Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Новая техника Минского автомобильного завода, планируемая к производству в ближайшие годы по своим техническим характеристикам и эксплуатационным кач...полностью>>
'Сочинение'
Понятие дети и война – несовместимы. Однако юным ленинградцам – детям блокадного города пришлось вместе с взрослыми перенести всю трагедию осаждённог...полностью>>
'Документ'
.Внедрение в учебный процесс здоровьесберегающих технологий и  предоставления  возможности ученикам самореализоваться, посредством различных видов де...полностью>>
'Контрольная работа'
а) Распределите в нужной последовательности следующую классификацию подготовительных упражнений: комбинированные, трансформационные, имитативные, конс...полностью>>

Конституционно-правовое регулирование экономической сферы в странах южной америки

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Сороковая Екатерина Андреевна

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ

РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЫ
В СТРАНАХ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ

Специальность 12.00.02 — Конституционное право;

муниципальное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва

2010

Диссертация выполнена на кафедре конституционного и муниципального права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации».

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор

Виноградов Вадим Александрович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Мазаев Владимир Дмитриевич

кандидат юридических наук, доцент

Кененова Ирина Павловна

Ведущая организация

Российская академия государственной службы
при Президенте Российской Федерации

Защита диссертации состоится 17 февраля 2011 года в 1500 часов на заседании диссертационного совета Д 229.001.02 при Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации по адресу: 127051, г. Москва, Б. Каретный пер., д. 10а, ауд. 301.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

Автореферат размещен на интернет-сайте Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации www.rpa-mu.ru 14 января 2011 года.

Автореферат разослан 17 января 2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент Т. Е. Шингирей


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Экономическая сфера является одним из важнейших факторов общественной жизни. То, каким образом указанная сфера находит закрепление на конституционном уровне, много значит для успешного развития страны.

Конституция, обладая высшей юридической силой, является правовой основой всех общественных отношений, в том числе и в экономической сфере. С одной стороны, в силу своей природы основной закон обеспечивает определенную стабильность этих отношений. С другой стороны, постоянно развиваясь, экономическая сфера сопровождается периодической сменой приоритетов. Таким образом, поиск способов разрешения противоречий, вызванных конфликтом между стабильностью конституционного регулирования и потребностями изменения экономических приоритетов, является постоянно актуальным предметом конституционно-правовых исследований.

Кроме того, в трудах, посвященных конституционно-правовому регулированию экономической сферы, отмечается, что «теория экономической конституции возникла как результат теоретического осмысления возросшего вмешательства государства в экономическую сферу в ответ на потребность определить допустимые границы и формы, за пределами которых государство уже служит само себе, а не обществу. Грань здесь достаточно тонкая, и практическое воплощение концепции в условиях каждого государства индивидуально»1.

Именно поэтому для поиска оптимальных решений важен комплексный анализ теоретического и нормативного аспектов экономической конституции в конкретном государстве или в ряде стран, объединенных общим вектором развития.

Интерес к конституционному опыту регулирования экономической сферы государств Южно-Американского континента (Аргентины, Боливии, Бразилии, Венесуэлы, Гайаны, Колумбии, Парагвая, Перу, Суринама, Уругвая, Чили, Эквадора) вызван целым рядом факторов, среди которых: периодическая смена политических режимов (и, как следствие, изменение конституций), отнесение этих стран к категории развивающихся; кроме того, три из указанных государств (Аргентина, Бразилия и Венесуэла) являются федерациями.

Таким образом, анализ опыта конституционного регулирования экономической сферы, накопленного в этих зарубежных странах, наряду с исследованием теории экономической конституции чрезвычайно своевременен и может быть использован для формирования более системного и глубокого подхода к конституционному регулированию экономической сферы в Российской Федерации (включая вопросы экономического федерализма).

Актуальность исследования только возрастает в связи с тем, что согласно Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной 12.07.2008 № Пр-14401, Россия стремится к налаживанию стратегического партнерства с Бразилией, наращиванию политического и экономического сотрудничества с Аргентиной, Венесуэлой и другими странами Латинской Америки и Карибского бассейна и их объединениями, опираясь на серьезный прогресс, достигнутый в отношениях с государствами этого региона за последние годы, расширению взаимодействия.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе реализации конституционно-правовых норм экономического характера.

Предметом исследования выступают конституционно-правовые нормы, регулирующие экономическую сферу в государствах Южной Америки.

Цель диссертационной работы — комплексное исследование правовых механизмов конституционного регулирования экономической сферы в государствах Южной Америки.

Исходя из указанной цели необходимо решить следующие основные задачи:

- определение основных составляющих экономической конституции;

- исследование права собственности, его содержания, ограничений и специфики в странах Южной Америки;

- исследование особенностей конституционного развития государств Южно-Американского континента;

- сравнительно-правовой анализ экономического федерализма на примере Аргентинской Республики, Федеративной Республики Бразилии и Боливарианской Республики Венесуэла;

- выявление особенностей конституционного регулирования экономических функций органов государственной власти в странах Южной Америки;

- анализ конституционного регулирования экономических прав, свобод и гарантий.

Степень научной разработанности темы. Совокупность вопросов, формирующих проблемное поле в рамках изучения элементов экономической конституции, достаточно разнообразна и находится на стыке отраслевых научных дисциплин — юриспруденции, экономических и социологических наук, политологии.

Как теория экономической конституции в целом, так и различные элементы экономической конституции в частности становились объектом внимания многих авторов.

Теоретические вопросы экономической конституции, конституционной экономики, а также проблемы соотношения конституционного права и экономики подвергались наиболее полному и тщательному изучению такими исследователями, как: С. А. Авакьян, П. Д. Баренбойм, Г. А. Гаджиев, В. И. Лафитский, В. О. Лучин, В. Д. Мазаев,
В. А. Мау, Ю. А. Тихомиров, И. А. Умнова, Т. Я. Хабриева, В. Е. Чиркин, А. Шайо и др.

Сферу экономического федерализма подробно изучали следующие авторы: К. Ю. Багратуни, К. К. Баранова, Дж. Бо и Х. М. Васкес,
М. В. Глигич-Золотарева, И. Н. Добрынин, В. Н. Лексин и др.

Конституционное регулирование вопросов собственности рассматривали в своих трудах Г. Н. Андреева, Г. А. Гаджиев, В. Д. Мазаев, С. М. Скрыль, Е. А. Луковка, А. А. Лепехин, А. Шайо.

Однако, обращаясь к исследованию конституционно-правового регулирования экономической сферы в государствах Южной Америки, приходится признать практически полное отсутствие комплексных исследований на русском языке.

Многочисленные труды, изданные в 60—80-е гг. XX в. в СССР, устарели и в основных положениях не отвечают современным реалиям. По сути, единственным научно-исследовательским институтом, проводящим регулярную работу в данном направлении, является Институт Латинской Америки Российской академии наук, в то же время исследования латиноамериканистов, проводимые на базе указанного института, не являются правовыми, а носят исключительно экономический характер.

Из зарубежных ученых, занимающихся проблемами правового регулирования вопросов собственности в странах Латинской Америки, можно выделить А. Кальдерона, М. Мортимора, М. Таварес, Х. Хамдани, А. Мироа, Дж. Даннинга; налогообложения и бюджетного процесса — Ч. Коллинза, Т. Калена. Экономические аспекты федерализма изучали А. Синх, С. Джонсон.

Методологическая основа исследования. В диссертации использовалась совокупность подходов и методов научного познания.

К разряду общих методов можно отнести логические приемы, используемые на различных стадиях и уровнях познания: анализа
и синтеза, индукции и дедукции, сравнения, аналогии, восхождения от конкретного к абстрактному и др. Набор и сочетание таких методов определялись конкретной задачей и этапом исследования.

Базовым стал системный подход, позволяющий составить комплексное и полное представление об изучаемом явлении, объекте на основе раскрытия его сущностных характеристик.

Активно применялся диалектический метод, дающий возможность определить направления развития тех или иных процессов.

Системно-структурный подход применялся в качестве самостоятельного приема изучения элементов экономической конституции. Кроме того, поскольку он используется и как метод, соединяющий другие логические способы познания, это позволило провести системное исследование конституционно-правового регулирования экономической сферы в государствах Южной Америки.

В диссертационном исследовании также широко применялись историко-правовой и сравнительно-правовой методы, что дало возможность, в частности, произвести комплексный анализ развития истории конституционализма в странах Южной Америки.

Теоретической основой исследования являются труды по общей теории права и государства, конституционному праву зарубежных стран, другим отраслевым юридическим дисциплинам, научные работы по экономике, политологии.

Нормативную основу исследования составили конституции государств Южной Америки: Аргентины, Боливии, Бразилии, Венесуэлы, Гайаны, Колумбии, Парагвая, Перу, Суринама, Уругвая, Чили, Эквадора.

Научная новизна диссертационного исследования состоит
в том, что в нем впервые в отечественной юридической науке проведен комплексный анализ конституционного регулирования экономической сферы на примере государств Южной Америки.

В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие новые или содержащие элементы новизны положения:

1. В диссертации делается вывод, что экономическая конституция — это система, обязательным свойством которой является взаимообусловленность и взаимосвязанность ее элементов: экономических (социально-экономических) прав, свобод и гарантий, экономического федерализма, экономических функций органов государственной власти, института собственности.

2. Изучение конституционных положений, посвященных собственности, позволило обосновать тезис о том, что на основании конституции образуется неоднородный, многосоставный и многоаспектный межотраслевой институт собственности.

В свою очередь, в результате изучения содержания права собственности, а также специфики его закрепления в конституциях государств Южной Америки, диссертант пришел к заключению, что социальная функция собственности является наиболее значимой для целей конституционного регулирования в этих странах.

Кроме того делается вывод, что экспроприация и конфискация собственности излишне подробно регламентированы на конституционном уровне, а формы и субъекты собственности в основных законах государств данного региона в большинстве случаев не предусматриваются. При этом регулирование ограничений права собственности при экспроприации (конфискации) сводится только к описанию процедур, а цели и основания экспроприации (в частности, то, что она служит общественным интересам) отсутствуют, что, безусловно, может нивелировать ее социальную функцию, декларируемую в конституциях.

3. Выявлена характерная особенность конституционного развития государств Южной Америки, заключающаяся в частых изменениях конституций. Как правило, это затрагивает структурную и функциональную характеристики политической и экономической систем. На основе анализа развития конституционализма определены два способа изменения конституционного регулирования в южноамериканских государствах: разработка и принятие новых конституций вслед за приходом к власти нового правительства и адаптация к новым реалиям
в рамках действующих конституций посредством внесения в их текст соответствующих изменений. Следует заметить, в обоих случаях такие изменения превращают основные законы в инструкцию, направленную на решение сиюминутных задач.

4. Сравнительно-правовой анализ конституционного регулирования экономических функций органов государственной власти в странах Южной Америки позволил определить, что наиболее значительным объемом полномочий в экономической сфере обладает глава государства. При этом то, что ведущая роль в этой сфере принадлежит президенту, как правило, в основном законе напрямую не указывается,
а может быть выведено только путем анализа его конституционных полномочий (причем не только в области финансов, но в других сферах, например кадровой). В некоторых случаях за главой государства на конституционном уровне закрепляется полномочие по руководству конкретной отраслью экономики (например, в Боливии президент в соответствии с Конституцией руководит проведением аграрной реформы).

Диссертант приходит также к выводу о том, что развитому на континенте институту вице-президентства свойственен определенный дуализм. В зависимости от страны вице-президент может как выполнять роль только простого заместителя президента, так и наделяться самостоятельными конституционными полномочиями, которые позволяют ему осуществлять руководство страной, в том числе в экономической сфере.

5. В исследовании выделены и предметно изучены на примере федераций Южной Америки (Аргентины, Бразилии и Венесуэлы) три главных составляющих экономического федерализма, которые образуют совокупность конституционных элементов, характеризующих его функционирование и развитие: бюджетный федерализм, налоговый федерализм и федерализм в сфере публичной собственности.

6. Посредством сравнительно-правового метода определена такая характерная особенность конституционного регулирования экономических прав, свобод и гарантий в государствах Южной Америки, как чрезмерное акцентирование основного закона на отдельных социально-экономических аспектах, что предопределяется историческим наследием, в том числе в политической сфере. Так, автором исследования выявлено излишнее конституционное детализирование права на труд. Это право, которое по своей сути в странах Южной Америки создает основания для предъявления гражданами требований к государству относительно конкретного рабочего места. В большинстве государств указанного континента труд не только является правом, но и вменяется в обязанность, а само право на труд (обязанность трудиться) на конституционном уровне сопровождается большим количеством норм трудового права.

В качестве важного и неотъемлемого элемента конституционного регулирования права на труд в Южной Америке выделяется справедливая оплата труда. В данном случае это носит не столько экономический, сколько политический характер и обусловливается низким уровнем политического и социального развития (так, одной из причин этого является, по мнению диссертанта, то, что де-юре рабство на континенте в среднем отменили только в XX в., а де-факто во многих государствах Южной Америки оно имеет место быть до сих пор).

Научно-практическая значимость исследования. Опыт развития конституционализма в относительно схожих с российскими условиях, конституционно-правового регулирования вопросов собственности, федерализма в странах Латинской Америки представляет несомненный практический интерес.

Данная работа может быть использована как основа для дальнейшего исследования юристами нормативно-правового регулирования экономической сферы в странах Южной Америки в частности,
а также специалистами, занимающимися изучением проблем правового регулирования вопросов, влияющих на экономическую сферу жизни общества, в целом.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры конституционного и муниципального права Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, докладывались на ежегодно проводимых Всероссийских Державинских чтениях, других научных и научно-практических конференциях, отражены в публикациях автора.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, включающих восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, анализируется степень научной разработанности темы, раскрываются методологическая, теоретическая и нормативная основы, научная новизна исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, определяется научно-практическая значимость работы, приводятся сведения об апробации результатов и структуре диссертации.

В первой главе «Конституционное регулирование экономических отношений» рассматриваются общие вопросы, касающиеся теорий, моделей и элементов экономической конституции, а также института собственности в конституционном праве зарубежных стран, включая правовые режимы конфискации и экспроприации.

В первом параграфе «Теоретические аспекты конституционного регулирования экономических отношений» прежде всего идет обращение к сущности понятия «конституционное регулирование экономики» или, другими словами, «экономическая конституция».

В данной работе автор выделил те составляющие экономической конституции, важность исследования которых не вызывает сомнений. К таким элементам относятся:

1) экономические или социально-экономические права, свободы, гарантии;

2) экономические аспекты федеративных отношений при характеристике государства с федеративной формой территориального устройства;

3) экономические функции органов государственной власти;

4) конституционная регламентация вопросов права собственности.

Во втором параграфе «Институт собственности в конституционном праве зарубежных стран» автором рассматриваются различные подходы к такому основополагающему, системообразующему элементу социально-экономических отношений любого государства, как собственность, а также к регулированию института права собственности на конституционном уровне.

В настоящее время конкретные результаты правового регулирования отношений собственности в зарубежных странах, в частности в государствах Южной Америки, приобретают для отечественной науки большое значение. Иностранный опыт в переустройстве экономической и социальной жизни позволяет оптимизировать поиски собственных путей
и средств решения возникающих в связи с таким переустройством проблем.

Конституционные основы собственности можно условно разделить на декларирование свободы и неприкосновенности собственности как естественного и неотчуждаемого права человека и наделение собственности так называемой социальной функцией, или социализацию собственности.

Точкой отсчета, фундаментом определения собственности как абсолютного и исключительного права является определение, восходящее
к римской правовой традиции. Об отношении римлян к субъективным правам, одним из которых является право собственности, пишет И. А. Покровский: «Согласно общему принципу, тот, кто имеет какое-либо право, может его осуществлять, невзирая на то, что в результате такого осуществления может возникнуть вред для другого; еще римские юристы говорили: “qui jure suo utitur, nemini facit injuriam” (кто использует свое право не ущемляет ничьих прав). Я могу построить на своем участке огромный дом, который совершенно лишит света ваше соседнее строение. Я могу взыскивать с вас долг, хотя бы мне деньги были в данный момент не нужны, а вы будете вследствие взыскания совершенно разорены, и т. д. Каждый, таким образом, в области гражданского права может действовать, исключительно руководствуясь своими собственными интересами и не заботясь об интересах других: эти последние должны заботится о себе сами. Нужно только, чтобы осуществляющий свое право оставался в формальных границах последнего»1.

Со времен римского права концепция собственности претерпела значительные изменения. Наибольшее распространение получила идея собственности как социальной функции. Именно она имеет непосредственное отношение к предмету настоящего исследования, поскольку оказала самое сильное влияние на конституционное регулирование собственности в странах Южной Америки.

Согласно теории социальной функции главное в собственности не права, а социальные обязанности, состоящие в том, что употребление собственности одновременно должно служить благу всех. Собственник должен при употреблении собственности принимать во внимание все общество. Социальная связанность есть следствие принадлежности отдельного лица к обществу и ограничивает собственность тем сильнее, чем больше ее использование происходит в социальной сфере, т. е. вне частной сферы. Основоположник этой теории Л. Дюги считал, что «право собственника оправдывается и в то же время ограничивается социальной миссией, лежащей на нем в силу особенного положения, в котором он находится»2.

Таким образом, социальная функция в данном случае есть, по сути, общественный интерес. Между тем часто очень сложно бывает определить, что именно представляет собой этот самый общественный интерес. Европейский суд по правам человека, разделяя позицию, которой придерживаются многие страны, признал, что об общественном интересе можно говорить в том случае, когда «переданной собственностью должен пользоваться неограниченный круг лиц либо сообщество в целом, хотя бы значительная его часть должна получать пользу от ее изъятия. Изъятие собственности в соответствии с политикой, направленной на укрепление социальной справедливости в сообществе, действительно можно описать как сообразующееся с “общественным интересом”»1. Иными словами, такая форма законного изъятия собственности, как, например, экспроприация, служит общественным интересам только
в том случае, если нельзя выделить конкретного выгодоприобретателя.

В третьем параграфе «Конфискация и экспроприация в конституционном праве зарубежных стран» речь идет об указанных видах законного изъятия собственности.

Конфискация — это отчуждение собственности государственной властью в виде наказания, как правило, в результате совершенного преступного деяния. Законодательством большинства государств мира предусмотрено окончательное лишение лица (осужденного) определенного имущества, а именно орудий преступления, предметов, предназначенных для совершения преступлений или полученных преступным путем, денег и имущества, полученных преступным путем, использованных или предназначенных для совершения преступлений, доходов от преступной деятельности, запрещенных к свободному обращению, а в некоторых случаях и иного имущества и денег, стоимостью которых может быть покрыт ущерб от совершенных преступлений. Такое лишение осуществляется путем конфискации.

При всем многообразии правовых систем и особенностей регулирования института конфискации в законодательстве различных стран может быть выделено две группы ее оснований:

- материально-правовые (как правило, уголовно-правовые, дополняемые во многих странах гражданско-правовыми), в соответствии с которыми конфискация является мерой уголовного наказания или иной мерой уголовно-правового характера;

- процессуально-правовые, лежащие в основе конфискации предметов и документов (вещественных доказательств), регулируемые нормами уголовно-процессуального законодательства.

Экспроприация — это отчуждение или ограничение права собственности, предполагающее принуждение.

С конституционно-правовой точки зрения экспроприация является институтом публичного права и конституционной гарантией защиты прав частных лиц по отношению к действиям администрации, поскольку она осуществляется не произвольно по желанию последней, а должна соответствовать ряду конституционно установленных условий. «Доктринально экспроприация рассматривается как заложенная в конституции возможность. Экспроприация не может рассматриваться как обычный и обязательный способ приобретения собственности для публичных целей, к ней прибегают в исключительных случаях и при наличии ряда условий»1.

Для того чтобы защитить институт собственности в процессе экспроприации, законодатель формулирует определение понятия «публичный интерес», вводит элементы участия граждан в решении вопросов о проведении экспроприации, а также закрепляет положения о справедливом возмещении. Устанавливая в этом случае процессуальные гарантии прав собственника на конституционном уровне, законодатель, с одной стороны, указывает пределы действия принципа неприкосновенности (общественная польза, общественный интерес), с другой — гарантирует, что интересы собственника при этом будут максимально учтены и защищены (компенсация, возможность решения вопроса в судебном порядке и т. д.).

В подавляющем большинстве конституций гарантии права собственности в случае экспроприации включают три важнейших компонента, а именно: вся процедура изъятия базируется на специальном законе; решение об изъятии может быть обосновано только общественным интересом (в данном случае понятие «общественный интерес» используется как обобщенный термин); изъятию должно предшествовать справедливое возмещение. Это означает, что применяются соответствующие законодательно установленные критерии справедливости возмещения и предусмотрена возможность обжалования решения административных органов по данному критерию; конституция должна гарантировать возможность судебного обжалования решения административных органов по вопросам экспроприации.

Во второй главе «Экономическое содержание конституций стран Южной Америки» автор проводит сравнительно-правовой анализ конституций 12 государств континента Южной Америки (Аргентины, Боливии, Бразилии, Венесуэлы, Гайаны, Колумбии, Парагвая, Перу, Суринама, Уругвая, Чили, Эквадора), исследуя историю конституционализма указанных государств, а также то, каким образом находят в них закрепление на конституционном уровне такие элементы экономической конституции, как экономические права, свободы и гарантии, экономические аспекты федерализма, экономические функции органов государственной власти, конституционная регламентация вопросов права собственности.

В первом параграфе «История конституционализма в странах Южной Америки» автором исследуется развитие конституционализма в государствах Южной Америки со времен обретения ими политической независимости.

Г. Н. Андреевой справедливо отмечено, что «без выявления исторических слоев конституционного регулирования, своего рода “конституционной археологии”, реконструкции появления того или иного регулирования не может быть вполне осознанного заимствования норм, объективного анализа воздействия конституционного регулирования и места тех или иных норм в обеспечении соответствующего конституционного воздействия, а также в целом оценки скорости конституционных изменений»1.

Характерной особенностью конституционного развития стран Южной Америки является частая смена конституций, которая, как правило, сопровождается определенными изменениями в структурной
и функциональной характеристиках политической и экономической системы. При этом необходимо отметить то, что такая смена происходит по-разному. Так, некоторые государства разрабатывают и принимают новые конституции вслед за приходом к власти нового правительства (например, Аргентина, Боливия, Венесуэла), другая часть приспосабливается к новым реалиям в рамках действующих конституций посредством внесения в ее текст соответствующих изменений (например, Гайана, Колумбия, Уругвай). Оба варианта представляют интерес не только для конституционно-правового исследования в общем и целом, но и применительно к опыту развития конституционализма в Российской Федерации.

При этом важно понимать, что в отсутствие стабильного политического и экономического развития крайне сложно выработать свой собственный уникальный и гармоничный для конкретного государства, нации и менталитета подход к написанию основного закона. Ведь очевидно, что «для того, чтобы конституция действовала, она должна учитывать реальные условия страны, уровень правовой культуры населения и многие другие факторы общественной жизни. В этих условиях конституция — юридическая база развития законодательства, правоприменительной практики, правосознания. Она закрепляет существующий каркас общественного и государственного строя, устанавливает основы политического процесса в обществе»1.

Кроме того, и в том и в другом случаях такие изменения превращают основные законы в инструкцию, направленную на решение сиюминутных задач, не позволяя добиться перспективности конституционного регулирования.

Второй параграф «Экономические права, свободы и гарантии» посвящен анализу конституционно-правового регулирования экономических прав, свобод и гарантий в государствах Южной Америки.

В этой сфере можно выделить следующие основные особенности, обусловленные особыми экономическими и социальными факторами.

Так, практически во всех конституциях право на труд одновременно является и обязанностью, что закрепляется на конституционном уровне. Вместе с тем основным законам стран Южной Америки также присуща подробная конституционная регламентация трудовых отношений, что объясняется относительно недавней отменой рабства на континенте. В связи с этим очевидно, что цивилизованные трудовые отношения только устанавливаются и именно поэтому пока требуется закрепление таких отношений на самом высоком уровне.

Кроме того, собственность практически всегда наделяется социальной функцией, а также подробно регламентируются условия экспроприации собственности.

Довольно часто встречаются нормы о защите окружающей среды, и, как правило, в иерархии они стоят на одном из первых мест. Это вряд ли свидетельствует о высоком уровне сознательности в данной сфере, как, например, в случае с европейскими странами, а, скорее, следствие того, что страны Южно-Американского континента являются аграрными и потому вопрос защиты окружающей среды, а значит, и природных ресурсов — для них вопрос экономической стабильности и процветания.

Таким образом, практически в каждой конституции можно наблюдать своеобразный «перекос», т. е. пренебрежение некоторыми экономическими правами и гарантиями, на которые принято обращать внимание в мировой практике, и одновременно акцентирование внимания законодателем на «болевых точках» — нормах, характерных именно для данного региона. Такой «перекос», безусловно, носит временный характер и призван решить самые насущные проблемы, остро стоящие перед обществом на данном этапе его развития.

Вместе с тем следует помнить, что «опыт первых конституций показывает, что не следует ожидать быстрых результатов даже от такого сильного конституционного средства, как прямой запрет определенных экономических отношений. Реальный результат воздействия носит пролонгированный характер с достаточно высокой потенциальной возможностью “прорастания” старых отношений сквозь новые. В этом контексте решается вопрос о характере этих норм. По своему характеру они являются переходными, т. е. тем самым предполагается, что они носят временный характер, однако с потенциально неопределенно длительной перспективой их сохранения в конституционной материи»1.

Вышеприведенное высказывание в полной мере относится к нормам, которые мы в рамках проводимого исследования называем «болевыми точками». Так, его в полной мере можно отнести, например,
к нормам о запрете рабства. Как уже было сказано выше на примере Республики Парагвай, отмененное на конституционном уровне рабство приобретает новые формы, пытаясь обойти закон. Распространенной такой формой стала долговая кабала. В ответ на это социально-экономическое явление нормы о запрете рабства в Основном Законе Республики Парагвай обрастают дополнительными нормами о невозможности лишения свободы за долги (п. 7 ст. 35).

В соответствии с вышеизложенным можно говорить о такой характерной особенности в сфере конституционно-правового регулирования экономических прав, свобод и гарантий в государствах Южной Америки, как излишнее детализирование и политизирование отдельных экономических аспектов в связи с наличием определенного исторического наследия и влиянием неэкономических процессов.

В третьем параграфе «Экономические аспекты федерализма» рассматриваются вопросы, которые относятся к сфере экономического федерализма и исследуются на примере трех федераций континента: Аргентины, Бразилии и Венесуэлы.

История создания федеративных государств Южной Америки во всех трех случаях одинакова: они созданы «сверху» в результате распада Испанской и Португальской империй; общим у этих государств также можно назвать то, что они являются президентскими республиками. Практически во всем остальном, названные государства как федерации довольно сильно различаются.

Так, Венесуэла с 2000 г., когда У. Чавесом была упразднена верхняя палата законодательного органа, активно стремится к унитаризму. Бразилия является трехуровневой федерацией, и этим сильнее всего отличается от двух других стран. Аргентина добивается симметричности посредством адекватного распределения налоговых поступлений, которое должно быть справедливым и в качестве первоочередной задачи ставить равномерное развитие, достижение одинакового качества жизни и равенства возможностей в пределах всей государственной территории. Кроме того, не допускается перераспределение компетенции, объема выполняемых работ и функций без соответствующего перераспределения средств, одобренного в необходимых случаях законом Конгресса и заинтересованной провинцией или городом Буэнос-Айресом соответственно.

Согласно Основному Закону Бразилии каждая составная часть федерации имеет такие же полномочия, которые даны штатам. Таким образом, Бразилия, как и Аргентина, провозглашает симметричный федерализм,
а централизованное управление экономическими отношениями призвано способствовать сбалансированному развитию всех регионов. Однако реальные экономические показатели говорят не в пользу симметричной федерации. Так, средний доход жителя федерального округа и некоторых штатов серьезно превышает средний доход жителя других штатов, что приводит
к перекосу в социально-экономической сфере жизни. Соответственно, из-за экономического неравенства между штатами их финансовые возможности и возможности принимать решения сильно неравны1.

Подробно в конституциях Аргентины и Бразилии регламентирован институт интервенции, к которому, как правило, обращаются
в случаях двусмысленности в вопросах компетенции. Таким образом, при распределении полномочий между уровнями власти на конституционном уровне в Аргентине и Бразилии предусматривается вмешательство федерации в деятельность регионов, а в Основном Законе Венесуэлы, напротив, даже упоминание об указанном институте отсутствует, что, однако, вряд ли может свидетельствовать о повышенном доверии и демократичности центра по отношению к регионам.

Четвертый параграф «Экономические функции органов государственной власти» посвящен анализу системы сдержек и противовесов, распределению политических сил в сфере экономики посредством исследования тех экономических функций органов государственной власти, которые закреплены на конституционном уровне основными законами стран Южной Америки.

Практически во всех государствах континента бо́льшая часть экономических полномочий сосредоточена в руках президента. Как правило, подробно полномочия в таком случае не расписываются, но тем не менее говорится об управлении президентом национальными доходами и его праве назначать лиц на руководящие должности, имеющие прямое отношение к государственному управлению в экономической сфере. В некоторых государствах на конституционном уровне закреплены полномочия по руководству конкретной сферой (например, в Боливии — руководство аграрной реформой (п. 24 ст. 96 Конституции)).

Вместе с тем в таких государствах, как Аргентина, Бразилия, Суринам, Уругвай, власть распределяется в пользу законодательных органов. Чаще всего это двухпалатный Конгресс или Генеральная ассамблея, за исключением Суринама, где законодательная власть представлена однопалатной Национальной ассамблеей, которая обладает даже полномочием избирать президента и вице-президента.

Другой особенностью государственного управления и распределения полномочий в экономической сфере в государствах Южной Америки является наличие института вице-президентства. В большинстве случаев вице-президент выступает исключительно в роли заместителя президента, если последний по тем или иным причинам не может исполнять свои функции, однако, например, в Боливии, оставаясь заместителем, он также выступает и президентом законодательного органа, что, безусловно, не может не нарушать систему сдержек и противовесов в государстве.

В качестве еще одной особенности можно назвать подробную регламентацию на конституционном уровне деятельности национального контрольно-финансового органа. При этом в некоторых государствах он является частью законодательного органа, а в некоторых — обладает функциональной независимостью.

В пятом параграфе «Конституционная регламентация вопросов права собственности» анализируются положения конституций государств Южной Америки, посвященные институту права собственности, его гарантиям и ограничениям.

Проведенный автором исследования анализ свидетельствует
о том, что вопросам регулирования института собственности не уделяется должного внимания в рамках конституционного регулирования
в государствах Южной Америки, хотя в сравнении со старейшими конституциями континента, принятыми в 60-х и самом начале 80-х гг. прошлого столетия, где полностью отсутствует упоминание, например, о различных формах собственности, конституционно-правовое регулирование в рассматриваемой сфере в более поздних конституциях имеет, безусловно, положительную динамику.

Общим является то, что основными законами исследуемых государств Латинской Америки, даже тех, в которых провозглашается принцип неприкосновенности собственности, все же предусмотрена возможность ее, как правило, серьезного ограничения в определенных случаях, список которых обширен, а данная процедура часто прописана в мельчайших подробностях. Однако даже при таком подробном регулировании законодатель избегает упоминания о том, что экспроприация служит декларируемым общественным интересам только тогда, когда нельзя выделить конкретного выгодоприобретателя.

Часто доктрина неприкосновенности собственности заменяется иными концептуальными понятиями: право собственности признается, гарантируется, защищается или охраняется.

В то же время среди основных особенностей конституционно-правового регулирования института собственности в государствах Южной Америки хотелось бы указать следующие: излишнее наделение собственности социальной функцией, подробнейшая регламентация института экспроприации собственности, а также практически полное отсутствие упоминания о различных формах и субъектах (за исключением федераций) собственности.

В заключении подводятся итоги исследования и делаются общие выводы.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные в ведущих

рецензируемых научных журналах и изданиях,

указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии

  1. Институт права собственности в конституциях стран Латинской Америки / Е. А. Сороковая // Юридический мир. — 2009. — № 12. — 0,25 п. л.

  2. Экономическое содержание Конституции Аргентинской Республики / Е. А. Сороковая // Международное публичное частное право. — 2010. — № 6. — 0,4 п. л.

Иные публикации

  1. Институт права собственности в новейших конституциях государств Латинской Америки / Е. А. Сороковая // Пятые Всероссийские Державинские чтения. Кн. 2. Проблемы международного, конституционного и муниципального права / отв. ред. В. А. Виноградов ; РПА Минюста России. — М. : РПА Минюста России, 2010. — 0,25 п. л.

  2. Институт права собственности в Федеративной Республике Бразилия, Республике Колумбия и Республике Парагвай / Е. А. Сороковая // Актуальные проблемы юридической науки и правоприменительной практики : сб. науч. тр. по материалам VIII Международ. заочной науч.-практ. конф. (Киров, 6 ноября 2009 г.). — Киров, 2009. —
    Ч. 2. — 0,25 п. л.

  3. Экономические функции органов государственной власти
    в конституциях государств Южной Америки на примере Республики Боливии / Е. А. Сороковая // Право: теория и практика. — 2010. —
    № 10—11. — 0,2 п. л.

  4. Экономический федерализм в государствах Южной Америки на примере Боливарианской Республики Венесуэлы / Е. А. Сороковая // Федерация. — 2010. — № 11. — 0,3 п. л.


Подписано в печать 29.12.2010.

Формат 60х90 1/16. Усл. печ. л. 1,1. Тираж 100 экз.

Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Российская правовая академия
Министерства юстиции Российской Федерации».

117638, г. Москва, ул. Азовская, д. 2, корп. 1.

1 Андреева Г. Н. Экономическая конституция в зарубежных странах. М. : Наука, 2006. С. 34.

1 Документ опубликован не был. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».

1 Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 113.

2 Дюги Л. Конституционное право. М., 1908. С. 22.

1 Application № 8793/79 “James and Others v. The United Kingdom”, Judgement of 21 February 1986, из доклада судьи Европейского суда по правам человека А. Шайо «Общественный интерес и изъятие имущества», представленного на XII Международном форуме по конституционному правосудию «Конституционно-правовые основы собственности и предпринимательства», организованного Институтом права и публичной политики в ноябре 2009 г. // Конституционно-правовые основы собственности и предпринимательства: проблемы реализации : сб. докладов. М. : Ин-т права и публичной политики, 2010. С. 44—45.

1 Андреева Г. Н. Институт собственности в конституциях зарубежных стран
и Конституции Российской Федерации. М. : НОРМА, 2009. С. 319.

1 Андреева Г. Н. Институт собственности в конституциях зарубежных стран ... С. 110.

1 Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. М. : ЮРИСТЪ, 2008. С. 32.

Андреева Г. Н. Экономическая конституция в зарубежных странах. С. 86—87.

1 Из мирового опыта федерализма (федерализм по-латиноамерикански) : интервью
с доктором философских наук, профессором МГИМО, председателем совета Иберо-Американского центра А. Шестопалом // ЭСМ.РУ : сайт. URL: http://www.ecsocman.edu.ru/
data/127/741/1217/011Iz_mirovogo_opyta_federalizma.pdf (дата обращения: 15.12.2010).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Рассолов Михаил Михайлович.    Проблемы теории государства и права [Текст] : учеб пособие для вузов / Рассолов Михаил Михайлович. М. Юнити : закон

    Закон
    Коркунов, Николай Михайлович. Лекции по общей теории права [Текст] / Коркунов Николай Михайлович ; Ассоциация Юрид.центр. - 2-е изд. - СПб. : Юрид.центр Пресс, 2004.
  2. Учебно-методический комплекс Международно-правовое регулирование экономической интеграции специальность 030501 «юриспруденция», специалитет «Международное право» Автор-составитель

    Учебно-методический комплекс
    Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образованияРоссийский университет дружбы народовКафедра международного права юридического факультета
  3. Стран латинской америки

    Программа
    Это первое учебное пособие, обобщающее историю стран Латинской Америки с 1918 г. до наших дней. Много внимания уделяется особенностям развития латиноамериканских государств, культуре, быту, традициям их народов.
  4. Конституционно-правовые институты в странах атр бираа Чимид

    Документ
    Вопрос о государственной форме сам по себе сложен. В частности, до сих пор одним из спорных вопросов в Монгольской политической, конституционно-правовой науке является проблема теоретической концепции, практического утверждения.
  5. Правовое регулирование военно-технического сотрудничества российской федерации с иностранными государствами

    Диссертация
    Военно-техническое сотрудничество в системе социально-экономических отношений российского общества . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Другие похожие документы..