Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Глава Комитета ТПП РФ по инвестиционной политике Антон Данилов-Данильян раскритиковал "Основные направления налоговой политики на 2008 - 2010 год...полностью>>
'Закон'
Государственная налоговая служба Российской Федерации по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации и Федеральной службой налоговой п...полностью>>
'Рабочая программа'
Рабочая учебная программа по литературе составлена с учётом Федерального Государственного образовательного стандарта, Примерной программы среднего об...полностью>>
'Программа'
Программа дисциплины разработана Андрейченко Еленой Владимировной, старшим преподавателем кафедры библиотечно-информационной деятельности, канд. пед....полностью>>

В. М. Найдыш Концепции современного естествознания (2)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Освоение металлургии стало мощным локомотивом развития производительных сил, позволившим упрочить, закрепить и развить те социально-экономические сдвиги, которые были достигнуты в ходе неолитической революции, и прежде всего становление ремес­ла. Применение металлов в материальном производстве, в быту, в средствах транспорта, в военной технике было величайшим, револю­ционным по сути, переворотом в технической вооруженности чело­века, в развитии производительных сил. В истории развития метал­лургии очень много еще не вполне ясного, много спорных моментов. И тем не менее в общих чертах этот процесс можно изобразить следующим образом.

Еще в палеолите, около 20 тыс. лет назад, в Костенках при произ­водстве темно-вишневых красок путем обжига в костре железистых конкреций из местных песков мелового периода получали в качестве побочного продукта железо. Но общественной потребности в производстве металлов тогда еще не сложилось. Первый металл, который освоил человек, была медь. Исторически первой формой освоения меди была обработка самородной меди, сначала способом холодной ковки, а затем — горячей ковки и отжига. Следующий этап — получе­ние меди из руд и литье. И лишь впоследствии — получение сплавов меди, прежде всего бронзы. Наиболее древний из зафиксированных археологами районов обработки меди — Передняя Азия. Кузнечная обработка самородной меди, добываемой из залежей Эргани (Юго-Восточная Анатолия), зафиксирована на уровне VII тыс. до н.э. Начиная с середины V тыс. до н.э. на Ближнем Востоке, в Иране появляются крупные литые медные изделия — топоры, кинжалы, серпы и др. Пo-видимому, в V тыс. до н.э. начинается плавка медных руд, происходит освоение рудного дела, разработка рудников. Во второй поло­вине V — первой половине IV тыс. до н.э. сложилось бронзолитейное производство (сначала мышьяковистые, а затем и оловянистые бронзы. На первых порах основными медными и бронзовыми изделиями были не предметы хозяйственного назначения (чего, казалось бы, следовало ожидать), а предметы роскоши, престижа — бусины, иглы, пронизки, шилья и т.п., а также оружие. Для массового производства сельскохозяйственных орудий металла просто не хватало; кроме тогo, на ранних этапах становления металлургии престижное использование металлов было монополизировано знатью.

Первые зафиксированные археологами железные вещи восходят к первой половине V тыс. до н.э. (Иран) и IV тыс. до н.э. (Египет) были изготовлены методом ковки из метеоритного железа. Освоение рудного железа относят ко второй половине IV — первой половине III тыс. до н.э. (Анатолия). Существует мнение, что рудное железо могло быть вторичным продуктом медного металлургического производства, в котором железная руда использовалась в качестве флюса. На первых порах развития черной металлургии железо ценилось очень дорого, считалось редким металлом и использовалось лишь для изготовления предметов роскоши. Только после открытия технологии науглероживания железа, что делало его зна­чительно тверже, были освоены залежи железных руд (конец II тыс. до н.э., Восточное Средиземноморье), произошел переход к массовому производству железа. А это в свою очередь дало возможность коренным образом преобразовать технику, орудия сельскохозяйст­венного производства. Использование металлических орудий повышало производительность труда в несколько раз. Железные топоры позволили ускорить наступление человека на леса, облегчали освое­ние новых пространств и угодий. На основе железного лемеха был создан настоящий плуг и интенсифицировано сельскохозяйствен­ное производство. Кроме того, исключительно важную роль начи­нает играть ремесленное производство, а также развитие горного дела, истоки которого уходят в эпоху неолита, когда была налажена шахтовая добыча кремния.

Следует особо отметить, что для возникновения раннеклассовых отношений производство металла не являлось необходимостью. Ран­неклассовые отношения во многих регионах мира сложились на ос­нове дометаллургической, каменной технологии. Использование ме­таллов было побочной, вторичной стороной становления произво­дящего хозяйства, которая имела место далеко не везде; так, в Поли­незии классовое общество сложилось вовсе без употребления металла. В эпоху раннеклассового общества металлы использовались не только для совершенствования предметов хозяйственного назна­чения, сколько для производства предметов роскоши, престижа, ору­жия и транспортных средств. Создание черной металлургии, массо­вое производство и широкое использование железа стало важным фактором ускорения процессов классообразования, развития част­ной собственности, преобразования раннеклассового общества в зрелое классовое общество.

2.1.2. Рационализация форм деятельности и общения

Присваивающее хозяйство задавало тот тип отношения человека к миру, при котором человек являлся только пассивным потребителем даров природы, по сути, выступал лишь одним из звеньев существо­вавших в ту эпоху биогеоценозов. Только активное, преобразователь­ное отношение к природе могло открыть простор для развития про­изводительных сил, общественных отношений, новых форм созна­ния. Активное производственное отношение к миру ставит человека в положение инициативного, деятельного полюса в системе отноше­ний человек — мир. Использование сил природы здесь определяется уже не природой, но возможностями и потребностями человека: чем более активен, динамичен, инициативен субъект, тем в большей сте­пени он может освоить объект, природные стихии, приспособить их к своим потребностям. Переход к производящему хозяйству — необ­ходимое условие обособления человека как самостоятельной твор­ческой и созидающей силы, формирующей свою культурно-истори­ческую среду обитания, «чувственно-сверхчувственную» природу. Кроме того, переход к производящему хозяйству определил и новый тип отношений между людьми, новый тип духовности, качественно отличный от родового мифологического сознания, и новый тип трансляции культурных достижений от одного поколения другому.

Базой для преодоления первобытного традиционализма, консер­вативности мифологического сознания, развития рациональной со­ставляющей деятельности выступала необходимость во все больших масштабах контролировать и корректировать многообразные усло­вия, процессы и результаты новых типов деятельности и форм общения. Ведь между целью и результатом деятельности возникает все больше опосредующих звеньев и факторов, без учета которых дости­жение цели не реально. Такие опосредующие звенья сами по себе становятся промежуточными целями деятельности, а потому долж­ны быть зафиксированы сознанием в качестве устойчивых, опреде­ленных абстракций.

Совершенствование системы деятельности, трудовых процессов, разведение во времени и пространстве целеполагания, целереализации и результата деятельности (что и имело место в системе произ­водящего хозяйства) было важным, но далеко не достаточным усло­вием его разрешения. Оно усложняло структуру сознания в той его сфepe, которая обслуживала формы деятельности, но не затрагивало теx аспектов функционирования сознания, которые обеспечивали процессы общения. Первое должно было дополняться вторым: сфера познания, регулирующая формы общения, также должна была пере­краиваться с тем, чтобы отражать и воспроизводить ситуации опосредованного общения. Эта грандиозная историческая задача реали­зовывалась по мере становления и развития сначала форм обмена *, а затем и возникновения общественного разделения труда.

* Обменом, называется переход продуктов человеческого труда от одного лица, являющегося собственником этого продукта, в собственность другого лица, возме­щающийся некоторым встречным продуктом (или его знаком). В качестве такого знака в настоящее время чаще всего выступают деньги. В ходе исторического развития обмен приобретал разные формы, претерпел различные модификации. Исторически первой формой обмена выступал, по-видимому, дарообмен, обмен подарками (на основе взаимности и эквивалентности). Последний был сначала прежде всего способом установления личностных связей между индивидами, а впоследствии — способом повышения престижности, социального статуса внутри общины. Материальный интерес в даре не был преобладающим. Предметами об­мена служили не только некоторые материальные ценности, но и талисманы, пиры, военная помощь, ритуалы, женщины и др. Дар носил коллективную природу. Дарил не индивид — в любом случае субъектом обмена выступал род. Дар предполагал обязательность ответного дара; отсутствие ответного дара, неспособность к ответному дару вела к потере престижа и репутации.

В первобытном родовом коллективе, в котором господствовала общественная собственность на средства производства и предметы потребления, экономические отношения между его членами носили распределительный, а не обменный характер. Межобщинный обмен в обществах охотников, собирателей, рыболовов носил случайный, спорадический характер, поскольку каждая община в принципе обес­печивала сама себя пищей и всем необходимым. Глубинные истоки обмена лежат в системе первобытных распределительных отноше­ний, а также личностных и престижных отношений внутри рода, конкретный смысл которых определялся образами и символами ми­фологического сознания. Такое распределение выполняло двойную функцию — являлось средством обеспечения индивидуализирован­ных потребностей членов общины (в условиях коллективистского производящего хозяйства, первобытной кооперации каждый член общины получал свою долю в соответствии с его индивидуализиро­ванными потребностями) и одновременно средством выражения со­циального престижа в общине, укрепления внутриобщинных и меж­общинных связей.

Таким образом, в распределении уже были заложены предпосыл­ки обмена. С появлением устойчивого избыточного продукта, а также специализации родов, семей, индивидов и общин на отдельных видах труда, возрастанием значения межличностных связей, роли социаль­ного престижа коллективистское распределение постепенно преоб­разуется в устойчивый экономический обмен.

На базе разделения труда между различными общинами, специа­лизации общин на производстве определенных видов продукции (растениеводства, скотоводства, ремесла) постепенно складывается высшая форма обмена — обмен товарами (товарообмен). Как извест­но, товаром называется вещь, созданная трудом человека и предна­значенная для обмена на другой продукт труда. Обмен товаров возмо­жен в силу того, что все товары имеют нечто общее — овеществлен­ный в них абстрактный человеческий труд, который и является суб­станцией их стоимости.

На самых ранних этапах товарообмена вещи не создавались спе­циально для обмена, а становились товаром лишь тогда, когда спора­дически обменивались на другие вещи, как правило, созданные в другой общине. Впоследствии обмен становится более или менее систематическим. Часть продукта начинает производиться специаль­но для обмена, т.е. на этом этапе зарождается товарное производство. На следующем историческом этапе развития товарообмена из массы товаров выделяется один, который становится всеобщим эквивален­том, т.е. через него выражается стоимость всех других товаров. В ка­честве всеобщего эквивалента выступали и скот, и слитки металла, и редкие камни, и др. Когда же роль всеобщего эквивалента закрепля­ется за каким-либо одним товаром, вытеснившим другие, такой товар становится деньгами. Чаще всего в качестве денег выступали редкие или драгоценные металлы (медь, серебро, золото и др.). Но полный простор для своего развития товарообмен получает только в системе общественного разделения труда.

Каждый новый шаг в развитии форм обмена сопровождался и рубинными преобразованиями системы сознания: совершенствова­лись звенья идеального целеполагания, разводились целеполагание целереализация, усложнялись способы выработки абстракций; сами абстракции становились все более и более устойчивыми, неза­висимыми от ситуаций непосредственного восприятия. Здесь исто­рическим критерием наиболее развитых состояний служит денеж­ный товарообмен, который невозможен без развитых форм абстрагирования мира: абстрактный труд мог выражаться в денежной форме стоимости только при условии того, что сам человек уже обладает достаточно развитой способностью к абстрактному модели­рованию ситуаций, как угодно далеко отнесенных в будущее. А поскольку в денежный товарообмен явно включается ситуация риска, то сознание не только должно проектировать будущее, но и быть способным достаточно эффективно блокировать эмоционально-аффективную регуляцию мотивационных состояний. Иначе говоря, здесь не только мотив определяет цель, но и цель, и возможности целереализации оказывают воздействие на мотивационную сферу. На этом пути развивается самосознание.

Постепенно на смену первобытному типу непосредственного общения приходят новые типы общения, новые социальные отношения — те, которые присущи цивилизации. Человек достигает такого уровня, когда организация его деятельности и общения осуществля­ли с позиций не непосредственно-ситуационной включенности, а ясного осознания содержания любых возможных (в том числе будущих и не требующих непосредственного пространственного взаимодействия субъектов) ситуаций общения. Цивилизация строится на способности человека мысленно соотносить непосредственные условия своей деятельности и общения с такими же условиями других людей, которые осуществляются в любое время и в любом месте. С появлением такой способности формируется новый тип единства людей, который объединяет лиц не только незнакомых, но даже и никогда не находившихся (и не могущих находиться) в одно время в одном месте. Иначе говоря, человек, прежде чем стать цивилизованным, должен был научиться общаться не просто с другими, чужими ему людьми, но и свободно чувствовать себя в ситуации общения с воображаемым партнером, с его знаково-символическими, образными проявлениями. Знак вещи, ее образ и сама вещь должны были отделиться настолько, чтобы они воспринимались как отдельные сущности, хотя и связанные между собой.

2.1.3. Разделение труда и развитие духовной культуры

Необходимой стороной становления цивилизации выступало разви­тие форм разделения труда *. Превращение обмена из случайной, спорадической в необходимую форму жизнедеятельности человечес­ких коллективов осуществлялось, по-видимому, путем развития сна­чала межобщинной, а затем и внутриобщинной специализации. В свою очередь развитие специализации способствовало значительно­му росту производительности труда, что закрепляло и развивало спе­циализацию и разделение труда. Определенные виды производствен­ной деятельности все больше закреплялись за отдельными община­ми, семьями, товаропроизводителями. Так формировалось общест­венное разделение труда.

* Разделение труда состоит, во-первых, в разделении трудового процесса на отдельные операции (технологическое разделение труда) и, во-вторых, в закреп­лении определенных видов деятельности за отдельными лицами или группами людей (естественное и общественное разделение труда). В первобытной родовой общине существовало естественное разделение труда: по половому (мужчины спе­циализировались на охоте, женщины - на собирательстве) и по возрастному при­знакам (дети и старики имели свои особые, упрощенные производственные функ­ции).

Историческая наука XX в. существенно (по сравнению с представ­лениями XIX в.) углубила понимание этого вопроса. В неолите сложи­лись различные виды специфического хозяйства и межобщинного обмена:

  • между племенами, которые в большей степени занимались охо­той, рыболовством и собирательством, и племенами, которые в большей степени занимались земледелием и скотоводством и постепенно переходили к оседлому образу жизни;

  • между различными земледельческо-скотоводческими оседав­шими племенами;

  • между земледельцами-скотоводами и рыболовами;

  • между рыболовами и охотниками; и др.

Но первое крупное разделение труда вырастало не из любой формы межобщинного обмена, а из такой, которая была исторически перспективной, содействовала развитию товарного обмена, максимально стимулировала экономические интересы производителей, приводила к максимально возможному (в тех условиях) росту производительных сил и производительности труда, способствовала появ­лению регулярного (и возрастающего) устойчивого избыточного продукта. Таким условиям удовлетворяло межобщинное разделение труда, состоявшее в выделении земледельческо-скотоводческих племен из племен, занимавшихся охотой, собирательством, рыболовст­вом и ведущих по преимуществу кочевой образ жизни.

Последующие крупные общественные разделения труда состояли в отделении от земледелия кочевого скотоводческого хозяйства, а затем и ремесла. Ремесленное производство (обслуживание внешних заказчиков или рынка) нужно отличать от домашних промыслов (производство изделий в домохозяйстве для внутреннего потребления). Ремесло связано со специализацией, особым профессионализ­мом, индивидуализированными знаниями и навыками, которые часто хранились в тайне и передавались по наследству от отца к сыну. Становление ремесла из домашних промыслов земледельческих общин было достаточно длительным и многоэтапным процессом. На начальных этапах — появление работы на заказ; в дальнейшем — формирование рынка для обмена товаров и, наконец, окончательное отделение ремесленного производства. На начальных этапах ремесло, по-видимому, не оказывало существенного влияния на рост про­изводительности сельскохозяйственного труда, поскольку было ориентировано преимущественно на производство престижных товаров, военного снаряжения, транспортных средств. Нацеленность на рост средств производства у ремесла появляется скорее всего в эпоху освоения металлургии, но не в самом ее начале. Современные археологические данные свидетельствуют, что бронзовые орудия начина­ет применяться в сельском хозяйстве только со второй половины II тыс. до н.э.

Отделение ремесла имело очень важные последствия для станов­ления цивилизации. Прежде всего отделение ремесла было тесно связано и с другими общественными процессами — так, от непосредственного участия в производстве пищи освобождались лица, специ­ализировавшиеся на организации производства и управления, а также на выполнении идеологических функций. Иначе говоря, отде­ление ремесла от земледелия теснейшим образом сопрягалось с отде­лением физического труда от умственного. Кроме того, отделение ремесла от земледелия было важнейшим условием становления горо­да, отделения города от деревни. Древнейший город возник не просто как поселение ремесленников на перекрестке торговых путей, но как средоточие всех существовавших в ту эпоху форм активности людей, как место концентрации цивилизационно продвинутых форм деятельности и общения, требующих абстрактного и динамического сознания. Именно такое сознание представлено ремесленниками и выделившимися из них купцами.

Ремесленное производство обладает рядом принципиально новых черт. Которые ставят его в особое положение по сравнению с предшествующими типами производства.

Во-первых, оно удовлетворяет не столько биологические (видо-специфические) потребности человека, сколько его социаль­но-культурные потребности.

Во-вторых, производительность ремесленного производства не определяется жестко природными факторами, как в сельскохозяй­ственном производстве, а во многом зависит от производственных навыков, профессионализма, знаний самого производителя. В отно­шении человек — мир активная сторона начала перемещаться к субъ­ективному полюсу («человек»).

В-третьих, в ремесленном производстве в непосредственное взаимодействие ставятся два природных объекта (предмет труда и средства труда), а результатом взаимодействия необходимо выступа­ет проявление объективных (не зависящих от субъекта, человека) характеристик этих предметов.

Ранние формы товарообмена осуществлялись без каких-либо осо­бых посредников, а самими производителями (членами их семей) и покупателями. Но такой обмен малоэффективен. Он сдерживал раз­витие ремесленного производства, поскольку производитель много времени тратил на реализацию своего товара. Постепенно из среды ремесленников и их семей выделяется группа лиц, непосредственно обеспечивающая реализацию, обмен товаров, — купцы, торговцы. Анализ различного рода знаков собственности (печатей, штампов, пломб и др.), глиняных сосудов, выполнявших роль «посылок», остат­ков разрушенных городов, архитектурных сооружений позволяет сделать вывод, что в конце IV — начале III тыс. до н.э. в Месопотамии уже существовали сословия купцов, торговавших преимущественно престижными товарами, предметами роскоши, обслуживавших хра­мовые сооружения, родовую знать. Зародившись в предклассовом обществе, торговля получила свое полное развитие в условиях клас­сового общества, в условиях цивилизации, когда складываются меж­дународные экономические связи.

Таким образом, развитие в неолитическую эпоху производитель­ных сил, создание производящего хозяйства, земледелия и скотовод­ства, появление избыточного продукта, развитие обмена и формиро­вание общественного разделения труда создали совершенно новую ситуацию в обществе. Сложились условия для качественного усложнения структуры общества, для нового его структурирования, установления не только нового типа организации производства, но и новых типов связей между людьми во всех сферах общественной жизнедеятельности. Основные направления перестройки общества в эту эпоху—установление и развитие социального и имущественного неравенства, обособление собственности, возникновение классов, политогенез, качественная перестройка общественного сознания, рационализация духовной жизни как доминанта ее развития.

Неолитическая революция привела в конечном счете и к кардинальным преобразованиям в сфере духовной культуры, в общественном сознании. Мифология не могла обеспечить нормального ориентирования человека в новых формах производственной деятельности и в новых социальных связях. Развитие производительных сил, рост населения, глубинные социально-экономические сдвиги, классообразование, обособление собственности, разрыв родовых связей, эволюция форм семьи, динамизм общественной жизни — все это ускоряло развитие общественного сознания, требовало качественно нового типа духовного освоения мира, сознания, способного обеспечить деятельность человека в условиях активного, производящего хозяйства и социально-классового расслоения. В ответ на эту общественную потребность на смену первобытному мифологическому сознанию формировался новый исторический тип сознания, новый тип духовной культуры.

Во-первых, возникновение общественного разделения труда имело глубочайшие последствия для становления человеческой индивидуальности, развития духовного мира личности. В образе жизни постепенно выделяются две сферы:

  • личной, повседневной, бытовой жизнедеятельности с соответ­ствующим сознанием, обслуживающим структуры повседневности;

  • производственной, трудовой, определяемой общественными условиями труда жизнедеятельности, которой соответствовало рационалистически-ориентированное сознание.

Внутренний мир человека значительно усложнился за счет окон­чательного закрепления различий между социальными и личными, семейно-бытовыми интересами, представлениями, оценками, знаниями и т.п.

Цивилизация развивается именно в русле становления и укрепле­ния сферы социально мотивированной регуляции поведения инди­вида, когда в системе ценностей предпочтение отдается обществен­ным условиям жизнедеятельности над мотивами бытовой повседнев­ности, сиюминутного ситуационного реагирования. Усложнилась (стала еще более опосредованной и диверсифицированной) как сис­тема мотивов, так и ее связи, с одной стороны, со сферой целеполагания, а с другой — со сферой потребностей. Появились условия для существования глубокого внутреннего конфликта, повышенных токов духовной напряженности, драматизма во внутреннем мире личности. Именно поэтому цивилизованность всегда драматична. А главный сюжет «драмы цивилизации» — это борьба социально и личностно мотивированного во внутреннем мире человека, выступаю­щая, как правило, в ипостаси борьбы добра и зла.

Во-вторых, происходит социально-классовая поляризация об­щественного сознания, формируется идеология и психология клас­сового разделения общества.

В-третьих, единое, целостное, синкретическое первобытное мифологическое сознание дифференцируется на относительно самостоятельные формы общественного сознания (основные компо­ненты духовной культуры) — религию, мораль, искусство, филосо­фию, политическую идеологию, правосознание и, наконец, науку. Исторически процесс такой дифференциации был весьма дли­тельным.

Каждая форма общественного сознания имеет собственную исто­рию и логику отпочкования, обособления от системы первобытного сознания. По-видимому, ценностные формы сознания (мораль, рели­гия, политическое сознание, правосознание) складывались сначала более интенсивно, получили на первых порах преимущественное развитие по сравнению с формами рационального сознания — с нау­кой и философией. Очевидно, это связано с тем, что в данную эпоху наиболее быстрыми, динамичными и множественными, прямо воз­действующими на сознание были изменения не в формах деятельнос­ти, а в системе социальных связей и отношений, функционирование которых обеспечивается именно ценностной сферой сознания.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. В. М. Найдыш Концепции современного естествознания (1)

    Учебник
    Естествознание, являясь основой всякого знания, всегда оказывало на развитие гуманитарных наук значительное воздействие своими методами, методологическими и мировоззренческими установками и представлениями, образами и идеями.
  2. Найдыш В. М. Концепции современного естествознания

    Учебник
    Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным специальностям и направлениям подготовки
  3. Концепции Современного Естествознания (8)

    Документ
    По курсу «Концепции современного естествознания» студенты выполняют контрольную работу. Она выполняется с целью лучшего усвоения материала и одновременно для контроля со стороны преподавателя за ходом самостоятельной работы студентов.
  4. Концепции современного естествознания контрольные работы

    Документ
    По табл. 1, приведенной ниже, следует выбрать задание для самостоятельной работы. Как видно, всего предусмотрено 35 заданий, содержащих по 10 вопросов, по одному из темы.
  5. Концепции современного естествознания (6)

    Реферат
    Абиотические факторы среды – все экологические факторы, относящиеся к неживой природе, совокупность условий неорганической среды, влияющих на организм.

Другие похожие документы..