Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
«Потеря себя», чувства «заброшенности», «пустоты», «ненужности», «потерянности», зависти к «умеющим жить»… Такое я часто слышу в своем кабинете психо...полностью>>
'Доклад'
Основу экономики Жохсогонского наслега составляет сельское хозяйство. Главная отрасль – животноводство: мясомолочное скотоводство, мясное табунное ко...полностью>>
'Лекция'
Испокон веков “описанием” вариативных явлений сознания людей занимаются многочисленные научные дисциплины. Предметом философского анализа становится ...полностью>>
'Внеклассное мероприятие'
Внеклассное мероприятие по природоведению для 4 класса. КВН " Знатоки природы"Учитель: Ребята, кто из вас знает адрес, по которому проживает...полностью>>

План лекций история канона свящ книг Ветхого Завета История оригинального текста Ветхого Завета

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ПЛАН ЛЕКЦИЙ

  1. История канона свящ. книг Ветхого Завета

  2. История оригинального текста Ветхого Завета

  3. История прерводов Ветхого Завета

1.Понятие о библейской исагогике. Задачи, история и деление науки.

Наука о Священном Писании, к изучению которой мы приступаем, называется Введением в священные книги Ветхого Завета, или Библейской Исагогикой (от греч.  — введение).

Соответственно своему названию, Введение сообщает нам вводные или предварительные сведения о священных книгах и тем самым отличается по своему содержанию от других наук о Священном Писании: Библейской Экзегетики, или толкования священных книг, и Библейской Герменевтики, излагающей правила толкования.

Важность и необходимость изучения исагогических сведений о священных книгах, как первого условия в подготовке к выяснению и истолкованию истинного смысла, содержащегося в них, объясняются прежде всего глубокой древностью Священного Писания. Первые читатели священных ветхозаветных книг, несомненно, понимали их без особого труда, подобно тому, как и мы понимаем произведения современных нам авторов, написанные на отечественном языке и излагающие более или менее известные нам события. Точно также совершенно понятны были древнейшие из ветхозаветных книг, их первым читателям, которые были очевидцами многих описываемых в них событий или жили в близкое к ним время.

Но с течением времени язык, на котором первоначально были написаны священные ветхозаветные книги, стал мёртвым языком; с постепенным введением нового строя жизни, религиозного, общественного и семейного, стали предаваться забвению прежние обычаи, законы и нравы, и живая память о древних событиях и предметах, о которых повествуется или упоминается в Библии, изгладилась. Теперь мы уже не можем обойтись без сложного приготовления к пониманию священных книг. Мы должны изучить исторические обстоятельства происхождения ветхозаветных писаний, выяснить, как они сохранились до наших дней, кто их авторы и составители, каково их содержание и каким образом оно раскрывается, что имеется в нашем распоряжении для их истолкования и т.п.

1.Источники и история науки

Данные для решения исагогических вопросов о священных книгах содержатся прежде всего в самой Библии, в том числе в неканонических частях её, затем в иудейском талмудическом предании, сочинениях Иосифа Флавия, Филона, в творениях св. отцов и учителей Церкви. Из последних особенно следует отметить библейско-богословские труды Оригена († 254), св. Афанасия В. († 373), блаж. Иеронима († 420) и блаж. Августина († 430), сообщающие богатый и весьма ценный материал для исагогической науки. В отеческий период появились и первые собственно исагогические сочинения, носящие соответствующее название.

Термин "Введение" () впервые употребил в наименовании своего труда сирийский монах Адриан († 440), принадлежащий к Антиохийской экзегетической школе и писавший по-гречески: «» "Введение в божественные писания". Это название в приложении к изучаемой науке не только сохранилось до нашего времени, но и находится в преимущественном употреблении у христианских богословов, хотя в древности было и другое название: "Синопсис" (у св. Афанасия и Иоанна Златоуста).

В сочинении монаха Адриана в сущности излагаются и объясняются идиомы еврейского языка; в нём собраны и пояснены многочисленными, удачно подобранными, примерами гебраизмы греческого текста Ветхого и Нового Завета с целью сделать этот текст вполне понятным для читателя. Из Антиохийской же школы вышло другое важное исагогическое произведение святоотеческого времени, принадлежащее Юнилию Африкану (ум. в 522 г. в Константинополе): De partibus divine logis. В первой книге своего труда Юнилий рассматривает виды речи (речь историческая, приточная, дидактическая) и даёт правила для их истолкования, во второй книге он излагает библейскую догматику. В том же VI м веке на Западе Кассиодор († 570) написал две книги "De institutione divinare", которые он сам называет "libri introductorii", т.е. книги содержащие Введение в Священное Писание. В них Кассиодор сначала перечисляет все священные книги с указанием главнейших, преимущественно западных толкований, предлагает вспомогательные средства для понимания текста Свящ. Писания, затем сообщает некоторые понятия о разделении и каноне библейских книг и даёт руководство относительно переписки Библии и устранения вкравшихся в текст неисправностей.

Нетрудно заметить, что в трудах святоотеческого времени, даже тех, которые имеют исагогическое направление, значительное место занимает материал герменевтический, догматический, экзегетический и т.п. и это объясняется тем, что основное внимание отцов и учителей Церкви было направлено на содержание Библии, на раскрытие и ограждение от еретических искажений церковных догматов; сообщение же исагогических сведений имело целью подготовить читателя Свящ. Писания к правильному пониманию смысла библейского текста.

За тысячелетний период средневековья, проистекший со времени появления трудов святоотеческого времени, Библейская Исагогика в своём развитии не продвинулась ни на шаг. Прологи, предварявшие иногда отдельные священные книги в написанных в это время библейских кодексах, большей частью заимствованы из творений св. отцов.

В эпоху гуманизма и реформации Библейская Исагогика вновь начала разрабатываться быстрыми темпами, в связи с появлением протестантства и распространением в западно-европейском обществе отрицательно-критических воззрений на предметы христианской веры. Разработка исагогических вопросов с этого времени приняла историко-критический и полемический характер. Если в отеческий период сообщение исагогических сведений имело целью дать пособие к пониманию священных книг, то в новейшее время для богословов ортодоксального направления к этой задаче присоединилась и другая, апологетическая, — необходимость защищать божественный авторитет Священного Писания от нападок рационалистической критики, пытающейся низвести св. Библию на степень обыкновенных человеческих произведений. Отсюда для всякого православного христианина, и особенно студента и богослова, должно быть ясно, насколько необходимо и важно для него знакомство с Библейской Исагогикой для того, чтобы быть твёрдо уверенным в древности, боговдохновенности и неповреждённости св. Библии и со спокойной душой приступать к её изучению.

Богословская литература западных христианских исповеданий очень богата трудами по Библейской Исагогике. Русские исагогические труды начали появляться в XIX в., особенно после учреждения духовных академий: Петербургской, Московский и Казанской. К ним прежде всего следует отнести следующие учебные руководства:

  1. Митр. Амвросия: "Краткое руководство к чтению книг Ветхого и Нового Завета". М., 1841 г.;

  2. Митр. Макария: "Введение в Православное Богословие". Изд. 1 7, СПб., 1847-1913. В отделе "О Священном Писании" здесь рассматриваются вопросы истории, достоверности и боговдохновенности свящ. книг;

  3. Свящ. В. Смарагдова: "Пособие к доброму чтению и слушанию Слова Божия", СПб. 1869;

  4. Митр. Арсения: "Введение в священные книги Ветхого Завета", Киев, 1873;

  5. Проф. А. Олесницкого: "Руководственные о Священном Писании Ветхого и Нового Завета сведения из отцов и учителей Церкви. Киев, 1894 г.

Все перечисленные труды обнимают главным образом вопросы Частного Введения и составлены преимущественно по образцам святоотеческого времени, поэтому они представляют собой науку Введения в том виде, в каком она была в отдалённый патристический период и не отвечают на многие вопросы, поставленные перед православной Исагогикой обстоятельствами нового времени.

На рубеже XIX-XX го вв. в России начали появляться исагогические труды с более высокой научной эрудицией.

В шести выпусках "Библейской науки" еп. Михаила (Тула, 1897-1903) многие ветхозаветные книги обозреваются на высоком для того времени научном уровне, особенно Пятикнижие и учительные книги. Из Общего Введения здесь помещена история толкования (в 1 м вып.).

В магистерской диссертации Н. Дагаева: "История ветхозаветного канона" (СПб., 1898) обобщены результаты предшествующих научных изысканий в объёме данного раздела Общего Введения.

В капитальном труде проф. И. Корсунского: "Перевод 70 ти, его значение в истории греческого языка и словесности (Серг. Лавра, 1898), имеющем филологическое направление, собрано много общих сведений о переводе 70 ти толковников.

Особенно же важны для нас исагогические исследования проф. А.П. Юнгерова: "Общее Историко-критическое Введение в священные ветхозаветные книги" (Казань, 1902, 2 е изд., 1910) и "Частное Введение..." (Казань, 1907). Это наиболее полный в русской богословской литературе исагогический труд, обнимающий все вопросы Общего и Частного Введения в Ветхий Завет, в котором обобщены результаты научных изысканий в области Библейской Исагогики с древнейших времён до начала ХХ го века.

Многие вопросы Частного Введения обозреваются также в предисловиях к выпускам Толковой Библии (СПб., 1900-1914) и на некоторые книги очень обстоятельно.

Из многочисленных трудов по Библейской Исагогике, появившихся в других православных церквах за последние 100 лет, упомянем здесь только более новые издания, представляющие последнее слово православной исагогической науки:

И. Марковски. Введение в Св. Писание на Ветхий Завет, часть I. Общее Введение, София, 1932. Часть II. Частное Введение. София, 1936. Изд. 2 е, переработанное, София, 1957.

.. 

.. Изд. Библ. Ин-та, Бухарест, 1955.

В современных курсах Введение обычно разделяется на две части: Общее Введение и Введение Частное, или специальное.

В Общем Введении в Ветхий Завет рассматриваются вопросы, относящиеся ко всем вообще священным книгам, а именно:

1) История канона ветхозаветных книг: его происхождение, заключение и дальнейшая судьба;

2) История оригинального текста ветхозаветных священных книг;

3) История переводов священных книг В.3. и

4) История толкования ветхозаветных книг.

В Частном Введении обозреваются и решаются вопросы, относящиеся к каждой в отдельности священной книге, именно: о происхождении, писателе, подлинности, каноничности, историческом достоинстве, богословском учении, состоянии текста.

Вопрос 2.

Понятие о каноне и боговдохновенности

Согласно православно-богословскому учению, канон ветхозаветных книг — это сборник боговдохновенных писаний, унаследованный Христианскою Церковью от иудейской церкви, содержащий в себе Слово Божие, возвещенное ветхозаветному Израилю чрез боговдохновенных мужей.

Слово "канон" происходит, по мнению одних, от греческого  по мнению других, от еврейского кане и в своём первоначальном и собственном смысле обозначает трость, палку, отвес или шнур, т.е. вообще прямую меру измерения. С течением времени слово "канон" стало употребляться в переносном значении: у александрийских греческих учёных в смысле — образец, правило: у грамматиков — правила склонений и других грамматических форм; у летописцев — главные исторические моменты или эпохи, у юристов — нравственное или законное правило, предписание; у критиков древней литературы слово "канон" употреблялось в значении каталога, т.е. списка классических произведений.

У священных новозаветных писателей слово  употребляется в смысле нравственного правила, правил жизни: "тем, которые поступают по сему правилу (), мир им и милость" (Гал. 6, 16, ср. Филипп, 3, 16. 2Кор. 10, 13-16). В этом значении слово употреблялось и в святоотеческих творениях (Ириней Лионский. Против ересей, III. II. I. Климент Алекс. Строматы. VI. 15. VII. 16).

Соборные веро- и нравоопределения поэтому обычно назывались в христианской письменности "канонами", как правила веры и жизни.

Принятое у александрийских учёных значение слова  в приложении к сборнику классических произведений у отцов Церкви стало употребляться в отношении к сборнику священных и боговдохновенных книг, являющихся источником веро- и нравоучения. "Как обыкновенную меру (веса, объёма или длины) нельзя произвольно увеличивать или убавлять, чтобы она не потеряла своего измерительного значения, так и собрание канонических боговдохновенных писаний нельзя произвольно изменять прибавлением или отнятием из них чего-либо" пишет св. Иоанн Златоуст (Толк. на Посл. к Филипп. 3, 16).

С понятием о каноне, таким образом, прежде всего, соединяется понятие "О боговдохновенности" ветхозаветных книг, вошедших в канон.

Боговдохновенность ветхозаветных канонических книг имеет основания в свидетельствах Священного Писания В. и Н. Завета и христианской церкви. Сами священные ветхозаветные писатели нередко говорили о том, что они "записывали в книгу" выдающиеся исторические события, или пророчества по ведению Божию. Так, Моисей, получал повеление от Господа записать в книгу историю войны евреев с амаликитянами (Исх. 17, 14), перечисление станов еврейских во время 40 летнего странствования (Числ. 33 гл.). Пророки: Аввакум (2, 2), Исаия (8, 1), Иеремия (36) и Даниил (12, 4) получали от Господа повеление записать в книгу, а иногда и в присутствии особых "свидетелей" (Ис. 8, 1), пророчества о будущих событиях.

Соответственно этим повелениям Божиим, дававшимся священным писателям, писания последних носят и особые наименования. Так, писания Моисея называются "книгой завета Господня", или "книгой словес Господних" (Исх. 24, 4, 7), или "закона Господня" (И.Нав. 24, 26), или прямо "книгой Господней" (Ис. 34, 16). Пророческие писания обычно надписываются и называются обычно "словом Господним" или "ведением Господним". Начинаются пророческие книги обычно словами: "так говорит Господь". Эти и многие другие подобные ветхозаветные свидетельства объяснимы лишь из признания ветхозаветных священных книг боговдохновенными писаниями.

Такое понимание подтверждается множеством новозаветных свидетельств. Так, Иисус Христос говорит о Давиде: "той бо Давид Духом рече Святым: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене" (Марк. 12, 36 = Пс. 109, 1). Согласно с учением Иисуса Христа, апостолы признавали ветхозаветных священных писателей лицами боговдохновенными. Ап. Петр говорит: "Дух Святой устами Давида предрек в Писании об Иуде, бывшем вожде тех, которые взяли Иисуса" (Деян. 1, 16 — Пс. 40, 10). Ап. Павел свидетельствует, что Дух Святой через пророка Исаию изрек пророчество об ослеплении иудеев (Деян. 28, 25 — Ис. 6, 9); тоже говорит он и о всех пророках:

"Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках..." (Евр. 1, 1). И по учению ап. Петра, ветхозаветные писатели произносили и писали свои пророчества, находясь под осенением Святого Духа: "всяко книжное пророчество по своему сказанию не бывает; ни бо волею бысть когда человеком пророчество, но от Святого Духа просвещаеми глаголаша святии Божий человецы" (2Петр. 1, 20), Наконец св. ап. Павел, в послании к Тимофею обобщает все частные новозаветные свидетельства о боговдохновенности ветхозаветных священных книг: "Ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение", — обращается он к Тимофею, и далее продолжает: "Все писание  боговдохновенно и полезно, для научения, для обличения, для исправления, для наставления в правде..." (2Тим. 3, 15 16). Под боговдохновенным писанием, апостол, без сомнения, разумеет все священные ветхозаветные канонические книги, на которых с детства воспитывался св. Тимофей.

Отцы церкви, согласно учению Иисуса Христа и апостолов, также всегда признавали ветхозаветные канонические книги боговдохновенными и, исходя из этого взгляда, писали свои толкования на них. На Соборах Лаодикийском, Карфагенском, Иппонском и др. утвержден тот же взгляд о боговдохновенности священных книг, вошедших в канон.

История происхождения и заключения ветхозаветного канона.

Начало канонизации священных ветхозаветных книг положено в глубокой древности. Подобно тому, как все народы древности сохраняли свои священные писания в храмах, тот же самый обычай существовал и у евреев. Моисей вручил написанную им "книгу закона" священникам из колена Левина и повелел им положить её "Одесную Ковчега Завета Господня" и читать её через семь лет, в субботний год, в дни праздника Кущей (Вт. 31, 9, 26 27). Таким образом, сам Моисей положил основание канону. Выделив написанную им книгу и поместив её для хранения рядом с Ковчегом Завета — величайшей святыней Израиля, он тем самым подал пример особо благоговейного отношения к в. з. священным книгам.

Пример и заповедь Моисея относительно его книги закона влияли и на последующих священных ветхозаветных писателей. Об Иисусе Навине, преемнике Моисея в управлении еврейским народом говорится, что он поступил подобным же образом: "И вписал Иисус слова сии в книгу закона Божия, и взял большой камень и положил его там под дубом, который возле святилища Господня... да будет он свидетелем против вас, чтобы вы не солгали пред Богом вашим" (Иис. Нав. 24, 26 27). Согласно вышеуказанной цитате, слова, по крайней мере, завещательной речи Иисуса Навина были вписаны в книгу закона Моисея и положены вместе с последнею одесную Ковчега Завета (особенно 23 24 гл. и в частности: 24, 16 25). Из приведенной цитаты видно, что Иисус Навин смотрел на своё писание так же как и Моисей и такое же значение желал придать ему в жизни еврейского народа.

Примеру Моисея и Иисуса Навина последовал и далее пророк Самуил. Помазав Саула царём над Израилем, Самуил написал руководство для него и последующих еврейских царей, о чём читаем в первой книге Царств: "И изложил Самуил народу права царства, и написал в книгу (ба сефер) и положил пред Господом" (1Ц. 10, 25). Упоминаемая здесь "книга" (Сефер), по-видимому была книга Закона, ведённая Моисеем и продолженная Иисусом Навином.

Самуил кладет эту книгу "перед Господом", т.е. во Святилище, где ранее положены были писания Моисея и Иисуса Навина.

Из этих ясных свидетельств можно видеть, что как до Самуила, так и при нём писания Моисея и Иисуса Навина, а затем и самого Самуила хранились перед Господом, т.е. в святилище, и считались богооткровенными и авторитетными в глазах всего еврейского народа. Таковы древние ясные и положительные библейские свидетельства о начале собрания ветхозаветного канона и хранения его.

Последующая история канонизации более поздних по времени происхождения священных книг В.3. заключается в свидетельствах иудейского предания и Священного Писания, не отличающихся уже такою ясностью, как вышеизложенные. Из книги Притчей (25, 1) и из иудейского предания видно, что среди евреев во все времена их самостоятельного существования вплоть до вавилонского плена непрерывно существовал ряд обществ благочестивых и образованных людей, занимавшихся собиранием, хранением и изучением священной ветхозаветной письменности. Особенно важное и ценное свидетельство об этом сохранилось в книге Притчей 25, 1, где сказано: "И это притчи Соломона, которые собрали мужи Езекии, царя иудейского". Из этого свидетельства видно, что во времена царя Езекии существовало благочестивое и образованное общество, собравшее притчи, вошедшие в последнюю часть книги Притчей Соломона, т.е. после 24 й главы. Соответственно предмету занятий благочестивого общества, современного Езекии, — собиранию, изучению и изданию священной ветхозаветной письменности, — можно думать, что членами этого общества были благочестивые и образованные лица, близкие к благочестивому Езекии. Из таких современников Езекии из Свящ. Писания известны пророки Исаия и Михей, — оба близкие к Езекии (см. Ис. 36 39 гл.; Иерем. 26, 18 20). Этих пророков, превосходящих своих современников по духовным качествам, следует рассматривать, как главных членов этого общества. Об именах и личностях других его членов конкретных свидетельств не сохранилось.

Это краткое свидетельство книги Притчей (25, 1) пополняется иудейским преданием (записанным в Талмуде и в др. древнееврейских произведениях), согласно которому на протяжении иудейской допленной, а также послепленной истории было несколько обществ подобных обществу друзей Езекии: в Талмуде они называются "судебный дом Самуила", "судебный дом Давида", "судебный дом Соломона", "судебный дом Езекии" и т.п., когда речь идёт о допленных обществах.

Достоверность этого предания подтверждается косвенными свидетельствами исторических книг Свящ. Писания В.3., особенно книг Царств и Паралипоменон. Так, из ветхозаветных книг известно, что при пророке Самуиле существовали так называемые "сонмы пророческих сынов" (1Цар. 10, 5, 10; 18, 19 21), т.е. учеников пророков, которые составляли из себя общества благочестивых лиц, — помощников и сотрудников пророков, сподоблявшихся иногда божественных откровений и ревновавших о спасении и религиозном возрождении еврейского народа. Естественно думать, что в число членов обществ, существовавших при Самуиле и Давиде, входили также пророки Ахия, Аддо, Нафан, многие благочестивые священники, старейшины и нравственно — авторитетные лица. Благочестивое общество времён Самуила, можно думать, издало написанные Самуилом книги Судей и Руфь и записи Самуила о царствовании Давида (1Пар. 29, 29) и присоединило писания Самуила к священной книге, обнимавшей писания Моисея и Иисуса Навина.

О Давиде, о современных ему благочестивых лицах в книгах Царств и Паралипоменон говорится, что его советниками были пророки Гад, Нафан (1Ц. 22, 3; 2Ц. 7, 12) и что его окружали, были "близ царя" Давида, многие лица, которые "воспевали слова Божии" как в доме Божием, т.е. в скинии, так и частно перед царём, в "кимвалах, псалтирях, на гуслях" и других музыкальных инструментах. Их было 280 человек. Но из них особенно выделялись Асаф, Еман, Идифун с своим потомством (1Пар. 25, 1 7). В надписаниях псалмов очень многие псалмы приписываются этим людям как псалмопевцам (Пс. 48, 54, 61, 72).

По свидетельству книг Паралипоменон, при Давиде и Соломоне уже существовали сборники псалмов Давида и др. авторов, и псалмы из них "воспевались единым гласом" многочисленным сонмом левитов, жрецов и певцов, бывших при храме, с припевом из 105 псалма: "исповедайтеся Господеви, яко благ, яко в век милость Его" (Пс. 105, 1; 2Пар. 5, 12 13; 1Пар. 16 и 25 гл.). Изучая и сохраняя существовавший священный кодекс законоположительных и некоторых исторических книг, благочестивое общество современников Давида увеличило его присоединением священных гимнов, обнимающих теперь половину Псалтири, и придало этому сборнику авторитетное достоинство "Слова Божия".

По свидетельству ветхозаветных исторических книг, вокруг Соломона, в первую половину его правления, собирались благочестивые и образованные лица: пророк Нафан, Ефан, Еман, Халкол, Дарда (3Цар. 4, 31), пр. Ахия, (2Пар. 9, 29), жизнеописатель его пророк Иоиль (2Пар. 9, 29), Завуф, сын Нафана, друг царя (3Цар. 4, 5), и другие, в частности, в числе особенно близких к Соломону лиц можно считать, по смыслу библейского текста, также всех "старейшин" и прочих должностных лиц, упоминаемых во 2Цар. 4, 1 6. Члены современного Соломону благочестивого и образованного общества собрали и издали Притчи Соломона, заключающиеся в 1 24 главах книги Притчей.

В Священном Писании и в иудейском предании не сохранилось сведений о деятельности благочестивых обществ при ближайших преемниках Соломона на иудейском и израильском престолах до времен Езекии, царя иудейского. Но исторические ветхозаветные книги упоминают о деятельности в это время многих пророков: Гада, Ахии Силомлянина (3Цар. 14, 1 16), Самея (2Пар. II, 2): Адды (2Пар. 12, 15, 33, 22), двух неизвестных по имени пророков (3Ц. 13 гл.). Все они были современниками Соломона, и его преемников — первых царей разделённого царства: Ровоама и Авии, иудейских, Иеровоама I израильского. Преемниками этих пророков при следующих царях были: Азария, сын Одеда (2Пар. 15, 1 7), Анания прозорливец (2Пар. 16, 7 9), Ииуй, сын Анании (2Пар. 19, 2 3), Иозиил, Елиезер (2Пар. 20, 14 17, 37); Илия и Елисей (3Цар. 17 19; 4Цар. 2 9); Михей, сын Иемвлая (2Пар. 18, 7 28).

О некоторых из этих пророков говорится как о летописцах современных или событий и жизнеописателях царей (Ахия Силомлянин, Иоиль, Самей, Адда), о других (Илия и Елисей) как о руководителях общества пророческих учеников, так. наз. пророческих школ, которые невозможно представить без священных книг.

С VIII го века начинается непрерывное четырехвековое служение 16 ти пророков-писателей, начиная с Амоса и Осии и до Малахии включительно, проходившем служение уже в персидский период, при Артаксерксе Лонгимане в V в. до Р.Х. Здесь уместно вспомнить свидетельство Иосифа Флавия, основанное на древнем иудейском предании, о том, что история иудеев древнейших времен до Артаксеркса Лонгимана — современника Ездры и Неемии, — отличается величайшей исторической достоверностью, потому что все священные, т.е. канонические книги произошли от пророков и находились неизменно под охраною "пророческого предания" (против Аппиона 1, 8). Это "пророческое предание" предполагает, что пророки следили за вновь появлявшимися священными книгами, собирали их в священный кодекс, изучали и хранили их в немалом числе списков. При этом несомненно, что священные книги были распространены во многом числе экземпляров и были предметом изучения для многих благочестивых евреев. Пророкам могли содействовать благочестивые общества, старейшины и священники.

Итак, можно с достоверностью утверждать, что пророки, священники и старейшины были непрерывными хранителями и собирателями священного канона после Соломона до времени Езекии и далее во все дальнейшее время существования израильского и иудейского царств.

Об обществе друзей Езекии, называемом в Талмуде "судебным домом Езекии", его членах и о занятиях уже было сказано выше. По свидетельству Талмуда, дополняющему сообщение книги Притчей, 25, 1, это общество собрало не только несколько глав книги Притчей, но списало или издало всю книгу Притчей, а также книги Екклезиаст, Песнь Песней и книгу пророка Исаии (Бава Батра 15а). Как долго существовало общество друзей Езекии, из Священного Писания и иудейского предания неизвестно. Но несомненно, что при нечестивом преемнике Езекии, царе Манассии, в первую половину его правления, до пленения в Вавилон, если оно существовало, то должно было иметь характер лишь тайного общества, так как в это время пророки и благочестивые лица, возвышавшие голос против нечестия царя, по свидетельству Священного Писания и иудейского предания, наполняли своею кровью Иерусалимские улицы (4Цар. 21, 16). Но "Книга Господня" в автографическом экземпляре продолжала храниться в храме, хотя и была в небрежении у нечестивого Манассии и угодных ему лиц (2Пар. 34, 22).

С 13 го года царя Иосии, преемника Манассии, и до времени падения иудейского царства (586 г.) непрерывным живым хранителем священного кодекса мог быть пророк Иеремия. На 18 м году правления Иосии, т.е. в 621 г., при ремонте Иерусалимского храма первосвященником был найден автографический "писанный рукою Моисея" свиток закона Божия (2Пар. 34, 14), который большинством исследователей отождествляется с книгой Второзакония или Законодательной частью её (12 26 глл.). Отсюда можно видеть, что заповедь Моисея о хранении его книги во Святая Святых (Вт. 31, 9 26) соблюдалась во всё дальнейшее время, несмотря на небрежение со стороны нечестивых царей и их приближённых. Но, будучи в забвении и небрежении в ценнейшем автографическом храмовом экземпляре, книга Господня, несомненно, была в известности и распространённом употреблении в других списках, находившихся у священников, пророков и благочестивых людей.

Из речей Иеремии, записанных в книге его имени, в которых пророк обнаруживает знакомство со всеми ветхозаветными книгами, как древними законоположительными, так и позднейшими, можно сделать вывод о том, что в его время, т.е. ещё до вавилонского плена, ветхозаветный канон состоял не из одних книг Моисея, но и из свящ. книг более позднего происхождения.

Когда, с разрушением Иерусалима войсками Навуходоносора, храм Соломона был сожжён и разрушен, а иудеи уведены были в вавилонский плен, то священные ветхозаветные книги при этом не погибли, вопреки апокрифическому свидетельству 14 й главы 3 й книги Ездры. В авторитетных списках они оставались на хранении у пророков, благочестивых старейшин и священников. Изучением, хранением и чтением себе и другим священных книг в вавилонском плену занимались пророки Иезекииль и Даниил. Так, многие речи пр. Иезекииля, произнесённые им в плену, в присутствии собиравшихся к нему старейшин еврейского народа, могут быть объяснены и поняты лишь как правильный исторический вывод из прочитанных священных книг, законоположительных, исторических и пророческих. Таковы, например, исторически-обличительные его речи, заключающиеся в 14, 16, 20, 23 главах, произнесённые пред лицом пришедших к нему старейшин.

Другой вавилонский пленник, пророк Даниил, согласно книге, носящей его имя, находил себе утешение и наставление в чтении священных книг. Так, в первый год Дария, сына Ассуирова, он "сообразил по книгам (ба сефер) число лет, о котором было слово Господне к Иеремии пророку, что семьдесят лет исполняется над опустошением Иерусалима" (Дан. 9, 1 2; ср. Иер. 25, 11; 29, 10). В числе этих книг, как видно из данного места, была и книга пр. Иеремии, старшего современника Даниила.

Кроме Иезекииля и Даниила, священные списки находились и у других благочестивых пленников. Согласно 2 й Маккавейской книге, иудеи отправились в плен со списками священных книг, взятых у пророка Иеремии (2Макк. 2, 2). Из книги Товита видно, что израильским пленникам, жившим в Рагах, Экбатанах, Сузах и других отдалённых местностях, Персии и Мидии не были неизвестны законоположительные (Тов. 1, 7; 3, 5), исторические и пророческие книги, напр. Ионы (Тов. 14, 4. 8), Исаии (Тов. 13, 16 18 = Ис. 60 гл.).

Свидетельство Третьей книги Ездры, о том, что ветхозаветный "закон был сожжён" (разумеется, при взятии Навуходоносором Иерусалима и сожжении Соломонова храма — Иер. 52 гл.) и затем будто был снова восстановлен по ангельским откровениям: "Вышний дал разум пяти мужам, и они снова написали 94 книги" (3Ездры 14, 21 48), заключает в себе явно апокрифическое предание о погибели ветхозаветных канонических книг, и поэтому нет никаких серьёзных оснований предпочесть его вышеприведённым ясным библейским фактам, свидетельствующим о сохранении священного кодекса во время вавилонского плена.

При возвращении из Вавилонии пленники принесли с собою в Палестину и величайшую свою святыню — свитки священных книг. Несомненно, этими священными свитками руководились вожди иудеев, возвратившихся из плена, Зоровавель и первосвященник Иисус, так как в канонической книге Ездры о них сказано, что они поступали "как написано в законе Моисея человека Божия" (1Езд. 3, 2 5), а современные им священники и левиты "славили Господа по уставу Давида, царя Израилева", словами псалмов (Пс. 105-106 = 1Ездры 3, 10 11).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. История (2)

    Документ
    Профессор Михаил Эммануилович Поснов (1874-1931) окончил Киевскую Духовную Академию и впоследствии поддерживал постоянные связи с университетами Запада.
  2. История (16)

    Документ
    Профессор Михаил Эммануилович Поснов (1874-1931) окончил Киевскую Духовную Академию и впоследствии поддерживал постоянные связи с университетами Запада.
  3. История Русской Церкви (2)

    Документ
    христианство в пределах России до начала Русского государства. Крещение великой княгини Ольги. Обстоятельства крещения святого Владимира. Крещение русских в Киеве.
  4. Типикон ч. 1 История богослужебного устава

    Документ
    Так как наш богослужебный устав имеет своею задачею приспособление церковных служб к священным воспоминаниям дня, то составление его, — конечно, мысленное на первых порах, а не письменное, — должно было начаться с самого возникновения
  5. История философии: Запад Россия Восток (1)

    Документ
    Николай Кузанский 8 3. Органистическая и пантеистическая натурфилософия Ренессанса 31 4. Натурфилософия Джордано Бруно 34 5. Жизнь и идеи Кампанеллы 38 Примечания 4 ГЛАВА 3 ПАРАДОКСЫ РЕФОРМАЦИИ: ОТ НЕЗАВИСИМОЙ ВЕРЫ К НЕЗАВИСИМОЙ МЫСЛИ (Э.

Другие похожие документы..