Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
на участие в конкурсе на приз Губернатора области «Лучшее предприятие туристской отрасли Ивановской области» в номинации «Лучшее предприятие обществен...полностью>>
'Конкурс'
1-й ведущий. Сегодня на нашей сцене происходит необычное событие: две команды учеников десятого класса будут бороться за право называться лучшим знат...полностью>>
'Курсовая'
В экономике, как и в других сферах человеческой деятельности, общепринятым является постоянное стремление к соответствию между потребностями и возмож...полностью>>
'Документ'
24.10.2011 в основном завершен переезд работников Межрегионального операционного управления Федерального казначейства (далее – Межрегиональное операц...полностью>>

Б. Н. Ковалев нацистская оккупация и коллаборационизм в россии 1941-1944 издательство транзиткнига

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

6. Большевистские вожди. Характеристика вождей: Ленин, Сталин, Троцкий, Дзержинский, Зиновьев и др. Их национальное происхождение. Еврейский вопрос. Евреи до 1917 года, в 1917 году и при советской власти. Евреи в истории.

7. Национал-социалистические вожди. Адольф Гитлер как рабочий, солдат, художник и государственный деятель. Альфред Розенберг - биография, его борьба против еврейства и большевизма - министр восточных областей. Константин Гирдт и трудовая повинность - воспитательная школа народа. Фридрих Заукель -иностранные рабочие в Германии. Сотрудничество народов Европы.

8. Большевистская действительность. СССР-положение крестьян, разделение на 4 класса: батраки, бедняки, середняки, кулаки. Уничтожение кулаков как класса. Рабочие - стахановское движение, концентрационные лагеря. НКВД-ЧК-ГПУ. 1937 год. Голодовка в 1921-22 и в 1932-33 годах. Подготовка к войне. На той стороне советского фронта.

9. Национал-социалистическая действительность (Новая Германия) - крестьянство, рабочие (трудовой фронт), молодёжь, партия, народное движение. Картины из Германии.

10. Является ли эта война Отечественной для народов России.

Каждую из этих десяти тем нужно было прорабатывать в течение двух уроков. На третьем уроке, куда обычно приглашался сотрудник отдела пропаганды, разбирались вопросы учащихся. После этого учитель резюмировал содержание пройденного материала. Завершалось изучение каждой темы написанием письменной работы63.

423

1942-1943 учебный год на оккупированной территории убедительно показал, какое внимание уделяли захватчики моральному разложению подрастающего поколения в духе фашистской идеологии. Их работа до какой-то степени облегчалась тем, что антинацистские силы не могли противопоставить им какие-либо акции в данной сфере, особенно в городах и крупных населённых пунктах.

В мае 1943 года большая группа учителей из Смоленской и Орловской областей отправилась на ознакомительную экскурсию в Германию. Ее возглавил сотрудник смоленского отдела пропаганды по работе со школами доктор Цигаст. Кроме посещения школ в городах Йена, Эрфурт, Вартбург, Зальцбург, для педагогов было организовано посещение Расового института в Веймаре. Профессора этого «научного» центра прочитали лекции о расовой теории и необходимости борьбы с мировым еврейством64,0 том, что славяне являются «недочеловеками», во время этих встреч ничего сказано не было. Сотрудники отдела пропаганды внимательно следили за тем, чтобы никому из экскурсантов не попал в руки журнал «Унтерменш», издававшийся при содействии данного института.

В условиях провала плана молниеносной войны резко осложнилось положение немецкой экономики. Насильственное использование населения оккупированных районов на работах в Германии способствовало активизации антифашистского сопротивления. Для того, чтобы нейтрализовать его, нацисты попробовали через школьную сеть организовать пункты вербовки. Русских юношей и девушек 14-16-летнего возраста информировали о том, что им предоставлена широкая возможность поехать в Германию, для поступления в ремесленные училища, где они могут получить специальность по их желанию65.

Директоров школ, средних и неполных средних, обязывали взять на учёт всю молодёжь указанного возраста, проживающую на территории той или иной школы, с указанием специальности, желающую поехать в Германию. Сведения предоставлялись районному инспектору народного просвещения, который, в свою очередь, докладывал эти сведения дальше по инстанции66.

424

Пропагандистская работа среди юношей и девушек, возложенная на учителей, должна была вестись по следующим направлениям:

1. В Германии русская молодёжь сможет получить любую специальность по желанию.

2. Своей честной работой она будет защищать не только интересы германского государства, но и интересы населения «освобождённых областей России» и таким образом ускорит окончание войны.

3. Хорошо организованный труд, хорошее питание, культурное жилище, весёлый отдых - вот условия работы и жизни в Германии.

4. Каждый юноша, каждая девушка, побывав в Германии, получат практическое знакомство с порядками и культурой страны, узнают подлинную заботу о человеке, увидят настоящее искусство, воочию убедятся в правдивом социализме, приобретут ценный и полезный опыт в деле строительства новой жизни, в деле формирования нового общества.

5. Каждый русский, вернувшись из Германии, сможет проявить на практике полученные им знания, навыки и способности.

6. Вербовка русской молодёжи в Германию заложит крепкий фундамент в деле восстановления русской промышленности, торговли, ремёсел и сельского хозяйства. Вербовка русской молодёжи в Германию внесет новый вклад в русскую культуру, в русский быт67.

С середины 1943 года на учительских курсах немаловажное место стала занимать пропаганда идей Русской освободительной армии. Главной задачей, стоящей перед оккупантами и «новой русской администрацией», являлось вовлечение молодых людей в различные коллаборационистские формирования. В первую очередь это была работа в полиции и служба в рядах РОА.

Кроме вербовки добровольцев в вооруженные коллаборационистские формирования, учителя по требованию бургомистров и старост должны были сдать определенное количество книг для того, чтобы «помочь членам РОА лучшим образом использовать свои свободные часы и минуты»68.

425

Представители советского сопротивления, воспользовавшись этим, вклеивали в эти книги различные антифашистские листовки и воззвания, адресованные власовцам.

Воздействовать на подрастающее поколение нацисты пытались по-разному: через средства массовой информации, штатных пропагандистов и подпольную агентуру. Не ограничиваясь этим, оккупанты систематически стали устраивать для молодёжи гулянки. Все они обязательно предварялись выступлениями агитаторов, которые призывали юношей вступать в отряды самообороны, организуемые против партизан, а также в ряды Русской освободительной армии генерала Власова69.

Летом 1943 года в период массового создания структур РОА на местах власовцами была предпринята попытка использования в своих целях групп из учителей и учеников. Было заявлено, что «воспитывать детей в национальном духе, в новой великой России - есть первейшая задача учительства»70. Младших школьников привлекали для выступления перед гражданским населением с антисоветскими рассказами, частушками, песнями, стихами. Из старших учеников и учителей вербовали слушателей школ пропагандистов. Перед началом массовой депортации мирного населения из прифронтовой зоны осенью 1943 года все они были вывезены в Прибалтику и Германию.

Полагая, что молодые люди больше всего доверяют своим ровесникам власовцы начали активную вербовку в «молодёжные школы». В них принимались юноши и девушки 16-20 лет. Кроме общепропагандистских задач, данные «образовательные учреждения» занимались подготовкой вербовщиков в Русскую освободительную армию. Им читались лекции по методике вербовки, о воспитании молодёжи в Германии, о задачах РОА и о роли пропаганды среди советского гражданского населения, находящегося в тылу у немцев71.

Во время учёбы в школе курсанты по заданию немцев ходили на железнодорожные станции к эвакуируемым. Посещали лагеря военнопленных (для этого им выдавался специальный пропуск) и организовывали встречи с молодёжью. В ходе этих мероприятий распространялись газеты «Доброволец», «Заря», жур-

426

нал «Блокнот солдата РОА», прокламации с выступлениями генерала Власова и о нём. Основная цель, которая ставилась перед курсантами фашистским руководством, было вовлечение в РОА добровольцев и обеспечение очередного набора в пропагандистские школы72.

К1944 году практически вся территория РСФСР была очищена от немецко-фашистских захватчиков. Но тысячи мирных жителей нацисты смогли насильственно эвакуировать в свой тыл. Германское командование приняло решение использовать учителей в качестве «лагерфюреров». Предполагалось, что они будут исполнять роль уполномоченных министерства по делам Восточных территорий в рабочих лагерях и лагерях военнопленных. На них возлагались обязанности посредников между администрацией промышленного предприятия и находящегося при нем рабочего лагеря. В то же время они являлись и штатными пропагандистами. На специальных двухнедельных курсах по подготовке «лагерфюреров» заслушивались следующие курсы:

1. Государственное устройство Германии.

2. Еврейский вопрос.

3.0 психологии немцев.

4. Организация беседы с русскими военнопленными.

5. Организация беседы с лицами, находящимися в рабочих лагерях.

6. Немецкий язык.

По окончании занятий всем курсантам выдавалось удостоверение73.

Быстро меняющееся положение на фронтах Великой Отечественной войны, успешное продвижение Красной Армии вынуждало фашистов отказываться от какой-либо политики заигрывания с мирным населением. Насильственные мобилизации, выселение и физическое уничтожение затронуло многих учителей. Жестокость по отношению к ним не была случайной. Значительные затраты оккупантов не оправдались. Несмотря на усиленную пропагандистскую работу тщательно подготовленные планы гитлеровцев по отношению к русской интеллигенции не принесли желаемых для них результатов. Учительство на оккупированной

427

территории принимало участие не только в активной борьбе с оккупантами в рядах подпольщиков и партизан, но и всячески саботировало их распоряжения.

В современной западногерманской исторической науке в последнее время закрепился тезис о том, что нацисты во многом проиграли эту войну из-за излишней жестокости оккупационного режима, недальновидности Гитлера и полного игнорирования интересов местного населения, особенно в сфере образования74.

Приведённые факты опровергают это. Война Советского Союза с фашистской Германией являлась борьбой двух систем, двух держав, двух народов. И ни одна социальная группа в нашей стране несмотря на хорошо организованную систему идеологической обработки не пошла на службу к врагу.

Активизация боевой деятельности партизан и подпольщиков позволила им осуществить более дифференцированный подход к пропагандистским акциям. Появились листовки, обращенные конкретно к учительству. В них говорилось о том, что «гитлеровцы пытаются вытравить из сознания нашего народа всё русское, опустошают его душу, заливают ядом фашистской пропаганды наших детей...»75 Учителей призывали воспитывать в детях чувство любви к своей Родине, к своему народу, к русской национальной культуре. Кроме того, народные мстители помогали мирному населению скрываться от немцев в лесах, в специальных лагерях, и орга* низовывали там школы.

Можно сделать вывод, что в молодежи нацисты видели одновременно и своих потенциальных союзников, и наиболее опасную силу для своего режима. С одной стороны, захватчики понимали, что люди, выросшие в России после 1917 года, испытали на себе сильнейшее влияние советской пропаганды, но при этом сотрудники ведомства Геббельса надеялись, что после определенной идеологической обработки, из подрастающего поколения на оккупированной территории удастся подготовить покорных проводников «новых порядков». ,

Именно поэтому все образовательные учреждения находились: под жестким контролем различных нацистских оккупационных служб.

В условиях перелома в ходе боевых действий на фронтах Великой Отечественной войны в пользу Советского Союза, во второй половине 1943 г., власовцы также попытались использовать в своих целях учителей и учеников русских школ.

Лишь незначительная часть педагогов и их воспитанников встала на путь предательства. Это объясняется не только победой Красной Армии на фронтах Великой Отечественной войны и, как следствие этого ещё большей степенью воздействия советской пропаганды, но и безусловным недоверием русского населения к политике оккупантов в сфере народного образования, хотя на протяжении всей своей деятельности коллаборационисты утверждали обратное76.

Деревенским учителям часто удавалось организовывать учебный процесс на неподконтрольной немцам территории. В качестве учебных пособий использовались как старые советские учебники, так и партизанская печать: газеты и листовки.

После освобождения оккупированных территорий школы вновь вошли в общую систему Наркомпроса.

Примечания

1ГАНПИНО. Ф. 260. Оп. 1. Д. 139. Л. 62. 2АУФСБСО. Д. 27112-С. Л. 13.

3 АУФСБНО. Д. 1/7256. Л. 38.

4 ГАБО. Ф. 2608. Оп. 1. Д. 28. Л. 16.

5 ГАНО. Ф. Р-808. Оп. 1. Д. 16. Л. 22. 6ЦГАИПД.Ф.0-116.Оп.9.Д.131.Л.З,

Пятигорское эхо. 1942 г. 18 октября. 8 Беликов Г. Оккупация. С. 104.

Ликер Г. Застольные разговоры Гитлера. С. 198-199. " ГАБО. Ф 2608. Оп 1. Д. 14. Л. 192.

Г. Беликов. Оккупация. С. 104. 12 ГАОО. Ф. Р-345. Оп. 1. Д. 32. Л. 3. 13ЦГАИПД.Ф.0-116.Оп.9.Д.681.Л. 1. *

14 ГАНО. Ф. Р-808. Оп. 1. Д. 16. Л. 16.

15 ГАБО. Ф. 2521. Оп. 1.Д.З.Л.61. 16ГАНПИНО.Ф.260.Оп.1.Д.161.Л.59.

17 Там же. Ф. 1667. Оп. 2. Д. 416. Л. 27.

18 АУФСБНО. Д. 1/3986. Л. 20.

428

429

"Там же. Д. 1/7256. Л. 90.

20 Там же. Л. 64.

21 Там же. Д. 1 А/14519. Л. 48 об.

22 Там же. Л. 121.

23 Там же. Л. 46.

24 АУФСБНО. Д. 1/7256. Л. 37.

25 Там же. Л. 39. 26АУФСБСО. Д.9856-С. Л. 16 об.

27 Там же. Л. 17.

28 СРАФУФСБСПбЛО. Д. 43-508. Л. 56.

29 АУФСБСО. Д. 9856-С. Л. 17.

30 ГАБО. Ф. 2608. Оп. 1. Д. 32. Л. 7.

31 Там же. :-

32 Там же. Д. 6. Л. 9. Z

33 Там же. *

34 АУФСБСО. Д.27112-С. Л. 14 об.

35 ГАБО. Ф. 2521. Оп. 1. Д. 4. Л. 2. . t

36 Новый путь. 1942.13 августа. ;

37 Там же.

38 ГАБО. Ф. 2608. Оп. 1. Д. 32. Л. 109. 39Тамже. Ф. 2521. Оп. 1. Д. 4. Л. 2.

40Там же. '<••

41ГАОО. Ф. Р-159. Оп. 1. Д. 8. Л. 16.

42 Речь. 1942.29 июля.

43 ГАОО. Ф. 2608. Оп. 1. Д. 32. Л. 7. 44ЦГАИПД. Ф. 0-116. Оп. 9. Д. 131. Л. 7. 45ГАОО.Ф.345.Оп. 1.Д. 15.Л.2. 46ЦГАИПД.Ф.0-116.Оп.9.Д.131.Л.13.

47ГАБО.Ф.2608.Оп. 1.Д.6.Л.9. ' .

48 Картотека «Z» оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберп>. Ценности культуры на оккупированных территориях России, Украины и Белоруссии (1941-1942). С. 18. L

49 СРАФУФСБСПбЛО. Д. 1464. Л. 115.

50 ГАОО. Ф. 345. Оп. 1. Д. 15. Л. 5.

51 ГАБО. Ф. 2608. Оп. 1. Д. 14. Л. 192.

52 АУФСБНО. Д. 1/7256. Л. 212. 53Тамже.Л. 190.

54 См. ЦГАИПД. Ф. 0-116. Оп. 9. Д. 668.

55 См. ЦГАИПД. Ф. 0-116. Оп. 9. Д. 1301.

56 АУФСБНО. Д. 1/3986. Л. 168.

57 Там же. Л. 176.

58ГАБО. Ф. 2608. Оп. 1. Д. 32. Л. 7. 59СРАФ УФСБСПбЛО. Д. 43-508. Л. 78. 60 Ставропольское слово. 1942.8 ноября.

430

61 Речь. 1942. 3 апреля.

62 ГАОО. Ф. 345. Оп. 1. Д. 15. Л. 15.

63 Там же. Л. 16.

64 АУФСБСО. Д. 27112-С. Л. 13 об.

65 ГАБО. Ф. 2521. Оп. 1. Д. 4. Л. 53.

66 Там же.

67Там же. Л. 59.

68 ГАОО. Ф. Р-345. Оп. 1. Д. 32. Л. 46.

69 ГАНПИНО. Ф. 260. Оп. 1. Д. 191. Л. 36.

70 АУФСБНО. Д. 1/7256. Л. 212. 71Тамже.Д. 1/7276. Л. 35. 72Тамже.Д. 1/7271. Л. 3.

73 АУФСБСО. Д. 27112. Л. 15.

ХассГ. О немецкой оккупационной политике в областях перед Ленинградом. 1941-1944 гг.: Доклад// Проблемы истории блокады и битвы за Ленинград. Международной конф. 18-19 января. СПб. 1994. 75ЦГАИПД. Ф. 0-116. Оп. 9. Д. 1223. Л. 54. 76 ГАНПИНО. Ф. 1667. Оп. 2. Д. 136. Л. 88.

Глава 5. Положение религии и церкви

Своего негативного отношения к церкви и ее служителям большевики никогда не скрывали. На протяжении 20-30-х годов шел процесс насильственной атеизации населения. Хотя Конституция СССР 1936 года гарантировала свободу совести, на практике это практически никогда не соблюдалось. Борьба с «религиозными пережитками» проводилась самыми жескими и безнравственными способами. В стране осуществлялась планомерная политика физического и морального уничтожения как религиозных памятников, так и религиозного духа. Практически все российские города и села оказалась в числе пострадавших от беспощадной борьбы с «религиозными пережитками». Десятки церквей, костелов, кирх были взорваны, колокола с них отправлены на переплавку. Немногочисленные действующие храмы душились непосильными налогами. Советское и партийное начальство во всеуслышание заявляло, что водка и драки - это несоразмеримо меньшее зло, чем религия1.

Нередко бывало так, что под одной крышей одновременно проходили религиозные службы и занятия союза воинствующих

431

безбожников. В книге известного немецкого генерала Гейнца Гу-дерйана «Воспоминания солдата» так описывается Смоленский кафедральный собор в первые часы оккупации города нацистами: «При входе посетителю бросался в глаза антирелигиозный музей, размещенный в центральной части и левой половине собора... Во внутренней части помещения стояли восковые фигуры в натуральный человеческий рост, показывающие в утрированном виде, как буржуазия эксплуатирует и угнетает пролетариат. Правая половина церкви была отведена для богослужения»2.

Перед войной во Пскове не осталось ни одного действующего храма. Последнее прибежище верующих, маленькую кладбищенскую Дмитриевскую церковь, располагавшуюся за городом, закрыли в апреле 1941 года и передали под склад3.

Всё это оскорбляло и унижало чувства тысяч верующих. Русское население, в особенности проживающее в сельской местности, к 1941 году оставалось в большинстве своем религиозным. Начавшаяся война ещё сильнее обострила это чувство.

Что касается руководства фашистской Германии и национал-социалистической партии, то еще в 1921 году Альфред Розенберг во время встречи с русскими монархистами обсуждал план создания кадров священников для будущей России4.

После того как национал-социалисты пришли к власти, они потребовали, чтобы во главе православной епархии в Германии стоял немец. Таковой нашелся в лице архиепископа Серафима (Ладе). После начала Второй мировой войны он был возведен в сан митрополита. Нацисты называли его «вождем всех православных в третьей империи и во всех контролируемых ею территориях». Но Серафим не смог сыграть сколь-либо активной роли в церковной жизни оккупированных районов Советского Союза. Во многом это можно объяснить позицией рейхсминистра Восточных территорий Розенберга. К этому времени он стал воинствующим атеистом, ненавидящим христианство. Его книга «Миф XX века» была в числе запрещенных католической церковью. Он презирал все русское и славянское до такой степени, что православие считал всего лишь «красочным этнографическим ритуалом». Поэтому, по его мнению, германская администрация должна была

относиться к таким обрядам терпимо и даже поощрять их как средство, обеспечивающее повиновение покоренного славянского населения5.

Что касается других руководителей III Рейха, то у них отношение к христианской религии было двойственное. С одной стороны, на пряжках немецких солдат было выбито: «С нами Бог», существовал институт военных священников, но, с другой - в фашистской Германии предпринимались попытки определенной реанимации древних языческих культов. Рассуждая со своими приближенными о религии, Гитлер обычно заканчивал дискуссии следующим выводом: «В том-то и беда, что мы исповедуем не ту религию. Почему бы нам не перенять религию японцев, которые считают высшим благом жертву во славу отечества? Да и магометанская вера подошла бы нам куда больше, чем христианство с его тряпичной терпимостью»6.

В декабре 1941 года Гитлер в кругу подчиненных рассуждал о необходимости уничтожения христианства: «Война идет к концу. Последняя великая задача нашей эпохи заключается в том, чтобы решить проблему церкви. Только тогда германская нация может быть совершенно спокойна за свое будущее.

...Нужно подождать, пока церковь сгниет до конца, подобно зараженному гангреной органу. Нужно довести до того, что с амвона будут вещать одни дураки, а слушать их будут одни старики...»7

Отношение к православию у Гитлера и его ближайших сподвижников было еще более агрессивным. Не отрицая необходимости активного использования в пропагандистских целях открытия храмов, он возражал против единой Православной Церкви в России. В одной из своих застольных бесед он заявил: «Церковь - это всегда государственная объединительная идея. В наших же интересах лучше всего было бы, если бы в каждой русской деревне была своя собственная секта со своим собственным представлением о Боге. Если у них там начнут возникать всякие колдовские или сатанинские культы, как у негров или у индейцев, то это будет заслуживать всяческой поддержки. Чем больше моментов, разрывающих на части СССР, тем лучше»8.

432

15 Ковалев Б, Н.

433

1

Будучи воинствующими антисемитами, Гитлер и национал-социалистическая идеология видели в евреях связующее звено между христианством и большевизмом. Оба движения, по мнению нацистов, отличаются уравнительным характером и направлены против исключительной расы и отдельных личностей. Они возбуждают в массах брожение и недовольство, уничтожают все великое и выдающееся именем жалости и равенства. «Самый тяжелый удар про* грессу человечества нанесло христианство. Большевизм - это незаконнорожденное дитя христианства. У истоков обоих этих движений стояли евреи», - заявил Гитлер в июле 1941 года9.

Руководство пропагандистскими службами фашистской Германии признавало, что использование религиозных христианских лозунгов со стороны нацистов звучит несколько фальшиво. Так Йозеф Геббельс писал в своем дневнике 23 июня 1941 года: «В Европе распространяется нечто вроде атмосферы крестового похода. Мы сможем хорошо это использовать. Но не слишком напирая на лозунг: "За христианство". Это было бы все-таки чересчур лицемерно...»10 Летом 1941 года в вермахте были запрещены христианские издания для солдат. Геббельс по этому поводу заявил: «Это бесхребетное учение самым худшим образом может повлиять на наших солдат»1'.

Но при этом при нападении на СССР фашисты активно использовали религиозную пропаганду в своих целях. Они уже имели богатый опыт проведения подобной политики как в Германии, так и на оккупированных ими территориях. В системе Главного управления имперской безопасности (СД) имелся специальный церковный отдел. В его задачи входили контроль и наблюдение за деятельностью религиозных организаций всех конфессий, изучение настроений духовенства и прихожан, внедрение агентуры в церковные административно-управленческие структуры и вербовка агентов из среды священнослужителей. Практически во всех странах Европы действовала разветвленная агентурная сеть этого отдела. Он также обеспечивал продвижение «своих» людей на различные должности12.

В циркуляре Главного управления имперской безопасности от 16 августа 1941 года «О церковном вопросе в оккупированных

областях Советского Союза» перед нацистскими спецслужбами ставились три основные задачи: поддержка развития религиозного движения (как враждебного большевизму), дробление его на отдельные течения, во избежание возможной консолидации «руководящих элементов» для борьбы против Германии, и использование церковных организаций для помощи немецкой администрации на оккупированных территориях13.

Более долгосрочные цели религиозной политики фашистской Германии в случае поражения Советского Союза указывались в другой директиве Главного управления имперской безопасности от 31 октября 1941 года: «Среди части населения бывшего Советского Союза, освобожденной от большевистского ига, замечается сильное стремление к возврату под власть церкви или церквей, что в особенности относится к старшему поколению... Поэтому крайне необходимо воспретить всем попам вносить в свою проповедь оттенок вероисповедания и одновременно позаботиться о том, чтобы возможно скорее создать новый класс проповедников, который будет в состоянии после соответствующего, хотя и короткого обучения, толковать населению свободную от еврейского влияния религию. Ясно, что заключение "избранного Богом народа" в гетто и искоренение этого народа не должно нарушаться духовенством»14.

Ничем не прикрытый расизм этой директивы откровенно характеризует подлинное отношение нацистов к православию, из которого они собирались выхолостить многие христианские догматы.

Большое внимание со стороны оккупационных властей уделялось использованию религиозной темы в своей идеологической и пропаганистской работе. В прессе всячески подчеркивалось, что новый режим несет религиозную свободу. Настойчиво рекомендовалось в проповедях и во время церковных церемоний выражать верноподданические чувства к Гитлеру и III Рейху. Активно распространялась соответствующая литература, к примеру, такая листовка-молитва: «Адольф Гитлер, ты наш вождь, имя твое наводит трепет на врагов, да приидет третья империя твоя. И да осуществится воля твоя на земле...»15

434

15*

435

Однако многие русские священники- эмигранты, проживавшие в Германии, с радостью восприняли сообщение о начале войны рейха против Советского Союза. Протоиерей Александр Киселев (будущий духовник генерала Власова и его окружения), вспоминая 1941 год писал: «Сколько новых страданий принесет эта война... и как встречная волна моего сознания: но ведь только этой кровью может прийти освобождение от того моря крови и мук, которые претерпевал народ наш под безбожной коммунистической властью»16.

Стихийное массовое открытие церквей на оккупированных территориях, иногда с финансовой поддержкой со стороны военных властей, религиозный подъем среди широких слоев русского населения, заставило Розенберга как министра Восточных областей пересмотреть свое отношение к Православной Церкви. Розенберг составил в июне 1942 года эдикт о терпимости, в котором определялась немецкая церковная политика в оккупированных областях. Из-за вмешательства Мартина Бормана этот эдикт в России так и не вышел, а Кох (Украина) и Лозе (Прибалтика) опубликовали его сокращенные версии. В опубликованных распоряжениях провозглашалась религиозная свобода и право верующих организовывать религиозные объединения. Но в то же время, как и в советском законодательстве, подчеркивалось, что отдельные религиозные объединения являются автономными, чем ограничивалась административная власть епископов. Это было направлено на недопущение возрождения сильной единой Русской Православной Церкви17.

В условиях подготовки к войне немецкие разведывательные и пропагандистские службы определили тот круг лиц, который, по их мнению, мог бы стать потенциальным союзником вермахта в условиях начавшихся боевых действий. К ним они, безусловно, относили верующих. В популярном немецком солдатском журнале «Сигнал» публиковались фотографии германских военных священников, совершающих обряд крещения русских женщин и детей. Капелланы, кроме совершения религиозных обрядов, раздавали населению нательные кресты и листовки с текстами православных молитв18.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа вступительных испытаний для лиц, поступающих на направление подготовки 030600 История Магистерская программа Отечественная история (история России)

    Программа
    Цели вступительного испытания – проверка уровня знаний и сформированности общекультурных и профессиональных компетенций у лиц, не имеющих профильного высшего исторического образования.
  2. Программа вступительных испытаний для лиц, поступающих на направление подготовки 030600 «История»

    Программа
    Проверка уровня знаний и сформированности общекультурных и профессиональных компетенций абитуриентов, не имеющих профильное высшее историческое образование.

Другие похожие документы..