Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
Правильная оценка состояния гидротехнических сооружений – это многоплановая, в том числе и серьезная экономическая задача, позволяющая ранжировать ги...полностью>>
'Конспект'
Создать условия для обобщения и систематизации знаний учащихся по теме "Морфемика": понятий основа слова и окончание, корень, приставка и с...полностью>>
'Документ'
Технология коллективного творческого воспитания (другие названия: педагогика общей заботы, коммунарская методика, методика коллективных творческих дел...полностью>>
'Курсовая'
О.Фамилия) (подпись) (оценка) «___» 0__г....полностью>>

Пояснения автора к публикации на сайте Московского Центра авторской песни (цап)

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Пояснения автора к публикации на сайте Московского Центра авторской песни (ЦАП).

  1. Публикуемый текст является сохранённым эскизом доклада. Именно этот текст автор держал перед собой как рабочий материал. По понятной причине живой доклад вышел слегка другим, неизбежны были пропуски и сокращения. Исходный текст приводится без изменений, если не считать нескольких убранных длиннот, и поэтому не учитывает ни случившихся отклонений, ни результатов обсуждения, в том числе – внесших уточнения в точку зрения автора. Однако соответствующие примечания, сделанные автором по воспоминаниям об обсуждении, будут помещены под заголовком «После драки кулаками…» вслед за основным текстом.

  2. Автор благодарен содокладчику Владимиру Альтшуллеру (г.Москва), выступившему в качестве конструктивного оппонента по окончании чтения каждой главы.

  3. Автор благодарен всем выступавшим, чьи усилия были направлены на совместный поиск истины.

  4. Автор предуведомил аудиторию в устной версии доклада и делает это здесь повторно, что, заранее не относясь к чтениям как к научному семинару и не имея научной квалификации в гуманитарных областях знания, готовил данный материал, по просьбе организаторов ЦАПа, только как итог собственной многолетней практики в качестве организатора и руководителя клуба, концертировавшего исполнителя и автора, а также собирателя авторской песни, с тем только, чтобы поделиться личными устоявшимися и вытекающими из собственной практики моделями и подходами. Перегрузка доклада детальными пояснениями к используемой терминологии и подробными ссылками сделала бы доклад, по мнению автора, не пригодным к динамичному изложению перед аудиторией, заинтересованной в обсуждении общих концепций. Посильные уточнения автор постарается сделать в упомянутых уже примечаниях.

Леонид Альтшулер, Тула

(эскиз доклада в ЦАПе, намеченный на 22.01.2010)

ГОЛОС ЗА СТЕНОЙ, ИЛИ ИНТОНАЦИЯ В ПОЭТИЧЕСКОЙ ПЕСНЕ

  1. ПОЧЕМУ «ПОЭТИЧЕСКАЯ», А НЕ «АВТОРСКАЯ»?

Странно, но термин АП часто трактуют буквально: это такая песня, которую исполняет сам автор. И отсюда делаются выводы о гарантированном присутствии в ней «личностной составляющей», понимания поющим того, о чём он поёт, задушевности и прочих достоинств получаемого результата. Не хочется останавливаться на перечне очевидных несуразиц, немедленно получаемых при попытке применить такую упрощённую трактовку термина АП для выделения песни, которая на самом деле имеется в виду. Всё песенное море, которое могло бы тогда претендовать на использование слова «авторская» включало бы эстраду, шансон, рок, сочинения на религиозную тематику, рэп, кантри, блюз, – да вообще всё без исключения, что хоть когда-то поётся авторами собственных произведений.

Автор данного доклада придерживался и придерживается собственной непроверенной гипотезы, что термин «авторская песня» ввели люди, которые хорошо были знакомы со сложившимся понятием «авторского кино». И сделали они это, скорее всего, легко, автоматически, вовсе не задумываясь о новизне термина, просто по аналогии, потому, что авторское кино – это принципиально некоммерческий жанр, где автор выражает себя, сумев каким-то образом выкрутиться и освободиться от проклятого измерения всего, и искусства тоже, в деньгах. Как известно, авторское кино, не обязанное кланяться как можно большему количеству каких угодно зрителей, считаемых просто по головам, оказалось способно по своим художественным параметрам уйти на совершенно иной уровень, чем кино коммерческое. Потребитель у него более тонкий, не слишком многочисленный, понимающий что к чему. И, например, Высоцкому, которому нередко приписывают первенство ввода термина «авторская песня», действительно вполне было бы естественно, – по чину и по характеру, – сознавать и заявлять вслух, что он занимается именно «авторской песней» со всеми подсознательно подразумеваемыми аналогиями с «авторским кино» – то есть, что он занимается песней некоммерческой, независимой, в рождении своём свободной от мнения как властей, так и зрительского большинства, в художественном отношении уникальной и высокой, не перемешивающейся с эстрадой, рядом не стоящей с масскультом.

Если приведённая гипотеза верна, то термин «авторская песня» обозначает в социальном плане просто некоммерческую, а в личном, для каждого автора, – бескорыстную песню, при создании которой автор руководствуется собственным вкусом, а не широкой публикуемостью или продаваемостью товара.

Возможно, кто-то возразит: это было и могло быть в чистом виде только при «социалистическом» отношении к труду, когда, например, Евгений Клячкин, по его собственным словам, мог позволить себе в моменты вдохновения держать на кульмане листок с нотами, и тогда этот листок интересовал его намного больше строительного чертежа (и какое это счастье для нас, что маленький листок тогда победил!); и далее – а что если в реальных жёстких условиях нашего сегодняшнего житья-бытья такой-то автор всё же с самого начала намеревался не отказываться от гонораров с концертов и с продажи дисков, однако взор его горел чистым творчеством, и вещи вышли талантливые?

Отвечу так:

а) ну что ж, давайте попробуем смягчить определение, будем считать авторским творчеством уже те случаи, когда мотивация честного самовыражения и стремления к высокому мастерству для автора очевидно выше мотивации последующего получения максимальной материальной выгоды, а случаи, где всё наоборот, где автором или исполнителем делается хоть какой-то шаг в пользу денег уступкой вкусу платящей аудитории вопреки собственному вкусу, будем считать творчеством коммерческим (только кто ж это достоверно оценит?);

б) не верится, что любая сколько-то компромиссная в этом смысле ситуация даст по-настоящему высокое искусство и что, в случае успеха, очень скоро не перерастёт всё же в развивающийся бескомпромиссно коммерческий проект.

Помолимся. Да станут когда-нибудь все жанры всех искусств бескорыстны, какими бы неузнаваемыми, новыми и разными они ни были! А уж среди свободно живущих, бескорыстно рождённых художественных произведений каждый из нас или целые группы в чём-то понявших друг друга зрителей и слушателей нашли бы, что выбрать себе по вкусу!

Временны́е пределы взлёта собственно явления АП как некоммерческого жанра, видимо, могут быть умозрительно описаны известным для стохастических процессов графиком в виде наполеоновской шляпы или знака лежачего полицейского или наевшегося удава. Вершина шляпы или чего-то большого, съеденного удавом, приходится, по-видимому, в отношении авторского напора, обилия открытий, а также первичного формирования активного волонтёрского движения и аудитории, на 60-е – начало 70-х годов. «Пели чисто, жили просто – на какие-то шиши. Было жанра первородство, три аккорда, две души». Далее структуры движения усложнялись, организаторы трудились и росли над собой, аудитория численно росла ещё быстрее, творчество же углубляло прорытые прежде борозды, а для выезда на места мероприятий народ стал требовать командировочных. Это – 70-е – начало 80-х. Дальнейшее лавинное разрастание пассивной части аудитории, желающей совместить потребление искусства с комфортом, плюс безумные и опасные масштабы всё менее осмысленных зрелищ вышли за пределы шляпы, были отвергнуты честным удавом, и могут наверно интересовать социологов, но не почитателей жанра. Ныне время движет нас вдоль постепенно уменьшающейся толщины хвоста удава, что продолжает графически описывать нормальное обратное съёживание остатков авторской песни как нестандартного самодвижущегося творчества и сопутствующего волонтёрства в объективно небольшой процент, по сравнению с наступающими процессами стандартными, коммерческими, а следовательно гнущимися под интерес чисто арифметически широкой аудитории, а следовательно не могущими породить ничего тонкого.

Автор настоящего доклада исходит из собственного убеждения, что слово «проект» выбивает из песни её колдовскую душу с надёжностью серебряной пули, а попытка разлить ковш чистой воды на как можно большую площадь даёт лужу.

Итак, в избранной интерпретации термин «авторская песня» говорит не о свойствах и не о технологиях, а об условиях и целях создания конкретных произведений, что, разумеется, статистически влечёт за собой важные для слушателей их свойства, но не говорит всё же ничего прямо о результате.

Поэтому, обсуждая интуитивно подразумеваемый массив готовых художественных произведений, будем пользоваться другим термином, привязанным к самому объекту обсуждения, – не к условиям рождения, а к тому, что родилось, умудрилось родиться и порадовать своей красотой, задором, нежностью, сложностью и прочими замечательными чертами уже несколько поколений благодарных ценителей. Будем говорить о поэтической песне.

Это словечко слыхано было автором в незапамятные времена от Елены Камбуровой, однако – без всякого с её стороны объяснения или анализа, и немедленно было им подхвачено для практического употребления на том внутреннем мотиве, что во-первых – понравилось, и уж заведомо было ближе к делу, чем слова «авторская», «бардовская», «самодеятельная» и проч., а во-вторых, песни, которые пела тогда и к счастью продолжает петь Елена Антоновна, как раз и были ровно те, какие нужно, представляли если не весь жанр, то какую-то его важнейшую и высочайшего уровня ветвь, и почему бы было не попробовать его применять для себя при обозначении просто всего жанра? И так ли уж важно, казалось тогда, возиться с определением его границ?

  1. РАЗ СТРАНА, ЗНАЧИТ И ТАМОЖНЯ, РАЗ ТАМОЖНЯ, ЗНАЧИТ И ИНСТРУКЦИЯ

2.1. Страна. «Все влюблены и все крылаты, и все поют стихи Булата»

В один прекрасный день 1973 года один лохматый студент Тульского политехнического института вдруг почувствовал с отчаянием, что не может больше жить в городе, в котором слыхом не слыхивали про концерты с настоящими, правильными – «теми самыми» – песнями. И решил он лично с этим покончить, создав совсем нового направления клуб, не зная точно, совпадает ли задуманное с не знакомым широким тульским массам словечком «КСП», и как это вообще должно быть устроено. Для реализации идеи были им приготовлены два чертёжных листа, краски, чернила «Радуга» двух цветов, плакатные перья и коробочка кнопок, чтобы вывесить на свой страх и риск зазывные объявления в самых обитаемых корпусах Политеха. Но что написать для будущих членов будущего клуба? Ясно, что нашедших друг друга должна объединить песня, но какая? Как её назвать, чтобы среагировали все, кто нужен, и притом – только те, кто нужен? Слово! Полцарства за слово! Ну не «самодеятельная» же! Этак сразу запахнет профкомом, факультетской самодеятельностью или кокошниками ансамбля «Берёзка». Слово не находилось. И пришлось нарисовать крупно гитару подчёркнуто неэлектрического вида и написать: «Все, кому нравятся песни Кукина, Визбора, Никитина, Дольского, Новеллы Матвеевой, давайте соберёмся там-то и тогда-то».

В тот раз оно сработало. Определение жанра через имена его творцов плюс намёк на используемый чаще всего музыкальный инструмент. Однако для дальнейшей жизни это никуда не годилось.

Что такое клуб? Клуб – это фильтр. «Фильтр» – самый близкий, почти исчерпывающий синоним слова «клуб». Кое-какие добавления, оговорки и длинные теории уже не так существенны.

С первого дня его создания вам придётся объяснять, что лауреату-мальчику с патриотическими стихами – не сюда, и желающим петь оперным голосом – не сюда, и желающим организовать при клубе джазовое отделение – не сюда, и исполнителям романсов – не сюда, и бабушке, которую по её словам вдруг так «пробило на частушки, вот послушайте» – не сюда. И притом будьте добры найти слова и улыбаться! А потом надо не пустить на сцену самостийно приехавших авторов с грамотами в футлярах гитар. А потом выбросить из аудиоархива тонну натащенного туда с миру по нитке постороннего добра. (А кто ж сказал, что не только вне, но и в пределах родного сердцу жанра, мало халтуры? Да 95%!). И извольте находить и находить внятные причины да критерии, да всё это объяснять, объяснять. А работа в жюри? Ну, в общем, кто пробовал, тот знает. И вопроса – возможно или невозможно отделить своё от чужого, допустимое как исключение – от совершенно губительного, – нет такого вопроса! Просто необходимо отделить! Ибо клубу, который перестал на день быть фильтром, – крышка окончательно и бесповоротно.

Две фонограммы под общим риторическим вопросом «А что бы вы делали, если бы такой человек пришёл с таким номером в клуб? Каковы были бы ваши объяснения?»

[Фонограмма_№1_Как Ф.Шаляпин читал Надсона]

[Фонограмма_№2_Как А.Бородин был полным автором - «Спящая княжна»]

Но как аргументировано отделить своё от чужого? Срочно нужна была инструкция для ежедневного употребления. Хотя бы самому себе, а потом – и всякому таможеннику, приставленному к шлагбауму нашей маленькой поющей страны – первого и единственного в городе КСП.

А ведь дело было любимое! Самое-самое главное что-то затрагивало в душах, мировоззрении и вообще. Тут не до схоластики. Тут надо было не ошибиться, хотелось пойти от сердцевины, от драгоценного, от того самого существенного и невыразимого, что в этой песне было, а больше нигде не было.

    1. Инструкция таможеннику. Первая попытка

Задача виделась как всякая нормальная задача кластеризации. Всего-то и надо было правильно найти некоторое количество осей координат для пространства описания предъявляемых художественных произведений. И если оси будут выбраны верно, если это будут свойства, существенные для жанра, то стоит высыпать в это вместилище мешок точек, где каждая точка – песня или вообще то, что притащено в клуб, в архив или на прослушивание, как точки эти заполнят пространство может быть и очень широко, но в середине всё же образуется компактный рой, и вот это-то и будет та самая, любимая нами, песня.

Очевидно было, что одна ось есть слово, вторая – музыка, третья – нечто их объединяющее волшебным, тонким образом.

Пройденный со временем объём материала – как в смысле прослушивания, так и коллективного разучивания, пения всем народом, ансамблевого исполнения, подготовки концертных программ клуба и, наконец, собственной исполнительской индивидуальной работы, а также выпавшее автору на роду параллельное собирательское неравнодушие к разного рода другим словесным, музыкальным и словесно-музыкальным жанрам позволили набраться смелости без особой научной проверки построить для себя первый работающий вариант искомой модели – чисто для практики и исходя из практики.

Постулировалось вкратце следующее.

Пока чёрные строчки лежат в томиках, они ещё не стихи – чертежи стихов. Речь отвердела в семена букв. И мало тех, кто может взрастить их. Почти нет людей, которые умеют вернуть значки в пространство слова, произнести так, чтобы хотелось слушать и можно было повторить. Без музыки это и вовсе трудно, нет опоры для памяти, чтобы закрепить и воспроизвести найденные другим удачные повороты интонации.

Поэт, долго не читавший своих стихов вслух, начинает рифмовать на глаз «мачту» с «потому что».

Дулов, Никитин, Берковский, Шангин-Березовский, Смирнов, Старчик, Шабанов, Качан, Левкоева, Барьюдин (продолжите сами), – построили, дом за домом, целый город звучащей поэзии по чужим чертежам, спасли, вытащили написанное из плоскости. Камбурова, Жаворонки, Берендеи, Скай (продолжите сами) казалось бы, взяли на себя только отделку – резьбу и роспись по готовому, но выполнили это так, что без их работы сильно проиграла бы и вся архитектура. Главные лица (исторически – с Новеллы Матвеевой, Анчарова и дальше) прошли сами всё – от идеи до конька крыши, не доверяя чужим рукам и не замуровывая своих замыслов в молчаливые бумажные хранилища. Целый муравейник мастеров, великих и не очень, взялся вдруг за новый труд. Все как-то одновременно поняли, что речь – она для слуха. Возведённые, поднятые в вертикаль города звучащих стихов, вместо черно-буквенных их проекций – совершенно новое и единственное настоящее художественное достижение жанра.

Утверждение «а музыке нас птицы научили» есть поэтический вымысел или красивое заблуждение А.Кушнера (ещё раньше – Демокрита). На самом деле музыка – это оторвавшаяся фонетическая координата языка. В этом и кроется причина её глубокого различия у народов с принципиально разной фонетикой речи.

Иллюстрация. Для Африканцев речь и пение принципиально друг от друга не отличаются. Griot - это музыка слова, выходящего из уст рассказчика, которого называли Гриотом или Джали. Его можно сравнить со средневековым странствующим певцом. Они хранили исторический эпос и пересказывали его следующим поколениям. Запись была сделана этнографом Стефаном Джаном. Гриот – исток современного РЭПа.

[Фонограмма_№3_Гриот]

Одни музыкальные формы остались невдалеке от слова, продолжая жить совместно с ним, другие ушли со временем в высокие сферы самостоятельных сложных жанров со своими законами развития. Для нас же важно, что поэтическая песня вернула совершенному поэтическому слову координату звука также в совершенной – музыкальной, и притом интонационно оправданной, форме.

Таким образом, например, Клячкин, Суханов или Ященко там, где они придумали и спели нам свои самые удачные мелодии к словам, одной этой работой, независимо от качества озвученных стихов, добавили что-то к нашей речи – именно не к музыке только, но к речи.

Язык постоянно нуждается в аранжировщиках произнесения не меньше, чем в аранжировщиках смыслов.

Именно в аранжировке произнесения русской поэтической речи лучшие из так называемых «дилетантов» – создателей и продолжателей жанра оказались и выше и современнее «профессионалов» – мастеров только-в-музыке или только-в-поэзии или в-традиционных-жанрах-сцены. Этот прорыв и отрыв вполне доказаны накопленным массивом принципиально новых художественных результатов. Использование для обсуждения этого вопроса термина «профессионал», отталкиваясь только от образования или способа зарабатывания на жизнь, не имеет смысла.

На поляне нового набравшего силу и самостоятельность жанра стало считаться уместным петь стихи, не отобранные ангажированными редакторами и цензорами, а снабжённые закладочками в томиках или передаваемые друг другу в списках и устно истинными любителями поэзии. И здесь же стало нормальным полагать, что одно только совпадение количества долей и одинаковая расстановка ударений в музыкальной и поэтической строчках – ещё не повод для их объединения в песню.

Любовь к слову произнесЕнному собрала ценителей языка вокруг нового явления.

Далее для выделения границ жанра, для отнесения к нему конкретных художественных произведений, предлагалось такое определение:

Суть жанра поэтической песни есть музыкальное интонирование русской поэтической речи.

А для проверки необходимости и достаточности пяти входящих в состав формулы ограничивающих понятий предлагалось каждому самостоятельно получить попыткой поочерёдного вычёркивания по одному слову примерные определения смежных – родственных жанров, которые обычно также симпатичны или любопытны тем, кто составляет аудиторию поэтической песни, но всё же с определяемым жанром не совпадают.

Эта формула попала на слух, и показалась небеспочвенной, сначала Александру Костромину, потом, думаю, что не без его помощи, – Городницкому и Ланцбергу, некоторым другим авторам, цитировалась в ряде опубликованных текстов, радио-интервью и просто в форумных обсуждениях и даже с чьей-то лёгкой руки (спасибо её – руки – хозяину за подаренное удобство) получила название «пятичленки Альтшулера». Автор, пользуясь случаем, выражает признание за внимание к этому его скромному изобретению всем, кому оно чем-нибудь пригодилось.

Однако, лишённое при цитировании и передаче по цепочке влияющих на результат попутных объяснений, оно трактовалось и трактуется, к сожалению, неверно.

Кроме того, автору крайне интересно, кратко восстановив и по возможности защитив здесь утерянные детали, немедленно ринуться дальше и попытаться поделиться со всеми, кому это интересно, собственно основным предположением о роли интонации в поэтической песне, предположением, которое осталось за кадром и никак не могло быть передано при простом, без комментариев, воспроизведении «пятичленки». Но добраться до основной цели, до слова «интонация», невозможно, не договорив всё же, что именно интонируется. Поэтому ниже – несколько необходимых пояснений.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Центр социально-психологической помощи несовершеннолетним Сборник материалов по некоторым проблемам консультирования

    Документ
    Лютова Е.К., Монина Г.Б. Шпаргалка для взрослых: Психокоррекционная работа с гиперактивными, агрессивными, тревожными и аутичными детьми. – М.:Генезис,
  2. Русины Подкарпатской Руси: исторические и историографические аспекты Суляк С. Г. Русины: урок (1)

    Урок
    В сборнике рассмотрены проблемные вопросы истории, в том числе, современной четвертого восточнославянского народа – русинов Карпатской Руси. Исследуются причины, характер и масштабы трагедии русинского народа в годы Первой мировой
  3. Русины Подкарпатской Руси: исторические и историографические аспекты Суляк С. Г. Русины: урок (2)

    Урок
    В сборнике рассмотрены проблемные вопросы истории, в том числе, современной четвертого восточнославянского народа – русинов Карпатской Руси. Исследуются причины, характер и масштабы трагедии русинского народа в годы Первой мировой
  4. Несколько наивных вопросов к Президенту РФ д. А. Медведеву

    Документ
    Уважаемый Дмитрий Андреевич! С большим удовольствием смотрел по ТВ большую пресс-конференцию посвященную итогам деятельности уже бывшего президента РФ В.
  5. Андрей Белый Между двух революций Воспоминания в 3-х книгах

    Книга
    Станислав Пшибышевский Франк Ведекинд Бегство из Мюнхена Париж Я - в пансиончике Жан Жорес На экране (Манасевич-Мануйлов, Гумилев, Минский, Александр Бенуа) Болезнь Предотъездные дни Глава четвертая.

Другие похожие документы..