Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
на заседании диссертационного совета Д 208.060.01 в ФГУ Российском научном центре восстановительной медицины и курортологии Росздрава по адресу: 1210...полностью>>
'Урок'
В.П.Єрмаков. 3. Недостатньо лише зрозуміти задачу, треба мати бажання розв’язати її. Де є бажання, знайдеться і шлях. Д.Пойа. 4....полностью>>
'Реферат'
ГОСТ 13109-97 «Электрическая энергия. Совместимость технических средств электромагнитная. Нормы качества электрической энергии в системах электроснаб...полностью>>
'Документ'
Анімація, причина та фактори її розвитку. Принципи, завдання і функції анімації. Особливості та характеристика анімаційних послуг. Види та напрямки а...полностью>>

Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (35)

Главная > Лекции
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» Селищева А.С. www.selishchev.com

Последнее обновление 17.11.2011 г.

===================================================================================================

Приложение «А» к лекции 9 (регулирование в США)

Gémingjūn Xiàndài Wŭtīng

Современный революционный театр


А.9. Регулирование фондового рынка в США


Аскер-заде Наиля. Фондовый рынок США одолели спамеры. SEC пытается бороться с новым видом манипулирования.


Комиссия по ценным бумагам и рынкам США (SEC) решила бороться с манипуляторами на фондовом рынке, действующими через спамерские рассылки. Она приостановила торги акциями 35 компаний, сомнительные рекомендации по которым распространялись по электронной почте. SEC грозится ввести полный запрет на их торговлю, однако пострадавшими могут оказаться непричастные к спаму эмитенты и акционеры1.

К

«Когда спам засоряет наши почтовые ящики, это раздражает. Но когда спам обманывает инвесторов и приносит им убытки – это уже нарушение закона», - отмечает председатель SEC Кристофер Кокс. Подобные письма с призывом покупать акции одной из этих 35 компаний приходили и на почтовые ящики сотрудников SEC. Как заявил вице-президент компании IronPort Systems (занимающейся обеспечением защиты в сфере информационных технологий) Патрик Петерсон, «это яркая иллюстрация мошенничества, которое реализуется посредством использования электронной почты».

омиссия по ценным бумагам и биржам США 8 марта 2007 года приостановила на 10 рабочих дней торги акциями 35 небольших компаний, названия которых упоминались в спамерских рассылках. В списке представлены мало о чем говорящие названия вроде Advanced Powerline Technologies Inc., Software Effective Solutions Corp., WayPoint Biomedical Holdings. По данным SEC, еженедельно через Интернет распространяется до 100 млн. рекомендаций по этим компаниям. Таким способом спамерам удавалось в несколько раз искусственно увеличить спрос на акции. В качестве примера приводится случай с Apparel Manufacturing associates (AMA). В декабре 2006 года рассылались сообщения, содержащие информацию о росте ценных бумаг этой компании со ссылкой на ожидаемую важную новость. В результате акции компании АМА подскочили с $0,06 до $0,45, а ежедневный объем торгов вырос более чем в 100 раз, до $500 тыс. После того, как выяснилось, что резкий рост спроса спровоцирован лишь интернет-рассылкой, стоимость бумаг опустилась до прежнего уровня.

Кристофер

Кокс

(Kristopher

Cox)

Санкции являются частью операции под названием «Спамелот», при этом комиссия собирается продолжить расследование по уже выявленным случаям манипулирования рынком. SEC не будет принимать мягких решений. На этих махинациях могут быть сделаны огромные деньги. И этим манипуляторам грозят существенные штрафы и тюремные сроки. В случае отсутствия подтверждения информации, указанной в спамерской рассылке, SEC собирается запретить торговлю такими бумагами. Однако в результате таких жестких действий могут пострадать эмитенты и акционеры, непричастные к спамерской рассылке.

Татьяна Бочкарева. Министр финансов США размышляет о мегарегуляторе1

Министр финансов США Генри Полсон недоволен надзором в финансовом секторе страны. Регуляторов много, зоны их ответственности пересекаются, а страдает от этого весь рынок капитала США, сдающий позиции конкурентам.

Ллойд

Бентсен

Роберт

Стил

Гленн

Хаббард

В среду (27.06.2007 г.) Полсон заявил, что Минфин в начале 2008 года представит свои рекомендации по выходу из ситуации многовластия. «Чтобы наши рынки капитала сохранили лидерство, нам необходима современная структура регулирования, - заявил Полсон, - меры, о которых мы объявляем сегодня, помогут усилить наше конкурентное положение в мире». Министр хочет разработать концепцию реформы, которая в итоге изменит систему регулирования, но произойдет это, скорее всего, после окончания полномочий его и президента Джорджа Буша.

Полсон, год назад сменивший пост гендиректора Goldman Sachs Group на портфель министра, не раз повторял, что сложная система регулирования вредит конкурентоспособности США.

Американские банки подчиняются регулированию Федеральной резервной системы, Федеральной корпорации страхования депозитариев (FDIC), Управлению контроля денежного обращения (ОСС) и Управлению надзора за сберегательными учреждениями (OTS). «Организация системы регулирования вызывает беспокойство, - говорит заместитель Полсона Роберт Стил, - часть вопросов находится в ведении регуляторов в федеральном правительстве, вторая – в ведении властей штатов, третья – в ведении и тех, и других». Возможно, будут объединены ОСС и OTS, подчиняющиеся минфину. «Это было бы в интересах страны», - считает бывший председатель экономического совета при президенте Гленн Хаббард.

Ллойд Бентсен, министр финансов при президенте Клинтоне, пытался консолидировать банковское регулирование, но этому воспротивилась ФРС. Выполнять планы Полсона придется новому министру, а большинство в палате представителей сейчас не у правящей партии республиканцев, а у демократов.

Инвестбанки под надзор2. Систему регулирования финансового сектора США, похоже, ждут изменения, равных которым по масштабу не было со времен Великой депрессии. Министр финансов США Генри Полсон предлагает ФРС усилить надзор над инвестбанками, которые сейчас подчиняются SEC.

Надзорные функции ФРС распространяются на коммерческие банки с разносторонним бизнесом, например Citigroup и J.P. Morgan. Эти банки уже много лет имеют возможность напрямую брать кредиты у ФРС под залог активов. Но после краха Bear Stearns – ситуация изменилась – чтобы спасти банк от банкротства, ФРС предоставила ему $30 млрд. и разрешила пользоваться «дисконтным окном» первичным брокерам – главным образом – инвестбанкам.

«Мир изменился», - отмечает Полсон, и работа инвестиционных и коммерческих банков требует «более широкого взгляда на регулирующую и надзорную структуру». «Любой регулярный доступ к займам напрямую должен опираться на одинаковое регулирование и надзор», - заявил Полсон. За неделю нацбанк США выдал первичным брокерам $28,8 млрд. 16.03.2008 г. ФРС сообщила, что инвестбанки смогут пользоваться ее кредитами по меньшей мере полгода. Но о том, чтобы сделать эту возможность постоянной, речи не идет. «Это исключение, а не норма», - подчеркивает Полсон. На полном переходе инвестбанков под надзор ФРС он также не настаивает.

«Это интеграция, - цитирует Bloomberg бывшего советника SEC, а теперь партнера Dewey & LeBoeuf Ральфа Феррарру, - нам не нужен еще один раскол системы на части в ответ на национальный кризис». «История с Bear Stearns изменила все, - отмечает бывший советник ФРС Гилберт Шварц, - компетенция ФРС должна распространяться на все институты, SEC учреждена не для того».

Павлов Владимир. «Большой брат» из ФРС. США лоббируют идею контроля мировых финансовых институтов1.

Банки и инвестбанки, финансовое состояние которых имеет ключевое значение для глобального рынка, должны осуществлять свою деятельность под надзором единого регулятора. Такое мнение выразил президент Федерального резервного банка Нью-Йорка Тимоти Гейтнер в статье, опубликованной в понедельник в газете Financial Times. По мнению одного из ведущих американских финансовых чиновников, главную роль в обеспечении подобного надзора должна играть ФРС США.

Идея наделить ФРС более широкими полномочиями начала активно обсуждаться в связи с кредитным кризисом. В поддержку новых правил контроля за финансовыми рынками выступил министр финансов США Генри Полсон, подчиненные которого еще в начале весны начали разработку плана антикризисных шагов. Американские власти всегда выступали за минимальное вмешательство государства в дела рынка, но в данном случае решили скорректировать свою позицию. Положительный эффект от этого должны в первую очередь ощутить ведущие финансовые институты самих США.

75-й министр финансов США –

Тимоти Гейтнер с Бараком Обамой

Михаил Завараев

В настоящее время ФРС несет ответственность за финансовую стабильность, но при этом не имеет соответствующих полномочий, посетовал в своей статье Гейтнер. По его мнению, при наличии более действенных рычагов влияния, принимаемые американским регулятором решения могут по максимуму сгладить негативные последствия кризиса, аналогичного нынешнему. Например, обладай ФРС подобными полномочиями уже сейчас, возможно удалось бы избежать финансового коллапса инвестиционного банка Bear Stearns. Ведь все дело в том, что в настоящее время под контроль ФРС подпадают лишь коммерческие банки, среди которых JP Morgan Chase и Citigroup, однако инвестбанки, включая Goldman Sachs и Lehman Brothers, входят в сферу ответственности Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC).

«Банки США на данный момент достаточно эффективно регулируются ФРС, а вот надзор за инвестбанками менее строгий, - сказал РБК daily аналитик компании «Арбат Капитал» Михаил Завараев. – Соответственно, единая система регулирования, которая ужесточит надзор и требования к банкам и инвестбанкам, позволит ФРС более четко отслеживать проблемные банки и проблемные активы этих банков». По мнению эксперта, первые шаги по направлению к этим изменениям американскими властями уже сделаны: инвестбанки в случае необходимости могут получать финансирование от ФРС.

Кроме того, власти США не собираются ограничиваться наведением порядка только среди инвестбанков. В планах правительства – установления надзора за финансовой кухней страховых компаний и таких закрытых структур, как хедж-фонды. С учетом того, что многие из них являются не только американскими, но и глобальными игроками, Вашингтон еще более усилит контроль за мировой финансовой системой. Вместе с тем сами чиновники признают, что подобное расширение полномочий, включая по линии ФРС, достаточно длительный процесс. Внесение изменений в законодательство США может начаться не ранее 2009 года, когда к власти придет уже новая администрация.

Оверченко Михаил. Чем опасны быстрые деньги. Бывший руководитель Комиссии по ценным бумагам и Нью-Йоркской фондовой биржи Уильям Доналдсон о том, что надо исправить в российской и американской финансовых системах2

Уильям Доналдсон, экс-руководитель Комиссии по ценным бумагам США, NYSE, старший советник «Ренессанс групп»

Родился в 1931 году в Баффало, штат Нью-Йорк. Закончил Йельский университет по специальности American Studies (американская литература, история, экономика), получил степень МВА в Гарвардской бизнес-школе.

1959 годосновал DLJ и стал его генеральным директором.

1973 годзаместитель госсекретаря США.

1975 год - декан Йельской школы менеджмента.

1990 годгенеральный директор NYSE.

2000 годгенеральный директор страховой компании Aetna.

2003 годпредседатель Комиссии по ценным бумагам и биржам (до 2005 г.).


Общаться с Уильямом Доналдсоном очень приятно – мягкий, улыбающийся, он спокойно и негромко рассуждает о судьбах финансового мира. И не скажешь, что этот человек основал инвестбанк Donaldson, Lufkin & Jenrette (DLJ), о котором до сих пор, спустя восемь лет после поглощения и 35 лет, как Доналдсон перестал им руководить, ходят легенды. «Его пребывание в должности председателя SEC ознаменовало период наивысшей активности комиссии с момента ее основания в 1934 году», - так работа Доналдсона характеризуется на сайте Йельской школы менеджмента, которую он основал и почетным председателем консультативного совета которой является до сих пор. Доналдсону было 28 лет, когда он с двумя партнерами основал DLJ в 1959 году. DLJ фактически стал первым банком на Уолл-стрит, сконцентрировавшемся на анализе и исследовании рынков, и первым из инвестбанков – членов NYSE, проведшим IPO. DLJ стал публичным в 1970 году, тогда как, например, Goldman Sachs, крупнейший на сегодня инвестиционный банк, - в 1999 году. В 1970-е годы Доналдсон работал в правительстве, в 1990-е возглавлял NYSE. Тогда он и познакомился с основателем и основным владельцем «Ренессанс капитала» Стивеном Дженнингсом2. В 1996 году DLJ, откуда Доналдсон годом ранее вернулся в качестве старшего советника, и «Ренессанс» были организаторами IPO «Вымпелкома» на NYSE.

- Инвестиционные бутики, включая DLJ, были поглощены более крупными конкурентами. Во многих странах местные инвестбанки также были куплены глобальными банками. Есть ли долгосрочные перспективы у таких компаний, как «Ренессанс капитал», «Тройка Диалог»? Есть ли у них будущее как у независимых инвестбанков, нужно ли оно им т, если да, каким вы его видите?

- Я глубоко верю в предпринимательский дух. DLJ был во многом похож на «Ренессанс капитал». Предприниматели с нуля построили уважаемый бизнес, который очень хорошо функционирует. Смогут ли они и дальше работать в том же духе? Надеюсь, да. Новые организации постоянно возникают в той или иной нише; небольшие бутики перестают быть небольшими, потому что им удается с успехом конкурировать с крупными инвестбанками, ставшими слишком бюрократичными.

- Как финансовый бизнес и инвестбанковский в частности изменились за то время, что вы в нем работаете? Как он изменится в ближайшее десятилетие?

- Мы создавали DLJ в период крупных изменений в финансовом бизнесе США: паевые фонды стали приобретать широкое распространение, банки начали активно инвестировать в акции (до этого основным объектом вложений были облигации), а у профессиональных инвесторов возникла острая потребность в более глубоком и качественном рыночном анализе, чем представляли банки с Уолл-Стрит. DLJ появился в нужное время в нужном месте. Наш анализ больше походил на управленческий консалтинг, а исследования были чем-то большим, чем просто поверхностных финансовый анализ. Затем мы диверсифицировали бизнес, создав дочернюю компанию по управлению инвестициями Alliance Capital Management Corporation, которая сегодня является одной из крупнейших управляющих компаний в США. Мы развивались поэтапно, стараясь избегать конфликтов интересов и не расти слишком быстро. Но если смотреть на сектор финансовых услуг в целом, можно увидеть, что многие компании оказались увлечены чрезмерной экспансией, пытаясь заниматься всеми видами бизнеса; это сопровождалось многочисленными конфликтами интересов, от которых их клиенты уже устали. В результате мы стали свидетелями подъема небольших фирм, абсолютно независимых, отъедающих бизнес у крупных компаний.

- Сооснователь DLJ Ричард Дженретт назвал вас человеком в белой шляпе. Почему такой человек был вынужден уйти с госслужбы, ведь вы покинули SEC до окончания срока полномочий?

- Когда президент попросил меня возглавить SEC, только что отгремели корпоративные скандалы: Enron, WorldCom; был принят закон Сарбейнса-Оксли. SEC всегда была одним из лучших государственных агентств, а тут она оказалась под огнем критики. Люди говорили: где вы были, когда Enron, WorldCom и все остальные обманывали инвесторов? И когда я сравнил ситуацию с тем, что произошло в 1929 году и привело к созданию SEC, я решил, что мне представляется реальная возможность сделать что-то значимое, необходимое. Я мог привнести опыт из разных сфер: я возглавлял NYSE, DLJ, притворялся ученым (Доналдсон основал бизнес-школу при Йельском университете и был ее первым деканом). Но я предупредил, что приду в SEC не надолго. И ушел, потому что чувствовал, что выполнил обещанное: мы внедрили закон Сарбейнса-Оксли, набрали в SEC много специалистов, реформировали систему торгов на NYSE, сделав ее более конкурентоспособной.

- В чем основные причины ипотечного и кредитного кризиса?

- У нас слишком долго были низкие процентные ставки. В то же время мы стали свидетелями бума на рынке ипотечного кредитования, когда банки и другие финансовые организации, выдав кредиты, затем переупаковывали их в ценные бумаги и переставали нести по ним ответственность. В результате кредиты легко выдавались чуть ли не всем подряд, а затем банки сбывали их инвесторам. Качество кредитного анализа во многих случаях упало до очень низкого уровня, если не до нуля, а объемы выпуска ипотечных облигаций и всех прочих обеспеченных инструментов – CDO, CMO, CMB – выросли до огромных значений. Все это спровоцировало бум на рынке жилой недвижимости. Многие американцы могли брать кредиты под залог своих домов, и все шло хорошо, пока цены на них росли.

Закон Гласса-Стигалла от 1933 года разделил деятельность коммерческих и инвестиционных банков. Но в 1990-е годы он перестал действовать. Это позволило создавать универсальные финансовые институты. В результате в регулирующей системе, надзор в которой по-прежнему был раздельным, возникли гигантские дыры.

- Почему регуляторы вовремя не увидели этих проблем?

- ФРС осуществляет надзор над коммерческими банками, но из-за появления банков, предлагающих коммерческие и инвестиционные услуги, и развития рынка секьюритизации ФРС потеряла контроль над ситуацией, у нее не было официальных полномочий отслеживать, что происходит с ипотечными кредитами после их переупаковки в ценные бумаги. Но, отметив это, я не хотел бы снимать вины ни с ФРС, ни с SEC, регулирующей инвестбанки, ни с других банковских надзорных органов. Со временем станет ясно, что меры, которые должны быть приняты, чтобы остановить произошедшее, остановлены не были. ФРС в то время придерживалась позиции невмешательства в ситуацию на рынке. А советы директоров и гендиректора многих, в том числе ведущих, финансовых институтов не уследили за надувающимся пузырем.

- Некоторые люди, включая Джорджа Сороса, утверждают, что такой вещи, как стремление рынков к равновесию, их способность самокорректироваться, не существует и поэтому регуляторы должны более жестко их контролировать. Каково ваше мнение?

- Я очень верю в свободные рынки и в их способность корректировать себя, с одной стороны. С другой – думаю, должны существовать регуляторы, вооруженные надлежащими законами, которые могут применить силу, когда ситуация выходит из-под контроля, а лучше – до того, как она выйдет из-под контроля. Участники рынка могут говорить, что им вообще не нужен регулятор, что им не нужны светофоры. Я считаю, что светофоры нужны, нужны люди, которые следят за ними и за движением. Так что, пожалуй, соглашусь с Соросом: нужны люди, которые могут вмешиваться в ситуацию. Но американские регуляторы были созданы в прошлую эпоху. Система регулирования нуждается в реорганизации, в пересмотре зон ответственности регулирующих органов. Мы видим первые шаги в этом направлении. ФРС в марте участвовала в спасении Bear Stearns, впервые оказала помощь инвестиционную фирму.

-Министр финансов Генри Полсон предложил реформу регулирующих органов, по которой право надзора за всеми банками перейдет к ФРС, предполагается объединение SEC и Комиссии по торговле товарными фьючерсами FTС). Что вы думаете о его предложениях?

- Изменить что-то будет очень трудно. Множество политиков, сотрудников различных агентств будут сопротивляться, защищая интересы своего ведомства. SEC не захочет отдавать полномочия ФРС, и наоборот, очень сложно будет объединить SEC и CFTC, так как у них разные принципы и методы работы. Комиссия Полсона признает, что ее предложения – лишь первые шаги в этом направлении, приглашение к диалогу. Их основная мысль – меньше правил, больше принципов. С моей точки зрения, это хорошо для компаний, но авторы забыли о защите индивидуальных инвесторов. Одно дело – дать предприятиям право руководствоваться общими принципами ведения бизнеса, работать на основе саморегулирования. Но одно из основных достоинств нашей системы – обеспечение безопасности инвесторов; именно таков мандат SEC. Она не только защищает институты, которые придумывают или продают ценные бумаги, сколько обеспечивает раскрытие ими полной информации и для индивидуальных и институциональных инвесторов.

- Что вы думаете об идее создания мегарегулятора, такого как британское управление финансовых услуг?

- Мы, безусловно, должны оценить и этот вариант. С другой стороны, есть, например, страховые компании, которые в США регулируются на уровне штатов. И будет крайне сложно забрать у последних эти функции. Существуют и философские различия в подходах SEC и CFTC к регулированию. Последняя действует на основании общих принципов, а не четких правил, как SEC. Поэтому не вижу большого смысла в их объединении. Но если единый орган все-таки будет создан, нужно сделать так, чтобы он не был слишком дружественным по отношению к профессиональным финансовым организациям. Необходимо жестко, с помощью четких требований защищать права инвесторов.

Джордж Сорос

- В России тоже обсуждается вопрос создания финансового мегарегулятора.

- В России решить такую задачу может оказаться проще, так как у местных регулирующих агентств нет столь долгой истории и укоренившейся бюрократии, как у американских.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (4)

    Лекции
    «Теория ценных бумаг» читается в Санкт-Петербургском государственном университете экономики и финансов в шестом семестре студентам специальности «Финансы и кредит» после изучения предмета «Деньги.
  2. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (2)

    Лекции
    Неужели Алан Гринспэн все-таки стал сторонником теории «мыльного пузыря», т. е. того мнения, что цены на американском рынке ценных бумаг неоправданно высоки? Председатель Федеральной резервной системы США всегда славился умением шифровать
  3. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (6)

    Лекции
    Пекин. Во вторник в Китае открылась первая фондовая биржа, деятельность которой будет целиком посвящена удовлетворению потребностей в капитале начинающих компаний в области высоких технологий.
  4. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (22)

    Лекции
    Хотелось бы, чтобы в этом вопросе сохранилась преемственность, чтобы пришел человек, который мог бы продолжить ту политику, которую проводила ФКЦБ при Дмитрии Васильеве.
  5. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (3)

    Лекции
    Для российских компаний первичное размещение ценных бумаг на иностранных биржах уже с осени этого (2009) года станет практически невозможным. ФСФР меняет порядок размещения бумаг российских эмитентов за рубежом – если раньше компании
  6. Лекции по курсу «Теория ценных бумаг» (5)

    Лекции
    На прошлой неделе Россия и Лондонский клуб достигли исторического соглашения по реструктуризации долгов в $32 млрд. Марсель Кассард следил за финансовой ситуацией в России уже несколько лет, сначала работая в МВФ, а затем в лондонском

Другие похожие документы..