Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Литература'
Вересаев «Записки врача», «Воспоминания» В.А. Гиляровский «Москва и москвичи», «Трущобные люди» В.Брюсов «Избранное» А....полностью>>
'Документ'
1. Тема: Вроджені вади серця: клініка, діагностика, диференційна діагностика, покази до хірургічного лікування, реабілітація. Роль сімейного лікаря у...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
В соответствии с ГОС в высших учебных заведениях на I курсе изучается дисциплина “Отечественная история”. Учебно-методическое пособие по данной дисци...полностью>>
'Документ'
Немененок Болеслав Мечечславович, Рафальский Игорь Владимирович, Киселев Сергей Валентинович, Лущик Павел Евгеньевич, Минск, Белорусский национальный...полностью>>

Гуситское движение: отечественная историография (1945-2005)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Бучанов Илья Игоревич

Гуситское движение: отечественная

историография (1945–2005)

Специальность 07.00.09 – Историография, источниковедение и

методы исторического исследования

Автореферат

диссертации на соискание

ученой степени кандидата исторических наук

Москва – 2010

Работа выполнена в Отделе истории Учреждения Российской академии наук

Институт научной информации по общественным наукам

Научный руководитель – Доктор исторических наук, профессор

Людмила Павловна Лаптева

Официальные оппоненты – Доктор исторических наук

Марина Юрьевна Парамонова

- Кандидат исторических наук, доцент

Александр Станиславович Левченков

Ведущая организация – Воронежский государственный

университет

Защита состоится «__1__» __октября____ 2010 г. в__14__ часов на заседании Совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д.212.198.03 (исторические науки) при ГОУ ВПО «Российском государственный гуманитарный университет, по адресу: 125993, Москва, Миусская пл., д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет».

Автореферат разослан «_31__» ______августа_______ 2010 г.

Ученый секретарь

кандидат исторических

наук, доцент Е.В. Барышева

Общая характеристика работы

Актуальность проблемы. Гуситское движение в Чехии в XV в. являлось одной из самых ярких и судьбоносных страниц не только в истории этой страны, но и всей средневековой Европы. Поэтому неудивительно, что интерес к его изучению не ослабевает у историков разных стран до сих пор. В разное время это движение, в зависимости от политической и историко-научной конъюнктуры, получало разные противоречивые оценки – от признания высшим и самым значительным событием национальной истории Чехии (периоды романтизма и марксизма) до почти полного отрицания его значения (Й. Пекарж, некоторые современные чешские историки).

В отечественном славяноведении середины XIX – начала XX вв. изучение гуситского движения являлось одной из ведущих тем, разрабатывавшихся русскими славистами, и переживало период расцвета1. Исследования по истории гуситского движения были прерваны Октябрьской революцией 1917 г. и возобновлены в СССР уже на марксистской основе в конце 1930-х гг., пройдя сложный процесс становления. «Золотым веком» советской историографии гуситского движения стали 1960-е – 1980-е гг., когда определились главные направления исследований по гуситской проблематике, и вышло наибольшее количество работ по данной теме.

В начале 1990-х гг. отечественные исследователи во многом пересмотрели марксистскую концепцию гуситского движения в настоящее время находятся в процессе поисков новой трактовки, отвечающей требованиям современной науки.

Актуальность диссертации обусловлена фактом постоянно меняющихся оценок гуситского движения в современной отечественной историографии, чутко откликающейся на новации, прежде всего, чешской исторической науки и общественно-политические реалии. Всё это нуждалось в тщательном исследовании. В новейшее время на первый план вышли проблемы глобализации и европейской интеграции в рамках ЕС, в который Чехия вступила в 2004 г. Политическая конъюнктура изменилась, и некоторые чешские историки занялись пересмотром оценок тех периодов истории своей страны, которые, по их мнению, благоприятствовали или препятствовали ее интеграции в Европу. Одним из таких исторических этапов и стало гуситское движение. В ряде работ популярного характера утверждается, что оно оторвало Чехию от исторических и культурных процессов, протекавших в Европе в XV – начале XVI вв., и что гуситская культура начала развиваться изолированно от европейских достижений эпохи Возрождения.

Изучение гуситской эпохи осталось актуальным и в современной России, несмотря на политические и социально-экономические катаклизмы, произошедшие в стране в 1990-х гг., и общее состояние современной отечественной исторической науки. Российские историки, как и их чешские коллеги, также находились в процессе формирования новых трактовок гуситского движения. Отдельные отечественные исследователи взяли на вооружение его негативную характеристику, доминировавшую в работах ряда современных чешских гуситологов, а также чехословацких историков межвоенного периода, а в ряде случаев пытались реанимировать концепции этого движения еще дореволюционной русской историографии (преимущественно историков славянофильского направления). Другие российские историки настаивали на более сбалансированной точке зрения. Таким образом, как в советское время, когда господствовала марксистская интерпретация гуситского движения, так и в постсоветский период, в условиях отсутствия его общей концепции, изучение изменений в его трактовке по-прежнему остается актуальной проблемой отечественной историографии.

Гуситология является одной из самых развитых научных направлений не только отечественного, но и мирового славяноведения. Она широко распространена не только в России и Чехии, но и во многих странах Центральной и Восточной Европы (Германия, Австрия, Польша), в Великобритании и США. Предметом ее исследования является гуситское движение как явление не только средневековой истории Чехии, но и всей Европы и феномен раннереформационных движений на рубеже средних веков и Раннего Нового времени. Как научное направление гуситология широко применяет междисциплинарный подход (это характерно в большей степени для европейской, прежде всего, чешской гуситологии, отечественные гуситологи его практически не используют). Исследованиями по гуситской проблематике в настоящее время занимаются специалисты самых разных отраслей научного знания: историки, археологи, филологи, литературоведы, демографы, социологи и т. д.).

Во многих странах Европы существуют научно-исследовательские центры, занимающиеся исключительно гуситским движением. Это научно-исследо-вательская лаборатория Музея гуситского движения в Таборе (Чехия), Коллегия Каролинум в Мюнхенском университете и университет в Констанце.

Среди гуситологов разного времени фигурируют такие крупные фигуры исторической науки как чешские (чехословацкие) историки Ф. Палацкий, В.В. Томек, Й. Пекарж, Й. Мацек, М. Рансдорф, И. Кейрж, М. Поливка, Ф. Шмагел, русские историки Е.П. Новиков, А.Ф. Гильфердинг, И.С. Пальмов, И.В. Ястребов, Х.Л. Ящуржинский, американские исследователи Д. Классен и Ф. Гейманн, свояго2929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929292929 школа гуситологов сформировалась в Германии, которая в настоящее время занимается проблемой чешско-немецких межнациональных конфликтов гуситской эпохи. Среди гуситологов советского периода можно отметить Г.Э. Санчука, А.И. Озолина, Г.И. Липатникову, Б.Т. Рубцова, П.И. Резонова, Л.П. Лаптеву. Последняя внесла наиболее весомый вклад в развитие отечественной гуситологии советского и постсоветского периодов (она является автором наибольшего количества важных гуситологических работ). Ее исследования продолжили ее ученики А.В. Рандин, В.В. Степанова и Л.М. Гаркуша, написавшая и защитившая диссертацию по чешской гуситологии периода 1989–2004 гг.2

Термин «гуситология» (иногда используют и термин «гуситоведение») по отношению к научному направлению в славяноведении появился только в 1990-х гг. До этого времени исследователи предпочитали писать об историографии гуситского движения, гуситской проблематике, изучении истории гуситской эпохи и
т. д. В отечественной историографии он появился в работах Л.П. Лаптевой, а затем А.В. Рандина. В настоящее время он уже широко употребляется в научных работах. Термины «гусизм» и «гуситское движение» равнозначны и широко используются как в мировой, так и в отечественной гуситологии.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей диссертации являлся анализ отечественной историографии гуситского движения в период с 1945 г. до начала XXI в. в хронологическом порядке и по отдельным направлениям, выделенным в рамках каждого периода, начиная с послевоенного времени. В их число вошли социально-экономические, национальные, религиозные культурные аспекты движения, определение его характера, периодизации, изучение в русской и советской историографии гуситской проблематики, публикации источников и источниковедческие исследования по данной теме, в основу обзора каждого направления положен хронологический принцип от более ранних до более поздних работ.

В соответствии с указанной целью автором поставлено несколько взаимосвязанных между собой задач настоящего исследования:

– рассмотреть тенденции развития отечественной историографии гуситского движения в yказанный период в историческом контексте общего развития славяноведения в послевоенном СССР и современной России;

– сравнить (в общих чертах) характеристику этого феномена в работах отечественных и зарубежных исследователей (прежде всего, чехословацких и чешских) с целью определения типологии явлений и обоюдного влияния историографий;

– исследовать становление и развитие марксистской концепции гуситского движения в отечественной историографии, ее позитивные и негативные стороны и сравнить (выборочно) со взглядами современных российских историков;

– проанализировать состояние новейшей отечественной историографии данного движения и наметить ее перспективы.

Объект исследования. Объектом исследования диссертации являлась отечественная историография гуситского движения с 1945 г. до начала XXI в.

Предмет исследования. Предметом исследования диссертации являлись основные тенденции развития отечественного гуситоведения, рассмотренные путем анализа работ советских и российских исследователей указанного периода.

Хронологические и территориальные рамки исследования. Хронологические рамки диссертации охватывали период 1945–2005 гг. (причем его верхний хронологический рубеж являлся конечным только для данной работы), который, в свою очередь, разделялся на ряд этапов: 1945 – конец 1950-х гг. – время окончательного утверждения в отечественной историографии советской марксистской концепции гуситского движения (особенно ярко это проявилось в 1950-е гг.) и начало его изучения чехословацкими историками на марксистской основе; 1960-е – 1980-е гг. (включая эпохи «застоя» и «перестройки») – наиболее продуктивный период развития советского гуситоведения, когда, еще в рамках марксистской методологии, началась разработка отдельных сторон гуситской проблематики, публикация фрагментов источников и пр. Именно тогда появились и разногласия с чехословацкими историками в оценке гуситского движения. Этот этап в конце 1980-х – начале 1990-х гг., с крушением социалистической системы в Восточной Европе и распадом СССР, завершился упадком отечественной историографии данного движения; 1990-е гг. – начало XXI в. ознаменовали собой период пересмотра марксистской трактовки в современной российской историографии и время поиска новых оценок гуситского движения, соответствующих тенденциям современной мировой науки. 2005 г. определен условным рубежом данной работы, т. к. гуситологические исследования продолжаются. Тем не менее, именно к 15-летию современного российского гуситоведения они получили характер некоторой завершенности, как в определении тематических приоритетов, кадровом составе, так и в выборе методологических ориентиров и потому позволили дать некоторые прогнозы на будущее. Но, с другой стороны, в последующее время
(2006–2010 гг.) работ, в которых выдвигались какие-либо новые оценки гуситской проблематики, в отечественной историографии практически не появилось.

С учетом того, что первые работы по истории гуситского движения, вышедшие уже вскоре после Октябрьской революции 1917 г., принадлежали перу ученых «старой школы», в качестве предыстории исследуемой проблемы в диссертации выделен период 1917–1945 гг. как этап постепенного внедрения марксистской концепции в отечественную историографию данного движения.

Территориальные рамки исследования (начиная с послевоенного периода), охватывали не только Москву, но и ряд других регионов СССР, а затем и современной России: Ленинград (ныне Санкт-Петербург), Саратов, Воронеж, Йошкар-Олу, а также Харьков и Вильнюс.

Теоретико-методологические основания исследования. Автор опирался на современные методы научного познания. Прежде всего, это принцип историзма и научной объективности, стремление к постижению истины на основе разнообразных, зачастую противоречивых, сведений источников.

Диссертантом использовался сравнительно-исторический метод, который позволил провести выборочный сравнительный анализ тенденций развития советской и чехословацкой историографии гуситского движения (прежде всего, периода 1950-х – 1980-х гг.), а также чешского и российского гуситоведения
1990-х гг. – начала XXI в., показать степень влияния одной историографии на другую и разногласия в оценках гуситского движения между отечественными исследователями и их зарубежными коллегами.

В диссертации также применялся проблемно-хронологический метод, который является основой исторического научного познания. Он предполагает постановку проблемы, анализ ее содержания и развития в хронологическом порядке. В соответствии с этим методом в диссертации показано развитие отечественной историографии гуситского движения 1945–2005 гг., выделены проблемы, исследовавшиеся советскими и российскими исследователями на протяжении данного периода, также проанализированы становление, развитие и постепенный кризис марксистской концепции в советском гуситоведении и указаны причины ее последующего пересмотра в современной России.

Кроме того, поскольку в диссертации использовались работы не только историков, но и некоторых филологов и литературоведов советского периода, автором использовался метод междисциплинарных исследований, который широко популяризируется в настоящее время в современной исторической науке.

Состояние изученности проблемы. Марксистская концепция гуситского движения, которая доминировала в трудах отечественных историков советского периода до конца 1980-х гг., базировалась на работах классиков марксизма, главной из которых является «Крестьянская война в Германии» Ф. Энгельса3.

Гуситское движение в разное время изучалось в Великобритании, Германии (ФРГ и ГДР), Польше, США, но наибольшее количество работ по гуситской проблематике вышло в Чехии (Чехословакии) и в России (СССР).

Обобщающие историографические работы, в которых анализировались основные тенденции развития отечественной (советской и современной российской) историографии гуситского движения стали выходить лишь с начала 1970-х гг., когда данное направление исследований достигло достаточной степени зрелости. До этого появлялись лишь отдельные, хотя и достаточно подробные историографические очерки в трудах советских историков.

Первую попытку обобщения результатов изучения гуситской проблематики в советской историографии с конца 1930-х до конца 1960-х гг. предпринял харьковский историк А.И. Митряев в кандидатской диссертации «Советская историография гуситского движения» (1970). В ней рассматривались вопросы становления и развития марксистской концепции гуситского движения в советской историографии, возникновения главных славистических центров в СССР и указывались основные работы по гуситской проблематике в данный период. Кроме того, автор проанализировал наиболее важные аспекты гуситского движения, выделявшиеся в исследованиях до конца 1960-х гг. Слабой стороной данной работы следует признать стремление исследователя показать лишь положительные стороны советской марксистской историографии гуситского движения, без ее критического осмысления.

Г.Э. Санчук в статье «Гуситское движение в советской историографии» (1973)4 уже более четко, чем А.И. Митряев, обозначил основные направления изучения гуситской проблематики с конца 1930-х до 1960-х гг., связав развитие гуситоведения с контекстом институционального становления советского славяноведения (созданием в 1939 г. славистических центров в АН СССР и МГУ). Но и в этой статье проводилась мысль о «прогрессивном» развитии советской историографии гуситского движения, отсутствовала ее четкая периодизация, а марксистская концепция данного феномена представлялась, в духе времени, единственно верной.

С этих же позиций рассматривалось развитие советского гуситоведения в конце 1930-х – начале 1950-х гг. в статье Ю.Ф. Иванова5.

В 1980-х гг. исследования по гуситской проблематике нашли отражение в статьях Ю.Ф. Иванова6 и А.Н. Галямичева7, посвященных проблемам общего изучения в СССР истории средневековой Чехии.

И только в конце 1980-х – начале 1990-х гг. начал наблюдаться отход от устоявшихся традиций в освещении проблем гуситского движения. В 1991 г. в сборнике «Вопросы историографии зарубежной истории» опубликована статья А.В. Рандина и Е.Д. Кульшетова «Советская историография гуситского движения», в которой авторы во многом пересматривали прежние взгляды на развитие исследований данного движения. Они выдвинули новую концепцию советского гуситоведения, позиционируя его в контексте мировой, и, прежде всего, чехословацкой, науки. Они выделили несколько этапов в развитии советской историографии гуситского движения. По их мнению, на первом этапе (1917–1938) оно исследовалось в основном историками «старой школы», когда отсутствовали квалифицированные кадры историков-марксистов, а славяноведение как наука фактически прекратила свое существование. Становление марксистской концепции в советской историографии началось лишь на втором этапе ее развития (1938–1945), когда в СССР возникли славистические центры, и появились первые марксистские работы по гуситской проблематике. На третьем этапе, который продолжался с середины 1940-х до середины 1950-х гг., сформировалась группа специалистов, которые стали заниматься разработкой проблем истории Чехии гуситского периода. Среди них выделялись: А.И. Озолин, Г.И. Липатникова, Л.П. Лаптева, Б.Т. Рубцов и др. Четвертый этап развития советского гуситоведения наступил с середины 1950-х гг., когда окончательно определилась общая марксистская концепция гуситского движения, которое рассматривалось как «национально-чешское революционное движение, ядром которого была крестьянская война». Причем, если с середины 1950-х до начала 1970-гг. в советской историографии наблюдался повышенный интерес к гуситской проблематике, то с середины 1970-х гг., по мнению авторов, наступил «упадок творческой активности», и наблюдался отход многих исследователей от разработки данной тематики. Наконец, современный этап развития советского гуситоведения, наступил в 1980-е гг., когда начали пересматриваться многие устоявшиеся взгляды на гуситскую проблематику, наряду со зрелыми, включились в работу молодые исследователи, и наметилось некоторое сближение позиций советских и чехословацких историков. Однако оптимистичный прогноз развития этой отрасли науки, данный авторами, не оправдался.

В 1990-е гг. продолжался выход работ, посвященных развитию отечественного гуситоведения. В статье Л.П. Лаптевой «Новейшая русская историография гуситского движения (1980-е – 1990-е гг.)»8 критически пересматривались достижения советских гуситологов с учетом воззрений современной чешской историографии. Этому же периоду посвящена другая статья того же автора9, вышедшая на чешском языке в 1999 г. Для диссертации особую ценность представляет рассмотрение автором трудов отечественных гуситологов 1980-х – 1990-х гг.

В целом, вышеуказанные историографические работы давали определенное, хотя и не исчерпывающее, представление о решении вопросов, стоявших перед отечественным гуситоведением. В них отсутствовал комплексный анализ проблем данной отрасли науки с 1945 по 2005 гг. (историки, как правило, игнорировали исследования коллег-филологов и литературоведов), рассматривались далеко не все гуситологические исследования, написанные в это время, поэтому в диссертации представлена наиболее полная картина развития отечественной историографии гуситского движения указанного периода.

Обзор источников. Отличительной особенностью данной диссертации, посвященной проблемам историографии, являлось использование в ней в качестве источников печатных материалов. В общей сложности автором было рассмотрено около 190 работ. Диссертант выделил несколько их видов: публикации и переводы источников10 (хрестоматии11, пособия12) и источниковедческие исследования (специальные статьи, посвященные гуситским источникам), историографические сочинения (по русской дореволюционной, зарубежной, преимущественно чехословацкой, историографии), общие труды (пособия по истории южных и западных славян13 и средних веков14, истории гуситского движения15 и истории Чехии16, коллективные монографии по истории Чехии и Чехословакии17 и авторские статьи18 и монографии19 по общим и частным проблемам гуситского движения, рецензии на гуситоведческие работы. Кроме того, в данной работе использовались в качестве источников рукописи нескольких диссертаций и опубликованные авторефераты (например, А.И. Озолина, П.И. Резонова, Н.А. Гусаковой, А.И. Митряева, Г.И. Липатниковой, В.Д. Нероновой, В.Н. Никитиной и др.). Все проанализированные работы написаны с позиций своего времени и требовали критического осмысления, сравнительного анализа с состоянием современной историографии. На этом основании определялись достоверность данных источников и степень их тенденциозности.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Габович Евгений История под знаком вопроса. "Нева", спб-Москва, 2005

    Документ
    К сожалению, у нас нет доступа к последней, исправленной версии текста книги. Приносим извинения за встречающиеся опечатки и несоответствия с текстом печатного издания.
  2. Учебно-методический комплекс для студентов 4 курса факультета социально-гуманитарных и экономических наук, специальности

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования Федерального агентства по образованию Российской Федерации и предназначен для студентов
  3. Булахтин Максим Анатольевич учебно-методический комплекс (3)

    Учебно-методический комплекс
    составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования / Основной образовательной программой по специальности «Политология».
  4. Программа курса Для студентов дневного и заочного отделений Издательство «Самарский университет»

    Программа курса
    Программа курса «История южных и западных славян» отражает современное состояние отечественной и зарубежной славистики и предназначена для студентов-историков дневного и заочного отделений.
  5. Программа вступительного экзамена в аспирантуру исторического факультета по специальности 07. 00. 03 Всеобщая история кафедра истории древней Греции и Рима

    Программа
    Вступительный экзамен включает в себя вопросы по истории древней Греции и Рима и в качестве третьего вопроса перевод избранного греческого или латинского автора (в объеме одной книги в принятом в антиковедении смысле)

Другие похожие документы..