Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
“Черепаха” — подводная лодка, построенная в штате в школьным учителем Дэвидом Бушнеллом. Назначение «Черепахи» — уничтожение вражеских судов путём при...полностью>>
'Книга'
Исайя сказал: Господи! кто поверил слышанному от нас, и кому открылась мышца Господня? Ибо Он взошел перед Ним, как отпрыск и как росток из сухой зем...полностью>>
'Публичный отчет'
Достоверность данных, содержащихся в годовом отчете Общества подтверждена Ревизионной комиссией Общества (заключение Ревизионной комиссии от « 07 » а...полностью>>
'Вопросы к экзамену'
Характеристики механистических организационных структур и сферы их эффективного применения. Концепция жизненных циклов организации....полностью>>

Евгений петрович сычевский

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Большевиков пугала международная деятельность и высокий престиж российской кооперации за границей. СНК там не признавали, а кооператоров принимали и даже прислушивались к ним первые лица крупнейших европейских государств. И как раз по самому насущному для большевиков вопросу.

Еще весной 1919 г. был создан Объединенный комитет Русских кооперативных организаций в Лондоне. Осенью того же года в Лондоне прошло совещание русских кооператоров, а в Нью-Йорке основан Американский комитет кооперативных организаций.

16 января 1920 г. Верховный Совет в Париже решил возобновить торговлю с Россией и помочь русскому народу в лице русской кооперации, а 20-24 января обсуждение этих проблем состоялось на специальной конференции, в которой участвовали выдающиеся русские кооператоры: Е.О. Ленская, В.Н. Зельгейм, К.И. Морозов, И.В. Бубнов, К.И. Попов, А.Е. Малахов, Ф.И. Шмелев, Т.Б. Кузин24. Один из участников этого совещания, архангельский кооператор А.Е. Малахов, в 1921 г. писал: «Кооператоры, в лице А.М. Беркенгейма, стали добиваться у стран Согласия снятия блокады. Кооператоров арестовали и осудили за намерение свергнуть Советскую власть экономическим путем. Прорыв блокады стоил кооперации ее существования»25.

Таким образом, из российской кооперации большевики создали казенный департамент, подчинив трем наркоматам и ВСНХ. Старая кооперация была разгромлена повсеместно: и в центре, и на местах. Машина уничтожения классовых противников, запущенная на полные обороты на этапе вооруженной борьбы, продолжала действовать и доминировать в реальной политике в 1920 г. В силу этого обстоятельства кооперативные работники старой формации оказались в репрессивно-дискриминационных условиях и не были востребованы новыми властями. Деятельность карательных органов носила явно неадекватный характер и была нацелена на предотвращение не реальной, а потенциальной угрозы властям.

__________________________

1Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ) Ф.Р-5906. Оп. 1. Д. 165. Л.1.

2Там же.

3Там же. Л.2.

4Кооперативно-колхозное строительство в СССР (1917-1923 гг.). Документы и материалы. М., 1991. С. 48.

5Там же.

7ГАРФ Ф.Р-5906. Оп.1. Д.715. Л.14.

8Там же. Л.15.

9Там же.

10Там же.

11Дело кооператоров // Известия. 1920. 5 сентября.

12Там же.

13Там же.

14Там же.

15 Там же.

16Там же.

17ГАРФ. Ф.Р-5906. Оп. 1. Д. 165. Л.2.

18Там же.

19Там же. Л. 3.

20Там же. Л. 4.

21Ленин В.И. О кооперации: Статьи и речи. М., 1924. С.18.

22Ленский З. Положение русской кооперации // Современные записки. 1920. № 1. С.5.

23Дело кооператоров // Известия. 1920. 1 сентября.

24Blanc E.T. Cooperative Movement in Russia. The Macmillan Company, 1924. P. 279.

25Малахов А.Е. Русская кооперация и коммунисты. Лондон, 1921. С. 39.

О.Н. Камышная, БГПУ

УРОК ИСТОРИИ В КОРРЕКЦИОННОМ КЛАССЕ

С ПРИМЕНЕНИЕМ МУЛЬТИМЕДИЙНЫХ ЕХНОЛОГИЙ

(IV-VII ВИДЫ ОБУЧЕНИЯ)

Разумное использование в учебном процессе наглядных средств обучения играет важную роль в развитии наблюдательности, внимания, речи, мышления учащихся. Наглядность при работе с детьми, имеющими различные виды обучения (IV-VII), приобретает особенное и первостепенное значение. Специфика построения и проведения урока истории в коррекционном классе определяется особенностями психофизического развития учащихся и их особыми образовательными потребностями.

Богатейшие возможности для этого представляют современные информационные компьютерные технологии. В отличие от обычных технических средств обучения ИКТ позволяют не только насытить обучающегося большим количеством готовых, строго отобранных, соответствующим образом организованных знаний, но и развивать интеллектуальные, творческие способности учащихся, как общеобразовательных классов, так и коррекционных.

Урок истории в коррекционном классе имеет некоторые особенности в сравнении с уроком в общеобразовательном классе:

  1. Структура урока определятся образовательными, коррекционно-развивающими и воспитательными задачами, а также темой и местом в системе уроков. Чаще всего используется комбинированный урок, в котором представлены все основные части;

  2. Необходимо тщательно формулировать коррекционно-развивающие задачи урока с целью не только дать, учащимся необходимые ЗУН, но и провести коррекционную работу, обращая внимания на потребности каждого ученика, учитывая его физические и познавательные возможности;

  3. Следует особое внимание уделять развитию речи, памяти, логическому мышлению, внимания, воображения. Все это объясняется тем, что учащиеся коррекционных классов имеют серьёзные нарушения слуха, зрения, речи и задержку психического развития. Необходимо проводить тщательный отбор заданий на каждый урок. Возможен и индивидуальный подбор заданий с учётом физических и познавательных возможностей учащихся;

  4. Особое место на уроке в коррекционном классе занимает наглядность, которую необходимо использовать на каждом уроке. Наглядность в коррекционном классе играет роль не только средства обучения, но основой всего урока.

Система мультимедийных презентаций позволяет представить учебный материал как систему ярких опорных образов, что позволяет облегчить запоминание и усвоение изучаемого материала. Подача учебного материала в такой форме высвобождает ресурсы здоровья детей. Учеников привлекает новизна проведения таких моментов на уроке, вызывает интерес.

Подобные уроки помогают решить следующие дидактические задачи:

  1. усвоить базовые знания по предмету;

  2. систематизировать усвоенные знания;

  3. сформировать навыки самоконтроля;

  4. сформировать мотивацию к учению в целом и к определённому предмету в частности;

  5. оказать учебно-методическую помощь учащимся в самостоятельной работе над учебным материалом.

Мультимедийные технологии могут быть использованы как в общеобразовательном классе, так и в коррекционном, следующим образом:

    1. Для объявления темы. Тема урока представлена на слайдах, в которых кратко изложены ключевые моменты разбираемого вопроса.

    2. Как сопровождение объяснения учителя.

Используются созданные специально для конкретных уроков мультимедийные конспекты-презентации, содержащие краткий текст, основные формулы, схемы, иллюстрации, видеофрагменты.

    1. Как информационно-обучающее пособие. Учитель в этом случае выступает как организатор процесса учения, руководитель самостоятельной деятельности учащихся, оказывающий им нужную помощь и поддержку. Такие пособия удобно использовать в тех случаях, когда ученик по какой-то причине не успел выполнить задание во время урока или если он пропустил тему по причине болезни. В этом случае учащиеся могут прийти в кабинет информатики после уроков и доработать материал. И, наоборот, учащиеся, которые успевают за урок выполнить все предложенные по теме задания, могут, не дожидаясь остальных, переходить к следующему разделу темы или выполнять творческое задание по изученной теме. Таким образом, благодаря индивидуальному режиму работы каждого учащегося, все достигают положительного результата.

    2. Для контроля знаний. Использование компьютерного тестирования повышает эффективность учебного процесса, активизирует познавательную деятельность школьников. Тесты могут представлять собой варианты карточек с вопросами, ответы на которые ученик записывает в тетради или на специальном бланке ответов, по желанию учителя смена слайдов может быть настроена на автоматический переход через определенный интервал времени. Кроме того, возможна и успешно реализуется на практике организация повторительно-обобщающих уроков с использованием презентаций.

В чем же преимущества такой технологии как в коррекционном классе, так и в общеобразовательном?

Во-первых, учеников привлекает новизна проведения мультимедийных уроков. В классе во время таких уроков создаётся обстановка реального общения, при которой ученики стремятся выразить мысли «своими словами», они с желанием выполняют задания, проявляют интерес к изучаемому материалу, у учеников пропадает страх перед компьютером.

Во-вторых, учащиеся учатся самостоятельно работать с учебной, справочной и другой литературой по предмету. Появляется заинтересованность в получении более высокого результата, готовность и желание выполнять дополнительные задания. При выполнении практических действий проявляется самоконтроль.

Таким образом, мультимедийные программные средства обладают большими возможностями в отображении информации, значительно отличающимися от привычных, и оказывают непосредственное влияние на мотивацию обучаемых, скорость восприятия материала, утомляемость и на эффективность учебного процесса в целом, как в общеобразовательном классе, так и в коррекционном в первую очередь.

А.А. Киреев, БГПУ

К ВОПРОСУ О ДИСКУССИЯХ О НОВОМ

МИРОВОМ ПОРЯДКЕ

Одной из основ внешней политики Соединенных Штатов была мечта об установлении в мире определенного порядка. Причем этот Новый Порядок Веков (Novus Ordo Seclorum1) должен был строиться на американский манер и являлся частью «явного предначертания».

Время от времени американские лидеры обнародовали свои представления о контурах желаемого миропорядка. Однако не всегда они оперировали понятиями «порядок» и «мировой порядок».

Начало активного публичного обсуждения в США проблемы нового мирового порядка приходится на вторую половину 1960-х годов. В это время совпали ряд тенденций: выход на мировую политическую арену в качестве активных действующих лиц стран так называемого третьего мира, стремившихся к преодолению отсталости, но имевших ограниченные ресурсы роста; постепенное превращение Советского Союза в супердержаву, способную на ряде направлений успешно соперничать с Соединенными Штатами и, что не менее существенно, сдерживать до определенного предела их внешнеполитические амбиции; формирование «ядерного клуба», в числе членов которого со временем оказались не только европейские, но и азиатские страны.

Противоречия и напряженности, порождаемые этими явлениями, убеждали серьезных политиков и политических аналитиков в необходимости безотлагательной корректировки миропорядка, сложившегося сразу после Второй мировой войны, и разработки моделей порядка, отвечавших требованиям времени.

Способы такого рода корректировки, пути дальнейшего развития мировой системы становятся предметом дискуссий. При этом практически с самого начала вырисовываются два принципиально различающихся подхода, один из которых можно условно назвать «консервативным» («охранительным»), а другой  «радикальным».

Сторонники «консервативного» подхода, выражавшие позицию политического истеблишмента (Киссинджер, Ростоу, Бжезинский и другие), искали такие пути реформирования существующего порядка, которые позволяли бы, не затрагивая основ последнего, приспособить его к изменившимся мировым реалиям, смягчить выявившиеся противоречия и при этом сохранить за Соединенными Штатами позиции, закрепившиеся по итогам Второй мировой войны2.

Наоборот, «радикалы» свою задачу видели в том, чтобы выработать альтернативную — «демократическую», «гуманную», «справедливую» модель (модели) мирового порядка. Именно они впервые заговорили о необходимости формирования нового миропорядка.

Одним из первых шагов на этом пути стало создание в начале 1960-х годов исследовательской группы, которая с 1968 г. принялась за разработку «Проекта моделей мирового порядка» (ПММП). Это было интернациональное объединение, лидерами которого выступили два известных американских теоретика-международника  Ричард Фолк и Сол Мендловиц.

Критикуя классический реализм Ганса Моргентау и неореализм Кеннета Уолца с их акцентом на силовые рычаги формирования отношений между государствами, равно как и марксизм с его «экономическим детерминизмом», участники Проекта выступали с позиций гуманизма, отвергая какую-либо конкретную теоретико-методологическую систему как связывающую руки.

Одну из главных своих заслуг Фолк, Мендловиц и их коллеги видели в том, что предприняли попытку разрешить противоречия, разрывавшие двухполюсную систему, не в пользу одного из «полюсов», а «в пользу объединенного человечества», интересы которого не могут быть обеспечены в рамках тех или иных государств или групп государств.

Поиски альтернативных моделей нового мирового порядка велись в 7080-е годы одновременно еще по нескольким линиям, а именно по линии ООН (ЮНЕСКО), Римского клуба и ряда других международных организаций. Правда, в отличие от ПММП в рамках этих дискуссий рассматривались в основном отдельные аспекты нового мирового порядка (главным образом, экономический и информационный), причем моделировавшиеся изменения предполагалось воплотить в жизнь при сохранении существующей международной системы.

Дискуссии 6070-х годов не привели к появлению общепризнанного альтернативного проекта нового мирового порядка и не изменили существовавший политический порядок. Однако они внесли свою лепту в разрушение политического сознания, порожденного Ялтинско-Потсдамским миропорядком.

Старт нового раунда дискуссий о мировом порядке относится к самому началу 1990-х годов, и дали его политики, а конкретно  сорок первый президент США Джордж Герберт Уокер Буш, заговоривший о воцарении «нового мирового порядка».

На протяжении короткого времени Буш по меньшей мере трижды возвращался к этой теме. Впервые слова «новый мировой порядок» (New World Order) американский президент произнес на пресс-конференции в августе 1990 г. по случаю успешного проведения операции «Буря в пустыне». «Когда я смотрю на страны, принимающие в ней участие,  говорил Буш,  то думаю, что у нас есть шанс [создать] новый мировой порядок». Месяцем позже, обращаясь к Генеральной Ассамблее ООН с призывом запретить химическое и биологическое оружие, глава американского государства утверждал: «В наших силах оставить эти ужасные орудия в прошлом, в тех мрачных веках, которым они принадлежат, и поторопиться завершить историческое движение за создание нового мирового порядка, долгой эры мира». Коснулся этой темы Буш и в своем Послании о положении страны за 1991 год, где говорил о необходимости «выполнить давнее обещание: построить новый мировой порядок, при котором жестокость не будет вознаграждаться, а агрессия будет встречать коллективное противодействие»3.

Совершенно очевидно, что сам выбор термина не был случайным. Почти каждый американский глава государства связывает свое президентство с каким-то особым курсом, особой стратегией, в названии которых  как правило броском, кратком, хорошо запоминающемся (своего рода политический брэнд)  нередко присутствует слово «новый». В XX веке такое случалось не раз.

Теодор Рузвельт говорил о «новом национализме» (New Nationalism), Вудро Вильсон  о «новой свободе» (New Freedom), Франклин Рузвельт прославился своим «новым курсом» (New Deal), Джон Кеннеди выдвинул идею «нового фронтира» (New Frontier  у нас обычно переводится как «новые рубежи»). «Новый мировой порядок» вполне вписывается в этот ряд.

Термин, используемый Бушем-старшим, имел не только идеальный образ (жизнь без войны, без страха перед войной), но и реальный, т.е. увязывался с политикой США, проводившейся после холодной войны. Содержание его отражало особенности интересов и представлений как самого президента, его окружения, части консервативно-республиканского истеблишмента, а также широких кругов политически ангажированной общественности. Все это происходило на фоне эйфории от «нечаянной победы» над «империей зла», когда будущее Америки виделось в розовом свете.

По мнению американского историка Пола Шредера, новый мировой порядок можно было бы определить как международную систему, в рамках которой Соединенные Штаты и их друзья и союзники, разделяющие их взгляды, действуют рука об руку  желательно под эгидой ООН  во имя сохранения или утверждения мира посредством поддержания международного права и законности, против агрессии, нарушения закона и угнетения. «Это определение предполагает,  поясняет американский историк,  что международному сообществу придется в ряде случаев не ограничиваться убеждением, посредничеством и призывами к сдержанности и послушанию, а, иначе говоря, использовать силу, дабы заставить некоторых авторов не делать одно и делать другое»4.

Как справедливо заметил Баталов, в таком виде модель нового миропорядка сводится к тривиальной политической повестке дня (сопровождаемой перечнем правил международного поведения), выработанной официальной Америкой для себя и своих союзников и отвечающей, как ей кажется, ее стратегическим интересам5.

Это подтверждает и такой авторитетный аналитик-международник, как Джон Гэддис, писавший, что «в конце холодной войны мир был ближе, чем когда-либо до этого, к консенсусу в пользу американских ценностей — коллективной безопасности, демократии, капитализму. Слова президента Джорджа Г.У. Буша о «новом мировом порядке» отражали конвергенцию интересов великих держав, которая, не являясь совершенной, была тем не менее беспрецедентной. Американцы, как казалось, нашли, наконец, конгениальный мир»6.

Итак, «новый мировой порядок», как его понимали в Вашингтоне, это политический порядок, который:

  • основан на базовых американских ценностях (демократия, капитализм, либерализм и т.д.), получивших во второй половине XX столетия широкое распространение в мире и ставших теперь уже не только американскими;

  • ориентирован на сохранение мира во всем мире, предотвращение или быстрое разрешение международных конфликтов (межгосударственных и внутригосударственных — например, религиозных и этнических), недопущение гуманитарных катастроф;

  • предполагает безусловное глобальное политическое лидерство США;

  • допускает применение силы не только против реальных, но, как говорит П.Шредер, и «предполагаемых агрессоров и нарушителей закона»7;

  • ориентирует на действия «желательно» (а значит, не обязательно) под эгидой ООН8;

— добровольно или не очень добровольно, но в конечном счете принимается большинством других стран.

Такая трактовка «нового мирового порядка» вызвала немало откликов. Большинство консерваторов, прежде всего так называемые неоконсерваторы (Дэниел Мойнихэн, Джин Киркпатрик, Норман Подгорец другие), высказались в целом в его поддержку. Левые (Ноам Чомски, Ричард Рорти и их единомышленники) подвергли его критике за имперско-гегемонистский дух. Позиция большей части либерально ориентированной американской общественности была двойственной. Никто не возражал против идей всеобщего мира, предотвращения различного рода конфликтов и катастроф и наказания тех, кто посягнул на принципы международного права. Но было в теории и практике «нового мирового порядка» немало и такого, что их смущало или вызывало отторжение9.

Например, многочисленные недомолвки и неясности, касающиеся прежде всего механизмов и способов реализации принципов, лежащих в основе «нового мирового порядка». Это касалось права применения силы, роли ООН и прочих коллизий, связанных с нормами международного права.

Эти сомнения также выразил Пол Шредер, который утверждал, что «главные надежды и шансы на прочный, всеобщий и относительный мир во всем мире связаны ныне с мировым порядком, покоящимся главным образом на принципе включения-исключения, а не на принципе сдерживания-принуждения»10.

В основе такого порядка должно лежать не силовое навязывание международного права и наказание его нарушителей, а формирование и поддержание широкой сети международных организаций (таких, как уже существующие  НАТО, МВФ, НАФТА и т.д.), которые включали бы в свои ряды и соответствующим образом вознаграждали тех, кто подчиняется групповым нормам, и, исключали (со всеми вытекающими отсюда неблагоприятными последствиями) тех, кто эти нормы нарушает. Это было бы эффективнее, чем применение грубой силы. Конечно, многие проблемы мировой политики останутся при этом нерешенными, но их не решить и путем использования военной силы. В конечном счете такой подход позволил бы превратить «новый мировой порядок» не в дубинку для наказания тех, кого кто-то готов посчитать в чем-то виновным, а в «цель в себе, необходимое средство и условие достижения других жизненно важных целей и ценностей»11.

Однако по ходу дискуссии был затронут немаловажный вопрос о связи модели поведения субъекта мировой политики  в данном случае Соединенных Штатов  и его представлений об оптимальном мировом порядке с присущей ему политической культурой. Такая связь не просто существует (хотя далеко не всегда лежит на поверхности)  она многое определяет и объясняет во внешнеполитическом поведении государств и их представителей. Иначе говоря, субъект мировой политики строит свое поведение в соответствии с императивами определенной политической культуры12.

Америка  не исключение. Более того, в отличие от таких стран, как, скажем, Германия, Россия, Япония, Италия, Испания и ряд других, которым на протяжении XX века пришлось пройти через серьезные исторические ломки (ломались, естественно, и политические культуры), Соединенные Штаты через такие испы­тания не прошли, и их политическая культура  при всем при том, что она, естественно, эволюционировала с течением времени  одна из самых стабильных в мире, а значит, и наиболее глубоко укоренившихся в национальном менталитете.

Характеризуя политическую культуру американского общества, следовало бы прежде всего подчеркнуть, во-первых, что это культура рыночного типа. Культура, рассматривающая политические проблемы и процессы сквозь призму отношений купли-продажи, торга, свободного обмена товарами между свободными производителями, достижения выгоды как высшей цели деятельности. Политика, с точки зрения рыночной культуры, есть разновидность бизнеса, сам политик  разновидность бизнесмена, а политические решения  разновидность торговой сделки.

Рыночная культура ориентирует на состязание, открытую и скрытую конкурентную борьбу как универсальный принцип функ­ционирования и развития общественного организма (включая по­литические институты общества).

Рыночная культура  индивидуалистически ориентированная культура. Она вовсе не исключает совместных, коллективных действий, однако высшей целью для нее является обеспечение парти­кулярного (индивидуального, группового, а в международном плане  национального) существования, частного успеха. Успех одна из базовых ценностей этой культуры.

Во-вторых, американская политическая культура  это культура деятельного типа, она ориентирует на социально-политическую и экономическую активность, на творческое преобразование материи — природной и социальной — в соответствии с заданным идеалом. При этом не исключается использование силовых, в том числе насильственных, методов.

В-третьих, американской политической культуре присуще стремление к расширению пространства существования субъекта, ко все новому и новому «продвижению границы». Внешнеполитический экспансионизм  одно из проявлений этой черты.

В-четвертых, американская политическая культура ориентирует и нацию в целом, и каждого отдельного ее представителя на лидерство, в том числе, естественно, и в сфере мировой политики.

Складывается впечатление, что описанная выше культура работает в большей степени на «новый мировой порядок» Буша и тех, кого в Америке принято называть «неоконсерваторами». Однако представления о «первенствовании», «успехе», «лидерстве», «силе» и т.п. могут истолковываться по-разному и наполняться разным конкретным содержанием. Внешнеполитические курсы републиканцев и демократов следуют в большей или меньшей мере императивам национальной политической культуры. Кроме этого, американская политическая культура, как и политическая культура любой другой страны, внутренне разнородна. Наряду с доминирующей в ней присутствуют периферийные культуры, в чем-то воспроизводящие доминанту, а в чем-то отклоняющиеся от нее.

Конечно, в Америке эти внутренние разночтения не столь существенны, как, скажем, в европейских странах, и потому ожидать, что смена хозяина Белого дома или состава Конгресса США приведут к радикальному изменению американского мировидения, не приходится. Чтобы это произошло, Америка должна пережить серьезные внутренние потрясения, а мир  сильно измениться. Со временем все это, конечно, произойдет. Но только со временем. Тем не менее, как показали события последнего десятилетия, изменение соотношения сил между демократами и республиканцами, либералами и консерваторами может изменить некоторые детали картины мирового порядка XXI века, на утверждение которого будет ориентиро­ваться Америка,  детали, касающиеся прежде всего методов достижения национальной цели и способов реализации национального интереса США в глобальном масштабе.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Чтения памяти профессора евгения петровича сычевского

    Доклад
    ЧТЕНИЯ ПАМЯТИ ПРОФЕССОРА ЕВГЕНИЯ ПЕТРО­ВИЧА СЫЧЕВСКОГО: Сборник докладов /Благовещенский государственный педагогический университет; Отв. ред. Н. А. Шахова.
  2. I. общая характеристика работы актуальность темы диссертационного исследования (2)

    Документ
    Актуальность темы диссертационного исследования История кооперации относится к числу самых актуальных проблем в историографии России. Причем, в последние годы ее научное значение стало быстро нарастать, во-первых, в связи с начавшимся
  3. Внешнеполитическая стратегия администрации б. Клинтона на ближнем востоке

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена на кафедре новой и новейшей истории Запада и Востока исторического факультета Московского педагогического государственного университета
  4. Культурологическая концепция человека в теории социализации личности

    Автореферат
    Защита состоится «16» декабря 2010 года в часов на заседании диссертационного совета Д 212.302.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата культурологии при ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический
  5. Аннотированный указатель работ

    Библиографический указатель
    География Амурской области и Приамурья: Аннотированный указатель работ сотрудников кафедры географии БГПУ / сост.: А.В.Чуб, И. А. Алексеев. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2006.

Другие похожие документы..