Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Постановка проблеми. Сучасна система навчання у вищих навчальних закладах характеризується постійним оновленням. З’являються нові методи, форми та те...полностью>>
'Документ'
Требования к студентам: освоение общих гуманитарных курсов и социально-экономических дисциплин, общих математических и естественнонаучных дисциплин, ...полностью>>
'Документ'
– Пушистые-пушистые! Как у девочки. – Она запускает руку мне в волосы. – Тебе об этом говорили? – Таня выдерживает паузу, видимо ожидая отрицательног...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
Содержательно-организационные модели пропаганды здорового образа жизни в подростковой среде (из опыта работы учреждений начального и среднего професс...полностью>>

Герой Социалистического Труда (1956, 1961). Под руководство (1)

Главная > Руководство
Сохрани ссылку в одной из сетей:

КОРОЛЕВ Сергей Павлович (1906/07-1966), советский ученый и конст­руктор, академик АН СССР (1958), дважды Герой Социалистического Труда (1956, 1961). Под руководством Королева созданы баллистические и геофи­зические ракеты, первые искусственные спутники Земли, спутники различ­ного назначения («Электрон», «Молния-1», «Космос», «Зонд» и др.), косми­ческие корабли «Восток», «Восход», на которых впервые в истории соверше­ны космический полет человека и выход человека в космос. Ленинская пре­мия (1957). Репрессирован в 1938-1944; находился в заключении на Колыме (1938-1940); затем работал в КБ в Москве (1940-1942) и Казани (1942-1944).

Родился в семье учителя Павла Яковлевича Королева, из разночинцев. Из-за распада семьи с двух до десяти лет воспитывался в Нежине под Киевом в большой купеческой семье родителей матери, Н. Я. Москаленко. С 1917 г. жил с отчимом и матерью, Григорием Михайловичем и Марией Николаев­ной Баланиными, в Одессе, где с их помощью дома изучал школьную про­грамму, а в 1922-1924 гг. учился в строительной профессиональной школе, занимаясь во многих кружках и на разных курсах.

Становление в авиации

В 1921 г. познакомился с летчиками гидроотряда и активно участвовал в авиа­ционной общественной жизни: с 16 лет как лектор по ликвидации авиабезгра­мотности, а с 17 — как автор проекта безмоторного самолета К-5, официально защищенного перед компетентной комиссией и рекомендованного к постройке.

В 1924-1926 гг. учился в Киевском политехническом институте. В 1926 г. перевелся в Московское высшее техническое училище, где участвовал в организации первой в стране планерной школы, окончив ее, стал инст­руктором и испытателем планеров, также окончил школу летчиков, за­нимался в аэродинамическом кружке им. Н. Е. Жуковского, где разрабатывал оригинальные планеры и легкие самолеты. С четвертого курса со­вмещал учебу с работой в конструкторских бюро (КБ). С 1927 г. четыре года подряд участвовал во Всесоюзных планерных состязаниях в Кокте­беле, в 1929 г. представил там свой первый планер-паритель СК-1 «Кок­тебель», на котором сам же показал наибольшую продолжительность полета — 4 час. 19 мин. Тогда же, в 1929 г., посетил в Калуге К. Э. Циол­ковского, чтобы проконсультироваться по вопросу полета планера на сверхдальность, но ученый посоветовал Королеву заняться решением проблемы космического полета. В качестве напутствия Циолковский по­дарил энтузиасту авиации свою последнюю книгу «Космические ракет­ные поезда» и порекомендовал обратиться к инженеру Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) Ф. А. Цандеру.

В феврале 1930 г. Королев успешно защитил дипломный проект легкого самолета СК-4 (руководителем был А. Н. Туполев). В это время самолет уже строился, но из-за отсутствия надежного легкого авиадвигателя разбился при испытаниях, не успев показать ожидаемой рекордной дальности. Параллель­но Королев конструировал еще один рекордный аппарат, рассчитанный «на все случаи жизни», — планер СК-3 «Красная звезда», на котором в октябре 1930 г. впервые в мире были выполнены петли Нестерова в свободном поле­те. Сам Королев не смог осуществить этот полет из-за тифа, который дал тя­желое осложнение (временная глухота и расстройство памяти). После болез­ни он был вынужден записывать каждый намечаемый шаг, несмотря на то, что до заболевания обладал феноменальной памятью.

С марта 1931 г. Королев начал работать старшим инженером по летным испытаниям в ЦАГИ, где летал вместе с М. М. Громовым, занимаясь, в ча­стности, отработкой первого отечественного автопилота. Но главным со­бытием во время его работы в ЦАГИ можно считать встречу с Цандером, который еще в сентябре 1930 г. начал программу огневых испытаний сво­его лабораторного ракетного двигателя ОР-1. Королев активно включает­ся в совместную работу.

В августе 1931 г. Королев женился на своей бывшей однокласснице К М. Вин-центини, ставшей врачом. В 1935 г. у них родилась дочь Наталья, но брак оказал­ся неудачным.

В сентябре 1931 г. в системе Осоавиахима создается Группа изучения реак­тивного движения (ГИРД) во главе с Цандером, в задачи которой входили разработка и испытание экспериментального ракетоплана РП-1 с жидкостным ракетным двигателем (ЖРД) ОР-2. В качестве исходного аппарата Королев предложил использовать бесхвостый планер Б. И. Черановского, который он предварительно всесторонне изучил в полете

Первые шаги отечественной ракетной техники

В ГИРД устремились энтузиасты со всей Москвы и других городов. Мос­ковская ГИРД стала называться Центральной, а Королев возглавил ее науч­но-технический совет. ЦГИРД рассматривала поступающие проекты, распре­деляла заказы, поступавшие от Осоавиахима и Вооруженных сил. В марте 1932 г. на совещании у начальника вооружений РККА М. Н. Тухачевского Королев, доложив программу работ ГИРД, получил одобрение видного вое­начальника, было решено создать специальный научно-исследовательский институт по этой проблематике. С этого времени Королев уделял разработке ракетного оружия первостепенное внимание, понимая, что укрепление обо­роноспособности страны является непременным условием и для выполне­ния программ использования ракетной техники в мирных целях. Начал ра­ботать в тесном контакте с руководителем ленинградской Газодинамической лаборатории Б. С. Петропавловским. Королев приступил к организации сво­его первого КБ, которое сформировал из членов ЦГИРД. Это КБ, сохранив­шее название ГИРД, вошло в историю ракетостроения.

Здесь проектно-конструкторскими бригадами Цандера, М. К. Тихонравова, Ю. А. Победоносцева и самого Королева было положено начало большинству направлений ракетостроения для ускорения практического результата Королев организовал разработку простейшей во всех отношениях ракеты на жидком топ­ливе. 17 августа 1933 г. первая советская жидкостная ракета ГИРД-09 достигла высоты 400 м, что являлось принципиальным достижением (в довоенный пери­од полеты жидкостных ракет удалось осуществить только в США и Германии). Этот полет доказал, что ракетная техника — не фантастика, а реальность.

Итоги первых шагов ракетостроения Королев подвел в своей книге «Ра­кетный полет в стратосфере» (1934), в которой осветил реальные некосми­ческие возможности применения ракет в научных и военных целях.

В сентябре 1933 г. был основан первый в мире Реактивный институт, замес­тителем директора которого был назначен 26-летний Королев. Гирдовцы наде­ялись, что в новом институте станет возможным перейти от небольших экспе­риментальных ракет к действительно серьезным проектам. Но Реактивный НИИ подчинялся управлению боеприпасов Наркомата тяжелой промышлен­ности, заинтересованному в разработке ракетных снарядов, его финансирова­ние было на низком уровне, а тематика даже сократилась (были исключены работы по ракетоплану). Королев, оставшись без поддержки умерших один за дрзтим Цандера и Петропавловского, не смог противостоять политике руко­водства и уже в январе 1934 г. был освобожден от занимаемой должности. Ряд гирдовцев покинул институт, но Королев, сознавая, что это единственное на­учное учреждение, где можно работать над проблемами ракетной техники, остался. Работая в ранге рядового инженера, сосредоточил все усилия на созда­нии крылатых ракет. Кроме того, он участвовал в работе Стратосферных ко­митетов Осоавиахима и АвиаВНИТО, выступил с докладами по проблеме по­лета человека на ракетных аппаратах на Всесоюзных конференциях по изуче­нию стратосферы в 1934 и 1935 гг. Чтобы ускорить создание эксперименталь­ного ракетоплана, с помощью Осоавиахима построил тяжелый двухместный планер-паритель СК-9, который сначала прошел все летные испытания, вклю­чая полет в Коктебель и обратно на буксире за самолетом для участия в пла­нерных состязаниях (1935), а затем был использован для опытов с ЖРД.

К управляемому ракетному оружию

Подтверждение на практике РНИИ преимуществ методов и конструкций, разработанных в ГИРД, привело к организации в начале 1936 г. специального отдела РНИИ по разработке ракетных летательных аппаратов, главным кон­структором которого был назначен Королев.

Энциклопедические знания, системный подход, редкая интуиция и нема­лый опыт уже тогда позволяли Королеву применять самые выгодные для дан­ного случая конструктивные схемы аппарата, типы двигателей и систем уп­равления, виды топлив и материалов. В результате в его отделе к 1938 году была разработана экспериментальная система управляемого ракетного ору­жия, включающая проекты жидкостных крылатой 212 и баллистической 204 ракет дальнего действия с гироскопическим управлением, авиационных ра­кет 201 для стрельбы по воздушным и наземным целям, зенитных твердотоп­ливных ракет 217 симметричной и самолетной аэродинамических схем с на­ведением по световому и радиолучу. Стремясь получить поддержку военно­го руководства и в разработке высотного ракетоплана 218, Королев впервые в мире обосновал концепцию ракетного истребителя-перехватчика, способ­ного в несколько минут достигать большой высоты и атаковать самолеты, прорвавшиеся к защищаемому' объекту.

Для получения опытных данных, необходимых при создании РПИ-218, планер СК-9 был переоборудован в простейший ракетоплан РП-218-1, огневые испыта­ния которого Королевым проводились, начиная с декабря 1937 года. В мае1938 им была разработана программа летных испытаний, которые он намеревался провес­ти лично. Но из-за аварии при испытаниях ракеты 212, получив ранение головы, он попал в больницу, а когда выписался из нее, 27 июня 1938 года был арестован по печально знаменитой 58-й статье как участник контрреволюционной троцкистс­кой организации внутри РНИИ (ранее по «делу РНИИ» подверглись аресту И. Т. Клейменов, Г. Э. Лангемак, В. П. Глушко). Королев был приговорен к 10 го­дам заключения, наказание отбывал на Колыме.

После ареста маршала Тухачевского все разработки нового оружия постененно закрывались и сопровождались арестами их авторов. Тем не мена: исследова­ния Королева по ракетоплану были продолжены, хотя не так интенсивно, как при нем. В феврале 1940 г. легчик В. П. Федоров совершил на РП-218-1 первый в СССР полет с работающим ЖРД, положивший начало практическому разви­тию советской реактивной авиации. После этого Наркомат авиапромышленнос­ти рекомендовал продолжить разработку реактивных самолетов другим конст­рукторам (В. Ф. Болховитинову, А. Г. Костикову и др.), но без участия Королева создание боевого ракетного самолета оказалось невозможным.

Вклад в Победу и освоение трофеев

В сентябре 1940 г. Королев благодаря ходатайству Туполева (хотя тот сам подвергся аресту в 1938) был вызван с Колымы для разработки в ЦКБ-29 нового бомбардировщика. Королев сразу же занялся разработкой крыла са­молета и, кроме того, представил в НКВД проектные предложения по созда­нию для него ракетной аэроторпеды AT, которая позволяла бы наносить уда­ры, не входя в зону ПВО. После того как в декабре 1941 г. самолет совершил первый успешный полет, коллектив Туполева был эвакуирован в Омск, где он организовал в спешно построенных цехах серийное производство самоле­та, получившего название Ту-2 и ставшего впоследствии лучшим фронтовым бомбардировщиком. Королева решено было направить в Казань в КБ тюрем­ного типа (так называемая шарашка) для того, чтобы найти применение раз­работанному Глушко ЖРД с тягой 300 кг. Королев предложил ряд вариантов, из которых был выбран проект авиационной ракетной установки (АРУ), обес­печивающей кратковременное увеличение скорости боевых самолетов. Для первого опыта был взят пикирующий бомбардировщик Пе-2, для которого в январе 1943 началась разработка АРУ-1, в марте около 900 чертежей ее дета­лей и систем были сданы в производство, а 1 октября был осуществлен пер­вый полет Пе-2рд с включением ЖРД на 2 минуты, за которые скорость са­молета возросла на 120 км/час. В результате отработки установка получила высокую оценку. Королев за эту работу был награжден орденом «Знак Поче­та» и освобожден от отбывания наказания.

В конце войны Королевым были разработаны проекты РДД Д-1 и Д-2 с твер­дотопливными двигателями, он также выдвинул предложения по созданию перспективных жидкостных ракет. Но поскольку оказалось, что подобные проекты уже были осуществлены в Германии, Королев был направлен в со­ставе группы советских специалистов на немецкие предприятия, где ему было поручено собрать для испытаний хотя бы несколько ракет Фау-2. Ознако­мившись с тем, что осталось от ракетного центра Пенемюнде, подземного за­вода Нордхаузсн, Королев пришел к выводу, что можно создать и свои отече­ственные ракеты с существенно лучшими характеристиками.

В мае 1946 советским руководством было принято постановление о разви­тии ракетостроения в СССР, в соответствии с которым в советской оккупа­ционной зоне был создан Институт Нордхаузен, где под руководством Коро­лева был осуществлен полный проект РДД Фау-2 (А-4), подготовлены пред­ложения по созданию ракет с большей дальностью, а также составлены спе­циальные железнодорожные поезда для проведение летных испытаний ра­кет в период до создания стационарного полигона.

Но главным содержанием этого постановления было решение о создании в подмосковном Калининграде (ныне Королев) Государственного союзного НИИ реактивного вооружения (НИИ-88), одним из главных конструкторов которого был назначен Королев.

Дальнейшие события развивались стремительно: в апреле 1947 г. Королев, докладывая о своих предложениях по разработке РДД Сталину, получил от него указание сделать копию немецкой ракеты, что стало хорошей школой и для промышленности, и для армии. После этого можно было переходить к реали­зации своих идей; в октябре у Капустина Яра провел летные испытания ракет А-4, собранных в институтах Нордхаузен и НИИ-88 в основном из трофейных узлов и агрегатов; в 1948 г. с гораздо лучшими результатами по надежности и точности попадания испытал первые ракеты Р-1, воспроизводящие А-4 по оте­чественной документации и из своих материалов. Королев показал себя незау­рядным организатором, сумев скоординировать работу созданного им Совета главных конструкторов (В. П. Бармин — наземный комплекс, Глушко — ЖРД, В. И. Кузнецов, Н. А. Пилюгин, М. С. Рязанский — системы управления), ми­нистерства вооружения (Д. Ф. Устинов), военных подразделений (маршал ар­тиллерии М. И. Неделин), коллективов НИИ-4 в Болшеве и Государственного центрального полигона Капустин Яр.

В мае 1947 г. познакомился с Ниной Ивановной Котснковой, работавшей в НИИ-88 переводчицей. Вскоре она стала его женой и фактически единствен­ным другом в жизни.

Покорение вершин военной техники

Благодаря созданию ракеты с дальностью 300 км, которая во всем мире признавалась «чудом техники», Королев открыл дорогу для воплощения на практике своих технических идей. В 1948 г. была создана ракета Р-2 с даль­ностью 600 км, которая могла уже достигать, например, некоторых амери­канских авиационных и морских баз.

Параллельно с отработкой на надежность и сдачей на вооружение ракет Р-1 и Р-2, Королев развернул широкомасштабные межведомственные проектно-теоретические научно-исследовательские работы по нескольким перспек­тивным направлениям, в которых ОКБ играло роль головного предприятия.

В результате появилась РДД Р-5М с дальностью 1200 км, оснащенная ядер­ной боевой частью. 2 февраля 1956 г. на Семипалатинском полигоне были успешно проведены испытания этой первой в мире стратегической ракеты.

Королевым активно велись поиски путей создания ракет на долго храня­щемся жидком топливе, поскольку применение быстро испаряющегося жид­кого кислорода было крайне неудобно в боевой эксплуатации. Их результа­том стала ракета Р-11 с ЖРД А. М. Исаева, которая могла решать те же зада­чи, что и Р-1, но была втрое легче, что открыло возможность создания мо­бильных сухопутного Р-11М и морского Р-11ФМ ракетных комплексов (в сентябре 1955 состоялся первый в СССР пуск ракеты с подводной лодки). Им был также разработан предэскизный проект стратегической ракеты на долго хранящемся топливе Р-12, совмещающей в себе совершенство Р-5М и удобство в эксплуатации Р-11. Этот проект был передан Королевым на «Южмаш» в Днепропетровск, где возникло новое ОКБ по стратегическим раке­там во главе с М. К. Янгелем.

Основное королевское направление было связано с проблемами создания многоступенчатых ракет, достигающих межконтинентальной дальности. Пер­вая межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) Р-7, уникальная и по конструкции, и по летным характеристикам, была вскоре создана, при стар­товой массе 283 т она была способна доставлять на расстояние 8 тыс. км го­ловную часть массой 5,4 т с термоядерным зарядом мощностью 3-5 Мт.

После многих удачных стартов с января 1959 г. боевая стартовая станция в районе Плесецка Архангельской области, вооруженная четырьмя стацио­нарными установками для пуска МБР Р-7, заступила на боевое дежурство. Вскоре с нее стали запускать модернизированные МБР Р-7А с дальностью 12 тыс. км.

Создав Р-7 и на ее основе космические ракеты-носители, Королев надеял­ся целиком сосредоточиться на космической технике, но жидкостные МБР по эксплуатационным качествам все-таки проигрывали американским твер­дотопливным ракетам. Королев, обратившись к этой проблематике, создал экспериментальную твердотопливную ракету РТ-1, достигшую на испыта­ниях 1962 дальности 2,5 тыс. км. В феврале 1966 г. была испытана твердотоп­ливная МБР РТ-2, которая в дальнейшем использовалась по 15-17 лет. В на­стоящее время все новейшие российские стратегические ракетные комплек­сы оснащаются только твердотопливными ракетами, являющимися наслед­ницами по прямой королевской МБР РТ-2.

Открытие космической эры

Разработка оружия, обеспечившего мирное сосуществование, была для Королева не самоцелью, а лишь условием для начала освоения космоса. Еще в 1935 г. Королев писал о том, что если будет «процветание ракетного дела, то будет и то время, когда первый земной корабль впервые покинет Зем­лю». Но работа над космической темой, начавшаяся с высотных ракетных запусков, стала возможной только в конце 1940-х — начале 1950-х гг. В мае 1954 г., сразу же после принятия постановления правительства о разработке МБР Р-7, которая по замыслу Королева должна была стать первой космичес­кой ракетой-носителем (РН), он направил Устинову докладную записку о воз­можности и необходимости разработки и запуска с помощью этой ракеты искусственных спутников Земли. В этом документе в кратком виде была на­мечена дальнейшая программа освоения околоземного космического про­странства, включая полеты на Луну.

Вслед за этим Королев еще не раз направлял в правительственные и акаде­мические инстанции предложения о необходимости начать разработку спут­ников, но ответа на них не было, и ему пришлось заняться проектированием спутника на собственный страх и риск. Лишь после того, как в январе 1956 ОКБ-1 посетил Н. С. Хрущев, оставшийся очень довольным ходом работ над стратегическими ракетами, Королев обратился к нему с просьбой разрешить работы по спутнику. Хрущев одобрил эту инициативу при условии, если она не задержит разработку МБР. Вскоре было принято решение о создании в 1957-1958 гг. на базе разрабатываемой ракеты Р-7 неориентированного ис­кусственного спутника Земли (объект Д) массой до 1 400 кг с комплексом научной аппаратуры. Но еще до начала летных испытаний ракеты Королев выдвинул предложение использовать их для запуска простейших спутников весом около 50 кг с минимумом приборов, что и позволило опередить США в разрекламированном ими проекте запуска мини-спутников.

4 октября 1957 г. впервые в истории человечества был запущен искусст­венный спутник Земли: сверхмощная ракета, преодолев земное тяготение, разогналась до скорости 8 км/с и стала обращаться вокруг Земли как само­стоятельное небесное тело, после чего от нее отделился шарообразный спут­ник, наблюдать и принимать сигналы которого мог весь мир. Это был рубеж в истории человечества: первый период - до спутника, второй — после спут­ника. И хотя первый длился более 40 тысячелетий, а второй продолжается немногим более 40 лет, качественное состояние нашей цивилизации уже из­менилось, причем не только в мировоззренческом философском плане, но и практически, в первую очередь, благодаря глобальным информационным системам связи и наблюдательным спутниковым системам.

Имевшийся технический задел и опыт ракетных исследований позволил Королеву менее чем за месяц создать и 3 ноября 1957 года запустить второй спутник с собакой Лайкой на борту. Этот эксперимент доказал, что длительная невесомость не смертельна для живых существ. Реальностью становился полет человека в космос.

Спроектированная с большими запасами грузоподъемности двухступенча­тая ракета Р-7 позволила при установке на нее третьей ступени выводить на орбиту полезный груз в 4,6 т. Для этого пришлось решить множество про­блем, в частности, разработать способы ориентации и стабилизации аппара­тов в космическом пространстве и запуска ЖРД в пустоте и невесомости. Благодаря этому были открыты возможности для исследований Луны и пла­нет с помощью автоматических межпланетных станций, запуска спутников на высокоапогейные орбиты (36 тыс. км и более), для создания космических кораблей с достаточно большими запасами надежности, обеспечивающими высокую степень безопасности полета человека.

12 апреля 1961 г. был осуществлен исторический полет Ю. А. Гагарина. В реализации первых полетов человека с помощью ракеты-носителя «Восток» непосредственно участвовало 123 предприятия 32 различных министерств и ведомств СССР, но главными создателями были, конечно, люди: уже упоми­навшиеся члены созданного Королевым Совета главных конструкторов и по­полнившие его: А. М. Исаев и С. А. Косберг (двигатели), А. Ф. Богомолов (ра­диотелеметрическая система), С. М. Алексеев (скафандр и системы катапуль­тирования), Г. И. Воронин (системы жизнеобеспечения), Ф. Д. Ткачев (пара­шютные системы). В. И. Яздовский (медико-биологическое обеспечение по­лета). В ОКБ-1 ведущими разработчиками ракеты-носителя и космического корабля «Восток*- были: К. Д. Бушуев, Л. А. Воскресенский, В. П. Мишин, М. К. Тихонравов и др.

Чтобы все системы сработали безотказно и не подвели десятки тысяч про­изводственников, изготавливавших всю технику, и военных ракетчиков-ис­пытателей, осуществлявших подготовку и пуск «Востока» на космодроме Байконур, Королевым были приняты беспрецедентные научно-технические, организационно-контрольные, экономические, воспитательные и психологи­ческие меры. Еще семь осуществленных при жизни Королева полетов пило­тируемых космических кораблей были выполнены успешно.

Всего за восемь лет начала космической эры под непосредственным руко­водством Королева были запущены два простейших спутника (ПС), первая кос­мическая научная станция (объект Д), две первых космических системы «Элек­трон», состоявших каждая из двух спутников-станций, выводимых одной РН на существенно различные орбиты для одновременного исследования радиа­ционной обстановки в разных областях околоземного космоса, первые спут­ники прикладного хозяйственного и оборонного назначения: связные «Мол-ния-1» и фоторазведчики «Зенит-2». Первые из них получили дальнейшее развитие в Красноярском, а вторые — в Куйбышевском филиалах ОКБ-1, кото­рые под руководством заместителей Королева М. Ф. Решетнсва и Д. И. Козло­ва выросли в крупнейшие центры советской космической промышленности.

Королев возглавлял работу по запуску 15 первых в мире станций для ис­следования межпланетного пространства, Луны, Венеры и Марса, причем благодаря Королеву на дальнейшее развитие этого исключительно мирного направления было переведено одно из крупнейших оборонных предприятий — авиастроительное НПО им. С. А. Лавочкина. Ему также принадлежит ли­дерство в осуществлении первых в мире полетов многоместных космических кораблей «Восход» и «Восход-2» (из которого 18 марта 1965 г. человек впер­вые вышел в открытый космос). Затем были разработаны многоцелевой трех­местный космический корабль «Союз», корабль для облета Луны Л-1, лун­ный экспедиционный комплекс Н1-ЛЗ, предэскизные проекты тяжелой ор­битальной станции «Звезда» и тяжелого межпланетного корабля. Дальней­шее осуществление советской космической программы Королев планировал на основе сверхтяжелой ракеты-носителя Н-1, испытания которой после его смерти и первых неудачных полетов в 1969-1972 гг. были свернуты по поли­тическим причинам. Объем осуществленных и задуманных Королевым про­ектов не может вместить одна человеческая жизнь, а Главному конструктору Богом было отпущено немного.

Безвременная кончина Королева явилась подлинной трагедией как для оте­чественной, так и мировой космонавтики, в результате чего постепенно сни­зились темпы развития всех космических программ. Как показало дальней­шее развитие космонавтики, равной ему по масштабу личности так и не по­явилось ни в СССР (затем России), ни в США. Тем не менее и сегодня про­должаются научные программы исследования космоса, его обживание с по­мощью долговременных орбитальных комплексов. Все это — убедительное свидетельство исторической значимости и непреходящей ценности деятель­ности Королева, который верил, что «космонавтика имеет безграничное бу­дущее, ее перспективы беспредельны, как сама Вселенная».

Ю.В. Бирюков



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Герой Социалистического Труда (1956, 1961). Под руководство (2)

    Руководство
    КОРОЛЕВ Сергей Павлович (1906/07-1966), российский ученый и конструктор, академик АН СССР (1958), дважды Герой Социалистического Труда (1956, 1961). Под руководством Королева созданы баллистические и геофизические ракеты, первые искусственные
  2. Герой Социалистического Труда Борис Петрович Токин хорошо известен читателям по предыдущим его печатным трудам о фитонцидах. Выпущенная Лениздатом в 1967 и 1974 годах книга

    Книга
    Токин Б.П. Целебные яды растений. Повесть о фитонцидах. Изд. 3-е, испр. и доп.— 5 Изд-во Ленингр. университета, 1980.—280 с. Ил.—67, библиогр.— 31 назв.
  3. Научюдй консультант Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий, академик В. П

    Документ
    В небольшом служебном кабинете их было двое. Сидели они напротив друг друга за столиком, примыкающим к большому письменному столу. На стене, справа от них, висела небольшая коричневая грифельная доска с едва различимыми контурами
  4. Вячеслав Звягинцев

    Книга
    Эта книга, написанная в жанре документального исторического расследования, рассказывает о неизвестных страницах из жизни Героев Советского Союза, которые в разные годы и по разным причинам оказались по другую сторону судебного барьера
  5. Авары, обры, Аварский каганат союз тюркоязычных кочевых племен, упоминаются в источниках с середины V в

    Документ
    Авары, обры, Аварский каганат - союз тюркоязычных кочевых племен, упоминаются в источниках с середины V в. Основным этническим компонентом была часть жужаней, переселившихся из Центральной Азии на Запад и всключивших в свой союз племена

Другие похожие документы..