Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Определение концентрации Ge в эпитаксиальных пленках SixGe1-x/Si методом Оже-спектроскопии. Описание лабораторной работы / Сост. Г.А.Максимов, Д.Е.Ни...полностью>>
'Документ'
Демонстрационный вариант ЕГЭ по химии предназначен для того, чтобы дать представление участнику ЕГЭ и широкой общественности о структуре контрольно и...полностью>>
'Документ'
Сюрреалізм – не новий або простіший засіб вираження, це навіть не метафізика поезії: це спосіб цілковитого звільнення духу і всього, що на нього подіб...полностью>>
'Программа'
История отечественного государства и права: Программа и учебно-методические материалы по специальности 021100 – Юриспруденция. – Красноярск: Филиал С...полностью>>

И. А. Кудряшов теория языка учебное пособие

Главная > Учебное пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

КАФЕДРА РУССКОГО ЯЗЫКА И ТЕОРИИ ЯЗЫКА

И.А. КУДРЯШОВ

ТЕОРИЯ ЯЗЫКА

Учебное пособие на модульной основе

с диагностико-квалиметрическим обеспечением

для студентов 1 курса филологических факультетов вузов

РОСТОВ-НА-ДОНУ

2008

Содержание

Модуль 1. Принципы и аксиомы теории языка……………….

УЭ.1.1. Определение аксиом языка К. Бюллером……………

У.Э. 1.2. Семиотическая сущность языка……………………..

У.Э. 1.3. Социальная дифференциация языка…………………

Модуль 2. Современное состояние лингвистической науки….

УЭ. 2.1. Парадигмы современной лингвистики……………….

УЭ. 2.2. Современный семантический синтаксис……………..

УЭ. 2.3. Современная функциональная стилистика…………..

Тестовые задания к модулям 1-2……………………………….

Рекомендуемая литература……………………………………..

3

4

8

14

20

21

25

26

33

46

Модуль 1. Принципы и аксиомы теории языка

Нормативное время для изучения модуля:

лекции – 6 часов

практические занятия – 4 часа

самостоятельная работа студента – 6 часов

Общие цели модуля

После изучения данного модуля вы сможете:

  • назвать основные принципы для теории языка;

  • охарактеризовать существующие точки зрения на эволюцию соотношения бытия, мышления и языка, которая задает генеральное на­правление развития общей теории языка с античности до наших дней;

  • охарактеризовать универсальные категории языка;

  • назвать отличительные признаки искусственных языков;

  • охарактеризовать взаимосвязь языка и мышления, языка и общества.

Частные цели модуля

  • охарактеризовать внешние и внутренние стимулы развития языка;

  • охарактеризовать основные социальные формы существования конкретных языков;

  • дать определение литературному языку;

  • указать мертвые языки.

 Перечень учебных элементов модуля

Учебный элемент 1.1: Определение аксиом языка К. Бюллером.

Учебный элемент 1.2: Семиотическая сущность языка.

Учебный элемент 1.3: Социальная дифференциация языка.

К

УЭ 1.1

УЭ 1.2

УЭ 1.3

арта модуля:

Учебный элемент 1.1: Определение аксиом языка К. Бюллером.

 Цели учебного элемента 1.1: Определение аксиом яхыка К. Бюллера

После изучения данного учебного элемента Вы сможете:

  • назвать и охарактеризовать принципы философичности, психологичности, ло­гистики, социальности, языковой универсально­сти;

  • выявлять взаимосвязь философских, психологических и социальных компонентов тео­рии языка.

  • характеризовать указательное поле и поле символов (по К. Бюллеру).

Еще К. Бюлер определил, что ТЕОРИЯ ЯЗЫКА – наука аксиоматическая. В книге «Теория языка» Бю­лер ставил своей задачей определить аксиомы, или принципы, лежащие в основе совокупности всех ис­следований, объектом которых является язык, и опре­деляющиеся сущностными характеристиками языка. Одна из основных идей Бюлера - идея принципиально единой структуры всех языков, что позволяет выде­лить некоторые необходимые характеристики языка вообще («языка в единственном числе», как выразился Бюлер). Их совокупность представляет собой «кон­цептуальный каркас», в рамках которого можно было бы сравнивать конкретные языки. Уже в 1934 г. Бюлер проницательно определил признаки движения «на­встречу новому взлету сравнительного языковедения – некой фазе универсального сравнения человеческих языков» [Булыгина, Леонтьев, 1993: 2].

Основными принципами для теории языка мож­но считать сформировавшиеся к настоящему времени принципы философичности, психологичности, ло­гистики, социальности, языковой универсально­сти. Из последней вытекают принципы типологизации, структурирования, перевода явлений языка и ре­чи в формальные модели. Основными, базовыми приемами для теории языка являются анализ и син­тез, методы дедукции (от общего к частному) и индукции (от частного к общему). Рассмотрим их под­робнее.

Тесным образом взаимосвязаны философские, психологические и социальные компоненты тео­рии языка. Философский компонент теории языка обусловлен и предопределен функционированием языка в мире, ибо возникновение и существование языка неразрывно связано с возникновением и существованием человека, а философский компонент начи­нает формироваться с тех пор, как человечество начи­нает пытаться осмысливать самоё себя.

«Представления о языке неотделимы от пред­ставлений об отношении человека к миру в ту или иную эпоху, от характерного для нее миропонимания. Эволюция общей теории языка, рассматриваемого в координатах мира и человека, бытия и мышления, от­ражает осознание растущей автономности человека с его внутренним миром и развивающимся самосозна­нием по отношению к познаваемой вселенной, с одной стороны, и последующее осознание растущей авто­номности языка по отношению к мышлению – с дру­гой» [Зубкова, 2002: 14].

Безусловно, язык имеет и собственные, прису­щие только ему особенности, не связанные напрямую с обществом. Тем не менее, «описание самостоятель­ности языка происходит постепенно вместе с измене­нием понимания мира и человека и отношения чело­века к миру. Вполне закономерно, что вторичность языка по отношению к бытию была осознана раньше, чем его зависимость от мышления, а влияние языка на мышление было замечено до того, как утвердилось представление об определяющей роли языка в члене­нии и восприятии человеком действительности.

Указанной эволюцией взглядов на соотношение бытия, мышления и языка задается генеральное на­правление развития общей теории языка с античности до наших дней. В частности, в соответствии с измене­нием взглядов на соотношение бытия, мышления и языка эволюционирует и представление о функциях языка по отношению к бытию и мышлению. Первона­чально в языке видят совокупность имен вещей и, следовательно, средство обозначения вещей, затем – средство выражения и передачи универсальной мысли. Только потом язык предстает как средство образования идей и, наконец, как средство членения и восприятия бытия, причем у каждого народа свое» [Зубкова, 2002: 19]. Итак, складывается следующая цепочка зависимостей:

вещи (реальный мир) – мысль – идеи – бытие.

В соответст­вии с этим теория языка базируется на философии, ло­гике, психологии.

«Постепенно – лишь по мере обретения челове­ком самостоятельности по отношению к природе, по мере роста его самосознания – в общей теории языка осознается, что триединство мира, человека и языка реализуется в единстве общего, особенного и отдель­ного. Поскольку человек – это и представитель рода, и представитель этноса, и самосознающий себя инди­вид, постольку различаются всеобщий человеческий язык (в отличие от языка животных), язык данного эт­носа (в отличие от других племенных и национальных языков), язык данного индивида (в отличие от языков иных членов той же этнической общности). Вследст­вие этого и мир в языковом отражении тоже много­слоен: мировидение человека вообще отличается от отражения действительности у животных, мировиде­ние данной нации отличает ее от других наций, мировидение данного индивида выделяет его среди осталь­ных индивидов» [Зубкова, 2002: 15].

К. Бюлер в качестве универсальных категорий языка называет указательное поле и поле символов. Бюлер писал: «Наше главное утверждение: в языке есть лишь одно-единственное указательное поле, се­мантическое наполнение указательных слов привязано к воспринимаемым указательным средствам и не об­ходится без них или их эквивалентов. Способы указа­ния разнообразны:

1) наглядное указание, указатель­ные слова;

2) употребление указательных слов анафористически (анафора – вынесение, отнесение; когда одно слово, понятие называется через другое) в речи, отвлекающейся от ситуации;

3) дейксис (греч. Deixis – указание) к воображаемому (Deixis am Phantasma).

Но с феноменологической точки зрения будет верным те­зис о том, что указательный палец, естественное ору­дие наглядной демонстрации, всё же заменяется дру­гими вспомогательными средствами указания, и эта замена происходит уже в разговоре о присутствующих вещах. Ведь функция, выполняемая им и его эквива­лентами, никогда не исчезает полностью и не вытес­няется, даже в таком наиболее примечательном и ти­пично языковом способе указания, каким является анафора. Этот вывод – главное звено нашего учения об указательном поле языка» [Бюлер, 1993: 75]. Со­временными языковедами дейксис признаётся «уни­версальным свойством языка, хотя виды и способы выражения дейксиса в различных языках варьируют» [Виноградов, 1990: 128]. Из идей Бюлера следует то, что указательность, указательное поле языка, система «здесь - теперь - я» является также универсальным свойством речи, так как «обычно слова не функциони­руют как показатель момента; напротив, они отвлекают наше внимание от того звукового материала, из которого состоят, и от случайных обстоятельств, со­путствующих их произнесению. Их произнесение не используется в речевом общении ни как показатель момента, ни как показатель места. Каждое из указательных слов «здесь», «сейчас», «я» требует: взгляни на меня как на звуковой феномен и восприми меня как показатель момента (первое); как показатель места (второе); как показатель отправителя, или характери­стику отправителя (третье). Следует просто прими­риться с некоторой системой координат «субъектив­ной ориентации», во власти которой находятся и будут находиться все участники общения. Каждый из них хорошо ориентируется в своей системе координат и понимает поведение другого» [Бюлер, 1993: 95]. Бодрствуя, отправитель и получатель постоянно суще­ствуют в системе ориентации «"здесь - теперь - я" и в опоре на нее понимают жесты и другие средства на­глядного указания. А дейксис к воображаемому ис­пользует, если при номинации прибегают к «перенесе­нию»; то же указательное поле и те же указательные слова, как в случае наглядного указания» [Бюлер, 1993: 136].

Помимо указательного поля языка, Бюлер назы­вает поле символов, включающее назывные слова, хо­тя и затрудняется четко определить его суть. Пред­ставляется, это происходит из-за того, что указатель­ное поле в достаточной степени вбирает в себя и поле символов.

Учебный элемент 1.2: Семиотическая сущность языка.

Цели учебного элемента 1.2:

После изучения данного учебного элемента Вы сможете:

  • выделять искусственные и естественные языки;

  • определять специфику познания языка через речь;

  • охарактеризовать дихотомию «язык – мышление»;

  • охарактеризовать дихотомию «язык – общество».

Естественный человеческий язык (в оппозиции к искусственным языкам и языку животных) – основной объект изучения языкознания – как язык вообще, язык как определенный класс знаковых систем; это абст­рактное представление о едином человеческом языке, средоточии универсальных свойств всех конкретных языков; как конкретный, так называемый этнический, или «идиоэтнический», язык – некоторая реально су­ществующая знаковая система, используемая в некотором социуме, в некоторое время и в некотором про­странстве. Конкретные языки – это многочисленные реализации свойств языка вообще.

Язык вообще есть естественно возникшая на оп­ределенной стадии развития человеческого общества и закономерно развивающаяся семиотическая (знаковая) система, обладающая свойством социальной предна­значенности, – это система, существующая прежде всего не для отдельного индивида, а для определенно­го социума. Кроме того, на эту знаковую систему на­ложены ограничения, связанные с ее функциями и ис­пользуемым субстанциальным (звуковым) материалом [Кибрик, 1983].

Все языки могут быть разделены на естествен­ные и искусственные (и частично искусственные). Первые, называемые также «повседневными», «разго­ворными», «обычными» и т. п., складываются стихий­но и постепенно. История каждого такого языка неот­делима от истории народа, владеющего им. Живых языков в социально признанном смысле насчитывает­ся от 3 до 7 тысяч – колебания связаны не только с не­полнотой инвентаризации конкретных языков, но и с различиями в принципах их разграничения, особенно между разными языками и диалектами одного языка.

Наряду с естественными языками уже давно су­ществуют искусственные языки – особые языки, сконструированные по определенному плану для оп­ределенных целей, например, для общения с машиной при автоматической обработке информации в компь­ютере или для международного общения. Таковы, на пример, языки математики, логики, алгоритмические языки программирования, шифры и т. д. Языки есте­ственных и гуманитарных наук относятся к частично искусственным. Одна из особенностей искусственных языков состоит в строгой определенности их словаря, синтаксиса и семантики. Во многих случаях эта осо­бенность оказывается несомненным преимуществом таких языков в сравнении с естественными языками, аморфными как со стороны словаря, так и со стороны правил образования и значения. Искусственные языки генетически и функционально вторичны по отноше­нию к естественному языку: первые возникают на базе второго и могут функционировать только в связи с ним.

Как отмечает А.Е. Кибрик, семиотическая, зна­ковая сущность языка состоит в установлении соот­ветствия между универсумом значений (всем мысли­мым мыслительным содержанием всех возможных высказываний) и универсумом звучаний (совокупно­стью потенциально возможных речевых звуков).

Путь познания языка через речь часто приводил или к неразличению языка и речи, или, напротив, к игнорированию самой речи (речевой деятельности) и ее фундаментального влияния на собственно язык. Между тем понимание принципиального противоре­чия между конечностью языка (как устройства, меха­низма, системы) и его бесконечным использованием в бесконечно разнообразных речевых ситуациях имеет далеко идущие последствия для правильного понима­ния природы языка, поскольку это противоречие пре­одолевается прежде всего в самом языке, в принципах его устройства: все элементы языковой структуры адаптированы к их использованию в речи [Кибрик, 1983].

Язык и мышление – два неразрывно связанных вида общественной деятельности, отличающихся друг от друга по своей сущности и специфическим призна­кам Мышление и язык – две предполагающие друг фуга стороны процессов познания и общения. Язык участвует не только в выражении мысли, но и в самом ее формировании. Нельзя противопоставлять «чис­то», внеязыковое мышление и его «вербализацию», последующее выражение в языке. «Мышление – выс­шая форма активного отражения объективной реаль­ности, целенаправленное, опосредованное и обобщен­ное познание существенных связей и отношений предметов и явлений. Оно осуществляется в различ­ных формах и структурах (понятиях, категориях, тео­риях), в которых закреплен и обобщен познаватель­ный и социально-исторический опыт человечества» [Философский энциклопедический словарь, 1983]. Процессы мышления проявляются в трех основных видах, выступающих в сложном взаимодействии, – практически-действенном, наглядно-образном и сло­весно-логическом. «Орудием мышления является язык, а также другие системы знаков (как абстракт­ных, например, математических, так и конкретно-образных, например, язык искусства)» [Философский энциклопедический словарь, 1983]. Язык – это знако­вая (в своей исходной форме звуковая) деятельность, обеспечивающая материальное оформление мыслей и обмен информацией между членами общества. Мыш­ление, за исключением его практически-действенного вида, имеет психическую, идеальную природу, между тем как язык – это явление по своей первичной приро­де физическое, материальное.

А.С. Мельничук отмечает, что выяснение степе­ни и конкретного характера связи между языком и мышлением составляет одну из центральных проблем теоретического языкознания и философии языка с са­мого начала их развития. В решении этой проблемы
обнаруживаются глубокие расхождения – от прямого
отождествления языка и мышления (Ф.Э. Шлейермахер, И.Г. Гаман) или их чрезмерного сближения с преувеличением роли языка (В. фон Гум­больдт, Л. Леви-Брюль, бихевиоризм, неогумбольдтианство, неопозитивизм) до отрицания непосредствен­ной связи между ними (Ф.Э. Бенке) или, чаще, игно­рирования мышления в методике лингвистических ис­следований (лингвистический формализм, дескриптивизм) [Мельничук, 1990: 606].

В традициях русского языкознания взаимоотно­шение языка и мышления рассматривается как диалек­тическое единство. Язык является непосредственной материальной основой мышления, только в его сло­весно-логическом виде. Однако язык и мышление не тождественны, прямого соответствия между единица­ми мышления и соотносительными с ними единицами языка нет: в одном и том же языке одна мысль или ее компонент – понятия и представления – могут быть оформлены разными предложениями, словами или словосочетаниями, а одни и те же слова могут быть использованы для оформления разных понятий и представлений. Кроме того, служебные, указательные и т. п. слова вообще не могут обозначать понятий или представлений, но, например, побудительные, вопро­сительные и подобные предложения рассчитаны толь­ко на выражение волеизъявления и субъективного от­ношения говорящих к каким-либо фактам. Таким об­разом, каждая из сторон единства, составляемого язы­ком и мышлением, относительно самостоятельна и об­ладает специфическими законами.

Известно, что в ходе исторического развития языка и мышления характер их взаимодействия не ос­тался неизменным. На начальных этапах развития общества язык, развивавшийся в первую очередь как средство общения, вместе с тем включался в процессы мышления, дополняя два первоначальных его вида – практически-действенный и наглядно-образный – новым, качественно высшим видом словесно-логического мышления и тем самым активно стиму­лируя развитие мышления вообще. Развитие письмен­ности усилило воздействие языка на мышление и на саму интенсивность языкового общения, значительно увеличило возможности языка как средства оформле­ния мысли. В целом же по мере развития мышления во всех его видах постепенно усиливается его воздейст­вие на язык, сказывающееся главным образом в рас­ширении значений слов, в количественном росте лек­сического и фразеологического состава языка, отра­жающем обогащение понятийного аппарата мышле­ния, и в уточнении и дифференциации синтаксических средств выражения смысловых отношений [Мельничук, 1990: 607].

Свою орудийно-знаковую сущность язык прояв­ляет в коммуникативной функции. Благодаря этому коммуникация становится важнейшим механизмом становления индивида как социальной личности, про­водником установок данного социума, формирующих индивидуальные и групповые установки. Будучи со­циальным процессом, коммуникация служит форми­рованию общества в целом, выполняя в нем связую­щую функцию.

Коммуникация складывается из коммуникатив­ных актов (единица коммуникации), в которых участ­вуют собеседники, порождающие высказывания (тексты) и интерпретирующие их. Начальный и за­ключительный этапы коммуникации средствами на­ционального языка (порождение и интерпретация тек­ста, понимание) восходят к механизмам внутренней речи, ее глубинным структурам на уровне УПК (универсально-предметный код мышления, по Н.И. Жинкину), где национально-языковая специфика нейтрализована общечеловеческими схемами смысло-образования. Напротив, в поверхностных структурах собственно коммуникации эксплицируется высказы­вание (текст), где все составляющие образуют нацио­нально-языковой вербализованный продукт, призван­ный информировать о каких-либо идеях, интересах, эмоциях собеседников. В коммуникацию при непо­средственном общении собеседников входят и не­вербальные компоненты, например, жесты, мимика и т. п. Коммуникация в любом случае обусловлена экст­ралингвистическими факторами (ситуативная кон­кретность, пресуппозиция, национально-культурная традиция). Коммуникация может осуществляться средствами вторичных семиотических систем («языки наук», музыкальная нотация, правила игр, азбука Мор­зе, языки программирования) или же средствами «первичных знаков» (пантомима, система жестов). Понятие «коммуникация» используется также в тео­рии информации, в исследованиях, разрабатывающих проблему «искусственного интеллекта», решающих задачи создания диалоговых систем «человек - ком­пьютер». При этом коммуникация понимается как синоним общения.

Язык и общество – одна из центральных про­блем современной лингвистики, связанная с исследо­ванием общественного характера возникновения, раз­вития и функционирования языка, природы его связей с обществом, его социальной дифференциации в соответствии с разделением общества на классы, слои и группы, социальных различий в использовании языка, функционального многообразия языка в связи с многообразными сферами его применения, взаимоотношения языков в дву- и многоязычных обществах, условий приобретения одним из языков функций средства межнационального общения, формы сознательного воздействия общества на язык и т.п. [Красных, 1001].

Существует непосредственная связь между возникновением языка и возникновением человеческого общества, совместной деятельности людей.

Во взглядах на природу и характер связей языка и общества между учеными нет единства. Одни из них считают, что развитие и существование языка полностью детерминировано развитием и существованием общества (например, Французская социологическая школа), другие – что язык развивается и функциони­рует по своим собственным законам и попытки объяс­нить языковые факты социальными причинами – лишь свидетельство «краха лингвистической методологии» (Е. Курилович). Американские и некоторые западноевропейские лингвисты разделяют гипотезу Сепира -Уорфа, согласно которой специфика языка обусловливает специфику духовной культуры данного общества [Крысин, Швейцер, 1990: 607].

Рефлексивная анкета

1. Что оказалось для Вас наиболее трудным в данном учебном элементе?

  1. Какие главные результаты Вам удалось получить при изучении данного учебного элемента?

  2. Как и благодаря чему Вы достигли этих результатов?

Учебный элемент 1.3: Социальная дифференциация языка

Цели учебного элемента 1.3: Социальная дифференциация языка

  • определить характер внутренних и внешних стимулов развития языка;

  • назвать социальные формы существования конкретных языков;

  • выявлять специфику логического принципа анализа языка.

Отечественные лингвисты различают внутрен­ние и внешние стимулы развития языка и социальные факторы. Внеязыковые социальные факторы влияют па язык не прямо, а опосредованно; они могут уско­рять или замедлять ход языковой эволюции, но не мо­гут изменять ее направление (Е.Д. Поливанов).

Одна из форм влияния общества на язык – соци­альная дифференциация языка, которая обусловле­на социальной неоднородностью общества; такова дифференциация многих современных развитых на­циональных языков на территориальные и социальные диалекты, выделение литературного языка как соци­ально и функционально наиболее значимого языково­го образования, существование в некоторых общест­вах «мужского» и «женского» вариантов языка и т. п. Другая форма связи языка с обществом – обусловлен­ность использования языковых средств социальными характеристиками носителей языка (возрастом, уров­нем образования, профессией и др.), социальными ро­лями участников коммуникации, ситуацией общения. Поскольку сферы использования языка многообразны и специфичны (ср. науку, производство, средства мас­совой информации, нужды делового общения и т. п.), в языке вырабатываются своеобразные функциональ­ные стили – свидетельство зависимости языка от по­требностей общества.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс дпп. Ф. 01. Теория языка Специальность 050301 Русский язык и литература умк принят в фонд учебно-методического управления пи юфу

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс по Теории языка является одним из основных составляющих основной образовательной программы специальности 050301 «Русский язык и литература» и составлен для студентов 5 курса факультета лингвистики и словесности ПИ ЮФУ.
  2. Прайс-лист 2011 учебники и учебные пособия

    Учебники и учебные пособия
    Федеральное государственное образовательное учреждение «Учебно-методический центр по образованию на железнодорожном транспорте» (ФГОУ «УМЦ ЖДТ») осуществляет выпуск учебников, учебных пособий, учебных иллюстрированных пособий (альбомов),
  3. Учебная литература 2000-2008

    Литература
    Alma mater = Альма матер : учебное пособие / ПГУПС. Каф. "Иностранные языки" ; сост.: Т. Г. Боголюбова, М. В. Петрова ; ред. И. Д. Фадеева. - СПб.
  4. Учебники и учебные пособия учебные иллюстрированные пособия (альбомы)

    Учебники и учебные пособия
    Федеральное государственное образовательное учреждение «Учебно-методический центр по образованию на железнодорожном транспорте» (ФГОУ «УМЦ ЖДТ») осуществляет выпуск учебников, учебных пособий, учебных иллюстрированных пособий (альбомов),
  5. Современной российской литературе, классической русской литературе, истории, образованию, учебным пособиям, искусству и другим

    Книга
    MK11- 1-bz Баумволь Р. Друг в корзинке, обл., 15 стр., 2009 год, 978-5-91678-014-7, Москва, издательство ЛомоносовЪ; серия Маленькие сказки. Книжки серии "Маленькие сказки" взрослые и дети читают вместе.

Другие похожие документы..