Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат диссертации'
Защита состоится “ 05 ” сентября 2011 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.157.18 при ГОУВПО «Московский энергетический инстит...полностью>>
'Статья'
Ведомости Парламента РК, 1998 г., N 2-3, ст. 25Номер принятия: 213Дата принятия: 24.03.1998Место принятия: г. АстанаНомер в гос.реестре: 229Дата после...полностью>>
'Закон'
порядок определения затрат на проведение экспертизы при осуществлении лицензирования образовательной деятельности образовательных учреждений и научны...полностью>>
'Урок'
Особенности изучения глагола в школе. Особенности изучения причастия в школе. Компьютер как эффективное средство обучения русскому языку в школе. Ком...полностью>>

Ученый лапоть inc. Presents: Вопросы по философии по состоянию на 24. 05. 2006 12: 58: 36

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Так вот, среди всех экономистов, получивших Нобелевскую премию за 1969  2002 гг., число экономистов-математиков составляет примерно от 45 до 60%  в зависимости от того, подразумевать под «развитием экономико-математического метода», поскольку редко вообще кто из Нобелевских лауреатов обходился без собственных математических расчетов.

Билет 30.1. Постпозитивистские модели развития науки. Кун. Лакатос

Тамас Кун (1922) - американский историк и философ науки, один из лидеров исторической школы в методологии и философии науки, профессор Принстонского университета. Он считает, что не следует представлять науку как собрание истинных или ложных идей, высказываний, теорий, развивающихся по своим собственным законам – законам познания. В науке действует человек-ученый как субъект научной деятельности. Он подчеркивал, что научное познание осуществляется сообществом ученых профессионалов, действующих по неписаным правилам, которые регулируют их взаимоотношения. Т.о., Кун исходит из представления о науке как социальном институте, в котором действуют определенные социальные группы и организации. Но главным объединяющим началом общества ученых являются не нормы проф этики, а единый стиль мышления, признание данным обществом определенных фундаментальных теорий и методов исследования. Эти положения, объединяющие сообщество ученых Кун назвал парадигмой. “Под парадигмой, - писал Кун – я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решения”. Из этих моделей, по мнению Куна возникают конкретные традиции того или иного направления в исследовании. Парадигмы имеют как позновательную так и нормативную функции. Они дают ученым основные принципы их познавательной деятельности и формы реализации этих принципов. Парадигмы, по словам Куна являются источником методов, проблемных ситуаций, стандартов решения проблем, принятых в тех или иных сообществах ученых. Более низким уровнем организации научного познания, по сравнению с парадигмой, является научная теория. Каждая теория создается в рамках той или иной парадигмы. Теории, существующие в рамках различных парадигм, не сопоставимы. Поэтому одна и та же теория не может входить в разные парадигмы без предварительного ее серьезного переосмысления. А это означает, что при смене парадигм невозможно осуществить преемственность теорий. Позднее Кун называет парадигмы дисциплинарными матрицами. Они дисциплинарны, потому что принуждают ученых к определенному поведению, стилю мышления, а матрицы – потому что стоят из упорядоченных элементов различного рода. Дисциплинарная матрица по Куну состоит из следующих элементов: (1) символические обобщения или формализованные конструкции, используемые членами сообществами ученых без разногласия; (2) метафизические общеметодологические представления, концептуальные модели; (3) цементирующие данное научное сообщество ценности; (4) образцы – признанные примеры.

Развитие науки Кун представляет как скачкообразный, революционный процесс, сущность которого выражается в смене парадигм. Развитие науки какой-то период идет в рамках данной парадигмы: происходит накапливание эмпирического материала, обработка данных, совершенствуются методики исследований и т.д. Этот период развития знания Кун назвал нормальной наукой. Но постепенно возникают причины для сомнения в ясности, очевидности и обоснованности общепринятых теоретических положений. Парадигма как привычный стиль мышления расшатывается, и на каком-то этапе наступает кризис основных исходных понятий в данной науке. Кун описывает этот кризис как с содержательной стороны развития науки (несоответствие новых методик старым), так и с эмоционально-волевой (утрата доверия к исходным принципам действующей парадигмы со стороны значительной части научного сообщества). И в переходе к новой парадигме действуют те же факторы. Переход к новой парадигме не может основываться на чисто рациональных доводах, хотя этот элемент значителен. Здесь необходимы волевые факторы – убеждение и вера (это на экзамене я объясню устно). Однако Кун не сторонник иррациональных оснований смены парадигм. Подчеркивая эмоционально-волевой характер принятия решения, он указывает, что это решение опирается на определенные рациональные основания, которые заложены в логике научного исследования в тех требованиях, которые предъявляют к стилю и способу мышления новые научные данные. Постепенно эти рациональные основания углубляются, и новая парадигма завоевывает в сообществе все большее количество сторонников, пока не произойдет смена научной парадигмы.

Имре Лакатос (1922 Будапешт – 1974 Лондон), английский историк науки, ориентирующейся на изучение закономерностей развития научного знания. Лакатос разработал оригинальную логико-нормативную реконструкцию развития науки – методологию научно-исследовательских программ. Научно-исследовательская программа является основной структурно-динамической единицей его модели науки. По характеристике Лакатоса, исследовательские программы являются величайшими научными достижениями и их можно оценивать на основе прогрессивного или регрессивного сдвига проблем. Прогрессивный сдвиг проблем – означает по Лакатосу – научную революцию. Исследовательская программа считается прогрессирующей тогда, когда ее теоретический рост предвосхищает ее эмпирический рост, т.е. когда она может предсказывать новые факты. Регресс наступает тогда когда она дает запоздалое объяснение научных открытий или фактов, предвосхищаемых и открываемых конкурирующей исследовательской программой. Если данная исследовательская программа объясняет больше, нежели конкурирующая, то она вытесняет последнюю из оборота сообщества ученых.

Каждая исследовательская программа, считает Лакатос, представляет собой сложную и структурированную систему, состоящую из ряда элементов: “жесткого ядра” – совокупности суждений, которые являются теоретической основой данного стиля мышления, “запретного пояса” – суждений связывающих исследовательскую программу с эмпирическими данными, “негативной эвристики” – указывает, какие пути исследования надо избегать, “позитивной эвристики” - рекомендует наиболее предпочтительные пути исследования. Утверждения составляющие “жесткое ядро” в рамках данной программы принимаются как неопровержимые. “Защитный пояс” предохраняет “жесткое ядро” от опровержения, но изменяется и совершенствуется, благодаря правилам “позитивной эвристики”, а также с помощью процедур фальсификации и верификации.

История развития науки, по Лакатосу, - это история борьбы и смены конкурирующих исследовательских программ, которые соревнуются на основе их эвристической силы в объяснении эмпирических фактов, предвидении путей развития науки и принятии контрмер против ослабления этой силы. По сути дела здесь Лакатос воспроизводит в иных терминах, в более дифференцированном виде куновскую концепцию развития науки на основе парадигм. Однако при интерпретации движущих причин смены исследовательских программ, конкретных механизмов развития науки Лакатос не разделяет взгляды Куна. Он видит в науке внутреннюю и внешнюю историю. Внутренняя история науки базируется на движении идей, методологии, методик научного исследования, то, что, по словам Лакатоса, составляет собственное содержание науки. Внешняя история – это формы организации науки и личностные факторы научного исследования. Кун подчеркивал огромное значение этих внешних факторов, Лакатос же отдает им второстепенное значение

==== еще вариант

Постпозитивистские модели развития науки Т.Куна И.Лакатоса.

Основная работа Т.Куна  «Структура научных революций» (1962, русс. 1974, 2002), а стержневыми понятиями этой работы являются понятия «парадигма» и «научная революция. Именно вокруг этих двух ключевых терминов и строится концепция американского ученого.

«Парадигму» Т.Кун определяет следующим образом:

«Под парадигмами я подразумеваю признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений».

«Они [парадигмы] являются источником методов проблемных ситуаций и стандартов решений, принятых неким развитым научным сообществом в данное время».

Говоря другими словами, «парадигма»  это нормы и образцы научного мышления, приобретающие в данном научном сообществе характер традиции. Или, чуть иначе  это определенные научные стереотипы, шаблоны мышления, в рамках которых ученые в тот или иной период решают свои исследовательские задачи.

«Научной революцией» Т.Кун называет этап развития науки, когда одна парадигма меняется на другую парадигму. А этапы развития системы научного знания между «революциями» могут быть охарактеризованы либо как «допарадигмальные», либо как периоды «нормальной науки».

Допарадигмальный период развития науки описывается Т.Куном как период соперничества различных школ и направлений в науке. В этот период еще не существует устоявшихся стереотипов и стилей научной мышления, в науке идут нескончаемые методологические дискуссий по поводу того, какую из предполагаемых исследовательских программ можно принять за парадигму. Как правило, в результате таких дискуссий победу одерживает одна из обсуждаемых программ и именно она принимается научным сообществом за «парадигму». После этого в становлении системы научного знания наступает период «нормальной науки».

«Как только исходная парадигма, служившая средством рассмотрения природы, найдена, ни одно исследование уже невозможно в отсутствие парадигмы и отказ от какой-либо парадигмы без замены ее другой означает отказ от науки вообще».

«Нормальную науку» Т.Кун определяет как этап развития науки, когда в ней господствует какая-то одна исследовательская программа, служащая «парадигмой» для всего данного научного сообщества. Стадия «нормальной науки» является эволюционной стадией развития научного знания, когда отсутствуют предпосылки для кумулятивного, скачкообразного «рывка» в прогрессе науки; это стадия накопления подтверждающих господствующую парадигму научных фактов и стадия, отвергающая любые теории, которые «не вписываются» в последнюю.

«Нормальная наука не ставит себе целью нахождение нового факта или теории, и успех в нормальном научном исследовании состоит вовсе не в этом».

Однако подавляющее большинство исследовательских проблем решаются именно в рамках «нормальной науки» и ее инструментами:

«До тех пор пока средства, предоставляемые парадигмой, позволяют успешно решать проблемы, порождаемые ею, наука продвигается успешно и проникает на самый глубокий уровень явлений, уверенно используя эти средства. Причина этого ясна. Как и в производстве, в науке  смена инструментов  крайняя мера, к которой прибегают лишь в случае действительной необходимости. Значение кризисов заключается в том, что они оговорят о своевременности смены инструментов».

Парадигма, как подчеркивает Т.Кун, выполняет две функции: «познавательную» и «нормативную». С «познавательной» функцией всё достаточно ясно: парадигма  это средство получения новых знаний; она сама по себе есть новое знание. Менее заметной является «нормативная» функция парадигмы: суть ее заключается в том, что парадигма устанавливает новые нормы для научного сообщества. «Нормы» здесь трактуются предельно широко: речь идет о методах научного исследования, идеалах (ценностных установках), влияющих на выбор того или иного направления познавательной деятельности и схемах решения «стандартных головоломок» в науке. Если второе и третье объединить в одно понятие  «стандарты», то общая картина будет выглядеть следующим образом:

«Парадигмы дают ученым не только план деятельности, но и указывают и некоторые направления, существенные для реализации плана. Осваивая парадигму, ученый овладевает сразу теорией, методами и стандартами, которыми обычно самым теснейшим образом переплетаются между собой. Поэтому, когда парадигма изменяется, обычно происходят значительные изменения в критериях, определяющих правильность как выбора проблем, так и предлагаемых решений».

Период нормальной науки, определяемый как период господства одной парадигмы, может длиться от нескольких десятков до сотен и даже тысяч лет. Например, доминирование геоцентрической системы Птолемея-Аристотеля в астрономии продолжалась примерно 2000 лет, пока она в ходе коперниканской революции не была замещена на гелиоцентрическую парадигму. Господство ньютонианской парадигмы классической механики в физике длилось примерно 230 лет  с конца XVII века по 2030 гг. XX века, пока в процессе последующей научной революции она не была заменена парадигмой теории относительности, разработанной Альбертом Эйнштейном.

Но, согласно Т.Куну, рано или поздно в парадигме обнаруживается «аномалия»  т.е. накапливаются научные факты, которые не могут быть объяснены в рамках данных исследовательских теорий, методов и стандартов. Поначалу ученые настойчиво ищут пути разрешения данной «аномалии» (или «аномалий»), не выходя за пределы существующей парадигмы, но однажды наступает момент, когда «аномалии» буквально ее рушат, как гнилую стену. Этот этап можно характеризовать как «кризис науки», а в качестве исхода такого кризиса американский ученый рассматривает три варианта:

«Все кризисы заканчиваются одним из трех возможных исходов. Иногда нормальная наука в конце концов доказывает свою способность разрешить проблему, порождающую кризис, несмотря на отчаянье тех, кто рассматривает ее как конец существующей парадигмы. В других случаях не исправляют положения даже явно радикальные подходы. Тогда ученые могут прийти к заключению, что при сложившемся в их области исследования положении вещей решения проблемы не предвидится. Проблема снабжается соответствующим ярлыком и оставляется в стороне в наследство будущему поколению в надежде на ее решение с помощью более совершенных методов. Наконец, возможен случай, который будет нас особенно интересовать, когда кризис разрешается с возникновением нового претендента на место парадигмы и последующей борьбой за ее принятие».

Случай, который более всего интересует Т.Куна, это есть, собственно говоря, по его терминологии, «научная революция». Последняя, как правило, начинается с того, что какая-то группа ученых внутри всего научного сообщества отказывается от старой парадигмы и принимает за основу совокупность других теорий, гипотез и стандартов, а уже после к этой группе присоединяются все остальные представители данной науки. Научная революция совершилась, переворот в сознании научного сообщества произошел и с этого момента начинается отсчет новой научной традиции, которая зачастую несовместима с предыдущей традицией:

«Традиция нормальной науки, которая возникает после научной революции, не только несовместима, но часто фактически и несоизмерима с традицией, существовавшей до нее»,

Таким образом, концепция «парадигм» и «научных революций» Томаса Куна является весьма содержательной и перспективной методологической концепцией. Естественно, оценки ее могут быть разными: например, И.Лакатос, о котором речь пойдет ниже, полагал, что на деле концепция Т.Куна описывает «психологию научного открытия», а не его «логику». Но, вероятнее всего, это субъективная оценка. Куновские термины «парадигма», «нормальная наука», «научная революция», как и сама его теория, уже прочно вошли как в арсенал естественных, так и социальных наук, а это само по себе уже делает честь автору «Структуры научных революций». В четвертой главе мы немного скажем и об использовании этих понятий (и в целом концепции Т.Куна) в методологическом анализе развития экономической науки.

Имре Лакатос  автор нескольких известных работ по методологии научного знания. Наиболее известные  «Доказательства и опровержения», «Фальсификация и методология научно-исследовательских программ», «История науки и ее рациональные реконструкции».

Основной принцип методологических изысканий И.Лакатоса  это соединение в одно целое философии науки и истории науки. В связи с этим И.Лакатос формулирует следующее важнейшее положение:

«Философия науки без истории науки пуста; история науки без философии науки слепа».

Следовательно, предпосылкой для создания И.Лакатосом собственной методологической концепции стала попытка синтеза историко-методологического и философско-методологического знания. Именно на этой основе им разработано центральное понятие его теории  «научно-исследовательская программа».

«Научно-исследовательская программа» (или просто «исследовательская программа») представляет собой некоторую совокупность теорий, развивающихся на базе единых исследовательских и методологических принципов. Структурно она включает в себя следующие элементы:

а) «жесткое ядро»  фундаментальные принципы всех теорий программы, помогающие сохранять ее целостность.

б) «защитный пояс»  вспомогательные гипотезы программы; он обеспечивает сохранность «жесткого ядра» программы.

«Защитный пояс должен выдержать главный удар со стороны проверок; защищая таким образом окостеневшее ядро, он должен приспосабливаться, переделываться или даже полностью заменяться, если того требуют интересы обороны. Если всё это дает прогрессивный сдвиг проблем, исследовательская программа может считаться успешной. Она неуспешна, если это приводит к регрессивному сдвигу проблем».

в) методологические принципы, определяющие перспективы применения данной программы («положительная» или «отрицательная эвристика»).

Остановимся на последнем элементе исследовательской программы. «Отрицательная эвристика», согласно И.Лакатосу, означает наличие некоторых ограничителей в форме определенных методологических правил, позволяющих избегать ложных путей познания. «Позитивная эвристика», наоборот, представляет собой набор правил, позволяющих модифицировать программу таким образом, чтобы ее сохранить или даже улучшить.

«Если отрицательная эвристика определяет «твердое ядро» программы, которое, по решению ее сторонников, полагается «неопровержимым», то положительная эвристика складывается из ряда доводов более или менее ясных, и предположений, более или менее вероятных, направленных на то, чтобы изменять и развивать «опровержимые варианты» исследовательской программы, как модифицировать, уточнять «опровержимый» защитный пояс».

В отличие от концепции Т.Куна, теория И.Лакатоса предполагает, что периоды так называемой «нормальной науки», когда господствует одна исследовательская программа, крайне редки в истории науки и что куновская «парадигма» на деле есть не что иное, как исследовательская программа, временно захватившая монополию в научном сообществе. Гораздо чаще бывают периоды, когда исследовательских программ много и они вступают друг с другом в острую конкуренцию:

«История науки была и будет историей соперничества исследовательских программ (или, если угодно, «парадигм»); но она не была и не должна быть чередованием периодов нормальной науки: чем быстрее начинается соперничество, тем лучше для прогресса».

Сила той или иной исследовательской программы определяется, в конечном счете, эвристической силой, которая обозначает способность программы теоретически предсказывать появление новых фактов.

Далее И.Лакатос выделяет два основных типа науки, которые, в принципе, можно соотносить с двумя периодами ее развития: «зрелая наука» и «незрелая наука». «Зрелая наука»  это тот тип науки, где имеет место соперничество, конкуренция различных исследовательских программ; ему противостоит «незрелая наука», где исследование осуществляется «по затасканному образцу проб и ошибок».

«Зрелая наука состоит из исследовательских программ, которыми предсказываются не только ранее неизвестные факты, но, что особенно важно, предвосхищаются также новые вспомогательные теории; зрелая наука в отличие от скучной последовательности проб и ошибок обладает «эвристической силой». … Положительная эвристика мощной программы с самого начала задает общую схему предохранительного пояса: эта эвристическая сила порождает автономию теоретической науки».

Историю науки в целом, пор мнению И.Лакатоса, следует писать методом «рациональной реконструкции». Суть этого метода заключается примерно в следующем:

1) надо произвести рациональную реконструкцию всей истории науки;

2) сопоставить полученную рациональную реконструкцию с действительной историей науки, и подвергнуть критике: рациональную реконструкцию  за недостаток историчности в ней, действительную историю  за недостаток рациональности;

3) при этом «всякому историческому исследованию должна предшествовать эвристическая проработка: история науки без философии науки слепа».

Таким образом, методология «научно-исследовательских программ» Имре Лакатоса является весьма результативным и интересным научным проектом; это также (мы здесь используем лакатовский метод), в свою очередь, есть своеобразная исследовательская программа в методологии науки, сопоставимая по своей эвристической силе с программой «научных революций» и «парадигм» Т.Куна. Конкуренция двух подобных программ в такой сложной области знания, как методология, может только приветствоваться и, вероятно, у экономиста  исследователя и методолога  также всегда будет выбор, какую методологию  Т.Куна или И.Лакатоса  ему применять при разработке своих методологических идей и концепций.

Билет 30.2. Деловая игра как способ экономического моделирования.

«Деловая игра» представляет собой, с одной стороны, вид игрового экономического моделирования, а, с другой стороны, ее можно рассматривать как вид лабораторного экономического эксперимента.

Деловая игра - это упрощенное воспроизводство в игровой форме какой-либо реальной хозяйственной ситуации; она представляет собой одновременно как вид экономического моделирования, так и вид лабораторного экономического эксперимента.

«Деловая игра  это метод научного познания и вместе с тем  это область знания, она имеет важное значение в проведении экспериментов в социально-экономических системах для достижения производственных, исследовательских и учебных целей. Деловая игра  лаборатория игрового имитационного эксперимента, объектами которого являются процессы производства, социально-производственные и межличностные отношения занятых в них людей. Наконец, деловая игра  это форма игрового сознания и общения, где происходит их соединение с моделями их реализации в условиях ситуации, где имеет место активизация человеческого фактора, обмен опытом, ролевое общение на деловом и игровом уровнях, совместная коллективная деятельность участников игры».

Игровое моделирование хозяйственных процессов стало широко применяться в экономических исследованиях и экономическом образовании начиная со второй половины XX века. В основе появления деловой игры лежал принцип игровой деятельности, широко известный человечеству на протяжении всей истории последнего:

«Игра старше культуры, ибо понятие культуры, как бы несовершенно его ни определяли, в любом случае предполагает человеческое сообщество, а животные вовсе не ждали появления человека, чтобы он научил их играть. Да, можно с уверенностью заявить, что человеческая цивилизация не добавила никого существенного признака к общему понятию игры. Животные играют точно так же, как и люди».

К основным компонентам игры относятся: 1) игровые роли; 2) правила игры; 3) технология игры, т.е. принципы моделирования этой игрой каких-либо процессов, если, естественно, таковое предполагается.

Что касается собственно деловых игр, то их отличают следующие признаки:

1) деловые игры моделируют возможные варианты поведения людей в деловых ситуациях;

2) деловые игры учат управлять, они обучают и посредством их проводятся исследование реальных хозяйственных ситуаций;

3) деловые игры обучают деловому общению;

4) деловые игры прививают обучаемым деловую психологию.

В целом, третий и четвертый пункт можно охарактеризовать как имитационное обучение  вот почему деловые игры иногда еще называют имитационными играми, так как главной целью деловой игры в большинстве случаев является имитация деловой ситуации.

Имитационная играэто игра, в которой воспроизводится какая-либо реальная, практическая, жизненная ситуация с задачей лучшего овладения последней посредством имитации и подражания.

Деловые игры выполняют не только имитационную функцию, они также пытаются «развить» и «разработать» реальную деловую ситуацию с целью получения о последней максимальной информации,  в этом состоит исследовательская функция деловой игры.

Деловые игры можно классифицировать по разным типологиям. По типу взаимодействия они могут быть интерактивными и неинтерактивными, по характеру участия в игре ее участников  индивидуальными и групповыми, по степени свободы  мягкие и жесткие и т.д. и т.п. Но наиболее распространена классификация деловых игр по их цели: здесь деловые игры разделяют на 1) общие управленческие; 2) конкретные управленческие (специальные, функциональные); 3) учебные; 4) исследовательские.

Управленческая игра это тип игры, главной задачей которой является обучение принятию эффективных управленческих решений и моделирование ситуаций, связанных с управлением каким-либо хозяйственными объектами.

Управленческие игры бывают общие и специальные (конкретные, функциональные):

«Общие управленческие игры создаются для обучения принятию решений в высшем управленческом звене, где все основные функциональные подразделения компании используются для достижения ее основных организационных целей, таких, как максимум прибыли, доход от капиталовложений, достижение определенного уровня продаж или овладение определенной долей рынка … Обобщенные игры этого типа создаются для обучения реалистическому принятию решений с помощью экспериментирования, оценки и изменения решений.

Функциональные игры создаются для обучения конкретным приемам управления в таких сферах деятельности, как маркетинг, производство, управление запасами, финансы и др. Они нацелены на улучшение принятия решений в среднем и низшем управленческом звене».

Учебные деловые игры, хотя и ставят себе задачу моделирования различных хозяйственных ситуаций, тем не менее предназначены скорее не для выработки каких-то конкретных управленческих навыков, а для введения обучаемых в общий процесс делового взаимодействия. По своим принципам эти игры, как правило, более просты, чем управленческие игры.

Исследовательские деловые игры пока не получили большого распространения, но тем не менее, проведение таких игр имеет немалое значение для познания хозяйственных явлений, так как, по своему определению, деловые игры являются одной из форм лабораторного экономического эксперимента. Посредством исследовательской деловой игры могут быть получены новые научные данные в отношении тех или иных вариантов хозяйственного поведения людей:

«[Исследовательские деловые игры] используются для анализа поведения отдельных сотрудников или целых коллективов в зависимости от изменения внешних или внутренних условий их деятельности (например, при изучении возможностей использования в организации различных систем оплаты труда). Исследовательские деловые игры моделируют конкретные организационные ситуации в режиме «что будет, если? …». Это позволяет прогнозировать различные варианты изменений организационных ситуаций».

Деловая игра является эффективным экономическим методом исследования и обучения, а ее внедрение в образовательный и научный процесс позволяет «раскрепостить» исследователей или слушателей, и тем самым добиться значимых результатов  учебных либо научных  в зависимости от целей проведения игры.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Алимова Р. Р. / R. Alimova

    Документ
    К вопросу о классификации иноязычных заимствований в испанском языке / Observaciones sobre el problema de la clasificación de los préstamos en español .

Другие похожие документы..