Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Роль виднейших деятелей гигиенической науки и санитарного дела А.Н. Сысина, А.Н. Марзеева, Ф.Г. Кроткова, С.Н. Черкинского, С.И. Каплуна, И.Н. Шатерн...полностью>>
'Документ'
Перечень ведущих научных журналов и изданий, выпускаемых в Российской Федерации, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссер...полностью>>
'Документ'
Федеральная налоговая служба в связи с многочисленными обращениями налогоплательщиков по вопросу применения упрощенной системы налогообложения в отно...полностью>>

Идеологема "нация" в советской публицистике 1917 1953-х гг

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

АГЕЙКИНА ИРИНА НИКОЛАЕВНА

ИДЕОЛОГЕМА "НАЦИЯ" В СОВЕТСКОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ

1917 – 1953-Х ГГ.

Специальность 10.01.10 – Журналистика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук







Москва, 2010

Работа выполнена на кафедре литературной критики ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор Давид Маркович Фельдман

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, кандидат филологических наук, профессор

Игорь Вадимович Кондаков

кандидат филологических наук

Максим Сергеевич Корнев

Ведущая организация:

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, факультет иностранных языков и регионоведения

Защита состоится 27 мая 2010 года в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.198.12 в Российском государственном гуманитарном университете по адресу: 125993, Москва, ГСП-3, Миусская пл., 6, ауд. 250.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного гуманитарного университета.

Автореферат разослан «24» апреля 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук А.Г. Готовцева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данная работа посвящена истории идеологемы «нация» в советской публицистике 1917 – 1953 гг.

Понятие «нация» охарактеризовано как идеологема в связи со спецификой его использования советскими периодическими изданиями. Имеется в виду, что указанное понятие нельзя признать собственно термином, т.е. словом, значение которого строго определено, истолкование жестко ограничено. Напротив, истолкования здесь менялись неоднократно, причем, изменения были соотнесены с эволюцией идеологических установок, что и выявляется в ходе исследования.

Что касается самого понятия «идеологема» постоянно встречающегося в работах филологов, историков, политологов, культурологов, следует подчеркнуть: у него до сих пор нет общепринятого определения. Однако сам характер использования данного понятия свидетельствует о наличии уже сложившегося общего представления о границах его истолкований. На это представление и ориентируются использующие понятие «идеологема». Общность представления компенсирует в данном случае различия определений, предлагавшихся исследователями. Ситуации подобного рода нередко складываются не только в области гуманитарного знания. Потому, не касаясь собственно лингвистической проблематики, идеологему – в рамках данной работы – можно определить как часть идеологической системы, элемент идеологии. Сложившейся традиции словоупотребления это соответствует1.

Идеологемный характер многих понятий, используемых средствами массовой информации, далеко не всегда очевиден. На бытовом уровне подразумевается, что их значения постоянны, эмоциональная окраска отсутствует2. В реальности же значения идеологем меняются согласно идеологическим изменениям, а эмоциональная окраска задает отношение к описываемым объектам. Идеологемы можно считать специфическими политическими терминами, применяемыми для управления общественным сознанием. Это элементы манипулятивных технологий3.

Как известно, советская журналистика весьма эффективно пропагандировала нужные правительству идеологические установки. Эффективность же обусловливалась не только тем, что советское правительство довольно быстро исключило такой фактор, как идеологическую конкуренцию, монополизировав средства массовой информации. Во многом эффективность советской пропаганды обусловливалась целенаправленным использованием комплекса идеологем. И в ряде пропагандистских кампаний важную роль играла идеологема «нация».

В данной работе рассмотрены изменения в истолкованиях понятия «нация», которые отражены, прежде всего, периодическими изданиями. Но исследуются также и другие идеологемы, соотносившиеся с идеологемой «нация» благодаря контексту пропагандистских кампаний, вошедших в историю советской публицистики и, конечно, журналистики в целом.

Таким образом предмет исследования в данной работе – история советской журналистики 1917–1953 гг.

Основной объект исследования – методы управления общественным сознанием, применявшиеся в советской публицистике 1917–1953 гг. Конкретизация объекта исследования подразумевает изучение политической терминологии, постоянно использовавшейся периодическими изданиями. Безусловно, в рамках диссертации невозможно исследование всей совокупности идеологем, применявшихся в советской журналистике. Идеологема «нация» выбрана постольку, поскольку на примере анализа ее истолкований весьма отчетливо прослеживаются изменения советских пропагандистских установок. Это процесс двуединый. С одной стороны, изменения пропагандистских установок фиксировались новыми истолкованиями идеологемы «нация», что отражалось журналистикой в целом и наиболее оперативно – публицистикой. С другой стороны, новые истолкования, распространяемые и утверждаемые средствами массовой информации, в свою очередь влияли на формирование пропагандистских установок, модифицировали их. Процессы взаимосвязи и взаимовлияния представляют особый интерес в аспекте изучения подлинной, а не мифологизированной истории отечественной публицистики и журналистики.

Основная цель работы описание истории использования и эволюции истолкований идеологемы «нация» в советской публицистике 1917–1953 гг.

Для достижения основной цели решаются следующие задачи:

1. Описание и анализ истолкований понятия «нация», а также контекстуально связанных с ним идеологем, использовавшихся в отечественной публицистике к началу советского периода.

2. Описание и анализ истолкований понятия «нация», а также контекстуально связанных с ним идеологем, утверждавшихся в советской публицистике и в целом журналистике 1917–1930 гг. как идеологическая основа специфически советской политики.

3. Описание и анализ истолкований понятия «нация», а также контекстуально связанных с ним идеологем, в пропагандистских кампаниях 1930-1941 гг.

4. Описание и анализ истолкований понятия «нация», а также контекстуально связанных с ним идеологем, в пропагандистских кампаниях 1941–1953 гг.

Хронологические рамки исследования обусловлены спецификой объекта. 1917–1953 гг. – период отечественной истории, традиционно соотносящийся с политической деятельностью В.И. Ленина и И.В. Сталина как руководителей советского государства. Именно сталинское истолкование идеологемы «нация» официально признавалось тогда основой советской «национальной политики». После смерти Сталина идеологом советской «национальной политики» признавался Ленин, а Сталину инкриминировалось «грубое попрание ленинских принципов национальной политики». Соответственно, 1917–1953 гг. – период формирования в советской журналистике комплекса пропагандистских установок, основанных на различных истолкованиях идеологемы «нация» и связанных с ней идеологем.

Актуальность работы обусловливается, прежде всего, актуальностью изучения манипулятивных технологий, способствовавших увеличению эффективности пропагандистских кампаний, проводившихся средствами массовой информации. Описание и анализ истолкований идеологемы «нация» и контекстуально связанных с ней идеологем – на синхронном и диахронном уровнях – актуальны и в силу специфики постсоветской России как полиэтнического государства. Многие современные политики и журналисты, вне зависимости от их отношения к советской идеологии, продолжают использовать разработанный советскими идеологами политический тезаурус. Они подвергают общественное сознание воздействию советских манипулятивных технологий. Иногда это делается сознательно, однако порою использующий советские манипулятивные технологии сам находится под их воздействием. Выявление идеологемного характера политической терминологии позволяет распознавать манипулятивные технологии, а в перспективе – противостоять манипуляциям. Исследование истории идеологемы «нация» и контекстуально связанных с ней идеологем актуально и в аспекте создания подлинной истории отечественной журналистики.

Научная новизна обусловлена в первую очередь тем, что подобное исследование – на примере идеологемы «нация» – предпринимается впервые. При анализе истории идеологемы «нация» анализируются политические факторы, обусловившие поиск новых истолкований, методы их внедрения в общественное сознание. Такой подход предоставляет возможности проследить функции данной идеологемы и контекстуально связанных с нею идеологем на каждом этапе, определить характер зависимости функций от изменения политических задач. Посредством описания и анализа истолкований и функций идеологем выявляются манипулятивные технологии, апробированные в советскую эпоху. Идеологема «нация» и другие идеологемы, связанные с нею публицистическим контекстом, впервые изучаются как элементы манипулятивных технологий, применявшихся советским руководством для решения конкретных политических задач. Равным образом идеологема «нация» и другие идеологемы, связанные с ней публицистическим контекстом, впервые изучаются в аспекте создания подлинной, а не мифологизированной истории отечественной журналистики.

Теоретическая и практическая значимость данной работы обусловлена тем, что в ходе анализа истории идеологемы «нация» уточняются и корректируются на конкретном материале методы изучения истории отечественной журналистики в политическом контексте; результаты анализа истолкований идеологемы «нация» и других идеологем, контекстуально связанных с ней, позволяют в ряде случаев уточнить представления об истории советской журналистики, конкретизировать описания некоторых пропагандистских кампаний; полученные результаты могут быть использованы для подготовки монографий и статей по истории отечественной журналистики и литературы, а также при создании учебных курсов.

Степень научной разработки проблемы характеризуется двояко. С одной стороны, пока нет монографических исследований, посвященных идеологеме «нация» и другим идеологемам, связанным с ней публицистическим контекстом. С другой стороны, количество исследований, посвященных языку советских средств массовой информации, да и советскому языку в целом, настолько велико, что и самый краткий обзор мог бы стать темой весьма масштабного диссертационного исследования. Аналогично и самый краткий обзор трудов, посвященных политической терминологии, мог бы стать темой самостоятельного исследования. То же можно сказать и в связи с изучением феномена, обозначаемого идеологемой «нация». Вот почему рассматриваются лишь наиболее важные – применительно к поставленной цели – исследования.

Прежде всего, следует отметить работы, относящиеся к терминологическому аспекту проблемы формирования нового языка – в связи с существованием тоталитарного режима.

Благодаря изданному в 1948 г. и получившему мировую известность роману Дж. Оруэлла «1984», одним из общепринятых ныне стало понятие «newspeak», а в русской традиции – «новояз»4. Понятие удобное уже потому, что его эмоциональная окраска не всегда очевидна, в отличие от гораздо более поздних определений, перечисленных, например, А.Д. Васильевым: «тоталитарный язык», «жаргон власти», «язык лжи» и т.п.5. В научный же обиход вошло понятие «советский язык», подразумевающее внеэмоциональное отношение к изучаемому феномену6. Но внеэмоциональное отношение здесь труднодостижимо, о чем свидетельствуют работы такого авторитетного исследователя, как Е.А. Земская7. Не стало обиходным и понятие «язык революционной эпохи», использованное А.М. Селищевым.8. Между тем он был одним из первых, кто попытался на академическом, а не только публицистическом уровне осмыслить характер изменений в русском языке за девять лет советской власти. Однако вряд ли нужно доказывать, что академическое изучение языка тоталитарного государства – с публикацией результатов – редко бывает возможным в этом государстве. А за границей языком советского государства занимались преимущественно эмигранты, оппонировавшие советскому дискурсу9.

Некоторую дистанцию, впрочем, старался сохранить уже на исходе советской эпохи А.Д. Синявский, подготовивший на основе своих работ курс лекций для французских студентов10. Задачу объективного описания ставили также М.Я. Геллер и А.М. Некрич, анализировавшие советскую идеологию в контексте советской истории. По их мнению, формирование советского языка – процесс длительный, соотносимый с процессом формирования советской идеологии11. Отчасти солидаризовался с историками И.А. Земцов специально изучавший манипулятивные функции советского политического языка: «Семантика этого языка отражает не социальную реальность, а идейное мифотворчество; она выявляет не объективные процессы и явления, а коммунистическое мировоззрение в его наложении на действительность»12. И все же в широких масштабах академическое изучение советского языка стало возможным лишь с началом распада советской идеологии. С этой точки зрения примечательна статья А.В. Михеева «Язык тоталитарного общества», посвященная международной конференции «Язык и власть, языки власти», проходившей весной 1991 г.13. В дальнейшем полемическая компонента сохранялась. Например, А. Безансон «языку народа» противопоставлял «язык партии», а «советский язык» считал своего рода «компромиссом»14. Аналогично и Ш. Фицпатрик отмечал постоянное противостояние «живого» языка и официального, насаждаемого властью15. Полемичны и работы Дж. Рейли, анализировавшего историю формирования советского языка на региональном уровне16. С ним солидаризуется и Э.И. Хан-Пира17.

Общим проблемам официального дискурса посвящены работа П. Серио «Как читают тексты во Франции»18. Весьма важна и работа В. Клемперера, исследовавшего официальный язык нацистской Германии – в том числе и на уровне понятий, значения которых считаются определенными19. В аспекте проблематики с работой Клемперера можно соотнести работы А. Вежбицкой, изучавшей динамику изменений значений слов20.

Что до феномена, называемого идеологемой, в данной области различия определений лишь подчеркивают общность представления. Так, идеологема, по мнению Г.Ч. Гусейнова, «знак или устойчивая совокупность знаков, отсылающих участников коммуникации к сфере должного – правильного мышления и безупречного поведения – и предостерегающих от недозволенного»21. Н.А. Купина называет идеологемой «вербально закрепленное идеологическое предписание», причем, указывает, что «язык может быть использован для искажения информации в целях контроля за сознанием и поведением людей. Манипулирование языком становится важнейшим средством воздействия на общественное сознание»22. Весьма значимыми представляются исследования, проведенные М.П. Одесским и Д.М. Фельдманом, причем, особо следует отметить книгу «Поэтика террора и новая административная ментальность», где история формирования и эволюция области значений политических терминов «революция» и «террор» исследована на материале английских, французских и американских пропагандистских схем23. Понятиям, контекстуально связанным с идеологемой «нация», посвящена и работа «Идеологема "патриот" в русской, советской и постсоветской культуре»24. Сходного рода задачи решала и Е.Н. Басовская25. Интересна в аспекте научной разработки проблемы и монография Д.М. Фельдмана «Терминология власти: советские политические термины в историко-культурном контексте»26. Историю манипулятивных технологий изучает и О.А. Мусорина27. Идеологемам «враг» и «герой» посвящена работа М.Э. Никитиной28. Историю идеологемы «кулак» – на материале советской публицистики – исследовал М.С. Корнев29. Бесспорно актуальна недавно изданная работа А.И. Миллера, анализировавшего историю понятий «народность» и «нация»30.

Применительно к исследованиям феномена, именуемого «национальной политикой» советского государства, уместно подчеркнуть, что советские ученые работали в условиях весьма стесненных. Однако публикации советских ученых сыграли немалую роль. Многие десятилетия ими пользовались иностранные коллеги. Как пример можно привести опубликованную вскоре после смерти Сталина монографию Р. Пайпса «The Formation of Soviet Union», где анализируются описания «национальных» проблем, обсуждавшихся в Российской империи начала ХХ в., а главное – суждения русских марксистов о возможных путях решения этих проблем, равным образом и «национальная» политика советского правительства 1917–1923 гг.31. Примечательна и монография Ф. Силницкого «Национальная политика КПСС (1917–1922)», впервые опубликованная в 1990 г.32. Правда, работы иностранных ученых, печатавшиеся в советский период, нередко отличает откровенная публицистичность, тогда, пожалуй, неизбежная. Это относится и к известной книге А.Г. Авторханова «Империя Кремля: советский тип колониализма»33. Несколько менее полемичен Э. Карр, опубликовавший монографию «История Советской России», где подробно рассматривается «национальная» проблематика34. Этой проблематике посвящена книга Б. Нахайло и В. Свободы «Soviet Disunion: A History of National Problem of USSR»35.

Необходимо также отметить работы, которые не связаны напрямую с тематикой данной диссертации, но освещают некоторые весьма важные аспекты дискуссий о «национальных» проблемах. Такова монография Й. Френкеля «Политика и пророчества», где рассматривается полемика большевиков и лидеров Всеобщего еврейского рабочего союза – Бунда, в ходе которой отрабатывались манипулятивные технологии, использовавшиеся также при советской власти36. Весьма важна и монография М.С. Агурского «Идеология национал-большевизма», где анализируются пропагандистские приемы, использованные советскими идеологами при обсуждении «национального вопроса»37. Специально воззрения советских идеологов на «национальные» проблемы в связи с трудами К. Маркса анализировал и С.Ф. Блум38. На уровне проблематики его книгу продолжают работы Р. Такера39.

Анализу представлений о феномене, называемом «нация», посвящено значительное количество работ. Поскольку в задачи данного исследования не входит подробное изучение этого феномена, следует упомянуть лишь наиболее важные с точки зрения заявленной темы. Прежде всего – опубликованную в 1907 г. работу Ф. Майнеке «Weltbürgertum und Nationalstaat», где постулировалось деление «наций» на «государственные» и «культурные»40. Этой классификации до сих пор придерживаются многие ученые. Однако Э. Геллнер трактовал понятие «нация» как своего рода абстракцию41. «Воображаемым сообществом» именовал «нацию» Б. Андерсон42. Примечательны в этом аспекте и суждения Э. Хобсбаума43. Особо интересен реализованный под руководством П. Нора масштабный проект «Места памяти» ‑ анализ представлений о наиболее значимых в истории Франции событиях и понятиях, сыгравших ключевую при создании «национальной идеологии», формировании «национальной идентичности»44. Современной специфике посвящена работа У. Альтерматта «Этнонационализм в Европе»45. Аналогичные проблемы исследовал К. Хюбнер46. Что до современных отечественных исследователей, применительно к теме данной диссертации особо важны работы В.А. Тишкова47.

Источниковая база исследования формировалась по принципу репрезентативности. Выбирались источники наиболее важные, отражающие с максимальной полнотой исследуемые тенденции. Однако источниковая база достаточно обширна, потому ее можно условно разделить на четыре группы.

К первой группе источников относятся материалы досоветских и советских периодических изданий, где обсуждались проблемы, ассоциировавшиеся с идеологемой «нация» и другими, контекстуально с ней связанными. Уместно подчеркнуть, что досоветские и советские издания различаются, прежде всего, функционально. Советское правительство весьма быстро лишило своих оппонентов самой возможности полемизировать в печати с официальными пропагандистскими установками. Результаты обсуждения «национальных» и любых других проблем очень часто определялись заранее. Такого, конечно, не было в досоветской период. Даже в 1840-е гг., когда журналы «Москвитянин» и «Современник» вели яростную полемику, читатели имели возможность выбрать точку зрения48. В советский же печати обычно исключалась пропаганда точек зрения полярных. К примеру, если «Правда» начинала очередную антисемитскую кампанию, выбрав в качестве объектов некоторых театральных критиков, то характеристики, опубликованные газетой ЦК партии, немедленно воспроизводились прочими периодическими изданиями49. В силу чего манипулятивные технологии были особенно эффективны.

Ко второй группе источников относятся работы известных философов и политиков, благодаря которым изначально формировались представления о феномене, называемом «нация». Соответственно, формировались различные истолкования политического термина «нация», а также истолкования связанных с ним контекстуально других политических терминов. Прежде всего, это труды мыслителей, получивших всемирное признание – Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо и Э.Ж. Сиейса50. Не менее важны работы К. Маркса и Ф. Энгельса, а также К. Реннера, О. Бауэра, К. Каутского, обсуждавшиеся русскими марксистами51. И, конечно, теоретические работы и публицистические выступления советских лидеров, где предлагались истолкования идеологемы «нация» и других идеологем, связанных с нею контекстуально52. С ними соотносятся суждения отечественных ученых и публицистов, полемизировавших с большевистскими лидерами53.

К третьей группе источников относятся материалы досоветских и советских справочных изданий. Существенно, что идеологизированность не была обязательным признаком большинства досоветских справочных изданий, фиксировавших истолкования, воспринимаемые в качестве нормы54. Советские же справочные издания, как отмечали многочисленные исследователи, фиксировали то истолкование, которое директивно вводилось в качестве нормы. Фиксируемые там истолкования строго соответствуют идеологическим установкам, актуальным в момент подписания к печати. На материале справочных изданий отчетливо прослеживаются изменения установок55.

В четвертую группу источников вошли официальные документы советской эпохи, а также дневники, мемуары, эпистолярий56.

Теоретико-методологическая база работы – совокупность методик, традиционно используемых при исследовании политической терминологии. Прежде всего – использовавшийся Р. Кёбнером «семантический подход» к истории», кстати, традиционно присущий исследователям античности и средневековья, однако редко применяемый исследователями более поздних эпох57. Важны также достижения Р. Козеллека58. Применительно к истории идеологем важны упоминавшиеся работы Одесского, Фельдмана, использовавших методику Г. Фреге59. Актуальны также упоминавшиеся выше труды Нора, Миллера, Вежбицкой, Гусейнова, Земцова, Купиной, Никитиной.

Апробация работы проводилась поэтапно. Основные тезисы изложены в публикациях по теме диссертации. Ряд гипотез, обоснованных в диссертации, обсуждался на научных конференциях, проводившихся в РГГУ. Диссертация обсуждена на кафедре литературной критики факультета журналистики РГГУ и рекомендована к защите.

Структура исследования обусловлена поставленными задачами. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка источников и использованной литературы, включающего 635 позиций.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования (5)

    Документ
    Словарь (первое, втрое меньшее по объёму и микроскопическое по тиражу изд. — 1997 г.) содержит основные факты биографий, перечни основных научных трудов, итоговые оценки творчества более чем 230 учёных и краеведов гуманитарного профиля
  2. Уральский государственный университет им. А. М. Горького Уральский Центр Б. Н

    Документ
    В сборнике опубликованы материалы научной конференции, состоявшейся в Уральском государственном университете 26 апре­ля 2008 г. Доклады были посвящены теоретическому осмыслению феномена гражданских войн, истории гражданских войн в
  3. Концепт «чистота языка» в советской газетной пропаганде

    Автореферат
    Защита состоится 28 апреля 2011 г. в 14 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.12 при ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет» по адресу: Москва, 125993, ГСП-3, Миусская пл.
  4. Автор и читатель в публицистике ф. М. Достоевского 70-х гг. XIX в

    Диссертация
    См.: История русской литературы X — XVII вв.: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по спец. № 2101 «Рус. яз. и лит.» / Л. А. Дмитриев, Д. С. Лихачев, Я.
  5. Эта книга венчает многолетние штудии авторов по исследованию русского национализма

    Книга
    Эта книга венчает многолетние штудии авторов по исследованию русского национализма. Отчасти они уже были реализованы: в виде научных и публицистических статей, писавшихся авторами порознь и вместе, а также лекционных курсов по истории

Другие похожие документы..