Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
2.1. Принципы построения курса: системное изложение основных разделов философии истории на основе современных представлений о единстве и многообразии,...полностью>>
'Программа'
Завтрак. Обзорная экскурсия по Мадриду -  столице Испании: площади Колумба и Испании, бульвары Реколетас и Кастельяно, пасео Прадо, монументальной ар...полностью>>
'Диссертация'
Диссертация выполнена на кафедре истории и теории политики Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образов...полностью>>
'Исследование'
сотворении мира Богом за шесть дней. По этой легенде Земля является “сосредоточием” Вселенной, а небесные светила созданы для того, чтобы освещать Зем...полностью>>

Милевский Олег Анатольевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры регионологии Алтайского государственного технического университета. Проект "идеальной монархии" Л. Тихомирова: утопия

Главная > Утопия
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Сведения об авторе - Милевский Олег Анатольевич, кандидат исторических наук, доцент кафедры регионологии Алтайского государственного технического университета.

Проект “идеальной монархии” Л.Тихомирова: утопия или реальность?

В современных исторических условиях, когда Россия находится на переломе, в состоянии поиска ориентиров, как в политической, так и в духовной жизни, когда специалисты-обществоведы пытаются ответить на вопрос, какие же модели социального устройства более соответствуют нашему национальному характеру, возвращение к идеям мыслителей недавнего прошлого представляется особо актуальным.

Интересна в этом ряду фигура Л.Тихомирова во многом пророческая для России конца XIX - начала XX века, олицетворявшая собой всю трагичность нашей истории. Начав как революционер - идеолог народовольчества, сторонник теории захвата власти русской революционной партией, Л.Тихомиров совершил крутой поворот вправо, в сторону монархии. В 1888 г. в эмиграции он публикует брошюру “Почему я перестал быть революционером” и обращается к Александру III с просьбой о возвращении на Родину. Его духовный поворот от революционности к монархизму, от атеизма к православию и от позитивизма к мистицизму - явление уникальное в русской социально-политической мысли. Л.Тихомирова с полным основанием можно отнести к идеологам неоконсервативного направления в политике. Его обращение к православному и монархическому идеалам, характерным для России, произошло в обстановке, когда сами основания консервативного мировоззрения были существенно подорваны в ходе буржуазных преобразований второй половины XIX века и нарастания революционного движения. Поэтому во многом монархическая конструкция, которую он разрабатывал, исходила из романтизированного взгляда на прошлое русского государства.

Целью статьи как раз и является оценка реалистичности проектов Л.Тихомирова, направленных на реформирование самодержавия в духе концепции “идеальной монархии”. Активно развивать тезис о незыблемости самодержавной власти для России и в доказательство этого разрабатывать государственно-правовую теорию Л.Тихомиров начинает в 1894 г.- в период болезни и смерти Александра III, русского монарха, который по мнению Л.Тихомирова был образцом самодержавного правителя.

В конце 1894 года в "Московских ведомостях" и "Русском обозрении" вышли наиболее сильные его статьи на эту тему: "Великий пример" и "Носитель идеала". В них автор с благоговением отзывался о царствовании Александра III, подчекивая, что "отречение от монархического принципа было бы отречением от своей истории".

В своих работах Л.Тихомиров дал четкое разграничение самодержавной монархии, базирующейся на мощной религиозной идее, от абсолютизма, в который могла выродиться самодержавная монархия, утратившая свой православный идеал и создавшая бюрократическую элиту, являвшую собою средостенье между монархом и народом. Это утверждение было впоследствии одним из центральных звеньев теории монархической государственности, создаваемой Л.Тихомировым.

Деятельность Л.Тихомирова в этом направлении нашла поддержку в консервативном лагере. Изданные в качестве отдельной брошюры, указанные работы были отмечены в Зимнем дворце. В письме Л.Тихомирову А.Киреев прямо писал: "Статья "Носитель идеала" сделала автору настоящую карьеру. Ее прочел государь и очень умилился".

В царствовании Николая II Л.Тихомиров надеялся увидеть продолжение политики Александра III. Он верил, что новый монарх способен сделать идеал самодержавной монархии привлекательным для народа, а задача консервативной журналистики - помочь ему в этом. Поэтому основное внимание Л.Тихомиров сосредоточивает на пропагандировании идеи монархической власти, стараясь по возможности сделать ее более приемлимой для широких слоев русского общества. В 1895 году в "Русском обозрении" (№3) появляется его статья "Из современных задач", при написании которой Л.Тихомиров воспользовался пожеланиями К.Победоносцева, который советовал ему в письме : "Полезны были бы теперь простые и ясные указания на предмет парламентского правления в Европе. На это сплетение сил и обмана всякого рода, которыми проникнуты выборы". В статье Л.Тихомиров ставил в пример монархическую организацию власти, бросая критические стрелы в адрес западных демократий, обвиняя демократию в безидейности, в том, что она выражает не волю народа, а чуждых ему партий. Образцом для него был самодержавный монархический строй, жизненность которого он видел в том, что в отличие от системы народного представительства, этот строй основан на непосредственной связи между монархом и народом и доступен голосу народному.

Обоснование монархического образа правления Л.Тихомиров проводил и в серии статей, объединенных названием "Монархическое начало власти". Развивая имысли, высказанные в публикациях "Русского обозрения" и противопоставляя идее народного представительства - идею самодержавной монархии, он использует разработки ученых государственно-правовой школы Б.Чичерина и А.Алексеева, обосновывающих концепцию сильной центральной власти, которой благодаря исторической особенности России, является монархия. Этот цикл статей Л.Тихомирова можно называть прологом к работе "Единоличная власть как принцип государственного строения", в ней в общих чертах была изложена теория монархической государственности. По сути, это был краткий конспект его будущего основного сочинения "Монархическая государственность", изданного в 1905 году.

В своих исследованиях Л.Тихомиров попытался создать проект "правильного" строения всей управительной системы России. Исходя из положения, что идея государства вытекает из самой глубины человеческого сознания , Л.Тихомиров заключал, что "в государстве люди находят высшее орудие для охраны своей безопасности, прав и свобод".

В возникновении государственности, по мысли Л.Тихомирова, прежде всего лежит психологический фактор, потребность в организации общества. Так же, как и в природе, по мнению писателя, здесь действует принцип кооперации или корпоративности, "представляющий некоторую направляющую силу, некоторую власть". То есть власть , по Л.Тихомирову, рождается самими общественными процессами. Он чётко определяет власть верховную, проникнутую высшей идеей и являющуюся конкретным выражением объединяющего начала наций, и власть управительную. Исходя из того, что всего может быть три принципа верховной власти: монархия, аристократия и демократия; и анализируя их Л.Тихомиров пришел к выводу, что "всякая Верховная Власть идеократична, то есть находится под властью своего идеала, и она неоспорима, пока совпадает с ним". Далее, опираясь на исторический опыт российской государственности, он обратил внимание на то,что Россия представляет собой страну с особо благоприятными условиями для формирования монархической формы верховной власти. "Монархия, - считал Л.Тихомиров, - Верховная Власть нравственного идеала. Единоличная власть способна быть верховной только тогда, когда нация ставит некоторый всеобъемлющий нравственный идеал над своим политическим творчеством, то есть государством". Но сама по себе единоличная власть еще не гарантирует господство монархического принципа и легко может скатиться к деспотизму, то есть самовластию. Содержание же самодержавного монархического принципа заключается в действии через монарха некоторой высшей силы, то есть Бога. Таким образом, без религиозной идеи, нравственно ограничивающей самодержавную власть, она легко может скатиться к деспотической диктатуре.

В числе условий, необходимых для выработки идеального типа монархии, главное место Л.Тихомиров уделял религиозному принципу.

По его мнению решающее влияние на формирование самодержавной монархической власти в России оказала Византия. Она привнесла в формирующееся русское общество христианские идеалы жизни. Тем самым, православный религиозный аспект играл в формировании самодержавной верховной власти первостепенное значение. Православие стало тем объединяющим началом, которое неразрывно связывало самодержавную Верховную власть и народ. По мысли Л.Тихомирова, "народ отказался от собственного самодержавия в пользу Божьей воли, которая ставит царя, как представителя не народной, а Божественной власти". Таким образом, царь являлся проводником воли бога и ответственнен только перед ним, а это выгодно отличало самодержавную монархию от диктатуры и цезаризма, когда государь получал от народа право выражать его волю. Однако, как отмечал Л.Тихомиров, с течением времени и особенно в петровскую эпоху идеал верховной власти как самодержавной монархии, опирающейся на прямую связь монарха с народом, начинает вырождаться в абсолютизм. Л.Тихомиров считал, что эта идея, принесенная из Западной Европы означает, что народ будет отделен от монарха чиновничье-бюрократической элитой. Окончательному же перерождению самодержавия в абсолютизм мешали идеократические поправки - влияние православного идеала. Самовластию бюрократии всегда мешало и присутствие дворянства, державшего под нравственным и хозяйственным контролем крестьянские миры. Реформа 1861 года нанесла сильнейший удар по дворянству как сословию, и бюрократия стала по мысли Л.Тихомирова превращаться во всё более страшную антимонархическую силу.

Превращению страны в монархию абсолютистского типа способствовало и то, что в Санкт-Петербургской России церковная иерархия, которая в московский период создавала единение царя с народом, теперь сама была отрезана от верховной власти и подчинена той же бюрократии, как и вся нация. И хотя процесс ослабления государства был, по мнению Л.Тихомирова, задержан управленческими способностями АлександраIII, личное воздействие самого носителя верховной власти продолжалось крайне недолго и в области системы управления не успело ничего создать. Самодержавная монархия, оставаясь формой, утрачивала свое содержание, а это для нее могло окончиться крайне трагично.

Задачу своих работ Л.Тихомиров видел в том, чтобы попытаться создать теорию, которая бы могла повернуть верховную власть на правильный путь развития "самодержавной монархии".

Одним из важнейших моментов возвращения к истинной самодержавной системе была у Л.Тихомирова разумная вероисповедная политика, основанная на приоритетах православия, неразрывно связывающих монарха и народ. Монархия высшего типа, то есть самодержавие, нуждается для своего сохранения в том, чтобы в нации существовал "абсолютный, нравственный, не подчиненный, не утилитарный, а верховный идеал". Этот верховный этический идеал должен быть связан с православным божеством и основан на нравственном союзе государства с церковью. Л.Тихомиров полагал, что церковь не должна сливаться с социальным строем, она является институтом надсоциальным. Для этого необходимо видоизменить государственно-церковные отношения, а именно: есть простые верующие (миряне), есть руководящий слой священников разных степеней, есть высший слой епископов, есть патриарх, но высшая власть должна принадлежать Собору.

Далее в своей государственно-монархической теории Л.Тихомиров высказывался за жесткую стратификацию общества, выступая против концепции общенародного государства, построенного на бессословном принципе. Но, не видя реальных возможностей вернуться к старому сосоловному делению, он полагал, что необходимо поставить "государство в связь уже не с прежними отжившими и почти не существующими сословиями, а с новыми, кипящими жизнью профессиональными группами". Государство во главе с монархом должно было подниматься над ними и справедливо регулировать их деятельность на основе объективного соблюдения интересов всех сословных групп.

Что касается управительной политики в стране, то выступая против засилия бюрократии и партийного политиканства, Л. Тихомиров предлагал использовать в управлении сочетание бюрократических сил с общественными. Соглашался Л.Тихомиров и с возможностью на определенном уровне самооуправления, заявляя, что самоуправление, то есть предоставление верховной властью общественным группам права непосредственно решать дела в пределах их компетенции, прямо вытекает из монархической идеи. Он считал, что теория, отрицающая возможность самоуправления при монархии, основана на непонимании основ государственности. Она смешивает верховную власть и правительство, а потом при монархии не допускает в области управления другого принципа нежели единоличный.

Развивая идею "народного представительства" при монархической форме правления, Л.Тихомиров указывал, что в этом случае народное представительство есть лишь "орудие общения монарха с национальным духом и интересами". Тезис Л.Тихомирова о народном представительстве при самодержавии ничего общего не имел с идеей общенародного представительства, осуществленной в странах с парламентским устройством. Он предлагал выдвигать делегатов от каждой сословной группы в обществе для контактов с представителем верховной власти, то есть с монархом. Данный социально-сословный орган должен был иметь лишь совещательный статус, а точнее ему просто предоставляли право высказывать монарху и его окружению свои пожелания относительно лучшего устройства жизни той или иной социальной единицы.

По представлению Л.Тихомирова "правильная” монархическая политика должна была базироваться на национальных традициях и особенностях страны. Трудность создания и поддержания самодержавной монархии состояла, по его мнению, в том, что она требовала присутствия в нации живого и общеразделенного нравственного идеала, какой он видел в православии. В то время он еще верил, что несмотря на кризис самодержавной идеологии в России, не утрачена возможность направить страну по пути восстановления истинных монархических основ российской государственности, пример Александра III действовал на него вдохновляюще.

Из выше приведенного видно, что становление взглядов Л.Тихомирова по вопросам общественно-политического развития России, и в первую очередь формирование его взглядов на самодержавие совпали по времени с царствованием Александра III. Преобразования этого монарха способствовали активизации представителей консервативного лагеря и расцвету консервативной идеологии. Обратим внимание на тот факт, что, несмотря на смерть М.Каткова (1887 год) и чуть ранее И.Аксакова, деятельность "правого лагеря" испытывала значительное оживление. Создавались новые печатные органы консервативного направления. Наряду с уже известными именами К.Победоносцева, К.Леонтьева, А.Пазухина, А.Киреева, на арене общественно-политической борьбы появились новые деятели: В.Грингмут, Ю.Говоруха-Отрок, Е.Погожев, И.Фудель, Н.Шарапов и, конечно, Л.Тихомиров. Атмосфера александровского царствования рождала у Л.Тихомирова преувеличенное представление о том, что в обстановке "контрреформ" и возвращения к традиционным идеалам православия и народности можно будет попытаться объединить силы национально мыслящей консервативной интеллигенции для создания "положительной" программы преобразований самодержавно-монархического государственного строя.

Однако, начало нового века, сопровождавшееся в России студенческими беспорядками, ростом рабочего движения и активизацией деятельности революционных партий, не могло не насторожить Л.Тихомирова. Казалось, рушится здание самодержавной монархии, тщательно укрепленное в царствование Александра III, отошедшего от реформаторских идей своего отца и вставшего на традиционную почву "православия, самодержавия и народности”. Резко возросшая активность эсеров, принявших за основу своей деятельности тактические установки народовольцев и успешно осуществивших в 1901-1903 годах серию террористических актов, все более укрепляли Л.Тихомирова во мнении, что внутренняя политика кабинета С.Витте гибельна для самодержавной власти России, так как отражет лишь интересы Санкт-Петербургской бюрократии.

Особое раздражение Л.Тихомирова вызывало то, что многие преобразования как в области экономической, так и социальной отрывались от национальной почвы. Л.Тихомиров усматривал в проводимой внутренней политике осуществление не национально-государственных интересов, а интересов бюрократической и промышленной олигархии. Недаром он эту политику называл "плутократической" и направленной на разрушение нравственной связи между монархом и народом с целью ограничения монархии конституционными рамками в духе западноевропейских государств.

Нагляднее всего такая политика проявлялась, по его мнению, в решении рабочего вопроса, где во главу угла ставилось не достижение мира между сословиями под эгидой надсословной монархии, а интересы крупного капитала, зачастую иностранного. Следовательно, интересы рабочих постоянно приносились в жертву предпринимателям, а это в свою очередь толкало рабочих в объятия социалистов.

Видя резкое усиление общественно-политического кризиса в стране в начале XX века , Л.Тихомиров все больше времени начинает уделять разработке проектов практической реализации своей социальной концепции, которая в первую очередь базировалась на реформировании государственных учреждений, с целью придания им функций, необходимых для поддержания жизнедеятельности самодержавно-монархического государственного устройства Российской империи. Кроме того, он ищет новые формы реорганизации государственно-церковного союза, направленные на достижение симфонии между верховной властью в лице самодержавного монарха и институтом православной церкви. Это, по мысли Л.Тихомирова, требовало внесения некоторых изменений в деятельность последней. Именно с решения двух этих задач и должно было начаться оздоровление российской государственности.

Свои идеи по реорганизации управления страной он пытался проводить первоначально через "Московские ведомости", хотя его взгляды не всегда поддерживались главным редактором газеты В.Грингмутом, сторонником сложившейся политической системы. Такая позиция редактора - издателя действительно не устраивала многих реально смотрящих на вещи представителей правого лагеря и вредила престижу издания. Характерны в этом отношении строки из письма В.Васнецова, сетующего, на нестерпимую "околодовщину" в "Московских ведомостях", что, по его словам, отталкивало читателей от газеты, в которой заслуживают внимание лишь статьи Л.Тихомирова, выделяющиеся истинно русским тоном.

Работая над предложениями по реформированию государственного управления, Л.Тихомиров приходит к выводу, что прямой причиной революционного подъёма в России в начале века было отступление от главного в теории самодержавной монархии - опоры на все социальные и сословные группы русского общества, как это делалось в царствование Александра III. Он прямо заключал, что всю ненормальность положения "нетрудно видеть не в одном обществе, а и в правительстве". "Сколько лет оно всеми своими действиями только разваливало, ничего не укрепляя. Но почему оно так плохо? - задавал вопрос Л.Тихомиров и сам же отвечал на него. - ...у них только по названию монархия, а фактически бюрократическая олигархия, то есть самая настоящая, самая разнузданная власть с господством личных интересов."

Поэтому назначение министром внутренних дел В.Плеве после убийства эсером С.Балмашевым Д.Сипягина, было встречено Л.Тихомировым, как и большинством представителей "правого" лагеря, с надеждой.

Преувеличенное представление о возможностях В.Плеве влиять на выработку правильной внутренней политики разделял не один Л.Тихомиров. Многие деятели консервативного крыла считали, что достаточно оградить царя от влияния бюрократической камарильи, и дела в стране пойдут на лад, так как, по их мнению, основная масса населения страны - сторонники самодержавной формы правления и любят своего императора.

Но уже в конце 1903-начале 1904 года в консервативном лагере нарастает разочарование политикой министра внутренних дел, которая являлась не более, чем метанием в поисках выхода из тупика со ставкой на силу в решении конкретных социально-политических задач. Отсутствие у В.Плеве конструктивного плана социально-политических преобразований вызвало "резкое неодобрение" Л.Тихомирова, лично общавшегося с ним.

Пессимизм в отношении возможного будущего монархической России не покидает Л.Тихомирова. Уже осенью 1903 года он заключает в дневнике: "В.Плеве, по-видимому, бездарно плохой министр. Но чего ожидать от С.Витте, либеральной программы?" И продолжая мысль, он делает следующий вывод: "Нужен гений, чтобы поставить Россию на путь истинно монархического развития. Мое сочинение ("Монархическая государственность") может быть много послужило бы будущему, очень далекому будущему монархической реставрации. Но для настоящего оно бесполезно. Слишком вросли все в бюрократию и абсолютизм".

События 1904-1905 годов, начавшаяся русско-японская война и последовавшие за тем революционные выступления 1905 года порождали у Л.Тихомирова обоснованные опасения в отношении будущего монархической России. Действия правительственных чиновников в Санкт-Петербурге, по мнению Л.Тихомирова, губящих царскую власть, вызывали у него прямо таки приступ ярости. "Нет ничего гнуснее вида нашего начальства. В администрации, церкви, в университетах. И глупы, и подлы, и трусливы. Я уверен, что большинство этой сволочи раболепно служили бы и туркам, и японцам", - писал он. Это были слова отчаяния человека, который никак не мог повлиять на события. Л.Тихомиров в переломный момент для всего правого лагеря выпал из обоймы активных борцов против крамолы: сказывался теоретический склад ума, и боязнь быть втянутым в орбиту борьбы партийных группировок, программу которых он полностью не одобрял.

Например, активно контактируя с представителями Русского собрания, возникшего еще в конце 1900 года, Л.Тихомиров, тем не менее, не вступил в созданную весной 1905 года "Русскую монархическую партию", возглавляемую В.Грингмутом. Неудовлетворенность Л.Тихомирова самодержавной политикой Николая II,, провал попыток практического решения насущных социально-экономических вопросов, привели Л.Тихомирова к убеждению, что следование внутриполитической линии не способствует укреплению самодержавной монархии в России. Отсюда его очень осторожное отношение к деятельности нарождающихся промонархических политических партий и организаций в стране, программы которых он разделял далеко не полностью, так как видел в них лишь попытки консервации существующего положения в государстве, которое, как он считал, нуждалось в глубоких социально-политических преобразованиях.

Реакция самодержавия на революционные события 1904-1905 годов, выразившаяся в издании "Манифеста” 17 октября 1905 года, даровавшего политические свободы, и "Манифеста от 6 августа", провозглашавшего создание Государственной Думы из выборных "людей и представителей народа", не оставила Л.Тихомирова равнодушным. Отношение к Государственной Думе у Л.Тихомирова было двойственным. С одной стороны он считал, что придание Думе права законодательных решений - это отказ императора от самодержавия .Но с другой стороны, не доверяя правительству и окружавшей монарха бюрократической камарилье, он считал, что скорейший созыв Думы будет все же лучшим выходом из создавшегося положения и прекратит разграбление России.

И все же Л.Тихомиров не удержался от критических замечаний в адрес избирательного закона по выборам в Государственную Думу. Он полагал, что для России было бы идеальным народное представительство, создававшееся делегированием от различных социальных групп и слоёв в обществе. В уставе же выборов в Государственную Думу была заложена система общегражданского представительства. Л.Тихомиров призывал к замене общегражданского представительства на представительство социально-сословное.

Таким образом, Л.Тихомиров оставался верным своим мыслям о возможности сочетания самодержавной монархии с народным представительством, лишь в том случае, если оно будет иметь только совещательный характер и сословную организацию. Критикуя законы о выборах в Государственную Думу, как подрывающие основы самодержавия, и не веря, что ставка на крестьянский элемент в Думе оправдает себя, Л.Тихомиров оказался провидцем. Действительно, и радикально настроенные I и II Думы, и консервативные III и IV Думы, в большей или меньшей степени, делали одно и то же дело - постепенно подрывали самодержавную власть в России, а следовательно и исторически сложившуюся российскую государственность. Тем не менее предложения самого Л.Тихомирова, ориентированные на создание социально-сословной Государственной Думы с совещательными функциями являлись утопичными и были направлены, скорее, в прошлое, чем в настоящее. События 1904-1905 годов создали на российской общественно-политической арене совершенно новый расклад социальных сил, что явно не способствовало реализации тихомировских идей, если даже "Манифест 17 октября" был воспринят как незначительная уступка самодержавия, о чем ясно свидетельствовали не только события Декабрьского восстания в Москве, но и поражение правых сил на выборах в I и II Государственную Думу.

Видя невостребованность своих идей Л.Тихомиров отходит от попыток их практического воплощения и занимается только теоретическими разработками в области государственного устройства. Тем более, что его книга "Монархическая государственность" была благосклонно принята царем, который пожаловал ему серебряную чернильницу. Изменение политической ситуации в стране, совпавшее с отставкой ненавистного для Л.Тихомирова премьера С.Витте и назначением на пост министра внутренних дел П.Столыпина 26 апреля 1906 года, вновь толкали Л.Тихомирова к активным действиям. Тем более, что назначение П.Столыпина знаменовало собой начало "умиротворения" страны. На носу было и открытие Государственной Думы, а авторитет Л.Тихомирова как теоретика правых сил был все еще высок.

Втягивание Л.Тихомирова в водоворот общественно-политической жизни началось с его участия во Всероссийском съезде русских людей, который состоялся 6-12 апреля 1906 года в Москве и представлял собой по составу сборище представителей от различных черносотенных организаций, которые в период революционных выступлений 1904-1905 годов стали возникать в большинстве регионов страны. На нем Л.Тихомиров выступал с докладом о Церковном Соборе. Перед самым открытием I Государственной Думы Л.Тихомиров по просьбе Н.Павлова, близкого к дворцовым кругам, даже составлял проект тронной речи для Николая II, в которой подчеркивал незыблемость самодержавной неограниченной власти царя. Текст, подготовленный им, не был востребован, поэтому, вероятно, Л.Тихомиров заметил в своих записях: "Тронная речь императора довольно бледна, не имеет ничего общего с набросанным мной образцом. Новое доказательство, что господа консерваторы только суетятся в Санкт-Петербурге, но никакой силы и влияния не имеют".



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Русские мыслители о положении Русской православной церкви в конце XIX в. (на примере материалов дискуссии между В. С. Соловьевым и Л. А. Тихомировым в 1892 1894 гг.)

    Документ
    Русские мыслители о положении Русской православной церкви в конце XIX в. (на примере материалов дискуссии между В. С. Соловьевым и Л. А. Тихомировым в 1892 – 1894 гг.

Другие похожие документы..