Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Одной из основных целей преподавания музыки в современной школе является воспитание достойного гражданина России, любовь которого к Родине основана н...полностью>>
'Конкурс'
1.1. Настоящее Положение определяет содержание, категории участников, сроки и порядок проведения Всероссийского Конкурса проектов нормативно-правовых...полностью>>
'Программа'
В школе обучаются дети-инвалиды. Несмотря на проводимые в районе и в целом по Российской Федерации мероприятия по улучшению условий жизни, медицинско...полностью>>
'Документ'
проживающий(ая) по адресу: , дом , корпус , квартира , именуемый(ая) в дальнейшем " Наниматель ", с другой стороны, заключили настоящий дог...полностью>>

В. Е. Возгрин история шведской империи

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Гораздо более длительным было владение Швецией одним из островов Карибского моря. В 1784 г. Густав III подписал в Париже трактат, согласно которому остров Св. Варфоломея переходил в его собственность, – взамен Франция получала важные привилегии в её торговых операциях в Гётеборге. Сделка эта могла показаться странной, так как реальные выгоды от эксплуатации островной территории были ничтожны: она была безлесной, неплодородной, даже водные источники там не были обнаружены. Единственной ценностью этого клочка суши была естественная гавань, хорошо защищённая от гигантских океанских волн. Здесь и был заложен новый город – Густавиа.

В 1786 г. в Швеции была образована Вест-Индская компания, которая не только получила привилегию на торговые сделки с островом на 15 лет, но и чиновные места в его управлении. Доходы от этой торговли были весьма прибыльными. Именно поэтому в 1806 г. она целиком перешла к государству, а компания утратила все свои привилегии, её лидеры утратили места в Государственной канцелярии, а права королевского губернатора острова значительно возросли. Государство начало использовать остров как дойную корову – в смысле экономики, которая неожиданно расцвела.108

Густавиа была объявлена свободной гаванью, то есть портом, открытым для всех судов мира. Время, которое Густав III выбрал для этой трансформации, было как нельзя более удачным, так как остальная Вест-Индия на несколько десятилетий оказалась ввергнутой в борьбу между великими державами Европы. В 1783 г. США объявили независимость, после чего вход американских судов в гавани на островах, принадлежащих Англии, был закрыт. Ситуация ещё больше обострилась с началом наполеоновских войн. Англичане не только оккупировали французские владения в Новом Свете, но и блокировали датские и голландские островные гавани. Таким образом, о. Св. Варфоломея остался единственным свободным портом в этом регионе и вскоре, естественно, превратился в международный центр торгового обмена.

Но настоящий экономический и социальный расцвет острова наступил чуть позже, в 1790-х гг., когда революционное парижское правительство декларировало отмену рабства в Новом Свете. Во французских колониях возник мятежный хаос, от ужасов которого многие европейские семьи бежали на остров Св. Варфоломея, единственный, кого совершенно не затронули социальные бури далёкой Европы. Население его стало поэтому быстро увеличиваться, как и число горожан Густавии. Если на этом ранее необитаемом острове через два года после высадки шведов уже насчитывалось 348 постоянных жителей, то в 1788 г. их было 656, в 1796 г. – 2 051, а в 1800 г. город поднялся до уровня Упсалы (5 000 чел.). То есть, заокеанская Густавиа стала одним из крупнейших городов шведской империи.

Это был цветущий город-порт. В 1800-1810 гг. сюда ежегодно заходило не менее 1 330 судов, а товарооборот достигал 3 млн. пиастров. Такая динамика экономического роста напоминала золотую лихорадку американского Запада – и она была столь же преходяща. Тем не менее, пока город рос. Теперь здесь было 5 огромных складов шведской Вест-Индской компании, тут обосновались 40 купцов-оптовиков, торговало 5 магазинов корабельных принадлежностей и 17 обычных лавок. В городе было 8 гостиниц, 22 таверны и 5 школ. Это – то, что было на поверхности. Но Густавии приносила доход и нелегальная торговля оружием, которая развернулась во время англо-американской войны 1812-1820 гг., не менее, чем в годы южноамериканского национально-освободительного движения тех лет.109

Доходы, которые получала шведская казна от своего заокеанского владения, были огромны. Достаточно сказать, что в 1812 – 1814 гг. 1/5 всего экспорта США шла через Густавию – и это уже не говоря о прибылях государства от местных контрабанды и работорговли. Последняя заслуживает особого внимания. В Швеции давным-давно отменили рабство. Тем не менее, Багге, губернатор Св. Варфоломея сам имел 16 рабов и не препятствовал аукционным торгам, на которых выставлялись африканские невольники, бежавшие с других вест-индских островов. Причиной побегов, были, между прочим, более человечные условия жизни рабов в шведской колонии.

Ситуация изменилась в 1831 г., когда, когда Англия открыла свои вестиндские гавани для американских судов. Торговой исключительности Густавии пришёл конец, теперь она была обречена. Раньше всех это поняли крупные иностранные коммерсанты, которые тут же начали распродавать своё имущество. Затем с острова начало выезжать его население. А чуть спустя, как по заказу каких-то нечеловеческих сил последовали разрушительные ураганы и эпидемии. Наконец, в 1852 г. Густавия почти полностью выгорела, причём погибло полтысячи человек. Теперь с острова уезжали и шведы – если в 1831 здесь жило 2 460 чел., то к 1876 число их сократилось до 793-х.110

Итак, приблизительно с 1830 гг. вест-индская колония начала превращаться из доходного предприятия империи в убыточное. Всё большая часть её населения нищенствовала, выхода не было. Но лишь в 1877 г. шведское правительство предложило Франции купить о. Св. Варфоломея. Та согласилась, и 16 марта 1878 г. шведский флаг был спущен и на этом острове, фактически забытом государством.

В заключение колониальной темы истории Швеции сошлюсь на мнение крупного шведского учёного, который считает, что современные «шведы даже не знают» точных названий Ингерманландии, Эстляндии, Лифляндии и Кексгольм-лена. В то же время маленький остров Св. Варфоломея, продолжает он, «более известен, так как он чаще посещался непосредственно шведами».111

Выводы.

Начиная с 1660-х гг. структура шведской империи вполне отвечала ожиданиям её созидателей как в политическом, так и экономическом смысле. Однако нельзя забывать, что экономические выгоды в максимальном размере могли быть обеспечены казне лишь в условиях торговой монополии государства, что никогда не входило в задачи королей. И даже выгоды, полученные Швецией по Вестфальскому договоры были скорее декорацией, чем действительным средством укрепления политического положения империи. Новый статус не принёс Швеции искомой безопасности, скорее, напротив, создал новые очаги внешней угрозы. Столбовский мир 1618 г. не гарантировал прочность восточной границы, как и Копенгагенский 1660 г. – западной, со стороны Дании. А немецкие земли вообще сделали политическую позицию королевства более уязвимой, чем она была до 1618 г.: реальностью стала угроза ведения войны уже не на двух, а на трёх фронтах – это стало ясно уже в 1659 г., в самом конце Первой северной войны.112

Нельзя забывать и о ещё одном важном факте: эта империя была морской. Сухопутной, конечно, тоже, но разделённой обширными водными преградами и поэтому зависимой от своего господства на Балтике, без которого она просто не могла существовать. То есть, dominium maris baltici был вопросом не престижа, а выживания. Все государственные деятели, начиная с Акселя Оксеншерны, ставили во главу угла своей политики содержание военно-морского флота державы в отличном состоянии. Лишь владение лучшим на Балтике флотом способно было оградить страну от датского вторжения. И такое морское превосходство было блестяще продемонстрировано победой, одержанной шведскими моряками над датским флотом в проливе между островами Лолланд и Фемерн в 1644 г.113

Однако при всей своей мощи шведский флот мог оказаться бесполезным, как только Стокгольм лишится поддержки (не говоря уже о враждебной позиции) великих морских держав Англии и Нидерландов. Для этого было бы достаточно прекращения субсидий, которые почти постоянно предоставляла Швеции Голландия. Таким образом, империя не могла рассчитывать на собственную экономику ни в сохранении превосходства на море, ни в обороне своих провинций (и самой метрополии) на суше. Во второй половине XVII в., кроме того, уже не могла работать старая система самоснабжения армии в наступательных войнах на чужой территории. Как говорилось выше, империя достигла максимума того, что она могла удержать – и это в ситуации, когда любой вооружённый конфликт в непосредственной близости от её заморских колоний неминуемо вёл к возобновлению военных действий без достаточного военно-экономического потенциала.

Единственной возможностью в его поддержании на хотя бы прежнем уровне были упомянутые субсидии. Но их никто задаром не давал, нужно было чем-то поступаться. Был, правда, для этого ещё один старый, проверенный способ: торговать собственным нейтралитетом в европейских войнах в обмен на финансовую поддержку заинтересованных в этом сторон. Но войны рано или поздно кончаются, а в мирное время шведский нейтралитет становится залежалым, никому не нужным товаром. Поэтому не было ничего удивительного в том, что к 1680-м гг. репутация Швеции как мощной державы упала именно по причине её постоянных поисков всё новых субсидий. И шведским дипломатам за рубежом всё чаще приходилось унизительно напоминать при чужих дворах, что именно Швеция вышла из давно минувшей Тридцатилетней войны победительницей.

Тем не менее, никто в империи не мог предугадать, что годы её сочтены. Шведская армия была к концу правления Карла XI одной из лучших в Европе.114 Причём экономика страны, оздоровлённая в результате проведения редукций, позволяла уже содержать эту воинскую силу без иностранных субсидий. Это достижение имело и большое моральное значение, что отразилось на внешней политике Швеции, ставшей более твёрдой и самостоятельной. Она была нацелена на нейтралитет, на поддержание сложившегося в Европе баланса сил и, главное – на мир, мир любой ценой. Ведь только мир мог дать гарантию наконец-то достигнутой военной, политической и финансовой независимости страны.

Возможно, именно этот успех привёл империю к роковой ошибке: Карл XII счёл своё положение слишком устойчивым для того, чтобы озаботиться поиском надёжных и сильных союзников, готовых оказать вооружённую поддержку в возможной войне Швеции с кем-либо из соседей.115 Но этот протестантский король предпочитал надеяться на Бога, полагая, что Тот не допустит новой войны до тех пор, пока Швеция будет хранить свой нейтралитет и никогда не затеет какой-либо агрессии без достаточных к тому поводов.

Мы не можем сказать, что юный король, весьма склонный к религиозному и политическому идеализму, был лишён советников, ведя свою недальновидную, как выяснилось в 1700 г., политику. Упоминавшийся выше Эрик Дальберг, многоопытный генерал-губернатор Лифляндии и политик, близкий к королю, неоднократно предупреждал Карла XI о необходимости всемерно крепить оборону восточных провинций. Он находил понимание у короля, но последнему не хватило на эти работы одного – денег, которые он, напомню, был вынужден тратить на фортификационные работы в своих немецких владениях. После смерти отца Карл XII начал модернизацию восточных крепостей, но к моменту вторжения русских войск на территории провинций они всё ещё находились в состоянии, далёком от совершенства.

Дальнейшее общеизвестно: разбив всех трёх своих противников, заставив Данию и Саксонию выйти из войны, Карл достиг в 1706 г. желанной цели, сократив число театров военных действий с трёх до всего одного, российского. Затем последовала Полтавская катастрофа, за ней вынужденное пребывание в Турции. Здесь король сумел в месяцы Прутского похода Петра подготовить Порту к оптимальному для обоих противников царя решению – заставить его отдать все завоевания на Чёрном море и Балтике старым владельцам и выйти из войны. Однако нелепая случайность перечеркнула эти планы. Алчность великого визиря подвигла его на получение взятки, после чего царь со своей армией был беспрепятственно выпущен из прутского котла и смог вернуться на северный театр военных действий. Визирь был казнён султаном, но это уже ничего не могло исправить ни для Швеции, ни – с некоторой отсрочкой – для Турции.

Шведская империя была теперь окончательно обречена на исчезновение с европейской карты, что стало ясно ещё до гибели Карла XII в 1718 г. Обвинять этого короля в её распаде и бессмысленно и неверно. В юности, в первый год своего правления, когда никто в Европе не смел утверждать, что Швеция представляет собой опасность для кого бы то ни было,116 он подвергся коллективному нападению, и, как мог, защищал родину. Ряд стратегических ошибок короля-воина привёл к поражению Швеции в Северной войне, но и безупречная стратегия вряд ли что-либо здесь качественно могла бы изменить. Раньше или позже, в той или иной форме и последовательности событий, должно было случиться, по сути, то же самое.

Шведская империя смогла возникнуть в своё время лишь благодаря относительной слабости её ближайших соседей, некоторому замешательству более сильных держав или же их занятости собственными проблемами. Бремя великой державы с самого начала было слишком тяжким для Швеции; она и так влекла его слишком долго. И умудрялась нести эту ношу лишь благодаря уловкам, которые делали её легче, – о субсидиях великих держав говорилось выше. Стратегия Карла XI (редукция, возведение политических и фортификационных оборонительных надолбов) могла сохранить империю, которую он унаследовал от своих предшественников на шведском троне. Но уже сама по себе она была предупреждением: в будущем необходимо урезать траты, на восполнение которых уходит слишком много национального продукта. А эти ресурсы отнюдь не были ресурсами великой державы.

Столь бесславный конец империи стал национальной трагедией ещё и потому, что именно те провинции, что на протяжении длительного времени выполняли жизненно важные для королевства политические и экономические функции, были так легко и так надолго захвачены соседями. Бесспорно, это произошло по причине недостатков политического анализа в высших правительственных кругах Швеции, пренебрегавших фактором постоянной опасности, грозившей стране с востока. Эрик Дальберг был едва ли не единственным из шведских чиновников высшего эшелона, обладавшим даром политического предвидения. Но и он испытал горькую судьбу Кассандры, не услышанной гражданами Трои.

1 Подр. см. в: Sepp H. Bidrag till Ingermanlands historia under 1600-talet. Militärvägar och kolonisation // Svio-Estonika. Årsbok utgiven av svensk-estniska samfundet vid Tartu-Universitetet. Tartu, 1943. S. 68-69. Далее: Sepp, 1934.

2 Loit A. Den politiska bakgrunden till bondeskolornas inrättande i Östersjöprovinserna under svenska väldets tid // Stat – kyrka – samhälle. Den stormaktstida samhällsordningen i Sverige och Östersjöprovinserna / Acta Universitatis Stockholmiensis. Studia Baltica Stockholmiensia. Bd. 21. Stockholm, 2000. S. 173. Далее: Loit, 2000. Cм. также в: Пийримяэ Х.А. Развитие капиталистического уклада в промышленности и торговле // История Швеции / Отв. ред. А.С. Кан. М., 1974. С. 237. Далее: Пийримяэ, 1974.

3 Упомянутые дискуссии в стокгольмской Законодательной комиссии шли в 1690-х гг. Её члены были не удовлетворены традиционным названием державы Svea rike (или аналогичным, но более современным и кратким Sverige), поскольку оно обозначало, по их мнению, лишь собственно Швецию (Svealand). При этом обсуждался новый вариант этой реалии – Sveriges rike, то есть буквально Империя Швеция, что должно было отразить факт инкорпорирования в неё новых территорий (Eng T. Riksbegrepet Sverige. Inrikes och utrikes områden 1561-1721 sedda ifrån statsrättsliga akter // Acta Universitatis Stockholmiensis. Studia Baltica Stockholmiensia. Bd. 21. Stockholm, 2000. S. 411. Далее: Eng, 2000).

4 Цит. по: Laidre M. Avlägsna provinser eller viktiga gränsområden? Estland och Livland inom stormaktstidens Sverige // Mare nostrum / Skrifter utgifna av Riksarkivet. Bd. 13. Stockholm, 1999. S.154. (Далее: Laidre, 1999).

5 Гадзяцкий С.С. Ижорская земля с начала XVII в. // Исторические записки. Т. 21. М., 1947. С. 15. Далее: Гадзяцкий, 1947.

6 Мёрнер М. Наследие Столбовского мира – шведское правление в Ингрии/Кексгольме 1617-1704 гг. // Северная война, Санкт-Петербург и Европа в первой четверти XVIII в. СПб., 2007 С. 145. Далее: Мёрнер, 2007.

7 Сакса К. Легенды Ингерманландии. СПб. – Ораниенбаум, 2007. С. 27. Далее: Сакса, 2007.

8 Мёрнер, 2007. С. 139

9 Öhlander C. Bidrag till kännedom om Ingermanlands historia och förvaltning. Bd. I. 1617-1645. Upsala, 1898. S. 22. Далее: Öhlander, 1898.

10 Мёрнер, 2007. С. 139. При этом финские иммигранты-протестанты составляли 4,6%, эстонские и вепсские – всего 0,3, немецкие столько же (Väänän, K. Herdaminne för Ingermanland. Lutherska stiftstyrelsen, församlingarnas prästeskap och skollärare i Ingermanland under svenska tiden // Skrifter utgivna av Svenska litteratursällskapet i Finland. № 538. Helsingfors, 1987. S. 13. Далее: Väänän , 1987).

11 Väänän, 1987. S. 13.

12 Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений России (по 1800 год). Ч. 4. М., 1902. С. 180 – 182.

13Андреева Е.А. Местное население и гарнизоны шведской Ингерманландии и Карелии и строительство Петербурга (в 1703 – 1710 гг. // Санкт-Петербург и страны Северной Европы. Материалы Восьмой ежегодной международной научной конференции. СПб., 2007. С. 92-93. Далее: Андреева, 2007.

14 Liliedahl R. Svensk förvaltning i Livland 1617-1634. Upsala, 1933. S. 100-101.

15 Пийримяэ, 1974. С. 246.

16 Väänän, 1987. S. 11.

17 Väänän, 1987. S. 15.

18 Öhlander, 1898. S.77.

19 Eng, 2000. S. 410.

20 Heckscher E.F. Sveriges ekonomiska historia från Gustav Vasa. Stockholm,1936. S. 666. Далее: Heckscher, 1936.

21 Eng, 2000. S. 411.

22 Roberts M. The Swedish imperial experience, 1560-1718. The Wiles lectures. Cambridge University Press, 1979. Р. 123. Далее: Roberts, 1979

23 Цит. по: Roberts, 1979. Р. 126-127.

24 Heckscher, 1936. S. 667.

25 Адамсон А., Валдмаа С. История Эстонии. Таллинн, 2000. С. 69-70. Далее: Адамсон, Валдмаа, 2000.

26 Swenne H. Svenska adelns ekonomiska privilegier 1612 – 1651. Stockholm, 1933. S. 149-152.

27 Heckscher, 1936. S. 325.

28 В отличие от Новгорода, для которого устье Невы и ингерманландские земли были крайне важны в торгово-экономическом отношении, Москва, после того, как она взяла на себя политическую и экономическую роль Новгорода, такой заинтересованности в развитии приморской инфраструктуры не проявляла. Достаточно сказать, что по московской инициативе за весь «русский» период владения Ингерманландией здесь не было создано ни одного торгово-портового центра.

29 Baasch E. Holländische Wirkschaftsgeschichte. Jena, 1927. S. 313-317.

30 Адамсон, Валдмаа, 2000. С. 75.

31 Пийримяэ Х.А. Тенденция развития и объём торговли шведских городов в период шведского господства в XVII в. // Скандинавский сборник. Вып. VIII. Таллин, 1964. С. 108.

32 Пийримяэ, 1974. С. 225. Ранее доставкой шёлка-сырца в балтийские порты занимались русские купцы, причём гораздо большими партиями. Так, в 1650 г. новгородские купцы В. и С. Стояновы отправили в Ригу, Таллин, Нарву, Любек и Гамбург 600,5 пудов шёлка стоимостью 27 000 руб. Эта торговля могла принести Швеции огромные доходы, так как пуд шёлка в Персии стоил 3 – 3,5 руб, а на Балтике – 36 – 40 рублей (Рухманова Э.Д. Русско-шведская торговля на Балтике в середине XVII века // Скандинавский сборник. Вып. II. Таллин, 1957. С. 52, 58). Далее: Рухманова, 1957.

33 В этот период площадь владений шведских дворян в восточных провинциях впервые стала преобладать над традиционной остзейской (Heckscher, 1936. S. 425).

34 Heckscher, 1936. S. 317.

35 Пийримяэ, 1974. С. 246. В классическом труде по шведской экономической истории указывается, что при Карле XI казна империи впервые после эпохи Густава II Адольфа стала самостоятельной, так как прекратилась постоянная практика займов у внутренних или внешних заимодавцев. Теперь даже непредвиденные расходы (свадьба принцессы, ремонт крепостей на юге и востоке империи и пр.) возмещались из казны без каких-либо проблем (Heckscher, 1936. S.288).

36 Loit, 2000. S.177.

37 Heckscher, 1936. S. 354.

38 Schwabe A. Grundriss der Agrargeschichte Lettlands. Riga, 1928. S. 248-249.

39 Heckscher, 1936. S. 423

40 В середине XVII в. население Ингерманландии (без Нарвы) не превышало 20 000 чел. Население Кексгольм-лена также было небольшим (Мёрнер, 2007. С. 145)

41 Laidre, 2000. S. 156.

42 Мёрнер, 2007. С. 142-143.

43 Снаппханы (шв. мародёры) – партизаны, действовавшие на датских землях, захваченных шведами в XVII в. Нередко вырождались в обычных разбойников.

44 Губернатору Нарвы было послано распоряжение короля наделять землёй всех, кто хочет её принять. Техническую сторону дела обеспечивали комиссары, которые межевали ингерманландскую территорию самостоятельно, без стокгольмской апробации – по крайней мере, в первое время заселения провинции. Однако позднее они стали осмотрительнее, так как нередко встречались дворяне-авантюристы, которые прибывали в одиночку, без собственных крепостных и, завладев имением, тут же начинали сдавать землю в аренду или, продав его, бесследно исчезали (Öhlander, 1898. S. 50).

45 Lotman P. Ingermanlands kyrkliga utvekling från superintendanturens inrättande till svensk-ryska kriget 1640-1657 // Stat – kyrka – samhälle. Den stormaktstida samhällsordningen i Sverige och Östersjöprovinserna / Acta Universitatis Stockholmiensis. Studia Baltica Stockholmiensia. Bd. 21. Stockholm, 2000. S. 90.

46 Öhlander, 1898. S. 63.

47 Öhlander, 1898. S. 80-81.

48 Öhlander, 1898. S. 80-87.

49 Так, в 1650-х гг. новгородские, тихвинские и олонецкие купцы держали лавки не только в Тарту, Риге, Таллине и Нарве, но и в Стокгольме, где торговали, в частности, таким дорогостоящим товаром, как сибирская пушнина (Рухманова, 1957. С. 56-57)

50 Heckscher,1936. S. 307.

51 Пийримяэ, 1974. С. 246.

52 Heckscher, 1936. S. 425.

53 Адамсон, Валдмаа, 2000. С. 84.

54 Loit, 2000. S.178-179.

55 Лайдре М.Х. Шведская армия в Эстляндии и Лифляндии во второй половине XVII в. (1654–1694). Тарту, 1987. С. 11.

56 В этот период площадь владений шведских дворян в восточных провинциях впервые стала преобладать над традиционной остзейской (Heckscher, 1936. S. 425). При этом дворянину-землевладельцу не требовалось проживать в балтийской провинции; многие из них постоянно жили в столичном Стокгольме (Введение, 1845. С 1845).

57 Heckscher, 1936. S. 317.

58 Мёрнер, 2007. С. 154.

59 Адамсон, Валдмаа, 2000. С. 84)

60 Группа прибалтийских дворянских оппозиционеров, в которую входили Г. Менгден, И.Р. Паткуль, О.Ф. Фитингоф, Г. Будберг и др. открыто выступали против королевской власти, опираясь в своей политике на местное (остзейское) рыцарство, а также державы, враждебные Швеции. Так, И.Р. Паткуль 20 февраля 1699 получил из Риги «обыкновенной печатью рыцарства Лифляндского скреплённый» мандат на право ведения переговоров с курфюрстом Августом Саксонским. Этот монарх, уже имевший договорённость с Петром I о вооружённом нападении на Швецию, был заинтересован в боевой поддержке и дворян балтийских провинций, готовых взорвать империю изнутри (соответствующий договор был подписан Августом и Паткулем 24 августа 1699 г.). При благоприятном исходе запланированной агрессии предполагалось создание единой восточнобалтийской дворянско-олигархической республики, в которой были бы, по сути, восстановлены средневековые феодальные отношения. В частности, планировалось ликвидировать все права и свободы бюргерства и крестьянства, дарованные им шведскими королями на протяжении XVII в. (Зутис. 1933. С. 13-14)

61 См. в: Heckscher, 1936. S. 426.

62 К истории крестьянского сословия в Прибалтийском крае // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Том II. Рига, 1879. С. 529. Далее: Сборник, 1879.

63 Базарова Т.А. Русские войска и местное население Ингерманландии в 1702-1710 гг.: проблема взаимоотношений // Северная война, Санкт-Петербург и Европа в первой четверти XVIII в. СПб., 2007. С. 249-250. Далее: Базарова, 2007.

64 Цит. по: Андреева, 2007. С. 89.

65 Шкваров А.Г. О проблеме «геноцида и военных преступлений» казачества на территории прибалтийских провинций Швеции в ходе русско-шведских войн XVIII – XIX вв. // Санкт-Петербург и страны Северной Европы. Материалы Десятой ежегодной международной научной конференции. СПб., 2009. С.104.

66 Цит. по: Андреева, 2007. С. 89.

67 Цит. по: Базарова, 2007. С. 249, 251-252.

68 Ук. соч. С. 253.

69 В немецких владениях короны культурные контакты местного населения со шведами были совершенно поверхностными и незначительными, поэтому здесь они не рассматриваются.

70 Laidre, 1999. S. 158.

71 Väänän, 1987. S. 43.

72 Väänän, 1987. S. 44.

73 Цит. по: Loit A. Den politiska bakgrunden till bondeskolornas inrättande i Östersjöprovinserna under svenska väldets tid // Stat – kyrka – samhälle. Den stormaktstida samhällsordningen i Sverige och Östersjöprovinserna / Acta Universitatis Stockholmiensis. Studia Baltica Stockholmiensia. Bd. 21. Stockholm, 2000. Далее: S. 180. Loit, 2000.

74  Вакенбух – список крестьянских повинностей, который был обязателен для любого поместья. Он содержал детально фиксированные повинности по крестьянским хозяйствам и норму отработочной ренты для батраков. Подробнее о содержании и использовании вакенбухов см. в: Зутис , 1933. С. 11.

75 Loit, 2000. S. 171, 179.

76 Loit, 2000. S. 171.

77 Нужно заметить, что не только помещики, но иногда и крестьяне были против введения всеобщего школьного образования. Выплаты на содержание школы были чувствительной прорехой в небогатом семейном кошельке; кроме того, школа отрывала детей от крестьянского труда. Поэтому центральной администрации приходилось бороться и с этой тенденцией, кнутом и пряником заставляя сельских родителей заботиться об обучении своих детей (Loit, 2000. S. 171).

78 Цит по: Loit, 2000. S. 180.

79 Материальная база университета основывалась на дотациях, поступавших из Ингерманландии. Это были доходы, поступавшие в Тарту из поместий в районе Копорья, ежегодно дававшие до 16 000 медных далеров. И этого было, как полагают эстонские специалисты, вполне достаточно для нормальной работы Густавианской академии (Мёрнер, 2007. С. 149-150).

80 .Одной из таких мер было обложение православных Ингерманландии налогом в пользу лютеранской церкви (Сакса, 2007. С. 36; Базарова, 2007. С. 246-247. Таким образом, они с первых лет шведского времени должны были содержать и своих, и протестантских священников.

81 Какое-то время переговоры о присылке в Ингерманландию священников велись с митрополитом Новгородским и Тихвинским, но и они были прекращены после того, как этот князь церкви стал выдвигать требования откровенно политического плана (Lotman, 2000. S.123).

82 Öhlander, 1898. S. 168.

83 Адамсон А., Валдмаа С. История Эстонии. Таллинн, 2000. С. 82. Далее: Адамсон, Валдмаа, 2000.

84 Как утверждает современный исследователь, в эти годы «лютеранская власть и церковь в Ингрии начало войну против православных и их финскоговорящей части» (Мёрнер, 2007. С. 155).

85 Сакса, 2007. С. 37.

86 Сакса, 2007. С. 39.

87 Мёрнер, 2007. С. 157-158.

88 Адамсон, Валдмаа, 2000. С. 88.

89 Цит. по: Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т. 4. Ч. 2. СПб., 1863. С. 168.

90 Цит. по: Русская военная сила. История развития военного дела от начала Руси до нашего времени. Издание второе И.Н.Кушнерова и А.Е.Пирогова, исправленное и дополненное под ред. А.Н.Петрова. Том II. М., 1892. С. 17.

91 Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. II (1702 – 1703). СПб., 1889. С. 396.

92 Возгрин В.Е. Проблема геноцида в российской и скандинавской историографии Северной войны // Санкт-Петербург и страны Северной Европы. Материалы шестой ежегодной Международной научной конференции. СПб., 2005. С. 217.

93 История Петра Великого. Сочинение Вениамина Бергмана / Пер. с нем. Егор Аладьин. Тт. I-III. СПб., 1833. Т. II. С. 102.

94 Цит. по: Голиков И.И. Дополнения к Деяниям Петра Великого. Тт. I – XXVII. М., 1790 – 1797. Т. VI. С. 202.

95 ПСЗ, № 2287

96 ПСЗ, № 2297

97 ПСЗ, №2277

98 ПСЗ, №2301.

99 Зутис, 1933. С. 67-68.

100 Зутис, 1933. С. 75.

101 ПСЗ, № 2536

102 Accessorium – приблизительно то же, что французская талья: побор, взимавшийся в Средние века землевладельцем со свободных и несвободных людей недворянских сословий , живших на его землях. При этом всё имущество несвободных крестьян или слуг принадлежало сеньору, который нередко держал их в полном повиновении под угрозой изъятия у них орудий труда, земли, скота и т. д. (Подр. см. в: Haberkern E., Wallach J.F. Hilfswörterbuch für Historiker. B. 2. München, 1964. S. 610). В Швеции XVII – XVIII вв. accessorium, вздумай кто-либо его возродить, выглядел бы совершенной дикостью.

103 Цит. по: Сборник, 1879. С. 536

104 Зутис, 1933. С. 75.

105 ПСЗ, № 2277, пункт 34.

106 Акимов Ю.Г. Попытка создания шведской колонии в Северной Америке (1638–1655): внешнеполитический аспект // Скандинавские чтения 2000 года. Этнографические и культурно-исторические аспекты. СПб., 2002. С. 246 – 254.

107 Petersen K. Danmarkshistoriens hvornår skete det. Fra istiden til 1960 år for år. København, 1969. S. 245. Далее: Petersen, 1969.

108 Svenskstad i Västindien. Gustavia på Saint Barthelemy i språk- och kulturhistorisk belysning av Gösta Franzen // Acta academiæ regiæ scientarum upsaliensis. Bd. 16. Upsala, 1974. S. 13-14. Далее: Franzen, 1974

109 Swärd O. Latinamerika i svensk politik under 1810-1820-tiden. Uppsala, 1949. S. 49-52.

110 Franzen, 1974. S. 19.

111 Мёрнер, 2007 С. 131.

112 Roberts, 1979. Р. 123.

113 Petersen, 1969. S. 191. Забота о флоте проявлялась и в береговом строительстве. Поскольку стокгольмские шхеры иногда бывают забиты льдом и в позднюю весну (да и противный ветер мог долго не давать возможности выхода в открытое море), то в правление Карла XI было принято решения строительства новой военно-морской базы гораздо южнее и в более удобном, открытом месте. Порт, выстроенный под руководством великого фортификатора Эрика Дальберга, получил имя Карлскрона, и в 1682 г. туда был переведён весь шведский флот.

114 Этот король оставил в наследство своему сыну Карлу XII 90 000 отлично обученных, дисциплинированных и преданных престолу солдат и офицеров. Военный же флот также производил прекрасное впечатление, являясь крупнейшим на Балтике: он насчитывалв 1697 г. 34 линейных корабля и 11 фрегатов – такой воинской силой империя не обладала никогда ранее (Rosen J. Det karolinska skedet. Lund, 1963. S. 277).

115 К моменту начала Великой Северной войны Швеция находилась в союзнических отношениях с Англией и Нидерландами. Но согласно условиям союзных договоров эти великие державы в случае нападения на Швецию были обязаны лишь сохранять благожелательный нейтралитет – что и помогло шведам сокрушить вначале Данию, а затем и вторгшихся в прибалтийские провинции Петра I и саксонского курфюрста Августа II. Но принять участие в военных действиях на стороне пострадавшей от немотивированного вторжения Швеции они не могли – для этого нужен был иной, оборонительно-наступательный договор.

116 Roberts, 1979. P. 151.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа учебной дисциплины История стран Северной Европы федерального (вузовского) компонента цикла гсэ (ЕН, опд, сд, дс, фд)

    Программа
    Проследить общий путь развития скандинавских стран и Финляндии в Новое и Новейшее время, выявив при этом закономерности и особенности этого процесса у конкретных стран данного региона.
  2. Программа вступительных испытаний для лиц, поступающих на направление подготовки 030600 «История»

    Программа
    Проверка уровня знаний и сформированности общекультурных и профессиональных компетенций абитуриентов, не имеющих профильное высшее историческое образование.
  3. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды
  4. Тюрки и мир: сокровенная история

    Документ
    Часть I Арйана Вэджа — Арийский Простор Забытая родина (вместо предисловия) 6 Полуостров Индостан и его обитатели 26 Персидские мелодии тюркского гимна 49 Ближневосточный плацдарм 79 «Гостеприимство» в новой Европе 108 Литература
  5. История Отечества", выпускаемый издательством "

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды

Другие похожие документы..