Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Темы рефератов'
Космос и здоровье человека Озоновые дыры и их влияние на биосферу. Влияние последствий Чернобыльской АЭС на рост онкологических заболеваний Содержани...полностью>>
'Документ'
Аннотация. В работе рассмотрены явные ошибки в физических теориях. Они порождают негативные следствия в области фундаментальных и прикладных исследова...полностью>>
'Программа'
Представлена слайд-презентацией в рамках круглого стола по теме: «Информационные технологии в деятельности учителя-предметника» на курсах повышения к...полностью>>
'Документ'
В Макс Карл Эрнст Людвиг Планк (23.04.1858 - 04.10.1947) - немецкий физик-теоретик, основоположник квантовой теории, член Берлинской Академии наук (1...полностью>>

Тезисы IV международной конференции, посвященной

Главная > Тезисы
Сохрани ссылку в одной из сетей:

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М.В. ЛОМОНОСОВА

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

ИБЕРО-РОМАНИСТИКА

В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

НАУЧНАЯ ПАРАДИГМА

И АКТУАЛЬНЫЕ ЗАДАЧИ

Тезисы IV Международной конференции, посвященной

60-летию открытия испанского отделения

на филологическом факультете и 30-летию образования кафедры иберо-романского языкознания

20-21 ноября 2008 г.

МОСКВА 2008

УДК

ББК

Под ред. Мунгаловой О.М., Оболенской Ю.Л., Снетковой М.С.

Иберо-романистика в современном мире: научная парадигма и актуальные задачи: Тезисы конференции: Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, Филологический факультет, 20-21 ноября 2008 г. ─ М.: МАКС Пресс, 2008. ─ 145 С.

ISBN

В данном сборнике объединены тезисы, присланные на конференцию «Иберо-романистика в современном мире: научная парадигма и актуальные задачи», проводимую филологическим факультетом МГУ им. М.В. Ломоносова 20-21 ноября 2008 г.

Сборник предназначен для широкого круга иберо-романистов: филологов, культурологов, переводоведов.

Тезисы публикуются в авторской редакции.

УДК

ББК

ISBN

© Филологический факультет МГУ

им. М.В. Ломоносова, 2008

Е.А. АБРАМОВА

Нельсон Родригес в истории Бразильского

театра

I Творчество Нельсона Родригеса в контексте истории бразильского театра.

  1. Место Нельсона Родригеса в отечественном и Бразильском литературоведении. Эволюция в восприятии его творчества с 40-х годов до современности.

  2. Периодизация истории бразильского театра.

Бразильский театр до Нельсона Родригеса.

А) Миссионерский театр ХVI века.

B) Упадок иезуитского театра в ХVII веке.

С) Зарождение светского театра в ХVIII веке.

D) XIX век: появление бразильского национального театра. Романтизм Гонсалвеса де Магальяэнса и Гонсалвеса Диаса. Комедии Мартинса Пены.

Е) Состояние бразильского театра к началу XX века.

3. 1922 год. Неделя Современного Искусства в Сан Пауло и её значение для бразильского театра.

4. Вторая мировая война. Модернизм на бразильских театральных подмостках. Группа «Комедианты» и Збигнев Зембински.

5. 1943 − премьера пьесы Нельсона Родригеса «Подвенечное Платье». Начало современного бразильского театра.

II Особенности творчества Нельсона Родригеса.

  1. Влияние исторического момента на творческий путь драматурга и некоторые факты его биографии.

  2. Периодизация творчества Нельсона Родригеса: психологический и мифический циклы и их отличительные особенности. Трагедии Рио-де-Жанейро.

  3. Художественные мир пьес Нельсона Родригеса на примере краткого анализа «Подвенечного платья», «Покойницы» и «Вальса №6».

  4. Новаторство пьес Нельсона Родригеса.

А) Новаторство содержания: национальные темы.

В) Новаторство формы: национальный язык.

5. Нельсон Родригес и театр европейского авангарда.

А) Родригес и немецкий театр экспрессионизма. Внешние сходства и внутренние различия.

В) Родригес и сюрреализм. Общность мотивов «неприятного театра» Нельсона Родригеса и «театра жестокости» А. Арто.

С) Родригес и «театр парадокса» С. Беккета и Э. Ионеско.

6. Нельсон Родригес и Ю. О’ Нил.

7. «Бразильский язык» пьес Нельсона Родригеса. Диалоги в стиле «пинг-понг». Просторечие и дурновкусие. Чёрный юмор.

8. Драматургия Нельсона Родригеса и кинематограф. Двусторонне взаимодействие.

9. Влияние творчества Нельсона Родригеса на последующие поколения бразильских драматургов.

III Значение творчества Нельсона Родригеса в истории Бразильского театра.

Р.Р. АЛИМОВА

Продуктивные словообразовательные модели

для создания глаголов-неологизмов

на страницах испанской прессы

Динамический характер языка проявляется в изменениях, происходящих на всех его уровнях: фонетическом, грамматическом, где трансформации не столь активны, лексическом и семантическом, где эволюционные процессы происходят намного быстрее. В последнее десятилетие наблюдается активизация этих процессов, намечаются новые тенденции в развитии языка в целом. В большей степени этим изменениям подвержена лексическая система, так как она наиболее подвижна, и поэтому результаты изменений часто проявляются за сравнительно короткий промежуток времени.

Достаточно заметны изменения и в словообразовательной системе, так как эта сфера, используя морфемный инвентарь языка, выполняет заказ общества на создание необходимых для коммуникации наименований. Это проявляется в первую очередь в возрастании продуктивности ряда словообразовательных типов, в появлении новых типов и исчезновении выходящих из употребления некогда продуктивных моделей, расширении словообразовательного значения отдельных аффиксов. Зеркалом изменений, происходящих в языке, являются средства массовой информации, так как они отражают состояние языка на конкретном этапе его развития.

Термин “словообразование” имеет два основных значения, которые следует четко различать. В первом своем значении он употребляется для выражения постоянного процесса образования новых слов в языке. Язык находиться в состоянии непрерывного развития, включающего определенные языковые процессы, в том числе и создание новых лексических единиц. Структура каждого некорневого, а так же многих в настоящее время корневых слов представляет собой итог процесса образования этих слов. Суть словообразовательных процессов заключается в создании новых наименований, новых вторичных единиц обозначения, и коль скоро такие наименования являются словами, термин “словообразование” раскрывается в буквальном смысле, то есть, прежде всего, как наименование процесса образования слов”.

Подобное понимание словообразования как источника не только готовых названий, но и правил их образования по определенным моделям и схемам, в соотношении с экстралингвистическими факторами, позволяет значительно углубить и уточнить представления о механизме словообразования в соответствии с определенными принципами. Само появление нового слова диктуется прагматическими потребностями. Это особенно актуально в современную эпоху, когда в результате развития научно-технического прогресса, информационной революции практически каждый день мир знакомится с новыми реалиями, требующими немедленного наименования в языке. Отправитель сообщения выбирает из наличного лексического тезауруса то, что наилучшим образом выражает его мысли и чувства. Если в лексиконе отправителя такого слова нет, то нередко он видоизменяет старую или создает новую лексическую единицу. Для этого используются в первую очередь уже существующие ресурсы языка, нередко преображаемые с помощью словообразовательной техники, или заимствуются наименования из другого языка, как правило, источником подобных заимствований выступает английский язык. Новые лексические единицы создаются в процессе речи как осуществление говорящим определенного коммуникативного намерения, а не как единицы, заранее планируемые говорящим для расширения или пополнения лексики.

Производство новых лексических единиц происходит по определенным словообразовательным моделям, исторически сложившимся в данном языке. При этом одной из ключевых проблем словообразования является проблема продуктивности модели или способа словообразования. К настоящему времени бесспорными установленными признаками деривационных отношений признаны производность по форме и мотивированность по содержанию.

Современный испанский язык располагает многими способами образования новых слов, к числу которых относятся словопроизводство путем суффиксации или префиксации, словосложение, конверсия, сокращения, адъективация, субстантивация, обратное словообразование, лексико-семантический способ. Такие способы, как словопроизводство и словосложение, дают основное количество новообразований.

В языке прессы неологизмы глаголы образуются гораздо реже, чем существительные или прилагательные. Наиболее часто встречаются неологизмы первого спряжения на -ar, образованные от существительных: ancianar (envejecer, convertirse en anciano), antologar (elaborar una antología), cortocircuitar (empleado metafóricamente en el sentido de ‘interrumpir, frustrar, impedir que [alguien o algo] desempeñe correctamente su función), etc. Среди наиболее продуктивных глагольных суффиксов можно назвать -ear, -izar, -ificar. По мнению Мервина Ланга это связано с интернационализацией испанской лексики в научно-технической области.

Глория Герреро Рамос говорит о большой продуктивности суффикса -izar в современном газетно-публицистическом дискурсе, однако отмечает, что зачастую с помощью этого суффикса создаются этимилогические дублеты уже существующих в языке глаголов первого спряжения на -ar: valorizar − valorar, concretizar − concretar, culpabilizar − culpar, optimizar − optimar, ilegitimizar − ilegitimar, liderizar − liderar, depauperizar – depauperar. Леонардо Гомес Торрего связывает продуктивность этих суффиксов с желанием придать большую научность речи, удлиняя слова: “a esta actitud actual de hinchazón vacua se debe también el empleo de muchos verbos con el sufijo verbal -izar en lugar de otros más cortos y más asentados en nuestra lengua”. По мнению Серрано Доладер это происходит из-за интернационального характера данного суффикса, который имеет свои аналоги во французском, английском и немецком.

Глаголы с суффиксом -izar образуются, как правило, от существительных или прилагательных с суффиксами -al, -ar, -ano. Среди неологизмов, образованных с помощью этого суффикса, можно отметить следующие: ambientalizar (tener en cuenta el medio ambiente), anualizar (dar carácter anual a algo), expertizar (peritar, evaluar en calidad de experto en una determinada materia), literaturizar (dar características o formas literarias a algo), masterizar (realizar un máster de una grabación), modelizar (crear un modelo teórico de algo), monumentalizar (adornar con monumentos), numerizar (transformar una información recibida en una sucesión de números determinada), parlamentarizar (dar carácter o tratamiento parlamentario a algo), patrimonializar b(convertir algo en patrimonio), volumetrizar (dar volumen a una imagen bidimensional), etc.

Активно функционируют в прессе также неологизмы, образованные с помощью этого суффикса от географических названий, например, vietnamizar (dar carácter vitnamita), japonizar, cubanizar, palistinizar, образуя целую деривационную цепочку.

П. Наварро отмечает, что некоторые неологизмы с суффиксом -izar являются синтетическими формами глаголов, которые заменяют традиционные аналитические формы «глагол+прилагательное», например, ecologizar – hacer ecológico, miserabilizar – hacer miserable.

Другим продуктивным глагольным суффиксом в современном испанском газетно-публицистическом дискурсе является суффикс -ear. Новообразования с данным суффиксом нередко возникают для замены более сложных аналитических конструкций «глагол+существительное», например, chistear (hacer chistes de algo), chuletear (hacer chuletas), lambadear (bailar la lambada), marrullear (hacer marrullerías), masajear (dar masajes), papear (tomar comidas, comer), pendulear (ir de un lado hacia otro), etc.

Глаголы, образованные с помощью этого суффикса также могут иметь значение повторяющегося действия, например, mitinear (dar mítines frecuentemente), mensajear (enviar mensajes de un teléfono móvil a otro).

Нередко в качестве основы новообразования с суффиксом -ear выступают заимствованные слова, например, whiskear, chatear, rapear, chartear, так как это позволяет адаптировать и включить заимствованную лексику в испанский язык; или имена собственные, например, pujolear (emplear la misma táctica que emplea Jordi Pujol), aznarear (gobernar como José María Aznar), maradonear (actuar como Diego Maradona), etc.

А.А. АНУФРИЕВ

Семантические особенности предикатов мнения

в испанском языке

В испанском языке существует множество предикатов, которые так или иначе могут быть отнесены к эпистемическим. Наиболее употребительные из них (creer, suponer) имеют широкую семантику и в зависимости от прагматической ситуации могут выражать различную степень уверенности в истинности пропозиции. В связи с этим проблема классификации предикатов мнения представляется довольно запутанной.

Тем не менее, исходя из наиболее общих семантических особенностей, глаголы можно разделить на две большие группы. К первой можно отнести предикаты (уверенного) мнения creer, parecer, considerar, opinar и их синонимы. Употребляя их, говорящий не столько сообщает о степени осведомлённости в истинности пропозиции, сколько о своей уверенности, причём эпистемическая гипотеза как таковая часто им не осознаётся, как и наличие альтернатив. Именно глаголы этой группы чаще всего используются для введения неверифицируемых аксиологических оценок. Другую группу предикатов представляют, в первую очередь, глаголы предположения suponer, imaginar, presumir, admitir, conjeturar и др., часто называемые в испанской традиции «глаголами, создающими миры» (verbos creadores de mundos). Употребляя данные предикаты, говорящий, как правило, предъявляет свою гипотезу собеседнику как одну из возможных. К данным глаголам примыкают глаголы догадки, подозрения и предчувствия (sospechar, prever, presentir), а также позитивного и негативного ожидания (esperar, temer). (Антонимичные данным предикатам глаголы недоверия и сомнения нами не рассматриваются.) Степень уверенности, выражаемая вышеперечисленными глаголами, может быть разной, но обычно ниже, чем у глаголов первой группы.

Если обратиться к словарным толкованиям, то выясняется, что эпистемические значения большинства предикатов, как мнения, так и предположения часто (иногда только так) объясняются указанием на синонимы. При этом менее употребительные глаголы обоих групп могут отсылать друг к другу и к более употребительным. При том, глаголы каждой из групп синонимичны друг другу, почти всегда указывается близость значения к таким глаголам как creer, suponer, sospechar (глагол creer в этом смысле связывает практически все испанские эпистемические предикаты). Эти глаголы также могут ситуативно сближаться друг с другом по значению. Объясняется это тем, что глаголы мнения по своей природе имеют, как правило, лишь контекстуальные синонимы и антонимы. Говоря об их семантике можно выделять лишь инвариантные значения.

Таким образом, большинство глаголов мнения будут в пределах своей семантики передвигаться по шкале между двумя значениями: 1) иметь точку зрения на что-либо, оценить (в семантике глаголов estimar, juzgar, considerar элемент оценки первичен) что-либо: мнение априори не объективно, может ни на чём не основываться); 2) выдвигать гипотезу большей или меньшей степени уверенности, основываясь на наблюдениях и собственных выводах, при этом гипотеза может быть заведомо фантастичной. Наиболее употребительные глаголы покрывают соответственно практически всю шкалу между этими значениями.

Отметим, что отличие глаголов мнения и предположения в большей степени проявляется в контекстах с отрицанием. Прежде всего, контексты первого лица настоящего времени (no creo que) большинства глаголов мнения естественны для носителей, в то время как конструкции типа no supongo, no preveo в целом осознаются носителями как искусственные, а если и употребляются, то как синонимы no creo. Это объясняется тем, что гипотеза не может отрицать сама себя, а при глаголах мнения отрицается не само мнение, а пропозиция, которую мнение вводит.

Наконец, интересно спроецировать на испанские предикаты противопоставление двух видов мнения в работах М.А. Дмитровской и И.Б. Шатуновского. Говоря о способности эпистемических предикатов вводить аксиологические суждения, эти лингвисты разделяют мнение-оценку и оценку предположение (субъективное и объективное мнение) и приводят в пример соответственно русские предикаты считать и думать [Дмитровская1988; Шатуновский1993]. Субъективное мнение сформировывается на основе непосредственного контакта с объектом и обычно не мотивируется, объективное ближе к эпистемической гипотезе и основывается на аргументах, оно может быть верифицировано (естественно, субъективно) при контакте с объектом. В испанском языке также можно обнаружить подобную оппозицию. Глагол creer (в отличие от русского) покрывает оба вида мнения, при этом parecer описывает исключительно субъективное мнение, что подтверждает и семантика «кажимости». Получается, что по данному параметру глагол parecer можно противопоставить и группе creer, и группе suponer. При этом сам creer в эту оппозицию не укладывается.

Таким образом, попытки описания даже самых общих классификаций предикатов мнения сталкиваются с множеством трудностей. Разделение предикатов по описываемой ими степени уверенности в полной мере актуально лишь для глаголов с узкой семантикой. Для наиболее употребительных глаголов в первую очередь важно представить весь спектр значений, которые они могут описывать в контексте.

Литература

1. Дмитровская М.А. Знание и мнение. // ЛАЯ: Знание и мнение. М., 1988.

2. Шатуновский И.Б. Думать и считать: ещё раз о видах мнения. // ЛАЯ: Ментальные действия. М., 1992.

А.В. БАКАНОВА

История каталанских фольклористических

исследований на примере жанра народной сказки

При рассмотрении истории фольклористических учений в Каталонии следует учитывать, что этот процесс протекает в рамках европейской традиции и в тесном контакте с общеиспанской научной мыслью, повторяя, во многом, ее основные подходы и этапы развития.

С момента зарождения фольклористической науки в Испании было осуществлено множество исследований, посвященных различным жанрам устного народного творчества, в том числе, народной сказке. И хотя Испания не проявила себя «законодательницей моды» в этой области, ее роль в истории европейской и мировой фольклористики следует признать особенной, например, Испания, одна из первых среди европейских стран, познакомилась с образцами восточных фольклорных текстов и ассимилировала многие из них, придав им особенное звучание.

Постараемся кратко обозначить основные этапы становления и развития фольклористической мысли и ключевые фигуры каталанского сказковедения. Речь идет об изучении фольклорных текстов на самостоятельном романском языке, в которых нашли отражение исторические и социокультурные особенности различных областей Каталонии, менталитет и национальное самосознание каталанского народа.

Дробность языкового и фольклорного материала на территории Каталонии чрезвычайно велика, например, можно отдельно говорить об особенностях народных сказок центральной части и островов. Границы распространения фольклорного материала не соответствуют в точности актуальному административному делению.

Начало фольклористики в Испании ведется с XIX века, выделяются три основных этапа с их ключевыми фигурами. На середину XIX века приходится так называемый костумбристский период. Поколение каталанских писателей-фольклористов этого времени находится под сильным влиянием деятельности фольклористов-романтиков других стран, в частности, братьев Гримм. Первый сборник каталанских народных сказок появляется в 1866 году, это “Lo llibre de l’infantesa. Rondallari català”, автор Terenci Thos i Codina. Эту работу нельзя назвать фольклористическим исследованием в полном смысле этого слова, поскольку большинство текстов являются авторской компиляцией различных сказочных тем и мотивов.

Франсиско Маспонс и Лаброс (Francisco Maspóns i Labrós) в 1871−1874 годах публикует три тома народных сказок, которые выходят в свет под общим названием “Lo Rondallayre”. Проведенная им исследовательская работа делает его сборники источником бесценного фольклорного материала.

Еще один ученый, посвятивший свою короткую жизнь собиранию и изучению каталанского фольклора, Pau Bertran i Bros (1853−1891). “El rondallari català” издается посмертно в 1909 году с сохранением авторских комментариев к текстам сказок, классификации материала по месту происхождения, особенностей устной речи сказителей.

Новый этап в фольклористике, характеризуется повышенным вниманием к собиранию, описанию и научному анализу устного народного творчества. В позитивистский период осознается важность сохранения и передачи национальных традиций на территории всей страны. Каталанские исследователи, находясь в тесном контакте с севильскими коллегами, организуют общество фольклористов “El Folklore Catalán”.

В ХХ веке эстафета в деле собирания, издания и распространения каталанских фольклорных текстов переходит к исследователю Valeri Serra i Boldú. Основные его работы в этой области: “Aplec de rondalles” (1922), “Rondalles meravelloses” (1924), “Rondalles populars” (1930−30), где в основном представлены так называемые «волшебные» и «бытовые» сказки.

Наиболее известной фигурой в каталанской фольклористике ХХ века является Joan Amades, представитель филологической школы. В 1950 году выходит первый том “Rondallística”его многотомного труда о фольклоре Каталонии, посвященный жанрам rondalles, tradicions, llegendes. Автор детально рассматривает основные вопросы сказковедения, рассуждает об особенностях сказочного жанра, о различных школах и подходах к изучению народной сказки.

Ж. Амадес отмечает основные сложности, возникающие при работе с фольклорным материалом, исследует географию распространения устных текстов сказок. Каталанской народной сказке, по его мнению, присущи следующие черты: особое место, время действия и действующие лица, магия чисел, рифмованные и песенные элементы, инициальные и финальные формулы, функциональная направленность.

Н.Г. ВАЛЕЕВА

Детерминанты коммуникативной

эквивалентности текста перевода оригиналу

В рамках коммуникативно-функциональной парадигмы лингвокультурной коммуникации перевод рассматривается как процесс межъязыкового и межкультурного общения, то есть такого общения, при котором благодаря деятельности переводчика осуществляется взаимодействие субъектов, принадлежащих к разным национальным культурам, в рамках данной национальной культуры владеющих присущим ей языком и национальным сознанием.

С процессуальной стороны перевод есть закономерное последовательное изменение, переход одного текста, текста-оригинала, в другое качественное состояние – текст перевода, осуществляемое посредником-переводчиком в условиях лингвокультурного общения в ходе переводческой деятельности.

Текст перевода – это вторичный текст (метатекст), заменяющий и «репрезентирующий» первичный текст в другой языковой и культурной среде, «в другом лингвокультурном контексте». Текст перевода создается «на основе целенаправленного («переводческого») анализа первичного текста» и характеризуется «установкой на передачу коммуникативного эффекта» оригинала.

Коммуникативный эффект – это результат коммуникативного акта, соответствующий его цели. Исходя из цели коммуникации, отправитель создает текст, отвечающий определенной функционально-коммуникативной программе вызывающий у получателя определенный коммуникативный эффект, соответствующий цели коммуникации. Иными словами, коммуникативный эффект – это результат коммуникативного акта, соответствующий его цели. Без соответствия между коммуникативной целью и коммуникативным эффектом не может быть общения.

Работая с оригиналом, переводчик выявляет коммуникативную цель и «функционально-интенциональную программу» исходного текста, которые затем воссоздает в тексте перевода, стремясь получить соответствующий данной цели и данной программе коммуникативный эффект. Таким образом, в процессе перевода переводчик устанавливает отношения коммуникативной равноценности между речевыми произведениями (текстами) двух разных языков, «отождествляя их в качестве двух ипостасей одного и того же сообщения».

Отношения коммуникативной равноценности не предполагают абсолютного тождества оригинала и метатекста. В процессе создания текста перевода исходный текст частично модифицируется «различиями между двумя языками, двумя культурами и двумя коммуникативными ситуациями», то есть различиями культурно-когнитивного и ситуационного характера.

Преобразования исходного текста в процессе создания текста перевода порождены и ограничены ««двойной лояльностью» переводчика – установкой на «верность» оригиналу и установкой на адресата и нормы его культуры», что обеспечивает «приемлемость» текста перевода в принимающей культуре и связь его с оригиналом. Культурно-когнитивные и ситуационные различия, характер модификаций в процессе перевода обуславливают особенности «коммуникативной эквивалентности», служащей критерием соответствия текста перевода оригиналу.

«Коммуникативная эквивалентность» предполагает и допускает «адаптацию внутри перевода». «Адаптация внутри перевода» имеет объективный характер и понимается как результат изменений семантико-синтаксической структуры текста перевода относительно исходного текста (изменения, которые не должны нарушить концептуальную программу автора исходного текста). Подчиняя свой выбор двойной верности: концептуальной программе исходного текста и адресату, переводчик прибегает к определенным «манипуляциям» семантико-синтаксической структуры текста перевода относительно исходного текста. Данная адаптация мотивирована необходимостью преодолеть случаи «культурной интертекстуальности» и обеспечить таким образом приемлемость текста перевода в принимающей культуре. При этом в рамках культурной интертекстуальности рассматриваются все несовпадения между двумя культурами, которые распространяютя как на материальную и духовную жизнь, так и на нормы речевого и неречевого поведения.

Литература

  1. Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. – М.:Че Ро, 2000.

  2. Львовская З.Д. Современные проблемы перевода: Пер. с исп. – М.: Издательство ЛКИ, 2008.

  3. Швейцер А.Д. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты. – М.: Наука, 1988.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Шамин С. И. IV международная конференция «Комплексный подход к изучению древней Руси» Отечественная история. №2008. C. 204-206

    Документ
    2 - 5 октября 2007 г. прошла IV международная конференция "Комплексный подход в изучении Древней Руси". Организаторами конференции выступили журнал "Древняя Русь.
  2. Тезисы докладов и материалы конференций по научной тематике

    Тезисы
    Виноградова И.А., Стафеев В.Ф. Результаты комплексного обследования студентов-лыжников в течение годового цикла тренировок. В кн. "Материалы заседания секции физического воспитания вузов культуры и искусств РСФСР" - Петрозаводск, 1989.
  3. Хроника мапрял IV дьерская международная конференция преподавателей русского языка

    Документ
    ® 6 – 8 марта сего года в г. Дьере (Венгрия) в Институте педагогики области Дьер – Мошон – Шопрон Ассоциация преподавателей русского языка и литературы Северо-Задунайского края Венгрии провела свою очередную ежегодную конференцию,
  4. Тезисы докладов (19)

    Тезисы
    Amirov, R.R. The specific recognition of substrates using sulfonato methacyclophanes modified with Gd(III) ions [Текст] / R.R.Amirov, A.B.Ziyatdinova, Z.
  5. Доклады на конференциях глинкин е. И

    Доклад
    1. Глинкин Е.И., Пустовит А.П., Бояринов А.Е. Повышение точности и расширение диапазона определения ТФС Сб.: Межд. НПС “Проблемы энергосбережения” . -Пенза: ПДЗ, 2002.

Другие похожие документы..