном предложении, определение этого предмета. И надо казать, что этот сильный спрос не испытывал недостатка в предложении. Вот некоторые из таких определений:

1. Экономическая теория есть наука о видах деятельности,
связанных с обменом и денежными сделками между людьми.

2. Экономическая теория есть наука о повседневной деловой жизнедеятельности людей, извлечения ими средств к существованию и использовании этих средств.

3. Экономическая теория есть наука о том, как человечество
справляется со своими задачами в области потребления и производства.

Экономическая теория есть наука о том, какие из редких
производительных ресурсов люди и общество с течением времени, с
помощью денег или без их участия, избирают для производства
различных товаров и распределения их в целях потребления в
настоящем и будущем между различными людьми и группами общества.

Курс Общей Экономической Теории включает в себя изучение экономических категорий и явлений присущих общественному производству независимо от общественно экономической формации, а также изучает эти экономические закономерности человеческого общества и общественного производства в общечеловеческом плане. Жизнь человеческого образа многообразна, сложна и запутана.Она складывается из многочисленных и разнообразных видов
деятельности человека в производстве материальных благ и оказании
услуг, в науке и культуре, в политике и идеологии. Человечество
стремится разгадать тайну отношений. Это стремление не стремление
к самопознанию, а удовлетворение потребностей в регулировании экономической жизни. А самое главное желание - воздействовать на экономические процессы в нужных для человека направлениях. Человечество проявляло всегда большой интерес основам управления экономическими процессами. Многие важные экономические
процессы рассматривались учеными древнего мира: Платоном, Аристотелем и т.д. однако эти исследования формировались как отдельные элементы экономических знаний в рамках единой, еще не расчлененной науки. Значительно позже произошел процесс расчленения науки и возникла политическая экономия. Причем она возникла в период зарождения капиталистического способа производства и представляла собой науку для удовлетворения потребностей теории процесса победа капитализма над феодализмом. Экономическая Теория призванная изучать и объяснять процессы
и явления экономической жизни, а для этого Экономическая Теория
должна проникать в суть глубинных процессов, вскрывать законы и
предсказывать пути их использования.

Предметом Общей Экономической Теорией являются экономические
отношения (производственные отношения) возникающие между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления, независимо от экономической формации общества.

Метод Общей Экономической Теории - это метод диалектического материализма. Научные познания экономической жизни в отличие от ее непосредственного восприятия позволяет, используя научный метод познания или исследования, проникать вглубь экономических процессов и явлений, раскрывать их связи, выявлять причинно-наследственную связь явлений и раскрывать движущие силы развития общества. Метод предлагает процесс от созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике.

Теории диалектического метода познания была разработана Гегелем и стала возможной в результате внесения существенных изменений в предмет традиционной теории познания. Эти изменения выразились в рассмотрении индивидуального процесса познания как воспроизведения основных ступеней исторического процесса познания (выведение теории познания из истории познания) и, во-вторых, в выработке взгляда на теорию познания как на учение о познавательных отношениях субъекта и объекта, в которых сам объект выступает и постигается в разных формах. Реализация такого понимания предмете теории познания позволила Гегелю вскрыть познавательную функцию логических категорий как общих определений объекта и вместе с тем как ступеней его познания. На этой основе наметилось совпадение теории познания как учения о диалектике познавательных отношений субъекта и объекта с логикой как теорией диалектического метода. Но именно совпадение – тождество по содержанию и различие по предмету и форме. Диалектическая логика изучает не познавательные отношения субъекта и объекта, а логические (= диалектические) отношения между понятиями, но этими понятиями являются прежде всего логические категории, которые в теории познания рассматриваются как общие определения объекта и в своей систематической связи, как ступени познания, образуют тождественное содержание диалектической логики и диалектически разрабатываемой теории познания.

Научной абстракцией - называются обобщенные понятия (деньги, товар, рабочая сила, и т.д.) выработанные людьми путем мышления отвлеченного от непосредственно конкретного изучения явления, а исходным пунктом научного познания является объективная реальность. И этой реальностью выступает экономическая жизнь человеческого общества. Если это объективная реальность то она не зависит от воли и сознания человека одновременно с тем, что эта
реальность складывается из осознанных поступков и деятельности индивидов. Необходимыми элементами экономического исследования являются анализ и синтез. В процессе анализа мышление от видимого конкретного идет к абстрактному мышлению, расчленяя исследуемые элементы на его простейшие части и стороны. В процессе синтеза познаваемые явления исследуются во взаимной связи составляющих
его сторон в движении и противоречии, в результате чего открываются пути и формы разрешения противоречий, а следовательно развития явлений. Имеется еще 2 элемента - качественный и количественный анализ. Это связано с тем что любому экономическому явлению присущи качественная и количественная определенность.

проверить

Идея эволюции долго пробивала себе дорогу в истории человеческой мысли. Очень долгое время взгляд, как на природу, так и на общество был метафизическим, т.е. предполагал, что и природа, и общество является неизменяющимися, стационарными по своей природе Противоположная позиция называется «диалектической». «Диалектика»  учение о всеобщем развитии; в данном случае понятия «диалектический метод» и «эволюционный метод» можно понимать как синонимичные друг другу. Такие представления сформировались во многом под влиянием религиозного мировоззрения и теологической догматики, утверждавшей, что, с тех пор, как Бог создал мир, он остается неизменным и стабильным. Что-то изменить радикально в нем просто невозможно  это не под силу ни человеку, ни самой природе  и количество сущностей, созданных актом творения в начале мира, в принципе оставалось точно таким же и к концу существования этого мира. Впервые идею эволюционного метода внесли в науку греческие философы: в первую очередь, это были Гераклит Эфесский, Демокрит, Горгий, Платон и Аристотель. «Борьба есть отец всего и царь всего», утверждал Гераклит, и впоследствии этот принцип был с успехом применен в отношении органической природы Чарльзом Дарвином.

Эволюционный метод  это метод, который можно рассматривать, с одной стороны, как «очищенный» от мелких «наслоений» и «случайностей» исторический метод, - т.е., по сути, это есть рассмотрение «общей логики» эволюции какого-либо хозяйственного процесса или объекта вне всяких исторических «отклонений» и «шероховатостей»; а, с другой стороны, эволюционный метод предполагает использование биологической теории эволюции в изучении экономических явлений: последние должны отбираться и выживать в процессе экономического развития, - так, что в результате остаются функционировать наиболее приспособленные хозяйственные явления. Причем также важно отметить, что и сама экономическая теория (согласно подходу Карла Поппера) может быть рассмотрена как продукт эволюции внутри экономического знания.

Эволюционный метод экономических исследований должен рассматриваться как логическое продолжение и дополнение исторического метода, и как своеобразный «мостик», соединяющий между собой естественнонаучную методологию и социальную методологию внутри самого экономического знания.

Если обратиться к историческому методу, то наряду с бесспорными достоинствами, этот метод имеет ряд недостатков: в частности, он является аналитически менее эффективным, чем теоретические методы познания, и потому, изучая экономическую науку исключительно сквозь призму экономической истории и истории экономических учений, мы вряд ли получим о ней полноценное представление. Одним из способов преодоления неэффективности и непродуктивности исторического метода может стать трансформация его в эволюционный метод  метод, при котором исследователь стремится выявить в историческом материале определенное логическое ядро, где сосредоточены только наиболее значимые исторические закономерности, имеющее существенное значение для последующего воссоздания теоретической картины исследуемого объекта. В этом смысле эволюционный метод является переходным к теоретическим методам исследования:

исторический метод эволюционный метод теоретические методы

Эволюционный метод в данном случае является переходным, он помогает экономисту-исследователю совершит скачок от историческим фактов к фактам теоретического порядка. «Экономист-эволюционист» мыслит и как историк и как теоретик; если так можно выразиться, его интересует теория в истории и история, принявшая форму теории.

Примером «эволюционного метода» в исследовании экономической теории К.Маркса может служить работа другого известного экономиста, классического представителя эволюционной школы во всех ее смыслах, Й.Шумпетера  «Капитализм, социализм и демократия». Несмотря на то, что описание экономического учения марксизма здесь является по существу историческим (ведь Маркс умер за 60 лет до выхода этой работы), de facto, применяя исторический метод в описании основоположника марксизма, Шумпетер одновременно проводит теоретический анализ учения Маркса, избавляясь от всего «исторического лишнего» и «исторически случайного» (для Блауга, например, характерен противоположный подход  акцентирование этого случайного и лишнего); тем самым он трансформирует свой метод из исторического в эволюционный.

Экономическую историю институтов также можно исследовать двумя методами: историческим и эволюционным. Экономист-историк работает как исключительно как историк: он просто описывает то, как на протяжении несколько тысяч лет развивались те или иные экономические институты: институт рынка, институт кредита, институт профсоюзов и т.п. Для экономиста-эволюциониста история хозяйственных институтов  лишь предпосылка для последующего теоретического анализа. Классическим примером здесь является работа лауреата Нобелевской премии, американского экономиста Дугласа Норта «Институты, институциональные изменения и функционирование экономики». Для экономиста-историка история не имеет никакого значения вне самой истории, для экономиста-эволюциониста она имеет значение как первый шаг к будущей теории.

Эволюционный метод как метод рассмотрения экономической реальности сквозь принцип «борьбы за существования» и принцип «выживания сильнейших», имеет давнюю историю, и первыми здесь были, безусловно, Мальтус и Маркс. Однако, почти все экономические учения XYII  XIX вв. также рассматривали капитализм (и в целом, всю хозяйственную сферу) как сферу борьбы экономических агентов за прибыли и доходы, а результатом подобной конкуренции было выживание сильнейших агентов рынка и гибель тех предприятий, которые не смогли обеспечить перевес прибылей над убытками.

Эволюционная экономика как метод исследования генезиса и развития экономических организаций (фирм, отрасли, министерств, правительства и т.п.)  сравнительно новое направление в экономической науке, но основы подобного подхода заложил Йозеф Шумпетер. Именно он первым стал исследовать организации как специфические типы социальных организмов, которые, продуцируя инновации, способны трансформироваться в изменяющихся условиях своего окружения, обеспечивая тем самым стабильность своего существования и роста.

Следующий значительный шаг в исследовании эволюции экономических организаций был сделан американскими экономистами Р.Нельсоном и С.Уинтером. В своей монографии «Эволюционная теория экономических изменений» (1982, русс. 2001) они провели фундаментальное исследование эволюционного поведения фирм, действующих в изменяющихся обстоятельствах, и предложили ряд моделей, демонстрирующих реакцию этих фирм на изменение конъюнктуры рынка, технологические сдвиги и т.п.

Центральные понятия концепции американских ученых  «инновация», «рутина» и «селективный (селекционный) отбор». Инновации трактуются в шумпетеровском духе  как организационные или технологические новведения, позволяющие фирме занять стратегически выгодное положение на рынке; рутина  накопленные и определенным образом зафиксированные навыки и умения, позволяющие регулярно и предсказуемо выполнять определенные операции; селективный отбор  отбор, подобный биологическому отбору,  в процессе которого перспективные рутины, инновации и фирмы остаются функционировать на рынке, а неперспективные исчезают. Результат селективного отбора  «селекционное равновесие»  состояние, которое лишь некоторым образом соответствует ортодоксальному рыночному равновесию, основанному на максимизирующем поведении, а de facto представляет собой особый вариант поведения фирмы, базирующийся на оптимальном сочетании рутин и инноваций.

Эволюционная экономика  это направление в экономической науке, применяющее эволюционный метод в исследовании хозяйственных процессов и явлений. Эволюционная экономика изучает экономические институты сквозь призму дарвинистских принципов «естественного отбора», в результате которого «сильнейшие» институты «выживают» и продолжают свое существование, а «слабейшие» «погибают» и исчезают с экономической сцены.

Одним из первых экономистов, разрабатывавших эволюционный метод в современную, послешумпетеровскую, эпоху, был американский экономист А.Алчиан. В своей знаменитой статье «Неопределенность, эволюция и экономическая теория» он утверждал, что функционирование фирм и других экономических предприятий происходит под действием непрерывно изменяющейся внешней среды, которая как бы сама «отбирает» фирмы, оставляя лучшие и предоставляя погибнуть слабейшим.

Здесь также необходимо сказать несколько слов о крупнейшем американском экономисте, лауреате Нобелевской премии, Дугласе Норте. На мой взгляд, тут есть два момента: во-первых, Д.Норт сумел блестяще соединить в своих исследованиях исторический и эволюционный методы (во всех смыслах последнего); и, во-вторых, он впервые в истории экономического анализа сумел применить эволюционный метод к исследованию не каких-либо отдельных фирм и предприятий, а всех хозяйственных институтов в целом.

Именно «эволюционная экономика институтов» находится в центре внимания всех его работ; и свое исследование Дуглас Норт ведет широким фронтом, привлекая к экономическому анализу также анализ психологический, социологический и политологический. Эволюционный институционализм Дугласа Норта сыграл важнейшую роль в становлении эволюционной экономики.

Анализируя значение понятия «эволюция» для экономической науки, можно выделить основные значения этого термина в экономической науке:

1) «эволюция» как «спрямленное», «избавленное от случайностей», «логическое в историческом» развитие экономических идей и концепций;

2) «эволюция» как «естественный отбор» этих идей и концепций и, как результат, «выживание» «сильнейших идей и концепций» и исчезновение «слабейших»;

3) «эволюция» как «спокойное», «нормальное» развитие экономической науки в противовес «научным революциям»  смито-рикардианской, марксистской, маржиналистской и т.п.

Последним пунктом обращения к эволюционному методу будет анализ использования понятий «эволюция» и «революция» во всемирной (всеобщей) экономической истории. Из применения данных терминов, как уже говорилось, не выводится существование какого-то особого метода (как и в случае «научных революций» и «эволюционных этапов» в развитии экономической мысли); здесь просто следует ограничиться констатацией факта, что во всемирной экономической истории существовали как «революционные этапы» ее развития, так и «эволюционные». В первом случае происходил «взрывной», «скачкообразный» переход к какому-то новому состоянию, во втором случае  «постепенный», «медленный», «равновесный».

Экономические историки рассуждают о двух типах революций: первый из них можно назвать технологическими революциями, второй  социальнокономическими революциями.

Традиционно говорят о трех технологических революциях в истории человечества: неолитической (аграрной), промышленной (индустриальной) и научно-технической (информационной, постиндустриальной).

Социально-экономическая революция  это коренной переворот в системе экономических и социальных отношений, результатом которого являются масштабные перемены в экономической, политической, правовой и духовной структуре конкретного социального организма или всего человеческого общества.

Билет 6.1. Наука и рациональность. Сциентизм и антисциентизм

Одной из центральных проблем современной философии является проблема рациональности. Рациональность становится особой темой в философии жизни, прагматизме, экзистенциализме, неопозитивизме и постпозитивизме и постпозитивизме. Многие философы XX в. Говорят о кризисе рациональности и связывают его с кризисом всей западной цивилизации.

Вопрос о рациональности имеет мировоззренческий характер. Говоря о рациональности, имеют в виду особый тип отношений в системе «человек – мир». Обоснование рациональности – это поиск осознанной гармони человека и мира, гармонии, которая гарантировала бы соразмерность человека и противостоящей ему действительности. Гносеологическая проблема границ и возможностей рационального познания имеет глубокий антропологический фундамент. В поисках рациональности человек стремится укорениться в бытии, или, как говорят, экзистенциалисты, перестать быть бездомным. Т.е. проблема рациональности имеет не только гносеологические, но и антропологические и аксиологические моменты.

Вопрос о рациональности является существенным для философии как особой формы духовной культуры. Поскольку философия возникла как рационально-теоретическая форма постижения действительности, вопрос о разуме и его ценности есть вопрос о смысле самой философии. Философия – рациональный ответ на мировоззренческие вопросы, и если утверждается, что разум не в состоянии помочь человеку в решении его проблемы, то тем самым отрицается ценность философии.

В философии нет единства по вопросу о содержании понятия «рациональность». Насчитывается более 20 определений. Все это многообразие можно разделить на несколько групп. Рациональность это: характеристика деятельности человека; хар-ка знания; хар-ка методологии или правил деятельности; атрибутивное свойство всех технических цивилизаций; хар-ка мира в целом; специфический тип упорядоченности, особая структура, противостоящая бесструктурности и принципиальной невыразимости; универсальная категория, охватывающая логику в ее классическом и неклассическом понимании, диалектику, а также некоторые формы мистического опыта.

В современной философии существуют 2 основные линии осмысления проблемы рациональности: сциентизм и антисциентизм. В рамках первой акцент делается на науке и поиске строгих средств систематизации знания. Рациональность в сциентизме отождествляется с научной рациональностью в ее классической форме. Сциентизм представлен позитивизмом, неопозитивизмом и постпозитивизмом.

Вторая линия интерпретации проблемы рациональности связана с философией жизни, экзистенциализмом, философской антропологией. В рамках антисциентизма акцент делается на вненаучные формы и способы постижения действительности, на спонтанность человеческого поведения и вторичность рассудка. Наука отодвигается на второй план, ставится в один ряд с другими формами духовной культуры. Крайний антисциентизм полностью отрицает ценность науки. Эта негативистская позиция, однако, не слишком плодотворна. Развитие сциентизма и антисциентизма, их взаимная критика и борьба способствовали выработке нового представления о рациональности.

Эпоха наибольшего расцвета культа разума – XVII-XVIII вв. Именно в это время формируются классические представления, отождествляющие рациональность с логической истинностью и научностью: рационально все то, что истинно, а поисками истины занимается наука. Бурное развитие науки привело к распространению веры в ее безграничные возможности. В эпоху Просвещения вера в науки была сродни вере в Бога. Предполагалось, что наука способна дать ответы на все вопросы человеческого бытия и устройства мира. Философы XVII- XVIII вв. напрямую связывали возможность достижения свободы с обладанием рациональным знанием. Квинтэссенцией этого представления стало определение свободы как познанной необходимости в философии Б. Спинозы. В Новое время и в эпоху Просвещения рационализация природы и общества рассматривалась как необходимое условие гуманизации. Научное знание – вот гарантия достижения счастья, а поскольку каждый человек разумен, основной задачей становится развитие этой способности – просвещение.

Только в начале XX в. развитие технической рациональности и деструктивные последствия научно-технической революции привели к формированию последовательной оппозиции сциентизму. XX в. показал, что развитие рациональности, оторванной от ценностного контекста, приводит к эрозии культурных смыслов и потере современным человеком идентичности. Установки на рациональность оказалось недостаточно, чтобы постичь человеческие чувства, болезнь, смерть, одиночество, переустроить общество на гуманистических началах и справиться со всей мощью иррационального. Ориентация на науку как абсолют породила раскол внутри самого разума.

В современной философии происходит пересмотр представлений о рациональности, но не отказ от идеи разума, являющейся величайшей ценностью и достижением западной цивилизации. В конфликтах и кризисах XX в. человечество осознало, что сон разума порождает чудовищ, но таким же чудовищем является и гипертрофированный разум, забывший о добре и красоте. Современная философия, отказываясь от фрагментарных, догматичным представлений, тем самым вновь доказывает ценность и необходимость критической рефлексии.

=== Кохановский

Возрастание роли науки и научного познания в совре­менном мире, сложности и противоречия этого процесса поро-дили две противоположные позиции в его оценке — Сциентизм и антисциентизм, сложившиеся уже к се­редине XX в. Сторонники Сциентизма (греч. — наука) утверждают, что «наука превыше всего» и ее нужно все­мерно внедрять в качестве эталона и абсолютной соци­альной ценности во все формы и виды человеческой де­ятельности. Отождествляя науку с естественно-матема­тическим и техническим знанием, Сциентизм считает, что только с помощью так понимаемой науки (и ее од­ной) можно успешно решать все общественные пробле­мы. При этом принижаются или вовсе отрицаются со­циальные науки как якобы не имеющие познавательно­го значения и отвергается гуманистическая сущность науки как таковой.

В пику Сциентизму возник антисциентизм — фило-софско-мировоззренческая позиция, сторонники которой подвергают резкой критике науку и технику, которые, по их мнению, не в состоянии обеспечить социальный прогресс, улучшение жизни людей. Исходя из действи­тельно имеющих место негативных последствий НТР, антисциентизм в своих крайних формах вообще отвергает науку и технику, считая их силами враждебными и чуж­дыми подлинной сущности человека, разрушающими культуру. Методологическая основа антисциентистских воззрений — абсолютизация отрицательных результатов развития науки и техники (обострение экологической ситуации, военная опасность и др.).

Несомненно, что обе позиции в отношении к науке содержат ряд рациональных моментов, синтез которых по­зволит более точно определить ее место и роль в совре­менном мире. При этом одинаково ошибочно как непо­мерно абсолютизировать науку, так и недооценивать, а тем более полностью отвергать ее. Необходимо объек­тивно, всесторонне относиться к науке, к научному по­знанию, видеть их остропротиворечивый процесс разви­тия. При этом следует рассматривать науку в ее взаимо­связи с другими формами общественного сознания и рас­крывать сложный и многообразный характер этой взаи­мосвязи. С этой точки зрения наука выступает как необ-.ходимый продукт развития культуры и вместе с тем как один из главных источников прогресса самой культуры в ее целостности и развитии.

Характерная черта современного общественного раз­вития — все более крепнущая связь и взаимодействие науки, техники (и новейшей технологии) и производ­ства, все более глубокое превращение науки в непосред­ственную производительную силу общества. При этом, во-первых, в наши дни наука не просто следует за развити­ем техники, а обгоняет ее, становится ведущей силой прогресса материального производства. Во-вторых, если прежде наука развивалась как изолированный социальный институт, то сегодня она пронизывает все сферы обще­ственной жизни, тесно взаимодействует с ними. В-тре­тьих, наука все в большей степени ориентируется не на одну только технику, но прежде всего на самого челове­ка, на безграничное развитие его интеллекта, его твор­ческих способностей, культуры мышления, на создание материальных и духовных предпосылок для его всесто­роннего, целостного развития. Многие великие творцы науки были убеждены в том, что «наука может внести вклад не только в экономический прогресс, но также и в моральное и духовное совершенствование человечества».

В настоящее время наблюдается неуклонный рост ин­тереса к социальным, человеческим, гуманистическим ас­пектам науки, складывается особая дисциплина — этика науки, укрепляются представления о необходимости соот­ветствия научных концепций красоте и гармонии и т. п. Особенно важны нравственные оценки в условиях науч­но-технического прогресса, позволяющего заглядывать и вмешиваться в генное строение человека (генная инжене­рия), совершенствовать биотехнологию и даже конструи­ровать новые формы жизни. Иначе говоря, не только мо­гущего способствовать совершенствованию человека, но и таящего в себе потенциальную угрозу для существования человечества.

Со всей остротой вопрос о моральной стороне работы ученого, о его нравственной ответственности за нее ста­вил наш выдающийся мыслитель В. И. Вернадский. Он писал о том, что моральная неудовлетворенность ученого непрерывно растет и питается событиями мирового окру­жения — в то время — первая мировая война с ее «ужаса­ми и жестокостями», усиление националистических, фа­шистских и т. п. настроений. В связи с этими события­ми «вопрос о моральной стороне науки — независимо от религиозного, государственного или философского пони­мания морали — для ученого становится на очередь дня. Он становится действенной силой, и с ним придется все больше и больше считаться»2. Так оно и произошло.

Сегодня все более широко в научный оборот внедряет­ся понятие «этос науки», обозначающее совокупность мо­ральных императивов, нравственных норм, принятых в данном научном сообществе и определяющих поведение ученого. Так, современный английский социолог науки Р. Мертон считает, что научные нормы строятся вокругчетырех основополагающих ценностей: универсализма, всеобщности, бескорыстности(незаинтересованности) и организованного скептицизма. А. Эйнштейн отмечал, что в науке важны не только плоды творчества ученого, ин­теллектуальные его достижения, но и его моральные каче­ства — нравственная сила, человеческое величие, чистота помыслов, требовательность к себе, объективность, непод-ккупность суждений, преданность делу, сила характера, упорство в выполнении работы при самых невероятных трудностях и т. п.

Билет 6.2. Соотношение эмперической, гипотетической и теоретической составляющих в экономическом исследовании

Одна из классификаций экономических методов  это разделение их на эмпирические методы и теоретические(гипотетические) методы.

Эмпирические методы экономического познанияэто методы познания экономической реальности, действующие на уровне опыта. Существует два основных эмпирических метода: экономическое наблюдение и экономический эксперимент, а важнейшей их составляющей является процедура (операция) измерения.

На эмпирическом уровне экономист-исследователь имеет дело прежде всего с экономическим фактами. Последний, как мы уже отмечали в первой главе, есть события хозяйственной жизни, непосредственно наблюдаемые и фиксируемые субъектом, наблюдателем. Это любые социальные факты, в которых отражены те или иные экономические процессы или явления. Сами же экономические факты исследователь получает посредством экономического наблюдения и экономического эксперимента, весьма часто используя при этом процедуру экономического измерения.

Экономическое наблюдение  это целенаправленное и организованное восприятие фактов хозяйственного мира (экономических фактов), доставляющее первичный материал для научного экономического исследования. Наблюдатель  либо с помощью каких-либо приборов, либо без них  фиксирует те или иные экономические факты, активно не воздействуя на объект наблюдения. Далее эти факты, будучи соответствующим образом обработаны и осмыслены, используются в теоретических моделях и построениях.

Экономический эксперимент  это исследование какого-либо хозяйственного явления путем активного воздействия на него; при этом, либо создаются какие-то новые экономические условия, согласно целям данного эксперимента, и меняется течение хозяйственного процесса в нужном направлении, либо сам хозяйственный процесс воспроизводится искусственно посредством его моделирования (например, это может быть или математический эксперимент в экономике, или мысленный эксперимент в экономике).

Экономическое измерение как процедура или операция дополняет и углубляет экономический анализ, помогает дополнить качественный метод в экономическом исследовании количественным методом, повышает точность наших экономических знаний. С прогрессом экономической науки увеличивается число измеряемых экономических фактов, совершенствуются статистические и математические методы их обработки, что, естественным образом ведет к повышению «качества» экономического знания.

Теоретические методы экономического познания это методы познания, действующие на уровне рационально обоснованных систем научного экономического знания. К числу таковых можно отнести: экономический анализ, экономический синтез, экономическую аналогию и экономическое моделирование, экономическую индукцию, экономическую дедукцию, математизацию и формализацию в сфере экономического знания, экономическую интерпретацию, а также исторический и эволюционный анализ в области экономического знания.

Подробный анализ каждого из этих методов будет дан в последующих главах, а ока мы только дадим краткое определение каждого из них.

Экономический анализ (анализ в сфере экономического знания)  это расчленение (разъединение) в экономическом познании фрагментов какого-либо целого на его составные части; такой подход позволяет установить структуру исследуемого экономического объекта, свести в нем сложное к простому и устранить несущественное, оставив только существенное; цель экономического анализа в таком виде  познание частей как элементов сложного экономического целого.

Экономический синтез (синтез в сфере экономического знания)  это, в противоположность экономическому анализу, есть метод экономического познания, целью которого является объединение в нечто единое целое частей, свойств, элементов, выделенных посредством экономического анализа. Экономический синтез дополняет экономический анализ и находится с ним в неразрывном единстве. Особым видом синтеза является междисциплинарный синтез, в котором экономическая наука устанавливает новые, значимые для себя, результаты, интегрируясь с другими социальными и естественными науками.

Экономическая аналогия (аналогия в экономической науке)  это метод экономического исследования, предполагающий, что у некоторого экономического объекта или процесса существуют определенные признаки, если в других своих признаках он сходен с другим, более изученным экономическим объектом или процессом.

В современной экономической науке экономическая аналогия служит основой экономического моделирования.

Экономическое моделирование (моделирование в экономической науке)  воспроизведение характеристик какого-либо экономического объекта на другом (материальном или идеальном) объекте, специально созданного для изучения этих характеристик. Этот, последний, объект называется экономической моделью. В зависимости от природы модели и тех сторон моделируемого объекта, которые в ней воплощаются, различают вещественные (предметные) и идеальные (логические) модели. Разновидностью последних является математическая модель, широко используемая в экономической науке.

Экономическая индукция (индукция в экономическом познании)  это метод экономических исследований, основанный на переходе от частных экономических фактов к общим выводам и положениям. Базисом экономической индукции является индуктивное умозаключение, которое может быть полным или неполным.

Экономическая индукция, подкрепленная соответствующим статистическим и вероятностным анализом, трактуется как особый, индуктивно-вероятностный, метод в экономических исследованиях.

Экономическая дедукция (дедукция в экономическом познании)  метод экономических исследований, основанный на переходе от общих, уже доказанных, утверждений относительно каких-либо экономических теорий или фактов, к более частным выводам и положениям. Базисом для экономической дедукции служит дедуктивное умозаключение или, или, говоря более широко, вся дедуктивная логика.

Экономическая дедукция, соотнесенная с методологическим приемом выдвижения гипотетических утверждений (гипотез), служит основой гипотетико-дедуктивного метода в экономической науке.

Экономическая интерпретация (интерпретация экономических понятий)  это важнейшая составная часть экономического анализа, которую вполне можно трактовать как особый метод экономической науки. Целью экономической интерпретации является исследование основных значений (семантических значений) тех или иных экономических понятий или утверждений. От того, какое экономическое значение будет приписано тому или иному понятию или утверждению, будет зависеть понимание всех последующих экономических выводов нашими оппонентами или просто собеседниками или читателями.

Формализация экономического знания как метод экономических исследований представляет собой обобщение форм различных по содержанию хозяйственных процессов, абстрагирование этих форм от содержания этих процессов.

Частным случаем метода формализации выступает математическая формализация (математизация) экономического знания. Суть последней состоит в построении абстрактно-математических моделей, раскрывающих сущность исследуемых хозяйственных процессов. Математизация экономического знания как метод экономических исследований весьма широко распространена в современном экономическом анализе, и это дало повод некоторым ученым считать экономическую науку промежуточной между естественными и социальными науками.

В этом учебном курсе, в девятой и десятой главах, нами будут рассмотрены два самых известных и самых плодотворных метода формализации и математизации экономического знания: математический метод и статистический метод.

Исторический метод в экономическом исследовании  это метод экономических исследований, основанный на изучении каких-либо хозяйственных процессов или объектов в хронологически последовательных фазах их существования; при этом особое внимание уделяется анализу конкретных экономических событий и фактов. Исторический метод помогает проследить как развитие самих хозяйственных явлений («экономическая история»), так и развитие экономической мысли, следующее за экономической историей («история экономических учений»). Обе эти дисциплины («экономическая история» и «история экономических учений») являются важнейшими учебными курсами для экономических вузов и специальностей.

Эволюционный метод в экономическом исследовании можно рассматривать, с одной стороны, как «очищенный» от мелких «наслоений» и «случайностей» исторический метод,  т.е., это, по сути, есть рассмотрение «общей логики» эволюции какого-либо хозяйственного процесса или объекта вне всяких исторических «отклонений» и «шероховатостей»; а, с другой стороны, эволюционный метод предполагает использование биологической теории эволюции в изучении экономических явлений: последние должны отбираться и выживать в ходе общих процессов экономического развития,  так, что в результате остаются функционировать наиболее приспособленные хозяйственные явления.

Эволюционный метод экономических исследований дополняет и углубляет исторический метод, сближает его с методами естественных наук, способствует экстраполяции его на будущее хозяйственных феноменов.

Эволюционный метод и исторический метод иногда можно представить как два вида генетического метода  метода исследования социальных явлений, основанного на анализе их развития. Этот метод требует установления, как минимум, трех моментов: а) начальных условий развития, б) главных его этапов; в) основных тенденций развития. Важнейшая задача генетического метода  проследить на разных плоскостях и уровнях, а также в различных аспектах последовательно во времени всю линию развития объекта и развертывания его тенденций.

Билет 7.1. Научное, донаучное и вненаучное познание. Наука и обыденное познание (ПРОВЕРИТЬ)

Проверить

Традиционалистский и техногенный типы цивилизационного развития и их базисные ценности. Наука и обыденное познание.Технологический прогресс 20 века, приведший в развитых странах Запада и Востока к новому качеству жизни, основан на применении научных достижений. Наука не только революционизирует сферу производства, но и оказывает влияние на многие другие сферы человеческой деятельности, начиная регулировать их, перестраивая их средства и методы. Проблемы будущего современной цивилизации не могут обсуждаться вне анализа современных тенденций развития науки и ее перспектив. Хотя в современном обществе существуют и антисциентические движения, в целом наука воспринимается как одна из высших ценностей цивилизации и культуры.

Техногенная цивилизация является довольно поздним продуктом человеческой истории. Долгое время эта история протекала как взаимодействие традиционных обществ. Лишь в 15-17вв. в европейском регионе сформировался особый тип развития, связанный с появлением техногенных обществ, их последующей экспансией на остальной мир и изменением под их влиянием традиционных обществ. В традиционном обществе выражен замедленный темп социальных изменений, виды деятельности, их средства могут столетиями существовать в качестве устойчивых стереотипов, соответственно в культуре этих обществ приоритет отдается традициям, образам и нормам, аккумулирующим опыт предков, канонизированным стилям мышления, инновационная деятельность не воспринимается как высшая ценность.

Техногенная цивилизация это особый тип социального развития и особый вид цивилизации, определяющие признаки которой в известной степени противоположны характеристикам традиционных обществ. Здесь возникает особый вид автономии личности : человек может менять свои корпоративные связи, он жестко к ним не привязан, может и способен очень гибко строить свои отношения с людьми. Развитие техногенной цивилизации начинается с момента эпохи Ренессанса. Она проходит три стадии: прединдустиальную, индустриальную и постиндустриальную. Важнейшей основой ее жизнедеятельности становится развитие техники, технологии не только путем стихийно протекающей инновации в сфере самого производства, но и за счет регенерации всех новых научных знаний, их внедрения в технологические процессы. Так возникает тип развития, основанный на ускоряющемся изменении природной Среды. Изменение этого мира приводит к активным трансформациям социальных связей людей. В техногенной цивилизации НТП постоянно меняет типы общения, формы коммуникации людей, типы личностей и образ жизни. В результате возникает отчетливо выраженная направленность прогресса с ориентацией на будущее. Человек понимается как активное существо, которое находится в деятельном отношении к миру. Деятельность человека должна быть направлена на преобразование и переделку внешнего мира. В свою очередь внешний мир рассматривается как арена деятельности человека.

Второй важный аспект, который характерен для техногенного общества - понимание природы как упорядоченного, закономерно устроенного поля, в котором разумное существо, познавшее законы природы, способно осуществить свою власть над внешними процессами и объектами, поставить их под свой контроль., а в традиционном обществе природа понимается как живой организм, в который органично встроен человек, само понятие закона природы, отличного от законов, которые регулируют социальную жизнь, было здесь чуждо.

Власть и господство в техногенной цив-и предполагает владение и присвоение товаров. Сама преобразующая деятельность расценивается как процесс, обеспечивающий власть человека над предметом, господство над внешними обстоятельствами. которые человек призван подчинить себе. Характеристика цивилизационных достижений в терминах силы ( производительные силы и т.п.) выражала установку на приобретение человеком все новых возможностей, позволяющих расширять горизонт его преобразующей деятельности. С этим связан особый статус научной рациональности в системе ценностей техногенной цивилизации, особая значимость научно - технического взгляда на мир, ибо познание мира является условием для его преобразования. Оно создает уверенность в том, что человек способен, раскрыв законы природы и социальной жизни, регулировать природные и социальные процессы в соответствии со своими целями. Поэтому в новоевропейской культуре и в последующем развитии техногенных обществ категория научности обретает своеобразный символический смысл. Она воспринимается как необходимое условие процветания и прогресса. Ценность научной рациональности и ее активное влияние на другие сферы культуры становится характерным признаком жизни техногенных обществ

Наука имеет систему отличительных признаков научного познания от обыденного: 1) установка на исследования законов преобразования объектов и реализующая эту установку предметность и объективность научных знаний 2) выход науки за рамки предметных структур производства и обыденного опыта и изучение его объектов относительно независимо от сегодняшних возможностей их производственного освоения

Донаучное, вненаучное, научное познание. Проблемы генезиса научного познания. . В истории формирования и развития науки можно выделить две стадии, которые соответствуют двум различным методам построения знаний и двум формам прогнозирования результатов деятельности. Первая стадия характеризует зарождающуюся науку (преднауку), вторая – науку в собственном смысле слова

Первые предпосылки науки возникли в древних цивилизациях — Египте, Вавилоне, Индии, Китае, Греции в форме эмпирических знаний. Ступенями начального познания были и поныне остаются не толь ко повседневный опыт, но и магия, миф, искусство, мораль, религия, философия, наука. В истории развития науки появлялись многообразные формы знания, отличающиеся от классического научного образца и стандарта и отнесенные к "ведомству" вненаучного знания.

Выделяют следующие формы вненаучного знания:

1) ненаучное, понимаемое как разрозненное несистематическое знание, которое не формализуется и не описывается законами, находится в противоречии с существующей научной картиной мира;

2) донаучное, выступающее прототипом, предпосылочной базой научного;

3) паранаучное - несовместимое с имеющимся гносеологическим стандартом. Широкий класс паранаучного (пара- от греч. - около, при) знания включает в себя учения или размышления о феноменах, объяснение которых не является убедительным с точки зрения критериев научности;

4) лженаучное - сознательно эксплуатирующее домыслы и предрассудки, Лженаука - это ошибочное знание, часто представляет науку как дело аутсайдеров. Иногда лженаучное связывают с патологической деятельностью психики творца, которого в обиходе величают "маньяком", "сумасшедшим". В качестве симптомов лженауки выделяют малограмотный пафос, принципиальную нетерпимость к опровергающим доводам, а также претенциозность. Лженаучные знания очень чувствительны к злобе дня, сенсации. Их особенностью является то, что они не могут быть объединены парадигмой, не могут обладать систематичностью, универсальностью. Они пятнами и вкраплениями сосуществуют с научными знаниями. Считается, что лженаучное обнаруживает себя и развивается через квазинаучное;

5) квазинаучное знание ищет себе сторонников и приверженцев, опираясь на методы насилия и принуждения. Оно, как правило, расцветает в условиях жестко иерархизированной науки, где невозможна критика власть предержащих, где жестко проявлен идеологический режим. В истории нашей страны периоды "триумфа квазинауки" хорошо известны: лысенковщина, фиксизм как квазинаука в советской геологии 50-х гг., шельмование генетики, кибернетики и т.п.;

6) антинаучное - утопичное и сознательно искажающее представление о действительности. Приставка "анти" обращает внимание на то, что предмет и способы исследования противоположны науке. Это как бы подход с "противоположным знаком". С ним связывают извечную потребность в обнаружении общего легкодоступного "лекарства от всех болезней". Особый интерес и тяга к антинауке возникают в периоды социальной нестабильности. Но хотя данный феномен достаточно опасен, принципиальное избавление от антинауки невозможно;

7) псевдонаучное знание представляет собой интеллектуальную активность, спекулирующую на совокупности популярных теорий, например, истории о древних астронавтах, о снежном человеке, о чудовище из озера Лох-Несс.

Качественно новая форма познания — научная — принципиально иначе ставила и решала задачи познания. Она обрела новый статус в связи с нацеленностью на получение истинных знаний, чтобы господствовать над природой на основе знания ее законов. Переход к науке в собственном смысле слова был связан с двумя переломными состояниями развития культуры и цивилизации: с изменениями в культуре античного мира, которые обеспечили применение научного метода в математике и вывели её на уровень теоретического исследования, а также, с изменениями в европейской культуре, произошедшими в эпоху Возрождения и перехода к Новому времени, когда собственно научный способ мышления стал достоянием естествознания (главным процессом здесь принято считать становление эксперимента как метода изучения природы, соединение математического метода с экспериментом и формирование теоретического естествознания).Эти изменения в культуре обеспечивали в конечном итоге становление техногенной цивилизации. Развитая наука утвердилась именно в этой линии цивилизационного развития, но исторический путь к ней не был простым и прямолинейным. Отдельные предпосылки и пробы развёртывания научного метода неоднократно осуществлялись в разных культурах. Для перехода к собственно научной стадии необходим был особый способ мышления (видения мира) и который не мог утвердиться, например, в культуре кастовых и деспотических обществ Востока эпохи первых городских цивилизаций (где начиналась преднаука), где все было направлено на на воспроизведение существующих форм и способов деятельности, накладывало ограничения на прогностические возможности познания, мешая ему выйти за рамки сложившихся стереотипов социального опыта.. Зачатки научных знаний вырабатывались и излагались в восточных культурах главным образом как предписания для практики и не обрели ещё статуса знаний о естественных процессах, развёртывающихся в соответствии с объективными законами. На протяжении XVII века формировались экспериментальные науки…. Все это способствовало созданию нового образа науки. Наиболее видными представителями ее в XVI—XVII вв. были Д. Бруно, Н. Коперник, Г. Галилей, И. Ньютон, Ф. Бэкон, Р. Декарт, Д. Локк, Г. Лейбниц и др., которые соединяли философскую методологию с наукой в нечто целое. Философия и наука как две взаимосвязанные стороны единого процесса познания мира, общества и человека сами становились предметом познания

Билет 7.2. Моделирование в экономической науке

Экономическое моделирование (моделирование в экономической науке)  воспроизведение характеристик какого-либо экономического объекта на другом (материальном или идеальном) объекте, специально созданного для изучения этих характеристик. Этот, последний, объект называется экономической моделью. В зависимости от природы модели и тех сторон моделируемого объекта, которые в ней воплощаются, различают вещественные (предметные) и идеальные (логические) модели. Разновидностью последних является математическая модель, широко используемая в экономической науке.

Математическое моделирование экономических процессов является по своей сути главным инструментом применения математики в исследовании хозяйственных процессов. Огромное многообразие экономико-математических моделей, с большим или меньшим успехом применяющееся для решения конкретных экономических проблем  лучшее свидетельство эффективности метода математического моделирования в экономике. Примером успешной математической модели можно назвать модель развития экономики Великобритании, разработанную Лондонской школой бизнеса (LBS).

«В экономико-математических моделях диалектически соединились дедуктивный подход и эксперимент, абстрактное и конкретное, логическое и чувственное, ненаглядное и наглядное. Модели выступают связующим звеном между теорией и действительностью, между экономикой и математикой, количеством и качеством».

Методы и методология оптимального управления занимаются проблемой внедрения принципов оптимальности в экономическую практику. Главное понятие здесь  это понятие «экономического оптимума». Экономический оптимум это наилучшее состояние экономической системы среди всех возможных.

Но как достичь такого состояния?

Стремление к экономической оптимальности следует вводить как параметр оптимального управления.

Недостатки математического моделирования

Математическое моделирование, при всех его бесчисленных достоинствах, тем не менее, имеет при чрезмерном его употреблении ряд существенных недостатков. Эти недостатки анализировались в работах многих исследователей, и подобный анализ вполне уместен и в отношении экономической науки. Далее мы суммируем все эти слабые места математического моделирования в экономике в четыре основных пункта:

 данный метод не способен охватить и описать качественные процессы в экономике, а также дать им адекватное объяснение;

 математический метод с его усложненным математическим аппаратом значительно осложняет восприятие экономических истин и результатов представителями иных наук  в первую очередь, гуманитарных и социальных наук;

 м.м. виртуализирует экономическую науку, отрывает ее от эмпирической почвы:

 он плохо помогает решению практических проблем экономики и неэффективно работает на уровне здравого смысла.

Итоги нашего обсуждения роли и значения математического метода в экономике можно подвести словами английского естествоиспытателя Т.Хаксли: «Математика, подобно жернову, лишь перемалывает то, что под него засыплют, и, как, засыпав лебеду, вы не получите пшеничной муки, так, исписав целые страницы формулами, вы не получите истины из ложных предположений».

Билет 8.1 Формирование науки как профессиональной деятельности. Возникновение дисциплинарно организованной науки.

Нау́ка — обычно: сфера человеческой деятельности, имеющая своей целью сбор, накопление, классификацию, анализ, обобщение, передачу и использование достоверных сведений, построение новых или улучшение существующих , позволяющих адекватно описывать природные (естественные науки, естествознание) или общественные (гуманитарные науки) процессы и их развитие.

Кроме того, под наукой часто подразумевается вся сложная система , полученных в результате этой деятельности и составляющих научную картину мира. Для описания профессиональной научной деятельности пользуются терминами или «изыскание».

Цели исследования зависят от убеждения его субъекта. Обычной целью науки является познание устройства природы, движущих сил, управляющих различными процессами и явлениями: либо для познания как наивысшей цели, либо для применения научного знания в управлении окружающим миром. Есть также мнение, что наука изучает лишь наблюдаемые закономерности явлений и не может познать некое устройство мира. Такое мнение очень распространено среди людей или .

Фундаментальными называются направления научных исследований, результаты которых не предполагаются для непосредственного промышленного использования, но обещают более глубокое понимание механизмов и закономерностей развития изучаемых предметов. Термин (на fundare — «основывать») отражает направленность этих наук на исследование первопричинных, основных законов природы.

Для прикладных отраслей науки характерна преднамеренная направленность на непосредственное промышленное использование результатов исследования: создание и совершенствование новых .

Научный метод

В структуру современного научного метода, то есть пути построения новых знаний, входят:

1. Наблюдение и измерение, количественное или качественное описание наблюдений. В таких описаниях с необходимостью используются различные .

2. Обобщение и формулирование

3. Прогноз: формулирование следствий из предложенной гипотезы с помощью , или других методов

4. Проверка прогнозируемых следствий с помощью эксперимента (по терминологии Карла Поппера — критического эксперимента)

Представления о науке и научном методе — методология науки, со временем менялась.

История науки и её методов

В позднее научные исследования были сосредоточены в университетах, которые в первую очередь преподавали и развивали богословскую науку (studia divina), основным методом богословских исследований служили и ссылка на авторитет. Позднее, примерно с , в университетах стали преподаваться светские науки (studia humana), то есть, гуманитарные: юриспруденция и филология, поэтика, история, педагогика, риторика, этика,— они рассматривались как служебные по отношению к богословию. Тогда же в число наук вошла первая естественная наука — медицина. Но естествознание, как исследование природы и её законов, зародилось только в конце XVI века, её появление связывают с именем , первым систематически использовавшим эксперимент, как основной метод исследования.

Роль логики

служит базовым инструментом любой науки и регламентирует формы и методы интеллектуальной познавательной деятельности. Анализ наблюдений, построение теорий и их доказательство явно или неявно подчинены законам логики. Надо учитывать, что традиционная логика, используемая в гуманитарных и богословских науках, выросла из логики — она существенно отлична в своих законах от математической логики, используемой в естествознании.

Роль математики

имеет почти такое же значение для остальных наук, как и логика, для естественных наук в большей степени, для гуманитарных — в меньшей. Роль математики заключается в построении и анализе количественных математических , а также в исследовании структур, подчинённых формальным законам. Обработка и анализ экспериментальных результатов, построение гипотез и применение научных теорий в практической деятельности требует использования математики.

Математика традиционно рассматривается как отдельная естественно-научная дисциплина (или набор дисциплин). Фундаментальная математика не занимается изучением природных или общественных процессов, что является предметом математики прикладной. С появлением компьютеров в математическе стал применяться математический эксперимент, заменяющий исследование сложных структур рутинным перебором возможных простых ситуаций.

Эволюция науки

Своим появлением наука обязана стремлением человека к повышению производительности своего труда и, в конечном итоге, уровня жизни. Постепенно, еще с доисторических времён накапливались знания о природных явлениях и их взаимосвязи.

Одной из первых наук стала , результатами которой активно пользовались жрецы и священнослужители. В число древних прикладных наук входили — наука о точном измерении площадей, объёмов и расстояний — и . В состав геометрии входила и .

Древнеегипетский папирус Ринда

В Древней Греции к VI в. до н. э. сложились наиболее ранние теоретические научные системы, стремившиеся объяснить действительность набором основных положений. В частности, появилась широко распространившаяся на территории Европы система , а философы и создали первую атомистическую теорию строения вещества, впоследствии развитую . Долгое время наука не была в полной мере отделена от , а была ее составной частью. Однако уже древние философы выделяли в составе философии и : системы представлений о происхождении и устройстве мира соответственно. Один из ярчайших представителей древнегреческой философии , проведя огромное количество наблюдений и составив весьма подробное описание своих представлений о физике и биологии, тем не менее не проводил экспериментов — до эпохи научных революций считалось, что создаваемые человеком искусственные условия опыта не могут дать

В Средние века европейская наука переживала упадок в связи с гонениями со стороны . В это время большой вклад в науку вносили арабские и азиатские ученые: Ибн Сина, Мухаммед аль-Хорезми, и др. В Европе в этот период господствовали , и . Не будучи науками в современном понимании этого слова, все три эти дисциплины способствовали развитию интеллектуальной и опытной базы для современных , и . Около XII—XIII веков были вновь открыты труды Аристотеля. Роджер Бэкон стал одним из первых приверженцев научного метода исследований и . В противовес схоластическим рассуждениям и толкованиям не всегда точных переводов Писания и трудов античных и мусульманских философов, Бэкон уже в XIII веке призывал духовенство изучать как Священное Писание, так и философские трактаты в оригинале, а также заниматься науками. В XIV—XV веках были совершены путешествие Марко Поло в и открытие Америки. После совершения первых кругосветных путешествий стала очевидной правота Джордано Бруно и Николая Коперника о взаимоположении Земли и Солнца. Тем не менее система Коперника не была официально признана вплоть до середины , и являлась научным инструментом избранного кружка научных новаторов: , , и некоторых других.

«Гармоничный человек» Леонардо да Винчи

В эпоху пали многие религиозные запреты, что способствовало также и возрождению наук: наряду с наблюдениями, в основу науки вошёл , приведший к резкому увеличению эффективности и достоверности исследований — первой научной революции. Большой подъём испытали , , и др.

Наука, как источник «света разума», стала основой развития философской мысли эпохи . Большое влияние на этот процесс оказали и труды Фрэнсиса Бэкона, предложившего, помимо прочего, знаменитый метод идентификации причин наблюдаемых явлений и принцип . Принадлежащий Фрэнсису Бэкону тезис «Знание — сила» и его подход к целям науки характеризуют эпоху научных революций.

На научной основе стали переосмысливаться феномены социальные: , , . Больших успехов достигли исследования , и др. Успехи механики привели к появлению картины мира, которая долгое время оставалась господствующим представлением о мироустройстве как в и , так и в . Жюльен Ламетри создал свою знаменитую концепцию .

Огромный объём опытных данных и ряд важнейших открытий (, закон сохранения и превращения энергии, периодическая система элементов, теория эволюции) позволили в начале-середине XIX века подвести общий фундамент всех наук и понять взаимосвязь различных ее направлений. Своей вершины достигла немецкая классическая философия: Георг Вильгельм Фридрих Гегель создал свою , оказавшую огромное влияние как на естественные науки, так и на гуманитарные. На её основе было создано долгое время господствовавшее в марксистско-ленинское учение, открывшее один из возможных адекватных подходов к , и .

На рубеже XIX—XX веков, благодаря открытию и , выяснению строения и другим успехам физики, механистические представления устарели и произошла новая революция в науке. В начале XX века , , и другими учёными были заложены основы квантовой теории, которая впоследствии оказала огромное влияние практически на все естественные науки, а также философию. Была создана теория относительности, установлена двойственная — природа и всех элементарных частиц.

Активная разработка в XX веке различных видов оружия массового уничтожения наряду с возросшей опасностью диверсий и атак на гражданские объекты энергетики и жизнеобеспечения остро поставила вопрос о социальной ответственности науки. Аналогично, значительное внимание уделяется моральным аспектам таких технологий как людей и генная инженерия.

XX век можно охарактеризовать как период бурного развития естественных наук с одновременным углублением специализации отдельных наук и даже их отраслей и появлением активно растущих междисциплинарных направлений. Перенаселенность и предсказываемое в скором будущем энергоёмких полезных ископаемых обусловило возросшую актуальность исследований в области возобновляемых источников энергии, энергосберегающих технологий, освоения , , , и других отраслях.

В случае возникновения дисциплинарно организованной науки осуществляются переносы из одной науки в другую различных элементов дисциплинарных онтологий, идеалов и норм и философских оснований. Такого рода “парадигмальные прививки” приводят к переформулировке прежних задач научной дисциплины, постановке новых проблем и появлению новых средств их решения. Примерами явл. – возникновение дисциплинарно организованной науки конца XVIII первой половины XIX столетия, а также современные “обменные процессы” между кибернетикой, биологией и лингвистикой.

Билет 8. 2. Формально-логические методы научного познания.

Формальная логика, наука о мышлении, предметом которой является исследование умозаключений и доказательств с точки зрения их формы и в отвлечении от их конкретного содержания. Ф. л. – базисная наука; её идеи и методы используются как в повседневной практике, например в качестве средства предотвращения логических ошибок, так и в особенности в теории для логического анализа научного знания.

Как известно, выводное знание – это знание, полученное по законам логики путем соответствующих умозаключений из старого знания, из уже известных фактов. Рассмотрим основные виды умозаключений.

Индукция (греч. epagoge, лат. inductio — наведение), вид , связанных с предвосхищением результатов наблюдений и экспериментов на основе данных прошлого опыта. Именно поэтому и говорят об эмпирических, или индуктивных, обобщениях, или об опытных истинах, или, наконец, об эмпирических законах. Одним из оправданий И. в практике научного исследования служит познавательная необходимость общего взгляда на группы однородных фактов, позволяющего объяснять и предсказывать явления природы и общественной жизни. В И. этот общий взгляд выражается, как правило, посредством новых понятий, как бы расшифровывающих «скрытый смысл» наблюдаемых явлений, и закрепляется в формулировках причинных или же статистических законов. Индуктивное умозаключение. Любое познание мира начинается с эмпирического опыта, исследования свойств отдельных предметов, явлений, с наблюдения окружающего мира. Исследуя такие предметы, явления, люди составляют представление о тех или иных общих их свойствах путем индуктивного умозаключения. Это умозаключение есть переход от знания о единичном к знанию об общем. Логика определяет индукцию как умозаключение (и метод исследования), в котором вывод представляет собой знание обо всем классе предметов, полученное в результате исследования отдельных представителей этого класса. В индуктивных умозаключениях даже из истинных посылок может следовать только вероятностный вывод, поскольку достоверность частного знания (посылки) не может однозначно определить истинность общего знания. И все же индуктивное умозаключение имеет огромное познавательное значение, оно активно используется в журналистике. Существует два основных вида индукции – полная и неполная. При полной индукции умозаключение обо всем классе предметов (явлений) делается на основании изучения каждого из предметов этого класса, при неполной – только отдельных. Журналисты чаще делают обобщения на основе знания отдельных явлений, а не всех, т.е. пользуются неполной индукцией. Начинается И. обычно с и данных наблюдения или эксперимента. При этом, по мере расширения множества этих данных, может выявиться регулярная повторяемость какого-либо свойства или отношения. Наблюдаемая в опыте многократность повторения при отсутствии исключений внушает уверенность в её универсальности и естественно приводит к индуктивному обобщению — предположению, что именно так будет обстоять дело во всех сходных случаях. Если все эти случаи исчерпываются уже рассмотренными в опыте, то индуктивное обобщение тривиально и является лишь кратким отчётом о фактах. Такую И. называют полной, или совершенной, и часто рассматривают как , так как её можно представить схемой дедуктивного умозаключения, что, в частности, делается по отношению к той идеализированной её форме, которая носит название бесконечной индукции.

Дедукция (от лат. deductio — выведение), переход от общего к частному; в более специальном смысле термин «Д.» обозначает процесс логического вывода, т. е. перехода по тем или иным правилам от некоторых данных предложений — посылок к их следствиям (заключениям), причём в некотором смысле следствия всегда можно характеризовать как «частные случаи» («примеры») общих посылок. Термин «Д.» употребляется и для обозначения конкретных выводов следствий из посылок (т. е. как синоним термина «вывод» в одном из его значений), и — чаще — как родовое наименование общей теории построений правильных выводов (). В соответствии с этим последним словоупотреблением, науки, предложения которых получаются (хотя бы преимущественно) как следствия некоторых общих «базисных законов» (принципов, постулатов, аксиом и т.п.), принято называть дедуктивными (математика, теоретическая механика, некоторые разделы физики и др.), а аксиоматический метод, посредством которого производятся выводы этих частных предложений, часто называют аксиоматико-дедуктивным. Дедуктивное умозаключение. Оно представляет собой развитие мысли от большей общности знания к меньшей (иногда – от единичного к частному). Наше рассуждение протекает в дедуктивной форме, если частное явление мы подводим под общее правило или делаем вывод из общего положения по поводу свойств отдельного предмета. Дедуктивный метод играет большую роль в процессе мышления человека, в процессе его практической деятельности. Это предопределено тем, что люди не могут не опираться при решении конкретных задач на предшествующий, обобщенный опыт человечества, закрепленный в общезначимых положениях.

Силлогистика (от греч. syllogistikós — выводящий умозаключение), теория логического вывода, исследующая умозаключения, состоящие из т. н. категорических (): общеутвердительных («всякое S есть Р»), общеотрицательных («ни одно S не есть Р»), частноутвердительных («некоторое S есть Р») и частноотрицательных («некоторое S не есть Р»). В С. рассматриваются, например, выводы заключения из одной посылки (т. н. непосредственные умозаключениями «сложные силлогизмы», или , имеющие не менее трёх посылок. Однако основное внимание С. уделяет теории категорического , имеющего ровно две посылки и одно заключение указанного вида. Классификацию различных форм () силлогизмов и их обоснование дал основатель логики как науки . В дальнейшем С. усовершенствовалась различными школами античных (перипатетики, стоики) и средневековых логиков. Несмотря на ограниченный характер применения, отмечавшийся ещё Ф. , Р. , Дж. С. и другими учёными, С. долгое время являлась неотъемлемым традиционным элементом «классического» гуманитарного образования, из-за чего её часто называют традиционной логикой. С созданием математической логики роль С. стала весьма скромной. Оказалось, в частности, что почти всё её содержание (а именно все выводы, не зависящие от характерного для С. предположения о непустоте предметной области) может быть получено средствами фрагмента исчисления — т. н. одноместного исчисления предикатов. Получен также (начиная с Я. , 1939) ряд аксиоматических изложений С. в терминах современной математической логики.

Традуктивное умозаключение. Такой метод применяется в двух основных формах: сравнения и аналогии. Сущность традуктивного метода заключается в том, что, исходя из сходства нескольких признаков двух или более явлений, делается вывод о сходстве всех других признаков этих явлений. Метод аналогии оправдывает себя лишь в том случае, если учитывает необходимое условие, а именно: аналогия проводится по главным, существенным, качественно единым признакам исследуемых явлений, а не по случайным, второстепенным. Опасность принять второстепенные признаки явлений за главные возникает в первую очередь в силу сложности, разносторонности социальных фактов, с которыми автор имеет дело. В журналистике широко используется и метод сравнения. С его помощью устанавливаются различие и сходство разных предметов, явлений, попадающих в поле зрения автора будущего выступления. Как и другие методы, сравнение имеет свои границы применения. Его необходимо проводить только по существенным, ведущим признакам. Так же как и знание, полученное в результате индукции, умозаключение по аналогии и сравнительное умозаключение дают знание в форме догадки, предположения, и поэтому неполное знание.

Билет 9.1. Становление социальных и гуманитарны наук. Мировоззренческие основания социально-гуманитарного исследования

Уже в первой половине XIX в. начинается активный процесс формирования социально-гуманитарных наук (с.г.н.). Их целью провозглашается не только познание общества, но и участие в его регуляции и преобразовании. Исследуются как общество в целом, так и отдельные его сферы с целью найти определенные технологии управления социальными процессами.

Краткий ретроспективный взгляд на зарождение и формирование гуманитарных наук показывает следующие особенности этого процесса.

В XVI – начале XVII в. для с.г.н. познавательный идеал научности выступал как дедуктивно построенная математическая система, а реальным эталоном, образцом теории являлась геометрия Евклида. Этому образцу пытались подчинить и гуманитарное познание.

Позднее, вплоть до конца XIX в., эталоном научности стала классическая механика с присущим ей четким разделением всех знаний на 2 уровня: теоретический и эмпирический. Система объектов науки выступает как механическая модель определенных образом взаимодействующих частиц. Это познавательный идеал и «метод принципов» Ньютона нередко распространялись и на общественные дисциплины.

Поскольку механика и тесно связанная с ней математика были в XVI-XVII в. наиболее зрелыми и успешно развивающимися отраслями знания, то возникло стремление на основе законов механики познать все явления и процессы действительности, в т.ч. социальные, и даже построить философию (этика Спинозы, «доказанная в геометрическом порядке»). Выйдя за пределы естествознания, математические и механико-атомистические идеалы и методы познания постепенно проникали в с.г.н.

Функционирование механической картины мира в качестве общенаучной исследовательской программы проявилось не только при изучении различных процессов природы, но и по отношению к знаниям о человеке и обществе, которые пыталась сформировать наука XVII-XVIII вв. Конечно, рассмотрение социальных объектов в качестве простых механических систем – это сильное упрощение. Эти объекты – сложные развивающиеся системы (с включением в них человека и его сознания), которые требуют особых методов исследования.

Однако чтобы выработать такие методы, наука должна была пройти длительный путь развития. В XVIII в. для этого не было необходимых предпосылок. Научный подход в эту эпоху отождествлялся с теми его образцами, которые реализовались в механике, а потому естественным казалось построение науки о человеке и обществе в качестве своего рода социальной механики на основе применения принципов механической картины мира.

Вплоть до конца XIX в. господствующей тенденцией в методологии г.н. был натурализм – универсализация принципов и методов естественных наук при решении проблем социального познания.

К концу XIX – началу XX в. стало уже очевидным, что науки о культуре должны иметь свой собственный концептуально-методологический фундамент, отличный от фундамента естествознания. Этот тезис особенно активно отстаивали 2 философских направления – баденская школа неокантианства и философия жизни.

«Философия жизни» - направления, сложившееся в последней трети XIX в., её представителями были – Дильтей, Ницше, Зиммель, Бергсон, Шпенглер и др. Возникла как оппозиция классическому рационализму и как реакция на кризис механистического естествознания. Обратилась к жизни, как первичной реальности, целостному органическому процессу. Само понятие жизни многозначно и неопределенно, дает простор для различных трактовок. Однако во всех трактовках жизнь представляет собой целостный процесс непрерывного творческого становления, развития, противостоящий механическим неорганическим образованиям, всему определенному, застывшему и «ставшему».

Научному познанию и его приемам противопоставляются внеинтеллектуальные, интуитивные, образно-символические способы постижения (иррациональные в своей основе) жизненной реальности – интуиция, понимание и др. Наиболее адекватным способом выражения жизни считаются произведения искусства, поэзия, музыка, вчувствование, вживание и др. внерациональные способы освоения мира.

Билет 9.2. Логические и этические особенности научного диспута (НЕТ)

Билет 10.1. Понятие научного метода. Методология науки. Классификация методов научного познания.

Метод это система регулятивных принципов преобразующей, практической или познавательной, теоретической деятельности

Методология это учения о методах познания и преобразования действительности.

Метод конкретизируется в методике. Методика это конкретные приемы, средства получения и обработки фактического материала. Она производна от методологических принципов и основана на них.

НАУЧНЫЙ МЕТОД это совокупность действий, с помощью которых решается некоторый тип научных задач.

Знание о методе выражается в специальных инструкциях, руководствах, методиках, в которых формулируются правила совершения действий, а также описываются условия и цели применения метода, его возможности, характер даваемых им результатов и т.д.

Метод нельзя отождествлять со знанием о нем. С одной стороны, можно владеть методом, не зная правил и инструкций, описывающих его. Знание такого рода имеет неявный, невербализованный характер, оно не отделено от деятельности, а «вплетено» в нее и «работает» в ней. С другой стороны, даже отличное знание текста методических руководств и инструкций еще не означает владения описанным в них методом. Никакие словесные наставления не способны полностью заменить наглядный показ и личный опыт. Этим объясняется та важная роль, которую играют непосредственные контакты

ученого с учениками и коллегами: в них передается то, что нельзя зафиксировать ни в каких инструкциях.

Тип задач, которые можно решить с помощью данного метода, составляет область его применимости. Универсального метода для решения задач любого типа в науке нет. Любой метод имеет ограниченную область применимости.

Каждая наука вырабатывает специальные методы, приспособленные к ее объектам исследования. Вместе с тем существенное значение в современной науке имеет перенос методов из одних дисциплин в другие. Например, использование физических методов в химии, в биологии и медицине, применение математических методов в естествознании и общественных науках.

Наряду со специальными есть также общие методы, находящие применение во многих науках. Их называют общенаучными. К ним относятся все методы рационального мышления – анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, индукция, дедукция и др., а, кроме того, такие методы, как наблюдение, эксперимент, моделирование, идеализация и пр.

Методы, также как и проблемы, нельзя оценивать с точки зрения истинности или ложности. Оценка научных методов зависит от их приспособленности к решению тех или иных классов задач. Методы можно оценивать по следующим характеристикам:

общность, то есть широта области применимости;

продуктивность, то есть информативность, надежность, точность;

рациональность, то есть доступность для понимания и освоения.

Общность и продуктивность - определяют мощность метода, а продуктивность и рациональность – его эффективность.

Не существует какого-то «самого лучшего» метода, пригодного к решению любых научных задач. Из множества разнообразных методов, имеющихся в науке, ученый выбирает те, которые наиболее соответствуют предмету, целям и условиям его исследования.

Однако бывает и так, что наука сталкивается с проблемами. Они не поддаются решению никакими известными методами. В этом случае ученым приходится заниматься творческим поиском.

Творчество это высшее проявление интеллекта. Творчество это создание нового; это качественная новизна созданного; отсутствие этого качества в предпосылках; это интеллектуальный поиск, а не простой перебор вариантов.

Нахождение нового научного метода – результат творческой деятельности, для которой не существует никакой заранее известной методики (если не считать методом, так называемый, «метод проб и ошибок»).

Хотя знание о методах само по себе еще не дает ответа на вопросы, касающиеся изучаемых наукой предметов, его роль в научном познании чрезвычайно велика. Открытие нового метода, как правило, имеет несравненно большее значение, чем ответ на какой-либо конкретный вопрос или установление какого-либо нового факта. Ибо новый метод открывает путь к решению целого ряда конкретных вопросов и установлению множества новых фактов.

Выбор и применение методов и различных методик исследовательской работы предопределяются и вытекают и из природы изучаемого явления, и из задач, которые ставит перед собой исследователь. В науке метод часто определяет судьбу исследования. При различных подходах из одного и того же фактического материала могут быть сделаны противоположные выводы. Характеризуя роль правильного метода в научном познании, Ф. Бэкон сравнивал его со светильником, освещающим путнику дорогу в темноте. Он образно сказал: даже хромой, идущий по дороге, опережает того, кто бежит без дороги. Нельзя рассчитывать на успех в изучении какого-либо вопроса, идя ложным путем: не только результат исследова­ния, но и ведущий к нему путь должны быть истинными.

Метод сам по себе не предопределяет полностью успеха в исследовании действительности: важен не только хороший метод, но и мастерство его применения. В процессе научного познания используются разнообразные методы. В соответствии со степенью их общности они применяются либо в более узкой, либо в более широкой области. Каждая наука, имея свой предмет изучения, применяет особые методы, вытекающие из того или иного понимания сущности ее объекта. Так, методы исследования общественных явлений определяются спецификой социальной формы движения материи, ее закономерностями, сущностью.

Решение разнообразных конкретных задач предполагает в качестве необходимого условия некоторые общие философские методы, отличительная особенность которых — универсальность. Эти методы действуют всюду, указывая общий путь к истине. К таким методам относятся законы и категории диалектики, наблюдение и эксперимент, сравнение, анализ и синтез, индукция и дедукция и т.д. Если специальные методы выступают как частные приемы раскрытия закономерностей исследуемых объектов, то философские методы, являются приемами исследования тех же объектов с точки зрения раскрытия в них всеобщих законов движения, развития, разумеется, по-особому проявляющихся в зависимости от специфики объекта.

Классификация методов научного познания:

Методы эмпирического исследования:

  1. Наблюдение

  2. Сравнение

  3. Измерение

  4. Эксперимент

Методы исследования на эмпирическом и теоретическом уровнях.

1.Абстрагирование

  1. Анализ и синтез

  2. Индукция и дедукция

  3. Моделирование и использование приборов

  4. Исторический и логический методы

  5. Аналогия

Методы теоретического исследования

  1. Восхождение от абстрактного к конкретному

  2. Идеализация

  3. Формализация

  4. Аксиоматический метод

Формы научного познания

1. Гипотеза 2. Теория 3. Закон

Билет 10.2. Неоклассическая экономическая теория: основные школы и направления

Неоклассическая экономическая теория.

1. Неоклассическое-ведущее направление в соврем западной, англо-америк экон науки. (Маршалл, Фридман): анализ регулируемой рын. эк-ки, гл. инстр-т – эк. модели. Попытка сформулировать закономерности оптим. режима хоз-ия в условиях своб. конкуренции.

В первую очередь анализируют ценообразование, взаимодействие спроса и предл-ия. Основоположник Маршалл, ввел понятие «равновесная цена»: цена спроса=цене предл-ия, объем пр-ва не меняется. Когда спрос и пред-ие пребывают в равновесии, кол-ва товара, производимого в ед-цу времени – равновесное кол-во, цена, по кот. он продается – равновесная цена.

Одна из особенностей неоклассической школы – широкое использование графиков, схем, экономических моделей. Представители этого направления ушли от анализа отношений и это закономерно подвело авторов к изменению названия. Понятие «политическая экономия» вытесняется понятием «экономикс». Предмет – оптимальные решения в условиях ограниченных производственных ресурсов.

Ветвь - монетаризм (70-е гг., Фридман): опирается на колич. теорию денег. Ее суть: цены товаров опр-ся кол-вом ден. ср-в: увеличивается ден. масса - цены растут, и наоборот, сокращается денежная масса- цены снижаются. Гос. рег-ие сводится к минимуму, оно должно обеспечить контроль над ден. массой. Главное – обеспечить ценовую стабильность, устойчивость ден. ед-цы, важный объект макрорегулирования у кейнсианцев %ставка (влияет на объем и динамику инвестиций), у монетаристов – объем ден. массы. Вмешательство гос-ва ведет к инфл-ии, безработице.

Неоклассич. синтез (Самуэльсон, Леонтьев, Джон Хикс): идея – разработать более общую эк. теорию, кот. отражает изменения в хозяйственном механизме в результате новейших исследований, и включает все позитивное, что содержится в работах предшественников.

Особенности неоклассического синтеза:

  1. Для неоклассического синтеза характерно расширение и углубление тематики исследований. Речь идет не о коренном пересмотре, а о развитии общепринятой теории, создании систем, объединяющих, согласующих различные точки зрения.

  2. Широкое использование математики в качестве инструмента экономического анализа.

  3. сторонники неоклассического синтеза уточняли старые и разрабатывали новые проблемы в соответствии с изменениями, происходящими в индустриальной основе и механизме рыночной экономики. Дискутируя с оппонентами, они стремились синтезировать традиционные взгляды с новыми представлениями и подходами.

Таким образом, методологические идеи неоклассической школы ведут экономическую мысль в направлении максимально возможного формально-абстрактного (включая математическое) описания экономической действительности; иррациональность поведения хозяйственного субъекта в такой системе описывается как неполное рациональное поведение; но, в принципе, рационализации можно подвергнуть описание всех экономических процессов; исторический аспект анализа и региональный уровень рассмотрения экономических явлений, судя по всему, здесь не имеют существенного значения.

В течение примерно 40 лет неоклассика оставалась в оппозиции основному течению экономической теории, но затем идеи ограничения государственного вмешательства снова стали завоевывать популярность. Научную революцию 1970-х иногда называют «неоклассической контрреволюцией», поскольку она вернула неоклассике лидерство в экономической науке.

Хотя и в начале 21 в. неоклассическая теория сохраняет статус основного течения современной экономической науки, однако уже в 1990-е обозначился ее кризис. Многие экономисты считают, что «второе пришествие» неоклассики тоже приходит к концу, и современная экономическая теория стоит на пороге новой научной революции.

Таким образом, в истории неоклассической экономической теории четко выделяются три периода:

«старая» неоклассика (1890–1930-е);

«оппозиционная» неоклассика (1930–1960-е);

современная неоклассика (с 1970-х до наших дней).

Билет 11.1. Научные традиции и возникновение нового знания. Научные революции как перестройка оснований науки.

Проблема развития научного знания – 3-я основная тема, которая обсуждается в рамках современной философии науки.

К.Поппер напрямую связывает развитие науки с её критическим характером. Учёный, создавая теорию, уже имеет установку на поиск фактов, её опровергающих. Конечно, ни одна теория не опровергается одним единственным эмпирическим фактом, но рано или поздно любая научная теория вытесняется другой, более успешной с точки зрения объяснения эмпирических данных. Новая теория в свою очередь подвергается проверкам и со временем опровергается. Т.о., развитие науки идет через опровержение и смену теорий и представляет собой непрерывный процесс пересмотра знаний.

По мысли Т.Куна, развитие науки есть революционный процесс смены парадигм или дисциплинарных матриц. Т.Кун выделяет 2 этапа развития науки: период нормальной науки и период кризиса. Нормальная наука – это развитие научного знания в рамках определенной парадигмы. В это время происходит накопление эмпирических данных, которые находят приемлемую интерпретацию с помощью привычных средств.

Постепенно у представителей научного сообщества накапливаются сомнения в ясности и адекватности методов, теоретических положений и принципов, поскольку появляются все новые эмпирические данные, которые не поддаются научным положениям. В результате этого начинают складываться новые методики, которые позволяют лучше объяснить известные факты и предсказать новые. Как результат – научное сообщество отказывается от прежней парадигмы и формирует новую. Этот момент смены парадигм Кун называет кризисом в науке. Выбор в пользу новой парадигмы осуществляется как на рациональных, так и на нерациональных основаниях. Большая часть членов научного сообщества должна верить, что новая парадигма предлагает лучшие средства решения научных задач. Однако эта вера, по мнению Т.Куна, все же опирается на некоторые рациональные основания, заложенные в логике научного исследования.

Интерпретация процесса развития науки в концепции И.Лакатоса является очень близкой к позиции Т.Куна. развитие науки происходит через смену научно-исследовательских программ. И.Лакатос выделяет 2 этапа развития научно - исслед. программы: прогресс и регресс, граница этих стадий – «пункт насыщения». Научное сообщество всякий раз совершает выбор в пользу более прогрессивной исследовательской программы, которая не просто задним числом объясняет, но предсказывает ранее не известные факты. Т.о., выбор делается в пользу более эвристичной НИП, которая постепенно вытесняет предыдущую и со временем разделяется всем научным сообществом.

Процесс смены НИС называется научной революцией. По мнению И.Лакатоса, история развития науки полностью описывается схемой борьбы конкурирующих ИП. И.Лакатос различает внутреннюю и внешнюю историю развития науки. Внутренняя история науки представляет собой смену идей и методологий, движение которых и составляет собственное содержание науки. Внешняя история науки – это те факторы научного исследования, которые связаны с отдельными личностями и формами организации науки, т.е. не столько со знанием, сколько с деятельностью ученых. Внешняя история науки имеет второстепенное значение. Рассматривая процесс развития науки, следует апеллировать к внутренней логике развития самого научного знания.

По мнению И.Лакатоса, произошло 3 научных революции, результатом которых стала последовательная смена индуктивизма, конвенционализма, фальсификационизма и методологии ИП.

Если Т.Кун и И.Лакатос рассматривают процесс развития науки как единство рациональных и иррациональных моментов, то П.Фейерабенд полностью его иррационализирует. П.Фейерабенд исходит из положения, что одновременно существует множество равноправных типов знания, а внутри науки – множество равноправных теорий. Развитие науки осуществляется за счет конкуренции различных теорий. П.Фейерабенд выдвигает принцип пролиферации (размножения) теорий. Поскольку ни одна теория не может быть опровергнута фактом, то для ее опровержения необходимо появление другой теории. Поэтому ученые должны стремиться к созданию как можно большего количества альтернативных теорий. Теории соперничают друг с другом, что способствуют уточнению их исходных принципов, взаимной критике и, в конце концов, развитию науки. ПО мнению П.Фейерабенда, несравнимы не только теории, сформулированные в разных парадигмах, но и вообще 2 любые теории. Каждая из них имеет собственный набор постулатов, отличающийся от исходных оснований других теорий. Именно поэтому сравнить теории на рациональной основе невозможно. Т.о., П.Фейерабенд делает крайний вывод о несоизмеримости научных концепций ни в плане эмпирического базиса, ни в плане теоретических постулатов и логико – методологических норм. Процесс развития науки в его понимании становится полностью иррациональным и не определяется никакой внутренней логикой развития знания.

Билет 11.2. Человек в системе экономических отношений

Существует целая наука, которая занимается отдельно человеком, феноменом человеческой личности  это антропология. Экономическая антропология это направление в экономической мысли, ставящее перед собой задачу изучения человека как экономического субъекта и разрабатывающее модели различных типов homo oeconomicus «человека экономического». Основной вопрос экономической антропологии можно сформулировать следующим образом: «Что есть экономический человек?».

Классическая политическая экономия (Адам Смит, Давид Рикардо, Джон Стюарт Милль, Иеремия Бентам) рассматривала экономического человека как существо рациональное и эгоистичное. Этот человек живет согласно собственному интересу, даже можно сказать,  собственной корысти, но апелляция к этой корысти отнюдь не вредит общественному интересу и общей выгоде, а, наоборот, способствует его воплощению в жизнь. Еще раньше почву для неоклассического понимания «экономического человека», трактуемого в маржиналистском духе, заложил английский философ, основоположник утилитаризма, Иеремия Бентам. Он впервые ввел в политическую экономию понятия «человека оценивающего, калькулирующего», т.е. субъекта, взвешивающего, будет на весах, возможные доходы и издержки и тщательно рассчитывающего их  и не только доходы и издержки от собственной экономической деятельности, но и от всякой деятельности вообще. Для Бентама существует только интерес отдельного человеческого индивида, понятие «общество» есть только сумма воль отдельных индивидов и не более того. Концепция «экономического человека» И.Бентама получила название «утилитаристской», поскольку в основании ее лежит принцип пользы (выгоды). Впоследствии подобный подход к природе человека в слегка модифицированном виде лег в основу теоретических конструкций австрийской школы (Е.Бам-Баверк, К Менгер, Ф.Визер, далее Й. Шумпетер и Ф.Хайек).

У Карла Маркса нет специальной работы, посвященной экономической антропологии. Проблемы homo oekonomicus рассматриваются сквозь призму иных задач и присутствуют во многих работах основателя марксизма. Отправным пунктом экономической антропологии К.Маркса является характеристика человека как «совокупности общественных отношений». Интерпретация сущности человека посредством общественных отношений, в которые данный индивид «включен», бесспорно, явилась революционной для своего времени. Она помогла Марксу увидеть то, что раньше по-настоящему никто еще не разглядывал: за множеством личных отношений в сфере хозяйства  «функциональные» или «безличные» отношения. Экономический человек у Маркса  это прежде всего воплощение определенной социальной или классовой функции; моральное же поведение этого субъекта основоположнику марксизма представляется в подавляющем большинстве случаев не имеющим серьезного значения.

Австрийская школа в лице Е.Бам-Баверка, К Менгера, Ф.Визера сделала акцент на анализе потребностей «экономического человека» и пришла к выводу, что ценность благ, на которые этот человек предъявляет спрос, по своей основе субъективна, произвольна и не может быть измерена по какой-то объективной шкале. Homo oeconomicus австрийской школы  это прежде всего человек, нацеленный на то, чтобы удовлетворить собственные запросы и потребности. С другой стороны, индивид в построениях австрийских экономистов  это всегда расчетливый и эффективно калькулирующий индивид. Как и бентамовский человек, он способен взвесить и рассчитать свои потребности, разместить их на особой математической шкале.

Маржинализм в лице австрийской школы еще более по сравнению с классической школой усилил общий рациональный элемент в модели «экономического человека», и во всё большей степени сделал этого homo oeconomicus человеком оценивающим и человеком выбирающим.

Альфред Маршалл и кембриджская школа в значительной степени подвергли м пересмотру существовавшие до них модели «экономического человека» и сделали шаг к синтезу маржинализма и классики в экономического антропологии. Кроме того, трактовка homo oekonomicus у Маршалла является, пожалуй, не сколько теоретической, а более психологической и практической. А на практике реальный человек способен быть не только эгоистом, но и альтруистом, и не только вести себя строго рационально, но проявлять импульсивность и непредсказуемость.

Джон Мейнард Кейнс, точно так же, как Маркс, в своем фундаментальном труде «Общая теория занятости, процента и денег» больше оперировал с безличными и функциональными понятиями, чем с психологическими и антропологическими.

Неоклассический подход в лице современной экономикс, можно сказать, привел в систему всё то знание о homo oeconomicus, накопленное предыдущей экономической теории. Концепция рациональности (полной или ограниченной,  в зависимости от субъективных пристрастий тому или иному классику) заняла в неоклассической антропологии центральное место; но не меньше внимания было уделено эгоцентризму экономического человека и его постоянному стремлению делать максимизирующий выбор между различными благами и ресурсами.

Возрожденная институционалистская школа («новый институционализм», неоинституционализм) применила исторический, эволюционный подход к «экономическому человеку». Для неоинституционалистов характерно рассмотрение homo oeconomicus как меняющегося по действием институтов и самого меняющего эти институты.

Рассмотрение различных концепций экономической антропологии подвело нас к заключительному выводу, что современную модель «экономического человека» вряд ли можно вписать в строгую и однозначную модель,  скорее всего, эту модель реально сконструировать лишь в самых общих, пунктирных, деталях.

Если исходить из такого подхода, то модель homo oeconomicus в современной экономической теории можно характеризовать примерно следующими ключевыми признаками:

1) Это человек выбирающий, поскольку он ограничен в своих ресурсах и такая ситуация принуждает его к постоянной необходимости делать выбор. Предпочтения экономического человека в условиях такого выбора предполагаются как необходимые и устойчивые.

2) Это человек оценивающий. Он сравнивает различные альтернативы, оценивает их и вычисляет как бы по собственной шкале.

3) Это человек эволюционирующий, меняющий институты и сам подверженный воздействию институтов.

4) Это человек эгоцентрирующий, т.е. предпочитающий давать приоритет собственным оценкам и интересам перед чужими оценками и интересами. Нормы общества при этом им соблюдаются лишь поскольку, постольку они явно не противоречат его собственным нормам и интересам.

5) Это человек, обладающий ограниченной и неполной информацией. Поиск дополнительной информации требует и времени, и издержек.

6) Поведение этого человека является целерациональным, т.е. он ставит перед собой рациональные цели и строит свои действия так, чтобы достичь их максимально. Элементы иррациональности в его поведении могут носить лишь чисто случайный, внешний характер.

Особого внимания заслуживает вопрос о современном российском типе homo oeconomicus  российском «экономическом человеке». Можно определенно сказать, что российский «экономический человек» отличается от идеальной модели «экономического человека» в не лучшую сторону. Прежде всего, его поведение в значительной степени импульсивно и иррационально; а если рациональность присутствует, то это в большей степени «краткосрочная» рациональность  вместо «долгосрочной» рациональности «западного» типа. Российский «экономический человек» часто живет одним днем, сегодняшней прибылью или доходом, и, во многих случаях, он неспособен мыслить свою экономическую позицию в отношении длительной перспективы. Эгоцентризм такого человека также порой является излишне выраженным; в целях, связанных с достижением коллективных (общественных) благ он часто не способен увидеть выгоду и для него самого. Российского «экономического человека» отличает высокая вероятность оппортунистического поведения; вот почему многие внешние партнеры не желают иметь с ним близких коммерческих отношений. Информация, используя которую, он принимает свои решения, очень часто бывает слишком неполной или сильно недостоверной. При своих оценках он также во многих случаях отдает предпочтение недостоверному мнению в ущерб объективной информации. И решения, которые принимает российский «экономический человек», по своим конечным результатам нередко просто не соответствуют общероссийским интересам.

Таким образом, российская модель «экономического человека» в целом пока не сообразуется ни с интересами самой России, ни с моделями (образцами, шаблонами) экономической активности, принятыми в высокоразвитых западных государствах. Российскому экономическому человеку еще предстоит пройти длительный путь самосовершенствования и самоулучшения,  в направлении рациональности, коммуникативности, открытости и честности, устранения оппортунистических вариантов своего поведения.

Билет 12.1. Логика построения теорий в классической науке (НЕТ)

Билет 12.2. Междисциплинарный синтез и его значение для развития экономического знания.

Междисциплинарный синтез это соединение в единое целое теорий, методов и методологий различных дисциплин с целью получения нового знания в рамках одной дисциплины или на стыках между разными дисциплинами. Междисциплинарный синтез на рубеже XX и XXI вв. является одним из самых эффективных способов получения нового знания, в том числе и экономического знания.

Междисциплинарный синтез возникает на основе междисциплинарного взаимодействия. Г.Бергер дает следующее определение такому взаимодействию:

«Это [междисциплинарное] взаимодействие может варьироваться от обмена идеями до взаимной интеграции целых концепций, методологий, процедур, эпистемологий, терминологий для данных организаций исследовательской и образовательной деятельности в некотором весьма широком объеме».

Экономическая наука также вовлечена в такое взаимодействие и также участвует в процессах междисциплинарного синтеза. Осуществляться он может тремя основными способами:

1) Первый способ основан на уже однажды упоминавшемся методе «экономического империализма» (см. первую главу этого курса).

«Экономический империализм» - метод исследования и тип междисциплинарного взаимодействия в социальных науках, при котором воспроизводится главный принцип экономической науки: эффективное достижение целей при дефиците средств; сами цели при этом могут быть различны и формулируются иными социальными науками: социологией, психологией, политической наукой и т.п.

Междисциплинарное взаимодействие между экономикой и иными социальными науками по типу «экономического империализма» активизировалось с 70  80х гг. XX века: и связано это, вероятно, с двумя основными причинами: во-первых, с отходом экономической науки от жестких канонов неоклассики и «вторым пришествием» институционализма как направлением, гораздо более «открытым» в направлении союза с другими социальными науками; и, во-вторых, со стремлением некоторых социальных дисциплин еще более «позитивизироваться», формализовать свой понятийный аппарат и методологический инструментарий под естественные науки  математику, физику и т.п., а также отчасти под экономику в модели «экономикса».

Особенно сильному воздействию «экономического империализма» подверглись: гендерные исследования, демография, социология, история, политическая наука. В подавляющем большинстве случаев это влияние следует рассматривать как исключительно положительное  как в плане влияния на эволюцию самого экономического знания, так и в ракурсе развития той дисциплины, которая подвергается воздействию со стороны экономики. Например, в истории такое воздействие связано с популярностью методологии школы «новой экономической истории» и клиометрии, в политической науке  с возникновением «теории общественного выбора» и т.п.

2) Второй способ можно условно обозначить как «экономическая вассальность». «Экономическая вассальность» это метод междисциплинарного взаимодействия между экономикой и другой наукой (другими науками), когда экономическое исследование ведется в соответствии с методологическими и теоретическими основаниями другой науки (или, других наук).

«Экономическая вассальность» представляет собой обратную сторону «экономического империализма». Если в случае последнего «агрессором» на территории чужой науки выступает экономика, диктуя ей свои методы, то в случае «экономического вассальности» другая наука навязывает экономической науке свои теоретические схемы и свою методологию.

На протяжении всей своей истории экономическая наука неоднократно подвергалась «набегам» со стороны других социальных наук, и, надо отметить, такие «набеги» в отдельные периоды развития экономической мысли были весьма успешными и оказывали глубокое воздействие на развитие экономической теории и методологии. Например, в немецкой экономической мысли второй половины XIX  первой трети XX вв. экономическая дисциплина побывала в роли «вассала» исторической науки, в советской общественных науках (с 1917 по 1991ый год) экономической науке пришлось играть роль «вассала» марксистко-ленинской философии и ее политического собрата  «научного коммунизма», и т.д.

В худшем случае речь даже должна была идти о так называемом редукционизме,  когда предмет и (или) методология экономической науки полностью сводился (сводились) к предмету и (или) методологии другой социальной дисциплины. Особенно сильным, был, вероятно, психологический редукционизм конца XIX  начала XX вв., когда некоторыми исследователями под влиянием маржинализм была предпринята попытка полностью растворить экономику в психологии. На современном этапе в исследовательском поле экономической методологии весьма активно действует социологический редукционизм, чьей целью, очевидно, является стремление подменить собственно экономические методы исследования хозяйственных процессов и явлений социологическими методами, на деле лишь частично совпадающими с экономическими.

3) Третий способ междисциплинарного синтеза можно условно назвать способом «равноправного сотрудничества».

«Равноправное сотрудничество» это тип междисциплинарного взаимодействия, когда экономика и иная социальная наука в равной степени оказывают влияние на разработку каких-либо исследовательских проблем на «стыках» между собой, обогащая и углубляя как собственную, так и чужую теорию и методологию.

Наиболее классическими здесь следует считать современное взаимодействие между экономикой и социологией, а также между экономикой и психологией. Несмотря на отдельные поползновения «экономического империализма» и «экономической вассальности» у этих двух пар наук на первом месте всё же стоит междисциплинарное взаимодействие по типу «равноправного сотрудничества». «Экономическая социология» и «экономическая психология» в последние годы добились немалых успехов, применяя эффективное сочетание в первом случае  экономической и социологической теории и методологии, а во втором  экономической и психологической теории и методологии. Достаточно успешным также следует признать «равноправное сотрудничество» экономической и исторической наук, экономической науки и гендерных исследований, экономической науки и науки права.

Нобелевские премии Гэри Беккера (1992 г.) за теорию «человеческого капитала» (экономика, социология, гендерные исследования, юриспруденция), Дугласа Норта (1993 г.) за клиометрию и «новую экономическую историю» (экономика, история, социология), Даниеля Канемана и Вернона Смита (2002 г.) за развитие экспериментальной экономики (экономика, психология) это лишь немногие примеры, когда экономисты получали награды не только за развитие собственно экономических знаний, но de facto и за успешный междисциплинарный синтез.

Билет 13.1. Научные революции как точки бифуркации в развитии знания.

Исторически развивающиеся системы, к которым относится и наука, представляют собой сложный тип объекта. Историческая эволюция характеризуется переходом от одной относительно устойчивой системы к другой системе с новой уровневой организацией элементов и саморегуляцией. Формирование каждого нового уровня системы сопровождается ее прохождением через состояния неустойчивости (точки бифуркации), и в эти моменты небольшие случайные воздействия могут привести к появлению новых структур. Деятельность с такими системами требует принципиально новых стратегий. Саморазвивающиеся системы характеризуются кооперативными эффектами, принципиальной необратимостью процессов. Взаимодействие с ними человека протекает таким образом, что человеческое действие включается в систему, видоизменяя каждый раз ее возможные состояния. Человек таким образом имеет дело не с жесткими предметами и свойствами, а со своеобразными “созвездиями возможностей”. Перед ним в процессе деятельности каждый раз возникает проблема выбора некоторой линии развития из множества возможных путей эволюции системы. Причем сам этот выбор необратим и чаще всего не может быть однозначно просчитан.

Понятие бифуркация введено в научный обиход теорией развития самоорганизующихся динамических систем, которая носит название «синергетика». Синергетика - новый этап изучения сложных систем, продолжающий и дополняющий кибернетику и общую теорию систем.

    Если кибернетика занимается проблемой поддержания устойчивости путем использования отрицательной обратной связи, а общая теория систем – принципами их организации (дискретностью, иерархичностью и т.п.), то новая наука фокусирует свое внимание на неравновесности, нестабильности как естественном состоянии открытых нелинейных систем, на множественности и неоднозначности путей их эволюции. Синергетика исследует типы поведения таких систем, то есть нестационарные структуры, которые возникают в них под действием внешних воздействий или из-за внутренних факторов (флуктуаций).

Под точкой бифуркации в синергетике понимается состояние рассматриваемой системы, после которого возможно некоторое множество вариантов ее дальнейшего развития.

Синергетическое видение исторического развития науки и культуры складывается из представлений о принципиальной нелинейности и циклическом характере развития, неравномерности темпов развития.

В динамике научного знания особую роль играют этапы развития, связанные с перестройкой исследовательских стратегий, задаваемых основаниями науки. Эти этапы получили название научных революций. Основания науки обеспечивают рост знания до тех пор, пока общие черты системной организации изучаемых объектов учтены в картине мира, а методы освоения этих объектов соответствуют сложившимся идеалам и нормам исследования.

Но по мере развития науки она может столкнуться с принципиально новыми типами объектов, требующими иного видения реальности по сравнению с тем, которое предполагает сложившаяся картина мира. Новые объекты могут потребовать и изменения схемы метода познавательной деятельности, представленной системой идеалов и норм исследования. В этой ситуации рост научного знания предполагает перестройку оснований науки. Последняя может осуществляться в двух разновидностях: а) как революция, связанная с трансформацией специальной картины мира без существенных изменений идеалов и норм исследования; б) как революция, в период которой вместе с картиной мира радикально меняются идеалы и нормы науки и ее философские основания.

С позиции синергетики научные революции, определяемые как смена системных характеристик науки, можно истолковать как "точки бифуркации" развития науки и культуры. Именно они свидетельствуют о нелинейности знания, невозможности его единого и непрерывного развития.

Научные революции связаны с выбором между альтернативами и с поворотом, коренным изменением в научной картине мира. В предреволюционный, критический период, как правило, происходит "размножение" научный направлений и школ, т.е. преобладают дивергентные тенденции. И именно это разнообразие подходов, концепций и интерпретаций конструктивно для выбора в "точках бифуркации" собственных устойчивых тенденций развития систем научного знания. Рост альтернативных научных школ перед научной революцией как бы заранее подготавливает системы знания к многовариантному будущему.

=== еще вариант

Проверить

(24) Социокультурные предпосылки глобальных научных революций и смены типов научной рациональности.

Социальность в истории науки предстает в двух формах: внешняя (совместный труд в разных сферах деятельности) и внутренняя (имманентная, внутренне присущая науке социальность зарождения идей, смены теорий). Речь идет не просто о детерминции, но о двойственной – логической и социокультурной природе познавательных форм. Главным проводником социокультурного воздействия на систему знания является субъект научной деятельности. Свои функции предпосылки выполняют через процедуры выбора, осуществляемые субъектом на основе научной интуиции, а так же действующей парадигмы, в которых предпосылки соответствующим образом конкретизированы.

Смена научных оснований определен не только внутринаучными, но и социокультурными процессами. Новые установки должны быть вписаны в культуру, согласованы с ценностными и мировоззренческими структурами. В этой связи научная революция предстает как выбор новых стратегий исследования. В период научных революций имеется несколько путей роста знания.

Можно выделить два аспекта нелинейности этого роста:

  1. – связан с конкуренцией исследовательских программ в рамках отдельной отрасли (направляющим науку фактором является победа одной из программ);

  2. – связан с взаимодействием научных дисциплин, обусловленным, в сою очередь, особенностями как исследуемых объектов, так и социокультурной среды, внутри которой развивается наука (возникновение новых отраслей, смена научных лидеров, смены нормативов в отдельных отраслях науки – все это находится во взаимосвязи с феноменами культуры);

Есть ещё и специфический аспект нелинейности, который отражает потенциально возможную линию развития науки. Согласно этой линии картина мира строится путем экспликативного отнесения к объекту исследования операциональной схемы, объединяющей различные внешне несовместимые фрагменты онтологическх представлений (например, «принцип дополнительности» в квантовой механике).

Развитие науки представляется как переход возможности в действительность. При прогнозировании необходимо учитывать все варианты развития событий. Представления о жесткой детерминации научного развития возникает лишь при ретроспективном анализе уже пройденных конечных результатов.

В эпоху научных революций, при перестройке оснований науки, культура отбирает из нескольких потенциально возможных линий будущей истории науки те, которые наилучшим образом соответствуют фундаментальным ценностям и мировоззренческим структурам, доминирующим в данной культуре.

Социокультурную размерность той или иной парадигмы в науке можно выразить понятием «типа научной рациональности». Типы эти соответствуют стадиям исторического развития науки, каждую из которых открывает научная революция. Каждый тип характеризуется особым состоянием научной деятельности, основаниями науки, различной глубиной её рефлексии. Выделяют следующие типы научной рациональности: классический, неклассический, постнеклассический. При возникновение нового типа рациональности сохраняется преемственность его с предыдущим типом, который по-прежнему используется, но уже не является доминирующим.

Билет 13.2. Философские основания классической экономической теории.

Меркантилизм как экономическая теория был господствующим направлением экономической мысли на протяжении почти трех веков (с начала шестнадцатого до первой половины восемнадцатого века). Но не единственным. Одновременно с ним возникают предпосылки другого мощного экономического учения, впоследствии получившего название классической экономической теории (политической экономии). Родоначальником данного направления считают У.Петти. У.Петти (1623- 1687), англичанин, человек разносторонних интересов, прошедший путь от юнги до лендлорда и как бы между прочим высказавшим в своих работах, посвященных главным образом обоснованию экономической политики (в частности, в "Трактате о налогах и сборах", 1662), те экономические идеи, которые вошли затем как составная часть в классическую политическую экономию. У Петти мы уже видим основные посылки классической политической экономии:

  • исследование не процесса обращения, а непосредственно процесса производства,

  • критическое отношение к непроизводительным классам, которые не доставляют никакого продукта, к коим он причислял и купцов,

  • отнесение к производительному труда, занятого в сфере материального производства.

Петти первый сформулировал основополагающий для всей классической политической экономии тезис, что богатство нации создается во всех сферах материального производства, и именно труд - основа данного богатства. Широко известна его фраза "Труд есть отец и активный принцип Богатства, а земля его мать". Исходя из этой аксиомы надо анализировать все другие экономические воззрения Петти, в частности утверждение, что именно редкость населения - истинный источник бедности государства. Не соглашаясь с меркантилистами в том, что богатство нации воплощается в драгоценных металлах, Петти формулирует свой критерий богатства, считая, что наиболее богатым будет тот период, в который каждый участник дележа (при предположении, что все деньги, имеющиеся в стране, разделить поровну между жителями - прим. автора) будет иметь возможность нанять больше рабочих, т.е. задействовать большее количество труда.

Однако наибольшая заслуга в становлении классической экономической теории (политической экономии) как науки связано с именем выдающегося английского ученого А.Смита. Именно благодаря ему политическая экономия выделяется как самостоятельная отрасль знаний из круга гуманитарных наук, перестает быть уделом гениальных самоучек, становится академической дисциплиной и обязательным элементом образования молодых людей высших, а затем и других сословий.

А.Смит признает, что главным мотивом человеческой деятельности является своекорыстный интерес. Но преследовать свой интерес человек, по его мнению, может, только предлагая свои товары и услуги на обмен другим людям. Как пишет Смит "Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах". И следовательно, естественное стремление людей улучшить свое положение является столь мощным стимулом, что он сам способен привести общество к благосостоянию. Из концепции своекорыстного интереса вытекала и политика невмешательства, или "естественной свободы". Ведь если экономическая деятельность каждого ведет в конечном счете к благу общества, ее нельзя стеснять. Тем не менее, экономические взгляды А.Смита будут поняты недостаточно полно, если не принять во внимание его первую большую работу "Теория нравственных чувств", которая была опубликована в 1759 году и содержит его социально-философские идеи. Исходя из характерного для философии восемнадцатого века тезиса о существовании "естественных законов", Смит в качестве естественных характеристик человека в своей работе вводит два основных понятия: "чувство симпатии" и "внутренний наблюдатель" (совесть). При этом основой симпатии Смит считал способность человека силой воображения ставить себя на место других людей и чувствовать за них. Оставаясь на позиции существования естественных законов, Смит утверждает, что справедливо то, что естественно, а естественно стремление человека к собственному благу при благожелательном отношении к другим людям. Возможность же согласования эгоизма и симпатии в конечном счете заложена природой (Богом), наделившей человека совестью.

Интересно отметить, что тезис о гармонии интересов различных людей у Смита не вывод, следующий из действия "невидимой руки" (объективных экономических законов), а исходная мировоззренческая посылка, основанная на вере в Бога; поэтому и поиск экономических законов опирается у него на веру в естественную, изначальную гармонию. Не случайно в описании действия "невидимой руки" у Смита присутствует не только экономический аспект, который сводится к благотворности для общества непреднамеренных последствий целенаправленных действий людей, но и мировоззренческий - вера в мудрость Провидения, признание ограниченности человеческого разума. Именно в "Теории нравственных чувств" Смит описывает ситуацию, когда направляемый "рукой Провидения" бесчувственный, гордый и жадный (эпитеты А.Смита - прим. автора) богатый собственник без всякого преднамеренного желания служит интересам общества, ибо, заботясь исключительно о собственном богатстве он дает работу, а следовательно и пропитание неимущим. При этом богатый из своих богатств потребляет лишь небольшую часть, столь небольшую, что, по мнению Смита, она сопоставима с уровнем потребления каждого из неимущих. Поэтому только кажется, что Провидение немногим дало все, а других лишило наследства и превратило в наемных рабочих. Кажущееся громадным имущественное неравенство между людьми при внимательном рассмотрении является равенством, причем таким, как если бы земля была распределена поровну между всеми людьми. Намек на Провидение как бы говорит, что все создал Бог. Он же печется и об устройстве общества. С виду устройство кажется несправедливым, но на самом деле стоит только постичь тайный замысел Бога и мир предстанет в ином свете.

Можно с полным правом сказать, что философская и этическая сторона экономического учения А.Смита была заложена в "Теории нравственных чувств", именно в ней было определено представление о справедливости и природе человека, о свободе и моральных обязательствах, заложенных Природой и Богом, о значении и месте материального интереса в жизни человека и общества. Важнейшей идеей данной работы была идея доверия к человеку, которая была тесно связана с признанием его права на свободу, в том числе свободу в области хозяйствования. Именно эти идеи А.Смита становятся философским основанием классической экономической теории.

Билет 14.1. Современные процессы дифференциации и интеграции наук (ПРОВЕРИТЬ)

Наука, это, прежде всего сфера человеческой деятельности, функция которой выработка и теоретическая систематизация объективных знаний о действительности. Она является одной из форм общественного сознания. Включает как деятельность по получению нового знания, так и ее результат – сумму знаний, лежащих в основе научной картины мира. Непосредственные цели науки – описание, объяснение и предсказание процессов и явлений деятельности, составляющих предмет ее изучения, на основе открываемых ею законов. Система наук условно делится на естественные, общественные и технические. Наука зародилась в древнем мире в связи с потребностями общественной практики, начала складываться с 16 – 17 вв. и в ходе исторического развития превратилась в производительную силу и важнейший социальный институт, оказывающий значительное влияние на все сферы общества. Объем научной деятельности с 17 в. удваивается примерно каждые 10 – 15 лет (рост открытий, научной информации, числа научных работников). В развитии науки чередуются экстенсивные и революционные периоды – научные революции, приводящие к изменению ее структуры, принципов познания, категорий и методов, а также форм ее организации. Для науки характерно диалектическое сочетание процессов ее дифференциации и интеграции, развития фундаментальных и прикладных исследований. Процессы дифференциации и интеграции можно ретроспективно проследить на конкретных примерах классических наук – химии, физики, биологии и др. Химия – это наука, изучающая превращения веществ. Химические процессы использовались человечеством уже на заре его культурной жизни. В 3 – 4 вв. зародилась алхимия, задачей которой было превращение неблагородных металлов в благородные. С Эпохи возрождения хим. исследования все в большей степени стали использовать для практических целей. Появились такие направления как, металлургия, стеклоделие, производство керамики, красок и пр. К концу 18 в. химия сформировалась как подлинная наука. С конца 19 в. в химии начали выделяться отдельные ее области, такие как, неорганическая химия, органическая химия, физическая химия, аналитическая химия и химия полимеров. Все они в значительной степени стали самостоятельными науками. На стыке химии и других областей знания возникли направления, биохимия, агрохимия, геохимия (это яркий пример интеграции). Физика – это наука о природе, изучающая простейшие и вместе с тем наиболее общие свойства материального мира. На стыке физики и других естественных наук возникли биофизика, астрофизика, геофизика, физическая химия и др. Физика подразделяется на физику элементарных частиц, атомных ядер, атомов, молекул, твердого тела, плазмы и т.д.

С 1860 по 1914 г. начинается познание закономерности природы на уровне микромира (межмолекулярный, внутримолекулярный, атомный и субатомный уровни) и около световых скоростей, осуществляется дифференциация научных дисциплин. Этот этап характеризуется бурным развитием и переворотом в физике. Максвелл создал классическую теорию электродинамики и электромагнитного поля, что подготовило почву для создания автомобиля и радио связи. Фарадей открыл электромагнитную индукцию, что привело к созданию тяжелой электропромышленности. Эти открытия привели к созданию в 1937 г. первого цифрового компьютера. Через десять лет был разработан транзистор (в 1947), который в дальнейшем привел к развитию телекоммуникации, радиовещанию. Пример интеграции – слияние технологии микроэлектроники и связи (волоконной оптики) способствовало развитию информационных технологий, которые находятся в центре современной научно-технической революции. В результате, совершенствуются, умирают целые технологии, появляются путем слияния новые и новейшие технологии. В Японии закон об интеграции машиностроения и электроники, принятый в 1971 г., создал необходимые условия для укрепления промышленного потенциала. Научные интересы постепенно перемещаются в биологию, в физику больших энергий, невропсихологию и т.д. Граница между научными дисциплинами снижается. Их степень интеграции, пересечения и соединения, повышается. Это касается сложности и комплектности науки. Фундаментальные исследования приобретают принципиально новое значение и превращаются в решающий фактор конкурентоспособности страны. Наука стала непосредственно производительной силой.

Проверить

Особенности современного этапа в развитии науки: процессы интеграции и дифференциации знания. (смотри вопросы №11 «истории и философии науки»и №23 «Социальной философии»)

Внутренняя организация, структура науки, являет собой многообразную и многоликую картину. Классификационных схем ее немало. Но сегодня возникла ситуация, когда успешный исследовательский поиск идет не через узкие пути отдельных наук, а через узлы общих проблем.

Дело в том, что наряду со все более дробной дифференциацией наук и научных направлений идет могучий процесс интегрирования знаний. Возникают мегадисциплины. Сейчас разные авторы насчитывают от полутора до десяти тысяч самостоятельных дисциплин. Ученые перестают понимать друг друга, ибо каждая из дисциплин - это своя терминология, собственные методики, автономные исследовательские структуры.

Иногда говорят, что природа неделима, мы ее делим по рубрикам сообразно своим интересам. Это и так и не так. Мир целостен, но не монотонен. Он не являет собой безликую, сплошную, однородную пустыню. Мир целостен и многоцветен, разнокачественен, обладает богатой внутренней организацией, динамичной и претерпевающей те или иные метаморфозы.

Поэтому дисциплинарная организация науки оправдана. Но лишь при условии постоянного внимания к теоретическому синтезу. И в этом процессе особенно важна роль философии, выполняющей по отношению к духовному миру функции всеобщей генерализации знаний.

В современной науке часто применяют понятие «парадигма» введенное Т. Куном для обозначения совокупности общепринятых идеалов и норм научного исследования и той картины мира, с которой согласна основная масса научного сообщества. Смена парадигм - революционный сдвиг в науке, ее выход на новые рубежи. С середины нашего столетия обозначился парадигмальный сдвиг, резкое изменение видения мира и человека. Это связано с глубинными, подлинно революционными изменениями в науке, возникновением постнеклассического этапа ее развития, создания неоклассики.

Одна из главных линий становления данного этапа состоит в том, что в науку входит аксиологический (ценностный) момент. На месте чисто объективистского (натуралистического) видения мира выдвигается такая система построения науки, в которой обязательно присутствует в той или иной мере (не только в космологии, но и повсюду) антропный принцип. Суть его, может быть, в резко упрощенном виде состоит в утверждении типа: мир таков потому, что в нем есть мы, любой шаг познания может быть принят только в том случае, если он оправдан интересами рода людей, гуманистично ориентирован. Для этого типа характерен поворот направленности научного поиска онтологических (сущностных) проблем на "человекоразмерные" бытийные проблемы. Наука должна дать средство для предотвращения Апокалипсиса, обеспечивать выживание человечества, продолжить его историю, уходящую в бесконечность. Это кардинальная задача современной мировой науки.

Билет 14.2. Логика доказательств и опровержений в научном исследовании

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Под доказательством в логике понимается процедура установления истинности некоторого утверждения путем приведения других утверждений, истинность которых уже известна и из которых с необходимостью вытекает первое.

В доказательстве различаются тезис – утверждение, которое нужно доказать, основание (аргументы) – те положения, с помощью которых доказывается тезис, и логическая связь между аргументами и тезисом. Понятие доказательства всегда предполагает, таким образом, указание посылок, на которые опирается тезис, и тех логических правил, по которым осуществляются преобразования утверждений в ходе доказательства.

Доказательство – это правильное умозаключение с истинными посылками. Логическую основу каждого доказательства (его схему) составляет логический закон.

Доказательство – это всегда в определенном смысле принуждение.

Источником "принудительной силы" доказательств являются логические законы мышления, лежащие в их основе. Именно данные законы, действуя независимо от воли и желаний человека, заставляют в процессе доказательства с необходимостью принимать одни утверждения вслед за другими и отбрасывать то, что несовместимо с принятым.

Задача доказательства – исчерпывающе утвердить обоснованность доказываемого тезиса.

Раз в доказательстве речь идет о полном подтверждении, связь между аргументами и тезисом должна носить дедуктивный характер.

По своей форме доказательство – дедуктивное умозаключение или цепочка таких умозаключений, ведущих от истинных посылок к доказываемому положению.

Все доказательства делятся по своей структуре, по общему ходу мысли на прямые и косвенные.

При прямых доказательствах задача состоит в том, чтобы найти убедительные аргументы, из которых логически вытекает тезис.

Косвенные доказательства устанавливают справедливость тезиса тем, что вскрывают ошибочность противоположного ему допущения, антитезиса.

В построении прямого доказательства можно выделить два связанных между собою этапа: отыскание тех признанных обоснованными утверждений, которые способны быть убедительными аргументами для доказываемого положения; установление логической связи между найденными аргументами и тезисом. Нередко первый этап считается подготовительным, и под доказательством понимается дедукция, связывающая подобранные аргументы и доказываемый тезис.

В косвенном доказательстве рассуждение идет как бы окольным путем. Вместо того, чтобы прямо отыскивать аргументы для выведения из них доказываемого положения, формулируется антитезис, отрицание этого положения. Далее тем или иным способом показывается несостоятельность антитезиса. По закону исключенного третьего, если одно из противоречащих друг другу утверждений ошибочно, второе должно быть верным. Антитезис ошибочен, значит, тезис является верным.

Поскольку косвенное доказательство использует отрицание доказываемого положения, оно является, как говорят, доказательством от противного.

Таким образом, косвенное доказательство проходит следующие этапы: выдвигается антитезис и из него выводятся следствия с намерением найти среди них хотя бы одно ложное; устанавливается, что в числе следствий действительно есть ложное; делается вывод, что антитезис неверен; из ложности антитезиса делается заключение, что тезис является истинным.

ОПРОВЕРЖЕНИЕ

Важно уметь не только доказать правильное положение, но и опровергнуть ошибочное. Операция опровержения столь же распространенна, как и операция доказательства, и является как бы зеркальным отображением последней.

Опровержение – это рассуждение, направленное против выдвинутого тезиса и имеющее целью установление его ложности или недоказанности.

Опровержением называется доказывание ложности какого-либо тезиса или несостоятельности доказательства в целом.

Опровержение осуществляется 3 способами:

  • Опровержение тезиса

  • Опровержение демонстрации

  • Опровержение аргументов

Опровержение тезиса может быть осуществлено:

а) путем приведения фактов, противоречащих тезису;

б) путем доказательства истинности нового тезиса, противоречащего опровергаемому;

в) путем установления ложности (или противоречивости) следствий, вытекающих из тезиса.

Опровержение очень часто направлено непосредственно не против тезиса, а против аргументов. Это достигается также различными путями:

  • а) путем доказательства ложности аргументов;

  • б) установлением того, что аргументы, при помощи которых обосновывается выдвинутый тезис, являются для тезиса недостаточными;

  • в) установлением того, что аргументы сами являются еще не доказанными;

  • г) определением, что источник фактов, при помощи которых обосновывается выдвинутый тезис, является недоброкачественным.

Наиболее распространенный прием опровержения – выведение из опровергаемого утверждения следствий, противоречащих истине. Хорошо известно, что если даже одно-единственное логическое следствие некоторого положения ложно, то ложным является и само положение.

Другой прием установления ложности тезиса – доказательство истинности его отрицания. Утверждение и его отрицание не могут быть одновременно истинными. Как только удается показать, что верным является отрицание тезиса, вопрос об истинности самого тезиса автоматически отпадает.

Эти два приема применимы для опровержения любого тезиса, независимо от того, снабжен он какими-то поддерживающими его аргументами или нет. Выведя из тезиса ложное следствие или показав истинность антитезиса, мы тем самым доказываем ложность тезиса. И какие бы аргументы ни приводились в защиту последнего, они не составят его доказательства. Доказать можно только истинное утверждение; доказательств ложных утверждений не существует.

Билет 15.1. Понятие этоса науки. Этические проблемы в науке в начале XXI столетия. Проблема гуманитарного контроля в науке и высоких технологиях.

ЭТОС НАУКИ - понятие философии и социологии науки*, обозначающее совокупность моральных императивов, принятых в научном сообществе* и определяющих поведение ученого. Наиболее известна концепция «нормативного Э. н.», разработанная в 40-е годы Мертоном*. Этос новоевропейской науки, с его т. зр., обусловлен воздействием трех основных факторов: он соответствует главной цели научной деятельности - систематическому расширению сферы достоверного знания; исторически Э. н. восходит к комплексу ценностей пуританства XVII в., которое придавало особое значение таким императивам, как полезность, рациональность, индивидуализм, антитрадиционализм и земной аскетизм (здесь Мертон опирался на концепцию Вебера*); он представляет собой реализацию основных стандартов демократического, цивилизованного поведения. В результате в морали ученых сходятся познавательные и социальные компоненты, а нормам Э. н. следуют не только из-за их процедурной эффективности, но и в силу того, что они считаются справедливыми и благотворными. Основу Э. н., по Мертону, составляют четыре императива: универсализм, всеобщность, незаинтересованность и организованный скептицизм. Под универсализмом, как важнейшей из норм, понимается то, что ученые в своем исследовании и в оценке исследований своих коллег должны руководствоваться не своими личными симпатиями и антипатиями, но исключительно общими критериями и правилами обоснованности и доказательности знания, что .позволяет науке преодолевать различие и противоборство существующих в ней групп, школ и интеллектуальных традиций. Всеобщность означает, что результаты научной деятельности рассматриваются как продукт социального сотрудничества и является общим достоянием научного сообщества, в котором доля индивидуальных творцов строго ограничена. Незаинтересованность - это готовность ученого согласиться с любыми хорошо обоснованными аргументами и фактами, даже если они противоречат его собственным убеждениям. Организованный скептицизм - установка на предельную самокритичность в оценке своих достижений и участие в рациональной критике имеющегося знания в целях его постоянного улучшения. Существенные отклонения от этих норм приводят к деградации научного сообщества, снижению качества производимого знания, появлению псевдонауки.

К мертоновскому Э. н. предлагались добавочные нормы: оригинальность, эмоциональная нейтральность, независимость, интеллектуальная скромность и т. п. С другой стороны, при критическом обсуждении этой концепции и ее эмпирической проверке обнаружилось, что под воздействием ряда причин (приоритет в открытии, существующая система вознаграждений в современной науке, милитаризация науки и др.) поведение ученых может становиться «амбивалентным», т. е. ориентированным на компромисс между указанными нормами и противоположными им «контрнормами»; партикуляризмом, пристрастностью оценок, сокрытием результатов или отстаиванием права собственности на их использование, организованным догматизмом в защите принятой к.-л. группой ученых концепции. Однако в целом исследования показывают, что в нормальной научной среде подобные девиантные, отклоняющиеся от принятых норм действия происходят достаточно редко, и Э. н. является одной из самых стабильных характеристик научной деятельности.

Социальное поведение регулируется правом и этикой. Право определяет однозначные общественные отношения, в то время как этика служит вектором поведения в неоднозначных, противоречивых ситуациях, не определяемых законом, - там, где пересекаются разные интересы, мотивы и системы ценностей.
Ситуация, в которой мы сегодня живем, в высшей степени неоднозначна. Отечественная наука оказалась на грани существования. Отсутствие ее базового финансирования при сохранении системы обучения и профессиональной подготовки, при ненасыщенных потребностях в специалистах в развитых и развивающихся странах и открытых государственных границах создали уникальное положение. Наша страна стала готовить и снабжать другие страны молодыми и зрелыми научными кадрами, обескровливая собственную науку и образование. Она столкнулась с совершенно новыми для нее проблемами, требующими нестандартных решений на всех уровнях - государственном, научного сообщества и индивидуальном. Общественное мнение - важнейший "орган" этики - раскололось на несовместимые осколки. Этика перестала цементировать нашу науку. Престиж науки в обществе упал настолько, что сложился взгляд на ученого как на "нищего бездельника". Возвышенноромантическому образу ученого посвящаются некрологи. Необходимость фундаментальной науки, если и отстаивается в глазах широкой или элитарной публики, то только в качестве основы для решения прикладных задач - военных, потребительских или медицинских.
Решать "как быть" предстоит каждому ученому или исследовательской группе самостоятельно, согласно своему разуму, совести, ситуации и пониманию смысла собственной деятельности.
Идти в отечественную науку или работать в ней стало едва ли не гражданским подвигом. Морально-этический аспект приобрел крайне важное значение в жизни научных коллективов и индивидуальных ученых.
В современном положении наука и научное сообщество стали областью, где пересекаются несовместимые системы ценностей, определяющие столь же различные морально-этические позиции.
В данной статье рассмотрен морально-этический аспект двух кардинальных проблем нашей современной науки: оттока научной молодежи (и вообще ученых) и политики экспертных советов, определяющих, как и кого поддерживать сегодня в науке. В обоих случаях ситуации неоднозначны, а системы ценностей их участников различны до полной противоположности.

Билет 15.2. Зависимость экономических процессов от социального и культурного контекста

Социальная система определяет базисную структуру общества и формирует желания и устремления людей. Экономическая система – это не только институциональный механизм для удовлетворения существующих желаний и потребностей, но и способ формирования будущих желаний индивидов. С учетом этой роли экономических укладов, их выбор, а также выбор экономических институтов должен делаться не только исходя из экономических, но также политических и моральных оснований, затрагивая вопросы распределения благ и социальной справедливости.

Таким образом, непосредственное влияние на экономическую науку и процессы в экономике оказывают социальная и культурная структура общества. Любые изменения, особенности уклада, взаимоотношений индивидов корректируют применимость того или иного экономического подхода, системы в конкретном обществе, и вопрос социальной справедливости является определяющим.

При этом предполагается, что справедливая система должна генерировать собственную поддержку, т.е. задавать такой идеал личности, который уважал бы и поддерживал справедливые социально-экономические институты.

Справедливость как честность является критерием оценки любой социальной системы с учетом того, то долговременная цель общества устанавливается в общих чертах. Идеальная концепция справедливости: институты должны поощрять добродетель справедливости. Концепция справедливости устанавливает такой идеал личности, который бы ограничивал преследование имеющихся желаний (нарушающих свободы)... В этом отличие от утилитаризма, который не проводит различия между качеством желаний.

Таким образом, выводится концепция справедливой базисной структуры и совместимого с ней идеала личности, который может служить стандартом для оценки институтов и определения общего направления социальных перемен. Предположив наличие определенных желаний общего характера мы достигаем независимость от исходных условий.

Некоторые замечания об экономических системах

Политическая экономия занимается общественным сектором и институтами, которые регулируют экономическую активность – налогообложение, собственность, структура рынков.

Экономическая система регулируют производство и распределение.

Два аспекта общественной строя: 1) собственность на средства производства – размер общественного сектора при социализме значительно больше; 2) пропорция всеобщих ресурсов общества отводимых на коллективные блага.

Коллективное благо имеет две характерные черты: 1) неделимость, 2) коллективный характер. Проблема безбилетника – стремление уклониться от выполнения своей роли. Следует ввести обязательное правило, требующее оплату коллективных благ.

Внешняя сторона коллективных благ: производство благ ведет к выгодам и потерям для других людей, которые не принимаются в расчет.

Таким образом, очевидно, что неделимость и коллективный характер благ, а также их внешние эффекты делают необходимым коллективное соглашение, которое обеспечивает государство. Т.е. поверхностно думать, что политическое правление основывается исключительно на эгоизме и несправедливости.

Все режимы используют рынок для раздачи произведенных благ. Основополагающей характеристикой является степень использования рынка для определения доли накопления и направления инвестиций. Коллективное решение может определить меру сбережений, в то время как направления инвестиций определяют отдельные фирмы.

Эффективность рыночного ценообразования: нельзя улучшить экономическую организацию, которая улучшает ситуацию одного потребителя без ущерба для других. Совершенная конкуренция – это совершенная процедура по отношению к эффективности. Рыночная система заключается в том, что она согласуется в равными свободами и честным равенством возможностей.

Отмечая совместимость рыночного устройства с социалистическими институтами, выделяют выделительные (достижение экономической эффективности) и распределительные (доход индивидов в обмен на вклад) функции цен. При социализме распределительная функция ограничена, так как средства производства – в общественной собственности.

Идеальная схема справедливости опирается на рыночное устройство, так как:

1) проблема распределения отвечает принципам чистой справедливости;

2) преимущества справедливости;

3) свобода выбора профессии.

Одной из значимых проблем распределительной справедливости является выбор социальной системы. Социальная система должна быть организована таким образом, чтобы итоговое распределение было справедливым.

Базисная структура регулируется справедливой конституцией, которая гарантирует свободы равного гражданства и равенство возможностей.

Кроме поддержки обычных типов общественного капитала, правительство пытается обеспечить равные шансы на образование и культуру для людей со сходными дарованиями. Правительство также гарантирует социальный минимум.

Для этого устанавливаются сопутствующие институты, которые можно разделить на четыре ветви.

1) Выделительная ветвь: должна поддерживать ценовую систему в конкурентном состоянии и предотвращать неразумную власть рынка, идентифицировать и корректировать отклонения от эффективность (подоходные налоги, субсидии).

2) Стабилизационная ветвь: стремится обеспечить полную занятость.

3) Ветвь безвозмездных социальных выплат – обеспечение социального минимума.

4) Распределительная ветвь: сохранение справедливости в долевом распределении с помощью налогообложения и изменений прав собственности. Она вводит ряд налогов на наследство и дары с целью распределения богатства и предотвращения концентрации власти. Вторая часть – это система налогообложения для сбора доходов, которых требует справедливость (для коллективных благ и социальных выплат).

Проблема справедливости в отношениях между поколениями

Уровень социального минимума зависит от среднего богатства страны. Кроме того, уровень определяется привычными ожиданиями. Минимум должен быть таким, чтобы, принимая во внимание уровень заработной платы, максимизировал бы ожидания наименее преуспевающей группы. В применении принципа различия подходящим ожиданием будут долговременные перспективы наименее удачливых, распространенные на будущие поколения.

Принцип справедливых сбережений, который указывает каким должен быть размер сбережений. Для того чтобы все поколения получили выгоду, стороны должны согласиться на принцип накопления, который гарантирует, что каждое поколение получает от своих предшественников и обходится честно с последующими поколениями.

Цель накопления – достижение такого состояния общества, материальная база которого достаточна для установления эффективных справедливых институтов, в рамках которых могут быть реализованы все основные свободы.

Ясно, что каждое поколение - в выигрыше, когда поддерживается разумный уровень сбережений.

Договорная концепция определяет некоторое справедливое общество как цель всего хода накопления. Принцип справедливых сбережений можно рассматривать как форму согласия между поколениями нести свою законную долю тягот по созданию и сохранению справедливого общества.

Принцип сбережений – это обязанность поддерживать и развивать справедливое общество. Справедливость определяет то, что людям в исходном положении кажется честным.

Справедливость не требует, что бы более ранние поколения откладывали только для того, чтобы более поздние были обеспеченнее. Сбережения требуются в качестве условия создания полноценных институтов справедливости и равных свобод. (т.е. не на высокий материальный уровень жизни).

Соединим принцип справедливого сбережения с двумя принципами справедливости. Этот принцип определяется с точки зрения наименее преуспевших в каждом поколении. В любом поколении их ожидания должны максимизироваться при условии что отложенные накопления были признаны.

Законные ожидания и моральные заслуги

Здравый смысл склонен полагать, что доход, богатство должны распределяться в соответствии с моральными заслугами. Справедливость – это счастье в соответствие с добродетелью.

Идея распределения в соответствии с добродетелью не дает различия между моральными заслугами и законными ожиданиями.

Ни один из принципов справедливости не нацелен на вознаграждение добродетели.

Предписание, которое наиболее близко вознаграждению моральной ценности, - это распределение в соответствии с усилиями.

Моральная ценность в рамках справедливости – это желание вести себя в соответствии с принципами, которые были выбраны в исходном положении.

Индивиды обретают притязание на долю общественного продукта путем выполнения определенных вещей, которые поощряются организацией. Законные ожидания – естественная обязанность справедливого общества. (отдать должное каждому).

Билет 16.1. Наука и новые мировоззренческие ориентиры цивилизационного развития. Роль науки в преодолении современных глобальных кризисов (ПРОВЕРИТЬ)

В самом деле, обратим внимание на то, что теоретическая реконструкция, называемая современной картиной мира, основывается на использовании определенного парадигмального основания, которое после работ К.Вольфа обозначается как ╙эпигенетическая╘ модель развития. Эта модель возникла в противовес распространенному преформистскому пониманию процессов онтогенеза и в отличие от него подчеркивала появление нового в развитии, рождение все более сложных образований из первичной аморфной субстанции. Именно данный парадигмальный образ был реализован при интеграции научного знания в единые рамки, что в конечном счете и расценивается нами как привычная научная картина мира. Между тем сегодня все более понятно, что это парадигмальное основание совсем не бесспорно. Открытие ДНК говорит о том, что первичная ╙простая╘ субстанция оказывается очень сложным образованием, причем есть весьма последовательное соответствие между ее структурами и структурами, являемыми нам в ходе онтогенеза. Таким образом, размышляя о надежности современной научной картины мира уже нельзя не думать о том, что ее парадигмальный базис стал весьма уязвимым. Сегодня, создавая модель глобальной эволюции, полезно поразмышлять над тем, что, возможно, реконструируемые нами процессы восхождения от простого к сложному носят локальный характер, т.е. происходят в пределах отдельных структурных уровней бытия. Что же касается основной структуры глобально-эволюционного процесса, то, видимо, она в целом является инвариантной, однородной, повторяющейся, о чем, собственно, свидетельствует появление кибернетики, синергетики, общей теории систем и других дисциплин аналогичного класса.

В этой связи очень симптоматичным выглядит недавнее открытие фрактальных структур, которые теперь вполне могут претендовать на роль парадигмального основания для обновленной научной картины мира. Как известно, это открытие позволяет увидеть, что самые разнообразные структуры, воспринимаемые нами на макроуровне как сложные, представляют собой результат суммирования одних и тех же по типу образований, которые отличаются друг от друга только масштабом. То есть появление фрактальных моделей прямо свидетельствует, что эволюция работает путем регулярного воспроизведения структур, набор которых уже создавался ею в ходе формирования исторически более ранних сфер бытия.

Между прочим, о переупрощенности нашего взгляда на неорганический мир в последнее время все чаще говорят экологи. Как выясняется, наша окружающая среда ╙живет╘ по своим вполне определенным и сложным правилам, которые еще предстоит изучить в полной мере и с которыми нельзя не считаться. Если еще недавно совершенно господствовало убеждение, что природа ╓ это лишь примитивный пассивный объект, являющийся просто средством достижения человеком своих целей, то в последние годы отмечается довольно радикальный поворот в умонастроении многих исследователей экологических проблем человечества. Постепенно приобретает значимость подход, в рамках которого, например, высказывается предложение, чтобы мы наделили правами самые разные природные объекты (например, леса, океаны, реки и т.п.) и даже всю окружающую среду в целом. При этом напоминается, что человечество уже неоднократно проходило этапы расширения круга объектов, наделяемых правами, которых в свое время были лишены, например, рабы, национальные меньшинства, женщины, дети.

Таким образом, похоже, что нам предстоит и необходимо весьма существенно изменить наш взгляд на мир естественных неорганических объектов, который мы пока довольно близоруко рассматриваем как ╙просто мир неживого╘. А ведь еще в прошлом столетии даже в человеке видели лишь тепловую машину. Или, например, при описании поведения галактик, в том числе нашей галактики, сегодня вполне удовлетворяются только астрофизическими средствами и моделями. Но в то же время для нас вполне очевидно, что это неполное описание, т.к. по крайней мере наша галактика не чисто физична, и в ней присутствуют и жизнь, и сознание. Откуда же может быть уверенность, что аналогичная ситуация не может существовать и при изучении других ╙чисто физических╘ объектов?

Попытки сопоставления природных и социальных объектов изначально сталкиваются с неопределенностью и еще одного рода, а, собственно, как корректно производить отбор социальных единиц? Дело в том, что наше видение эволюционных процессов в жизни общества существенно социологично, т.е. главным образом ориентировано на изучение в первую очередь динамики тех или иных объединений, групп, масс людей . А между тем жизнедеятельность людей и общества в целом происходит отнюдь не в обстановке библейского рая с нагими Адамом и Евой, как это предстает в рамках социологического подхода. Реально живет и действует человек, нагруженный, дополненный массой вспомогательных средств, расширяющих его возможности в этом мире и ╙вписывающих╘ его в этот мир. Этому служат одежда, компьютеры, здания, станки, автомобили, книги, домашние цветы ... Соответственно в рамках социальной философии появляется необходимость в специальном четком выделении особого отдела, посвященного изучению прежде всего объектов описанного типа, которые можно выделить специальным образом как ╙ноосистемы╘. Ноосистема ╓ это не просто отдельный человек или группа взаимосвязанных людей ╓ субъектов, но целостный многокомпонентный объект, ╙оживляемый╘ и ╙одухотворяемый╘ деятельностью человека. Причем эти компоненты настолько крепко связаны, что требуют от каждого человека заботы о всей целостности как о самом себе: хозяин квартиры заботится о своем жилище; автолюбитель оберегает свою машину; нормальный собственник рассматривает свою собственность как продолжение самое себя.

Анализ показывает, что в этой связи начинать необходимо именно с наведения элементарного порядка в функционирующей терминологии, в которую можно и следует внести более жесткую определенность. Пока, когда говорят о ноосистемах, их обозначают довольно непоследовательно и случайным образом, так что кто-то из исследователей говорит просто об ╙обществе╘, кто-то о ╙социальной системе╘, ╙социо-природной системе╘, ╙цивилизации╘, ╙культуре╘, ╙ноосфере╘ и т.п. Если обратиться к словарям и специальной литературе, то выяснится, что каждый из упомянутых терминов используется в свою очередь в очень разных смыслах. Сегодня это уже нетерпимо, так что возникает необходимость формирования некоторой обновленной, подходящей и достаточно отчетливой опорной терминологии.

Например, прежде всего стоило бы специально договориться о явном и четком самоопределении особой подсистемы социальной философии, которую можно было бы назвать ╙ философией ноосистем ╘. В данном случае приходится исходить из того, что пока даже в новом поколении учебников и учебных пособий по социальной философии соответствующие наработки если и представлены, то как рассредоточенные по самым разным разделам изданий, т.е. не выделенные явным образом. Поэтому введение термина ╙философия ноосистем╘ и концентрация всего подходящего знания в форме единого массива, думается, способствовали бы нормальному закреплению в науке того уже вполне рельефного факта, что содержание ╙социального╘ весьма неоднородно.

К компетенции философии ноосистем естественно было бы отнести философский анализ ╙ноосистем╘ и даже шире ╓ ╙ ноосистемной формы движения материи ╘. При этом под ноосистемами можно понимать системы с сознанием, рассматриваемые в целостной форме, в которой они реально существуют в Природе.

Как это ни странно, но человек не замечает, что реально он существует именно как ноосистемное образование, и только в таком оформлении включен в космическую ткань бытия. То есть важно видеть, что наряду с другими привычными для нас природными типами объектов существует и такая разновидность естественных порождений Вселенной, как ноосистемы. Удивительно, но привычная земная жизнь исхитряется маскировать это принципиальное обстоятельство. Однако оно становится сразу ощутимым и значимым при попытке обживания какой-то нетрадиционной для человека среды. В качестве примеров можно напомнить такие специальные ╙доращивания╘ человека для его устойчивого, ╙нормального╘ включения в окружающий мир, как скафандр для пребывания в открытом космосе или подводная лодка как средство освоения морских глубин.

Полезно иметь в виду, что ведущиеся сегодня разработки проектов типа подводного города ╓ ╙акваполиса╘ или космического поселения ╓ ╙космополиса╘ просто позволяют сделать зримым, визуализировать то, что обычно завуалировано и не столь заметно в обычной планетарной жизни, выстроенной тем не менее по совершенно аналогичной схеме. Скажем, и там, и там имеются свои вполне определенные и ограниченные ресурсы, с объемом которых мы не можем не считаться. Существуют определенные оболочки, отграничивающие систему от среды. Явным образом они просматриваются, скажем, как корпус космического корабля или батискафа. Однако они существуют и в привычных для человека условиях, например в виде магнитосферы Земли, предохраняющей все живое от жесткой солнечной радиации, или в виде атмосферы, также выполняющей в том числе и защитную функцию.

Все это не излишества. Это лишь четкая констатация того, что для эффективной работы на наддисциплинарном уровне сегодня уже важна не просто весьма недифференцированно представляемая ╙социальная форма движения материи╘ (что было естественно и неизбежно еще в недавнем прошлом), но такая реалия природной жизни и космической эволюции, как мир именно ноосистем. Тогда, например, приобретает большую онтологическую значимость, например, такой интересный факт, что межрайонные экономические связи почему-то очень неплохо моделируются с помощью их уподобления гравитационному взаимодействию. В этой же связи можно вспомнить об изучении в 30-х годах нашего столетия сети поселений, сложившейся в плотно заселенной южной части Германии. Немецкий географ В.Кристаллер пришел к выводу, что создание поселений характеризуется очень четким ╙рисунком╘. Во-первых, территория оказывается заполненной поселениями одного ранга (т.е. примерно одинакового размера) вполне равномерно. Говоря точнее, вся территория фактически разбивается на равные шестигранные ячейки, в центре каждой из которых и находится поселение соответствующего ранга. Во-вторых, в рамках этой основной структуры очень систематическим образом располагаются поселения более низкого ранга. Иначе говоря, стихийная целеустремленная деятельность человека со временем делает вполне явным то обстоятельство, что через нее в конечном счете реализуется действие весьма жестких закономерностей, причем проявляющихся тем более жестко, чем более развитым, зрелым оказывается состояние ноосистемного мира.

Итак, как представляется, вполне актуальной и особой задачей современных исследований становится конституирование специального автономного подхода к изучению социальных явлений, который был выделен выше как ноосистемный. Это необходимо для того, чтобы создать нормальную единую и согласованную основу для изучения разноприродных объектов с целью выявления универсальных параллелизмов ╓ свойств и закономерностей. Кроме того, хотим мы или не хотим, но наша жизнь действительно все более подстраивается под уклад жизни экипажа гигантского космического корабля. Это означает, что, с одной стороны, нельзя не считаться с его реальными ресурсными ограничениями, а с другой стороны, необходимо делать все, чтобы на основе имеющихся ресурсов получить доступ к новым, еще не используемым ресурсным возможностям. О значимости такого взгляда в последнее время все активнее напоминают глобальные экологические проблемы. Но тогда, видимо, к этим реалиям лучше развернуться нормальным образом и попробовать их осмыслить с помощью адекватного и удобного понятийно-терминологического инструментария, а также с помощью тех возможных эвристик, которые могут быть получены при изучении экологических закономерностей, которыми характеризовалось становление и развитие объектов иной природы, но которые в рамках глобального эволюционизма могут рассматриваться как нормальные аналоги эволюционирующих ноосистем.

Билет 16.2. Парадигмы и научные революции в экономической науке.

Различные исследователи по-разному решают эту проблему. Например, английский экономист Д.Хаусман выделяет четыре основных методологических направления, которые вполне можно интерпретировать в духе «исследовательских программ»:

1) дедуктивистское (Д.С.Милль);

2) позитивистское (М.Блауг);

3) «предикционистсткое» (от англ. prediction  предсказание, прогноз) (М.Фридмен);

4) эклектическое (Д.Макклоски).

О.И.Ананьин также указывает на существование четырех основных парадигм в экономическом знании:

1) парадигма классической политической экономии (изучается «мир богатства»;

2) историко-институционалистская парадигма (исследуются экономические институты и их история);

3) маржиналистская парадигма (объект изучения  мир хозяйствующих субъектов);

4) эклектическая (основанная на неясной, «разнородной» методологии).

И.П.Гурова предлагает вычленять три основных «теоретические экономические системы» (парадигмы, «исследовательские программы»):

1) теоретическая экономическая система либерализма (монетаризм, неоклассика и т.п.);

2) теоретическая экономическая система активизма (кейнсианство, историческая школа, институционализм и неоинституционализм);

3) теоретическая экономическая система тоталитаризма (марксистская политэкономия).

Что касается проблемы научных революций, то, на мой взгляд, необходимо говорить, как минимум, о пяти революциях в истории экономической мысли:

1) смито-рикардианской (конец XYIII в.  начало XIX в.);

2) марксистской (конец XIX  начало XX столетия);

3) маржиналистской (примерно те же сроки);

4) кейнсианской (30 60е гг. XX века);

5) консервативно-монетаристской (80  90е гг. XX века). Естественно, такое выделение является достаточно условным, но именно эти «научные революции» чаще всего и присутствуют в изложениях истории экономических учений и экономической методологии.

Талдыкин Леша:

Парадигмы и научные революции в экономической истории

1.1. Теория Куна

Понятие парадигмы и научной революции можно найти в работах Т. Куна [5].

Под парадигмами Кун подразумевает «признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений». Томск есть, это некоторые общепринятые примеры практики научных исследований включающие законы, теории, их практическое применение, методики, техники исследований и обработки их результатов, необходимое оборудование. В совокупности парадигмы представляют собой модели для решения задач-головоломок определенного типа, лежащие в основе конкретных традиций научного исследования и освоение которых необходимо для принадлежности к научному сообществу. Такие модели обычно содержатся либо в учебниках, либо в классических трудах ученых («Физика» Аристотеля, «Альмагест» Птолемея, «Начала» и «Оптика» Ньютона, «Электричество» Франклина).

Парадигмы по Куну обладают несколькими особенностями:

— каждая наука создает свои особенные парадигмы, соответствующие задачам-головоломкам этой отрасли знаний и достаточно автономные от парадигм других наук;

— их создание было в достаточной мере беспрецедентным, чтобы привлечь на длительное время группу сторонников из конкурирующих направлений научных исследований;

— они были достаточно открытыми, чтобы новые поколения ученых могли в их рамках найти для себя нерешенные проблемы любого вида.

Как показывает история развития науки, по мере накопления опытных данных и результатов исследований появляется все больше фактов-аномалий, не укладывающихся и не объяснимых в рамках существующей парадигмы. Сначала научное сообщество либо не обращает внимания на аномалии, либо несколько корректирует парадигму для их устранения. Но накопление аномалий рано или поздно приводит науку к кризису. Среди признаков кризиса науки и ее парадигмы можно назвать:

— умножение теорий, призванных включить аномалии в состав «нормальной» науки;

— сомнения научного сообщества в способности парадигмы решать новые задачи-головоломки;

— распространение среди ученых убеждения, что аномалии не могут быть включены в состав парадигмы, а являются контрпримерами — свидетельствами против парадигмы.

Кризисы науки должны приводить к научным революциям «некумулятивным эпизодам развития науки, во время которых старая парадигма замещается целиком или частично новой парадигмой, несовместимой со старой».

Хотя теория Куна достаточно хорошо описывает развитие и позволяет предсказывать кризисы специальных наук, можно найти несколько ее недостатков для целей данной работы. Во-первых, в ней не рассмотрены общенаучные особенности парадигмального развития знания, во-вторых, из-за первого недостатка с ее помощью сложно проводить аналогии в развитии специальных наук. Поскольку на протяжении всей истории науки развитие парадигм опережающими темпами происходит в естественных науках и, особенно, в физике; то схема формирования общенаучных парадигм за счет достижений этих отраслей знания и перенос их на остальные науки может помочь при рассмотрении проблемы новых парадигм в общественных науках и в частности в экономике.

1.2. Глобальные научные революции

Схему развития общенаучных парадигм можно найти у С.Степина [10] (общие основания науки в его терминологии).Основания науки по Степину состоят из следующих блоков:

I. Идеалы и нормы исследования:

1) доказательности и обоснованности знания;

2) объяснения и описания;

3) построения и организации знания.

II. Научная картина мира (особенности предмета исследования):

1) представления о фундаментальных объектах;

2) типология объектов;

3) общие особенности взаимодействия объектов;

4) пространственная структура реальности.

III. Философские основания науки

1) онтологическая подсистема;

2) эпистемиологическая подсистема.

С понятием парадигмы наиболее тесно связаны два первых блока оснований. Причем предмет науки, специфика изучаемых объектов являются наиболее подходящими характеристиками общенаучной парадигмы, поскольку нормы и методы исследования обусловлены предметом и менее наглядны. Существенные изменения в основаниях науки происходили по Степину в ходе четырех глобальных научных революций, характеризующихся следующими сроками и особенностями объектов исследования, доступных уровню развития методов науки:

Научная

революция

Период

Характеристика

науки

Характеристика объектов

исследования

I.

с XVII в.

классическая механистическая наука

простые системы

II.

конец XVIII — первая половина XIX в.в.

классическая дисциплинарно организованная наука

сложные системы

III.

конец XIX — середина XX в.в.

неклассическая наука, кибернетика, общая теория систем

сложные саморегулирующиеся системы

IV.

последняя треть XX в.

постнеклассическая наука, синергетика

сложные саморазвивающиеся системы

По аналогии с Куном, выделение четырех глобальных научных революций может свидетельствовать о смене четырех глобальных, общенаучных парадигм.

1.3. Общенаучные парадигмы

Для целей работы необходима более конкретная систематизация общенаучных парадигм и их особенностей. Изменение объекта исследования науки можно описать схемой из трех параметров:

состав — структура — развитие

Примем на этом этапе, что каждые параметр может находиться в двух состояниях: простом и сложном. Особенности этих состояний представлены в таблице.

Состояние параметра

состав

структура

развитие

простое

несколько элементов

однородные связи и элементы, отсутствие подсистем

изменение состава, линейное, детерминированное прошлыми состояниями и воздействиями

сложное

очень много элементов

неоднородные связи и элементы, наличие подсистем

изменение структуры, нелинейное, недетерминированное прошлыми состояниями и воздействиями

Теперь, постепенно усложняя содержание объекта исследования, можно охарактеризовать четыре парадигмы по особенности доступного ее методам объекта исследования, привести примеры объектов и определить специальные науки, впервые нашедшие методы исследования подобных объектов в своей сфере исследования.

Парадигма

Объект

исследования

Параметр объекта

Пример

объекта

Наука

состав

структура

развитие

I.

простые системы

простой

простая

простое

система из двух упругих шаров

механика

II.

сложные системы

сложный

простая

простое

газ

термодинамика

III.

саморегулирующиеся системы

сложный

сложная

простое

автоматическое устройство

кибернетика

IV.

саморазвивающиеся системы

сложный

сложная

сложное

самоорганизующиеся структуры в химических растворах

химия неравновесных состояний, нелинейная термодинамика

Открытость-закрытость, динамичность-статичность систем не являются определяющими характеристиками объектов (механика подразделяется на статику и динамику, а термодинамика изучает воздействия на газовую систему). Хотя саморазвивающиеся системы могут быть только открытыми и динамичными. Можно заметить, что методы и модели исследования объектов нового класса сложности действительно поставляют науки естественного и технического типа. Общественные науки заимствуют подходы, методы и модели исследования для своих областей исследования.

Билет 17.1. Наука как социальный институт Историческое развитие институциональных форм научной деятельности.

Наука как социальный институт или форма общественного сознания, связанная с производством научно-теоретического знания, представляет собой определенную систему взаимосвязей между научными организациями, членами научного сообщества, систему норм и ценностей. Однако то, что она является институтом, в котором десятки и даже сотни тысяч людей нашли свою профессию, - результат недавнего развития. Только в XX в. профессия ученого становится сравнимой по значению с профессией церковника и законника.

По подсчетам социологов, наукой способны заниматься не более 6-8% населения. Иногда основным и эмпирически очевидным признаком науки считается совмещение исследовательской деятельности и высшего образования. Это весьма резонно в условиях, когда наука превращается в профессиональную деятельность. Научно-исследовательская деятельность признается необходимой и устойчивой социокультурной традицией, без которой нормальное существование и развитие общества невозможно. Наука составляет одно из приоритетных направлений деятельности любого цивилизованного государства

Наука как социальный институт включает в себя прежде всего ученых с их знаниями, квалификацией и опытом; разделение и кооперацию научного труда; четко налаженную и эффективно действующую систему научной информации; научные организации и учреждения, научные школы и сообщества; экспериментальное и лабораторное оборудование и др.

В современных условиях первостепенное значение приобретает процесс оптимальной организации управления наукой и ее развитием

. Ведущие фигуры науки - гениальные, талантливые, одаренные, творчески мыслящие ученые-новаторы. Выдающиеся исследователи, одержимые устремлением к новому, стоят у истоков революционных поворотов в развитии науки. Взаимодействие индивидуального, личностного и всеобщего, коллективного в науке - реальное, живое противоречие ее развития.

Институализация познания началась с возникновения в первобытном обществе эпистемологических сообщества вождей, старейшин, накапливавших и транслировавших повседневный опыт коллективной жизни. Параллельно с ними жрецы и шаманы приобретали и накапливали опыт выхода из сложных жизненны ситуаций. Этим первым творческим познанием стала первобытная магия (греч. mageiaволшебство), дополнявшая повседневный опыт широким и вариативным набором придуманных образов и поведенческих норм. Именно эти явления послужили для возникновения стадии целенаправленного познания — преднауки Родоначальниками древней науки, выполняющей самостоятельную познавательную функцию, были греки. В античности (VII—IV вв. до н.э.) познание осуществлялось в границах натурфилософии. Тогда еще не было разделения познавательных форм и видов. Изначально наука была эмпиричной и ориентированной на решение сугубо прикладных задач.Научное познание необходимо для того, чтобы регулировать человеческую деятельность. В истории формирования и развития науки можно выделить две стадии, которые соответствуют двум различным методам построения знаний и двум формам прогнозирования результатов деятельности. Первая стадия характеризует зарождающуюся науку (преднауку), вторая – науку в собственном смысле слова. Зарождающаяся наука изучает преимущественно те вещи и способы их изменения, с которыми человек многократно сталкивался в производстве и обыденном опыте. Он стремился построить модели таких изменений с тем, чтобы предвидеть результаты практического действия. Эта деятельность мышления формировалась на основе практики и представляла собой идеализированную схему практических преобразований материальных предметов.На этапе преднауки как первичные идеальные объекты, и их отношения выводились непосредственно из практики и лишь затем внутри созданной системы знания формировались новые идеальные объекты начинает строить фундамент новой системы знания. При таком методе исходные идеальные объекты черпаются уже не из практики, а заимствуются из ранее сложившихся систем знания (языка) и применяются в качестве строительного материала при формировании новых знаний. Прямое или косвенное обоснование данной системы практикой превращает её в достоверное знание. Описанный способ построения знаний утверждается в математике и в сфере естественных наук. В естествознании он известен как метод выдвижения гипотетических моделей с их последующим обоснованием опытом. . С этого момента формируется особый тип знания – теория, позволяющая получить эмпирические зависимости как следствие из теоретических постулатов. Особой формой практики,которая обслуживает развивающееся естествознание практики становится научный эксперимент. Первыми самостоятельными видами науки стали астрономия, физика, механика, химия, медицина. Понятие «наука» с XII века отождествлялось с понятием «естествознание». Качественно новая форма познания — научная — принципиально иначе ставила и решала задачи познания. Она обрела новый статус в связи с нацеленностью на получение истинных знаний, чтобы господствовать над природой на основе знания ее законов. Переход к науке в собственном смысле слова был связан с двумя переломными состояниями развития культуры и цивилизации: с изменениями в культуре античного мира, которые обеспечили применение научного метода в математике и вывели её на уровень теоретического исследования, а также, с изменениями в европейской культуре, произошедшими в эпоху Возрождения и перехода к Новому времени, когда собственно научный способ мышления стал достоянием естествознания (главным процессом здесь принято считать становление эксперимента как метода изучения природы, соединение математического метода с экспериментом и формирование теоретического естествознания).Эти изменения в культуре обеспечивали в конечном итоге становление техногенной цивилизации. Развитая наука утвердилась именно в этой линии цивилизационного развития, но исторический путь к ней не был простым и прямолинейным. Отдельные предпосылки и пробы развёртывания научного метода неоднократно осуществлялись в разных культурах. Для перехода к собственно научной стадии необходим был особый способ мышления (видения мира) и который не мог утвердиться, например, в культуре кастовых и деспотических обществ Востока эпохи первых городских цивилизаций (где начиналась преднаука), где все было направлено на на воспроизведение существующих форм и способов деятельности, накладывало ограничения на прогностические возможности познания, мешая ему выйти за рамки сложившихся стереотипов социального опыта.. Зачатки научных знаний вырабатывались и излагались в восточных культурах главным образом как предписания для практики и не обрели ещё статуса знаний о естественных процессах, развёртывающихся в соответствии с объективными законами. На протяжении XVII века формировались экспериментальные науки…. Все это способствовало созданию нового образа науки. Наиболее видными представителями ее в XVI—XVII вв. были Д. Бруно, Н. Коперник, Г. Галилей, И. Ньютон, Ф. Бэкон, Р. Декарт, Д. Локк, Г. Лейбниц и др., которые соединяли философскую методологию с наукой в нечто целое. Философия и наука как две взаимосвязанные стороны единого процесса познания мира, общества и человека сами становились предметом познания.

Билет 17.2. Прогнозирование экономических процессов.

Аналогия  это метод, использующий аналог (т.е. идеальный или материальный предмет, адекватно отражающий исследуемый процесс или предмет); вывод о наличии какого-либо признака у исследуемого объекта при таком методе делается на основе сходства, существующего в других признаках.

Метод экстраполяции  это метод, который в качестве своего базиса использует рассмотренный нами выше метод аналогии. Экстраполяцию можно в этом контексте интерпретировать как метод частичной или неполной аналогии  аналогии по одному какому-либо определенному признаку или по группе признаков. Естественно, что все такие же характеристики должны быть распространены и на экстраполяцию в экономической науке  экономическую экстраполяцию, основой которой является логическая экстраполяция. Кроме того, мы также поднимем вопрос о прогнозной (прогностической) экстраполяции  экстраполяции на будущее знаний о настоящем.

Экстраполяция (логическая экстраполяция)  это логико-гносеологический прием или метод, суть которого состоит в переносе знаний об исследованной сфере реальности на другую сферу, еще не исследованную или в силу каких-либо причин недоступную исследователю.

Экономическая экстраполяция  это перенос знаний об уже изученной области хозяйственных явлений на еще неизученную область  в пространственном, временном или предметном аспекте.

Прогнозная (прогностическая) экстраполяция  это экстраполяция, где осуществляется перенос уже исследований знаний о настоящем на еще не познанное будущее.

Метод экстраполяции, точно так же, как и метод аналогии  это метод, апеллирующий к единообразию мира. Исследователь как бы изначально предполагает, что в какой-то иной, ему недоступной или им неизученной, сфере реальности мир будет устроен примерно по таким же принципам, что и в области, ему известной. В некотором аспекте у познающего субъекта здесь работает модель «опережающего отражения»  он как бы заранее старается предвидеть то, что он еще не знает: он как бы «верит», что и иная реальность устроена по уже известным ему законам.

Экономическая экстраполяция утверждает принцип единообразия хозяйственных явлений и фактов, или, говоря иначе, их гомогенность. Согласно принципу экономической экстраполяции, в мире хозяйственных процессов не существует процессов, которые могли бы качественно отличаться от мира уже известных или изученных экономистами процессов.

Экстраполяция: содержательно  распространение (возможно, с преобразованиями, осуществляемыми посредством формальных методов) количественных характеристик каких-либо объектов или процессов, наблюдаемых в определенных временных, пространственных либо других границах для той или иной цели, за эти границы и/или для другой цели; формально  продление функции за границы области ее определения.

Содержательная экономическая экстраполяция  это перенос количественных параметров хозяйственных объектов либо во времени, либо в пространстве. Первый случай может также иметь два варианта: в первом случае экстраполяция идет на прошлое, а во втором случае  на будущее. Первый вариант можно определить как содержательную ретроспективную экстраполяцию, а второй  как содержательную прогностическую экстраполяцию, или, говоря проще, прогнозирование по экстраполяции. Именно второй вариант нас здесь интересует больше всего, и именно им мы займемся чуть ниже. Примером же содержательной ретроспективной экстраполяции может быть случай, когда нам неизвестны экономические характеристики какого-либо объекта (например, какого-либо античного или средневекового города или региона) и мы экстраполируем на нее параметрические модели поздних, более изученных нами эпох.

Помимо деления на формальную и содержательную, экономическая экстраполяция также может быть теоретической и эмпирической (в зависимости от того, какие данные или методы экстраполируются), научной и ненаучной (хотя, естественно, у нас разговор идет исключительно о научной экономической экстраполяции), номологической (экстраполируется закон) и модельной (экстраполируется модель) и т.д. и т.п.

В целом, прогнозирование является одним из видов социального предвидения. Помимо собственно прогнозирования, существует еще социальное проектирование и социальное планирование  методы предвидения, где разрабатываются значительно более конкретные проекты и образы будущего (как правило, ближайшего будущего) и устанавливаются средства для их достижения.

В целом же существует две основных типологии научных прогнозов. Первая основана на классификации прогнозов по сферам деятельности (экономический, экологический, социально-медицинский, социально-географический, социологический, внешнеполитический и т.д.), а вторая разделяет прогнозы по их срокам: оперативный, краткосрочный, среднесрочный, долгосрочный.

Горизонт прогнозирования  это максимально возможная временная граница прогноза, после которой прогноз становится неопределенным и теряет всякий смысл.

Сценарий экономического прогноза  это конкретный вариант будущего экономического развития, разработанный в рамках определенной экономической теории или концепции.

=== еще вариант

Прогнозирование экономических процессов

В условиях социального рыночного хозяйства экономические прогнозы необходимы для определения возможных целей развития общества и обеспечивающих их достижение экономических ресурсов, для выявления наиболее вероятных и экономически эффективных вариантов долгосрочных, среднесрочных и текущих планов, обоснования основных направлений экономической и технической политики, предвидения последствий принимаемых решений и осуществляемых в каждый данный момент мероприятий.

Под прогнозом понимается научно обоснованное суждение о возможных состояниях объекта в будущем, об альтернативных путях и сроках его осуществления. Процесс разработки прогнозов называется прогнозированием.

Прогнозирование является важным связующим звеном между теорией и практикой во всех областях жизни общества. Оно имеет две различные плоскости конкретизации:

  1. собственно предсказательную (дескриптивную, описательную). Предсказание подразумевает описание возможных или желательных перспектив, состояний, решений Проблем будущего.

  2. и другую, сопряженную с ней, относящуюся к категории управления,—предуказательную (прескриптивную, предписательную). Предуказание есть собственно решение этих проблем, использование информации о будущем в целенаправленной деятельности.

Таким обра-зом, в проблеме прогнозирования различают два аспекта: теоретико-познавательный и управленческий, связанный с возможностью принятия на основе полученного знания управленческих решений.

Одним из важных направлений прогнозирования общественного развития является экономическое прогнозирование — научная экономическая дисциплина, имеющая своим объектом процесс конкретного расширенного воспроизводства, а предметом — познание возможных состояний функционирующих экономических объектов в будущем, исследование закономерностей и способов разработки экономических прогнозов.

Экономическое прогнозирование есть процесс разработки экономических прогнозов, основанный на научных методах познания экономических явлений и использовании всей совокупности методов, средств и способов экономической прогностики.

Прогнозирование, в том числе экономическое, соотносится с более широким понятием — предвидения как опережающего отображения действительности, основанного на познании законов природы, общества и мышления. В зависимости от степени конкретности и характера воздействия на ход исследуемых процессов различают три формы предвидения: гипотезу (общенаучное предвидение), прогноз, план.

  1. Гипотеза характеризует научное предвидение на уровне общей теории. Это означает, что исходную базу построения гипотезы составляют теория и открытые на ее основе закономерности и причинно-следственные связи функционирования и развития исследуемых объектов. На уровне гипотезы дается качественная характеристика этих последних, выражающая общие закономерности их поведения.

  2. Прогноз в сравнении с гипотезой имеет значительно большую определенность, поскольку основываются не только на качественных, но и на количественных параметрах и потому позволяет характеризовать будущее состояние объекта также и количественно. Прогноз выражает предвидение на уровне конкретно-прикладной теории. Таким образом, прогноз отличается от гипотезы меньшей степенью неопределенности и большей достоверностью. В то же время связи прогноза с исследуемым объектом, явлением нс являются жесткими, однозначными: прогноз носит вероятностный и вариантный характер.

  3. План представляет собой постановку точно определенной цели и предвидение конкретных, детальных событий исследуемого объекта., В нем фиксируются пути и средства развития в соответствии с поставленными задачами, обосновываются принятые управленческие решения. Его главная отличительная черта — определенность и директив-ность заданий. Таким образом, в плане предвидение получает наибольшую конкретность и определенность. Как и прогноз, план основывается на результатах и достижениях конкретно-прикладной теории.

Задача экономического прогнозирования, с одной стороны, выяснить перспективы ближайшего или более отдаленного будущего в исследуемой области, руководствуясь реальными процессами действительности, а с другой — способствовать выработке оптимальных текущих и перспективных планов, опираясь на составленный прогноз и оценку принятого решения с позиций его последствий в прогнозируемом периоде.

  1. По масштабу прогнозирования выделяют:

    1. макроэкономический (народнохозяйственный);

    2. структурный (межотраслевой и межрегиональный) прогнозы,

    3. прогнозы развития народнохозяйственных комплексов (топливно-энергетического, агропромышленного, инвестиционного, производственной инфраструктуры, сферы обслуживания населения и др.),

    4. прогнозы отраслевые;

    5. региональные,

    6. прогнозы первичных звеньев народнохозяйственной системы предприятий, производственных объединений, а также отдельных производств и продуктов.

  2. По времени упреждения прогнозы подразделяются на:

    1. Оперативные (имеет период упреждения до одного месяца);

    2. Краткосрочные (от одного месяца до года);

    3. Среднесрочные (от года до пяти лет);

    4. Долгосрочные (от пяти до пятнадцати);

    5. Дальнесрочные (свыше этого периода) .

  3. В зависимости от характера исследуемых объектов:

    1. развития производственных отношений;

    2. социально-экономических предпосылок и последствий научно-технического прогресса',

    3. динамики народного хозяйства (его темпов, факторов и структуры);

    4. воспроизводства трудовых ресурсов, занятости и подготовки кадров;

    5. экономического использования природных ресурсов;

    6. воспроизводства основных фондов и капитальных вложений;

    7. уровня жизни населения;

    8. финансовых отношений, доходов и цен;

    9. внешних экономических связей и др.

  4. По функциональному признаку (направлениям прогнозирования) прогнозы подразделяются на два типа:

    1. Поисковый - основан на условном продолжении в будущее тенденций развития исследуемого объекта в прошлом и настоящем, и отвлекается от условий, способных изменить эти тенденции (планов, программ и т. д.). Его задача — выяснить, как будет развиваться исследуемый объект при сохранении существующих тенденций. Поисковый прогноз отталкивается при определении будущего состояния объекта от его прошлого и настоящего

    2. Нормативный - разрабатывается на базе заранее определенных целей. Его задача — определить пути и сроки достижения возможных состояний объекта прогнозирования в будущем. принимаемых в качестве цели. Нормативный прогноз осуществляется в обратном порядке: от заданного состояния в будущем к существующим тенденциям и их изменениям в свете поставленной цели.

С типологией прогнозов тесно связан вопрос об источниках информации о будущем и способах прогнозирования. Различают три основных источника прогнозной инормации:

  1. накопленный опыт, основанный на знании закономерностей протекания и развития исследуемых явлений, процессов, событий;

  2. экстраполяция существующих тенденций, закон развития которых в прошлом и настоящем достаточно известен;

  3. построение моделей прогнозируемых объектов применительно к ожидаемым или намечаемым условиям.

Применительно к этим источникам информации различают три взаимно дополняющих друг друга способа прогнозирования:

  1. экспертный, основанный на предварительном сборе информации (анкетирование, интервьюирование. опрос) и ее обработке, а также на суждениях экспертов (эксперта) относительно поставленной задачи прогноза:

  2. экстраполяция изучение предшествующего развития объекта и перенесение закономерностей этого развития в прошлом и настоящем на будущее;

  3. моделирование исследование поисковых и нормативных моделей прогнозируемого объекта в свете ожидаемых или намечаемых изменений в его состоянии.

Билет 18.1. Научные школы. Подготовка научных кадров. Историческое развитие способов трансляции научных знаний. Компьютеризация науки и ее социальные последствия (ПРОВЕРИТЬ).

Современное общество называют информационным, т.к. информация образует важнейший элемент его жизнедеятельности. Информатизация, как процесс перехода к информационному обществу, коснулась всех сфер человеческой жизни. Новые информационные технологии открывают следующую страницу в развитии науки и жизни научного общества в целом. Электронная почта, компьютерные конференции обеспечивают возможность тесного контакта ученых, интенсивного обсуждения интересующих проблем. Информатизация научных исследований - это реализация комплекса мер, направленных не обеспечение полного и своевременного получения достоверных знаний об объектах исследований.

Информатизация образования является ключевым условием подготовки специалистов, способных ориентироваться в окружающем мире. В сфере этой деятельности претерпевают смысловой наполнение базовые задачи образования. Информация образования - процесс, в котором политические, социально-экономические, технологические и правовые механизмы тесно связаны на основе широкого применения ЭВМ, средств, систем коллективной и личной связи.

Цель информатизации - глобальная рационализация интеллектуальной деятельности, обеспечивающей автоформализацию предметных областей и автономию процесса познания каждого индивида за счет свободного доступа ко всем видам, формам и уровням учебных знаний.

Сущность информатизации образования составляют структурирование профессиональных знаний в заданных предметных областях и обеспечение свободного доступа обучаемых к базам данных.

Компьютерное моделирование - эффективное средство обучения. Полезным средством может быть компьютер и при изучении тем, требующих усвоения большого объема цифровой и иной конкретной информации. Компьютеры дают новые возможности хранения хода и результатов решения многообразных задач, включая допускаемые при этом типичные ошибки. Помимо развития индивидуальных форм обучения будут появляться и новые формы совместного обучения.

Научный эксперимент сегодня развивается по двум основным направлениям: 1. постоянно усложняется и совершенствуется его материальная основа; 2. оптимизация управления экспериментом. Автоматизация эксперимента позволяет многократно ускорять его проведение, существенно повышая эффективность труда экспериментатора. Важной областью применения компьютерных методов для расшифровки экспериментальной информации является воссоздание структурных производственных моделей сложных молекул на основе рентгеновских снимков.

Сегодня можно говорить о двух основных направлениях компьютерного синтеза: 1. связано с использованием программ, опирающихся на уже известные реакции; 2. программы, основанные на переборе логически возможных вариантов синтеза необходимого соединения. Важным направлением воздействия компьютеризации на научный эксперимент является создаваемая ею возможность существенного сокращения его объема при условии определенной информационной подготовки. Компьютеризация выводит научный эксперимент на качественно новый уровень развития. Она привела к появлению нового важного метода исследования сложных систем и явлений вычислительного эксперимента: на основе известных законов создается математическая модель изучаемого явления, затем с помощью ЭВМ исследуются различные стороны модели. В процессе эксперимента в модель могут вноситься изменения и осуществляться проверка гипотез.

Компьютеры выступают средством общения людей. Наиболее универсальным средством компьютерного общения является электронная почта, которая позволяет пересылать сообщения практически с любой машины на любую. INTERNET- глобальная компьютерная сеть, охватывающая весь мир, обеспечивает связь различных информационных сетей.

Билет 18.2. Доказательства и опровержения в экономической науке (НЕТ)

Билет 19.1. Сближение идеалов естественно-научного и социально-гуманитарного познания. Включение социальных ценностей в процессе выбора стратегии исследовательской деятельности.

Одной из сложнейших внутренних структурных проблем функционирования и развития науки – вопрос о ее единстве, целостности и характере этой целостности. Особенно актуальна эта философская проблема в отношении современной науки, состоящей из огромного числа дисциплин естественно-научного, социально-гуманитарного, логико-математического и технико-технологического характера. Предметное и методологическое несходство имеет место между естествознанием и гуманитарными науками. Имеющееся между ними «противоречие» было зафиксировано еще в научной рефлексии XIX в., однако наиболее четкую и категориально оформленную форму оно получило лишь в философии науки XX в. в виде проблемы взаимоотношения и противостояния в науке 2 типов культур: естественно – научной и гуманитарной. Немало бед, видимо, удалось бы избежать человечеству в XX в., если бы отношения между представителями этих 2 культур строились не на началах противостояния и вражды, а на пути конструктивного диалога и сотрудничества. О расколе 2 культур (естественно-научной и гуманитарной) как тревожном факте жизни современной цивилизации заговорили на рубеже 60-70 гг. XXв. Стоит отметить, что в эти годы выдающийся американский ученый – медик и гуманист Ван Ронселлер Поттер в целой серии выступлений и публикаций, сложившихся затем в книгу с не менее знаменитым названием «Биоэтика – мост в будущее», призвал к полной трансформации сферы этического на базе современной биологии (и др.естественных наук) как путь решения все той же центральной проблемы – наведения моста между 2 культурами (естественно научной и гуманитарной). НЕ случайно поэтому, что тема эта проходит как сквозная через работы 70-х гг. XX в. многих выдающихся учёных современности. Достаточно назвать имена только таких лауреатов Нобелевской премии как В.Гейзенберг, И.Пригожин и К.Лоренц. А в 1980-1990 гг. задача выработки единого языка широкого междисциплинарного общения как абсолютно необходимого условия решения важнейших глобальных проблем современности осознается в научном мире как центральная задача наших дней. Эта озабоченность выдающихся ученых нашла живой отклик в широких кругах общественности и была связана с осознанием того, что западная цивилизация в своем триумфальном развитии путем НТП неожиданно подошла к некоему критическому рубежу.

Неуклонный рост населения, хищническое истребление невозобновимых природных ресурсов, катастрофическое загрязнение природной среды промышленности и бытовыми отходами, разрушение естественных биоценозов и многое другое, - это все вдруг было осознанно как неуловимая неотвратимость, грозящая чел-ву неслыханными бедами. Стали появляться публикации, проводиться международные конференции по так называемым «глобальным проблемам чел-ва»; возникли первые неправительственные орг-ции, объединяющие крупнейших ученых, общественных деятелей, мыслителей-гуманистов. Они стали проводить в жизнь широкомасштабные программы по исследованию и разъяснению необходимости принятия самых неотложных и радикальных мер по предотвращению наступающих кризисов. Крупнейшие учены буквально забили в набат, предлагая самые радикальные рецепты спасения чел-ва. К.Лоренц оповестил мир о «Восьми смертных грехах цивилизационного чел-ва». А.Печчеи - создатель и многолетний лидер Римского клуба сформулировал 6 стартовых целей для чел-ва. Академин Н.Н. Моисеев наметил 5 основных направлений деятельности, которые могли бы лечь в основу того, что он назвал Стратегией выбывания чел-ва. Можно было бы привести много и других примеров. Но сейчас важнее обратить внимание на другое. С тех прошло уже не одно десятилетие. За это время, безусловно, многое было сделано, и были получены некоторые обнадеживающие рез-ты. И тем не менее основные угрозы чел-ву не только не были преодолены, но даже не отодвинуты. Есть все основания считать, что сейчас мы оказались в ситуации, когда вновь требуется возвращение к истокам, к поиску корней, и первопричин цивилизационых кризисов, как уже переживаемых чел-вом, так и тех, что грозным признаком выступают из будущего. Как совершенно справедливо пишет отечественный исследователь этих проблем А.И. Павленко, «для решения проблемы преодоления кризиса созданы многочисленные международные орг-ции, издаются тысячи периодических изданий, собираются конгрессы, пишутся воззвания, и декларации. И между тем проблема до сих пор не только не решена, но и вполне возможно во всей своей полноте еще даже и не осознанна, а кризис оказывается «удаленным» от своего преодоления сегодня еще больше, чем это было на момент начала его осознания – 1960-1970 гг.». Действительно, на сегодня очевидно, что практический успех в решении глобальных проблем напрямую зависит от дальнейшей углубленно теоретической

Билет 19.2. Синергетика и экономика

В последние годы наблюдается стремительный и бурный рост интереса к междисциплинарному направлению, получившему название "синергетика". создатель синергетического направления и изобретатель термина "синергетика" профессор Штугггартского университета и директор Института теоретической физики и синергетики Герман Хакен.

По Хакену, синергетика занимается изучением систем, состоящих из большого (очень большого, "огромного") числа частей, компонент или подсистем, одним словом, деталей, сложным образом взаимодействующих между собой. Слово "синергетика" и означает "совместное действие", подчеркивая согласованность функционирования частей, отражающуюся в поведении системы как целого.

Системы, составляющие предмет изучения синергетики, могут быть самой различной природы и содержательно и специально изучаться различными науками, например, физикой, химией, биологией, математикой, нейрофизиологией, экономикой, социологией, лингвистикой (перечень наук легко можно было бы продолжить). Каждая из наук изучает "свои" системы своими, только ей присущими, методами и формулирует результаты на "своем" языке. При существующей далеко зашедшей дифференциации науки это приводит к тому, что достижения одной науки зачастую становятся недоступными вниманию и тем более пониманию представителей других наук.

В отличие от традиционных областей науки синергетику интересуют общие закономерности эволюции (развития во времени) систем любой природы. Отрешаясь от специфической природы систем, синергетика обретает способность описывать их эволюцию на интернациональном языке, устанавливая своего рода изоморфизм двух явлений, изучаемых специфическими средствами двух различных наук, но имеющих общую модель, или, точнее, приводимых к общей модели. Обнаружение единства модели позволяет синергетике делать достояние одной области науки доступным пониманию представителей совсем другой, быть может, весьма далекой от нее области науки и переносить результаты одной науки на, казалось бы, чужеродную почву.

Следует особо подчеркнуть, что синергетика отнюдь не является одной из пограничных наук типа физической химии или математической биологии, возникающих на стыке двух наук (наука, в чью предметную область происходит вторжение, в названии пограничной науки представлена существительным; наука, чьими средствами производится "вторжение", представлена прилагательным; например, математическая биология занимается изучением традиционных объектов биологии математическими методами). По замыслу своего создателя проф. Хакена, синергетика призвана играть роль своего рода метанауки, подмечающей и изучающей общий характер тех закономерностей и зависимостей, которые частные науки считали "своими". Поэтому синергетика возникает не на стыке наук в более или менее широкой или узкой пограничной области, а извлекает представляющие для нее интерес системы из самой сердцевины предметной области частных наук и исследует эти системы, не апеллируя к их природе, своими специфическими средствами, носящими общий ("интернациональный") характер по отношению к частным наукам.

Нужно сказать, что изучением систем, состоящих из большого числа частей, взаимодействующих между собой тем или иным способом, занимались и продолжают заниматься многие науки. Одни из них предпочитают подразделять систему на части, чтобы затем, изучая разъятые детали, пытаться строить более или менее правдоподобные гипотезы о структуре или функционировании системы как целого. Другие изучают систему как единое целое, предавая забвению тонко настроенное взаимодействие частей. И тот, и другой подходы обладают своими преимуществами и недостатками.

Синергетика наводит мост через брешь, разделяющую первый, редукционистский, подход от второго, холистического. К тому же в синергетике, своего рода соединительном звене между этими двумя экстремистскими подходами, рассмотрение происходит на промежуточном, мезоскопическом уровне, и макроскопические проявления процессов, происходящих на микроскопическом уровне, возникают "сами собой", вследствие самоорганизации, без руководящей и направляющей "руки", действующей извне системы.

Это обстоятельство имеет настолько существенное значение, что синергетику можно было бы определить как науку о самоорганизации.

Попытки объяснить механизмы самоорганизации, которые начались, по существу, еще в 18-м веке, не обошли стороной и общественные науки. Основоположник классической политической экономии А.Смит (1723-1790) в своем главном труде «Исследование о природе и причинах богатства народов» показал, что спонтанный порядок на рынке является результатом взаимодействия различных, часто противоположных стремлений, целей и интересов его участников. Такое взаимодействие приводит к установлению никем не запланированного порядка, который выражается в равновесии спроса и предложения. А. Смит использовал метафору «невидимой руки», которая регулирует цены на рынке.

Подобные же идеи высказывались в то время и относительно самоорганизации норм нравственности в обществе. При этом идеи самоорганизации, самосовершенствования деятельности социальных систем связывались с эволюционными процессами. И вот в конце 20-го века ответ на многие поставленные вопросы пришел из естественных наук, когда было обнаружено поразительное сходство процессов самоорганизации на самых различных структурных уровнях материи.

Социальные системы так же как и природные – столь же сложные и нелинейные. В них возможны изменения структурных связей, кризисы и катастрофы, в том числе  экологические и экономические. И здесь большое значение имеет возможность, опираясь на методы синергетики, определить условия нарушения прежней устойчивости и возможность перехода в новое состояние, сопровождаемое структурными изменениями.

Как уже говорилось, самоорганизующиеся системы – это открытые системы, свободно обменивающиеся с внешней средой и другими системами энергией, материальными потоками и информацией. В случае рынка -–это свободное движение капитала, рабочей силы и товара. Целенаправленная деятельность субъектов – участников процесса в условиях внешних воздействий и конкуренции делает систему асимметричной и неравновесной, т.е. уводит ее от состояния равновесия (максимума энтропии). 

Кооперация и конкуренция фирм являются самоорганизующимися процессами. При синергетическом моделировании рынка как самоорганизующейся системы с целью максимизации прибыли приходится решать дифференциальные балансовые уравнения, применять компьютерные системы обработки информации, новые информационные технологии.

В неравновесных системах, помимо знания балансовых уравнений, встает задача формализации и учета отношения порядка и беспорядка (соответственно, энтропии и негэнтропии). Эта проблема не так проста. Рынок выступает здесь в качестве индикатора, быстро обнаруживая неходовые товары, производство которых нерентабельно и ведет к росту энтропии.

Высококачественные товары, пользующиеся большим спросом и производящиеся в большем объеме (работает положительная обратная связь), напротив, увеличивают негэнтропию, порядок, так как ускоряются процессы производства и обмена, повышается занятость, полнее удовлетворяются потребности общества, растет жизненный уровень людей. Через некоторое время по мере расширения выпуска происходит насыщение рынка этим товаром, наступает момент равновесия между спросом и предложением,  но конкурирующие фирмы уже освоили к этому времени новые изделия, поставили на рынок новые товары, с более высокими качествами. Товарно-денежные отношения снова активизируются. И когда производителей достаточно много, новые предложения поступают непрерывно. Так поддерживается неравновесность рынка и эффективность функционирования экономической системы.

Синергетика с ее статусом метанауки изначально была призвана сыграть роль коммуникатора, позволяющего оценить степень общности результатов, моделей и методов отдельных наук, их полезность для других наук и перевести диалект конкретной науки на высокую латынь междисциплинарного общения. Положение междисциплинарного направления обусловило еще одну важную особенность синергетики – ее открытость, готовность к диалогу на правах непосредственного участника или непритязательного посредника, видящего свою задачу во всемирном обеспечении взаимопонимания между участниками диалога.

Билет 20.1. Роль науки в современном образовании и формировании личности.

Человек – это родовое понятие, указывающее на отнесенность существа к высшей степени развития живой природы - к человеческому роду. В понятии «человек» утверждается генетическая предопределенность развития собственно человеческих признаков и качеств.

Индивид, рассматриваемый в его специфических особенностях, выступает синонимом понятия индивидуальности. Из этого вытекает, что в понятии индивидуальности фиксируется особенное, специфическое и своеобразное, то есть все то, что отличает данного конкретного человека от других людей.

Личность - это социально-психологическая сущность индивида. Личностью мы становимся под влиянием жизни в обществе, в результате взаимодействия с другими людьми. По мнению отечественных психологов В. В. Курковой и Н. Б. Березанской очень важен постулат о динамическом характере личности. Несмотря на то, что в определенный временной промежуток мы имеем дело с некоторой устойчивой системой, которую можно назвать личностью (это особенности темперамента, характера, мировоззрения, мышления и т.д.), все-таки более уместно говорить о личности как о процессе, а не о результате.

На этот сложный процесс множество факторов, среди которых можно выделить и науку. Научное знание может коренным образом влиять на структуру личности, модифицируя мировосприятие человека. По мнению отечественного психолога Алексея Николаевича Леонтьева «личность – это форма существования человека» и эта форма может быть подчинена науке.

А.Н. Леонтьев подчеркивал невозможность поставить знак равенства между понятиями «личность» и «индивид» ввиду того, что личность – это особое качество, приобретаемое индивидом благодаря общественным отношениям. Личность невозможна вне социальной деятельности и общения.

В целом в развитии личности можно выделить три важнейших уровня. На первом уровне субъект недостаточно адекватно осознает свои истинные побуждения. На втором уровне личность выступает как субъект, сознательно соотносящий цели и мотивы действий, намеренно формирующий ситуации своего поведения. На третьем уровне личность становится субъектом своего жизненного пути, который она сознательно измеряет масштабами своей эпохи. На первый план здесь выступают качества индивидуальности, неповторимости в их общественно-историческом значении.

В своем развитии личность способна самоопределятся по отношению к внешним условиям. Личность – субъект своей жизни, то есть источник и движущая сила жизненной динамики. Особенность развитой личности как субъекта жизни состоит в ее способности разрешать жизненные проблемы.

Проблема личности в философии – это вопрос о том, в чем сущность человека как личности, каково ее место в мире и в истории. Личность здесь рассматривается как индивидуальное выражение и субъект общественных идеалов, ценностей, общественных отношений, деятельности и общения людей. Особенно следует сказать о влиянии деятельности на личность. Деятельность человека является той основой, на которой и благодаря которой происходит развитие личности и выполнение ею различных социальных ролей в обществе. Только в деятельности индивид выступает и самоутверждается как личность, иначе он остается “вещью в себе”. Сам человек может думать о себе что угодно, но то, чем он является в действительности, обнаруживается только в деле.

Понятие личности относится к числу сложнейших в человекознании. В русском языке издавна употребляется термин “лик” для характеристики изображения лица на иконе. В европейских языках слово “личность” восходит к латинскому понятию “персона”, что означало маску актера в театре, социальную роль и человека как некое целостное существо, особенно в юридическом смысле. Раб не рассматривался как персона, для этого надо быть свободным человеком. Выражение “потерять лицо”, которое есть во многих языках, означает утрату своего места и статуса в определенной иерархии.

Структура личности.

Выделяют, в первую очередь, так называемую физическую личность или физическое Я. Это тело, или телесная организация человека, самый устойчивый компонент личности, основанный на телесных свойствах и самоощущениях. Тело не только первый “предмет” для познания, но и обязательный компонент личностного мира человека, как помогающее, так и мешающее в процессах общения.

Социальная личность складывается в общении людей, начиная с первичных форм общения матери с ребенком. По сути дела она представляет как система социальных ролей человека, в разных группах, мнением которых он дорожит. Все формы самоутверждения в профессии, соперничестве и т.д. формируют социальную структуру личности. Психологи отмечают, что довольство или недовольство собой всецело определяется дробью, в которой числитель выражает наш действительный успех, а знаменатель – наши притязания.

Духовная личность составляет тот невидимый стержень, ядро нашего “Я”, на котором держится все. Это внутренние душевные состояния, отражающие устремленность к определенным духовным ценностям и идеалам. Они могут и не осознаваться во всей полноте, но так или иначе забота о “душе” является квинтэссенцией личностного развития. Рано или поздно каждый человек, хотя бы в отдельные моменты жизни начинает задумываться над смыслом своего существования и духовного развития. Духовность человека не является чем-то внешним, ее нельзя приобрести путем образования или подражания даже лучшим примерам.

Личность – это совокупность трех ее основных составляющих: биогенетических задатков, воздействия социальных факторов (среда, условия, нормы) и ее психосоциального ядра – “Я”. Оно представляет собой как бы внутреннее социальное личности, ставшее феноменом психики, определяющее ее характер, сферу мотивации, способ соотношения своих интересов с общественными. Она же является основой формирования социальных чувств человека: чувства собственного долга, достоинства, ответственности, совести. Таким образом “Я” есть сущностный элемент структуры личности, это высший духовно-смысловой ее центр. Процесс соотнесения образа “Я” с реальными жизненными обстоятельствами, служит базой для самовоспитания, развития собственной личности. Человек как личность не есть некая законченная данность. Он – процесс, требующий неустанной душевной деятельности.

Одновременно с формированием мировоззрения складывается и характер личности – психологический стержень человека. Только в характере индивидуум приобретает свою постоянную определенность.

Новорожденный - уже выраженная, яркая индивидуальность, и каждый день его жизни увеличивает потребность в многообразных реакциях на окружающий мир. Буквально с первых дней жизни, с первых кормлений, формируется свой, особый стиль поведения ребенка, так хорошо узнаваемый матерью. Индивидуальность ребенка нарастает к двум-трем годам, который сравнивают с обезьяной по интересу к миру и освоению собственного «Я». Большое значение для дальнейшей судьбы имеют особые «критические» моменты, во время которых происходит запечатлевание ярких впечатлений внешней среды, что потом во многом определяет поведение человека. Они носят название "импрессинга" и могут быть очень разными, например, музыкальной пьесой, потрясшей душу историей, картиной какого-то события или внешним видом человека.

Дальнейшее развитие личности связано с «происхождением» других возрастных периодов и с, другой стороны, - с особенностями развития девочек и мальчиков, девушек и юношей. Возраст, как, профессия, круг общения, эпоха и, конечно же, наука–все это формирует личность. На жизненном пути неизбежны и взлеты – как правило, в юности и в возрасте 30 - 40 лет и застои(25-30, 40-45). Рубежами в жизни человека становятся отрыв от родительской семьи, создание собственной семьи, рождение детей и т.п.

Становление личности происходит в процессе усвоения людьми опыта и ценностной ориентации данного общества, что называют социализацией. Человек учится выполнять особые социальные роли, т.е. учиться вести себя в соответствии с ролью ребенка, студента, мужа и т.д. все они имеют выраженный культурный контекст и, в частности, значительно зависят от стереотипа мышления. Если нет тяжелых врожденных дефектов развития головного мозга, последствий родовой травмы или заболевания, то становление личности – итог взаимодействия человека и общества. В течение жизни человек может в той или иной степени утратить личностные черты вследствие развития хронического алкоголизма, наркомании, тяжелых заболеваний ЦНС и т.п. в принципе личность может «умереть» в еще живом человеке, что говорит о сложной внутренней структуре этого феномена.

Как было сказано ранее, понятие личности относится к числу сложнейших в человекознании. В русском языке издавна употребляется термин «лик» для характеристики изображения лица на иконе. В европейских языках слово «личность» восходит к латинскому понятию «персона», что означало маску актера в театре, социальную роль и человека как целостное существо, особенно в юридическом смысле. Раб не рассматривался как персона, для этого надо быть свободным человеком. Выражение «потерять лицо», которое есть во многих языках, означает утрату своего места и статуса в определенной иерархии.

Нужно отметить, что в восточных языках (китайском и японском) понятие личности связывается не только с лицом человека, но и со всем телом. В европейской традиции лицо рассматривается в оппозиции с телом, так как лицо символизирует душу человека, а для китайского мышления характерно понятие «жизненность», куда входят и духовные качества.

Философская энциклопедия определяет личность так: человеческий индивид как субъект отношений и сознательной деятельности. Другое значение – устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества.

Личность может иметь научное или религиозное мировоззрение.

Научное и религиозное миропонимание пересекаются друг с другом очень плотно. С одной стороны, наука не представляет собой сплошного потока объективированного знания, полное обоснование которого сводится к доказательности, будь то теоретической или экспериментальной. С другой стороны, системы религиозной веры не сводятся к принятию лишь на веру каких-то основополагающих установок. Степень обоснования научных утверждений различна, но почти всегда они исходят из самоочевидности для познающего разума, интеллектуальной прозрачности, достаточности с позиции внешних по отношению к теории параметров. Все это по мнению Багдасарьяна при ближайшем рассмотрении оказывается видоизмененными установками веры.

Нау­ка и раз­ви­тие че­ло­ве­ка

По мнению В.П. Кохановского, Наука – это форма духовной деятельности людей, направленная на производство знаний о природе, обществе и о самом познании, имеющая непосредственной целью постижение истины и открытие объективных законов на основе обобщения реальных фактов в их взаимосвязи, для того, чтобы предвидеть тенденции развития действительности и способствовать ее изменению.

Пер­вич­ным в по­ни­ма­нии при­ро­ды нау­ки яв­ля­ет­ся ее воз­дей­ст­вие на са­мо­го че­ло­ве­ка, на сис­те­му его ин­те­ре­сов, по­треб­но­стей и воз­мож­но­стей к дей­ст­виям в ор­га­ни­за­ции сво­его бы­тия и его со­вер­шен­ст­во­ва­ния. Нау­ка не является чем-то внеш­ним по от­но­ше­нию к личности че­ло­ве­ка, ско­рее она свя­за­на с са­мой его су­тью. По­след­няя вы­ра­жа­ет­ся, пре­ж­де все­го, в по­треб­но­стях че­ло­ве­ка. Имен­но по­треб­но­сти, их, так или ина­че упо­ря­до­чен­ные сис­те­мы, оп­ре­де­ля­ют то, что мож­но на­звать фе­но­ме­ном че­ло­ве­ка. По­треб­но­сти че­ло­ве­ка весь­ма раз­но­об­раз­ны, ие­рар­хи­че­ски ор­га­ни­зо­ва­ны и ис­то­ри­че­ски мно­гие из них об­нов­ля­ют­ся. В на­ше вре­мя при­ня­то вы­де­лять три ви­да основных по­треб­но­стей: ви­таль­ные (био­ло­ги­че­ские), со­ци­аль­ные (при­над­леж­ность к оп­ре­де­лен­ной груп­пе) и потребность по­зна­ния. “По­след­нюю груп­пу ис­ход­ных по­треб­но­стей со­став­ля­ют иде­аль­ные по­треб­но­сти по­зна­ния ок­ру­жаю­ще­го ми­ра и сво­его мес­та в нем, по­зна­ния смыс­ла и на­зна­че­ния сво­его су­ще­ст­во­ва­ния на зем­ле как пу­тем при­свое­ния уже имею­щих­ся куль­тур­ных цен­но­стей, так и за счет от­кры­тия со­вер­шен­но но­во­го, не­из­вест­но­го пред­ше­ст­вую­щим по­ко­ле­ни­ям. По­зна­вая дей­ст­ви­тель­ность, че­ло­век стре­мит­ся уяс­нить пра­ви­ла и за­ко­но­мер­но­сти, ко­то­рым под­чи­нен ок­ру­жаю­щий мир…”.

Необходимо от­ме­тить, что по­треб­ность по­зна­ния никоим образом не яв­ля­ет­ся про­из­вод­ной от био­ло­ги­че­ской и со­ци­аль­ной по­треб­но­стей, а, наоборот, ве­дет свое про­ис­хо­ж­де­ние от уни­вер­саль­ной, свой­ст­вен­ной все­му жи­во­му по­треб­но­сти в ин­фор­ма­ции. Ес­ли не при­знать жажду по­зна­ния в ка­че­ст­ве основной по­треб­но­сти че­ло­ве­ка, то ее ни­шу зай­мут иные, вспо­мо­га­тель­ные по­треб­но­сти. Словами Г. Башляра: “…по­ка мы не при­зна­ем, что в глу­би­нах че­ло­ве­че­ской ду­ши при­сут­ст­ву­ет стрем­ле­ние к по­зна­нию, по­ни­мае­мо­му как долг, мы бу­дем склон­ны рас­тво­рять это стрем­ле­ние в ниц­ше­ан­ской во­ле к вла­сти”.

Удов­ле­тво­ряя и раз­ви­вая по­треб­но­сти по­зна­ния, че­ло­век де­ла­ет воз­мож­ным свое ком­плекс­ное, це­ло­ст­ное раз­ви­тие. Нау­ка соз­да­ет иде­аль­ный мир, сис­те­му иде­аль­ных пред­став­ле­ний о ми­ре, пред­ва­ряя этим прак­ти­че­ские дей­ст­вия. Тем са­мым нау­ка ха­рак­те­ри­зу­ет­ся ря­дом взаи­мо­до­пол­няю­щих функ­ций в жизнедеятельности, как лич­но­сти, так и об­ще­ст­ва. При об­щей оцен­ке иде­аль­но­го ми­ра - ми­ра зна­ний осо­бо об­ра­ща­ют вни­ма­ние на два ас­пек­та. Пре­ж­де всего, от­ме­ча­ет­ся, что во­вле­че­ние в на­уч­ную дея­тель­ность, при­об­ще­ние к сфе­ре зна­ний по­вы­ша­ет об­щую куль­ту­ру че­ло­ве­ка. Как ска­зал А. Пу­ан­ка­ре: “Че­ло­век не мо­жет от­ка­зать­ся от зна­ния, не опус­ка­ясь, по­это­му-то ин­те­ре­сы нау­ки свя­щен­ны”.

Дан­ная оцен­ка нау­ки до­пол­ня­ет­ся ее ха­рак­те­ри­сти­кой как стра­те­ги­че­ско­го ре­сур­са об­ще­ст­ва. “В ка­че­ст­ве по­ка­за­те­ля на­цио­наль­но­го бо­гат­ст­ва вы­сту­па­ют не за­па­сы сы­рья или циф­ры про­из­вод­ст­ва, а ко­ли­че­ст­во спо­соб­ных к на­уч­но­му твор­че­ст­ву лю­дей”.

В раз­ви­тии нау­ки во­пло­ще­на, пре­ж­де все­го, эво­лю­ция развития личности че­ло­ве­ка, его ин­тел­лек­та. Имен­но нау­ка ра­ди­каль­ным об­ра­зом со­дей­ст­ву­ет ста­нов­ле­нию и обо­га­ще­нию аб­ст­ракт­но-ло­ги­че­ско­го мыш­ле­ния, де­лая его все бо­лее утон­чен­ным и изо­щрен­ным. Вме­сте с тем при­ро­да че­ло­ве­ка да­ле­ко не сво­дит­ся к мыс­ли­тель­ной дея­тель­но­сти. Важ­ней­шей ха­рак­те­ри­сти­кой жиз­не­дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка яв­ля­ет­ся ее эмо­цио­наль­но-нрав­ст­вен­ный ас­пект, пред­став­ле­ния о ко­то­ром во­пло­ще­ны глав­ным об­ра­зом в ис­кус­ст­ве. Со­от­вет­ст­вен­но это­му взаи­мо­дей­ст­вие нау­ки и ис­кус­ст­ва определяет це­ло­ст­ное раз­ви­тие че­ло­ве­че­ской лич­но­сти, по мень­шей ме­ре, ее ду­хов­но­го ми­ра.

Уже в да­ле­кой древ­но­сти от­кры­тие но­во­го в при­ро­де ве­щей пе­ре­жи­ва­лось от­дель­ным ин­ди­ви­дом как со­ци­аль­ная цен­ность, пре­вос­хо­дя­щая лю­бые дру­гие. Быть мо­жет, пер­вый уни­каль­ный пре­це­дент свя­зан с на­уч­ным от­кры­ти­ем, ко­то­рое ле­ген­да при­пи­сы­ва­ет од­но­му из древ­не­гре­че­ских муд­ре­цов Фа­ле­су (VII ве­ка до н. э.), пред­ска­зав­ше­му сол­неч­ное за­тме­ние. Ти­ра­ну, по­же­лав­ше­му воз­на­гра­дить его за от­кры­тие, Фа­лес от­ве­тил: “Для ме­ня бы­ло бы дос­та­точ­ной на­гра­дой, ес­ли бы ты не стал при­пи­сы­вать се­бе, ко­гда ста­нешь пе­ре­да­вать, дру­гим то, че­му от ме­ня нау­чил­ся, а ска­зал бы, что ав­то­ром это­го от­кры­тия яв­ля­юсь ско­рее я, чем кто-ли­бо дру­гой”. В этой ре­ак­ции ска­за­лась пре­вос­хо­дя­щая лю­бые дру­гие цен­но­сти и при­тя­за­ния со­ци­аль­ная по­треб­ность в при­зна­нии пер­со­наль­но­го ав­тор­ст­ва. Пси­хо­ло­ги­че­ский смысл от­кры­тия (зна­чи­мость для лич­но­сти) обо­ра­чи­вал­ся со­ци­аль­ным (зна­чи­мость для дру­гих, не­пре­мен­но со­пря­жен­ная с оцен­кой об­ще­ст­вен­ных за­слуг лич­но­сти в от­но­ше­нии без­лич­но­ст­но­го на­уч­но­го зна­ния). Свой ре­зуль­тат, дос­тиг­ну­тый бла­го­да­ря внут­рен­ней мо­ти­ва­ции, а не “из­го­тов­лен­ный” по за­ка­зу дру­гих, ад­ре­со­ван этим дру­гим, при­зна­ние ко­то­ры­ми ус­пе­хов ин­ди­ви­ду­аль­но­го ума вос­при­ни­ма­лось как выс­шая на­гра­да. Уже этот эпи­зод да­ле­кой древ­но­сти ил­лю­ст­ри­ру­ет из­на­чаль­ную со­ци­аль­ность лич­но­ст­но­го “па­ра­мет­ра” нау­ки как сис­те­мы дея­тель­но­сти.

Но ис­то­ри­че­ский опыт сви­де­тель­ст­ву­ет, что формирование личности неразделимо связано с вос­при­ятием зна­ния и с его про­из­вод­ст­вом. Ес­ли вновь об­ра­тить­ся к древ­ним вре­ме­нам, то фак­тор кол­лек­тив­но­сти про­из­вод­ст­ва зна­ний уже то­гда по­лу­чил кон­цен­три­ро­ван­ное вы­ра­же­ние в дея­тель­но­сти ис­сле­до­ва­тель­ских групп, ко­то­рые при­ня­то на­зы­вать шко­ла­ми.

Мно­гие про­бле­мы от­кры­ва­лись и раз­ра­ба­ты­ва­лись имен­но в этих шко­лах, став­ших цен­тра­ми не толь­ко обу­че­ния, но и твор­че­ст­ва. На­уч­ное твор­че­ст­во и об­ще­ние не­раз­дель­ны. Ме­нял­ся - от од­ной эпо­хи к дру­гой - тип их ин­те­гра­ции. Од­на­ко во всех слу­ча­ях об­ще­ние вы­сту­па­ло не­отъ­ем­ле­мой ко­ор­ди­на­той. По­треб­ность в ис­сле­до­ва­нии это­го ас­пек­та по­ро­ди­ла на 3ападе спе­ци­аль­ную ме­то­до­ло­гию “дис­курс - ана­ли­за”.

Го­во­ря о со­ци­аль­ной обу­слов­лен­но­сти жиз­ни нау­ки, сле­ду­ет раз­ли­чать не­сколь­ко ас­пек­тов. Осо­бен­но­сти об­ще­ст­вен­но­го раз­ви­тия в кон­крет­ную эпо­ху пре­лом­ля­ют­ся сквозь приз­му дея­тель­но­сти на­уч­но­го со­об­ще­ст­ва (осо­бо­го со­циу­ма), имею­ще­го свои нор­мы и эта­ло­ны. В нем кон­ги­тив­ное не­от­де­ли­мо от ком­му­ни­ка­тив­но­го, по­зна­ние от об­ще­ния. Ко­гда речь идет не толь­ко о сход­ном ос­мыс­ле­нии тер­ми­нов (без че­го об­мен идей не­воз­мо­жен), но и об их пре­об­ра­зо­ва­нии (ибо имен­но оно со­вер­ша­ет­ся в на­уч­ном ис­сле­до­ва­нии как фор­ме твор­че­ст­ва), об­ще­ние вы­пол­ня­ет осо­бую функ­цию. Оно ста­но­вит­ся креа­тив­ным.

Ес­ли об­ще­ние вы­сту­па­ет в ка­че­ст­ве не­пре­мен­но­го фак­то­ра по­зна­ния, то та­кая ин­фор­ма­ция не мо­жет ин­тер­пре­ти­ро­вать­ся толь­ко как про­дукт уси­лий ин­ди­ви­ду­аль­но­го ума. Она по­ро­ж­да­ет­ся пе­ре­се­че­ни­ем мыс­ли, иду­щей из мно­гих ис­точ­ни­ков.

Ре­аль­ное дви­же­ние на­уч­но­го по­зна­ния вы­сту­па­ет в фор­ме по­рой весь­ма на­пря­жен­ных диа­ло­гов, про­сти­раю­щих­ся во вре­ме­ни и про­стран­ст­ве. Ведь ис­сле­до­ва­тель за­да­ет во­про­сы не толь­ко при­ро­де, но так­же дру­гим ее ис­пы­та­те­лям, ища в их от­ве­тах ин­фор­ма­цию (при­ем­ле­мую или не­при­ем­ле­мую), без ко­то­рой не мо­жет воз­ник­нуть его соб­ст­вен­ное ре­ше­ние.

Нау­ка, как жи­вая сис­те­ма, - это про­из­вод­ст­во не толь­ко идей, но и тво­ря­щих их лю­дей. Внут­ри са­мой сис­те­мы идет не­зри­мая не­пре­рыв­ная ра­бо­та по по­строе­нию умов, спо­соб­ных ре­шать ее на­зре­ваю­щие про­бле­мы. Шко­ла как един­ст­во ис­сле­до­ва­ния, об­ще­ния и обу­че­ния твор­че­ст­ву, яв­ля­ет­ся од­ной из ос­нов­ных форм на­уч­но - со­ци­аль­ных объ­е­ди­не­ний, при­том древ­ней­шей фор­мой, ха­рак­тер­ной для по­зна­ния на всех уров­нях его эво­лю­ции. В школе мы можем наблюдать лич­но­ст­ное на­ча­ло твор­че­ст­ва. На уров­не воз­ник­но­ве­ния но­во­го зна­ния - идет ли речь об от­кры­тии, фак­те, тео­рии или ис­сле­до­ва­тель­ском на­прав­ле­нии, в рус­ле ко­то­ро­го ра­бо­та­ют раз­лич­ные груп­пы и шко­лы происходит формирование личности человека.

Нау­ка есть по­сти­же­ние ми­ра, в ко­то­ром мы жи­вем. Постижение мира и есть двигатель развития личности. Эти понятия неразрывно связаны друг с другом и поэтому должны рассматриваться вместе.

Билет 20.2. Институциональный подход к изучению экономических процессов

Институционализм как течение западной экономико-социологической мысли зародился около ста лет назад и прошел в своем развитии три этапа. Каждый этап развития институционализма сопровождался обновлением методологии и теоретического ядра. В итоге трем этапам его развития соответствует три самостоятельных направления: (1) старый институционализм [1898-1940 ] представители Т. Веблен, У.Митчелл, Дж. Коммонс, У. Гамильтон, (2) новая институциональная экономика [60-70-е годы] - Р. Коуз, М.Олсон, Р. Познер, О. Уильямсон, Г. Демзец, Р. Нельсон, С. Уинтер и (3) новейший институциональный подход (90-е годы ) - Д.Норт, Дж. М. Ходжсон.

Все они по-разному понимают категорию "института", по-разному формулируют исходный пункт анализа, по-разному соотносятся с неоклассической теорией. Общим для всех трех институциональных школ является использование исторического материала для построения теоретических положений и проверка их на конкретной эмпирической ситуации - т.н. методологическая триада "теория - история - конкретная ситуация".
Институты всегда являлись предметом анализа и экономистов и социологов, и потому институциональные исследования в большинстве случаев носят междисциплинарный экономико-социологический характер.

Основные идеи:

1. институционалисты подчеркивают значение общественных установок, культуры, вообще социума в формировании индивидуума, его интересов, склонностей, способов ведения хозяйственной деятельности в отличие от неоклассиков, которые делают акцент на отдельном, изолированном индивидууме.

2. институционалисты рассматривают экономическое поведение индивида как результат главным образом устойчивых стереотипов деятельности, обычаев и привычек. Неоклассики, напротив, относятся к "экономическому человеку" как своего рода калькулятору, постоянно рассчитывающему прибыли и убытки, полезности и жертвы.

3. в качестве основного объекта анализа институциональная теория берет не индивидуума, как это делают неоклассики, а институты.

4. институциональная теория отрицает одно из важнейших положений неоклассики о том, что экономика тяготеет к состоянию равновесия, поскольку рассматривает экономику как открытую систему, постоянно развивающуюся под влиянием эффекта "кумулятивной причинности", т.е. взаимосвязанных и взаимоусиливающих факторов.

5. институционализм рассматривает индивида как продукт постоянно эволюционирующей социальной и культурной среды. Это помогает объяснить созидательную и новаторскую деятельность человека. В этом институционалисты также расходятся с неоклассиками, которые рассматривают человека как своего рода раба устойчивых предпочтений.

6. институционалисты уделяют большое внимание взаимодействию и конфликтам между индивидуумом и властью, не сводя поведение экономических агентов к чисто предпринимательской, коммерческой деятельности, как это делают неоклассики.

7. институциональная теория рассматривает технологию как первичную силу социально-экономического развития, причем силу эндогенную и развивающуюся по определенным эволюционным законам. Это отличает институциональный подход от неоклассической теории, рассматривающей технологию как фиксированный на каждый данный момент экзогенный фактор.


Определение института

1. В рамках старого институционализма институт определяется через категорию обычай. Институты здесь рассматриваются прежде всего как социально-психологические феномены, замешанные на привычках, обычаях, инстинктах. Концепция обычая - это центральный момент принятой данной школой концепции человеческой деятельности. При этом обычай понимался как "более или менее самопроизвольная склонность или тенденция к участию в ранее признанном или благоприобретенном виде действия". Обычаи суть форма нерефлексивного поведения, возникающая в повторяющихся ситуациях; они формируются под воздействием предшествующей деятельности и обладают способностью к самосохранению.

2. Представители "новой институциональной экономики" тщательно разводили концепции института и обычая. Институты в данной школе трактуется как нормы и правила поведения. При этом таким образом понимаемые институты появляются в результате взаимодействия между индивидуумами. В связи с этим предлагается рассматривать "экономическую науку как исследование способов, которыми индивидуальные экономические агенты, преследуя свои эгоистические цели, развивают институты как средство их достижения".

3. В рамках "новейшего институционального подхода" происходит отделение анализа правил игры от стратегии игроков и тем самым отмежевание от постулатов "новой институциональной экономики". По определению Д. Норта, институты - это "правила игры" в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют отношения между людьми. Новейший институциональный подход четко разводит институты и организации, что не делается в новой институциональной экономике. Согласно концепции новейшего институционального подхода, в понятие организация входят политические органы и учреждения, экономические структуры, общественные и образовательные учреждения. Институциональные рамки оказывают решающее влияние и на то, какие именно организации возникают и на то, как они развиваются. Но в свою очередь и организации оказывают влияние на процесс изменения институциональных рамок.

Методологические основания

Различия между тремя школами институционализма проявляются не только в определении института, но и в методологических основаниях, т.е. каким образом школа отвечает на вопросы: откуда берутся институты, как они развиваются и каким образом институционализируют человеческую деятельность.

"Старый" институционализм базировался на следующих логических построениях. Когда обычаи становятся общими для группы или социальной культуры, они вырастают в рутины или традиции. Как правило, обычаи внедряются в других индивидуумах повторными имитациями социальных традиций или рутин. Обычаи как институты в понимании старого институционализма устойчивы и инертны, они стремятся сохранять свои характеристики и таким образом "передавать их дальше", от настоящего в будущее и от института к институту. В то же время институты могут изменяться

Отделив институты от обычая "новая институциональная экономика" сформировала новые методологические основы. Стрелка объяснения направлена от индивидуумов к институтам. При этом предполагается некое исходное "природное состояние", свободное от институтов. "Типичная ново-институциональная программа являет попытку объяснить существование институтов типа фирмы или государства с помощью модели рационального индивидуального поведения, трактуя непредвиденные последствия в терминах взаимодействий между людьми".

Новейший институциональный подход отверг методологические посылки "новой институциональной экономики" на том основании, что, по их мнению, исходный пункт объяснений не может быть свободен от институтов. Вопрос о возникновении институтов из некоего воображаемого первичного мира, где есть индивидуумы, но нет институтов, сам по себе ошибочен. Переформулированная программа делает упор на эволюцию институтов отчасти из других институтов, а не из гипотетического свободного от институтов "природного состояния". Согласно Д. Норту, "институты создаются людьми. Люди развивают и изменяют институты. В то же время ограничения, накладываемые институтами на человеческий выбор, оказывают влияние на самого индивида." "Новейший институциональный подход" не мыслит свои исследования без включения в институциональный анализ историческое прошлое.

Результаты институционализма

Старый институционализм обычно критикуется за то, что ему не удалось выработать единой методологии и четкой системы понятий. В то же время именно представителями этого направления были выдвинуты две ключевые темы, без которых современная экономическая наука не может обойтись: (1) обусловленность действий людей обычаями и нормами; (2) институты как возможные основы или единицы анализа.

Новый институционализм обогатил экономическую теорию понятиями прав собственности и трансакционных издержек. В традиционном понимании собственность рассматривается как абсолютное право на ресурсы. Теория прав собственности утверждает, что неправомерно отождествлять собственность с материальными объектами, она представляет собой "пучки" прав на соотношение действий с этими объектами: использовать их, присваивать получаемый от них доход, изменять их форму и местонахождение

Новая институциональная теория вводит также в качестве ключевого понятия трансакционные издержки, которые складываются из затрат на поиск и приобретение информации, переговоры и принятие решений, проверку и обеспечения их выполнения.

Новейший институциональный подход пытается преодолеть внеисторические рассуждения нового институционализма и ставит перед собой задачу "выработки теоретической схемы для анализа исторически обусловленных препятствий на пути экономического роста. Методологическая программа новейшего институционального подхода, сумевшего синтезировать все необходимое из старого и нового институционализма, показывает направления будущего развития институционально-эволюционной теории. Горизонтом этой работы видится разрешение "главной загадки человеческой истории - как объяснить широкую дивергенцию ( расхождение ) траекторий исторических изменений. Как случилось, что общества стали развиваться по расходящимся историческим траекториям?

Особенности институционального подхода

Институциональный подход имеет одну очень важную особенность. Суть этого свойства заключается в том, что в рамках институционального подхода одновременно совмещается теоретическая работа, исторические исследования и анализ ситуаций на конкретных объектах.

Триединой характеристикой ("теория - история - конкретная ситуация") своих исследований отличались все известные институционалисты. Веблен изучал престижное потребление, У.Митчел занимался изучением прикладных вопросов экономической динамики, в т.ч. хозяйственного цикла и денежного обращения, в контексте деятельности публичных и частных организаций. Уильямсон исследовал многолетний опыт отношений крупной японской корпорации "Тойета" с субподрядчиками. Д. Норт применял институциональный подход к жилищному рынку США.

=== Еще один вариант

Институциональный подход к изучению экономических процессов

Существует множество определений институтов. Институты — публичная система правил, которые определяют должность и положение с соответствующими правами и обязанностями, властью и неприкосновенностью, и тому подобное. Эти правила специфицируют определенные формы действий в качестве разрешенных, а другие в качестве запрещенных, и по ним же наказывают одни действия и защищают другие, когда происходит насилие. В качестве примеров, или более общих социальных практик, можно привести игры, ритуалы, суды и парламенты, рынки и системы собственности.

В экономической теории впервые понятие института было включено в анализ Торстейном Вебленом. Институты - это, по сути дела, распространенный образ мысли в том, что касается отдельных отношений между обществом и личностью и отдельных выполняемых ими функций; и система жизни общества, которая слагается из совокупности действующих в определенное время или в любой момент развития какого угодно общества, может с психологической стороны быть охарактеризована в общих чертах как превалирующая духовная позиция или распространенное представление об образе жизни в обществе.

Также под институтами Веблен понимал:

- привычные способы реагирования на стимулы;

- структура производственного или экономического механизма;

- принятая в настоящее время система общественной жизни.

Другой основоположник институционализма Джон Коммонс определяет институт следующим образом: “Институт – коллективное действие по контролю освобождению и расширению индивидуального действия”.

У другого классика институционализма - Уэсли Митчелла можно найти следующее определение: “Институты – господствующие и в высшей степени стандартизированные общественные привычки”.

В настоящее время в рамках современного институционализма наиболее распространенной является трактовка инститов Дугласа Норта: “Институты это правила, механизмы, обеспечивающие их выполнение, и нормы поведения, которые структурируют повторяющиеся взаимодействия между людьми”. Согласно Норту, институты — это “правила игры” в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми. Следовательно, они задают структуру побудительных мотивов человеческого взаимодействия — будь то в политике, социальной сфере или экономике. Институциональные изменения определяют то, как общества развиваются во времени, и таким образом являются ключом к пониманию исторических перемен.

Норт полагает, что институты уменьшают неопределенность, структурируя повседневную жизнь. Институты включают в себя все формы ограничений, созданных людьми для того, чтобы придать определенную структуру человеческим взаимоотношениям. Являются ли институты формальными или неформальными? Они бывают и формальными, и неформальными. К формальным относятся — правила, придуманные людьми, к неформальным —неформальные ограничения — такие, как общепринятые условности и кодексы поведения. Институты могут быть продуктом сознательного человеческого замысла — как, например, Конституция США, или просто складываться в процессе исторического развития, подобно обычному праву.

Чтобы избежать согласования множества внешних факторов, влияющих на успех и на саму возможность принятия того или иного решения, в рамках экономического и социального порядков вырабатываются схемы или алгоритмы поведения, являющегося при данных условиях наиболее эффективным. Эти схемы и алгоритмы или матрицы поведения индивидов есть ни что иное, как институты.

Мы переходим к институциональному пониманию понятие “открытая система”. В понимании институционалистов старой школы оно предполагает рассмотрение экономики, как части природы, включённой в систему социальных отношений, и подверженную технологическим и другим изменениям.

система открыта для свободного течения материи, энергии и информации через её границы, т. е. система находящаяся в реальном или потенциальном взаимодействии со средой. Является ли национальная экономика, вовлечённая в торговлю с другими странами, открытой системой? Если это так то, тогда неоклассическая макроэкономическая теория тоже оперирует понятием открытая система. Поскольку неоклассики рассматривают влияние окружающей среды на экономическую активность, то, следовательно, можно сказать, что они тоже имеют дело с открытой системой. Узкое понимание “открытой системы” исключает важную часть институциональной литературы, тогда как расширенное — охватывает большую часть неоклассической теории.

Одним из ключевых вопросов является институционализированный индивид. Точка зрения, что индивидуальность не есть данность, но может быть преобразована институтами, позаимствована старой институциональной теорией от её предшественника исторической школы. Например, Веблен писал: “Ситуация сегодняшнего дня формирует институты завтрашнего по средствам выборочного, принудительного процесса, действующего на привычное видение вещей, и таким образом изменяя или закрепляя мировоззрение или позицию человека в прошлом”.

Веблен критиковал мэйнстрим. В 1909 году, он дал более полное описание: “Потребности и желания, цели и намерения, методы и средства, широта и направление человеческого поведения во многом определяются институциональной переменной, которая носит комплексный и нестабильный характер”.

Более того, Гамильтон описал наиболее важный дефект неоклассической теории: “она исключает влияние оказываемое на поведение человека системой институтов, в рамках которой каждый живёт и работает”. Позднее он продолжил свою мысль, рассматривая каждый институт как “внушение определённой модели поведения накладывающейся на деятельность человека” и его образ действий согласующийся с представлением, что институты обладают силой воздействующей на каждого индивида. Далее Гамильтон продолжает: “Институты и человеческие действия, согласования и противоречия вечно сменяются одно другим в вечной драме социального процесса”.

Билет 21.1. Возникновение науки в Древней Греции. Культура античного полиса и становление первых форм теоретической науки.

Отцами науки как специальной отрасли умственной культуры, уже отмечалось, считаются древние греки. Цивилизацией, создавшей предпосылки для первого шага по пути к собственно науке, была демократия античной Греции, где произошло изменение традиционных устоев. Хозяйственная и политическая жизнь античного полиса была пронизана духом состязаний Нормы поведения и деятельности вырабатывались в столкновении интересов различных социальных групп и утверждались во многом через борьбу мнений равноправных свободных индивидов на народном собрании. Социальный климат полиса формировал отношение к ним как к изобретению людей, которое подлежит обсуждению и улучшению по мере необходимости. На этой основе складывались представления о множестве возможных форм действительности, более совершенных форм по сравнению с уже реализовавшимися. Это видение можно обозначить как идею «вариабельного бытия», которая получила своё рациональное оформление и развитие в античной философии. Оно стимулировало разработку целого спектра философских систем, конкурирующих между собой, вводящих различные концепции мироздания и различные идеалы социального устройства. Развёртывая модели «возможных миров», античная философия в наибольшей степени реализовала в эту эпоху эвристическую функцию философского познания, что являлось предпосылкой перехода от преднауки к науке в собственном смысле слова. Появляется проблема категориальных оснований научного поиска. Первичными формами бытия философских категорий как рационализации универсалий культуры выступают не столько понятия, сколько смыслообразы, метафоры и аналогии. Согласно Гераклиту, огненный компонент души – это её логос, поэтому огненная (сухая) душа самая мудрая, а увлажнение души ведёт к утрате логоса (у пьяного душа увлажняется, и он теряет разумность). Но по мере развития философии в ней исчезают символический и метафорический способы мышления о мире, и все сводится к строго понятийным формам рассуждения. Генерация в системе философского познания новых категориальных моделей мира осуществляется за счёт постоянного развития философских категорий: рефлексия над различными феноменами культуры (материальной и духовной) и установление содержательно логических связей между философскими категориями. Целый спектр таких моделей в античной философии: мир делится на части до определённого предела (атомистика Левкиппа, Демокрита, Эпикура), мир беспредельно делим (Анаксагор), мир вообще неделим (элеаты).Античная философия продемонстрировала, как можно планомерно развёртывать представление о различных типах объектов и способах их мысленного освоения. Это поиск единого основания (первоначал и причин) и выведение из него следствий (необходимое условие теоретической организации знаний). Эти образцы оказали бесспорное влияние на становление теоретического слоя исследований в античной математике. Греческий полис принимал социально значимые решения, пропуская их через фильтр конкурирующих предложений и мнений на народном собрании. Этот сложившийся в культуре идеал обоснованного мнения был перенесён античной философией и на научные знания. Именно в греческой математике мы встречаем изложение знаний в виде теорем: «дано – требуется доказать – доказательство. Характерно, что разработка в античной философии методов постижения и развёртывания истины (диалектики и логики) протекала как отражение мира сквозь призму социальной практики полиса. Первые шаги к осознанию и развитию диалектики как метода были связаны с анализом столкновения в споре противоположных мнений на народных собраниях. Разработка логики в античной философии началась с поиска критериев правильного рассуждения в ораторском искусстве и выработанные здесь нормативы логического следования были затем применены к научному рассуждению. Сформировав средства для перехода к собственно науке, античная цивилизация дала первый образец конкретно научной теории – Евклидову геометрию. Однако она не смогла развить теоретического естествознания и его технологических применений. Причину -в рабовладении и использовании рабов в функции орудий при решении тех или иных производственных задач, отсюда отсутствие стимулов для развития солидной техники и технологии и обслуживающих её естественно научных и инженерных знаний. Отношение к физическому труду как к низшему сорту деятельности и усиливающееся по мере развития классового расслоения общества отделение умственного труда от физического порождают в античных обществах своеобразный разрыв между абстрактно теоретическими исследованиями и практически утилитарными формами применения научных знаний. Архимед, прославившийся не только своими математическими работами, но и приложением их результатов в технике, считал эмпирические и инженерные знания «делом низким и неблагодарным» и лишь под давлением обстоятельств (осада Сиракуз римлянами) вынужден был заниматься совершенствованием военной техники и оборонительных сооружений.Но не только в этих, социальных обстоятельствах заключалась причина того, что античная наука не смогла открыть для себя экспериментального метода и использовать его для постижения природы. Описанные социальные предпосылки в конечном счёте не прямо и непосредственно определяли облик античной науки, а влияли на неё опосредованно, через категориальную модель мира, выражающую глубинные менталитеты античной культуры.

Билет 21.2. Количественные методы исследования в гуманитарных науках

Отличительной чертой развития науки в эпоху научно-техниче­ской революции являются ее все углубляющиеся математизация и компьютеризация и сейчас уже нет таких областей науки, в том числе гуманитарных, в кото­рые в той или иной мере не вторглись количественные методы анализа. Очевидно, что и готовность к количественному анализу и потребность в нем могут возникнуть в любой науке на определенном этапе ее развития только при наличии объективных предпосылок для коли­чественного анализа явлений, составляющих объект познания соот­ветствующей науки.

Посмотрим, каковы же объективные предпосылки для количе­ственного анализа явлений реального естественного и обществен­ного мира, Такая возможность не только существует, она неограниченна. Основой этого является ор­ганическое сочетание количества и качества повсюду в природе и обществе. Этот закон не имеет исключений. В объективном мире нет неких "чистых" качеств или количеств, не зависимых от ка­честв. Они всегда находятся во взаимодействии. Качество и количество выражают противоположные стороны реальности и являются поэтому полярными понятиями. Но эта про­тивоположность одновременно сочетается с единством. Синтезом противоположности и единства качества и количества выступает мера, которая представляет собой более сложное интегральное по­нятие, отражающее свойства и качества и количества. "Сосущество­вание двух взаимно-противоречащих сторон, их борьба и их слияние в новую категорию составляют сущность диалектического движе­ния". Действительно, мера как синтез противоположности и един­ства качества и количества глубоко раскрывает и реально выража­ет их диалектическую взаимосвязь. Именно мера показывает коли­чественные границы качества и раскрывает качественную природу количества. Выражая количественные изменения, мера характери­зует движение и его интенсивность. Наконец, мера позволяет уста­новить переход количественных накоплений в новое качество.

Следовательно, сущность того или иного явления, которая и со­ставляет его качественную определенность, будет раскрыта в полной мере только тогда, когда будет выявлена количественная меря данного качества. Именно поэтому К. Маркс и считал, как отмечал П. Лафарг, что "наука только тогда достигает совершенства, когда ей удается пользоваться математикой". Это важное положение от­носится ко всем наукам, в том числе гуманитарным. Органическое сочетание в явлениях объективного мира количе­ства и качества обусловливало то, что в развитии науки всегда име­ла место тенденция к выявлению количественных характеристик изучаемых явлений и процессов, к количественной оценке как от­дельных черт, так и общей природы и сути этих явлений, а следова­тельно, и к применению тех или иных математических методов об­работки и анализа количественных данных. Понятно, что размах и осознанность этих тенденций на разных этапах развития науки и в разных ее областях были неодинаковыми. Обществоведение здесь всегда отставало и отстает от естествознания и техники, хотя сопря­женность количества и качества также имманентно присуща явле­ниям общественным, как и естественным. Основная причина тому -сложность явлений общественной жизни. Эта причина обусловлива­ет трудности не только в выявлении меры и измерении указанных явлений, но и в самом выявлении сути того или иного качества.

Таким образом, объективная природа явлений общественной жизни является такой, что не только допускает применение количе­ственных и математических методов при изучении этих явлений, но и может быть наиболее глубоко познана только на их основе. Сов­ременное же развитие науки, определяемое как непосредственными потребностями общественной практики, так и углублением самой научно-познавательной деятельности, требуют все более широкого применения количественных и математических методов. Общей предпосылкой обращения ученых-марксистов к количе­ственным методам в общественно-гуманитарных науках, как и во многих других, является непрерывное углубление исследований, ко­торое на определенной их стадии неизбежно порождает потреб­ность в количественном анализе.

Пример из области исторических исследований, кото­рый показывает, как для углубления знаний становится необходи­мым обращение к количественным (математическим) методам анализа. Речь идет об изучении классовой борьбы крестьянства в России в период разложения и кризиса феодально-крепостнической системы хозяйства. Этот пери­од характеризовался, с одной стороны, усилением феодальной экс­плуатации крестьянства, а с другой - ростом крестьянского движе­ния. Карди­нальный вопрос о том, в какой мере определенная степень эксплуатации и ее усиление влияли на размах борьбы крестьянства и ее на­растание, конкретно не исследовался. Не исследовался потому, что определяющее воздействие эксплуатации на борьбу крестьянства представлялось очевидным. Эта очевидность основывалась на том, что борьба крестьянства представляла собой выражение антагониз­ма, имманентно присущего феодальной системе производственных отношений, а усиление эксплуатации крестьян было важнейшим фактором, обострявшим этот антагонизм. Из этого логически сле­довал вывод, что главной причиной усиления классовой борьбы крестьян было усиление их феодальной эксплуатации. И в целом та­кое понимание, безусловно, является правильным, ибо примени­тельно к феодальному способу производства именно эксплуата­ция крестьянства и ее усиление являются основным фактором, порождающим и классовую борьбу крестьянства и рост ее разма­ха и остроты. Но наступил момент, когда это верное, но исторически абст­рактное понимание сложного исторического явления потребовало конкретизации применительно к определенной исторической эпохе. Внутренняя логика познания явления привела к необходимости вос­хождения от абстрактного к конкретному. Была поставлена задача непосредственного выявления зависимости размаха движения кре­стьян от интенсивности их феодальной эксплуатации. Такую задачу поставили Ю.Ю. Кахк и Х.М. Лиги и попытались ее решить приме­нительно к движению эстонского крестьянства в начале XIX в.

Для решения этой задачи потребовалось применение математи­ческих методов - надо было выявить тесноту взаимосвязи показате­лей, характеризующих степень эксплуатации крестьян и размах их антифеодальной борьбы. Для анализа были взяты данные по имени­ям южной Эстонии. По каждому из них учитывались 14 показателей о положении крестьян, в том числе о размерах их барщинных повин­ностей до реформы 1804 г. и после нее, а также фиксировалось на­личие или отсутствие волнений крестьян. Посредством корреляци­онного анализа установили тесноту взаимосвязи между всеми этими показателями. Оказалось, что участие крестьян в волнениях было в целом слабо связано с их положением и эксплуатацией. Коэффици­енты корреляции колебались в пределах 0,35-0,56. Иначе говоря, при прочих равных условиях размах крестьянских выступлений оп­ределялся положением крестьян и интенсивностью их эксплуатации лишь на 12-31%, т.е. размах борьбы крестьянства зависел в основ­ном не от указанных факторов, а от иных. Авторы объясняют такое положение стихийным характером борьбы крестьянства. Когда ин­тенсивность эксплуатации в целом достигла предельно высокого Уровня, т.е. повсеместно существовали объективные предпосылки для крестьянских волнений, конкретные выступления крестьян вызывались не тяжестью их положения, а всякого рода иными причинами. Таким образом, при несомненной обусловленности классовой борьбы крестьян остротой классового антагонизма и выражавшей его интенсивности эксплуатации конкретный размах борьбы при ее стихийном характере не был однозначно детерминирован этими фа­кторами, а мог определяться другими причинами, игравшими роль поводов. Ясно, что второй вывод не отвергает первого, а конкрети­зирует и углубляет его. И это стало возможным, когда соотношение качества и количества было синтезировано в мере, что потребовало обращения к математическим методам.

Билет 22.1. Развитие логических форм научного мышления и организация науки в средневековых университетах.

Социально-исторические предпосылки и специфические черты средневековой науки

Восточные государства значительно опережали Европу в экономическом и культурном развитии в течение эпохи раннего средневековья (VII—XI вв.)

Однако уже с X в. начинают развиваться экономические и культурные связи Европы и Востока. Большую роль в этом сыграли со второй половины XI в. знаменитые крестовые походы, доставившие европейцам новые сведения: экономические, технические и культурные.

Происходящее в Европе развитие ремесла и торговли способствовало оживлению экономики и культуры. Появляются первые университеты, сначала в Испании, где уже арабами был организован университет в Кордове, затем в Италии, Париже и Англии. Университет средневековой Европы существенно отличался от современного университета, однако до нашего времени сохранились ученые степени доктора и магистра, звания профессора и доцента, лекции как основная форма сообщения знаний, факультеты как подразделения университета. Отмерла такая форма обучения, как диспут, имевшая широкое распространение в средневековых университетах, но научные дискуссии и семинары имеют большое значение и в современной науке, и в высшей школе.

Лекция (буквально — чтение) в средневековом университете по необходимости была основной формой сообщения знаний. Книг было мало, они были дороги, и поэтому чтение и комментирование богословских и научных трудов являлось важной формой информации.

Преподавание велось на латинском языке, равно как и богослужение в католических храмах. До XVIII в. латинский язык был международным научным языком, на нем писали Коперник, Ньютон и Ломоносов.

Другой предпосылкой будущего расцвета науки послужило развитие техники. Механические часы, очки, книгопечатание, производство бумаги сыграли огромную роль в развитии естествознания. Немалую роль в развитии цивилизации сыграл компас, история которого начинается в Древнем Китае, где в рукописи II в. н. э. встречается указание на свойство намагниченной иглы указывать направление. Уже в XI в. китайцам было известно магнитное склонение. Арабские мореплаватели начиная с XII в. пользовались компасом. В Европу он проникает в ХП-ХШ вв.

Третья предпосылка научного прогресса — ознакомление с античным научным наследием. В XII в. появляются латинские переводы «Начал» Евклида, трудов Архимеда, Птолемея и других греческих авторов. Тогда же появились переводы Хорезми и Алхазена.

Основным фактором, определившим революционные изменения в развитии общества и науки, было то, что внутри феодального общества вызревали новые производительные силы, пришедшие в противоречие с феодальными производственными отношениями и потребовавшие как новых форм общественного бытия, так и новой науки. Пока же культивировавшаяся в университетах схоластическая наука базировалась на антинаучном по самой сути принципе — истина уже открыта в священном писании и в трудах богословских авторитетов (к которым причислялся и приспособленный к нуждам церковного мировоззрения Аристотель), и долг ученых—изучать и комментировать эту истину.

В этих условиях науке было трудно развиваться; свободная, самостоятельная мысль беспощадно подавлялась. Эта эпоха вошла в историю науки как «период застоя», как «темная ночь средневековья». Однако и в это время жили и работали люди, возвышавшиеся над общим уровнем, искавшие новых путей познания. Таким был, например, знаменитый монах Роджер Бэкон (1214—1294). Бэкон родился в Англии в графстве Сомерсет, учился в Оксфордском и Парижском университетах, в 1250 г. вступил в монашеский орден францисканцев. В Оксфорде он занимался научными исследованиями.

Бэкон не ограничивался указанием на большое значение опыта. Он неутомимо экспериментировал и сам производил химические, оптические, физические эксперименты и астрономические наблюдения.

Кроме Бэкона, жили и работали такие деятели, как знаменитый богослов Фома Аквинский, идеалистическая философия которого («томизм») имеет распространение и в современной западной философии; Вильгельм Оккам, выступивший против идеалистической теории о реальном существовании общих понятий; Роберт Большеголовый, занимавшийся оптикой. Интересную фигуру представляет Петр Перегрин — рыцарь Пьер из Марикура, написавший 8 августа 1269 г. в военном лагере «Послание о магните»

В XIV в. начинается реакция. Усиливается со стороны церкви борьба с «ересью», вводится пытка. Тем не менее и в XIV в. продолжается развитие техники, появляются башенные колесные часы в Париже, в Германии, в Москве В 1440 г. Иоганн Гуттенберг (1400-1468) изобретает книгопечатание отдельными вырезными буквами. Наступала новая эпоха в развитии цивилизации и науки.

С середины XV в. в экономическом, политическом и культурном развитии Европы совершенно отчетливо выступают новые черты. Рост городов и отделение ремесленного (промышленного) производства от сельского хозяйства разрушали натуральное хозяйство, развивалась торговля, возрастало значение денег, появились новые общественные силы: купцы, банкиры, богатые ремесленники (буржуазия). Заинтересованная в росте производительности труда, буржуазия поощряла технические и организационные усовершенствования производства, появились первые мануфактуры, феодальные порядки мешали развитию промышленности и торговли, буржуазия нуждалась в крепком государстве, противостоящем удельным притязаниям феодалов, и в Европе начался процесс формирования национальных государств.

Начиная со второй половины XV столетия на историческую арену выходят великие художники итальянского Возрождения: Микеланджело, Леонардо да Винчи, Рафаэль и другие; религиозные реформаторы: Лютер и Кальвин; великие гуманисты: Томас Мор, Эразм Роттердамский, Франсуа Рабле и другие; отважные путешественники: Колумб, Васко да Гама, Магеллан и многие другие; ученые: Николай Кузанский, Тарталья, Кардано, Рамус, Коммандино, Телезий, Гвидо Убальди, Порта. Список имен можно было бы значительно расширить. «...Эпоха... нуждалась в титанах и... породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености», — писал Энгельс. Среди этих титанов Энгельс называет одним из первых Леонардо да Винчи, который «был не только великим живописцем, но и великим математиком, механиком и инженером, которому обязаны важными открытиями самые разнообразные отрасли физики».

«Истинные науки, — продолжает Леонардо, — те, которые опыт заставил пройти сквозь ощущения и наложил молчание на язык спорщиков».

Говоря специально о механике, Леонардо утверждает: «Механика есть рай математических наук, посредством нее достигают математического плода».

Леонардо, таким образом, действительно является предшественником Галилея, Декарта, Кеплера, Ньютона и других основателей современного естествознания. Он одним из первых начал борьбу со схоластическим методом, провозгласил основы нового метода и начал применять его к решению конкретных задач, в частности к изучению движения.

===

Социально-исторические предпосылки и специфические черты средневековой науки (МГ).

Средневековый период характеризуется доминирующей властью церкви, которая определяла интеллектуальную жизнь человека, ставя перед ним задачу – постижение бога и сотворенного им. Познание это должно было привести к спасению рода человеческого и каждого человека в частности. Т.о. вера преобладала над знанием. Но острая потребность осмыслить окружающую человека действительность все же существовала и имела следующий вид: 1. потребность объяснить «мир дольний» в его связи с «миром горним»; 2. построить картину мира в соответствии с Писанием.

Специфической чертой средневековой научной мысли, нашедшей способ соединения двух миров, является символизм. Символизация призвана достраивать систему связей и отношений действительности, заполнять лакуны научного описания мира, строить целостную картину мира. В качестве адекватного способа познания бытия признавалось умозрение, направленное на постижение духовных истин. Ещё одной чертой средневекового мышления являлся ценностный характер его отношения к действительности. Эти черты специфичные для средневековой науки считаются тормозящими факторами с позиции науки современной: символизм замещает исследование причинно-следственных связей реальной действительности, умопостигаемость отвлекает от опытного (эмпирического) знания, аксиологическая установка вместо объективного анализа. Но эти черты были в то время единственно возможным путем, ведущим к современной науке.

Вера в божественное творение мира и человека выражала убеждение в единстве субъекта и объекта познания. Мир воспринимался рационально организованным, природа – книга, написанная рукой Творца. Это убеждение способствовало развитию научной творческой деятельности. В итоге, к XII в. наряду с символическими, аллегорическими и морализаторскими токованиями появляются и естественнонаучные. Используется способ толкования Священного Писания согласно знанию о природе. Роберт Гроссетест и его известный ученик Роджер Бэкон (кстати, изобретатель очков) придавали огромное значение знанию физики и математики. В XII в. в математический обиход входят арабские числа.

Можно отметить, в частности, такие социокультурные характеристики, обусловившие подъем науки в эпоху схоластики (IX-XIV вв.) как возникновение и распространение университетов (1160 г. – Парижский университет, 1167 – Оксфордский, где преподавал и Роджер Бэкон, 1209 – Кембриджский), тесные связи с востоком (арабо-исламским миром, впитавшим в себя античное наследие).

Стоит упомянуть и технические достижения. Так, в XII в. стали применяться ветряные и водяные мельницы, основанные на изобретении кривошипного механизма, преобразующие вращательное движение в возвратно-поступательное. Из других новшеств: усовершенствование часового механизма, книгопечатание, изобретение магнитного компаса, развитие архитектуры и пр.

Билет 22.2. Освоение саморазвивающихся синергетических систем

Саморазвивающиеся, «синергетические» системы характеризуются принципиальной открытостью и необратимостью процессов. Взаимодействие с ними человека протекает таким образом, что само человеческое действие не является чем-то внешним, а как бы включается в систему, видоизменяя каждый раз поле ее возможных состояний. В этом смысле человек уже не просто противостоит объекту как чему-то внешнему, а превращается в составную часть системы, которую он изменяет. Включаясь во взаимодействие, он уже имеет дело не с жесткими предметами и свойствами, а со своеобразными «созвездиями возможностей». Перед ним в процессе деятельности каждый раз возникает проблема выбора некоторой линии развития из множества возможных путей эволюции системы. Причем сам этот выбор необратим и чаще всего не может быть однозначно просчитан. Поэтому в деятельности с саморазвивающимися «синергетическими» системами особую роль начинают играть знания запретов на некоторые стратегии взаимодействия, потенциально содержащие в себе катастрофические последствия.

С такого типа системами человек сталкивается сегодня в самых различных областях научно-технического прогресса. Они начинают постепенно занимать центральное место среди объектов научного познания и не только в гуманитарных, но и в естественных науках.

Одновременно происходят серьезные сдвиги в современной технической деятельности, ориентированной на применение компьютерных систем, новых гибких технологий, биотехнологий. Инженерная деятельность и техническое проектирование все чаще имеют дело уже не просто с техническим устройством или машиной, усиливающими возможности человека, и даже не с системой «человек — машина», а со сложными системными комплексами, в которых увязываются в качестве компонентов единого целого технологический процесс, связанный с функционированием человеко-машинных систем, локальная природная экосистема (биогеоценоз), в которую данный процесс должен быть внедрен, и социокультурная среда, принимающая новую технологию.

Весь этот комплекс в его динамике предстает как особый развивающийся объект, открытый по отношению к внешней среде и обладающий свойствами саморегуляции. Он внедряется в среду, которая, в свою очередь, не просто выступает нейтральным полем для функционирования новых системных технологических комплексов, а является некоторым целостным живым организмом. Именно так представляет современная наука глобальную экосистему — биосферу, и тогда технологические инновации уже нельзя представлять как переделку природного материала, который противостоит человеку и который тот может подчинять своей воле. Ведь если человек включен в биосферу как целостную саморазвивающуюся систему, то его деятельность может отрезонировать не только в ближайших, но и в отдаленных участках системы, и в определенных ситуациях вызвать ее катастрофическую перестройку как целого. Поэтому неизбежны определенные ограничения человеческой деятельности, ориентированные на выбор только таких возможных сценариев изменения мира, в которых обеспечиваются стратегии выживания. И эти ограничения накладываются не только объективными знаниями о возможных линиях развития объектов, но и ценностными структурами, пониманием добра, красоты и самоценности человеческой жизни.

Все эти новые тенденции и новые стратегии жизнедеятельности закладывают основы особого типа цивилизационного прогресса, который, по-видимому, будет отличаться от предшествующего ему техногенного развития. Сейчас трудно конкретизировать в деталях пути и способы будущих изменений глубинных ценностей техногенной культуры, но то, что эти изменения уже начались, можно зафиксировать в качестве исторического факта. Их систематическое исследование в философии выступает важнейшим проявлением ее способности не только устанавливать связи уже осуществившихся мировоззренческих сдвигов с прошлым, но и активно участвовать в поиске мировоззренческих ориентаций будущего.

Сложные саморазвивающиеся системы требуют для своего освоения особой категориальной сетки. Категории части и целого включают в свое содержание новые смыслы. При формировании новых уровней организации происходит перестройка прежней целостности, появление новых параметров порядка. Иначе говоря, необходимо, но недостаточно зафиксировать наличие системного качества целого, а следует дополнить это понимание идеей изменения видов системной целостности по мере развития системы. Уже в сложных саморегулирующихся системах появляется новое понимание вещи и процессов взаимодействия. Вещь (система) предстает как саморегулируемый процесс. В саморазвивающихся системах эти представления дополняются новыми смыслами. Традиционная для малых систем акцентировка (вещь как нечто первичное, а взаимодействие - это воздействие одной вещи на другую) сменяется представлениями о возникновении самих вещей в результате определенных взаимодействий. Вещь-система предстает в качестве процесса постоянного обмена веществом, энергией и информацией с внешней средой, как своеобразный инвариант в варьируемых взаимодействиях со средой. А усложнение системы в ходе развития, связанное с появлением новых уровней организации, выступает как смена одного инварианта другим, как процесс перехода от одного типа саморегуляции к другому. Процессуальность объекта (системы) проявляется здесь в двух аспектах: и как саморегуляция, и как саморазвитие.
Освоение саморазвивающихся систем предполагает новое расширение смыслов категории "причинность". Она связывается с представлениями о превращении возможности в действительность. Целевая причинность, понятая как характеристика саморегуляции и воспроизводства системы, дополняется идеей направленности развития. Эту направленность не следует толковать как фатальную предопределенность. Случайные флуктуации в фазе перестройки системы (в точках бифуркации) формируют аттракторы, которые в качестве своего рода программ-целей ведут систему к некоторому новому состоянию и изменяют возможности (вероятности) возникновения других ее состояний. Таким образом, системно-структурные характеристики саморазвивающихся систем и соответствующий категориальный аппарат первоначально разрабатывались в философии на материале социально-исторических объектов (включая развитие духовной культуры). В естествознании системно-структурные особенности таких систем стали исследоваться позднее, уже в XX столетии. Наиболее значимый вклад был сделан благодаря междисциплинарным исследованиям, приведшим к становлению синергетики. Синергетика внесла целый ряд важных конкретизаций в понимание механизмов развития. Вместе с тем она имеет и границы применимости. Там, где речь идет о малых (простых) системах, где для решения тех или иных познавательных и практических задач можно абстрагироваться от развития и фазовых переходов, там применение синергетической терминологии избыточно. Синергетика сосредоточивает внимание на процессах неустойчивости, состояниях динамического хаоса, порождающих ту или иную организацию, порядок. Теоретическое описание этих процессов основано на введении особых идеализаций. Таким образом, при интерпретации синергетики как теоретического описания саморазвивающихся систем устраняются односторонности, которые возникают при недостаточно четком осмыслении связей между синергетической парадигмой и системным подходом. Именно в этих связях синергетические представления могут быть включены в современную научную картину мира. Принципиально важно различать синергетику как научную картину мира и синергетику как совокупность конкретных моделей самоорганизации, применяемых в различных областях знания (физике, химии, биологии, нейрофизиологии, экономических науках, и т.д.). Непосредственно онтологический статус имеют конструкты научной картины мира, а идеализации конкретных теоретических моделей получают такой статус опосредованно, через связь с научной картиной мира. Идеи синергетики сегодня претендуют на роль фундаментальных представлений общенаучной картины мира. Во многом именно с этими претензиями связаны споры вокруг синергетики, признание или непризнание ее идей в качестве стратегии современных исследований. Пользу же конкретных моделей синергетики (динамики нелинейных систем) мало кто подвергает сомнению. Синергетика включает в общенаучную картину мира представления о воспроизводимости открытых систем и о их развитии, описываемом в терминах динамического хаоса. Как и любые представления научной картины мира, они могут быть выражены посредством набора принципов (онтологических постулатов). Из предложенного В.Г. Будановым описания принципов синергетики (см. "Синергетическая парадигма", М., 2002, с. 78-79) пять из семи им обозначенных (два принципа бытия - гомеостатичность, иерархичность, и три из пяти принципов становления - открытость, неустойчивость, динамическая иерархичность) могут быть отнесены к онтологическим постулатам. В них описываются те представления синергетики, которые она предлагает для включения в общенаучную картину мира. Что же касается наблюдаемости, которую В.Г. Буданов также выделяет в качестве основного принципа синергетического описания, то он, скорее, относится к категории познавательных идеалов и норм, связанных (соотнесенных) с принципами картины мира, но не тождественных им. Развитие современной научной картины мира на базе идей синергетики ставит и ряд новых, достаточно сложных проблем. Наибольшие трудности связаны с представлениями о наличии в саморазвивающихся системах особых информационных структур-кодов, которые фиксируют ценную для системы информацию, выступают ее компонентом и определяют способы ее взаимодействия со средой и ее воспроизводимости как целого. Современная наука выявила и описала такого рода информационные структуры и их функции применительно к живым и социальным системам. Это - генетический аппарат биологических организмов; это - культура, ее базисные ценности в организмах социальных. Вопрос состоит в том, насколько возможно распространять такой подход на саморазвивающиеся системы неживой природы. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. На мой взгляд, здесь следует выделить исследования Д.С. Чернавского, построившего модели генерации ценной информации в обобщенной форме, включая процессы самоорганизации в неживой природе.

=== еще вариант

В определенной части своего смысла синергетика и такие понятия как самоорганизация, саморазвитие и эволюция имеют общность, которая позволяет указать их все в качестве результатов синергетического процесса. В особенности самоорганизация устойчиво ассоциируются сегодня с синергетикой. Однако такие ассоциации имеют двоякое значение. С одной стороны, эффект самоорганизации является существенным, но, тем не менее, одним из компонентов, характеризующих синергетику, с другой — именно этот компонент придает выделенный смысл всему понятию синергетики и, как правило, является наиболее существенным и представляющим наибольший интерес.

Не только результаты, а и условия, причины и движущие силы самоорганизации имеют альтернативы. Так, в рассмотрении И.Р. Пригожина применительно к диссипативным структурам речь идет о когерентной самоорганизации, альтернативой для которой является континуальная самоорганизация индивидуальных микросистем, разработанная и предложенная А.П. Руденко. Главным достоинством ''континуальной'' самоорганизации является то, что именно такой подход позволяет провести рассмотрение связи самоорганизации и саморазвития. В соответствии с развитыми взглядами сущность прогрессивной эволюции состоит в саморазвитии континуальной самоорганизации индивидуальных объектов. Показывается, что способностью к саморазвитию и прогрессивной эволюции с естественным отбором обладают только индивидуальные микрообъекты с континуальной самоорганизацией и что именно прогрессивная химическая эволюция способна быть основанием для возникновения жизни.

Итак, исходя из существующих традиций, опираясь на основополагающий замысел Г. Хакена, можно предложить следующее определение:

СИНЕРГЕТИКА — (от греч. synergetikos — совместный, согласованный, действующий) научное направление, изучающее процессы образования и массовых (коллективных) взаимодействий объектов (элементов, подсистем): (1) происходящие в открытых системах в неравновесных условиях; (2) сопровождающиеся интенсивным обменом веществом и энергией подсистем с системой и системы с окружающей средой; (3) характеризуемые самопроизвольностью (отсутствием жесткой детерминации извне) поведения объектов (подсистем), сочетающейся с их взаимодействием и (4) имеющие результатом упорядочение, самоорганизацию, уменьшение энтропии, также эволюцию систем.

Представляется целесообразным отклониться от стремления к определению именно синергетики и констатировать то, чем реально занимаются специалисты в связи с исследованиями по синергетике.

Синергетическая концепция самоорганизации:

1. Объектами исследования являются открытые системы в неравновесном состоянии, характеризуемые интенсивным (потоковым, множественно–дискретным) обменом веществом и энергией между подсистемами и между системой с ее окружением. Конкретная система погружена в среду, которая является также ее субстратом.

2. Среда — совокупность составляющих ее (среду) объектов, находящихся в динамике. Взаимодействие исследуемых объектов в среде характеризуется как близкодействие — контактное взаимодействие. Среда объектов может быть реализована в физической, биологической и другой среде более низкого уровня, характеризуемой как газоподобная, однородная или сплошная. (В составе системы реализуется дальнодействие — полевое и опосредствованное (информационное) взаимодействие.)

3. Различаются процессы организации и самоорганизации Общим признаком для них является возрастание порядка вследствие протекания процессов, противоположных установлению термодинамического равновесия независимо взаимодействующих элементов среды (также удаления от хаоса по другим критериям). Организация, в отличие от самоорганизации, может характеризоваться, например, образованием однородных стабильных статических структур.

4. Результатом самоорганизации становится возникновение, взаимодействие, также взаимодействие (например, кооперация) и, возможно, регенерация динамических объектов (подсистем) более сложных в информационном смысле, чем элементы (объекты) среды, из которых они возникают. Система и ее составляющие являются динамическими образованиями.

5. Направленность процессов самоорганизации обусловлена внутренними свойствами объектов (подсистем) в их индивидуальном и коллективном проявлении, а также воздействиями со стороны среды, в которую ''погружена'' система.

6. Поведение элементов (подсистем) и системы в целом, существенным образом характеризуется спонтанностью — акты поведения не являются строго детерминированными.

7. Процессы самоорганизации происходят в среде наряду с другими процессами, в частности противоположной направленности, и могут в отдельные фазы существования системы как преобладать над последними (прогресс), так и уступать им (регресс). При этом система в целом может иметь устойчивую тенденцию или претерпевать колебания к эволюции либо деградации и распаду.

Самоорганизация может иметь в своей основе процесс преобразования или распада структуры, возникшей ранее в результате процесса организации.

Приведенное развернутое определение является если и не вполне совершенным, то все–таки необходимым шагом на пути конкретизации содержания, которое относится к синергетике, и выработки критериев для создания моделирующей самоорганизующейся среды.

Тем самым, о соотношении синергетики и самоорганизации следует вполне определенно сказать, что содержание, на которое они распространяются, и заложенные в них идеи неотрывны друг от друга. Они, однако, имеют и различия. Поэтому синергетику как концепцию самоорганизации следует рассматривать в смысле взаимного сужения этих понятий на области их пересечения.

Основные выводы:

1. Синергетика может быть использована как основа междисциплинарного синтеза знания, как основа для диалога естественников и гуманитариев, для кросс-дисциплинарной коммуникации, диалога и синтеза науки и искусства, диалога науки и религии, Запада и Востока (западного и восточного миропонимания).

2. Синергетика может обеспечить новую методологию понимания путей эволюции систем, причин эволюционных кризисов, угроз катастроф, надежности прогнозов и принципиальных пределов предсказуемости в экологии, экономике, социологии, геополитике. Синергетика дает нам знание о конструктивных принципах коэволюции сложных систем, находящихся на разных стадиях развития. Поэтому синергетика может стать основой для принятия обоснованных решений и предсказаний в условиях неопределенности, стохастических потрясений, периодической реорганизации геополитических структур.

Синергетика открывает принципы нелинейного синтеза: 1) наличие различных, но не каких угодно, способов объединения структур в одну сложную структуру, 2) значение правильной топологии, "конфигурации" объединения простого в сложное, 3)объединение структур как разных темпомиров, 4) возможность - при правильной топологии объединения - значительной экономии материальных и духовных затрат и ускорения эволюции целого.

3. Будучи междисциплинарной по своему характеру, синергетика позволяет выработать некоторые новые подходы к обучению и образованию, к эффективному информационному обеспечению различных слоев общества. Речь идет об образовании через обучающие компьютерные программы и дискеты, несущие новое видение мира и новые способы мышления, знание как know-how, реализующие синтез результатов естественных и гуманитарных наук. Естественнонаучное образование гуманитаризируется, а гуманитарное становится невозможным без новых естественнонаучных, нелинейных математических методов исследования. Новые информационные технологии становятся необходимыми в образовании.

4. Методология нелинейного синтеза, фундированная на научных принципах эволюции и коэволюции сложных структур мира, может лечь в основу проектирования различных путей человечества в будущее. Благодаря синергетике обретаем мы философию надежды.

В заключении хотелось бы привести еще один пример синергетики, раскрывающий ее сущность из области культуры. Собравшись вместе, музыканты под умелым руководством дирижера рождают высшее из искусств – музыку, которая разговаривает с сердцами. Оркестр – блестящее доказательство того факта, что эффект синергетики вызывается умелой организацией.

Билет 23.1. Становление опытной науки в Новое время. Ф. Бэкон и проблема индукативных умозаключений

Философия НВ датируется XVII в. Эта эпоха в западноевропейской истории знаменуется быстрым развитием естественных наук: физики, химии, астрономии, математики, среди которых ведущей становится физика. Развитие естествознания диктует основную проблему философской рефлексии – проблему построения универсального метода и универсальной науки. Гносеологическая проблематика становится центром философствования в XVII в.

Новое время провозглашает науку наиболее важной деятельностью человека, способной избавить его от всех бед и страданий. Очевидно, что метод такой науки также должен быть универсальным, гарантировать получение вечной, неизменной, полной истины. Самое себя философия НВ мыслит как универсальную систему окончательных научных истин, которая в случае правильного построения должна стать единственной, бесконечной растущей от одного поколения к другому системой идей, дающей окончательные ответы на все возможные вопросы.

В философии НВ сложились 2 конфликтующие позиции: эмпиризм (сенсуализм) и рационализм. Представителями эмпиризма НВ являются Ф. Бэкон, Д.Локк и Т. Гоббс. Сенсуалисты в качестве единственного источника познания признают опыт, а ведущей познавательной способностью считают сенситивную. Душа человека – чистая доска, на которой природа пишет свои письмена. Представители эмпиризма называют индукцию универсальным научным методом. При этом, конечно, осознаются проблемы, связанные с вероятностной природой индуктивного знания, ищутся способы повышения его достоверности.

Представителями рационализма НВ являются Р.Декарт, Б. Спиноза и Г.В. Лейбниц. Рационалисты утверждают, что всеобщее и необходимое знание невозможно получить из опыта, достаточное знание выводимо только из разума, который является главной познавательной способностью человека. В разуме изначально заложены всеобщие и необходимые истины, из которых по определенным логическим правилам выводится все содержание знания. Мышление действует наподобие духовного автомата, который производит истину по заранее установленным правилам. На этом основании универсальным философским методом рационалисты считали дедукцию.

Несмотря на дискуссию по вопросам об источнике знания и универсальном методе, рационализм и эмпиризм НВ не разделены непреодолимой стеной. Рационалисты не отрицают возможности сенситивного познания, не игнорируют опыт, но лишь утверждают, что достоверное знание невозможно вывести из опыта. Представители эмпиризма не отрицают роли интеллекта в познании, с помощью которого единичные данные органов чувств путем индукции организуются в общие знания, выступая, однако, против идеи врожденных истин, из которых выводится все содержание знания.

В НВ сформировалась также идеалистическая версия сенсуализма, иначе называемая субъективным идеализмом. Представителями этого направления являются Д. Беркли и Д.Юм. Идеалистические сенсуалисты субъективизировали опыт, отождествив его с совокупностью ощущений. Тезис эмпиризма – все из опыта – был истолкован ими в субъективно-идеалистическом духе. Идеалистические сенсуалисты сделали вывод, что европейская философия и наука строятся на иллюзорных понятиях, фикциях ума, за которыми ничего не стоит. Такими понятиями сенсуалисты назвали материю, субстанцию, причину, следствие, необходимость и т.п. Если отказаться от этих ложных понятий, то наука и философия в прежнем виде оказываются невозможными.

Дилемма эмпиризма и рационализма была разрешена в трансцендентальном идеализме И. Канта, который продемонстрировал возможности построения теоретической науки и впервые поднял вопрос о границах познающего разума.

Билет 23.2. Общенаучные методы познания и специфика познания в экономической науке Общенаучные методы познания и специфика познания в экономической науке Общенаучные методы познания и специфика познания в экономической науке

В соответствии с двумя уровнями научного познания различают эмпирические и теоретические методы. К первым относят наблюдение, сравнение, измерение и эксперимент, ко вторым — идеализацию, формализацию, восхождение абстрактного к конкретному и др. Следует, однако, отметить относительность этого деления. Например, сравнение широко применяется не только в эмпирических, но и в теоретических исследованиях, эксперимент применяется преимущественно на эмпирическом уровне, однако экспериментирование возможно и называемыми мысленными моделями. Метод моделирования трудно отнести безоговорочно к одному из двух уровней познания.

Абстрагирование, анализ и синтез, индукция и дедукция, моделирование, исторический и логический методы некоторые авторы рассматривают как приемы, которые используются на эмпирическом и теоретическом уровнях исследования. Методы и приемы, описанные в формальной логике, — абстрагирование и обобщение, анализ, синтез и др. иногда называют общечеловеческими, рассматривая их как методы, присущие человеческому познанию в целом, на их базе строится как научное, так и ненаучное познание. Рассмотрим методы эмпирического и теоретического познания. Эмпирические методы. Наблюдение — это целенаправленное систематическое восприятие объекта, доставляющее первичный материал для научного исследования. Целенаправленность — важнейшая характеристика наблюдения. Концентрируя внимание на объекте, наблюдатель опирается на имеющиеся у него некоторые знания о нем, без которых нельзя определить цель наблюдения. Наблюдение характеризуется также систематичностью, которая выражается в восприятии объекта многократно и в разных условиях, планомерностью, исключающей пробелы в наблюдении, и активностью наблюдателя, его способностью к отбору нужной информации, определяемой целью исследования.
В научном наблюдении взаимодействие между субъектом и объектом опосредуется средствами наблюдения: приборами и инструментами, с помощью которых ведется наблюдение. Микроскоп и телескоп, фото- и телеаппаратура, радиолокатор и генератор ультразвука, многие другие приспособления значительно расширяют возможности наблюдателя, превращают явления, не доступные невооруженным органам чувств человека — вирусы, микробы, элементарные частицы и т.п. — в эмпирические объекты. Как метод научного познания наблюдение дает исходную информацию об объекте, необходимую для его дальнейшего исследования.
Важную роль в познании играют сравнение и измерение. Сравнение представляет собой метод сопоставления объектов с целью выявления сходства или различия между ними. Если объекты сравниваются с объектом, выступающим в качестве эталона, то такое сравнение называется измерением. Кроме субъекта (измерителя) и объекта, измерение включает единицу измерения (эталон, или эталонный объект), измерительный прибор, а также метод измерения. Так, при сравнении двух предметов по весу, можно установить, что один из них тяжелее другого. В этом случае эталон, измерительный прибор, метод измерения не применяются. При измерении этих объектов для установления того, что один предмет весит 3 кг, другой-4, эти элементы измерения необходимы. С помощью измерения -устанавливаются численные характеристики объектов, а это имеет важное значение для многих областей научного познания, где необходимы точные количественные характеристики изучаемых объектов, прежде всего в естественных и технических науках. Что касается сравнения, то на этом методе основаны такие науки, как сравнительная анатомия, сравнительная эмбриология, сравнительное историческое языкознание и некоторые другие.

Наиболее сложным и эффективным методом эмпирического познания является эксперимент, опирающийся на другие эмпирические методы. Эксперимент (лат. - опыт, проба) — метод исследования объекта, при котором исследователь (экспериментатор) активно воздействует на объект, создает искусственные условия, необходимые для выявления определенных его свойств.
Как и наблюдение, эксперимент предполагает применение определенных средств: приборов, инструментов, экспериментальных установок. Но в отличие от наблюдения, которое осуществляется в естественных условиях, без воздействия наблюдателя на объект, эксперимент, как это видно из его определения, характеризуется активным воздействием на объект. А это позволяет изучить явление в «чистом» виде, благодаря исключению случайных, несущественных факторов. Кроме этого, эксперимент быть повторен столько раз, сколько требуется для получения достоверных результатов.

Теоретические методы. Идеализация. Этот метод основан на универсальном мыслительном приеме, применяемом в любом познавательном процессе — абстрагировании (лат. – отвлечение), которое представляет собой мысленное отвлечение от одних свойств предмета и выделение других его свойств. Результатом абстрагирования являются абстракции — понятия, категории, содержанием которых являются существенные свойства и связи явлений.
В процессе последовательного абстрагирования образуются абстракции все более высокой степени общности (планета Земля — планета Солнечной системы — планета — небесное тело — тело). Такое абстрагирование называется многоступенчатым. Видом абстрагирования является идеализация, сущность которой состоит в мысленном конструировании так называемых идеальных объектов, т.е. объектов, которые не существуют и не могут существовать в действительности, но изучение которых позволяет значительно упростить сложные системы, выделить свойства объектов в их «чистом» виде и благодаря этому установить существенные связи, не заслоненные побочными обстоятельствами. Метод идеализации находит широкое применение в научном познании. Он позволяет переходить от эмпирических законов к теоретическим, формулировать их на языке науки. В современной науке все более широкое применение находит формализация - метод изучения некоторых областей знания в формализованных системах с помощью искусственных языков. Таковы, например, формализованные языки химии, математики, логики.
Формализованные языки позволяют кратко и четко фиксировать знания, избегать многозначности терминов естественного языка. Системы, построенные методом формализации, основаны и анализе определенной теории, являются ее знаковой моделью. Они освобождают объект от «мешающих случайностей», создают условия для более глубокого их исследования. Так, употребляемая в логике символика (схемы простых и сложных суждений, различных видов умозаключений, доказательства и опровержения, таблицы истинности и т.п.) является важным условием изучения структуры мыслей, преобразования знаковых систем в соответствии с формальными правилами, позволяет выявить общие принципы рассуждений независимо от их конкретного содержания.
Формализацию, основой которой являются абстрагирование и идеализация, можно рассматривать как разновидность моделирования — знаковое моделирование. Восхождение от абстрактного к конкретному. «Конкретное» и «абстрактное» представляют собой универсальные категории, характеризующие как реальным объект, так и познание. Объект конкретен как объективно существующая реальность. Конкретное в действительности, объективно-конкретное — это реальный чувственно воспринимаемый предмет в единстве всех его многочисленных свойств, сторон и связей. Отдельная сторона, отношение, свойство представляют собой объективно-абстрактное. В противоположность конкретному оно выступает как относительно самостоятельный фрагмент, сторона конкретного. В гносеологическом аспекте «абстрактное» и «конкретное» характеризуют знание об объекте. Под абстрактным понимается неполное, одностороннее знание, выраженное в понятиях и категориях, содержанием которых являются отдельные стороны объекта, под конкретным — всестороннее и полное знание, отражающее объект во всей совокупности его сторон и связей. Конкретное выступает как мысленное конкретное, синтез абстракций.
Теоретическое мышление, переходя от одной абстракции к другой, синтезирует их в процессе восхождения к конкретному— всестороннему знанию об объекте, его теории.
Восхождение имеет определенную структуру, основными элементами которой являются исходный пункт (начало восхождения) процесс восхождения и его результат.
Началом восхождений должна быть наиболее абстрактная категория, содержащая в себе в неявном виде другие категории (у Гегеля категория бытия). Процесс восхождения представляет собой развертывание категорий (по Гегелю, это качество — количество — мера — сущность — явление — действительность и т.д.), последовательность которых образует ступени восхождения к его результату — идее. С исследования реального объекта (объективно-конкретного) начинается познание. Это исходный пункт познавательной деятельности, движение от чувственно-конкретного к образованию абстракций. Только на основе выявленных абстракций возможно второе восхождение — от абстрактного к конкретному, к воспроизведению конкретного посредством мышления. Дело не только в том, что без первого «восхождения» невозможно образование абстракций, но еще и в том, что весь процесс восхождения от абстрактного к конкретному опирается на первое восхождение, т.к. предполагает постоянное обогащение содержания теоретической мысли эмпирическими данными. Это выражается в уточнении и обогащении абстракций, которые являются ступенями движения к конкретному, во введении новых понятии полученных из анализа объективно-конкретного. Поэтому восхождение от абстрактного к конкретному не может рассматриваться как полный отрыв от эмпирического уровня познания, не быть интерпретировано, как у Гегеля, в виде чистого восхождения, выведения одного понятия из другого безотносительно к реальной действительности. Оба процесса неразрывно связаны друг с другом, составляют единство, ведущей стороной которого в теоретическом познании является восхождение от абстрактного к конкретному, а необходимым моментом — восхождение от конкретного к абстрактному, опираясь на которое познание движется от знаний об отдельных сторонах объекта, выраженных в абстракциях, ко все более полному и всестороннему знанию, к синтезу категорий, к теории объекта.

Процесс познания в экономических науках можно представить следующим образом:

  • теоретическое исследование

• выдвижение гипотезы о закономерностях типа "действие - причина",

•формулирование причинно-следственных связей,

•эмпирическая проверка

• построение разъяснительной и прогнозной моделей;

технологическое исследование

• выработка рекомендации для дальнейших действий типа "цели - средства их достижения",

• создание модели поддержки принятия решений.

Оптимизационные модели нацелены на максимизацию выгоды или прибыли. Они построены таким образом, чтобы можно было использовать оптимизационный алгоритм и получить оптимальную практическую рекомендацию. Их недостаток заключается в вынужденном упрощении действительности, поскольку определение параметров модели должно быть ориентировано на обеспечение возможности выработки решений. Поэтому полученные рекомендации часто теряют практическую ценность. Этим объясняется, почему экономическая практика относится к ним скептически. Тем не менее оптимизационные модели по сравнению с интуитивными умозрительными моделями менеджеров имеют значительные преимущества:

• не допускают логических ошибок, так как могут быть математически проверены на наличие нарушений логики;

• являются бескомпромиссными и не содержат ничего лишнего, сводят проблему к ее сути и содействуют выражению основополагающих взаимосвязей целей и средств.

Математические модели обеспечивают систематическое осмысление проблем и позволяют одновременно учитывать все влияющие на них факторы. Вместе с тем, раскрывая все предпосылки, они становятся более уязвимыми для критики по сравнению с умозрительными моделями, где исходные пункты рассуждений формулируются их создателями.

Что касается имитационной модели, то она решается не аналитически, а экспериментально или эвристически, что вследствие резкого увеличения расчетов требует использования электронно-вычислительной техники. Благодаря компьютерным технологиям неожиданно для многих возрождается и математическое модельное мышление. С помощью имитации могут быть найдены удовлетворительные решения сложных проблем, тогда как оптимизационные модели позволяют получить оптимальные решения только для проблем с простой структурой.

Билет 24.1. Основные этапы в развитии ФН.

Как направление исследований философия науки оформилась в середине XIX века, благодаря направлению позитивизма в философии и трудам Дж.Милля, О.Конта, Г.Спенсера. Второй этап развития философии науки связывают с именами Эрнста Маха (австрийский физик и философ), который заявлял, что цель науки - экономия мышления и Анри Пуанкаре (французский математик), отстаивавших умеренный (свободный от крайностей) конвенционализм.

Логический позитивизм - с конца 20-х годов поставил цель - реформировать науку и философию. На формирование концепции логического позитивизма оказала огромное влияние математическая логика. Научное знание отождествлялось с выражающим его языком и основным средством исследования был логический анализ языка науки. С его помощью надеялись очистить язык науки от псевдонаучных выражений и придать ему ту строгость и точность, которые были достигнуты в математике и логике. Однако попытки втиснуть науку в узкие логические схемы потерпела неудачу. Однако эта методологическая концепция оказала влияние на становление аналитической философии, философии языка, современной логики и компьютерных наук. В рамках логического позитивизма возникла проблема демаркации научного и ненаучного знания. В результате дискуссий был предложен принцип верификационизма. Критерий верифицируемости (подтверждения): предложение научно только в том случае, если оно верифицируемо, т.е. если его истинность может быть установлена наблюдением; если же предложение неверифицируемо, то оно ненаучно. Логические позитивисты отстаивали принцип кумулятивизма: каждый последующий шаг в познании есть обобщение предыдущих, нет потерь знаний, нет переворотов.

Индукция - основной метод науки с точки зрения логических позитивистов был подвергнут критике Карлом Раймундом Поппером. В каждой научной теории, в каждом научном утверждении содержится элемент риска: они могут оказаться неверны, и опыт, эксперимент, наблюдение могут их опровергнуть. Вот этот элемент риска, способность в принципе опровергаться эмпирическими данными и является отличительной особенностью научного познания. Люди могут подтверждать даже абсурдные идеи. (Поппер: философия, история, религия всегда верифицируемы и неопровержимы ничем). Чтобы идея стала научной, нужно показать при каких условиях от нее можно отказаться. Поппер формулирует принцип фальсификационизма: теорию следует испытывать фальсификацией. Он впервые оценил позитивную силу ошибки. Метод проб и ошибок, включающий только дедукцию, - основной метод науки, по мнению Поппера. Отрицание кумулятивизма. Прогресс в разоблачении ложных теорий.

Поппер создает концепцию трех миров: мира физических объектов и состояний, мира состояний сознания и мыслительных состояний, мира объективного содержания мышления (научного, поэтического): теоретические системы, проблемы, ситуации, содержание книг, библиотек. Знание, по его мнению, это «третий мир». Поппер автор идей открытого общества и критического мышления.

Томас Кун -американский историк науки, теоретический физик, один из первых осознал необходимость исследовать историю науки, прежде чем делать заключения о научности-ненаучности. Пропагандировал Релятивизм как направление в философии науки имеет свои сугубо фи­лософские корни. Релятивизм стал течением философии науки благодаря той традиции философской мысли, которую он унаследовал уже у античных со­фистов и скеп­тиков. Ее началом можно считать известный принцип софис­тов, трак­тующих человека в качестве "меры всех вещей". Релятивизм (от лат. relativus – относительный) утверждает от­носи­тельность, условность, ситуативность научного знания. Это означает харак­теристику науки не через особен­ности знания, а че­рез социальные черты на­учной деятельности, через социально-психологические черты ученого, то есть структурные характери­стики научного знания и тем более его содержа­ние определяются ситуацией, в которой это знание осуществляется. При та­ком под­ходе объяснение деятельности ученых исходит из культурно-исто­ри­ческих условий развития науки, из состояния дел в научном кол­лективе или из особенностей психики ученых. Наука отличается от других сфер, по его мнению, наличием парадигмы - совокупности знаний и методов, которую принимает все сообщество ученых в определенный период времени. Парадигма включает философские установки, законы, модели и интерпретации, образцы решения проблем. Нормальная наука по Куну - стабильное развитие науки, направляемое парадигмой, движение от схемы, общего контура картины природы к детализации, конкретизации. Научная революция - центральное понятие в концепции Куна. Аномалия - неспособность парадигмы решить проблему. Революция возникает как смена парадигмы. Конкуренция между парадигмами. Переход от старой парадигмы к новой нельзя объяснить логико-методологическими стандартами, чаще всего он обусловлен нерациональными факторами (возраст, стремление к успеху, признанию или материальному достатку и т.д.). Кун провозглашает антикумулятивизм.

Имре Лакотос заявляет, что наука должна быть соревнованием исследовательских программ, соперничающих между собой.

Пол Фейерабенд заявил об анархизме как о незаменимом профилактическом средстве для науки и философии науки: «Может быть успешным любой метод». Он сделал акцент на ценности контрнормы и развивал тезис о несопоставимости, несоизмеримости теорий (ньютоновская механика, теория относительности).

Микаэл Полани (специалист по физической химии, теории творчества, социологии науки) создает концепцию неявного личностного знания, подчеркнув роль навыков, мастерства, невербального мышления в творчестве ученого.

При изучении вопрос о демаркации науного и ненаучного, следует иметь в виду, что вопрос о том, что такое наука, как точно отличить науку от ненауки, так и не получил до сих пор строго решения. Пользуясь указанными выше критериями демаркации, можно лишь приблизительно сказать, что такое наука и лишь в общих чертах определить сферу научной деятельности. Однако всегда появятся сомнительные случаи, когда критерии научности будут бессильны. Критерии научности должны оставаться несколько неопределенными, иначе они могут оказаться препятствием для возникновения новых научных дисциплин и познания ранее неизвестных предметов и явлений.

Билет 24.2. Методы экономических исследований

Методы экономических исследований можно классифицировать разными путями, согласно разным критериям и при этом построить различные типологии (классификации).

Научные и ненаучные методы экономических исследований

Все методы экономических исследований можно разделить на научные и ненаучные методы.

Научный методэто способ освоения действительности, основанный на рациональном, доказательном, системном исследовании природы и общества. Главной целью научного метода является получение объективной истины об окружающем нас мире знания, независимого от самого субъекта познания. Научная истина основана на проверяемых фактах, доказана опытом и экспериментом, а главной формой ее существования выступают научная теория.

Можно указать на пять основных требований, предъявляемые к научному методу:

1) строгость = рациональность и доказательность 2) однозначность = внутренняя непротиворечивость 3) эффективность = способностью за конечное число шагов достигать предполагаемого результата 4) простота (экономность) = доступным для понимания и использования 5) эвристичность = способность приносить новые результаты.

Все эти качества (строгость, однозначность, эффективность, простота, эвристичность) должны быть присущи и научным методам экономического исследования: последние составляют фундаментальную особенность экономической науки в отличие от экономических знаний, основанных на житейском опыте и здравом смысле.

Ненаучные методы экономического исследования это методы, основанные на ограниченно рациональном (или полностью иррациональном), несистемном, недоказательном (или вообще, бездоказательном) подходе к экономической действительности. Главными признаками «ненаучности» здесь выступают несистематизированность, хаотичность, апелляция к авторитету, к вере или мифу.

Все виды ненаучного экономического знания можно разделить на три основных группы:

1) религиозное и мистическое экономическое знание (проблема ростовщичества в античной и средневековой христианской философии.)

2) «идеологическое», «иллюзорное» экономическое знание (коммунистическая (социалистическая) идеология, господствовавшая в Советском Союзе с 1917 по 1991)

3) обыденное экономическое знание (знание, основанное на здравом смысле, житейском опыте, практической сметке.)

Всеобщие, общие и частные экономические методы

Научные методы экономического исследования можно разделить на всеобщие методы, общие методы и частные методы.

Всеобщие методы экономической науки  это ее философские методы, т.е. принципы и законы философии, которые могут быть опосредованно применены экономической наукой в частных экономических исследованиях. Такие принципы и законы направлены на их всеобщее применение, т.е. на использование абсолютно во всех экономических исследованиях

Общие методы экономической науки  это те экономические методы, которые применимы на всех уровнях экономического исследования, но при этом не являются они не являются философскими методами. Иначе говоря, это методы, которые используются, помимо экономики, и в других науках, но не охватываю собой абсолютно все науки, а только некоторую часть их. К таким методам мы относим все математические и статистические методы, метод эксперимента, некоторые виды наблюдения, моделирование и т.п. Все они могут быть применены как в экономическом исследовании, так и в исследованиях других социальных, естественных и технических наук.

Частные методы экономической науки  методы, используемые исключительно в рамках экономической науки и нигде больше не применимые. К числу частных методов экономического исследования можно отнести следующие методы: экономическое наблюдение, экономический эксперимент, экономическое моделирование, экономическая индукция, построение экономических гипотез, исторический анализ хозяйственных явлений и т.д. и т.п.

В процессе реального экономического исследования все три типа методов взаимодействуют и коррелируют между собой, выполняя при этом каждый свою функцию: всеобщие методы предлагают наиболее общий вариант для постижения экономических истин; общие методы конкретизируют общие ходы экономического исследования, помогают обобщать и анализировать накопленные экономические факты, выявлять частные экономические законы и принципы; в свою очередь, частные методы экономического исследования исследуют отдельные стороны экономических объектов, дополняя общий экономический анализ изучением конкретных экономических явлений и процессов.

Логические и нелогические экономические методы


Научные методы экономического исследования далее можно разделить на методы логические и нелогические.

Логические методы научного исследования  это, как следует из самого названия, методы, основанные на логике: формальной логике и математической логике. К числу таких методов относятся: методы дедукции и индукции, метод формализации и математизации, метод логической интерпретации, метод аксиоматизации, метод аналогии, метод доказательства, метод логического обоснования и некоторые другие методы. «Логические методы  это такие общие методы, которые представляю собой систему категорий и законов науки логики, и средствами которых анализируются и строятся языки науки, структура самого процесса познания и результаты его  научные теории, научные знания». На уровне экономического анализа данные методы можно конкретизировать следующим образом: к числу логических методов экономического исследования относятся: метод экономической индукции и метод экономического дедукции, Методы формализации и математизации в экономическом познании, метод интерпретации в объяснении экономических фактов и явлений, метод аксиоматизации в построении экономических теорий и доказательств, метод экономической аналогии (метод аналогии в объяснении экономических явлений), метод экономического доказательства и т.п.

Нелогические методы научного исследования  это такие методы, которые по своей структуре не связаны с формальной и математической логикой, а зачастую ей прямо противоречат,  т.е. являются алогичными. К числу нелогических методов на экономическом уровне анализа можно отнести: экономическое наблюдение, экономический эксперимент (в их «чистом» виде, без приложенного теоретического инструментария), исторический метод в экономическом исследовании, экономическую интуицию, экономическую веру (в ее безрелигиозном смысле  как убежденность в наличии тех или иных экономических фактов) и т.п.

Количественные и качественные экономические методы

Количественный метод экономического исследования  это метод, базирующийся на использовании в экономическом исследовании измеряемых величин,  как правило, выраженных в виде чисел. Основу такого метода составляет операция (процедура) измерения. Измерение это процедура, с помощью которой измеряемый объект сравнивается с некоторым эталоном и получает числовое выражение в определенном масштабе или шкале. В экономическом познании к числу количественных методов принято относить два основных метода: математический и статистический. В своем прикладном значении эти два метода обычно объединяют в один общий метод  эконометрический.

Качественный метод экономического анализа  это экономический метод, где операции измерения практически не используются, а основное внимание сосредоточено на «словесном» описании, интерпретации, истолковании и объяснении свойств изучаемого экономического объекта. Главной целью при этом является достижение «понимания» сущности исследуемых свойств (качеств), а также необходимая «логическая» («рациональная») интерпретация их.

Теоретические и эмпирические методы экономических исследований

Еще одна важнейшая классификация экономических методов  это разделение их на эмпирические методы и теоретические методы.

Эмпирические методы экономического познанияэто методы познания экономической реальности, действующие на уровне опыта. Существует два основных эмпирических метода: экономическое наблюдение и экономический эксперимент, а важнейшей их составляющей является процедура (операция) измерения.

Экономическое наблюдение  это целенаправленное и организованное восприятие фактов хозяйственного мира (экономических фактов), доставляющее первичный материал для научного экономического исследования. Далее эти факты, будучи соответствующим образом обработаны и осмыслены, используются в теоретических моделях и построениях.

Экономический эксперимент  это исследование какого-либо хозяйственного явления путем активного воздействия на него; при этом, либо создаются какие-то новые экономические условия, согласно целям данного эксперимента, и меняется течение хозяйственного процесса в нужном направлении, либо сам хозяйственный процесс воспроизводится искусственно посредством его моделирования

Экономическое измерение как процедура или операция дополняет и углубляет экономический анализ, помогает дополнить качественный метод в экономическом исследовании количественным методом, повышает точность наших экономических знаний.

Теоретические методы экономического познания это методы познания, действующие на уровне рационально обоснованных систем научного экономического знания. К числу таковых можно отнести: экономический анализ, экономический синтез, экономическую аналогию и экономическое моделирование, экономическую индукцию, экономическую дедукцию, математизацию и формализацию в сфере экономического знания, экономическую интерпретацию, а также исторический и эволюционный анализ в области экономического знания.

Экономический анализ  это расчленение (разъединение) в экономическом познании фрагментов какого-либо целого на его составные части; такой подход позволяет установить структуру исследуемого экономического объекта, свести в нем сложное к простому и устранить несущественное, оставив только существенное; цель экономического анализа в таком виде  познание частей как элементов сложного экономического целого.

Экономический синтез  это, в противоположность экономическому анализу, есть метод экономического познания, целью которого является объединение в нечто единое целое частей, свойств, элементов, выделенных посредством экономического анализа. Экономический синтез дополняет экономический анализ и находится с ним в неразрывном единстве.

Экономическая аналогия  это метод экономического исследования, предполагающий, что у некоторого экономического объекта или процесса существуют определенные признаки, если в других своих признаках он сходен с другим, более изученным экономическим объектом или процессом.

Экономическое моделирование  воспроизведение характеристик какого-либо экономического объекта на другом (материальном или идеальном) объекте, специально созданного для изучения этих характеристик. Экономическая индукция  это метод экономических исследований, основанный на переходе от частных экономических фактов к общим выводам и положениям. Базисом экономической индукции является индуктивное умозаключение, которое может быть полным или неполным.

Экономическая дедукция  метод экономических исследований, основанный на переходе от общих, уже доказанных, утверждений относительно каких-либо экономических теорий или фактов, к более частным выводам и положениям.

Экономическая интерпретация  это важнейшая составная часть экономического анализа, которую вполне можно трактовать как особый метод экономической науки. Целью экономической интерпретации является исследование основных значений (семантических значений) тех или иных экономических понятий или утверждений. Формализация экономического знания как метод экономических исследований представляет собой обобщение форм различных по содержанию хозяйственных процессов, абстрагирование этих форм от содержания этих процессов.

Частным случаем метода формализации выступает математическая формализация (математизация) экономического знания. Суть последней состоит в построении абстрактно-математических моделей, раскрывающих сущность исследуемых хозяйственных процессов.

Исторический метод в экономическом исследовании  это метод экономических исследований, основанный на изучении каких-либо хозяйственных процессов или объектов в хронологически последовательных фазах их существования; при этом особое внимание уделяется анализу конкретных экономических событий и фактов. Эволюционный метод в экономическом исследовании можно рассматривать, с одной стороны, как «очищенный» от мелких «наслоений» и «случайностей» исторический метод,  т.е., это, по сути, есть рассмотрение «общей логики» эволюции какого-либо хозяйственного процесса или объекта вне всяких исторических «отклонений» и «шероховатостей»;

Малораспространенные классификации методов экономического исследования

Существуют также малораспространенные классификации экономических методов. Например, такие методы разделяю на прямые и косвенные. Иногда выделяют также: системный метод экономических исследований, структурно-функциональный метод экономических исследований и т.п.

Основные выводы

1) Научный метод  это способ освоения действительности, основанный на рациональном, доказательном, системном исследовании природы и общества. Главной целью научного метода является получение объективной истины об окружающем нас мире  знания, независимого от самого субъекта познания. Научная истина основана на проверяемых фактах, доказана опытом и экспериментом, а главной формой ее существования выступают научная теория. Основные требования к научному методу: строгость, однозначность, эффективность, простота (экономность), эвристичность.

2) Помимо научного экономического знания, существуют и ненаучное экономическое знание, получаемое ненаучными методами экономических исследований. Сюда входят: религиозное и мистическое экономическое знание; «идеологическое», «иллюзорное» экономическое знание; обыденное экономическое знание

3) Экономические методы можно разделять по самым разнообразным критериям и строить различные классификации. Например, их можно делить на: а) всеобщие, общие и частные; б) логические и нелогические; в) качественные и количественные. Но наиболее важное значение имеет разделение экономических методов на эмпирические и теоретические: к первым относятся  экономическое наблюдение, экономический эксперимент и экономическое измерение, ко вторым  экономический анализ, экономический синтез, экономическая индукция, экономическая дедукция, экономическая аналогия, экономическое моделирование, экономическая интерпретация, математический метод, статистический метод, и два генетических метода  эволюционный и исторический.

4) Существуют также малораспространенные классификации экономических методов. Например, такие методы разделяю на прямые и косвенные. Иногда выделяют также: системный метод экономических исследований, структурно-функциональный метод экономических исследований и т.п.

Билет 25.1. Позитивистская традиция в философии науки. Первый позитивизм.

Во второй пол 19в позитивизм становится наиболее влиятельным течением зап фил. П. Позитивизм (от латинского positivus – положительный) объявил единственным источником истинного знания конкретные, частные науки и выступил против ф. как метафизики, но за ф. как особую науку. Под метаф. понимали умозрительную философию. бытия (онтологию, гносеологию)

Позитивизм - фил позитивного знания, отвергающая теоретические спекуляции и умозрения как средства получучения знания.

Позитивисты говорили, что только совокупность наук дает право говорить о мире в целом. Т.о. если ф. научна то она должна распрощать ся с попыткой судить о мире в целом.

Как направление в философии позитивизм прошел 3 этапа развития:

  • Собственно позитивизм (30-70гг 19 века) - Огюст Конт, Дж.Ст.Миль, Спенсер

  • Эмпириокритицизм (конец 19 века) - Мах, Авенариус.

  • Неопозитивизм (с середины 20х гг 20 века) - Шлик, Карнап, Витгенштейн, Б.Рассел.

Через все три этапа развития П.проходит общая идея , которая в неопозитивизме была сформулирована как программа «реконструкции философии». Справедливо критикуя натурфилософские настроения, кот. Часто навязывали науке неадекватные умозрительные образыизучаемых ею объектов и процессов, позитивизм перенес эту критику на философию в целом. Так возникла идея очищения науки от метафизики.

Первый позитивизм.

В первом позитивизме основное внимание уделялось проблемам систематизации научного познания и классификации наук.

Основными лидерами первого позитивизма были О. Конт, Г.Спенсер, Дж.С.Милль. У.Уэвелл. В центре внимания их исследований оказались по преимуществу проблемы, связанные с изучением индуктивно-логических и психологических процедур опытного познания. В это время были заложены основные идеи позитивистского направления в философии. которые по существу определяли его развитие на различных исторических этапах. К этим исходным идеям относятся: гносеологический феноменализм – сведение научных знаний и совокупности чувственных данных и полная устранение “ненаблюдательного” из науки; методологический эмпиризм – стремление решать судьбу теоретических знаний исходя из результатов его опытной проверки; дескриптивизм – сведение всех функций науки к описанию, но не обьяснению; полная элиминация традиционных философских проблем.

Термин «позитивное» Конт применял как характеристику научного знания. Позитивное в его понимании – это реальное, достоверное, точное и полезное знание , в противовес смутному, сомнительному. Конт утверждал, что наука должна ограничится описанием внешних сторон объекта, их явлений и отбросить умозрение как средство получения знаний. Проблемы, утверждения, понятия, которые не могут быть ни разрешены, ни проверены посредством опыта, позитивизм объявил ложными или лишенными смысла. Отсюда – отрицание познавательной ценности философских исследований и утверждении, задачей философии является систематизация и обобщения социально-научного эмпирического знания.

. Основные идеи работы О.Конта- “Курс позитивной философии”:

  1. Попытка классификации наук. Иерархия наук должна быть выстроена от простого к сложному, при кот логическое производит историческое. Низшая ступень - наука наиболее абстрактная и обладающая наибольшей всеобщностью (математика, далее: астрономия, механика, физика, химия, физиология, социальная физика - социология)

  2. Пытался определить науку по ее предмету. Однако он исходил при этом из кантовского идеализма, предполагая, что науки имеют дело с метафизика с вещью. Так как вещи нельзя познать, то метаф должна быть отвергнута.

  3. Пытается выявить закон 3 стадий развития познания и соответствующие типы мировоззрения. а)Телеологическая когда поведение чел определяется буйством фантазии, верой в богов... б)Метафизическая - бог становится субстанцией... в) Позитивная стадия - это стадия становления научного взгляда на вещи. Начинается с соединения опыта с абстрактным мышлением.

  4. Позитивные науки - попытка создания научной религии. Высшее понятие этой рел - человечество как целое. Прошлое, настоящее и будущее человечества объединены мистической связью. По существу единое чел-во результат, но не предпосылка исторического процесса.

Джон Стюарт Милль (1806-1883) Основатель позитивной логики и методологии науки. Работа: “Сиситема логики силлогистической и индуктивной”. Идеи Милля имеют социальную устремленность. Он пытается разработать такую теор знания, чтобы знания были бы научными (как в естеств науках). Существует контраст между состоянием естествозн и обществознания. Первое в цветущем состоянии, во втором - топтание на месте, одни сист сменяются др. Поэтому необходимо организовать помощь социологии со стор естествознания. Надо методы естеств применить в социологии. Какие же это методы? Основной метод - физика. Физ. - это теоретическое знание, которое позволяет контролировать процессы, Особенность физ. - соединение опыта и теории, индукции и дедукции. Развитая физ предполагает 2 уровня знания: 1.Эмпирические обобщения 2.Объясняющая теория. Между этими уровнями сущ строгая лог связь - Эмпир обобщение есть лог вывод из объясн теории. Необходимо их взаимоподкрепление. Метод соц науки должен стать точной копией методов физики

Герберт Спенсер (1820-1903) Он подобно Конту поставил задачу создать синтетическую философию без самой философии. По Сп это вся философия, но без метафизики. (т.к. метаф - это попытка судить о мире вещей, которые непознаваемы). Стержнем единства знаний людей является идея эволюции. Процесс эвол означает возрастание определенности вида. Спенсер выводил эволюцию из закона сохранения и превращения энергии, а последний из закона сознания., т.е. псих привычки человека.

Чел имеет дело со сплошным потоком впечатлений - этот поток - основа закона сохранения.

Он пытается применить идею эволюции при рассмотр теории познания: Он полагает, что наша иллюзия врожденных идей есть результат накопленной наследственности. То, что для вида апостериорно для индивида априорно. Т.е в историческом развитии опыт приводит к возникновению новых знаний, а затем это новое усиливается и передается как априорное.

Билет 25.2. Объект и предмет философии экономики (ПРОВЕРИТЬ)

25.2. ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИКИ

История послевоенной западной философии экономики характеризуется небывалым ростом методологических исследований, значительная часть которых была связана с поиском единой методологии экономической науки. Острые дискуссии велись вокруг методологических принципов исследования и построения экономических теорий и о критериях истинности таких теорий. В русскоязычной литературе практически отсутствуют работы, освещающие проблемы методологии в современной философии экономики, а подобный анализ необходим для осмысления и оценки основных теорий и концепций, а также для выяснения истоков существующих разногласий.

Ключом к пониманию методологических споров в философии экономики является то, что начиная с 30-х г.г. XX века сдвиги в методологии экономического анализа происходили в неразрывной связи с изменениями в направлении исследований в современной философии науки. Восприятие идей логического позитивизма и критического рационализма определило переосмысление основных предпосылок неоклассической экономической теории, — таких как идея равновесия, принцип максимизации, предпосылка о совершенной конкуренции, гипотеза о рациональности поведения субъектов (Homo economicus) и др. Анализ многообразия методологических установок, которых придерживаются в вопросе о "правильных" принципах построения "истинной" теории представители различных направлений современной философии экономики, позволяют выделить в них два основных течения.

Первое течение представляет так называемое main stream, или ортодоксальное направление (неоклассика, неоклассический синтез, ортодоксальное кейнсианство, монетаризм)(1). Представители данного течения, - Т.Хатчисон, Ф.Махлуп, П.Самуэльсон, М.Фридмен и др., -испытали влияние философско-методологических установок логического позитивизма Венского кружка, бихевиоризма, операционализма, гипотетико-дедуктивной модели науки (К.Поппер, К.Г.Гемпель). Основной принцип построения теории в рамках данного направления в общих чертах сводится к следующему: теория строится дедуктивным способом на базе самоочевидных или эмпирически подтвержденных исходных положений (гипотез, или общих законов), причем особое значение придается возможности четкого разграничения истинных и ложных, научных и ненаучных положений.

Позитивистская традиция в философии экономики получила свое предельное выражение в работах Т.Хатчисона, позицию которого нередко называют "ультраэмпиризмом". Его главный тезис заключался в  следующем: экономические исследования должны быть ограничены эмпирически проверяемыми положениями. Причем прямую эмпирическую проверку должны пройти все (от исходных до окончательных) положения теории. Введя в экономическую дискуссию попперовский принцип фальсификационизма, Хитчисон критиковал представителей априоризма в философии экономики (Л.Роббинс, Л. фон Мизес). Задачу экономической науки Хатчисон видел в эмпирическом анализе наблюдаемых фактов. Такой анализ, по его мнению, является единственным источником, позволяющим формировать правильные, реалистичные предпосылки для любой экономической теории.

Критика и замена логического позитивизма логическим эмпиризмом (отказ от прямой проверки теоретических положений в пользу непрямой их проверки) повлияли на формирование концепций Махлупа и Фридмена. Несколько иную трактовку получил вопрос об оценке истинности теории. Если для Хатчисона характерной чертой было стремление оценивать все положения теории, то система взглядов Махлупа предполагает проверку теории как единого целого. Согласно концепции Фридмена, которую он сам назвал "позитивной экономической наукой", окончательный вердикт по поводу экономической теории должен выносится в зависимости от их способности предсказывать явления, для объяснения которых они созданы. Инструменталистскую концепцию Фридмена ("теория как инструмент прогнозирования") принято считать методологической основой неоклассической экономической теории.

Большое влияние на формирование методологических споров в философии экономики оказала постпозитивистская дискуссия о проблеме фальсификации. По мнению Поппера, факт, противоречащий научной теории, фальсифицирует ее и вынуждает ученных от нее отказаться. Ученики и критики Поппера (Кун, Локатос, Фейерабенд и др.) в процессе дискуссий выяснили, что процесс фальсификации не так прост. М. Блауг в статье "Несложный урок экономической методологии" развивает мысль, что методологические теории Хатчисона, Фридмена, Самуэльсона, Махлупа (эмпиризм, инструментализм, дескриптивизм, конвенционализм), является по сути не чем иным, как "выхолощенным фальсификационизмом". Отрицая возможность контролируемого эксперимента в общественных науках, Блауг приходит к выводу, что "в экономической науке противоречия между теорией и фактами никогда не носят абсолютного характера", и что "экономистам для того, чтобы отбросить какую-либо теорию, нужно гораздо больше фактов, чем, скажем физикам". По мнению Блауга, в экономике, как в других науках, теория отвергается не просто под влиянием фактов, а только при наличии лучшей теории.

В рамках философии науки такой подход, ставивший альтернативную теорию на место попперовского факта как критерия фальсификации, уже имел место в 70-х-80-х г.г., и связан с именами Л. Фейерабенда, Т.Куна, И Лакатоса, Р.Рорти и др. философов, критиковавших логический эмпиризм и пытавшихся разработать иной подход в философии науки, основанный на некумулятивистской концепции роста знания. По мнению Фейерабенда, рост знания происходит в результате пролиферации (размножения) теорий, которые являются несоизмеримыми (т.е. дедуктивно не связанными, использующими разные методы и понятия). Такие теории, будучи совместимыми, не являются рационально сравнимыми и выбор между ними осуществляется лишь по мировозренческим и социально-психологическим основаниям, Принятие тезиса о несоизмеримости альтернативных теорий означало разрыв с попперианством, поскольку сам Поппер настаивал на сохранении принципа несовместимости, а принцип неограниченной пролиферации открыл дорогу методологическому плюрализму, нашедшему многих приверженцев в экономической науке.

Второе направление в методологии экономики, - так называемую "новую", или неортодоксальную методологию, - принято связывать с идеями методологического плюрализма, высказанными на постпозитивистском этапе философии науки (60-90-е гг.).

Представители методологического плюрализма в философии экономики (Б.Колдуэлл, Л.Боленд, Д.Макклоски и др.) выступают против единой методологии экономической науки за "за свободу выбора метода исследования". В рамках новой методологии отрицается какой-либо универсальный критерий оценки теории. По мнению Колдуэлла, исходной оценкой методологического плюрализма является признание того, что "не существует универсального, логически совершенного метода оценки теории". Рост знания не может быть описан как прямая линия, эволюция науки предстает как динамический процесс, допускающий "как постоянство, так и изменчивость, как единодушие, так и резкую критику". В рамках методологического плюрализма признается возможность и неизбежность существования нескольких, не сравнимых между собой парадигм, отражающих различные стороны предмета исследования, выбор которых, хотя и отражает реальность, но допускает и даже предполагает значительную долю субъективизма.

В своей критике "позитивной экономической науки" представители неортодоксальной методологии отрицали строгое разграничение научного и ненаучного знания и подчеркивали иллюзорность объективности любых критериев оценки теории и неизбежность нормативных элементов и идеологического содержания. Обвиняя ортодоксальную экономическую науку в нереалистичности ее основных теоретических положений, а также в приверженности абстрактным схемам, представители методологического плюрализма признавали допустимым апеллирование к историческим аналогиям, интроспекции и здравому смыслу.

В чем же сторонники плюрализма видели задачу методологии? По мнению Колдуэлла, любое исследование с позиций методологического плюрализма должно начинаться с "рациональной реконструкции как работ по методологии экономики, так и различных исследовательских программ в рамках экономической науки". Предмет методологии мыслится в выявлении , изучении и сравнении принципов, на которых базируются различные школы, в определении сильных и слабых сторон соответствующих теорий, а не просто в поиске путей по усовершенствованию существующей теории. Следующим шагом является критический анализ реконструированной модели, причем критика теории внутри исследовательской программы, к которой она принадлежит, выполненная в терминах данной программы, считается наиболее плодотворной и предпочтительной.

С какими же экономическими теориями эта методология связана в наибольшей степени? Принято считать, что сильное воздействие "новая методология" оказала на неортодоксальное кейнсианство (Лейонхувуд, Клауэр, Шэкл), а так же на неоавтрийскую школу, в рамках которой наиболее последовательное выражение получила идея субъективности знания. И хотя, по мнению Колдуэлла, методологических плюрализм " может нести в себе зерна догматизма" и привести к методологическому анархизму, на сегодняшний день это одно из последних достижений в экономической методологии, пришедших на смену доминировавшей долгое время методологии фальсификационизма. В целом необходимо отметить, что распространения идей методологического плюрализма во многом определяет картину современной западной философии экономики, ибо такой подход в методологии (хотя и являющийся спорным), в значительной степени отражает стиль современного научного мышления.

Билет 26.1. Позитивистская традиция в философии науки. Эмпириокритицизм (ПРОВЕРИТЬ).

Второй позитивизм ( Эмпириокритицизм)- теория критики опыта.

Второй позитивизм пытался решить проблемы обоснования фундаментальных научных абстракций в русле уже сложившейся методологической программы. Он полагал что эти проблемы будут решены, если последовательно устранить из науки метафизические суждения.

Цель эмпириокритицизма - очистить опыт от метафизики.

Лидерами второго позитивизма были Эрнст Мах и Рихард Авенариус. Оба лидера счтали, что источником заблуждений и трудностей в науке является ее «нагруженность метафизикой» Пытались очистить понимание опыта от таких понятий как материя, субстанция, необходимость причинность и др рассудочных понятий.

Мах постулировал, что единственной реальностью и базой научного познания являются элементы опыта (явления). Причем явления он талковал как чувственные данные, ощушения. Научные законы Мах интерпретиовал как экономный способ описания ощущений, представляющих данные наблюдения. Прежние теории отбрасываются и заменяются новыми, более экономно описывающими опыт. В итоге эмпириокритицизм. выдвигает представление о мире как совокупности нейтральных элементов и ничьих ощущений. Мир - это опыт, а структуру опыта составляют ощущения.

Сами по себе Элементы мира нейтральны, различие их функционально: одни и те же эл-ты мира составл физ реальность, и в этом случае они связ цепью физ причинности. Психологические элементы связаны цепью мнемонической причинности и проявл в том, что мы наз памятью.

Т.о. Э. исходит из феноменологического понимания псих и физического понимания того, что непосредственно дано нашему сознанию, но не учитывает генезис самого сознания.

Билет 26.2. Философия управления. Проблема бюрократии

Управление (менеджмент) - это процесс, направленный на достижение целей организации посредством преобразования исходных субстанций или ресурсов в требуемые результаты. Теория управления - молодая научная дисциплина, ставшая предметом академических исследований только в 20-м веке. Теорию управления можно характеризовать как аккумулированные и по определенным правилам логически упорядоченные знания, представляющие собой систему принципов, методов и технологий управления, разработанных на основе информации, полученной как эмпирическим путем, так и в результате исследований в различных областях науки. Теория управления имеет междисциплинарный характер и ориентирована на решение практических задач

Взаимодействие и конкретная совокупность в данный момент всех факторов социального познания обуславливают глубину, разнообразие и даже противоречивость точек зрения (концепций), объясняющих феномен «управление» и определяют  характер и особенности  его социального познания: ОНТОЛОГИЧЕСКУЮ, ГНОСЕОЛОГИЧЕСКУЮ, АКСИОЛОГИЧЕСКУЮ (ценностную).

ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ (от греч. – сущее, слово, учение) сторона социального познания процесса управления включает изучение его закономерностей, тенденций функционирования и развития. Человек как субъект и объект управления рассматривается в системе социально-политических, социально-экономических и  других отношений.

ГНОСЕОЛОГИЧЕСКАЯ (от греч. – gnosis – познаниеи logos –учение) сторона социального познания феномена «управление» связана с его способностью формулировать собственные законы и категории, т.е. обладать статусом науки. Таким образом, гносеологический аспект социального познания феномена «управление» включает, на наш взгляд, изучение таких проблем, как:

  • механизм осуществления управления;

  • возможности  познания и формирования такого механизма;

  • роль общественной практики в социальном познании управления и значение в этом познавающего субъекта;

  • роль различных  управленческих экспериментов и социальных исследований.

АКСИОЛОГИЧЕСКАЯ (от греч. axia – ценность и logos –учение) сторона социального познания управленческих процессов проявляется в выборе объекта исследования, который осуществляется конкретным человеком (субъектом) со своими ценностными установками и приоритетами.

Слово “Бюрократия” в буквальном переводе означает господство канцелярии
(от фр. bureau - бюро, канцелярия), власть аппарата управления[13]. Само по себе это слово не несет никакой негативной нагрузки. Различные учреждения и конторы, как звенья государственного аппарата, органы управления предприятий и организаций, создаются для управления происходящими в подведомственных структурах процессами, для организации связей между участниками общественной жизни и между ними и обществом в целом. При этом, вполне логично, что эти органы наделены определенной властью в рамках своей компетенции. Но, в свою очередь, предполагается, что они стремятся не к собственным выгодам, а действуют в интересах прежде всего тех, кто уполномочил их управлять, удовлетворяют потребности самих управляемых.[14]
Исходя из буквального значения слова “бюрократия”, его часто употребляют как синоним административного управления. Кроме того, термином “бюрократия” нередко обозначается рационально организованная система управления, в которой работают компетентные служащие на должном профессиональном уровне.
Такое понимание бюрократии во многом связано с работами немецкого социолога
Макса Вебера (1864-1920), оставившего заметный след в теории управления[15]. В широком же, и наиболее часто употребляемом применении, а также в политической лексике термин “бюрократия” и все производные от него употребляются в ярко выраженном негативном смысле, как своеобразное
“контруправление”. То есть акцент смещается в сторону извращенных форм управления (раздутость и запутанность аппарата управления, многописание, подмена законов подзаконными актами, волокита, консерватизм, недоступность, протекционизм и др.). Поэтому необходимо четко дифференцировать само понимание термина “бюрократия”, так как возникает возможность нивелировать различия самих принципов управления и отрицательных черт их проявления. То есть “бюрократизм” необходимо воспринимать как врожденный, тяжелый и хронический недуг органов управления, который свойственен любому обществу, не взирая на различия в социально-политическом устройстве. Этот недуг всеобъемлющ. При изменении форм управления он способен к мутации и приспособляемости. Такая непотопляемость бюрократизма обусловливается прежде всего источниками его появления, его социальной, экономической и политической базой.

В своей работе “Хозяйственная этика мировых религий” Макс Вебер различает два типа бюрократии: традиционную “патримониальную”, которой свойственно иррациональное начало, и современную рациональную. Первый тип зародился и развивался, проникая постепенно во все сферы общественной жизни, вместе с зарождением и развитием государственной машины. Он охватывал прежде всего область государственного управления и поддержания общественного порядка.
Среди традиционной бюрократии М. Вебер вычленяет “бюрократию древнекитайских мандаринов” и древнеегипетских, позднеримских, а также византийских чиновников. Древнекитайский мандарин отличался от чиновника
“египетского, позднеримского и византийского типа” тем, что он вообще не был специалистом управления, а скорее “литературно-гуманитарно образованным джентльменом”.[39] Рациональная бюрократия сформировалась в эпоху Нового времени, первоначально охватывая сферу частно-хозяйственной деятельности и прежде всего сферу внутрихозяйственного управления наиболее крупных предприятий. Постепенно влияние рациональной модели бюрократии распространилось и на другие сферы общественной жизни, постепенно вытесняя патримониальную.[40] Но тем не менее, общегосударственная бюрократия, приобретая черты рациональности, четко отделялась М. Вебером от бюрократии частно-хозяйственной, т.к. существовал принцип невмешательства государства в частно-хозяйственную область и разграничение экономической и государственно-политической деятельности. Современный М. Веберу бюрократ отличается по его мнению от патримониального бюрократа второго типа гораздо большей “рациональной предметной специализированностью и вышколенностью”, т.к. произошло вливание рационального начала частно-хозяйственной бюрократии.

Билет 27.1. Позитивистская традиция в философии науки. Неопозитивизм.

Неопозитивизм или логический эмпиризм - Рассел, Витгенштейн, Шлик, Карнап, Франк. Между эмпириокритицизмом и неопозитивизмом была прямая приемственность. Основные программные установки предшествующего позитивизма были полностью сохранены и на третьем этапе его развития.

Главным идейным источником неопозитивизма был махизм. Но если махисты отстаивали “биолого-экономическую” теорию познания и видели в науке метод упорядочивания ощущений(элементов), то нп выдвинули новое понимание научного познания, как лог конструкции на основе чувственных содержаний.(чувств данных). Изгоняли из ф. метафизику. Фил имеет право на сущ не как мышление о мире, а как “логический анализ языка.”

Позитивисты считали основной вопр фил а также др коренные вопр фил неразрешимыми из-за слабости чел разума, махисты - что осн вопрос ф. снимается и разрешается учением о нейтр элементах, нп.- заявляют, что и осн вопрос ф. и вообще пробл, считавшиеся ранее фил, - это мнимые проблемы, кот нужно отбросить как лишенные научного смысла.
Все наше знание о мире дают только конкретные науки. Фил не может высказать о мире ни одного нов положения, не мож создать никакой картины мира. Ее задача - лог анализ и прояснение полож науки, в кот выражаются знания о мире.

Сведению фил к лог анализу неопозитивизм обязан Б. Расселу, который воспользовался при этом достижениями математической логики. Попытавшись дать строгие определения математических понятий он пришел к выводу, что вся математика может быть сведена к логике. Далее Рассел придал более широкое значение методу лог анализа и объявил, что “логика - это сущность фил”. Витгенштейн развил эту идею, указав, что фил состоит в лог анализе языка.

Отождествляя всю фил с лог анализом яз, неопозитивизм исключают из сферы фил почти вся ф. проблематику и тем самым практ ликвидируют фил.

Одной из важн задач явл отделение предлож которые имеют смысл, от тех кот лишены его с научной точки зр, и т.о очистить науку от бессмысл предложений. Нп различают 3 типа осмысл предложений 1.высказывания об эмпир фактах (если говорят о фактах и ни о чем более) 2. предлож, содержащие лог следствия этих высказываний и построенные в соотв с лог правилами (могут быть сведены к высказыванию о эмпирических фактах) 3. предложения логики и матем ( не содержат выск о фактах, не дают нового знания о мире, неободимы для формального преобраз уже имеющегося знания)

Чтобы выяснить имеет ли предл смысл необходим спец метод - верификация Суть в сравнении предлож с действительностью, указании конкретн условий, при кот оно истинно или ложно. Метод проверки еще и устанавливает смысл предложения “значение предложения закл в методе его проверки” Фактическая истина состоит в соотв высказывания факту. Предложения же типа “душа чел бессмертна” бессмысленны т.к. не могут быть проверены.

Под фактами неопозитивисты понимают ощущения, переживания, словом сост сознания. Утверждение о том, что роза, аромат кот я вдыхаю, материальна, равно как утверждение, что она лишь плод моего воображения - одинаково лишены смысла. Буду ли я считать ее мат или идеальной это не повлияет на факт , что я чувствую ее аромат и она не станет от этого пахнуть лучше или хуже”. Значит в проц верификации можно сравнить предложение только с чувственными содержаниями и данными ощущений или переживаний. Оказалось ,что ни один научный закон, ни одно общее утверждение типа “все люди смертны” не м.б. верифицированы, так как вер всегда относится к конкр. эмпир факту. В силу субъективизма вериф истины полож науки оказались в зависимости от оценки каждого субъекта, производ вериф. Поэтому было предложено считать предлож верифицированным, если несколько авторитетных исследов согласны считать его таковым. Т.е критерий истины - согласие исследователей.

Затем было предложено для выясн истинности предл. сравнивать его с другими предложениями. Понимание истины как соотв фактам начало уступать место взгляду на истину как на согласованность предложения с системой др предложений., что не может быть основой знания

=== еще вариант

Позитивистская традиция в философии науки.

Во второй пол 19в позитивизм становится наиболее влиятельным течением зап фил. П. Позитивизм (от латинского positivus – положительный) объявил единственным источником истинного знания конкретные, частные науки и выступил против ф. как метафизики, но за ф. как особую науку. Под метаф. понимали умозрительную философию. бытия (онтологию, гносеологию)

Позитивизм - фил позитивного знания, отвергающая теоретические спекуляции и умозрения как средства получучения знания.

Позитивисты говорили, что только совокупность наук дает право говорить о мире в целом. Т.о. если ф. научна то она должна распрощать ся с попыткой судить о мире в целом.

Как направление в философии позитивизм прошел 3 этапа развития:

• Собственно позитивизм (30-70гг 19 века) - Огюст Конт, Дж.Ст.Миль, Спенсер

• Эмпириокритицизм (конец 19 века) - Мах, Авенариус.

• Неопозитивизм (с середины 20х гг 20 века) - Шлик, Карнап, Витгенштейн, Б.Рассел.

Через все три этапа развития П.проходит общая идея, которая в неопозитивизме была сформулирована как программа «реконструкции философии». Справедливо критикуя натурфилософские настроения, кот. Часто навязывали науке неадекватные умозрительные образыизучаемых ею объектов и процессов, позитивизм перенес эту критику на философию в целом. Так возникла идея очищения науки от метафизики.

Неопозитивизм или логический эмпиризм - Рассел, Витгенштейн, Шлик, Карнап, Франк. Между эмпириокритицизмом и неопозитивизмом была прямая приемственность. Основные программные установки предшествующего позитивизма были полностью сохранены и на третьем этапе его развития.

Главным идейным источником неопозитивизма был махизм. Но если махисты отстаивали “биолого-экономическую” теорию познания и видели в науке метод упорядочивания ощущений (элементов), то нп выдвинули новое понимание научного познания, как лог конструкции на основе чувственных содержаний (чувств данных). Изгоняли из ф. метафизику. Фил имеет право на сущ не как мышление о мире, а как “логический анализ языка.”

Позитивисты считали основной вопр фил а также др коренные вопр фил неразрешимыми из-за слабости чел разума, махисты - что осн вопрос ф. снимается и разрешается учением о нейтр элементах, нп.- заявляют, что и осн вопрос ф. и вообще пробл, считавшиеся ранее фил, - это мнимые проблемы, кот нужно отбросить как лишенные научного смысла.

Все наше знание о мире дают только конкретные науки. Фил не может высказать о мире ни одного нов положения, не мож создать никакой картины мира. Ее задача - лог анализ и прояснение полож науки, в кот выражаются знания о мире.

Сведению фил к лог анализу неопозитивизм обязан Б. Расселу, который воспользовался при этом достижениями математической логики. Попытавшись дать строгие определения математических понятий он пришел к выводу, что вся математика может быть сведена к логике. Далее Рассел придал более широкое значение методу лог анализа и объявил, что “логика - это сущность фил”. Витгенштейн развил эту идею, указав, что фил состоит в лог анализе языка.

Отождествляя всю фил с лог анализом яз, неопозитивизм исключают из сферы фил почти вся ф. проблематику и тем самым практ ликвидируют фил.

Одной из важн задач явл отделение предлож которые имеют смысл, от тех кот лишены его с научной точки зр, и т.о очистить науку от бессмысл предложений. Нп различают 3 типа осмысл предложений 1.высказывания об эмпир фактах (если говорят о фактах и ни о чем более) 2. предлож, содержащие лог следствия этих высказываний и построенные в соотв с лог правилами (могут быть сведены к высказыванию о эмпирических фактах) 3. предложения логики и матем (не содержат выск о фактах, не дают нового знания о мире, неободимы для формального преобраз уже имеющегося знания)

Чтобы выяснить имеет ли предл смысл необходим спец метод - верификация Суть в сравнении предлож с действительностью, указании конкретн условий, при кот оно истинно или ложно. Метод проверки еще и устанавливает смысл предложения “значение предложения закл в методе его проверки” Фактическая истина состоит в соотв высказывания факту. Предложения же типа “душа чел бессмертна” бессмысленны т.к. не могут быть проверены.

Под фактами неопозитивисты понимают ощущения, переживания, словом сост сознания. Утверждение о том, что роза, аромат кот я вдыхаю, материальна, равно как утверждение, что она лишь плод моего воображения - одинаково лишены смысла. Буду ли я считать ее мат или идеальной это не повлияет на факт , что я чувствую ее аромат и она не станет от этого пахнуть лучше или хуже”. Значит в проц верификации можно сравнить предложение только с чувственными содержаниями и данными ощущений или переживаний. Оказалось ,что ни один научный закон, ни одно общее утверждение типа “все люди смертны” не м.б. верифицированы, так как вер всегда относится к конкр. эмпир факту. В силу субъективизма вериф истины полож науки оказались в зависимости от оценки каждого субъекта, производ вериф. Поэтому было предложено считать предлож верифицированным, если несколько авторитетных исследов согласны считать его таковым. Т.е критерий истины - согласие исследователей.

Затем было предложено для выясн истинности предл. сравнивать его с другими предложениями. Понимание истины как соотв фактам начало уступать место взгляду на истину как на согласованность предложения с системой др предложений., что не может быть основой знания

Билет 27.2. Философия хозяйства: основные этапы развития теории.

Философия экономики (философия хозяйства)  это раздел философии, исследующий философские проблемы экономики (хозяйства): сущность экономики, смысл хозяйства и хозяйствования, взаимоотношение хозяйства и жизни, глубинные аспекты теории собственности, денег и товара, категориальный ряд экономической науки, этические аспекты хозяйствования и т.п.

Предмет ее исследования не сводится к философским основаниям экономической науки. Философию хозяйства интересует хозяйство во всем его многообразии, но не само по себе, а сквозь призму субъекта хозяйства — человека, его взаимоотношений с природой и преображением культуры. Благодаря учету различных сторон человеческой жизни, философия хозяйства дает синтетическое знание, находит точки пересечения экономического, правового, психологического, социологического и других видов знания.

 Задачами философии хозяйства должны быть мировоззренческая оценка и осмысление политической экономии капитализма и социализма, отделение в них научных элементов от метафизики. Кроме того, философия хозяйства может заняться поиском возможных альтернатив современной мировой экономической системе глобального капитализма с опорой на христианскую антропологию и историософию (эсхатологию).

Еще одной задачей философии хозяйства должен быть самоанализ, поиск адекватных этой дисциплине категорий, методов исследования и т. п. При этом изучаются и оцениваются не только идеальные и абстрактные конструкции, но и практические явления и процессы, различные экономические системы, типы хозяйств.

Философия экономики служит важнейшим дополнением для методологии экономической науки; без необходимого философского и категориального анализа невозможно уяснить и многих проблем, непосредственно относящихся к методам экономической науки.

Не отрицая ни традиционной политэкономии, ни новейших математизированных версий научной экономии, философия хозяйства, поверяя теоретическую экономию, обогащает и дополняет ее, вырабатывая и новые, более емкие и гибкие смыслы.

    Выделим основные этапы процесса формирования философии хозяйства.

1. Основы будущей философии хозяйства заложил Аристотель, сформулировав учение об экономике и хрематистике в работе «Политика». Он считал экономику естественной и разумной формой деятельности, так как ее целью были вещи, обладающие конкретными полезными свойствами. Создал два филосовских учения: о домостроительстве и хрематистике. Под хрематистикой Аристотель понимал искусство создавать состояние, связанное с богатством и наживой, не имеющими предела и существующими не по природе, а за счет опытности и технического приспособления. На примере разграничения понятий «экономика» и «хрематистика» Аристотель обосновал возможность существования хозяйства, его основания и раскрыл истинный смысл хозяйства. В этот период мы обнаруживаем тесную взаимосвязь экономических, философских, этических, эстетических и политических аспектов исследуемых вопросов, которые органически дополняют друг друга. (??? Другие ученые – спросить у всех).

2. С возникновением политической экономии (А. Смит, Д. Рикардо) происходит предметное размежевание философии и экономического знания. Экономическая сфера стала рассматриваться как самодостаточная и наиболее важная из всех остальных сфер хозяйства. Позднее на смену политической экономии приходит экономическая теория, версия которой положена в основу стандартного курса экономикса, предметом которой является изучение использования людьми ограниченных ресурсов для производства благ и распределения их посредством обмена между членами общества с целью дальнейшего распределения этих благ.

Ф. Фукуяма — автор вышедшего в 2004 г. на русском языке политико-экономического исследования «Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию» — писал: «Как хорошо понимал Адам Смит, экономическая жизнь глубоко укоренена в социальной жизни и ее невозможно понять отдельно от обычаев, нравов и устоев конкретного исследуемого общества — одним словом, отдельно от его культуры». Действительно, А. Смит понимал все вышесказанное. Об этом свидетельствует его работа «Теория нравственных чувств». Однако в историю экономических учений А. Смит вошел как «отец» homo economicus, «экономического человека», которым движут не нравственные чувства, а экономический эгоизм.

 3. Идея рассмотрения мира через призму хозяйства получила развитие в конце XIX — первой половине XX в. среди таких мыслителей, как М. Вебер, В. Зомбарт, Г. Шмоллер, Г. Зиммель. Они рассматривали хозяйство как многофакторное образование, где наряду с экономической составляющей действуют психологические, социальные, ценностные, институциональные факторы. Особое место отводилось анализу так называемого духа хозяйства (капитализма), под которым понималась совокупность душевных свойств и функций, сопровождающая хозяйствование. Разработанные данными авторами теории представляли собой междисциплинарные образования. На вызовы homo economicus отечественная экономическая мысль в XIX—начале ХХ в. в лице А.(Г.) К. Шторха, А.И. Бутовского, Д.И. Пихно, И.И. Янжула и др. ответила учением о нравственном капитале. Так, И.И. Янжул называл честность забытым фактором производства; Д.И. Пихно считал нравы, обычаи, мораль — предметом политической экономии; А.И. Бутовский определял нравственный капитал как трудовые способности человека, как своего рода фактор производства.

4. В современной западной экономической мысли аналогом философии хозяйства можно считать институциональную теорию Джон Р. Коммонс, Уэсли Клэр Митчелл (авторы???), которая дает более объемное видение хозяйственной деятельности, расположившись на стыке экономической теории, философии, психологии, истории и права. Институционализм (и его продолжение в форме неоинституционализма) является существенным шагом вперед в плане объяснения хозяйственной деятельности по сравнению с кейнсианством и неоклассической экономической теорией, поскольку не просто рассматривает абстрактного человека, нацеленного на максимизацию прибыли при минимизации издержек, а стремится исследовать особенности поведения хозяйствующего субъекта как принадлежащего определенной социальной группе, этносу, культуре, придерживающегося соответствующей морали, в условиях конкретно-исторической ситуации.

 В современным направлением философии хозяйства является «этическая экономия», разрабатываемая немецким мыслителем П. Козловски. Ценность для философии хозяйства представляет анализ взаимоотношений экономики и культуры, прежде всего, в аспекте влияния на экономику культурных и этических норм и ценностей и возможности преодоления сциентизма, присущего современной экономической парадигме с ее недооценкой культурного смысла и значения человеческой практики.

Философия хозяйства в России, открыта И.Т. Посошковым в первой четверти XVIII в., а также С.Н. Булгаковым в начале ХХ в. И.Т. Посошков как первый русский философ хозяйства формировал свое мировоззрение через религию – Православие и Третий Рим.  В российской философии экономики классической является фундаментальная монография русского философа и экономиста С.Н.Булгакова «Философия хозяйства» (1912); из последних работ интересе представляют «Очерки философии хозяйства» Ю.М. Осипова (2000), а также регулярно выходящий в свет альманах «Философия хозяйства».

Школа «философии хозяйства», начало которой было положено работой Сергея Николаевича Булгакова «Философия хозяйства» (1912), взяла курс на особое методологическое объяснение хозяйственных процессов, по-своему переформулировав проблему целей и назначения экономической науки.

С.Н. Булгаков перевернул представления современников о философии хозяйства, придав ей статус философского знания и доказав правомерность идеи, рассматривающей мир как хозяйство. Прежде всего, был дан анализ основных линий, намечаемых точками пересечения философских и экономических интересов в области теории хозяйства, в которой философия хозяйства претендует на роль методологии.  

    В русской философии, кроме С.Н. Булгакова, проблемы, имеющие отношение к сфере философии хозяйства, рассматривали следующие мыслители: А.С. Хомяков, видевший хозяйство, построенным на основе принципа «органичности»; П.А. Флоренский, представивший концепцию всеединства как основы космического хозяйства и теорию реалистического (трудового) отношения к миру; А.А. Богданов, создавший учение об организационных процессах и творческом изменении бытия — тектологию; Н.Д. Кондратьев, изучавший проблемы статики и динамики хозяйства; П.И. Новгородцев, рассматривавший проблемы взаимоотношений абсолютного и относительного в осуществлении общественного идеала, а также нравственные перспективы эволюции; М.И. Туган-Барановский, исследовавший различные уровни и формы организации хозяйства, занимавшийся проблемой личного и безличного в хозяйстве и обосновавший роль деятельностного подхода. Отдельного упоминания заслуживают работы Н.Ф. Федорова, проводившего идею онтологизации ума и рассматривавшего мир как единое космическое хозяйство, и Н.А. Бердяева, положившего в основу учения о хозяйстве идею онтологизации личности.

История философии хозяйства в России включает в себя различные этапы. Первый этап — IX—XVIII вв. — весьма продолжительный, около девяти веков, характеризующийся становлением и развитием философско-хозяйственной мысли. Следует подчеркнуть, что философом науки был «наш первый университет» М.В. Ломоносов.

Второй этап — начало формирования философско-хозяйственной школы, написание И.Т. Посошковым «Книги о скудости и богатстве» (1724). Однако в первой четверти XVIII в. философско-экономическая школа в Российской империи не состоялась. 

На третьем этапе своего развития философия хозяйства как особое направление современной обществоведческой мысли в начале ХХ в. наблюдается возрождение школы философии хозяйства. Этот процесс связан с именем С.Н. Булгакова, защитой им докторской диссертации по философии хозяйства в Московском Императорском университете, выходом в свет в 1912 г. его книги «Философия хозяйства».

В конце ХХ в. — в 1990-х гг. — вновь наблюдается ренессанс школы философии хозяйства. Главой школы стал профессор Ю.М. Осипов, он рассматривает философию хозяйства, как науку хозяйственную, а затем уже философскую. В основе концептуального каркаса философии хозяйства Ю.М. Осипов выделяет три исходные смысловые опоры как онтологического, так и гносеологического свойства, из которых выводятся все частные положения: первая — хозяйство как жизнь и жизнь как хозяйство — философия хозяйства стремится познавать метасмыслы жизни-хозяйства; второй онтологической и одновременно гносеологической опорой является трансцендентность в широком смысле; нравственная опора является третьей смысловой опорой.

В постсоветской отечественной мысли в рамках проблематики теории хозяйства можно выделить несколько направлений. Во-первых, это модифицированная марксистская политэкономия, которая стала более реалистичной в своих постулатах, но которая не имеет выхода (в применении своих положений) на уровень реальной экономической политики. Во-вторых, последователи неоклассической экономической теории, основные положения которой (идея равновесия, идея возможности математически строгой интерпретации экономических явлений и идея чистой экономической науки) претерпели значительные изменения, что свидетельствует во многих случаях об их методологической слабости. В-третьих, набор экономических концепций, имеющих частный характер и использующих, например, теологический подход к экономике или предлагающих природу в качестве единственного источника богатства. К данному направлению можно отнести и так называемую экономику переходного периода, возникшую первоначально на базе политэкономии социализма и сделавшую основным объектом анализа состояние переходности.

Однако необходимо понимать, что философия хозяйства как исследовательское направление в рамках философии проходит только первые этапы своего развития, когда разрабатывается понятийный аппарат, формулируются предпосылки, складывающие «методологическое ядро», происходит обособление от других областей знания.

Билет 28.1. Развитие ФН в второй половине ХХ века

Антиметафизическая философия второй половины ХХ века и отечественная философия

Комплексная оценка современной философии науки исходит из факта признания того, что в эпистемологии сегодня причудливо сочетаются многообразные концепции и подходы. Иногда они являются взаимоисключающими, как например, программа унификации науки Венского кружка и концепция личностного знания М. Полани; или же концепция роста научного знания, опирающаяся на модель эволюционной методологии, и методологический анархизм П. Фейерабенда, когда "допустимо все". Во многом различны и устремления от верификации к фальсификации, от экзальтированного эмпиризма - к интуитивизму и конвенциализму.

В 80-е гг. XX в. важной проблемой философии науки стала проблема разработки методологии обществознания. Это также было полным опровержением программы науки на первых этапах ее становления, когда бесспорную базу научных исследований составляли утверждения математики, физики, химии, отчасти биологии. Прямой перенос методологических процедур из сферы естествознания в область общественных наук представлялся некорректным в силу специфичности объекта - общества и наделенных сознанием и волей составляющих его индивидов. Модель дедуктивно-номологического объяснения, представленная и К. Поппером и К. Гемпелем, мыслилась подходящей равным образом как в естественных, так и в социальных исследованиях, в частности в истории. Процедура объяснения указывала на факт существования общих законов. Особого внимания заслуживает попытка логико-методологической экспликации исторического материала. Так называемая семантическая модель научной теории Патрика Суппеса, американского логика и психолога (1922), опирается на идею тесной взаимосвязи философии и специальных наук. Из этого тезиса он делает вывод о том, что не существует специальных философских методов исследования, отличных от научных. Любая проблема переводится в ранг философской в силу ее значимости или же по причине ее парадоксальности. Самый выдающийся результат концепции Суппеса - обоснование и применение к эмпирическим наукам метода аксиоматизации, заключающегося в определении теоретико-множественного предиката, специфического для данной теории. Резко выступая против лапласовского детерминизма, он развивает вероятностную концепцию причинности и подвергает критике наивные концепции абсолютной достоверности и полноты знания.

В концепции американского философа и логика У. Куайна (1908-1997) выдвигается тезис "онтологической относительности", при котором предпочтение одних онтологии другим объясняется сугубо прагматическими целями. Наука рассматривается как одна из форм приспособления организма к окружающей среде, вводится оригинальное понятие "стимульного значения", означающее совокупность внешних стимулов, которые вызывают согласие или несогласие с произносимой фразой. Все подобные новации, или "сюрпризы", переднего края философии науки требуют своего дальнейшего осмысления и фильтрации, чтобы выяснить, что же может нерастворимым осадком отложиться в философии науки как научной дисциплине. В центре ее внимания находится осмысление процессов синергетики, весьма актуальных в современных научных дискуссиях и исследованиях последних десятилетий. Ее характеризуют, используя следующие ключевые слова: самоорганизация, стихийно-спонтанный структурогенез, нелинейность, открытые системы. Синергетика изучает открытые, т.е. обменивающиеся с внешним миром, веществом, энергией и информацией системы. В синергетической картине мира царит становление, обремененное многовариантностью и необратимостью. Бытие и становление объединяются в одно понятийное гнездо. Время создает или, иначе выражаясь, выполняет конструктивную функцию. Нелинейность предполагает отказ от ориентаций на однозначность и унифицированность, признание методологии разветвляющегося поиска и вариативного знания. Она как принцип философии науки отражает реальность как поле сосуществующих возможностей. Понятие синергетики получило широкое распространение в современных научных дискуссиях и исследованиях последних десятилетий в области философии науки и методологии. Синергетика в ее нынешнем состоянии фокусирует внимание на таких ситуациях, в которых структуры или функции систем переживают драматические изменения на уровне макромасштабов. В частности, ее особо интересует вопрос о том, как именно подсистемы или части производят изменения, всецело обусловленные процессами самоорганизации. Иногда прообраз синергетики видят в работе А. Богданова "Тектология. Всеобщая организационная наука" (1913-1917). Тектология (от греч.) - учение о строительстве, труд, отстаивающий единственный всеобщий объединяющий принцип. Организация - исходный пункт анализа объяснительных моделей и практического преобразования. Основная идея тектологии предстает как единство законов строения и развития различных систем, "комплексов" независимо от того конкретного материала, из которого они состоят, - от атомных, молекулярных систем до биологических и социальных. Богданов формулирует тезис об изоморфизме организационных систем - неорганических, органических и социальных, а также механизмов возникновения, сохранения и преобразования таких систем и организационных методов различных наук, способов комбинаторики элементов.

Общая схема развития, по Богданову, включает следующие элементы:

1. Исходная система находится в состоянии подвижного равновесия. Ей, как и окружающей среде, присуща изначальная разнородность (гетерогенность). Изменения среды приводят к нарушению равновесного состояния системы.

2. В системе, выведенной из равновесия, начинает действовать закон системного расхождения. Согласно ему, возможно образование дополнительных связей, ответственных за повышение интегративности системы. Им сопутствует и противоположная тенденция. Системное расхождение порождает системные противоречия, которые, повышая неустойчивость системы, ведут к ее дезорганизации и кризису. Образование новой системы, венчающее кризис предшествующей, восстанавливает равновесие со средой.

В "Тектологии" Богданова исследователи усматривают естественную составляющую теории самоорганизации. Организационная точка зрения, предполагающая стратегию малых преобразований, имеет огромный эвристический потенциал.

Разработка ведущей идеи синергетики о стихийно-спонтанном структурогенезе предполагает наличие адекватного этой спонтанности категориального аппарата. Существенным достижением философии науки на рубеже столетий стало осознание возможностей эвристики как универсальной установки, санкционирующей поиск и решение проблем в условиях неопределенности. Когда Лакатос использовал понятие "положительной" неотрицательной" эвристики, он закреплял за последней лишь одно из многих связанных с ней значений. В этом контексте эвристике были свойственны ограничения объема поиска. Сферу эвристики заполняют все вторичные, неточные методологические регулятивы, которые изгоняются из конкретно-научного знания. Поэтому нередко эвристика связывается с переживанием, вдохновением, инсайтом. В строгой системе методологического мышления она часто воспринимается как достаточно неосознаваемая, но избыточная по своему потенциалу сюрпризная сфера поиска и находок. С ней могут быть связаны логические предпочтения, бессознательные откровения, этакое самораскрытие любой из сфер. Наиболее часто понятие "эвристика" употребляется в связке с мышлением как его спецификация - эвристическое мышление. Можно сказать, что во всех подобных случаях речь идет о порождающей функции мышления. В западной философии выделяют три группы теорий, пытающихся объяснить эвристическое мышление: теория "тихой воды", или усредненного труда; блицкрига, или инсайта; лучшей мышеловки, или оптимального методологического регулятива.

Обычно выделяют ряд моделей эвристической деятельности. Самая элементарная - модель слепого поиска. Более распространенная - модель "лабиринт", в которой поиск решения уподобляется блужданию по лабиринту. Особого внимания заслуживает структурно-семантическая модель Г. Буша, отражающая структуру и смысловые связи между объектами, образующими поле задачи. Работа с данной моделью распадается на ряд этапов:

- выделение в потоке входящей информации дискретных объектов (селективный отбор);

- выявление связей между ними;

- актуализация выделенных объектов связи, которые связаны с поставленной задачей;

- абстрагирование от периферийных связей и объектов;

- формирование обобщенных объектов;

- нахождение связей между обобщенными объектами;

- поиск по полученному обобщенному лабиринту.

Метаморфозы эвристики связаны с тем, что она заняла определенное место в логике, где предстала как разновидность логического анализа, оперирующая строгими методами построения доказательства. Этим своим инобытием она воспротивилась интуитивному и этимологическому толкованию, которое связано с противопоставлением неформальному, нестрогому, спонтанному творческому процессу, строгому, формализованному и нетворческому логическому рассуждению.

Другая метаморфоза эвристики предполагает ее инобытие на почве синергетики, где она указывает на свойство теории выходить за свои пределы.

К эвристическим постулатам причисляют следующие:

- Методология творческого изобретательства эвристична.

- Класс изобретательских задач бесконечен, класс методов изобретения конечен.

- Метод поиска решения всегда содержит субъективную сторону, его эффективность зависит от мастерства изобретателя.

- Новые методы решения задач редко приводят к положительному результату, но найденные с их помощью решения отличаются яркой оригинальностью.

- Всегда существует противоположный метод решения задачи как альтернатива уже найденному.

- Ни одна изобретательская задача не решалась без определенного осознанного или неосознанного метода, стратегии или тактики поведения и рассуждения.

В отличие от скупого и сжатого набора постулатов в геометрии или физике, эвристические постулаты стремятся отразить все возможные эвристические отношения. Например, один из них отмечает, что нет таких исследовательских задач, которые бы не противились действительности и, в принципе, не могли быть решены. А сам поиск решения исследовательской задачи следует начинать с наиболее простых вариантов. Большая роль отводится методам эвристики. Среди них метод аналогии, основывающийся на подражании всевозможным структурам; метод прецедента, указывающий на уже имеющиеся в научной практике случаи; метод реинтеграции, или "нить Ариадны", который строится на создании сложных структур из более простых; метод организмической имитации (к примеру, у Тойнби при построении теории локальных цивилизаций); метод псевдоморфизации, т.е. использование не своей формы (оружие в виде зонтика, трости и пр.).

Весьма интересен метод инверсии вредных сил в полезные, он использовался Лакатосом в ситуации, когда через определенный промежуток времени "аномалии" становились полем защиты доказуемой теории. Метод антитезиса, известный еще из гегелевской диалектики, означал использование теорий, приемов и методов, диаметрально противоположных традиционным. Плодотворным может оказаться и метод стилевых трафаретов, метод гирлянд и сцеплений, метод многоэтажных конструкций и метод секционирования. Особого внимания всегда заслуживал метод антропотехники, предполагающий создание новых конструкций путем приспособления к возможностям человека.

Нужно выделить также методы "мозгового штурма" и синектики. Метод "мозгового штурма" построен на опровержении конструктивной роли критики, и в частности на установке, что критика тормозит возникновение нового. Штурм предполагает выдвижение сколь угодно большого количества гипотез по поводу решения поставленной проблемы, которые следуют друг за другом и не нуждаются в доказательстве. Примечательно, что на этом этапе запрещена любого рода критика, от откровенных опровержений до скрытых в улыбке, жестах и мимике знаков неприятия. Ценность выдвинутых гипотез рассматривается на уровне экспертов. Синектика рассматривается как система методов психологической активизации мышления. Она предполагает также создание определенных групп, которые в процессе своей деятельности накапливают опыт и разнообразные приемы, предлагая экспертные оценки. Самым ненадежным типом эвристики считается модель слепого поиска, в котором исключительное значение имеет интуиция или фактор удачи. Однако к ней часто прибегают, и она довольно часто оказывается эффективной. Современная эвристика располагает рядом моделей, которые продвигают мышление исследователя в направлении поиска нового и могут быть выстроены в классификационный граф. Так, например:

Модель "трансформатор" не относится к существующей проблеме как к окончательно сформулированной, но пытается определить ее решение только путем многократной трансформации и многократного переформулирования условий и требований, видоизменения целей.

Модель "шлюз" отталкивается от необходимости "открыть шлюзы" изначальной творческой активности человека, прибегая к средствам морального или материального поощрения.

Модель "сосуд" исходит из того, что каждый человек есть хранилище информации и распорядитель множества возможностей. Накапливаемое им знание имеет динамический характер и может переливаться в направлении преобразования действительности.

Модель "семя" насквозь пропитана организмическими аналогиями. Она указывает на то, что творческая деятельность биологически и социально обусловлена. Каждый человек, имея креативные задатки, нуждается в их дальнейшем культивировании.

Модель "ракета" акцентирует важность и значимость внутреннего импульса и энергии, которая активизируется всякий раз, когда человек заинтересован в том, чтобы решить жизненно важную для него проблему. Она предполагает преобразование внутренней энергии во внешнее действие, событие или решение.

Модель "трамплин-барьер" анализирует ситуацию, связанную с преодолением психологического барьера, так часто сопровождающего субъекта творческого процесса при недостатке информации. Иногда привычный способ мышления действует как гносеологический или информационный барьер. Преодолеть его можно, используя модель трамплина, представляющую собой совокупность эвристических правил и рекомендаций.

Модель "призма" указывает на необходимость преломления угла зрения или поставленной задачи и рассмотрение различных граней, высветившихся в связи с изменением призмы видения проблемы.

Модель "сухое дерево" обозначает известную от Гёте особенность творчества и вдохновения, базирующуюся на том, что постоянный, ежедневный труд уподобляется процессу "колоть дрова и их сушить". Когда же вспыхнет огонь творчества, сухое дерево будет гореть ярко и искрометно.

Модель "равноплечные, рычажные весы" подчеркивает, что для эффективного творчества необходимо, чтобы в равновесии находились такие взаимозависимые моменты, как знание, опыт творца, целеустремленная деятельность, мотивы, воля.

Модель "некомического остроумия" предполагает, что творчество связано с преувеличением, пародированием, сочетанием обычного и необычного с двойным сопоставлением, сочетанием по случайному признаку. Подобные приемы напоминают деятельность остряка, но укоренены в творческом процессе мышления.

Самая распространенная модель "лабиринта" указывает на необходимость настойчивого продвижения вперед, на интуицию, находчивость и отражает возможность как успехов, так и неудач.

В проблемное поле философии науки эвристика включена с целью отразить константное свойство всякой модели роста научного знания, а именно ситуацию, когда теория выходит за свои пределы и претендует на расширение. Эвристич-ность данного процесса, связанная с завоеванием новых содержательных плоскостей и ниш, очевидна. Она, как убедительно показано в работах В. В. Ильина, есть свойство теории выходить за свои первоначальные границы, осуществлять экспансию и стремиться к расширению.

Билет 28.2. Исторический метод в экономической науке

Исторический метод в экономической науке.

Исторический метод, пожалуй, самый старый и испытанный из всех методов экономической науки. Именно с исторической рефлексии в отношении экономической реальности и начиналась экономическая наука: большинство первых экономистов исследовали не столько само хозяйство, сколько историю этого хозяйства  очень часто в рамках конкретного региона или страны. Исторический метод является ключевым методом двух экономических дисциплин  экономической истории и истории экономических учений. Для всех иных экономических предметов он должен рассматриваться как метод второстепенный.

Исторический метод - это метод, основанный на изучении каких-либо процессов в их хронологической последовательности, спонтанном и хаотическом развитии. Использование исторического метода выходит за пределы собственно истории: он взят на вооружение практически каждой наукой. Чаще всего он применяется в двух ипостасях: как метод исследования истории социальных институтов, которыми занимается данная наука, и как метод изучения истории знания, накапливаемого данной наукой. Иногда эти два подхода сливаются в один,  обычно это происходит в естественных науках. Как у любого метода, у исторического метода есть свои достоинства и недостатки. Главное его достоинство состоит в том, что он позволяет видеть процесс диалектически, не ограничиваясь только последней стадией или эпохой. Исторический метод также позволяет максимально приблизить изучаемую реальность к историческим фактам, т.е. к эмпирическим фактам, непосредственно наблюдаемым данным исследователем или какими-либо другими исследователями. Правда, у историков-методологов нет единого мнения по поводу того, что считать историческим фактом. Одни полагают, что исторический факт  это то, что существует вне сознания историка и вне его субъективной интерпретации; другие, вслед за Л.Февром и Р.Коллингвудом полагают, что историк, интерпретируя исторические данные, сам же вырабатывает исторические факты.

Итак, исторический метод в экономической науке используется в двух направлениях  как метод исследования истории экономических институтов и как метод исследования истории накопления экономического знания. Первое направление в его наиболее распространенной русскоязычной интерпретации традиционно называется «экономическая история» (или «история экономики»), второе  «история экономических учений», хотя возможны и другие варианты названий. Основные функции исторического метода:

1) Исторический метод в экономической науке позволяет проследить эволюцию как самого хозяйства, так и развитие представлений о нем, т.е. предоставляет экономисту информацию различного характера о прошлом; эту функцию исторического метода можно назвать «информационной» (или «информативной»).

2) Исторический метод способствует восстановлению утраченных смыслов и значений экономического знания, обнаружению инструментария, при помощи которых можно получить новое приращение экономического знания. В дальнейшем мы будем обозначать эту функцию как «инструментальная».

3) Исторический метод позволяет экономической науке взглянуть на себя как бы со стороны прошлого и тем самым углубиться внутрь собственного исследовательского поля. Эта функция в дальнейшем нами будет обозначаться как «рефлексивная».

4) Исторический метод в экономических исследованиях не только информирует, рефлексирует и выполняет функцию инструмента познания, но он еще и критикует. Эта критика производится на разных уровнях: и как критика прошлого с позиций настоящего, и как критика настоящего с позиций прошлого, и как критика прошлой (или настоящей) экономической мысли, и как критика прошлой (или настоящей) экономической методологии Р.Коллингвуд правильное отмечает, что: «Всякое [историческое] мышление критическое мышление; мысль, которая воспроизводит мысли прошлого, критикует их поэтому в самом процессе воспроизведения» Эту функцию в дальнейшем мы будем именовать «критической».

5) Исторический метод в экономической науке не только информирует о прошлом, но он еще, так или иначе, предсказывает будущее. Сама «идея предсказательности» от этого не страдает: исследуя прошлое, нельзя получить знаний о будущем, однако, не зная прошлого, нельзя надеяться знать будущее. В этом смысле исторический метод в экономических исследованиях служит «теоретической предпосылкой» для экономической футурологии  экономической науки, исследующей будущее: изучая прошлое какого-либо типа хозяйства, футуролог стремится спроецировать определенные его характеристики на будущее, рассмотреть будущее в прошлом.

Все эти функции важны каждая по-своему, и все они направлены на то, чтобы осуществить так называемую «историческую реконструкцию»  рационального и доказательное воспроизведение того или иного фрагмента экономической истории или истории экономической мысли. Переход от ретроспективности к реконструкции составляет важнейший этап в применении исторического метода.

Всего же в историческом исследовании экономических процессов можно выделить пять основных этапов: 1) выбор хозяйственного объекта и постановка исследовательской задачи; 2) выявление источнико-информационной базы исследования и разработка методики его проведения; 3) реконструкция исследуемой исторической реальности и ее описание; 4) теоретическое объяснение на основе каких-либо экономических законов, принципов и теорем; 5) верификация и фальсификация полученных результатов исследования.

Отправной точкой для исторической реконструкции и в целом, для исторического исследования, служат исторические источники. Именно анализ исторических источников превращает простые исторические свидетельства, данные и сведения в полноценные исторические факты.

И.Д.Ковальзон выделяет четыре типа исторических источников (вещественные, письменные, изобразительные, фонические). Главная проблема, для экономиста, использующего исторический метод  это установление адекватности того или иного источника. Адекватность в данном случае означает степень соответствия источника историческим фактам и вытекающую отсюда меру доверия, которая возникает у экономиста-историка в отношении данного источника.

Исторический метод в экономических исследованиях, будучи применен строго научно и доказательно, способен принести самые что ни на есть ценные результаты и в некоторых случаях оказать весьма существенное влияние на развитие экономического анализа в целом.

Экономическая история  одна из самых масштабных и влиятельных экономических наук, а экономические историки составляют весьма внушительный отряд в армии экономистов. Как у любой иной экономической науки, у экономической истории есть свои ключевые методологические проблемы, связанные с использованием исторического метода,  те проблемы, разрешение которых в конечном счете влияет и на решение теоретических вопросов.

Первой из них является проблема использования количественной (включая статистическую) методологии в исследовании историко-экономических процессов и явлений. Здесь у экономических историков есть два подхода и две крайности: первый подход практически полностью исключает количественный анализ из историко-экономического исследования и делает упор на изучение личностных, уникальных явлений в экономической истории, а второй, напротив, практически всю экономическую историю представляет сквозь мир цифр, статистических описаний и даже математических уравнений. Например, Джон Хикс относит свои исследования по «теории истории» именно ко второй группе, но при этом он отдает должное и работам первой группы.

Вторая фундаментальная методологическая проблема  это проблема периодизации экономической истории и, в частности, определение того, что представляет собой так называемая всемирная (или всеобщая) экономическая история.

Большая часть историков под «всеобщей экономической историей» понимают прежде всего историю тех стран, которые играли решающую роль в мировой экономической развитии  Великобритания, США, Франция, Италия, Германия, Россия. Однако значительная группа экономических историков не соглашается с принижением роли остальных государств в мировом экономическом развитии и настаивает на том, что термин «всеобщий» (или «всемирный») имел здесь более широкий контекст и включал в себя историю менее развитых, отсталых по технологических параметрам, стран и народов.

Чрезвычайно широкое использование в истории экономики имеет сравнительно-исторический метод  метод, когда сравнивается историческое развитие двух или более регионов. Сравнение  один из самых универсальных и одновременно один из самых эффективных логико-познавательных приемов. Сравнительно-исторический метод  это способ исследования различных явлений, при котором на основе установления общего сходства этих явлений делается вывод об их генетическом родстве или различии.

Сравнительно-исторический метод получил широкое распространение в культурологии, языкознании, этнографии, мифологии и некоторых других дисциплинах. Экономические историки и историки экономической мысли, пусть не сразу, но также взяли этот метод на вооружение и уже добились на пути его использования немало позитивных результатов. В истории экономических учений (истории экономической мысли) сравнительно-исторический метод пока что применяется крайне редко. В этой сфере экономических исследований еще чрезвычайно мало работ, где проводился бы сравнительный анализ тех или направлений, концепций или теорий отдельных мыслителей. Любое сравнение  это не самоцель, а лишь стартовая площадка для получения результатов, способных продвинуть вперед экономическую науку и практику.

Если в ходе эволюции экономической мысли в том или ином конкретном регионе появляется группа экономистов, активно применяющая исторический метод в исследовании экономических явлений, то в таком случае принято вести речь об исторической школе. Итак, главное, что отличает «историческую школу» от других школ и направлений экономической методологии  это (очевидное или скрытое) утверждение главенства исторического метода над всеми остальными методами экономической науки  теоретическими, эмпирическими, математическими и т.п.

Истории экономического знания известно существование нескольких «исторических школ», но, пожалуй, лишь две из них можно считать в своем роде значительными. Одна из них - это немецкая историческая школа второй половины XIX  начала XX вв. направления (Густав Шмоллер), а вторая в этом списке  это современная англо-американская школа «новой экономической истории», признанным лидером является американским экономист Дуглас Норт.

Немецкую историческую школу принято делить на три периода: 1) «старая» историческая школа (с 1841 г. до 60  70х гг. XIX в.); 2) «новая историческая школа» (конец XIX в.); 3) «новейшая» (или «юная») историческая школа (первая треть XX века). Помимо Г.Шмоллера, наиболее видными представителями этой школы были Ф.Лист (1789  1846), В.Рошер (1817  1894), К.Книс (1821  1894), Б.Гильдебранд (1812  1878), К.Бюхер (1847  1930), В.Зомбарт (1863  1941), М.Вебер (1864  1920), А.Шпитгоф (1873  1957).

Школа «новой экономической истории» отличается от прежних исторических школ по следующим основным параметрам:

Во-первых, это есть институционалистская историческая школа. Впервые институционализм заявляет здесь о себе как о направлении, обладающем эффективной исторической методологией. «Можно и нужно изучать не только настоящее институтов, но и их прошлое», так заявляют представители этой школы. Во-вторых, школа «новой экономической истории»  это не только историческая, но и эволюционная экономическая школа (школа «эволюционной экономики»). В-третьих, эта школа поставила на службу историко-экономическому исследованию статистический и математический аппарат. В четвертых, школа «новой экономической истории» стала широко использовать в своих исследованиях междисциплинарную методологию  и, по сути, синтезировать в изучении истории и экономический подход с правовым, политологическим, социологическим и иными видами анализа.

Билет 29.1. Постпозитивизм. Критический рационализм К. Поппера.

К Поппер (1902), английский философ и социолог, основоположник критического рационализма. Он исходил из предпосылки, что законы науки не выражаются аналитическими суждениями и в тоже время не сводимы к наблюдениям. А это означает, что эти законы не верифицируемы. Науке, по мнению К Поппера, нужен другой принцип – не принцип верификации, а принцип фальсификации, т.е. не подтверждение на истинность, а опровержение неистинности. Фальсификация по Попперу, это принципиальная опровержимость (фальсифицируемость) любого учреждения, относящегося к науке. Принцип фальсификации используется Поппером как разграничительная линия в отделении научного знания от ненаучного. Этот принцип в каком то смысле непосредственно направлен против принципа верификации. Поппер утверждал, что истинным можно считать такое высказывание, которое не опровергнуто опытом. Если найдены условия, при которых хотя бы некоторые базисные “атомарные высказывания” (теории, гипотезы) ложны, то данная теория, гипотеза опровержима. Когда же опытное опровержение гипотезы отсутствует, то она может считаться истинной, или, по крайней мере, оправданной. Но истолкование принципа фальсификации как антиверификации является не точным. У Поппера этот принцип имеет гораздо более широкое и принципиально иное значение. С точки зрения Поппера, научное знание не сводимо к опытному, эмпирическому. Эмпирическое знание – это только один уровень научного знания. Наряду с ним, существует и другой – теоретический. Эмпирический и теоретический уровни органически связаны м/у собой. Поэтому принцип фальсификации – это не способ эмпирической проверки, а определенная установка науки на критический анализ содержания научного знания, на постоянную необходимость критического пересмотра всех его достижений. Т.о., Поппер утверждает взгляд на науку как на постоянный динамический процесс, в котором непрерывно происходят какие то изменения. Причем, развитие научного знания по Попперу не следует представлять как прогрессивный, кумулятивный процесс, т.е. процесс добавления, накопления новых истинных знаний. Научные теории независимы друг от друга. Они в своем развитии не дополняют а развивают друг друга. В науке постоянно происходит процесс перестроек теории. В области социальной философии Поппер выступил с критикой марксизма и историзма. Он отрицает объективные законы общественного развития и возможность социального прогнозирования.

Билет 29.2. Математический метод в экономической науке

Математический метод  важнейший метод экономической науки, получивший свое фундаментальное развитие начиная с середины XIX века. Экономическая наука перестала быть «гуманитарной», хотя и осталась «социальной»; но при этом она, вследствие формализации и математизации своего понятийно-категориального аппарата, очень близко подвинулась к статусу современных естественных наук  математики, физики, биологии, химии, кибернетики.

Основными путями внедрения математического метода в экономическую науку являются формализация и математизация. Формализацию экономического знания следует определить как метод, основанный на выявлении и фиксации формальной структуры хозяйственных процессов и явлений, а также как метод, приписывающий содержательным элементам таких процессов (или явлений) некоторые абстрактные символы и значения. Математизация экономического знания  это специфический метод формализации хозяйственных фактов, основанный на использовании процедур измерения, сравнения и счета.

Зарождение математического метода в экономической науке  это долгий процесс, тесно сплетенный с процессом постепенной формализации и математизации экономического знания. По мере того, как экономическая наука всё больше формализовалась и математизировалась, математический метод занимал в экономических исследованиях всё более и более достойное место.

Первыми здесь, были Уильям Петти и Франсуа Кенэ. Заслуга Петти, очевидно, состоит в том, что он раньше всех поставил вопрос о применении к экономической науке языка математики:

«Вместо того, чтобы употреблять только слова в сравнительной и превосходной степени и умозрительные аргументы, я вступил на путь выражения своих мнений на языке числе мер и весов …используя только аргументы, идущие от чувственного опыта, и рассматривая, имеющие видимые основания в природе».

Что касается Кенэ, то этот экономист и статистик XVIII столетия одним из первых стал внедрять в своей «экономической таблице» математический подход в макроэкономике, делая расчеты «годовых доходов и авансов», подобные расчетам ВНП и ЧНП в современном макроэкономическом анализе.

Особый вклад в становлении математического метода внес французский экономист Антуан Курно. В своей «Исследование математических принципов теории богатства» (1838) он впервые стал использовать математические приемы для выведения экономических истин, и, в частности, впервые сформулировал на строгом математическом языке закон совокупного спроса, теорию монополистического ценообразования и теорию конкурентного механизма и издержек.

Пути развития математических методов в современных экономических исследованиях

Математический метод на сегодняшний день более чем востребован экономической наукой. Благодаря энергичному развитию экономико-математических методов экономистам удалось осуществить фундаментальный прорыв к новому экономическому знанию. При этом можно указать на несколько основных путей развития современных экономико-математических методов:

Математическое моделирование экономических процессов является по своей сути главным инструментом применения математики в исследовании хозяйственных процессов. Огромное многообразие экономико-математических моделей, с большим или меньшим успехом применяющееся для решения конкретных экономических проблем  лучшее свидетельство эффективности метода математического моделирования в экономике.

«В экономико-математических моделях диалектически соединились дедуктивный подход и эксперимент, абстрактное и конкретное, логическое и чувственное, ненаглядное и наглядное. Модели выступают связующим звеном между теорией и действительностью, между экономикой и математикой, количеством и качеством».

Методы и методология оптимального управления занимаются проблемой внедрения принципов оптимальности в экономическую практику. Главное понятие здесь  это понятие «экономического оптимума». Экономический оптимум это наилучшее состояние экономической системы среди всех возможных.

Но как достичь такого состояния?

Стремление к экономической оптимальности следует вводить как параметр оптимального управления.

Эконометрика  это направление, которое смогло скомбинировать между собой взаимодействие, как минимум, трех дисциплин: экономической теории, социально-экономической статистики, а также математической статистики и теории вероятностей. Эконометрика ставит главной своей задачей математическое и в целом количественное решение конкретных экономических задач с целью последующего внедрения результатов этого решения в хозяйственную практику.

Экономическая кибернетика включает в себя системный анализ экономики, теорию экономической информации, включая экономическую семиотику, теорию управляющих систем и т.п. Основным методом экономической кибернетики является метод «черной ящика», включающая в себя моделирование экономического объекта с известными данными только о входе экономической информации в данный объект и о выходе из него, но при этом экономист-исследователь не располагает никакой информацией о структуре самого экономического объекта.

Несмотря на первоначально многообещающий характер своих исследований, экономическая кибернетика не оправдала полностью своих ожиданий к концу XX века. В основном это связано с тем, что экономико-кибернетический подход  это подход во многом формальный, не влияющий на сущность как самой экономической системы, так и решений, в ней принимаемых.

Недостатки математических методов

Математический метод, при всех его бесчисленных достоинствах, тем не менее, имеет при чрезмерном его употреблении ряд существенных недостатков. Эти недостатки анализировались в работах многих исследователей, и подобный анализ вполне уместен и в отношении экономической науки. Далее мы суммируем все эти слабые места математического метода в экономике в четыре основных пункта:

 данный метод не способен охватить и описать качественные процессы в экономике, а также дать им адекватное объяснение;

 математический метод с его усложненным математическим аппаратом значительно осложняет восприятие экономических истин и результатов представителями иных наук  в первую очередь, гуманитарных и социальных наук;

 м.м. виртуализирует экономическую науку, отрывает ее от эмпирической почвы:

 он плохо помогает решению практических проблем экономики и неэффективно работает на уровне здравого смысла.

Итоги нашего обсуждения роли и значения математического метода в экономике можно подвести словами английского естествоиспытателя Т.Хаксли: «Математика, подобно жернову, лишь перемалывает то, что под него засыплют, и, как, засыпав лебеду, вы не получите пшеничной муки, так, исписав целые страницы формулами, вы не получите истины из ложных предположений».

Подводя итоги развития современного математического метода в экономической науке, следует обратить внимание на следующий любопытный факт: весьма показательной здесь была бы доля экономистов, получивших Нобелевские премии за вклад в развитие экономико-математических методов и моделей  среди всех экономистов  Нобелевских лауреатов.

Так вот, среди всех экономистов, получивших Нобелевскую премию за 1969  2002 гг., число экономистов-математиков составляет примерно от 45 до 60%  в зависимости от того, подразумевать под «развитием экономико-математического метода», поскольку редко вообще кто из Нобелевских лауреатов обходился без собственных математических расчетов.

Билет 30.1. Постпозитивистские модели развития науки. Кун. Лакатос

Тамас Кун (1922) - американский историк и философ науки, один из лидеров исторической школы в методологии и философии науки, профессор Принстонского университета. Он считает, что не следует представлять науку как собрание истинных или ложных идей, высказываний, теорий, развивающихся по своим собственным законам – законам познания. В науке действует человек-ученый как субъект научной деятельности. Он подчеркивал, что научное познание осуществляется сообществом ученых профессионалов, действующих по неписаным правилам, которые регулируют их взаимоотношения. Т.о., Кун исходит из представления о науке как социальном институте, в котором действуют определенные социальные группы и организации. Но главным объединяющим началом общества ученых являются не нормы проф этики, а единый стиль мышления, признание данным обществом определенных фундаментальных теорий и методов исследования. Эти положения, объединяющие сообщество ученых Кун назвал парадигмой. “Под парадигмой, - писал Кун – я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решения”. Из этих моделей, по мнению Куна возникают конкретные традиции того или иного направления в исследовании. Парадигмы имеют как позновательную так и нормативную функции. Они дают ученым основные принципы их познавательной деятельности и формы реализации этих принципов. Парадигмы, по словам Куна являются источником методов, проблемных ситуаций, стандартов решения проблем, принятых в тех или иных сообществах ученых. Более низким уровнем организации научного познания, по сравнению с парадигмой, является научная теория. Каждая теория создается в рамках той или иной парадигмы. Теории, существующие в рамках различных парадигм, не сопоставимы. Поэтому одна и та же теория не может входить в разные парадигмы без предварительного ее серьезного переосмысления. А это означает, что при смене парадигм невозможно осуществить преемственность теорий. Позднее Кун называет парадигмы дисциплинарными матрицами. Они дисциплинарны, потому что принуждают ученых к определенному поведению, стилю мышления, а матрицы – потому что стоят из упорядоченных элементов различного рода. Дисциплинарная матрица по Куну состоит из следующих элементов: (1) символические обобщения или формализованные конструкции, используемые членами сообществами ученых без разногласия; (2) метафизические общеметодологические представления, концептуальные модели; (3) цементирующие данное научное сообщество ценности; (4) образцы – признанные примеры.

Развитие науки Кун представляет как скачкообразный, революционный процесс, сущность которого выражается в смене парадигм. Развитие науки какой-то период идет в рамках данной парадигмы: происходит накапливание эмпирического материала, обработка данных, совершенствуются методики исследований и т.д. Этот период развития знания Кун назвал нормальной наукой. Но постепенно возникают причины для сомнения в ясности, очевидности и обоснованности общепринятых теоретических положений. Парадигма как привычный стиль мышления расшатывается, и на каком-то этапе наступает кризис основных исходных понятий в данной науке. Кун описывает этот кризис как с содержательной стороны развития науки (несоответствие новых методик старым), так и с эмоционально-волевой (утрата доверия к исходным принципам действующей парадигмы со стороны значительной части научного сообщества). И в переходе к новой парадигме действуют те же факторы. Переход к новой парадигме не может основываться на чисто рациональных доводах, хотя этот элемент значителен. Здесь необходимы волевые факторы – убеждение и вера (это на экзамене я объясню устно). Однако Кун не сторонник иррациональных оснований смены парадигм. Подчеркивая эмоционально-волевой характер принятия решения, он указывает, что это решение опирается на определенные рациональные основания, которые заложены в логике научного исследования в тех требованиях, которые предъявляют к стилю и способу мышления новые научные данные. Постепенно эти рациональные основания углубляются, и новая парадигма завоевывает в сообществе все большее количество сторонников, пока не произойдет смена научной парадигмы.

Имре Лакатос (1922 Будапешт – 1974 Лондон), английский историк науки, ориентирующейся на изучение закономерностей развития научного знания. Лакатос разработал оригинальную логико-нормативную реконструкцию развития науки – методологию научно-исследовательских программ. Научно-исследовательская программа является основной структурно-динамической единицей его модели науки. По характеристике Лакатоса, исследовательские программы являются величайшими научными достижениями и их можно оценивать на основе прогрессивного или регрессивного сдвига проблем. Прогрессивный сдвиг проблем – означает по Лакатосу – научную революцию. Исследовательская программа считается прогрессирующей тогда, когда ее теоретический рост предвосхищает ее эмпирический рост, т.е. когда она может предсказывать новые факты. Регресс наступает тогда когда она дает запоздалое объяснение научных открытий или фактов, предвосхищаемых и открываемых конкурирующей исследовательской программой. Если данная исследовательская программа объясняет больше, нежели конкурирующая, то она вытесняет последнюю из оборота сообщества ученых.

Каждая исследовательская программа, считает Лакатос, представляет собой сложную и структурированную систему, состоящую из ряда элементов: “жесткого ядра” – совокупности суждений, которые являются теоретической основой данного стиля мышления, “запретного пояса” – суждений связывающих исследовательскую программу с эмпирическими данными, “негативной эвристики” – указывает, какие пути исследования надо избегать, “позитивной эвристики” - рекомендует наиболее предпочтительные пути исследования. Утверждения составляющие “жесткое ядро” в рамках данной программы принимаются как неопровержимые. “Защитный пояс” предохраняет “жесткое ядро” от опровержения, но изменяется и совершенствуется, благодаря правилам “позитивной эвристики”, а также с помощью процедур фальсификации и верификации.

История развития науки, по Лакатосу, - это история борьбы и смены конкурирующих исследовательских программ, которые соревнуются на основе их эвристической силы в объяснении эмпирических фактов, предвидении путей развития науки и принятии контрмер против ослабления этой силы. По сути дела здесь Лакатос воспроизводит в иных терминах, в более дифференцированном виде куновскую концепцию развития науки на основе парадигм. Однако при интерпретации движущих причин смены исследовательских программ, конкретных механизмов развития науки Лакатос не разделяет взгляды Куна. Он видит в науке внутреннюю и внешнюю историю. Внутренняя история науки базируется на движении идей, методологии, методик научного исследования, то, что, по словам Лакатоса, составляет собственное содержание науки. Внешняя история – это формы организации науки и личностные факторы научного исследования. Кун подчеркивал огромное значение этих внешних факторов, Лакатос же отдает им второстепенное значение

==== еще вариант

Постпозитивистские модели развития науки Т.Куна И.Лакатоса.

Основная работа Т.Куна  «Структура научных революций» (1962, русс. 1974, 2002), а стержневыми понятиями этой работы являются понятия «парадигма» и «научная революция. Именно вокруг этих двух ключевых терминов и строится концепция американского ученого.

«Парадигму» Т.Кун определяет следующим образом:

«Под парадигмами я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений».

«Они [парадигмы] являются источником методов проблемных ситуаций и стандартов решений, принятых неким развитым научным сообществом в данное время».

Говоря другими словами, «парадигма»  это нормы и образцы научного мышления, приобретающие в данном научном сообществе характер традиции. Или, чуть иначе  это определенные научные стереотипы, шаблоны мышления, в рамках которых ученые в тот или иной период решают свои исследовательские задачи.

«Научной революцией» Т.Кун называет этап развития науки, когда одна парадигма меняется на другую парадигму. А этапы развития системы научного знания между «революциями» могут быть охарактеризованы либо как «допарадигмальные», либо как периоды «нормальной науки».

Допарадигмальный период развития науки описывается Т.Куном как период соперничества различных школ и направлений в науке. В этот период еще не существует устоявшихся стереотипов и стилей научной мышления, в науке идут нескончаемые методологические дискуссий по поводу того, какую из предполагаемых исследовательских программ можно принять за парадигму. Как правило, в результате таких дискуссий победу одерживает одна из обсуждаемых программ и именно она принимается научным сообществом за «парадигму». После этого в становлении системы научного знания наступает период «нормальной науки».

«Как только исходная парадигма, служившая средством рассмотрения природы, найдена, ни одно исследование уже невозможно в отсутствие парадигмы и отказ от какой-либо парадигмы без замены ее другой означает отказ от науки вообще».

«Нормальную науку» Т.Кун определяет как этап развития науки, когда в ней господствует какая-то одна исследовательская программа, служащая «парадигмой» для всего данного научного сообщества. Стадия «нормальной науки» является эволюционной стадией развития научного знания, когда отсутствуют предпосылки для кумулятивного, скачкообразного «рывка» в прогрессе науки; это стадия накопления подтверждающих господствующую парадигму научных фактов и стадия, отвергающая любые теории, которые «не вписываются» в последнюю.

«Нормальная наука не ставит себе целью нахождение нового факта или теории, и успех в нормальном научном исследовании состоит вовсе не в этом».

Однако подавляющее большинство исследовательских проблем решаются именно в рамках «нормальной науки» и ее инструментами:

«До тех пор пока средства, предоставляемые парадигмой, позволяют успешно решать проблемы, порождаемые ею, наука продвигается успешно и проникает на самый глубокий уровень явлений, уверенно используя эти средства. Причина этого ясна. Как и в производстве, в науке  смена инструментов  крайняя мера, к которой прибегают лишь в случае действительной необходимости. Значение кризисов заключается в том, что они оговорят о своевременности смены инструментов».

Парадигма, как подчеркивает Т.Кун, выполняет две функции: «познавательную» и «нормативную». С «познавательной» функцией всё достаточно ясно: парадигма  это средство получения новых знаний; она сама по себе есть новое знание. Менее заметной является «нормативная» функция парадигмы: суть ее заключается в том, что парадигма устанавливает новые нормы для научного сообщества. «Нормы» здесь трактуются предельно широко: речь идет о методах научного исследования, идеалах (ценностных установках), влияющих на выбор того или иного направления познавательной деятельности и схемах решения «стандартных головоломок» в науке. Если второе и третье объединить в одно понятие  «стандарты», то общая картина будет выглядеть следующим образом:

«Парадигмы дают ученым не только план деятельности, но и указывают и некоторые направления, существенные для реализации плана. Осваивая парадигму, ученый овладевает сразу теорией, методами и стандартами, которыми обычно самым теснейшим образом переплетаются между собой. Поэтому, когда парадигма изменяется, обычно происходят значительные изменения в критериях, определяющих правильность как выбора проблем, так и предлагаемых решений».

Период нормальной науки, определяемый как период господства одной парадигмы, может длиться от нескольких десятков до сотен и даже тысяч лет. Например, доминирование геоцентрической системы Птолемея-Аристотеля в астрономии продолжалась примерно 2000 лет, пока она в ходе коперниканской революции не была замещена на гелиоцентрическую парадигму. Господство ньютонианской парадигмы классической механики в физике длилось примерно 230 лет  с конца XVII века по 2030 гг. XX века, пока в процессе последующей научной революции она не была заменена парадигмой теории относительности, разработанной Альбертом Эйнштейном.

Но, согласно Т.Куну, рано или поздно в парадигме обнаруживается «аномалия»  т.е. накапливаются научные факты, которые не могут быть объяснены в рамках данных исследовательских теорий, методов и стандартов. Поначалу ученые настойчиво ищут пути разрешения данной «аномалии» (или «аномалий»), не выходя за пределы существующей парадигмы, но однажды наступает момент, когда «аномалии» буквально ее рушат, как гнилую стену. Этот этап можно характеризовать как «кризис науки», а в качестве исхода такого кризиса американский ученый рассматривает три варианта:

«Все кризисы заканчиваются одним из трех возможных исходов. Иногда нормальная наука в конце концов доказывает свою способность разрешить проблему, порождающую кризис, несмотря на отчаянье тех, кто рассматривает ее как конец существующей парадигмы. В других случаях не исправляют положения даже явно радикальные подходы. Тогда ученые могут прийти к заключению, что при сложившемся в их области исследования положении вещей решения проблемы не предвидится. Проблема снабжается соответствующим ярлыком и оставляется в стороне в наследство будущему поколению в надежде на ее решение с помощью более совершенных методов. Наконец, возможен случай, который будет нас особенно интересовать, когда кризис разрешается с возникновением нового претендента на место парадигмы и последующей борьбой за ее принятие».

Случай, который более всего интересует Т.Куна, это есть, собственно говоря, по его терминологии, «научная революция». Последняя, как правило, начинается с того, что какая-то группа ученых внутри всего научного сообщества отказывается от старой парадигмы и принимает за основу совокупность других теорий, гипотез и стандартов, а уже после к этой группе присоединяются все остальные представители данной науки. Научная революция совершилась, переворот в сознании научного сообщества произошел и с этого момента начинается отсчет новой научной традиции, которая зачастую несовместима с предыдущей традицией:

«Традиция нормальной науки, которая возникает после научной революции, не только несовместима, но часто фактически и несоизмерима с традицией, существовавшей до нее»,

Таким образом, концепция «парадигм» и «научных революций» Томаса Куна является весьма содержательной и перспективной методологической концепцией. Естественно, оценки ее могут быть разными: например, И.Лакатос, о котором речь пойдет ниже, полагал, что на деле концепция Т.Куна описывает «психологию научного открытия», а не его «логику». Но, вероятнее всего, это субъективная оценка. Куновские термины «парадигма», «нормальная наука», «научная революция», как и сама его теория, уже прочно вошли как в арсенал естественных, так и социальных наук, а это само по себе уже делает честь автору «Структуры научных революций». В четвертой главе мы немного скажем и об использовании этих понятий (и в целом концепции Т.Куна) в методологическом анализе развития экономической науки.

Имре Лакатос  автор нескольких известных работ по методологии научного знания. Наиболее известные  «Доказательства и опровержения», «Фальсификация и методология научно-исследовательских программ», «История науки и ее рациональные реконструкции».

Основной принцип методологических изысканий И.Лакатоса  это соединение в одно целое философии науки и истории науки. В связи с этим И.Лакатос формулирует следующее важнейшее положение:

«Философия науки без истории науки пуста; история науки без философии науки слепа».

Следовательно, предпосылкой для создания И.Лакатосом собственной методологической концепции стала попытка синтеза историко-методологического и философско-методологического знания. Именно на этой основе им разработано центральное понятие его теории  «научно-исследовательская программа».

«Научно-исследовательская программа» (или просто «исследовательская программа») представляет собой некоторую совокупность теорий, развивающихся на базе единых исследовательских и методологических принципов. Структурно она включает в себя следующие элементы:

а) «жесткое ядро»  фундаментальные принципы всех теорий программы, помогающие сохранять ее целостность.

б) «защитный пояс»  вспомогательные гипотезы программы; он обеспечивает сохранность «жесткого ядра» программы.

«Защитный пояс должен выдержать главный удар со стороны проверок; защищая таким образом окостеневшее ядро, он должен приспосабливаться, переделываться или даже полностью заменяться, если того требуют интересы обороны. Если всё это дает прогрессивный сдвиг проблем, исследовательская программа может считаться успешной. Она неуспешна, если это приводит к регрессивному сдвигу проблем».

в) методологические принципы, определяющие перспективы применения данной программы («положительная» или «отрицательная эвристика»).

Остановимся на последнем элементе исследовательской программы. «Отрицательная эвристика», согласно И.Лакатосу, означает наличие некоторых ограничителей в форме определенных методологических правил, позволяющих избегать ложных путей познания. «Позитивная эвристика», наоборот, представляет собой набор правил, позволяющих модифицировать программу таким образом, чтобы ее сохранить или даже улучшить.

«Если отрицательная эвристика определяет «твердое ядро» программы, которое, по решению ее сторонников, полагается «неопровержимым», то положительная эвристика складывается из ряда доводов более или менее ясных, и предположений, более или менее вероятных, направленных на то, чтобы изменять и развивать «опровержимые варианты» исследовательской программы, как модифицировать, уточнять «опровержимый» защитный пояс».

В отличие от концепции Т.Куна, теория И.Лакатоса предполагает, что периоды так называемой «нормальной науки», когда господствует одна исследовательская программа, крайне редки в истории науки и что куновская «парадигма» на деле есть не что иное, как исследовательская программа, временно захватившая монополию в научном сообществе. Гораздо чаще бывают периоды, когда исследовательских программ много и они вступают друг с другом в острую конкуренцию:

«История науки была и будет историей соперничества исследовательских программ (или, если угодно, «парадигм»); но она не была и не должна быть чередованием периодов нормальной науки: чем быстрее начинается соперничество, тем лучше для прогресса».

Сила той или иной исследовательской программы определяется, в конечном счете, эвристической силой, которая обозначает способность программы теоретически предсказывать появление новых фактов.

Далее И.Лакатос выделяет два основных типа науки, которые, в принципе, можно соотносить с двумя периодами ее развития: «зрелая наука» и «незрелая наука». «Зрелая наука»  это тот тип науки, где имеет место соперничество, конкуренция различных исследовательских программ; ему противостоит «незрелая наука», где исследование осуществляется «по затасканному образцу проб и ошибок».

«Зрелая наука состоит из исследовательских программ, которыми предсказываются не только ранее неизвестные факты, но, что особенно важно, предвосхищаются также новые вспомогательные теории; зрелая наука в отличие от скучной последовательности проб и ошибок обладает «эвристической силой». … Положительная эвристика мощной программы с самого начала задает общую схему предохранительного пояса: эта эвристическая сила порождает автономию теоретической науки».

Историю науки в целом, пор мнению И.Лакатоса, следует писать методом «рациональной реконструкции». Суть этого метода заключается примерно в следующем:

1) надо произвести рациональную реконструкцию всей истории науки;

2) сопоставить полученную рациональную реконструкцию с действительной историей науки, и подвергнуть критике: рациональную реконструкцию  за недостаток историчности в ней, действительную историю  за недостаток рациональности;

3) при этом «всякому историческому исследованию должна предшествовать эвристическая проработка: история науки без философии науки слепа».

Таким образом, методология «научно-исследовательских пр