Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
Основное и дополнительное образование несут две разные функции: основное общее – воспроизводство культуры нации, дополнительное – развитие потенциала...полностью>>
'Документ'
Следовательно, реализация этой программы позволит работать ей в течение нескольких поколений людей, полностью удовлетворяя их всеми материальными и д...полностью>>
'Доклад'
Настоящий Доклад подготовлен Комиссией Общественной палаты Российской Федерации по трудовым отношениям и пенсионному обеспечению к рассмотрению на пл...полностью>>
'Рабочая программа'
1.1.В соответствии с «Положением об итоговой аттестации выпускников высших учебных заведений РФ» итоговый междисциплинарный экзамен (МДЭ) является об...полностью>>

Итоги и перспективы энциклопедических исследований сборник статей итоговой научно-практической конференции 24-25 марта 2011 г

Главная > Сборник статей
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Э.В.Абдрахимова

Участие нерусских народов
Среднего Поволжья и Приураья
в антиправительственных выступлениях второй половины XVII — первой половины XVIII вв. (в трудах марийских историков)

Народные движения второй половины XVII — первой половины XVIII вв. в Среднем Поволжье и Приуралье, являясь яркими проявлениями борьбы против эксплуатации, социального и национального гнета со стороны правительства и феодалов, стоят в ряду важнейших событий в истории феодальной России. В 60–80-е гг. XX в. интерес к изучению народных движений особенно возрос. К этой теме стали обращаться все больше и больше Российских историков (А.Г.Маньков, И.В.Степанов, В.И.Буганов, Е.В.Чистякова, В.М.Соловьев, Н.А.Мининков, А.Н.Сахаров, Г.Н.Айплатов, А.Г.Иванов, С.Х.Алишев и др.). Однако, несмотря на изобилие специальных исследований по крестьянским выступлениям (особенно по народному выступлению под предводительством Степана Разина), вопрос об участии в них нерусских народов окраин по сей день остаётся малоизученным и требует дальнейших изысканий.

Существенное отличие Российского государства от других стран заключалось в том, что оно складывалось в централизованное как многоэтническое. Население на местах было включено в орбиту тех же социально-политических отношений, что и в центре России. Отсюда и широкое, в нарастающей прогрессии, участие во всех крупных народных движениях нерусских крестьян Поволжья, Предуралья и других районов страны. Движения на национальных окраинах изучены в настоящее время крайне неравномерно и ждут своих исследователей1.

Свой вклад в изучение народных выступлений второй половины XVII — первой половины XVIII вв., прокатившихся на территории Среднего Поволжья и Приуралья, и исследование участия в них нерусских народов внесли и марийские историки. Изучение интересующего нас периода в основном занимались Г.Н.Айплатов, А.Г.Иванов и И.С.Гареев. Ими были опубликованы обстоятельные и документированные исследования по истории Марийского края XVI — XVIII вв., в которых нашла отражение и проблема народных выступлений в регионе. В настоящей работе мы попытаемся рассмотреть труды упомянутых выше историков, которые в той или иной степени касались интересующей нас проблемы.

Г.Н.Айплатова и А.Г.Иванова справедливо называют создателями документированной истории Марий Эл, главным образом, XVI–XVIII вв. Они опубликовали значительную часть выявленных ими документов. Огромный вклад в публикацию ценнейших источников по истории Марийского края историки внесли своим фундаментальным сборником «История Марийского края в документах и материалах»1. В нем представлен разнообразный комплекс документального материала, характеризующий основные события политической, социально-экономической истории, классовой борьбы в крае с XII в. до 1861 г. В этом труде собраны и систематизированы источники, касающиеся истории Марийского края, извлеченные из различных архивов, изданных ранее исследований и сборников документов.

Важно то, что опубликованные в сборнике материалы отражают политические события и социально-экономические процессы не только марийского, но и других народов края. Составители сгруппировали документы в пять частей, состоящих из нескольких разделов. Интересующие нас материалы представлены во второй (3–5 разделы) и третьей (1, 2 разделы) частях.

Вторая часть объединяет документы, отражающие тяжелое положение марийских крестьян в XVII в.; участие народных масс края (в основном чуваш и черемис) в народном движении под предводительством С. Разина (всего 14 документов); основные направления политики царского правительства по отношению к крестьянскому и посадскому населению, положение крестьян в крае после подавления народного движения 1670–1671 гг. (7 документов). Таким образом, . материалы дают представление о предпосылках, характере, движущих силах, основных событиях и последствиях (некоторых уступках со стороны царизма) крестьянского движения под руководством С. Разина на территории Марийского края.

В первом разделе третьей части представлены источники, характеризующие Марийский край в конце XVII — первой четверти XVIII вв. Приводимые здесь материалы дают возможность составить известное представление об укреплении феодально-крепостнической системы, усилении социального и национального гнета, что в конечном итоге приводило к различным видам сопротивления марийских крестьян: к утайкам жилых дворов, массовым побегам, участию народов Поволжья и Приуралья в восстании 1707–1708 гг. (30 документов). Второй раздел содержит материалы, освещающие политику массовой насильственной христианизации марийских и других нерусских народов в первой половине XVIII в. (42 документа).

Г.Н.Айплатов является первооткрывателем и первопроходцем в деле создания документированной истории марийского народа и края XVI — начала XVIII вв.1 В статьях исследователя «Усиление крепостного гнета. Участие трудящихся края в крестьянской войне под предводительством Степана Разина»1 и «Сподвижники Разина в лесном Заволжье»2 описываются тяжелое положение марийских крестьян вследствие феодальной эксплуатации (разорительный ясак, денежный оброк, повинности; притеснения от воевод, бояр и монастырей) и назревание недовольства в Марийском крае накануне народного движения 1670–1671 гг. Далее автор показывает формы классовой борьбы и протеста (неподчинение органам власти, отказ платить ясак и выполнять различные повинности, избиение приказчиков и сборщиков ясака, бегство в Приуралье), которые были распространены на территории края в XVII в.

Автором основательно исследованы и изложены действия в Марийском крае повстанческого отряда под предводительством сподвижников С.Т. Разина — атамана Ильи Ивановича Долгополова и «черемийского пристава» старшины Мирона Федоровича Мумарина, а также участие в нем марийского крестьянства. Исследователем отчетливо показана примечательная роль этого отряда, состоявшего из русских и марийских крестьян, в распространении движения в Поветлужье и Унже. Мы видим, как Козмодемьянск и его уезд осенью 1670 г. были одним из важнейших центров повстанческого движения в Среднем Поволжье. Статьи основаны на большом количестве источников из Государственного архива Республики Марий Эл и документах, опубликованных в сборнике документов «Крестьянская война под предводительством Степана Разина».

Г.Н. Айплатов подчеркивает значимость участия нерусских народов в антиправительственном выступлении под руководством С.Разина: «Неправильно было бы думать, что Крестьянская война в Среднем Поволжье своим размахом обязана действиям только разинских отрядов. Инициатива исходила также от местных крестьян (марийцев, чувашей и др.) и городских низов. Крестьянская и городская беднота восторженно встречала разинцев, открывала городские ворота, выходила навстречу повстанцам, расправляясь со своими классовыми врагами, создавала свои отряды. Без активной поддержки местного населения — марийских, чувашских, мордовских и других нерусских крестьян — немногочисленные разинские отряды не могли бы рассчитывать на серьезный успех в борьбе с царскими воеводами»1. «Прелестные грамоты показывают, что с самого начала восстания С.Разин и другие руководители движения рассчитывали на участие в восстании нерусских народов, понимали общность интересов русских и нерусских крестьян и проводили политику их объединения в восстании»2.

Г.Н.Айплатов совместно с С.А.Коробовым подготовили исследование «Социально-экономическое развитие и классовая борьба в Марийском крае в XVIII веке»3. В ней исследователи подробно, основываясь на документы, представили ухудшающееся быстрыми темпами положение крестьян в Марийском крае в XVIII в. Перед читателем в полной мере раскрывается картина феодально-крепостнического и национального гнета (замена ясака единой подушной податью, обременение различными косвенными налогами, рекрутская повинность, участие в строительстве Петербурга, большое количество неофициальных сборов, корабельные работы и мн. др.), который стал причиной крайнего разорения марийских и чувашских крестьян. А самоуправство, злоупотребления, произвол, грабёж и взяточничество со стороны чиновников местной администрации носили массовый характер и никоим образом не пресекались царским правительством.

Основной формой национального гнета была насильственная христианизация нерусских народов, для осуществления которой царское правительство использовало все средства (обман, подкуп, угрозы и т.д.). Авторы показывают различные формы протеста крестьян против существующего строя, а именно утайки ясаков и дворов во время переписей, бегство, подача челобитных. Далее исследователи кратко останавливаются на крестьянских восстаниях XVIII в., прокатившихся на территории Поволжья (восстание 1708 г., борьба крестьянских отрядов во второй четверти XVIII в., крупное выступление 40-х гг. XVIII в. против монастырей), как формах классовой борьбы против феодальной эксплуатации, политического бесправия, национального угнетения. Освещают участие в них нерусских народов: татар, башкир, марийцев, удмуртов, чуваш.

Очерк «Марийский край в составе Российского многонационального государства во второй половине XVI–XVII вв.»1, подготовленный А.Г. Ивановым и К.Н.Сануковым, описывает неуклонно ухудшавшееся положение марийских и других нерусских крепостных крестьян в составе Русского государства. Наиболее полно раскрываются формы социального гнета крестьян, тесно переплетавшийся для нерусского населения еще и национальным (т.е. насильственной русификацией и насаждением христианства). Все это неизбежно приводило к росту недовольства, которое выливалось в различного рода сопротивления, и в 1670 г. привело крестьян Поволжья к активному участию в народном движении под предводительством Степана Разина. Рассматриваемое исследование, по сравнению с предыдущими работами, более полно раскрывает ход восстания в крае и дает документально обоснованные сведения об участии в нем не только мари, но также и татар, чуваш, мордвы. В завершении указываются причины поражения восстания (стихийность, разобщенность, слабое вооружение, незрелость классового сознания крестьян и их царские иллюзии). Прогрессивным значением крестьянской войны авторы считают накапливание опыта классовой борьбы, складывание боевого содружества и классовой солидарности между повстанцами различных национальностей, а также временные уступки царского правительства, направленные на смягчение классовых противоречий в регионе1. Далее коротко рассматривается классовая борьба в последней трети XVII в. Основными методами борьбы марийских крестьян против земельных притязаний русских феодалов в 1671–1687 гг. были подача челобитных, а в 1670–1690 гг. побеги крестьян с территории края.

Проблемы истории Марийского края XVIII в. наиболее тщательно исследовались А.Г.Ивановым. В 1986 г.увидела свет его статья «Марийский край в период дальнейшего развития феодально-крепостнического строя (конец XVII — последняя четверть XVIII вв.)»2, в 1995 г. появилась книга «Очерки по истории Марийского края XVIII века»3. Эти труды были первыми исследованиями по истории Марийского края XVIII в., основанными преимущественно на архивных данных4. В своих работах автор обращает большое внимание показу экономического гнета, примеров произвола, вымогательства и взяточничества со стороны чиновников, принявших неимоверно большой размах в указанный период; освещению процесса насильственной христианизации марийцев в 40–60 х гг. XVIII в., которые неизбежно приводили к различным формам сопротивления.

В трудах А.Г.Иванова глубоко и всесторонне исследована ранее практически не изученная проблема — социального протеста и борьбы марийского и русского крестьянства края в первой-третьей четвертях XVIII в1. В этот период на территории Марийского края имели место следующие формы протеста крестьян: утайка ясачных дворов наличного населения и действительных размеров земли, утайка ревизских душ, побеги государственных и владельческих крестьян (в первую четверть XVIII в. носили массовый характер), разбойничество, подача челобитных (в 1740–80 гг.). В годы усиления феодально-крепостнического гнета протесты крестьян выливались в открытые волнения и восстания. Например, марийские крестьяне вместе с другими нерусскими народами (татарами и чувашами) приняли активное участие в башкирском восстании 1707–1708 гг., в 1704–1707 гг. и в 1760 ые гг. имели место волнения монастырских крестьян. А вот выступления марийских крестьян против насильственной христианизации вспыхивали на всем протяжении XVIII в.

В круг научных интересов И.С.Гареева входит исследование тептяро-бобыльского восстания 1747 г. и участие в нём марийских крестьян2. Историк на основе нового источника, а именно «дела о сопротивлении тептярей, мещеряков и черемис при платеже ясака» 1748 г., обнаруженного им в фонде Сената и сенатских учреждений Российского государственного архива древних актов, выявил новые подробности о ходе восстания и его предводителях. Например, он установил, что сложившееся в литературе мнение о том, что в Уфимской провинции одновременно возникли 2 очага восстания (в д. Мелегес на Сибирской дороге и в д. Тогаево на Осинской дороге) не соответствует действительности. На самом деле, организаторами волнений явились тептяри и бобыли Осинской дороги. В статье И.С. Гареева представлены некоторые новые доселе неизвестные материалы об активном участии татар, мари, чуваш, удмуртов в тептяро-бобыльском восстании 1747 г.

Г.Н.Айплатов, А.Г.Иванов, И.С.Гареев — исследователи, глубоко и всесторонне изучившие историю Марийского края в XVI–XVIII вв. Благодаря их усилиям в научный оборот был введен большой пласт ранее не известных источников, что существенно расширило документальную базу исследований по Среднего Поволжью и Приуралью. На протяжении второй половины XVII — первой половины XVIII вв. данный регион неоднократно становился ареной народных восстаний и выступлений. Национальный аспект народных движений является важной научной проблемой. Работы Г.Н.Айплатова, А.Г.Ива­нова и И.С.Гареева, посвященные истории народных выступлений на территории Марийского края и участию в них марийцев и других нерусских народов, вносят весомый вклад в ее изучение.

А.И.Ногманов

Исторические личности на страницах энциклопедий: Петр I в истории
татарского народа1

Создание энциклопедий гуманитарного профиля подразумевает включение в них большого количества биографических статей, поскольку именно выдающиеся личности (монархи, полководцы, политики, общественные деятели, мыслители, ученые, писатели и др.), определяют направления развития человеческой цивилизации, ее лицо, достижения и неудачи. Выработка критериев включения, подбор конкретных персоналий, определение базовых параметров содержательной части статей являются необходимыми этапами подготовки иллюстрированной энциклопедии для школьников «История Татарстана с древнейших времен до наших дней».

Среди различных категорий лиц, представленных на ее страницах, безусловно, особое место займут правители: будь то ханы Золотой Орды, Казанского ханства, русские цари, первые лица Советского государства или России. Без них просто не обойтись, поскольку именно эти люди, как правило, являлись олицетворением эпохи, именно они во многом определяли ход развития исторических событий и, что немаловажно, именно о них, в отличие от других исторических деятелей, сохранились наиболее достоверные сведения.

При этом сам факт пребывание во главе государства не может являться критерием включения в будущее издание, поскольку его региональная направленность накладывает определенные ограничения на круг персонажей, заслуживающих внимания. В энциклопедию для школьников «История Татарстана с древнейших времен до наших дней» должны войти лишь правители, оставившие заметный след в истории региона и татарского народа. К их числу, без сомнения, относится Петр I.

Трактовки правления царя-реформатора в отечественной литературе совершенно полярны — от крайне негативных до восторженных, что является отражением неоднозначности его личности. Безусловно, школьники должны получить максимально объективное представление о деятельности Петра, однако в энциклопедической статье следует сделать акцент на освещении тех ее аспектов, которые связаны с Татарстаном (в существовавших в то время административных границах) и татарами.

Петр I оставил заметный след в истории края. Достаточно сказать, что по его указам в 1708 г. была создана Казанская губерния, в 1714 г. основана Казанская суконная мануфактура, в 1718 учреждено Казанское адмиралтейство. В 1722 г. во время персидского похода он останавливался в Казани, затем посетил г.Булгар, где осмотрел руины столицы Булгарского государства, приказал отремонтировать Большой минарет, сделать копии текстов булгарских эпитафий. Эти деяния царя нашли освещение в трудах историков М.Н.Пинегина и Н.П.Загоскина1, работах по истории Казани2, страницах учебников3 и, как правило, трактуются исключительно с положительной стороны.

Вместе с тем правление Петра было весьма неоднозначным, характеризуясь серьезными социально-экономическими потрясениями, затронувшими широкие слои населения России, включая волго-уральских, астраханских, сибирских и других татар. Следует отметить, что место и роль Петра I в истории татарского народа еще не получили должного освещения в литературе. Между тем, это исключительно важно для объективной оценки личности царя и адекватного ее представления в энциклопедии «История Татарстана с древнейших времен до наших дней». Цель настоящего очерка заключается в том, чтобы дать необходимые материалы для статьи в указанном издании.

В отличие от Ивана Грозного или Екатерины II, Петр I не получил у татар личного прозвища, что является одним из показателей значимости того или иного правителя. Тем не менее, его царствование оставило важный след в истории татарского народа, о чем свидетельствуют законодательство — важнейший источник для изучения петровской эпохи.

В хронологическом плане оно подразделяется на два периода: 1682–1709 гг. и 1709–1725 гг. Для законодательства первого периода характерна малочисленность и бессистемность законодательных актов о татарах. Часть из них пришлась на детство и юность царя, когда законодательные решения принимал не он сам, а его окружение. Другая часть появилась в период, когда основное внимание уделялось внешней политике, а именно борьбе за выход к Балтийскому морю. Указы этого времени в основном носят характер царских распоряжений по частным текущим вопросам.

Только после победы в Полтавской битве 1709 г. Петр вплотную занялся внутренними делами государства, приступив к системным пребразованиям, непосредственно затронувшим и татарское население.

Анализ источников позволяет выделить три главных направления законодательной политики правительства в отношении татар: 1) наступление на привилегии татарской знати; 2) на особое положение ясачных людей; 3) на систему ценностей мусульман. Все они в той или иной степени должны быть отражены в энциклопедической статье.

Говоря о первом направлении, необходимо акцентировать внимание на том факте, что именно при Петре I был положен конец политике сотрудничества с лояльной татарской знатью, практиковавшейся с момента присоединения Казанского ханства. Новая тенденция в политике ознаменовалась выходом 3 ноября 1713 г. указа «О крещении в Казанской и Азовской губерниях магометан, у которых в поместьях и вотчинах находятся крестьяне православной веры».1 Он давал татарским феодалам полгода на принятие христианства, в противном случае у них отбирались поместья с зависимыми крестьянами.

Наступление государства на права татарских помещиков решало одновременно несколько задач:

1) содействовало укреплению монопольного положения православия;

2) способствовало консолидации господствующего класса государства, подталкивая русификацию его этнических отрядов;

3) подрывало материальное положение служилых татарских людей, облегчая властям их последующую социальную нивелировку.

Дело в том, что служилые мурзы и татары уже не соответствовали требованиям времени как воинская сила. Благодаря военным реформам у России появилась мощная регулярная армия, способная, как показали победы над шведами, успешно противостоять любому противнику. Поэтому правительство взяло курс на перевод различных категорий служилых людей (татары не были исключением) в податные сословия, главным образом крестьянство.

По справедливому замечанию швейцарского исследователя А.Каппелера, с изданием указа 1713 г. татарская элита, которая еще не приняла крещение, была «окончательно поставлена перед альтернативой, или и в культурном отношении полностью слиться с русской социальной структурой, или признать потерю своей экономической основы»2.

Вследствие указа 1713 г. татарская феодальная знать оказалась фактически раздробленной: часть ее постепенно растворилась в русском дворянстве, другая часть деклассировалась. Первые шаги в этом направлении были предприняты еще в начале XVIII в., когда татарских служилых людей, ранее использовавшихся исключительно в качестве военной силы, стали привлекать к работам по возведению Петербурга и Волго-Донского канала. После 1713 г. привлечение к трудовой повинности стало преобладать над военной повинностью. К примеру, в 1715 г. было приказано ежегодно от каждого четвертого двора посылать в Петербург одного человека, снаряженного деньгами и провиантом. В результате, более 1600 татар было отправлено в столицу, где их в основном разместили в Петергофе1.

Однако менее чем через три года эта трудовая повинность была заменена другой, абсолютно по-новому определившей функции татарских служилых людей. Указ от 31 января 1718 г. возложил на них обязанность заготовлять и вывозить к местам сплава корабельные леса, предназначенные для нужд российского Адмиралтейства.

Уникальность данной повинности, известной в литературе как лашманская2, заключалась в том, что она, во-первых, практически весь период существования (1718–1860 гг.), исполняялась силами служилых людей нерусского происхождения (первоначально из числа татар, мордвы и чуваш, с 1750-х гг. — исключительно татар). Во-вторых, лашманы формально выполняли воинскую повинность и подчинялись Адмиралтейскому ведомству, но по содержанию это была весьма тяжелая трудовая повинность. В-третьих, указ 1718 г. стал важным этапом в процессе перевода служилых татар в разряд государственных крестьян. В-четвертых, с течением времени на служилых татар возложили и другие основные повинности государственных крестьян (подушную, рекрутскую и др.), что ставило их в более тяжелое материальное положение, чем ясачных собратьев.

В отношении последних в правление Петра I также были произведены значительные перемены. В первые полтора десятилетия XVIII в. ясачные татары, как и другие нерусские ясачные люди Среднего Поволжья, были охвачены повышенными налогами и повинностями, которые петровское государство использовало для финансирования своих военных предприятий. Общее бремя налогов ясачного населения в этот период увеличилось в 2–3 раза. Однако эти меры не привели к существенному повышению государственных доходов, а лишь разоряли тягловое население. Поэтому петровское государство решило упростить и систематизировать систему налогообложения, сделав ее, таким образом, более эффективной.

В 1718–1724 гг. нерусские ясачные люди Среднего Поволжья были включены в новую категорию государственных крестьян, которые обязаны были платить подушную подать, заменившую все прежние прямые налоги. Подушная подать вначале составила 74, затем 70 копеек с одного человека мужского пола. Кроме того, государственные крестьяне должны были платить оброк в 40 копеек, так что общий налог составлял 1 рубль 10 копеек с души. В 1722 г. на ясачных татар распространилась еще одна важнейшая повинность тяглового населения — поставка рекрутов. Таким образом, петровские реформы ликвидировали особое положение ясачных людей Среднего Поволжья и юридически уравняли их с русскими государственными крестьянами. Эти изменения в положении простых людей необходимо донести до учащихся в доступной для них форме.

Важнейшим препятствием для полного уравнивания нерусских и русских тягловых людей представляла система ценностей народов Поволжья. Во втором десятилетии ХVIII в. Петр I начал осуществлять замысел по приведению подданных к единообразию в области вероисповедания. Сам царь не отличался особым религиозным рвением. Более того, он низвел православную церковь до положения одного из подразделений гражданской администрации1. Однако именно Петр конкретными законодательными шагами содействовал укреплению православия, его монопольного положения в духовной жизни страны. Ориентируясь на западные образцы, он стремился превратить Россию в абсолютистское, регулируемое и нивелированное государство. Подобная установка не оставляла пространства для тех прав и традиций нерусского населения, с которыми до сих пор еще считались. Не ограничившись мерами по социальной нивелировке, государство приступило к систематической и религиозной интеграции язычников и мусульман Среднего Поволжья.

После выхода указа 1713 г., затронувшего преимущественно татарскую феодальную верхушку, правительство намеревалось приступить к христианизации широких слоев татарского населения. 27 ноября 1715 г. Петр I приказал «изготовить ведение же в губерниях, в Нижегородской, в Казанской, в Азовской, сколько есть татар, черемисов и прочих нехристианской веры»1, что можно толковать как подготовительное мероприятие к массовой христианизации народов Среднего Поволжья. Однако в силу ряда причин центральной власти пришлось отсрочить реализацию этих планов. Насильственное обращение в православие, совпавшее с введением лашманской повинности, а также системы подушного обложения, грозило серьезными социальными катаклизмами. Поэтому 31 июля 1719 г. появился указ Сената, предписавший крестить только тех татар, которые «пожелают своею волею креститься в православную веру»2.

Появление данного документа свидетельствует о переориентации властей с насильственных на добровольные методы проведения христианизации. Идеологом подобного подхода выступил политический мыслитель И.Т.Посошков, который в 1719 г. предложил в качестве стимула за крещение освобождать от уплаты налогов сроком на десять лет3. В начале 1720 г. казанский митрополит Тихон в письме к Петру I тоже поднял вопрос об издании закона о налоговых привилегиях для новокрещеных1.

Вследствие этих обращений, 1 сентября 1720 г. появился указ «О льготах новокрещенам от всяких сборов и податей на три года»2. Чтобы эффект от указа был сильнее, он был повторен 23 августа 1721 г. и 17 июля 1722 г.3 Кроме предоставления трехлетних льгот в податях и сборах, царское правительство использовало и другие формы привлечения нерусского населения в лоно православной церкви. Так, указ 1720 г. предписал астраханскому губернатору А.П.Волынскому записывать новокрещеных татар «в чины, в какие пристойно, по своему разсмотрению, кроме солдат»4. Указ от 2 ноября 1722 г. запретил забирать в рекруты тех, «которые из басурманов крестились»5. Сенатский указ от 25 июня 1723 г. освободил от наказания нехристиан, обвинённых в утайке душ при проведении,я I–й ревизии, если те изъявляли желание креститься»6. Таким образом, именно при Петре I получила юридическое оформление система льгот и привилегий для новокрещеных, в основных чертах просуществовавшая вплоть до буржуазных реформ 1860-х гг.

Известный дореволюционный историк Н.А.Фирсов, описывая жизнь нерусских народов Поволжья в период правления царя-реформатора, отмечал, что для инородцев «время Петра Великого сравнительно с последующим временем было … временем льготным»7. Если сравнивать царствование Петра I с царствованием Анны Ивановны или Елизаветы Петровны, с данным высказыванием можно согласиться. Однако объективные факты позволяют утверждать, что приемники Петра лишь продолжили начатое им дело.

В Петровскую эпоху в жизни татарского народа произошли кардинальные изменения, крайне негативно сказавшиеся на его жизни. Одним из показателей этого является миграция татар из Среднего Поволжья в Приуралье и другие регионы, значительно активизировавшаяся в первой четверти XVIII столетия. По своим масштабам она была сопоставима с миграционными процессами, происходившими после завоевания Иваном Грозным Казанского ханства. Таким образом, роль Петра I в истории татарского народа была весьма неоднозначна, и данное обстоятельство необходимо учитывать разрабочикам энциклопедии для школьников «История Татарстана с древнейших времен до наших дней».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Никулинские чтения «Модели участия граждан в социально-экономической жизни российского общества» Сборник научных статей Омск 2011

    Документ
    М 744 Модели участия граждан в социально-экономической жизни российского общества: Сборник научных статей / Под ред. д.филол.н., проф. А.Э. Еремеева – Омск: Изд-во НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия», 2011.
  2. Восьмая территориальная научно-практическая конференция

    Документ
    В сборнике представлены тезисы участников территориальной научно-практической конференции педагогов «Наша новая школа: проблемы и перспективы реализации».
  3. Сборник научных статей и докладов участников Поволжской научно-практической конференции 12-13 ноября 2009 г. Самара 2009

    Доклад
    Сборник научных статей и докладов участников Поволжской научно-практической конференции. Самара, 12  13 ноября 2009 г.  Самара: Региональный социопсихологический центр, 2009.
  4. Материалы ii-й международной научно-практической конференции

    Документ
    Концептуальным основанием ФГОС ВПО нового поколения избран компетентностный подход. При этом компетенция трактуется как система ценностей и личностных качеств, знаний, умений, навыков и способностей человека, обеспечивающая его готовность
  5. Развитие физической культуры и спорта в современных условиях Материалы межрегиональной научно-практической конференции 28 мая 2010 г г. Стерлитамак Республика Башкортостан

    Документ
    Развитие физической культуры и спорта в современных условиях (Текст): материалы межрегиональной научно-практической конференции / Стерлитамакский институт физической культуры (филиал) ФГОУ ВПО «Уральский Государственный университет

Другие похожие документы..