Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Организации и индивидуальные предприниматели, имеющие статус резидента технико-внедренческой особой экономической зоны и производящие выплаты физичес...полностью>>
'Документ'
Приглашаем Вас принять участие в уникальном курсе, зарегистрированном в IRCA (Международном регистре сертифицированных аудиторов). Слушатели курса, у...полностью>>
'Лекция'
Вещественно-энергетические и информационные управляющие воздействия: сходство и особенности. Управление как целенаправленное информационное взаимодей...полностью>>
'Конспект'
4.2. Розвиток національних економік країн Європейської цивілізації в системі світового господарства під впливом науково-технічної революції (друга пол...полностью>>

Министр Правительства Москвы, руководитель Департамента поддержки и развития малого предпринимательства. Малое предпринимательство и его роль в экономической и политической жизни страны лекция

Главная > Лекция
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Е.В. ЕГОРОВ,

Министр Правительства Москвы,

руководитель Департамента поддержки

и развития малого предпринимательства.

Малое предпринимательство

и его роль в экономической

и политической жизни страны

Лекция в Московской международной высшей школе бизнеса “МИРБИС”

Москва 2005

УДК 338

ББК 65.9(2)

Е 302

Егоров Е.В. Малое предпринимательство и его роль в экономической и политической жизни страны. М., Московская международная высшая школа бизнеса “МИРБИС” (Институт), 2005. – 28 с. - (Серия “Лекторий Института МИРБИС)

В Московской международной высшей школе бизнеса “МИРБИС” с весны 2003 года действует “Лекторий Института “МИРБИС”. С лекциями выступают известные ученые и видные представители делового сообщества. Лекции адресованы студентам, слушателям, преподавателям и научным сотрудникам.

Лекция Е.В. Егорова, прочитанная в апреле 2004 г., посвящена актуальным проблемам становления и развития малого бизнеса в России. Автор уделил особое внимание формированию экономических условий способствующих эффективному развитию предпринимательства, созданию нормативно-правовой базы.

Редакционная коллегия серии “Лекторий Института “МИРБИС” С.В. Пирогов, д.э.н., проф. (председатель),

А.А. Казаков, Е.Н. Корепанов, к.э.н.

ISBN 5-98817-001-3 © Е.В. Егоров, 2005

© Московская международная

высшая школа бизнеса «МИРБИС»

(Институт), 2005

Я хотел бы начать свое выступление с анализа первых лет реформ. По моему мнению, в этот период были совершены три ошибки: первая - либерализация цен в огромных неразумных масштабах, вторая - установление слишком прозрачных границ для импорта и экспорта, в том числе и финансового импорта, и третья – убеждение, что рынок станет регулятором всех процессов, происходящих в экономике.

Разберем эти процессы подробнее. В восточноевропейских странах - в Чехии, Польше, Словакии, Болгарии и др. - где рыночная экономика уже давно сформировалась, либерализация цен происходила постепенно, что заставляло население при поддержке государства адаптироваться к росту цен без резкого снижения жизненного уровня. У нас же в России после 1992 года цены выросли в сотни раз, без компенсации заработной платы.

Границы для импорта и экспорта в России были открыты, хотя все страны, переходящие к рыночным условиям, все это делали осторожно. Например, Япония в конце 50-х начале 60-х годов закрыла границы для ввоза предметов электроники и автомобилей, покупая лишь лицензии на передовые технологии, и вскоре стала лидером в этих отраслях. Россия же, открыв границы, «задушила» свою обрабатывающую промышленность и потребительский сектор. Теперь мы пытаемся исправить положение, но ситуация упущена – машиностроение практически не функционирует, а потребительский сектор из кризиса выбирается с трудом.

Что касается «саморегулирования» экономики, то этого нет нигде в мире. Экономика развитых стран поддерживается государством, но формы этой поддержки везде разные. В 90-е годы в России наблюдался систематический экономический спад, потому что обрабатывающие отрасли были брошены на произвол судьбы. В результате станкостроительные, некоторые автомобильные заводы, например «Москвич», «ЗИЛ», «КамАЗ» и др. не могут выбраться из кризиса. Даже телевизионные заводы, например Воронежский, который приобрел лицензии «Филлипса» выпускал успешно продукцию в течение 2 - 4 лет, а затем испытал трудности со сбытом. И если до 1991 года экономический рост страны формировался во многом за счет машиностроения, то сейчас он формируется за счет добывающей промышленности, а это характеризует нашу страну как сырьевой придаток остального мира.

Я полагаю, что отрицание роли государства в развитии рынка, принижение роли государственного регулирования - самая большая ошибка наших реформ.

Посудите сами, в 2002 году наш валовой продукт составлял всего-навсего 9 % от валового продукта Соединенных Штатов Америки. О чем тут можно говорить? Конечно же инвестиционная активность в нашей экономике весьма и весьма низкая. Если в 80-е годы 60-70 % от общего объема промышленного производства направлялось на инвестиции, то уже к концу 90-х годов – только 4 - 5%. Какое может быть развитие?

Задача, поставленная нашим Президентом, удвоить валовой продукт к 2010 году. Вместе с тем премьер-министр М.Е. Фрадков достаточно ясно сказал, что мы не должны ориентироваться только на сырьевую базу, на сырьевые ресурсы и только от них получать доход. И если ориентироваться только на сырьевую базу, то более 3 % в год прироста ВВП Россия не получит, а стране необходимо не менее 10 %. Значит, 3 % - сырьевые ресурсы, а остальное должно ложиться на машиностроение, на выпуск потребительских товаров, на сферу услуг. Но машиностроение в 2001 году давало лишь 18 % от общего объема промышленного производства. Критическая же масса для машиностроения – 20 %. Значит, отечественное оборудование, по существу, на заводы не поставляется, и от этого вся цепочка «проваливается» по отечественному производству.

Хочу обратить ваше внимание еще на один важный аспект. Развитие нельзя связывать только с олигархическими и монополистическими структурами. Сейчас 70% валового продукта обеспечивается 20 - 30 структурами. Это же ненормально. Я не говорю о том, что сегодня малый бизнес – это панацея от всех бед. Нельзя только на него ориентироваться. Это совершенно очевидно. Давайте сначала разберемся, что такое средний бизнес. Четкого понятия нет до сих пор. В том числе и в правовой сфере. Хотя если говорить о средних предприятиях, то именно они обеспечивают прирост продукта и они прежде всего организуют производство продукции, которая необходима стране, в том числе и машиностроению. Это совершенно очевидно.

Малый бизнес – это в значительной степени бизнес услуг, бизнес торговли, бизнес бытовых услуг, бизнес инновационный. Но говорить о том, что малый бизнес в основе своей даст действительно достаточно солидный прирост промышленного производства, наверное, мы не можем.

Сегодня надо говорить не о малом бизнесе, как таковом, а о предпринимателе, который должен создать рыночную атмосферу, который должен на совершенно иных понятиях выстраивать всю экономику страны.

Если сегодня говорить о малом бизнесе, то предприниматель – это и директор, и собственник. Но в большом производстве у директора свои мотивы, своя система, а у собственника - свои. Директор хочет сегодня сохранить стабильность, меньше работать, но больше получить. Собственник, наоборот, хочет заставить работать, для того чтобы больше получить. И возникает вот это самое противоречие, как бы двойная система. И, наверное, с этим сталкиваются многие и собственники, и непосредственно руководители предприятий. Как соотнести эти интересы? В малом бизнесе и собственник, и директор объединены в одном лице. Наверное, в этом и его преимущество, и его беда. Конечно, если сегодня мы имеем в одном лице директора и собственника, т.е. человека, который действительно стремится увеличить свое производство, действительно стремится выйти из малого в средний бизнес, из среднего в большой, то это прекрасно.

Вот один из примеров. Мы работали со строительной фирмой. Есть такая строительная фирма «Инженер». Мы говорили: соберите бригаду порядка десяти человек. Сколько заработаете – все ваше. Бригадиру и работникам полностью платили. Но доходит заработная плата до определенного уровня, и они перестают интенсивно работать. Набрали вторую бригаду – то же самое. Тогда начали беседовать: в чем дело, что происходит? Рабочие говорят: а зачем мне гробиться? У меня каждый день бутылка есть, жена не ругается, дети накормлены, за квартиру я плачу, за все плачу. Мне больше не надо.

Это другая сторона малого бизнеса. И она на сегодняшний день превалирует. Говорить в этих условиях о том, что малый бизнес имеет очень большие доходы, просто нельзя.

Да, малый бизнес сегодня обеспечивает рабочие места. Да, малый бизнес сегодня дает в копилку государства свои налоговые отчисления, и госбюджет получает из этого источника немало. Я могу сказать, что сегодня в Москве бюджет получает от малого бизнеса ни много ни мало 32 %. Солидная прибавка от малого бизнеса.

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что очень важно осознать, так сказать философски, место малого бизнеса в обществе. Мы должны осознать, что малый бизнес – это не только самодостаточное образование. По существу, он призван обеспечивать рабочие места, уровень жизни, давать импульс экономическому развитию.

Я хочу привести вам данные по малому бизнесу ведущих стран.

В США на одно предприятие малого бизнеса приходится 13 - 15 человек, или почти 70 предприятий на 1000 жителей. В секторе малых и средних предприятий занято около 60% активного населения страны. Малый бизнес является хребтом экономики США. В нем создается не только до 50% валового продукта, но и осуществляется более половины всех инноваций. Обратите внимание – более половины всех инноваций.

Я бы привел здесь наиболее крупные программы, которые имеются по малому бизнесу в Соединенных Штатах. Первая - это предоставление гарантий малым предприятиям в том случае, если они имеют возможность получить гарантии обычным путем в банке непосредственно, и сумма гарантий предоставляется на 75% этого кредита, который малый бизнес берет у банка. И кредит этот не должен превышать 750 тыс. долларов.

Наверное, для малого предприятия это хороший кредит.

Вторая программа - оказание помощи в расширении уже действующего предприятия. Это самое новое технологическое оборудование, которое у нас на сегодняшний день изношено весьма солидно и которое нам просто необходимо для того, чтобы мы действительно могли получить качественную продукцию.

В дополнение к этому фиксированная процентная ставка для покупки недвижимого имущества и оборудования и гарантия под 40% займа. При этом сумма гарантии не должна превышать 1 млн. долларов.

Теперь о ситуации в Южной Корее. Она еще недавно была в не лучшем положении. Сейчас же количество предприятий достигает более чем 2,6 млн. – это 99,5% всех зарегистрированных компаний. На их долю приходится 46,8% объема производимой в стране продукции и 41,8% – экспорта. Это особая статья экспорт продукции. Давайте вспомним начало деятельности наших челноков. Страна обремененная оборонными заказами, милитаризацией, по существу, не выпускала товары народного потребления, которые нужны были населению. И призывы «все для народа» на самом деле были только лозунгами. Появились челноки, и прилавки наполнились продуктами ширпотреба и всем необходимым для населения. Но ведь мы, по существу, стали создавать рабочие места за рубежом. И это потому, что в 1992 году, если вы помните, Е.Т. Гайдар отменил льготы, данные кооперативам, которые начинали работать на российской земле. Кооперативы давали возможность получения товаров. Они использовали те остатки, которые были на заводах, т.е. пошел какой-то оборот средств, обмен товарами, начала расти экономика. Да, ее можно сравнять с НЭПом, который в свое время был в России. Но вот кончились льготы, народ пошел за рубеж. Дешевле стало привезти оттуда, чем производить у нас.

Развиваются далее события. Мы начинаем занимать деньги на обучение, на приватизацию, на другие дела. И в то же время запрещаем нашим челнокам привозить товаров более чем на определенную сумму. Они говорят: дайте нам возможность привезти на 1000 долларов, и мы вам будем платить в год 1000 долларов налога. Нет, говорят власти, этого сделать нельзя. Если в то время количество челноков порядка 5 млн. умножить на 1000 долларов, мы получаем 5 млрд. долларов ежегодно в бюджет, а те же 4,8 млрд. долларов мы занимаем за рубежом и до сих пор найти их не можем. Вот что такое перевернутая экономика.

Почему я об этом говорю? Сегодня только ленивый не говорит о том, что нужен малый бизнес. Все говорят об этом. Но закона о малом предпринимательстве на сегодняшний день нет. Закон 1995 года вошел в противоречие со всеми кодексами, которые вышли. Он пустой, он ничего не дает малому предпринимательству. И сколько ни обращалось Московское правительство непосредственно к Президенту, в Думу, в Правительство РФ – бесполезно.

Недавно пришел перечень законодательных инициатив Правительства России, которые должны быть внесены в Думу. Там нет закона о малом бизнесе. А что, малый бизнес сегодня не существует? Хотим мы того или нет, я не склонен верить Госкомстату, который говорит, что у нас сегодня 800 - 900 тыс. малых предприятий и они стоят на месте. Это не так. Я много езжу по России и вижу, как растут эти предпринимательские структуры. Я совершенно убежден, что сегодня в России не менее 20 млн. человек занимаются малым предпринимательством. Это реально.

Например, в Москве порядка 2-х млн. человек занимаются малым бизнесом. Это около 200 тыс. предприятий, которые работают непосредственно в столице. Но если посмотреть на эти 200 тыс. предприятий как на официальные юридические лица и добавить к ним еще 160 тыс., формально предпринимателей, но без регистрации в качестве юридических, лиц мы видим, что количество их на самом деле больше, нежели дает нам Госкомстат. Это по Москве, не говоря уже о других городах, по которым не учитываются реальные цифры того, что происходит.

Так вот, разве для этих 20 млн. человек не должны быть определены правила взаимоотношений с правительством, правила отношений между собой, правила разделения, что такое микропредприятие, что такое малое предприятие, и наконец, что такое среднее предприятие. И в соответствии с этим разделением должны происходить выдача льгот, выдача преференций, определение, в конце концов, как они должны развиваться, кто должен их поддерживать, как решать эти проблемы? Это же первейшая задача. Она сегодня никак не решена.

Я снова хочу обратиться к практике других стран. В Канаде малый и средний бизнес является опорой экономики. Этим видом занимаются 40 из каждых 100 человек. Задумайтесь над этим: 40 из каждых 100 человек. Правительство Канады уделяет им надлежащее внимание, и вот что это дает: кредит на срок до 20 лет; размер кредитования микробизнеса от 25 до 50 тыс. канадских долларов; финансирование молодых предпринимателей – 25 тыс. канадских долларов; фонд развития культурного сектора, льготное кредитование малого и среднего бизнеса. Сумма может достигать 250 тыс. канадских долларов. Однако совокупный объем не должен превышать миллион долларов. Кредитование предпринимательской деятельности, льготное финансирование от 100 тыс. долларов до миллиона и т.д. Наконец, кредитование с целью внедрения инновационных технологий в размере до 100 тыс. долларов.

В свое время в Москве были созданы фонды поддержки малого бизнеса. Город пошел на то, чтобы дать этим фондам первичный капитал для развития элитной базы малого бизнеса.

Еще раз хочу отметить, что страны, о которых я говорил выше, имеют у себя структуру, занимающуюся только этими вопросами. Если говорить о Соединенных Штатах, то эта непосредственно структура при президенте, если о Канаде - это при правительстве, если о Корее - то это тоже при правительстве, если говорить о Японии - то это и общественная, и государственная структура и т.д. и т.д. У нас сегодня такой структуры нет. Единственная структура по всей России - это наш московский департамент. Я не хочу говорить, что мы такие хорошие и мы много сделали потому, что я из департамента. Это не так. Естественно, в Москве имеются условия, а также есть мэр, который действительно по-настоящему уделяет очень большое внимание малому бизнесу.

Мы сталкиваемся с большими сложностями, но было желание решить эти проблемы. Поэтому, наверное, сегодня в Москве и развивается малый бизнес.

Когда только начинал работать наш департамент, нас не любили и это нормально. Но сегодня опять же, поверьте мне, и префектуры и управы понимают эти процессы.

В Германии 99,6% всех действующих предприятий – это малый бизнес. Я еще раз хочу вернуться к философии общества. Вот оно общество, общество самодостаточное, общество независимых от государства предприятий. И, наверное, сегодня в наших властных структурах не думают именно о философии общества. Какое общество мы строим, чего мы хотим? Если мы строим демократическое общество, то должны опираться на малый бизнес. Это совершенно очевидно, он должен поддерживаться государством, получать льготные кредиты и т.д.

Еще один пример отношения к малому бизнесу в Германии. Когда в Москву приезжают руководители земель и иных образований Германии, они везут с собой минимум 35 - 40 предпринимателей. А с руководителями Баварии приезжает вообще по 100 человек. Когда человек приезжает один, ну, поговорили и разошлись, не более того, а здесь же действительно как бы предоставляются государственные гарантии. И когда такое внимание уделяется малому бизнесу со стороны властных структур, то становится ясно, почему столь активно продвигается этот бизнес.

Где наша государственная поддержка? Кто из наших государственных деятелей на уровне посла, председателя, премьера правительства говорил о поддержке малого бизнеса?

Посмотрите, что сегодня делает Турция, сколько у нас их товаров. Посмотрите, что делает Китай, сколько из Китая товара у нас. И не только в России, далеко не только в России. Китайские товары расходятся по всему миру. То есть сегодня путем перекладывания только на плечи предпринимателя отношений с предпринимательскими структурами других стран вопроса не решить.

Необходимо влияние властных структур, необходимы контакты на их уровне, и уже через контакты на их уровне возможны непосредственные контакты с предпринимательскими структурами других стран и своего государства.

Великобритания – консервативная страна. Однако она занимает второе место среди 60 развитых стран по созданию наиболее благоприятных условий для развития предпринимательства. Как это достигается? Путем предоставления особых полномочий Министерству торговли и промышленности в обеспечении интересов малого и среднего предпринимательства. Не только управление, не просто перепись, а обеспечение интересов. В чем? Назначение в каждом ведомстве руководящих работников, ответственных за контроль и оценку осуществления стратегии по вопросам малого и среднего предпринимательства. Кто отвечает за это, тот должен этим вопросом заниматься. Осуществляется регулярное рассмотрение центральным правительством важнейших вопросов, связанных с деятельностью малого и среднего предпринимательства.

Вот здесь я хочу сказать о заседании нашего правительства, которое состоялось в прошлом году и которое рассматривало важнейшие вопросы. Вопрос, связанный с налоговой системой для малого бизнеса. Что мы имеем сегодня по налоговой системе? По сути мы имеем три системы, любой из которых может пользоваться малое предприятие. Коль система общая, то от нее наш малый бизнес очень хорошо научился уходить. Эта система упрощенная. Но давайте посмотрим, что такое упрощенная система налогообложения. Ею могут воспользоваться только те предприятия, годовой оборот которых составляет не более 15 млн. рублей. Давайте задумаемся. Что мы хотим развивать? Мы хотим развивать производство? Или хотим развивать лавочников? Что можно сделать при обороте 15 млн. руб. в год? Разве можно выпустить какую-нибудь продукцию? Да, нет. Это совершенно несерьезно.

И вот такую систему сегодня, по существу, нам предлагают. Уже многие против этой системы: не только мы, но и Торгово-промышленная палата, общественные организации. Г.О. Греф уже осознал ее недостатки, он сказал: 15 млн. мало. И все же правительство принимает решение оставить эти 15 млн. Предприниматели будут ловчить. Совершенно очевидно. Нужно ли нам это? Совершенно не нужно.

Давайте посмотрим, как построена налоговая система: 35,6% от фонда заработной платы – единый социальный налог, 13% подоходный налог. Это означает, что 50% заработной платы отдай государству. Найдите мне того, кто отдаст эти деньги! Да, слабое государство, безусловно, должно иметь высокие налоги, так как необходимо обеспечивать социальную сферу. Это понятно. Но почему мы не хотим продумать вопросы, связанные с такой системой, при которой никто не будет платить из заработной платы больше 14%. Сегодня есть предложение поднять эти выплаты до 26%, но платить будут, повторяю, не более 14%. Да, в какой-то период будет спад поступлений в бюджет, но далее количество налоговых поступлений вырастет в несколько раз. Это совершенно очевидно. Ни один предприниматель сегодня не хочет работать под дамокловым мечом. Ведь каждый день они рискуют, каждый день к ним приходят проверки. И идет мздоимство. Что мы развиваем этими налогами? Криминал. От 20 до 80% заработной платы выдается в конвертах. Разве это нормальное общество? Ведь над этой темой давно пора задуматься.

Сегодня у малых предприятий нулевые балансы. Ничего не платят. Они уходят от налогов. Ну так решите однажды эту проблему. Мы сегодня пытаемся на рынках, в маленьких киосках устанавливать кассовые аппараты но это не первая попытка, а результата нет. Так лучше продать им патенты. Да ведь это было еще в советские времена, и патенты работали. Все, что заработаешь, твое, но у государства будет определенная сумма, которую оно получит наверняка. В Москве была эта система, т.е. малым предприятиям мы давали этот патент, но нас заставили провести наш закон о малом предпринимательстве в соответствии с законом, который не работает. Как рассчитывается патент? Если государство за патент захочет получить много, его не будут покупать. Захочет получить мало - оно проиграет. И тогда находится середина. Обязательно будет найдена. И тогда не нужно нам этого криминала, связанного с рынком, не нужен будет кассовый аппарат, с которым ловчат. Приходим к тому, с чего я начал. Если бы сегодня в законе о малом бизнесе было определение «микропредприятие» и в нем было бы сказано, что микропредприятие работает по патенту и ограничено объемом и количеством товара, тогда возникла бы ситуация, выгодная и государству, и малому бизнесу.

Наконец о налоге на вмененный доход. Он крайне противоречив. Предприниматель только начинает работать и поступлений пока нет, а считают налог с учетом площадей, на которых он работает. Но за площадь он уже платит государству. Затем считают, сколько у него работающих. Но каждому человеку он платит зарплату. Логику в этом налоге обнаружить трудно. Ни в одной стране нет такой системы.

Сегодня сложилась парадоксальная ситуация. Мы отменили для торговли налог с оборота, Москва на этом потеряла порядка 17 млрд. руб. Задумайтесь, для чего это сделано? Мы же давали льготы и не брали налог с оборота по продуктам - молоко, хлеб, т.е. продуктам, значимым для города, значимым непосредственно для человека. А на одежду, на все остальное это что не важно для населения? Почему этот налог не отменить на все товары?

Вот эта чехарда с налогообложением - очень серьезная беда нашего общества, с которой, безусловно, нужно немедленно разбираться.

Я хотел бы обратить ваше внимание на положение с инновационным бизнесом. К примеру, адвокат в своей деятельности освобожден от налогообложения на добавленную стоимость, а инновационный бизнес не освобожден. Почему? Разве для государства это не важно? Да, сегодня, по-моему, инновационный бизнес - самая важнейшая статья для государства. Не поднимем мы эту деятельность, экономика будет в плачевном состоянии.

Рано или поздно мы будем в ВТО. Рано или поздно мы вынуждены будем приходить на рынок со своим товаром. А какой товар мы дадим, если у нас нет новых технологий, если нет современного оборудования, если нет квалифицированных кадров, которые могут работать с этим оборудованием? Что за товар мы дадим? Кто будет этот товар покупать? И мы снова окажемся с вами заложниками того товара, который пойдет из-за рубежа. Мы снова будем платить за импорт. А нашего экспорта, кроме нефти и газа, по существу не будет.

На сегодняшний день в Москве 190.927 малых предприятий, в том числе в промышленности – 14.700 (за год количество увеличилось на 2000), в строительстве - 19800 (за год увеличение на 2000), в науке - 8900 (за год увеличение на 1600), и наконец, в торговле - 98119 предприятий. По сравнению с 2002 годом количество торгующих организаций уменьшилось на 8737.

Если говорить о торговых площадях, которые имеет Москва и которые имеют столицы мира, то Москва отстает в полтора-два раза в этом отношении. То есть мы еще не достигли того уровня обеспеченности торговыми предприятиями, которые должны быть в Москве.

С другой стороны, мы начали развивать дешевую сетевую торговлю – это «Пятерочка», «Копейка», «Марка» и др. По существу, эта сетевая торговля начинает давить на малый бизнес. Плохо это или хорошо? Пока мы не знаем. Но тревогу это уже вызывает, хотя сетевая торговля лучше обеспечена товаром и находится в лучших санитарных условиях.

Крупные супермаркеты строятся на окраине города. Но и в «спальных» районах, и в центре города обязательно должны быть малые предприятия. Совершенно в этом убежден. Мы сегодня над этой темой очень серьезно работаем.

Говоря о товарах, которые выпускает сегодня Москва, я могу сказать, что товаров выпущено на 290 млрд. рублей и в 2003 году количество увеличилось на 70 млрд. рублей, но объем промышленной продукции увеличился на 2 млрд. руб., строительства - на 19 млрд. рублей. Давайте задумаемся над этими цифрами. Строительство увеличилось на 19 млрд. рублей, но пойдите и купите 1 кв. м площади за 500 долларов, как было еще два года назад. Не купите. Нормально это? Ненормально. Совершенно ненормально.

Наука увеличила свой оборот на 11 млрд. рублей. Я думаю, что это очень хороший знак и эту тенденцию надо всячески поддерживать.

Торговля увеличила непосредственно свой денежный оборот на 18 млрд. руб., но это увеличение произошло за счет тех крупных супермаркетов, которые на сегодняшний день создаются на окраине Москвы.

Я уже говорил о том, что на сегодняшний день правовое поле, которое должно поддерживать малый бизнес, находится у нас в самом зачаточном состоянии. По существу, нет этого правового поля. В свое время были созданы фонды, для того чтобы они кредитовали малый бизнес. Это было очень хорошее начинание. У каждой префектуры был свой фонд. Он существует и сейчас. Есть центральный фонд. Ни много ни мало Москва выделяла на это порядка 150 - 200 млн. рублей. Это хорошие деньги. Но фонд имел право выдать кредит под нулевой процент или по 2–3 % процента в зависимости от проекта. Мы пошли по пути хорошо проверенному мировой практикой. Мы прекрасно понимали, что будут случаи невозврата кредита. И это действительно происходит, есть 7 - 10% невозврата. Но эти 7 - 10% с лихвой покрываются теми процентами, которые платят другие предприятия, т. е. мы в бюджете ничего не теряем. И конечно же было необходимо развивать этот бизнес. Но вот выходит Бюджетный кодекс. И забыли в нем о том, что существует малый бизнес. Бюджетный кодекс категорически запрещает кредитовать без 100%-ного залога. Либо представьте гарантию банка, солидного банка, либо 100%-ный залог под свое имущество, т.е. то, что у вас есть. Что такое 100%-ный залог имущества? У нас имущество начинают оценивать и сразу вводят коэффициент 0,5. Где найти малому бизнесу этот залог? Представители малого бизнеса приходят и говорят: «Дайте мне 2 млн. рублей, я хочу развить собственное производство». - «А что у вас есть в залог?» - «Ничего». Если сегодня посмотреть по Москве, то 70% малых предприятий имеют имущества не более чем на 4 - 5 тыс. долларов. Задумайтесь, какой залог они могут дать?

Но ведь это парадоксально. Я сегодня в соответствии с Бюджетным кодексом имею право дать субвенцию безвозмездно лишь порядка 2 млн. рублей. Простите, как предпринимателю дать эту субвенцию? Какой же он предприниматель? Они что, ему с неба свалились эти 2 млн., так он их проел, и никакого с него спроса.

Это же не решение проблемы. Мы сегодня говорим и на верхних уровнях о гарантийном фонде. Наконец-то правительство решило эту проблему. Определило дать в гарантийный фонд 3 млрд. рублей. А далее происходит одно и то же, т.е. банк, которому дают 3 млрд. рублей, выбирает банки в регионах и дает им каждому гарантию под определенную сумму. Но банк, получивший эту гарантию, требует с предпринимателя все полностью со 100%-ным обеспечением. Какая гарантия? Где она? То есть непродуманность всех вопросов, связанных с финансированием, налогообложением, правовой базой, она сегодня вопиющая.

Конечно, у нас есть предложения, мы неоднократно вносили их в Думу и другие организации, но пока еще монетаристская теория действует, согласно которой все само собой образуется, автоматически в рыночных условиях.

Я хочу сказать, что, несмотря ни на что, в Москве все-таки солидный рост промышленного производства. Это очень хорошо. Могу сказать, что в 2002 году прирост составил 20%, в 2003 году - 19%. В малом бизнесе в 2002 году прирост порядка 13%, а в 2003году - порядка 6%. Большое снижение.

Несколько слов об инновационном бизнесе. Казалось бы, на новинку должны как мухи на мед все стремиться. Далеко не так. Во Франции, например, один изобретатель предложил заряжать ружье не с дула, как обычно, а сделать магазин. Так ему отказали, знаете по какой причине? Много патронов будут расходовать. Вот и в инновационном бизнесе. Для того чтобы понять преимущества, нужны очень сведущие эксперты, которые могли бы оценить тот проект, который предлагается. Действительно, надо ли им заниматься или не надо. Это первое.

Второе. Сделать образец можно. Можно найти деньги. Но если стоимость образца взять за единицу, то стоимость продвижения на рынок уже будет стоить 10 единиц. Стоимость удержания на рынке будет стоить 6 единиц. Где взять эти деньги? Как решить эту проблему?

Я думаю, что в данном случае в первую очередь должно быть решение вопроса о государственном заказе. Мы сегодня должны заказывать нашим отечественным предприятиям те приборы и оборудование, которые по экспертному заключению действительно являются ноу-хау.

Хотел бы привести пример с обеспечение медицинским оборудованием. Сегодня на долю отечественного оборудования приходится всего 4%. Всегда было 70 - 80%. Сказать, что сегодня нет предложений, неправильно. В декабре была выставка предложений наших малых предприятий по медицинской технике. Главврачи, которые посетили эту выставку, были в восторге. А закупает не главврач, закупают другие. Сегодня В.П. Шанцев взял медицинскую технику под свой особый контроль. Посмотрим, может быть, что-нибудь изменится, но это вопрос главный, связанный с поддержанием нашего отечественного инновационного бизнеса через государственный заказ. По-другому эту проблему не решим. Нет у нас таких средств. На инновационный бизнес надо очень много денег. Это мы должны понимать.

Мэр Москвы был согласен, чтобы бюджет города (а я договорился с банками) выделил определенные бюджетные средства для венчурного фонда, и банки при наличии городской доли готовы были вложить в этот венчурный фонд свои средства. Но Бюджетный кодекс запрещает нам решать эту проблему. Мы не можем этого сделать. Мы опять наступаем на те же самые грабли.

Хочу затронуть еще одну проблему – лизинг оборудования. Очень выгодное дело, система, которая работает во всех странах мира и которая действительно дает поразительные результаты по обеспечению новейшим оборудованием предприятий, но у нас она практически не работает. Москва выделяет своей лизинговой компании ежегодно фонды, естественно с отдачей. Почему бы на государственном уровне не создать 3 - 4 лизинговых компании и дать им не 100 млн. рублей, а миллиардов 50. Но через 3 - 4 года начинайте возвращать выделенные средства. Возврат пойдет, и оборудование будет, но это же будет решение проблемы. А пока у нас финансовый лизинг не более 5 - 6%. Это же беда.

Москва одна это решить не может. Это совершенно очевидно. Мы пытаемся сегодня завязать отношения с другими регионами России. Мы пытаемся решить эту проблему через создание межрегиональных маркетинговых центров. Идея неплохая, т.е. каждый центр в своем регионе рассматривает информацию, связанную с количеством, ценами товаров и т.д., которые есть, и предлагает их непосредственно через Интернет, в информационной системе, другим организациям.

Мы создали с участием Москвы порядка 60 таких маркетинговых центров. Но если посмотреть на результат сегодняшний по этим центрам по сравнению с тем, что создано, и с тем, на что мы рассчитывали, то он мал. Мы сегодня имеем на 150 - 200 млн. рублей заключенных договоров. Это капля в море.

Здесь опять важна роль руководителя самого региона. Если бы каждый руководитель региона начал опираться на этот центр и действительно начал накапливать информацию, выгодную ему, и отправлять по регионам, более того, как делают это зарубежные коллеги, информировать партнеров о том, что у него есть, и предложил решать эти проблемы совместно, - уверяю вас эффективность использования указанных фондов увеличилась бы в десятки раз. Это совершенно очевидно.

Опять мы находимся в каком-то полусне. И безусловно, это зависит, прежде всего, от руководителя, который занимается этими проблемами. Я думаю, что сегодня эти межрегиональные маркетинговые центры, которые, по существу, решают только информационные задачи, необходимо трансформировать в торговые представительства либо в торговые дома.

Вы обратите внимание на такой факт. Пока товар идет от одного региона к другому, по некоторым товарам находится 10 - 15 посредников. Необходимо отказаться от посредников, работать напрямую через торговые и информационные центры, и торговля будет осуществляться гораздо динамичнее и эффективнее.

И наконец, последнее. Последний вопрос, я думаю, самый серьезный. То, чем занимаетесь вы, а именно подготовка кадров. К сожалению, я думаю, что за эти пятнадцать лет нашей великой перестройки мы с водой выплеснули и ребенка.

В стране была система образования, я не хочу оценивать, насколько она была хороша или плоха. Не об этом речь. Главное, что была система. Сегодня говорить о системе образования, адекватной новым экономическим условиям, еще рано, я думаю, мы еще к ней не пришли. Мы все-таки живем отчасти прошлыми представлениями.

Мы, может быть, не знаем реальной бизнес-практики того, что происходит в новых экономических условиях. И конечно же знания, которые получает студент или человек, приходящий на переподготовку, могут быть слишком теоретизированы, оторваны от реальной действительности. Мне кажется, что вузы могут и должны изменить эту ситуацию.

Обсуждая вопрос о состоянии и перспективах развития системы обучения, нельзя замыкаться только на высшем учебном заведении. Система обучения начинается со школьной скамьи. И если сегодня школьники обучаются по разным методам, по разным учебникам, я не думаю, что это наилучший вариант. И, наверное, в этом высшая школа должна сказать свое слово: какие должны быть учебники, какие должны быть методические пособия, какие должны быть направления в обучении школьников. И необходимо создать все эти материалы.

Я боюсь, что произойдет беда, если шатание продлится на протяжении десяти лет, и завтра люди, подготовленные подобным образом, придут к руководству государством. Я думаю, что это самый серьезный, самый главный вопрос.

Мы сегодня увлекаемся обучением менеджменту, увлекаемся бухгалтерией. Да, все это нужно, все это необходимо, но мы забыли о рабочих. Сегодня в стране по-настоящему рабочих не готовят. Какой техникум сегодня готовит специалистов? Никакой. Наши ПТУ имели доступ на заводы. Ученики там обязательно проходили практику. Какой завод сегодня пригласил из ПТУ мальчишек? Никакой. Мы утрачиваем профессионализм рабочих. Сегодня в Москве найти высокопрофессионального фрезеровщика моложе 55 лет невозможно. Сегодня рабочие называют себя профессионалами, а когда начинаешь повнимательнее присматриваться, то видишь, что двое из десяти действительно что-то умеют, а восемь человек только называют себя профессионалами. А от этого зависит качество товаров, услуг, отношение людей к выполняемой ими работе.

Я думаю, что эту проблему надо очень серьезно решать. Почему бы нам не заимствовать, к примеру, опыт Франции, где 1% налога на заработную плату идет на обучение. Либо вы отдаете этот процент государству и государство берет на себя обязательство обеспечивать переподготовку персонала, либо вы этот процент отдаете непосредственно той структуре, которая занимается переподготовкой.

Заканчивая свое выступление, я готов ответить на вопросы, если они будут. Спасибо за внимание.

Вопрос

В чем основные причины того, что правительство не принимает законы, которые необходимы?

Ответ

Я не думаю, что это какой-то злой умысел. Это просто непонимание того, что происходит.

Вопрос

Каковы в России масштабы микрофинансирования в сравнении с международными структурами.

Ответ

Я вам могу сказать, что на сегодняшний день, если говорить о субвенциях, которые даются начинающим предпринимателям, мы даем каждому начинающему или проработавшему на рынке не более двух лет порядка 120 тыс. рублей. А необходимое количество этих денег для малого бизнеса находится в пределах 35 - 40 млн. рублей.

Мы сейчас даем для инновационного бизнеса, для создания пилотного проекта, который они предлагают, субсидию в размере 250 тыс. рублей. А нужны суммы в пределах 50 млн. Сегодня наша лизинговая компания в год обеспечивает финансовый лизинг по оборудованию где-то в пределах 200 - 250 млн. руб.

Если говорить о кредите, который обеспечен на 100%, мы берем на себя покрытие ставки, которую выставляет банк до 1/4, а это тоже должно быть порядка 100 млн. руб. То есть в общей сложности где-то около 400 млн. руб. идет только на потребности кредитования. Если говорить о практике других стран, то, к примеру, в США на эти цели идет порядка 20 млрд. долларов.

Вопрос

Какие конкретные программы есть у вашего департамента, которые содействуют поддержке малого предпринимательства? И где с ними можно ознакомиться?

Ответ

Есть общая программа, комплексная программа поддержки малого предпринимательства. Есть программа подготовки кадров. Есть программа развития нежилых помещений. Есть программа жилищно-коммунального хозяйства. Вот четыре основные программы, которые сегодня есть.

В этом году мы представим на рассмотрение правительства программу по инновационной деятельности.

Есть программа по информационному обеспечению, она входит в общую комплексную программу. Вчера на правительстве она рассматривалась и была принята. Дополнительную информацию можно получить на сайте «Малый бизнес Москвы».

Вопрос

Связываете ли вы проблемы малого бизнеса с развитием муниципалитета? Если да, то какие шаги Московское правительство делает в этом направлении?

Ответ

Малый бизнес – это, прежде всего, забота муниципальных властей, это совершенно очевидно. Больше того, мы ставили вопрос о создании надежной нормативной базы, и я думаю, так или иначе он будет решен. Уж коль скоро мы не можем сделать для России хороший закон о малом предпринимательстве, пусть он будет рамочным, и каждый регион выпустит свой закон, которым определит и те льготы, и те контрольные, надзорные и иные функции, которые должно выполнять государство по отношению к малому бизнесу.

Что мы делаем на муниципальном уровне для малого бизнеса? В первую очередь это выделение помещений для развития торговли – раз, жилищно-коммунального хозяйства – два. Вот эти две сферы я оставил бы непосредственно за муниципальными властями. Сегодня жилищно-коммунальное хозяйство находится в плачевном состоянии. Если в Москве мы каким-то образом решаем все эти вопросы, то в других городах это просто беда. Сегодня в Москве развивается очень большая кампания по сбору вторичных ресурсов. Это малый бизнес в чистом виде. И за это отвечает прежде всего муниципалитет. В чем здесь дело? Раздельный сбор. Когда мы все валим в кучу, мы теряем для себя огромное количество ресурсов, которые могут быть возвращены в народное хозяйство. Роль муниципалитета в доведении необходимости сбора до жильцов, в агитации, в строительстве сборных конструкций, в обеспечении предварительной переработки всех этих материалов и т. д.

Вопрос

Когда мы готовим студентов, должны объяснять им, в чем цель бизнеса? Преподаватели говорят, что цель бизнеса – это увеличение прибыли. Ваше мнение – в чем цель бизнеса?

Ответ

Интересный вопрос. Мы никуда не уйдем от того, что цель бизнеса – это увеличение прибыли. Но дело в том, что государство должно выстроить те рамки, те рогатки, которые не имеет право переступить бизнес. Речь идет прежде всего о культуре и этике предпринимательства. Но конкуренция существовала и будет существовать, поэтому, хотим мы этого или нет, цель бизнеса – это получение прибыли, но с соблюдением установленных государством норм и правил.

Вопрос

В какой мере ваше министерство курирует вопрос разработки образовательных стандартов в тех экономических вузах, которые готовят специалистов для бизнеса?

И второй вопрос. Как обстоят дела в бюджете Москвы по столичным функциям? Как, например, федеральный бюджет отражает их или нет?

Ответ

Мы не беремся устанавливать стандарты по образованию. Это не наша проблема, а проблема специалистов. Мы просто по определенным правилам объявляем конкурс, определяем победителей и даем возможность переподготовки кадров. Есть экспертный совет, который определяет программу. По столичным функциям. Частично они удовлетворяются, но в основном столица живет за счет собственного бюджета.

Вопрос

Иногда, встречаясь с зарубежными партнерами, коллегами, хочется показать свой московский патриотизм. Можете вы назвать, Евгений Владимирович, какие-то виды продукции или услуги в сфере малого бизнеса, конкурентоспособные на мировом рынке? Сказать: приезжайте, возьмите у нас, это здорово. Хотя бы несколько примеров.

Ответ

Я могу сказать о фирме, которая производит наномикроскоп. Сегодня это изделие охотно покупают за рубежом. Хотя стоит оно очень дорого. Производит это изделие малое предприятие. Недавно мы это предприятие наградили, дали ему первое место. Я сегодня могу назвать малое предприятие, которое производит замечательную упаковку, умеет это делать. Я могу назвать предприятие, которое шьет прекрасную одежду. Это тоже есть. Сказать, что она уходит за рубеж сегодня, к сожалению, я не могу. Эти вещи мы пока еще не продвинули на рынки. Я могу сказать о ноу-хау, которое есть на сегодняшний день и по которым заключаются договоры. Например, наше малое предприятие сделало лампочку, которая потребляет энергии в четыре раза меньше, а дает такое же количество света, которое дает обычная лампочка. Сейчас немцы очень заинтересовались этой продукцией. Мы ставим в домах перегородки бетонные, чтобы было тепло. Сегодня есть малые предприятия, которые занимаются базогребневыми перегородками. Сегодня действует огромный концерн, и он, по существу, снабжает половину Москвы этими перегородками. Сегодня они предлагают совершенно иную технологию и производства, и монтажа, которые позволяют в два раза уменьшить стоимость и в три раза уменьшить количество времени на их монтаж. Это все малые предприятия.

Больше того, я вам скажу еще один секрет. У нас сегодня есть, по крайней мере, полтора десятка малых предприятий, оборот которых перевалил за миллиард.

Вопросов больше нет. Хочу пожелать вам успеха в вашей работе. Спасибо за внимание.

Е.В. Егоров

Малое предпринимательство и его роль

в экономической и политической жизни страны

Подписано к печати 10 января 2005 г.

Формат 60x84/16

Тираж 200 экз.

Усл. печ. л. 2.

Отпечатано в Московской международной высшей

школе бизнеса “МИРБИС” (Институт).

115054 Москва, Стремянный пер., 36

Московская международная высшая школа бизнеса «МИРБИС» (Институт)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Дума рассмотрит закон

    Закон
    11. 008 13 ПЬЯНЫМ ВОДИТЕЛЯМ БУДЕТ ГРОЗИТЬ ДО ДЕВЯТИ ЛЕТ 13 Грани.Ру , /, 14.11. 008 13 ГОСДУМА ПРИНЯЛА ПРЕДЛОЖЕНИЯ МЕДВЕДЕВА 14 Дни.ру , /, 14.11.
  2. Статья Предмет регулирования настоящего Федерального закона (7)

    Статья
    Комментарий к Федеральному закону от 24 июля 2007 г. N 209-ФЗ"О развитии малого и среднего предпринимательствав Российской Федерации"(в ред.
  3. Пресс-служба фракции «Единая Россия» Госдума РФ (42)

    Документ
    ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ГОСДУМЫ РФ БОРИС ГРЫЗЛОВ СЧИТАЕТ, ЧТО УЖЕ В ЭТОМ ГОДУ РОССИЯ И БЕЛОРУССИЯ МОГУТ ВЫЙТИ НА ПРОВЕДЕНИЕ РЕФЕРЕНДУМА ПО КОНСТИТУЦИОННОМУ АКТУ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА.
  4. А. Н. Третьякова 197022, Санкт-Петербург, ул. Чапыгина, д. 2

    Документ
    Там, где развивается малый бизнес, — там меньше бедных и ниже показатели смертности, такова статистика. При дальнейшем развитии этого бизнеса будет меняться и структура общества, будет расти средний класс.
  5. Наука-пакет: 4 11 09. 06. 2009 итар-тасс новости из властных структур

    Документ
    09.06.2009ИТАР-ТАСС - Новости из властных структурОглашены имена 12 лауреатов госпремий за 2008 год; в их числе -Терешкова, Касперский и создатели "Смешариков"/Обновлено в 13:35 мск/ 13

Другие похожие документы..