Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Памятка'
Пониманием и поддержкой, любовью и верой в его силы o Откажитесь от упреков, доверяйте ребенку. o Если школьник хочет работать под музыку, не надо эт...полностью>>
'Решение'
Время обладает множеством чудесных особенностей, которые мы привыкли не замечать, погружаясь в решение больших и малых проблем. Усилия иногда принося...полностью>>
'Программа-минимум'
В основу настоящей программы положены следующие дисциплины: история техники, история науки, история технических наук. Рассматриваются следующие пробл...полностью>>
'Регламент'
Съезд вновь избрал Л.Г.Кушнира Президентом НОИЗ, избран состав нового Совета в количестве 29 человек, утверждены изменения в Уставе НОИЗ и регламенте...полностью>>

Евгений петрович сычевский

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

И.А. Шахова, АмГУ

ТРАНСФОРМИРУЮЩАЯСЯ МОДЕЛЬ РОССИЙСКОЙ СЕМЬИ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Интенсивное развитие экономических процессов повлекло за собой ряд глубоких социальных изменений во всех базовых социальных институтах. Такая трансформация коснулась и российской семьи. Реформы последних двух десятилетий коренным образом изменили модель современной российской семьи.

Современное российское общество развивается в направлении демократизации и гуманизации, что накладывает заметный отпечаток на все сферы его функционирования. Изменившемуся социуму соответствует обновленная модель семьи, которая уже нашла отражение в массовом сознании и фиксируется в массовом поведении, но которую, на наш взгляд, не решаются не только признать социальной реальностью, но и обозначить этапом в развитии российского общества как отечественные, так и зарубежные социологи1.

Данная проблема представляет собой интерес для исследования, поскольку семья является одним из пяти фундаментальных институтов общества, придающим ему стабильность и способность восполнять население в каждом следующем поколении. Одновременно семья выступает малой группой  самой сплоченной и стабильной ячейкой общества. На протяжении своей жизни человек входит в состав множества самых разных групп: в группу сверстников или друзей, школьный класс, трудовой коллектив, спортивную команду, но лишь семья остается той группой, которую он никогда не покидает.

Для российской семьи последних двух десятилетий, как и для всего общества, переход в новое качество жизни происходил волнообразно, она неожиданно столкнулась с совершенно иными социально-экономическими условиями. Преодоление возникшего в связи с этим разрыва между традиционным сознанием и реальным бытием требовало кардинальных изменений мировоззрения как на уровне общества, так и в рамках малых групп (в том числе и семьи), а также на индивидуальном уровне отдельных представителей. Все эти ценностные трансформации привели к радикальной перестройке моделей семейных структур.

Для анализа тенденций, происходящих в процессе трансформации российской семьи, необходимо использовать понятие ценности, традиционное для большинства исследовательских стратегий изменяющегося общества. Ценностная трансформация российского общества явилась главным фактором изменений в семейной структуре.

Социология рассматривает ценности как фундаментальные нравственные и этические нормы, обеспечивающие целостность социальных систем через нормативное регулирование общественной жизни. Предметом изучения является именно нормативная функция ценностной системы, позволяющая достигнуть социального равновесия путем коррекции общественных процессов и поведения людей.

Истоки анализа ценностной системы находятся в классической социологии. Рассматривая ценность сквозь призму культурно-исторической значимости этого понятия, известный немецкий социолог Макс Вебер в своей теории «понимающей» социологии говорит о ценностях как регуляторах поведенческих действий человека, по существу сближая ценность с нормой. Американская социология в лице Уильяма Томаса и Флориана Знанецкого, в свою очередь, соотнесла понятие нормы с общественной санкцией и таким образом провела четкую смысловую грань между ценностью и нормой. Среди последующих работ социологов, рассматривающих проблему ценностей, представляет интерес трактовка основоположника структурно-функционального направления Толкотта Парсонса, который уделял внимание прежде всего нравственным аспектам. В его толковании ценность есть средство для определения социальных связей, поскольку любое сообщество предполагает существование неких разделяемых всеми общих моральных ценностей.

Проблема анализа направленности трансформации семьи относится к числу недостаточно изученных в современной российской социологии. В рамках отечественных и зарубежных социальных наук необходи­мо выделить следующие направления исследований, связанные с анализом процесса трансформации семьи: разработка теоретико-методологических принципов анализа семьи как социального института (Г. Спенсер, Б. Малиновский, П.А. Сорокин, К. Циммерман, У. Огберн, Дж. Мэрдок, Т. Парсонс, У. Гуд, А.Г. Харчев, А.И. Антонов, Э.К. Васильева, М.С. Мацковский, Н.Я. Соловьев, Н.Д. Шимин, Н.Г. Юркевич и др.); разработка теоретико-методологических принципов анализа семьи как малой социальной группы (Э. Берджесс, Ч. Кули, З.А. Янкова, Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, Е.М. Дубовская, В.А. Сысенко, Г.М. Андреева, Т.С. Антипина, Э. Тийт, А. Тавит, З. Файнбург, В.Б. Голофаст, И.Ю. Шилов, О.Б. Божков и др.); построение типологий исторической эволюции семьи (Л. Морган, Ф. Энгельс, М.М. Ковалевский, Ю.И. Семенов, С.И. Голод, И.А. Милославова, В.Л. Чумаченко и др.); исследование изменений процессов рождаемости (П.А. Сорокин, А.И. Антонов, В. Бойко, А.Г. Волков, А.Г. Вишневский, В.А. Борисов, Л. Дарский, С.В. Захаров, Е.И. Иванова и др.); исследование стабильности современной семьи и проблемы разводимости (С.И. Голод, А.Г. Харчев, М.С. Мацковский, А.И. Антонов, Н.Г. Юркевич, А.Г. Вишневский, З.А. Янкова, В.А. Сысенко, Д.Я. Кутсар и др.); анализ массового вовлечения женщин в общественное производство и развития равноправия женщин как факторов изменения семьи и семейшых отношений (К. Миллет, Дж. Митчел, Д. Ванной, О.М. Здравомыслова, М.Ю. Арутюнян, Н. Римашевская, М. Малышева, Е. Meщеркина и др.); анализ проблемы кризиса семьи в современном обществе (Э. Берджесс, Т. Парсонс, А.И. Антонов, С И. Голод, М.С. Мацковский, О.М. Здравомыслова, А.А. Клецин, О.Н. Дудченко, В.А. Борисов, А.В. Meренков, Л.Л. Рыбцова, В.А. Кольцова и др.).

Анализ научной литературы по современным проблемам брачно-семейных отношений показывает, что процесс трансформации семьи преимущественно исследуется в функциональном, общественно центрированном аспекте, посредством анализа изменений в процессах рождаемости, брачности и разводимости населения. При этом значительно меньше внимания уделяется проблемам эволюции социально-групповых характеристик семьи, изменения структуры и объема внутрисемейной деятельности членов семей, взаимосвязи типов семейных отношений, и прежде всего различных исторических типов семейных отношений, с функционированием семьи по отношению к обществу в целом.

Наиболее значимым изменением в институте семьи в XX веке является развитие и закрепление индустриально-рыночной циви­лизации, определяющей, во-первых, нивелирование экономических основ брака; во-вторых, осознание того, что большое число детей приводит к снижению уровня доходов на одного члена семьи и, следовательно, формированию установки на малодетность. П. Сорокин в статье «Кризис «современной семьи» (1916 г.) указывал, что семья перестает быть фабрикой рождаемости. Рост экономической самостоятельности индивидов негативно сказывается на субъективной потребности вступления в брак. Доминирование эмоциональных критериев в выборе брачного партнера и в оценке качества супруже­ских отношений вызывает увеличение числа разводов. Женщина становится инициатором развода и распада семьи2.

Все это свидетельствует о разрушении основных функций семьи, складывающихся исторически: репродуктивной; экономической; воспитательной. Происходит значительное переплетение функции семьи и общества, и последнее берёт на себя значительную часть функций семьи.

Таким образом, эволюция жизненного пространства семей во второй половине XX века детерминировала дисфункциональный характер жизнедеятельности семьи, привела к сокращению потенциала жизненных сил семьи как социального института и жизненных сил населения в сфере брачно-семейных отношений.

В сфере индивидуальной субъектности населения выявленные тенденции трансформации состоят в следующем: во-первых, в отходе населения от ориентации на социальную гомогенность супругов в браке, и возвышении чувства любви как основы выбора брачного партнера и оценки качества брака; во-вторых, в сокращении доли населения, имеющего потребность в трех детях, и увеличении доли ориентированных на наличие одного ребенка в семье.

В сфере социальной нормативности брачно-семейных отношений центральные выявленные тенденции трансформации состоят в следующем.

Во-первых, в снижении престижа семейного образа жизни и изменении предписания его обязательности для населения, признания как семейного, так и несемейного образов жизни. Наблюдается разнообразие альтернативных жизненный стилей.

Жизненный стиль  это модель жизни, вырабатываемая людьми в соответствии с их биологическими, общественными и эмоциональными потребностями.

Существенная тенденция последних десятилетий  разделение родительства и супружества. Существует категория сожительствующих индивидов, воспитывающих совместных детей или внебрачных детей одного из партнеров. Расторгаются браки. Безбрачие сознательно сохраняется определенной частью людей. Репродуктивные намерения резко ограничены.

В сознании людей произошла замена социальной нормы, предписывающей форму брака, основанную только на его юридической регистрации, поливариантной социальной нормой, дозволяющей как традиционную форму брака, так и форму, не основанную на юридической регистрации. Об этом свидетельствует социальное признание «гражданских браков» и закрепление их как нормальных. В последнее десятилетие данные социологических опросов свидетельствуют, что 50% людей от 25 до 35 лет живут с партнерами противоположного пола в незарегистрированном браке. Более 60% опрошенных жили вместе до вступления в брак от нескольких месяцев до нескольких лет.

Выражается это в широком распространении неполных (преимущественно материнских) семей и в увеличении супружеских пар, не имеющих хотя бы одного ребенка. Рост рождения внебрачных детей, возросшее количество незарегистрированных супружеских союзов означает характерную для современной России тенденцию разделения институтов семьи и брака. Современная семья по преимуществу нетрадиционна, отказывается от париархальности. Наблюдается тенденция к снижению социальной нормы брачности... Неофициальная семья успешно конкурирует с официальной. При этом заметно стремление вступить в официальный брак либо раньше оптимального возраста (до 20 лет), либо позже (после 30 лет). И тот, и другой случаи ведут к ограничению репродуктивной функции семьи. Фактор развода в современных условиях стал механизмом, понижающим ценность брачных отношений.

Социальная значимость распространения гражданских браков связана и с изменениями в репродуктивном поведении, в результате которых наблюдается увеличение количества детей, рожденных вне зарегистрированного брака, на фоне общего снижения рождаемости. Для оценки социальных последствий подобного явления необходимо иметь представления о том, кто берет на себя ответственность за судьбу родившегося ребенка. Если рассматривать статус семьи как часть индивидуального человеческого капитала, важно учитывать возрастные, профессионально-образовательные, этнокультурные параметры родителей. Именно эти характеристики родителей дают основания для большей или меньшей озабоченности по поводу резкого увеличения количества и доли детей, родившихся вне зарегистрированного брака.

Процесс снижения уровня брачности начался в России еще в 70-е годы. Либерализация норм матримониального поведения, активное распространение более свободных форм брака и моделей семьи ускорили развитие этого процесса. Примерно с 1987 г. началось обвальное падение рождаемости. За пять лет число родившихся сократилось с 2,5 млн. до 1,6 млн., коэффициент рождаемости, то есть число родившихся на каждую тысячу населения, сократился на 38 процентов. В 1992 г. впервые за весь послевоенный период зафиксировано явление депопуляции, то есть когда число умерших стало превышать число родившихся и начался процесс естественного снижения численности населения. Если такие тенденции сохранятся, то через пятьдесят лет население России сократится вдвое. Происходящая в России депопуляция является результатом не только обвального падения рождаемости, но и увеличения числа умерших. К началу 80-х гг. Россия по уровню продолжительности жизни ушла на уровень таких стран-аутсайдеров, как Вьетнам и Таиланд. От Японии, которая является мировым лидером по продолжительности жизни (для мужчин  73,4, для женщин  78,3 года), наша страна отстает соответственно на 12 и 5 лет.

Во-вторых, изменились социальные нормы детности в сторону уменьшения значения предписываемого числа детей в семье. В России малодетность семьи есть в равной мере итог общемирового процесса, следствие затяжного кризиса экономики и политики, причем под малодетностью следует понимать не просто наличие одного - двух детей в семье, но и преобладание малодетной ментальности, такой системы ценностных ориентаций, которая отличается сильным отчуждением личности в сфере социальных и семейных отношений. Социально-экономический кризис сказался на сокращении числа детей в семье. Именно это произошло с ценностью существования человеческого рода, воспроизводства населения, рождаемости, семьи, детей. Отчужденный человек стал относиться к этим ценностям не как к своим собственным, а как к навязываемым извне. И результат этой трансформации ценностных ориентаций не замедлил сказаться. Массовая малодетность российских семей  вот ее итог, который рано или поздно начинает беспокоить и само государство: нехватка трудовых ресурсов и пополнения армии, деятельность образовательных институтов.

Распространены утверждения о том, что сокращение детности и, как следствие, сокращение населения России происходило лишь начиная с 90-х годов ХХ века. Это утверждение мифологично. В течение ХХ века, отличающегося радикальным ускорением социокультурной динамики, произошло резкое снижение рождаемости, прежде всего у народов, исторически придерживавшихся различных направлений христианства. Одной из причин распространения демографической революции в России стало ускоренное заимствование западноевропейской модели семьи3.

Первые признаки снижения рождаемости в России появились к началу XX века, но они были едва заметны. Революция, Первая мировая и Гражданская войны значительно понизили уровень рождаемости, но уже к середине 20-х годов ХХ века она практически вышла на уровень, характерный для Российской империи до начала Первой мировой войны. Строго говоря, только коллективизация смогла окончательно разрушить массовую крестьянскую патриархальную семью, как, впрочем, и уничтожить крестьянство центральных областей России. В результате большевикам понадобилось всего несколько десятилетий, чтобы совершить демографическую и санитарно-гигиеническую революцию, пройдя путь, который на Западе занял куда большее время.

После окончания Второй мировой войны процесс сокращения рождаемости в славянской части бывшего СССР происходил сопоставимыми темпами с Западной Европой, с ее динамичной экономикой, высоким уровнем жизни, медицинского обслуживания и образования, значительно опережая мусульманские регионы страны и наших ближних и дальних восточных и южных соседей. Депопуляционные тенденции в России стали особенно наглядны начиная с 60-х годов ХХ века.

К концу 50-х – началу 60-х годов прошлого века Россия и другие европейские республики СССР по уровню рождаемости практически не отличались от стран западного мира. В Советском Союзе средняя величина семьи колебалась от трех человек в прибалтийских республиках (Латвии и Эстонии) до 7–9 среди сельского населения Туркменистана и Таджикистана. В распределении семей по величине выделялись три региона: с преобладанием малых семей – Прибалтийские страны, Украина и большая часть России; с преобладанием средних семей  Белоруссия, Грузия, Молдавия; с преобладанием больших семей  включает страны Средней Азии, Армения, Азербайджан.

Именно тогда тенденции отрицательного естественного прироста населения стали нормой сначала для российского села, прежде всего в Центральной России, в Нечерноземье, и постепенно распространились и на города центральной части страны. Несмотря на то, что в селе дольше сохранялись патриархальная семья и диктуемые ей нормы детности, село в массовом порядке подпитывало населением российские города, само постепенно приходя в полное запустение.

Уже к концу 70-х годов ХХ века источники поддержания положительного демографического баланса и в сельской, и в городской местности исчерпали себя. Быстро стареющая возрастная структура населения на фоне низкой рождаемости, не уменьшающейся смертности и стабилизации миграционных потоков подготовила тенденцию к отрицательному приросту почти на всем пространстве России. К началу 90-х годов большинство российских регионов оказалось перед лицом неотвратимой реальности отрицательной демографической динамики. Коэффициент суммарной рождаемости в России не только достиг, но и опустился значительно ниже уровня замещения убывающего населения. В других регионах бывшего СССР эти процессы смягчались высокой рождаемостью.

В стране свершился так называемый «второй демографический переход», характеризующийся меньшим количеством и более поздним возрастом вступления в брак, более поздним рождением ребенка, значительным количеством детей, родившихся вне брака. В настоящее время в России преобладают нуклеарные семьи, имеющие детей или без них. Традиционные, патриархальные семьи, состоящие из двух или более супружеских пар, составляют сегодня порядка 4,3% от общего числа семей.

В повседневной жизни та или иная «детность» навязывает соответствующий бытовой уклад, перекрывая действие социального статуса, дохода и т. п. Интересно то, что массификация малодетности, в тенденции сплошная, повсеместная, тем не менее четко очерчивается национально-территориальными зонами. Не случайно в Среднеазиатском регионе и в Закавказье критерий детности играет определенную роль в становлении национального характера человека. Этот критерий значим и для европейской части бывшего Союза, где национальное своеобразие утверждается в оппозиции многодетности.

Престиж многодетной семьи стал малопривлекателен для большинства населения. В России трудности переустройства общества, пережитые не одним поколением россиян, вызвали у родителей стремление обеспечить детям более высокий уровень жизни, чем собственный. Это стало важным мотивом к ограничению супругами числа детей в семье. Наличие трех детей в семье усложняет выполнение всех семейных функций и не является существенной компенсацией для родителей. Значение семьи в жизни общества и человека в отечественной науке долгое время недооценивалось. Представления об отмирании института семьи в социалистическом обществе, присущие 20-м годам, поддерживавшиеся официальными идеологией и пропагандой, оказались весьма живучими. Основывались они на негативном отношении к старой семье, которое постепенно распространялось на этот институт вообще и укоренилось в общественном сознании. При этом идеологически ориентированная пропаганда рассматривала семью как нечто сугубо «личное», противостоящее интересам общества. Термин «домашняя хозяйка» имеет пренебрежительный оттенок до настоящего времени. В демографическом же отношении чрезмерная занятость женщин способствовала стремлению семьи ограничить деторождение, это стало важным фактором снижения уровня рождаемости.

В-третьих, существенно изменились социальные нормы, запрещающие добрачные и внебрачные половые отношения. Это является следствием сексуальной революции. С.И. Голод выделяет пять нелегитимных молодежных стандартов сексуального поведения современной молодежи4. По его мнению, «усложнение социальных отношений в XX в. утратило эффективность системы жесткой регламентации сексуального поведения исключительно посредством единообразных предписаний. Современная нравственность становится формой социального контроля общества с учетом всей сложности и многоплановости сексуальных добрачных практик»5. Произошло нивелирование «двойного стандарта» в оценке сексуального поведения мужчин и женщин, в отходе от полного и однозначного запрета добрачного и внебрачного сексуального поведения к их ситуативной оценке. Известный исследователь гендерных отношений А.Темкина считает, что « в условиях патриархального гендерного порядка культурный сценарий сексуальности признается всеми, считается нормой, отклонения от него в повседневности незначительны. Такой сценарий, легитимированный традицией, называется парадигмальным. В условиях модернизированного гендерного порядка возникают межличностные сценарии, воплощаемые в повседневной жизни. Эти сценарии сосуществуют друг с другом, значительные вариации наблюдаются на всех этапах жизненного пути. В случае России позднесовесткого периода культурные сценарии допускают вариативность брачных, добрачных, внебрачных отношений6. Движущей силой брачного поведения становится потребность в браке и брачном партнере, а доминирование последней над первой означает снижение ценности брака и супружества, поскольку усиливается ценность партнерства или товарищеско-партнерского сожительства.

В-четвертых, изменилась социальная норма, предписывающая ориентацию замужних жен­щин на работу внутри семьи (работа по дому, воспитание детей, приготовление пищи) с формированием равной ориентации как на работу по дому, так и на работу по найму вне дома. Серьезным фактором, повлиявшим на развитие семьи, стала эмансипация женщин и их экономическая самостоятельность отношения.

Эта модель семьи объективно более соответствует значениям профессионализма, трудно совмещающимся с выполнением семейных обязанностей. В условиях осуществления социальных реформ этот вариант семьи укрепил свои позиции, получив в общественном статусе статус полноценной и конвенциальной социальной структуры.

Нарождается новый социальный институт российской семьи, с неадекватными традиционными социальными правилами и нормами, не тяготеющий к подобному соответствию, отвечающий потребностям отдельных индивидов. Возникающие варианты просемейной деятельности дают людям постиндустриального общества с его социальной мобильностью, высоким уровнем развития научных и промышленных технологий, информатизации, а значит, и большим, столько положительных переживаний, сколько ими ожидается, и в индивидуальном сознании сливаются воедино преимущества свободного демократического выбора варианта семьи с преимуществами социально-психологического характера, которые она предоставляет. Современная семья все больше трансформируется в такую социальную общность, в основе которой брачная связь, построенная на любви, взаимном уважении.

Изменения в формировании, развитии и стабильности семьи в России и в их демографическом поведении порождены не столько кризисными явлениями последнего десятилетия, а представляют собой накопленный результат демографических изменений, происходящих в стране на протяжении долгих лет.

Изменения, происходящие с семьей в России на протяжении всего XX века, не случайны. Поэтому ностальгия по традиционной семье не имеет смысла: семья уже не сможет стать другой, возврат к прошлому невозможен, как бы мы этого ни хотели. Для семьи прошлого в современном обществе нет ни социальной, ни экономической базы. Кризис же, если он и существует, касается скорее традиционной семьи, которая постепенно уступает место семье современного типа. Нарастает плюрализация моделей нуклеарных семей. В семейно-брачных отношениях меняются ценностные ориентации, складываются различные типы семейных структур  патриархальные, детоцентрические, супружеские, фостерные.

Без сомнения, значение брака изменилось, а вместе с ним изменился и институт семьи, но правомерно предположить, что семья будет продолжать адаптироваться к существующим условиям совершенно непредсказуемым образом, а исследования семьи и ее трансформации в условиях современного общества будут продолжаться и углубляться.

Современные тенденции указывают, что монополия семьи на регулирование интимных отношений взрослых, деторождение и уход за маленькими детьми сохранятся и в будущем. Однако произойдёт частичный распад даже этих сравнительно устойчивых функций. Функция воспроизведения, присущая семье, будет осуществляться и незамужними женщинами. Функция социализации, выполняемая семьёй, будет в большей мере разделена между семьёй и посторонними людьми (воспитателями игровых центров). Дружеское расположение и эмоциональную поддержку можно будет обрести не только в семье.

Таким образом, семья займёт своё место среди нескольких других социальных структур, управляющих воспроизводством, социализацией и регулированием интимных отношений. Поскольку изменение функций семьи будет продолжаться, она утратит когда-то присущую ей святость, но, безусловно, не исчезнет из общества.

Общество непрерывно изменяется, семья также должна меняться, приспосабливаясь к социальным переменам. С точки зрения перспективы реорганизации семьи, брак и семья просто изменяются, отражая личные жизненные стили, наблюдаемые в современном обществе. Семья не просто является гибким социальным институтом; она представляет собой один из постоянных факторов человеческого опыта.

Трансформация экономических и политических основ (в ее сегодняшних формах  без специальной семейной и демографической политики) при своем возможном успешном развитии создаст лишь базу благополучия семьи, но автоматически не укрепит, не восстановит институт семьи в общественной жизни. Только специальная семейная политика, поощряющая семейный строй жизни и устраняющая последствия сложившегося при сталинизме подавления ценностей семейных отношений ценностями идеологическими и государственными, способна обеспечить бесперебойное осуществление двух фундаментальных семейных функций - рождения и воспитания необходимого числа детей.

Возможно, это потребует создания новой системы поощрения семейного образа жизни и семейственности, принципиально исключающей какое-либо принуждение. Отказ от семейной политики в общенациональном масштабе из-за боязни вмешательства в частную жизнь вовсе не безобиден.

Трансформация российского общества привела к нивелированию многих социальных ценностей старого ряда (эпохи социализма), но еще не сформирована отчетливая система ценностей новой эпохи.

Нет устойчивых ориентиров будущего развития, не определена перспективная стратегия социальных приоритетов. Определение социальных ориентиров развития российского общества, представленное населению страны в концептуальной форме, могло бы в значительной степени облегчить проблемы семьи и других социальных институтов при выборе и разработке принципов воспитательного воздействия на детей в новых условиях функционирования7.

Исследователь семьи в трансформирующихся условиях Л.В. Карцева, отмечает следующее: «Нарождается новый социальный институт российской семьи, с неадекватными традиционным социальными правилами и нормами, не тяготеющий к подобному соответствию, отвечающий потребностям отдельных индивидов. Возникающие варианты просемейной деятельности дают людям столько положительных переживаний, сколько ими ожидается, и в индивидуальном сознании сливаются воедино преимущества свободного демократического выбора варианта семьи с преимуществами социально-психологического характера, которые она предоставляет.

Следует отметить и тот момент, что российская семья демонстрирует тенденцию к запаздыванию за происходящими социально-экономическими переменами. Самостоятельный, без помощи государства, выход из экономических трудностей не состоялся. Ситуация в брачно-семейной сфере такова, что возвращение семьи к успешному и экономически стабильному функционированию станет возможным только после выхода из экономического кризиса и создания благоприятных условий для социально желательного варианта ее структуры»8.

Однако, несмотря на изменения, семья и в эпоху социальных потрясений остается фундаментальным институтом, сложившимся в ходе человеческой эволюции.

____________________

1Карцева Л.В. Модель семьи в условиях трансформации российского общества. Казань, 2003.С.3.

2Сорокин П.А. Кризис современной семьи. 1916. С.46.

3Гавров С. Историческое изменение семьи и брака. М., 2006. С.48.

4Голод С.И. Что было пороками, стало нравами. Лекции по социологии сексуальности. М., 2005. С.181

5Там же. С.123.

6Темкина А.А. Сексуальная жизнь женщины: между подчинением и свободой. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2008.

7Дементьева И.Ф. Трансформация ценностных ориентаций в современной российской семье // Вестник РУДН. Серия «Социология». 2004. №6-7. С. 150-160.

8Карцева Л.В. Модель семьи в условиях трансформации российского общества. Казань, 2003. С.3.

Содержание

Федорова И.Е. Евгений Петрович Сычевский…………………

4

Алексеева Е.В. Позиции ФРГ и РФ по проекту ЕС «Восточное партнерство»……………………………………………………….

6

Аниховский С.Э. Религиозные верования народов Нижнего Амура………………...…………………………………………….

13

Буянов Е.В. Демократическое движение в России в 1992-1995 гг.…………………………………………….…………………..….

31

Варламкина О.Ю. Влияние современных тенденций развития Латинской Америки на динамику американо-кубинских отношений………………..………………………………………..

45

Веселова Е.Е. Проблема реализации межпредметных связей истории с другими школьными курсами……………….…..........

51

Горкуша А.А. Основные подходы к содержанию понятия «безопасность»………………………………………….………....

56

Городецкая В.В. Педагогика сотрудничества в школе Л.Н. Толстого…………………………..…………………………..…....

61

Дерксен Т.В., Мурыгина Е.А., Федорова Ю.С. Жизньпоиск истины: страницы жизни ученого богослова Г.И. Шипкова (1863-1938)……………………………………………………...…

71

Донченко А.И. Партизанское движение в Бразилии (1968-1975) (часть II)…………………………………..………………...

87

Зубенко А.Я. Эволюция индейских организаций США во второй половине XX – начале XXI вв.……………………………

101

Иванов А.В. Советская фемида против российской кооперации………………………………………………………...

105

Камышная О.Н. Урок истории в коррекционном классе с применением мультимедийных технологий (IV-VII вид обучения)………………………………………………………….

115

Киреев А.А. К вопросу о дискуссиях о новом мировом порядке…………………………………………………………….

119

Кочегарова А.Д. Куда идет Россия?..........................................

130

Кузин А.В. РККВФ межвоенного периода в западной историографии……………………………………….……………

140

Малиновский Ю.В. Великое Княжество Литовское: предпосылки Кревской унии (внутриполитический и международный аспекты)…………………..…………...………….

149

Сова О.Н. Антипартизанская стратегия во внутренней политике Колумбии и Мексики………………………………………..…….

159

Сорокоумова О.Ф. Содержание педагогического процесса в учебных заведениях Западной Европы XI-XIII вв………..……..

171

Титова Е.П. Сравнительная характеристика позиций консервативной и либеральной партии Канады при решении гендерного вопроса (политический аспект)…………………….

183

Токмаков В.С. Общественно-политические кампании в Амурской области (1945-1991 гг.)………………………………

187

Трофимов Е.А. Основные проблемы развития современного российского федерализма и возможные пути их решения………………………………….………………………...

194

Черенцова А.В. «Вандейские события»: контрреволюция на службе революции?.........................................................................

207

Шабанов В.О. Этнодемографическое воспроизводство населения России в межпереписной период (1989-2002 гг.) на примере Дальневосточного федерального округа………..…….

212

Шахова И.А. Трансформирующаяся модель российской семьи в современном обществе………………………………………….

218

Чтения памяти профессора Евгения Петровича Сычевского:

Сборник докладов.

Выпуск 10

План университета 2010 г.

Отв. редактор А.И. Донченко

Лицензия ЛР № 040326 от 19 декабря 1997 г.

Подписано к печати 27.10.10

Бумага тип. № 1

Тираж экз.

Формат бумаги 60х84 1/ 16

Уч.печ.л.

Заказ №

Издательство Благовещенского государственного педагогического университета

Типография Благовещенского гос. пед. университета

675 000,Амурская обл., г. Благовещенск, ул. Ленина, 104



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Чтения памяти профессора евгения петровича сычевского

    Доклад
    ЧТЕНИЯ ПАМЯТИ ПРОФЕССОРА ЕВГЕНИЯ ПЕТРО­ВИЧА СЫЧЕВСКОГО: Сборник докладов /Благовещенский государственный педагогический университет; Отв. ред. Н. А. Шахова.
  2. I. общая характеристика работы актуальность темы диссертационного исследования (2)

    Документ
    Актуальность темы диссертационного исследования История кооперации относится к числу самых актуальных проблем в историографии России. Причем, в последние годы ее научное значение стало быстро нарастать, во-первых, в связи с начавшимся
  3. Внешнеполитическая стратегия администрации б. Клинтона на ближнем востоке

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена на кафедре новой и новейшей истории Запада и Востока исторического факультета Московского педагогического государственного университета
  4. Культурологическая концепция человека в теории социализации личности

    Автореферат
    Защита состоится «16» декабря 2010 года в часов на заседании диссертационного совета Д 212.302.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата культурологии при ГОУ ВПО «Шуйский государственный педагогический
  5. Аннотированный указатель работ

    Библиографический указатель
    География Амурской области и Приамурья: Аннотированный указатель работ сотрудников кафедры географии БГПУ / сост.: А.В.Чуб, И. А. Алексеев. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2006.

Другие похожие документы..