Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Миллионы слов были сказаны и напечатаны об этой книге в течение двух судебных процессов в Канаде над Эрнстом Цунделем (Ernst Zundel), издателем этой к...полностью>>
'Документ'
Срок, место и порядок предоставления документации об аукционе: со дня опубликования в официальном печатном издании или размещении на официальном сайте...полностью>>
'Документ'
«Об утверждении Условий эмиссии и обращения облигаций республиканского облигационного займа Республики Коми 2011 года со сроком обращения свыше пяти ...полностью>>
'Программа'
«Обучая, мы учимся сами», - так говорили наши предки, пытаясь разобрать­ся в различных инновациях образовательной деятельности, осуществляемой в рамка...полностью>>

Льных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ПРАВА

Гражданско-правовая,

конституционно-правовая и
уголовно-правовая охрана
нравственности

Сборник

Москва

2009

ББК 71.01, 74.200.53, 87.7

УДК 370, 373

Гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности: Сборник / Отв. ред. и сост. д.ю.н., проф. М.Н. Кузнецов, д.ю.н. И.В. Понкин. – М.: Институт государственно-конфессиональных отношений и права, 2009. – 704 с.

ББК 71.01, 74.200.53, 87.7

Нравственность, наделенная Конституцией России такой
силой, что может выступать основанием для законодательного
ограничения прав и свобод человека и гражданина, в современной России зачастую воспринимается как экзотическое пожелание.
Но будущее России во многом связано с тем, сможет ли страна преодолеть затяжной духовно-нравственный кризис.

В настоящем сборнике приведены материалы, дающие
методологию гражданско-правовой и уголовно-правовой охраны нравственности от идеологических и нравственных ксеноморфов, к которым относятся разрушительные идеологии агрессивной,
воинствующей безнравственности и их носители, пренебрегающие правами, свободами и законными интересами подавляющего большинства населения России, подвергающие обструкции и коррозии культурные, нравственные ценности народов нашей страны и
навязывающие чуждые общественной нравственности установки и модели поведения.

В электронном виде материалы, вошедшие в настоящий
сборник, размещены на интернет-сайтах: ; .

© Институт государственно-

конфессиональных отношений и права, 2009

© Авторы, 2005–2009.

I. Безнравственность, пропаганда пороков, насилия и жестокости, ненависти и вражды на телевидении

Понкин И.В. Заключение от 24.11.2008 по содержанию

анимационного сериала «Папский городок»

Вводная часть

Основание производства заключения

Настоящее заключение выполнено по обращению от 19.08.2008 НП «Адвокатское бюро профессора М. Кузнецова» Московской городской коллегии адвокатов в соответствии со статьей 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 № 63-ФЗ.

Данные об эксперте

Понкин Игорь Владиславович – доктор юридических наук, профессор кафедры государственного управления, правового обеспечения государственной и муниципальной службы Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, член Общественного совета при МВД России (стаж научной деятельности – 18 лет, стаж экспертной деятельности – 8 лет).

Для проведения исследования представлены следующие аудиовизуальные материалы – анимационные фильмы (выпуски) из анимационного сериала «Папский городок» (название на английском языке на заставке анимационного сериала – «Popetown»), транслировавшиеся телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва»:

• анимационный фильм «Двойник» (название на французском языке в титре анимационного фильма – «Le double», на английском языке в титре анимационного фильма – «The double»; выпуск № 1 сезона № 1; продолжительность – 24:51);

• анимационный фильм «Официальный визит» (название на французском языке – «La visite d’État», на английском языке – «State visit»; выпуск № 2 сезона № 1; продолжительность – 24:13);

• анимационный фильм «Большой бой» (название на французском языке – «Le Grand combat», на английском языке – «The Big fight»; выпуск 3 сезона № 1; продолжительность – 23:47);

• анимационный фильм «Семейное дело» (название на французском языке – «Une affaire de famille», на английском языке – «A family affair»; выпуск № 7 сезона № 1; продолжительность – 24:47);

• анимационный фильм «Поездка» (название на французском языке – «La papamobile», на английском языке – «Day trip»; выпуск № 9 сезона № 1; продолжительность – 24:33).

Перед экспертом поставлены вопросы:

1. Какая именно социальная или религиозная группа и/или организация изображена в анимационном сериале «Папский городок»?

2. Имеются ли основания для оценки представленных выпусков анимационного сериала «Папский городок» как унижающих человеческое достоинство граждан по признаку отношения к религии, оскорбляющих религиозные чувства верующих и возбуждающих религиозную вражду? Если да, то в отношении верующих какой именно религии, в чем конкретно это проявляется, какие приёмы и средства для этого использованы?

3. Имеются ли основания для оценки представленных аудиовизуальных материалов как созданных в жанре острой социальной сатиры, высмеивающей пороки или реальные характеристики каких-либо социальных или религиозных групп и/или организаций?

4. Имеются ли основания для оценки воздействия анимационного сериала «Папский городок» как формирующего негативное отношение зрителей не только к социальной и религиозной группе и/или организации, ставшей доминирующим объектом изображения, но также и к другим социальным или религиозным группам и/или организациям? Если да, то к каким именно?

При производстве заключения были использованы следующие методы анализа:

1) метод визуального семиотического контент-анализа:

- совокупности представленных аудиовизуальных материалов как единого целостного произведения (анимационного сериала) с реализованным единым концептуально-содержательным и композиционным замыслом и с определенной коммуникативной стратегией;

- каждого из представленных аудиовизуальных материалов (конкретного анимационного фильма – выпуска анимационного сериала) как самостоятельного целостного произведения с реализованным концептуально-содержательным и композиционным замыслом;

2) метод контекстного узконаправленного контент-анализа отдельных сюжетных линий, проходящих через два и более представленных аудиовизуальных материала (выпуска анимационного сериала);

3) метод контекстного узконаправленного контент-анализа отдельных сцен представленных аудиовизуальных материалов и элементов этих сцен;

4) метод выборочного покадрового контент-анализа представленных аудиовизуальных материалов;

5) метод лингвосемантического, этимологического и юридико-лингвистического анализа реплик (высказываний), монологов и диалогов персонажей представленных анимационных фильмов, а также используемой ими лексики.

Структура представленных аудиовизуальных материалов и хронометрическая фиксация сцен, а также действий и высказываний персонажей

Каждый из представленных для исследования анимационных фильмов (выпусков анимационного сериала «Папский городок») состоит из двух частей:

1) вводная часть, представляющая собой короткометражный игровой фильм, показывающий сцену в католическом учебном заведении (лицей Святого Николая);

2) непосредственно анимационный фильм.

Сцены исследуемых анимационных фильмов, а также действия и высказывания их персонажей фиксировались по внутреннему хронометрическому счетчику компьютерной программы воспроизведения видеозаписи (файла анимационного фильма). Так, в данном заключении запись «10:19» означает, что отсылка произведена к сцене в определенном анимационном фильме, либо действию или высказыванию его персонажа в момент, приблизительно соответствующий 10 минутам и 19 секундам от начала воспроизведения указанного анимационного фильма. Также следует уточнить, что фиксация высказываний персонажей конкретного исследуемого анимационного фильма дана по синхронному переводу на русский язык, то есть в оригинале фильма это может соответствовать моменту воспроизведения записи на языке оригинала на несколько долей секунды или 1–2 секунды раньше. Не исключено некоторое отличие показаний хронометрической фиксации (показаний внутреннего хронометрического счетчика) в зависимости от конкретной используемой компьютерной программы воспроизведения видеозаписи (видеофайла).

Время производства заключения: 20 августа – 24 ноября 2008 г.

Исследование

Вопрос № 1. Какая именно социальная или религиозная группа и/или организация изображена в анимационном сериале «Папский городок»?

Ответ на вопрос № 1.

Анализ представленных для исследования анимационных фильмов – выпусков анимационного сериала «Папский городок» – позволяет сделать обоснованный вывод о том, что указанный анимационный сериал изображает Римскую Католическую Церковь, ее главу Папу Римского, иных католических священнослужителей и церковнослужителей, а также мирян-католиков.

Этот вывод убедительно подтверждается выявленными в процессе настоящего исследования содержанием и направленностью использованной создателями анимационного сериала «Папский городок» коммуникативной стратегии, а также следующими характерными особенностями смыслового содержания указанного анимационного сериала и особенностями использованных в нём средств художественного выражения (анимации):

• название анимационного сериала, недвусмысленно указывающее на его отнесенность (адресованность) именно к Римской Католической Церкви;

• определенно указывающие на такую отнесенность (адресованность) использованные в данном анимационном сериале наименования должностей, священнических санов («Папа», «Понтифик», «кардинал»), форм обращений (применительно к «Папе Римскому» – «Ваше Святейшество»; применительно к «кардиналам» – «Ваше Преосвященство»; применительно к рядовому священнику и монахине – соответственно, «отец» и «сестра», и т.д.), наименования организаций;

• узнаваемое религиозные облачения Папы Римского и католических кардиналов, других католических священнослужителей, а также церковнослужителей, являющихся персонажами данного анимационного сериала;

• узнаваемые изображения зданий религиозного назначения (католических храмов), в частности узнаваемый и широкоизвестный комплекс зданий Ватикана, а также изображение характерного внутреннего убранства помещений;

• религиозная символика и атрибутика, соответствующие религии католицизма и Римской Католической Церкви (священнические кресты и др.);

• характерные предметы и их наименования («папамобиль» и др.);

• содержание реплик (высказываний), монологов и диалогов, звучащих в исследуемом анимационном сериале, используемая характерная лексика, вполне определенным образом содержательно указывающие на то, что изображается именно Римская Католическая Церковь, католики.

Обоснованность вывода о том, что в исследуемом анимационном сериале изображены именно католические священнослужители, не уменьшается из-за того, что в данном сериале персонажа «Папу Римского» в основном именуют как просто «Папа». В анимационном сериале «Папский городок» сформирован собирательный образ католического священнослужителя, замещающего должность именно главы Римской Католической Церкви – Папы Римского, а также собирательные образы других католических священнослужителей.

Вывод по ответу на вопрос № 1.

Анимационный сериал «Папский городок» изображает Римскую Католическую Церковь, ее главу (Папу Римского) и других католических религиозных служителей, религиозную группу верующих католиков в целом.

Вопрос № 2. Имеются ли основания для оценки представленных выпусков анимационного сериала «Папский городок» как унижающих человеческое достоинство граждан по признаку отношения к религии, оскорбляющих религиозные чувства верующих и возбуждающих религиозную вражду? Если да, то в отношении верующих какой именно религии, в чем конкретно это проявляется, какие приёмы и средства для этого использованы?

Ответ на вопрос № 2.

Исследование представленных аудиовизуальных материалов (анимационных фильмов – выпусков анимационного сериала «Папский городок») выявило их направленность на дискредитацию и оскорбительное высмеивание Римской Католической Церкви, грубое оскорбление религиозных чувств и жестокое унижение человеческого достоинства верующих католиков (в ряде сюжетов и сцен – христиан всех конфессий), на формирование крайне негативного, издевательски насмешливого, оскорбительно пренебрежительного к ним отношения со стороны других лиц.

Выявлено, что указанная направленность анимационного сериала «Папский городок» обусловлена следующими особенностями его содержания, использованных в нём средств художественного выражения (визуальный ряд и звуковое сопровождение) и специальных коммуникативных приёмов и средств (в том числе манипулятивного характера):

• художественная стилистика использованных анимационных средств изображения внешнего облика священнослужителей Римской Католической Церкви (вызывающе отталкивающая, гипертрофированно негативная, неприятная для восприятия, гротескно ненормальная внешность, конкретно – изображения лиц и их выражения) ряда изображаемых католических священнослужителей – персонажа «Папа Римский», персонажей «кардиналы», иных католических священнослужителей;

• использование специальных манипулятивных приёмов и средств, направленных на формирование негативных представлений, стереотипов и обеспечивающих интроекцию зрителями внушаемых им мнений о широком распространении крайне негативных личностных качеств у священнослужителей Римской Католической Церкви, о присущности им психической неадекватности и крайних форм аморальности, о крайне негативных характеристиках самой Римской Католической Церкви;

• использование культурно-сниженной (в том числе обсценной и иной бранной) лексики, приписывание в данном анимационном сериале католическим священнослужителям использования слов и выражений иных (помимо лексической системы литературного языка) лексико-семантических систем, являющихся негативно маркированными и стилистически сниженными по отношению к общепринятым литературным нормам языка;

• использование специальных приёмов и средств, непосредственно направленных на жестокое унижение человеческого достоинства верующих католиков (в ряде случаев – христиан всех конфессий) и на возбуждение религиозной ненависти и вражды;

• использование сюжетов и сцен, непосредственно возбуждающих религиозную ненависть и вражду, жестоко унижающих человеческое достоинство верующих католиков, дисфорически, пейоративно высмеивающих Римскую Католическую Церковь, ее священнослужителей, католиков-мирян, католицизм в целом.

Проведенное исследование представленных аудиовизуальных материалов выявило использование в них следующих специальных коммуникативных приёмов и средств (в том числе манипулятивного характера), направленных на возбуждение религиозной ненависти и вражды, на жестокое унижение человеческого достоинства верующих католиков (в ряде сюжетов и сцен – христиан всех конфессий, либо помимо католиков так же и православных христиан) по признаку отношения к религии и на оскорбление их религиозных чувств (примеры и развернутое обоснование приведены после данного перечисления):

• связывание, соединение религиозно высокоценного в сознании верующих (священного, сакрального, религиозно почитаемого, религиозно значимого) с вульгарным или низменным;

• использование обсценного видеоряда и обсценной лексики для характеристики религиозно высокоценного (священного, сакрального, религиозно значимого, религиозно почитаемого) для католиков (в ряде сюжетов и сцен – для христиан всех конфессий);

• использование обсценного видеоряда и обсценной лексики для характеристики священнослужителей и церковнослужителей Римской Католической Церкви, а также других верующих католиков;

• использование культурно-сниженной, в том числе бранной, лексики, приписывание в анимационном сериале «Папский городок» католическим священнослужителям использования слов и выражений иных (помимо лексической системы литературного языка) лексико-семантических систем, являющихся негативно маркированными и стилистически сниженными по отношению к общепринятым литературным нормам языка;

• использование в отношении католических священнослужителей вульгарных метафор;

• использование в отношении католических священнослужителей негативных зоосемантических метафор;

• использование в отношении католических священнослужителей приёма наклеивания ярлыка сексуально развращенных и порочных лиц;

• использование в отношении католических священнослужителей приёма наклеивания ярлыка сексуальных извращенцев;

• помещение персонажей сериала (католических священнослужителей и церковнослужителей) в гипертрофированно абсурдные ситуации негативного характера в целях формирования представлений о них как о психически и нравственно ненормальных, неадекватных лицах;

• ложное приписывание священнослужителям Римской Католической Церкви характеристик гипертрофированно алчных лиц, совершающих финансово-экономические злоупотребления и правонарушения;

• ложное приписывание священнослужителям Римской Католической Церкви характеристик крайне аморальных, гипертрофированно эгоистичных и жестоких лиц;

• использование в отношении католических священнослужителей оскорбительных семантических метафор, связанных с мифологией сатанизма;

• использование в отношении католических священнослужителей приёма наклеивания ярлыка пьяниц;

• диссимметричное, ложное противопоставление хорошего и плохого.

Связывание, соединение религиозно высокоценного в сознании верующих (священного, сакрального, религиозно почитаемого, религиозно значимого) с вульгарным или низменным

Создатели анимационного сериала «Папский городок» многократно визуально и вербально используют приём связывания, соединения религиозно высокоценного в сознании верующих католиков (священного, сакрального, религиозно почитаемого, религиозно значимого), с одной стороны, и вульгарного или низменного, с другой стороны.

Данный приём многократно используется в этом анимационном сериале в отношении христианского распятия.

Так, в анимационном фильме «Большой бой» продавец в т.н. «папском супермаркете» предлагает в качестве потенциального подарка для «Папы Римского» «надувное распятие», определяемое продавцом как «просто хит продаж» (04:27–04:34). В кабинете «Папы Римского» уже большая куча таких подаренных ему «надувных распятий». И когда католический священнослужитель преподносит ему в подарок очередное «надувное распятие», «Папа Римский» в бешенстве швыряет его в находящуюся рядом кучу таких же, злобно ругаясь (04:44–04:54).

В описанной сцене сакральный, высокоценный в сознании и восприятии верующих христиан предмет религиозного почитания (крест Божий) соединяется, связывается с вульгарным (надувной предмет), что превращает христианский крест в предмет издевательских насмешек. Сцена носит издевательски ёрнический характер, реализуя циничное, дисфорическое высмеивание религиозно высокоценного (священного, сакрального) для верующих христиан предмета, преследуя цель девальвации религиозного значения и смысла креста. В этом случае использование указанного приёма направлено уже на существенно бóльшую социальную группу – на унижение человеческого достоинства христиан всех конфессий и, вследствие этого, оскорбляет религиозные чувства и унижает человеческое достоинство верующих христиан всех конфессий.

Во вводной игровой части выпуска «Большой бой» учащиеся католического лицея поздравляют с праздником своего учителя – католического священнослужителя, преподнося ему в качестве подарка священнический крест. Священник в ответ пренебрежительно называет крест «побрякушкой» (00:18), открыто выражая к нему существенное неуважение. Эта сцена оскорбительна для христиан, религиозно почитающих крест. А поскольку такое поведение категорически неприемлемо для католического священнослужителя, то указанная сцена формирует ложный образ католического священнослужителя как двуличного, не уважающего христианский крест.

В анимационном фильме «Поездка» (17:50–17:53) сестра Мария, стоя рядом с проституткой вблизи многочисленных сексшопов, крутит на пальце священнический крест, словно брелок для ключей (аллюзия к известному стереотипу поведения проституток в ожидании клиентов и предложении им своих услуг), чем выражает глубокое неуважение к кресту.

Многократное использование в анимационном сериале «Папский городок» приёма связывания религиозно высокоценного и вульгарного или низменного применительно к христианскому распятию реализует цели представить распятие – предмет религиозного почитания в христианстве – в неприглядном, зло высмеянном виде, профанировать его, добиться принудительного понижения уровня религиозного и нравственно-культурного восприятия его значения и ценности верующими христианами и иными зрителями, пейоративно высмеять, унизить человеческое достоинство верующих христиан.

В анимационном фильме «Поездка» трое «кардиналов» с издевательским смехом комментируют нанесение ими кощунственной надписи на религиозно почитаемую верующими католиками Туринскую плащаницу (одну из особо значимых католических реликвий): «Это мы для прикола. Или ещё в тот вечер написали на обороте Туринской плащаницы “машинная стирка”. Полный угар!» (13:14–13:25).

В анимационном фильме «Поездка» указанный приём использован для девальвации, принудительного понижения в восприятии зрителей ценности и значения святых в Римской Католической Церкви посредством издевательского, дисфорического их высмеивания. Для увеличения пожертвований католиков Ватикану отец Николас, сестра Мария и «Папа Римский», по сюжету анимационного фильма, используют скелет «Святой Благотворительности» (01:24), у которого 3 левых руки из-за того, что, как комментируется в анимационном фильме, «Господь дал ей» три левых руки, чтобы она могла собирать вдвое больше пожертвований (01:47). Ещё больше усиливает оскорбительное воздействие этой сцены поведение в ней сестры Марии, которая издевательски превращает скелет «Святой Благотворительности» в подобие марионетки кукольного театра, глумливо имитируя голос «Святой Благотворительности», «разговаривая» за нее (01:07–01:12; 01:57–02:10; 23:43–23:45).

Аллюзия, реализуемая этой сценой, обращена известной иконе Божией Матери «Троеручица», что грубо унижает человеческое достоинство так же и православных верующих, оскорбляет и религиозные чувства. (Для справки, согласно христианскому преданию, в IX веке, во время иконоборчества, за ревностное почитание святых икон преподобный Иоанн Дамаскин был оклеветан императором Львом III перед Дамасским калифом в государственной измене. Калиф приказал отсечь кисть руки преподобного и повесить ее на рынке. К вечеру святой Иоанн, испросив у калифа отрубленную кисть, приложил ее к суставу и пал ниц перед иконой Божией Матери. Преподобный просил Божию Матерь исцелить руку, писавшую в защиту Православия. После долгой молитвы он задремал и увидел во сне, что Пречистая обращается к нему, обещая скорое исцеление. Проснувшись, преподобный Иоанн увидел, что рука невредима. В благодарность за исцеление святой приложил к иконе сделанную из серебра руку, отчего икона и получила название «Троеручица».)

В другой сцене указанного анимационного фильма («Поездка») во время поездки на «папамобиле» «Папа Римский» пинает ногами скелет «Святой Благотворительности» (05:05), оскорбительно отзывается о нём, называя его «дурацким мешком костей» (05:35–05:36), который, по словам «Папы Римского», «всё место занял своими дурацкими руками» (05:36–05:39), и предлагает выкинуть этот скелет из автомобиля и «переехать» его колесами (05:45–05:48).

Использование в отношении скелета (метонимия мощей святого) «Святой благотворительности», выступающей в анимационном фильме «Поездка» как собирательный образ святых в Римской Католической Церкви, слóва «дурацкий» является грубым оскорблением и направлено на издевательское высмеивание святых в Римской Католической Церкви и, опосредованно – в православных Церквах, как следствие – на оскорбление религиозных чувств верующих католиков (опосредованно – и православных христиан) и унижение их человеческого достоинства.

Далее в этом анимационном фильме («Поездка») «кардиналы» заявляют о том, что скелет «Святой Благотворительности» был сфальсифицирован, и поясняют цель этого поступка: «чтобы было, типа, чудо такое» (13:05). Тем самым, зрителю навязывается ложное мнение, что фальсификация мощей святых, якобы, является обычным делом для Римской Католической Церкви, и при этом католические священнослужители относятся к мощам святых своей Церкви крайне пренебрежительно, с явным неуважением.

В анимационном фильме «Официальный визит» монахиня Мария выражает уверенность, что «кардиналы» сделают святым отца Николаса, ещё при его жизни (03:53–03:57). Но поскольку, по сложившейся практике, при жизни людей к святым не причисляют, а также учитывая изображенный сомнительный нравственный облик отца Николаса, данная сцена вносит вклад в уничижительное высмеивание анимационным сериалом «Папский городок» святых в Римской Католической Церкви.

Указанными сценами создатели анимационного сериала «Папский городок» пейоративно и дисфорически высмеивают традиции почитания святых в Римской Католической Церкви, а также, посредством механизма переноса, – и в православных Церквах.

В анимационном фильме «Официальный визит» «кардиналы» обсуждают план своего личного обогащения за счет размещения на папском религиозном облачении рекламных надписей за деньги (03:20–03:27; 15:38–15:43), как будто папское религиозное облачение является спортивной формой, сценическим костюмом и т.п. Этот приём направлен на девальвацию, принудительное понижение уровня религиозного и нравственно-культурного восприятия зрителями образа и значения Папы Римского.

В анимационном фильме «Официальный визит» один из «кардиналов» уничижительно называет «Папу Римского» культурно-сниженным жаргонным выражением «такой мелкий чувачóк в жёлтом» (12:01–12:02), выражая, тем самым, крайнюю степень неуважения к главе Римской Католической Церкви и пренебрежения к его сану и статусу, а следовательно – и к самой Римской Католической Церкви, в которой этот «кардинал» имеет свой священнический сан. Словари ненормативной лексики и сленга приводят значение слова «чувáк» (слово «чувачок» – производное от него) не только в значении обращения к любому человеку мужского пола, но и, апеллируя к уголовному арго, в значении «кастрированного барана (или верблюда)». В любом случае, использование процитированного выражения в отношении главы Римской Католической Церкви направлено на дискредитацию и принудительное понижение уровня религиозного и нравственно-культурного восприятия зрителями образа и значения Папы Римского, как следствие – на унижение человеческого достоинства верующих католиков.

Анимационный фильм «Семейное дело» в сцене «исповеди» матери священника Николаса ему самому оскорбительно, ёрнически высмеивает религиозно значимое для христиан таинство исповеди (18:00–18:57).

Использование обсценного видеоряда и обсценной лексики для характеристики религиозно высокоценного (священного, сакрального, религиозно значимого, религиозно почитаемого) для католиков (в ряде сюжетов и сцен – для христиан всех конфессий)

Особо оскорбительной и циничной формой указанного выше приёма связывания, соединения религиозно высокоценного для верующих с низменным является использование обсценного видеоряда и обсценной лексики для характеристики религиозно высокоценного (священного, сакрального, религиозно значимого, религиозно почитаемого) для католиков (в ряде сюжетов и сцен – для христиан всех конфессий) предметов, либо для характеристики чего-либо иного, связанного с Римской Католической Церковью и ее священнослужителями. В силу особо сильного оскорбительного воздействия на верующих посредством такой формы указанного приёма, в силу крайне высокого заложенного в ней негативного потенциала провоцирования, возбуждения религиозной ненависти и вражды эта форма требует отдельного и более подробного рассмотрения.

В исследуемых выпусках анимационного сериала «Папский городок» выявлено систематическое использование обсценной лексики и обсценного видеоряда, имеющих отношение к результатам физиологических отправлений человеческого организма, то есть обсценных средств выражения т.н. «анально-экскрементального» типа. Следует отметить, что вообще использование такого рода лексики применительно к человеку считается, воспринимается и оценивается в языковом сознании современного российского зрителя как особо циничная, пейоративная форма личного оскорбления человека, причиняющая особо сильные нравственные страдания, оцениваемые как непереносимые.

В анимационном фильме «Большой бой» изображается, как на день рождения «Папы Римского» католические священнослужители дарят ему в подарок «надувное распятие» и ещё один крест (похожий на «надувное распятие»), «Папа Римский» в бешенстве бросает их в находящуюся рядом кучу таких же «надувных распятий», кощунственно называя христианский крест словом «кáка» (04:48) и словосочетанием «голимая кáка» (04:53).

Обсценное слово «кáка» означает результаты физиологических отправлений живого организма, является синонимом слов «кал», «испражнения» и «фекалии». Согласно «Толковому словарю ненормативной лексики русского языка» Д.И. Квеселевича, слово «кáка» означает кал, экскременты, либо, во втором значении, грязь, гадость. «Толковый словарь русского сленга» В.С. Елистратова приводит толкование слова «кáка» как: 1) кала, нечистот; 2) зада, ягодиц; 3) чего-то плохого, некачественного, отрицательно оцениваемого.

Согласно «Толковому словарю ненормативной лексики русского языка» Д.И. Квеселевича, слово «голимая» имеет значение никчемной, никудышней. «Толковый словарь русского сленга» В.С. Елистратова определяет слово «голимый» в качестве синонима слова «галимый» и толкует его в значении плохого, омерзительного, чего-либо низкопробного, плохого, всеми презираемого. Иногда слово «голимый» толкуется в значении «точный», настоящий. В любом его значении, слово «голимая» усиливает крайне негативную коннотацию произнесенного «Папой Римским» обсценного слова «кáка» в отношении святого в восприятии верующих христиан креста.

В данной сцене использован обсценный аудиовизуальный ряд и обсценную лексику, совмещается высокое и выраженно низменное, напрямую отождествляется святой крест – важнейший элемент христианства и религиозно почитаемый верующими христианами предмет (религиозная ценность) – с результатами физиологических отправлений, с содержимым кишечника, выделяемым при испражнении. Данная сцена направлена на достижение цели в максимально грубой форме оскорбить чувства и унизить человеческое достоинство верующих христиан (не только католиков, но также и православных, и протестантов). Как следствие, эта сцена глубоко оскорбляет религиозные чувства и не просто унижает, а откровенно издевается над человеческим достоинством верующих христиан (не только католиков) по признаку отношения к религии, жесточайшим образом унижает, уничижает их достоинство личности.

Дисфорически высмеивая христианский крест и глумясь над ним, создатели данного анимационного фильма, тем самым, издеваются над обладающим высшей религиозной ценностью для верующих христиан образом Иисуса Христа и, как следствие этого, жестоко унижают человеческое достоинство верующих христиан.

В анимационном фильме «Большой бой» сестра Мария перечисляет важные дела на текущий день: «Нужно перезабальзамировать святого Элмина – он начинает пованивать, прочистить канализацию – она начинает пованивать, и проколоть Папе нарыв – он начинает припухать» (01:31–01:39).

Соединяя в процитированном высказывании персонажа «сестра Мария» два сообщения – о необходимости прочистки канализации, поскольку, как заявляется, она начинает «пованивать», и о недомогании «Папы Римского», создатели анимационного фильма оказание медицинской помощи «Папе Римскому» ставят в один ряд, сравнивают с процедурой прочистки канализации.

Помимо этого, используя в отношении святого Элмина и в отношении канализации один и тот же глагол «пованивать», соединяя два сообщения – о необходимости совершения манипуляций с останками святого Элмина и о необходимости прочистки канализации, тем самым, персонажем «сестра Мария» непосредственно сравниваются и умышленно соотносятся как предметы одного порядка мощи святого Элмина и канализация.

Посредством использования этого приёма создатели анимационного фильма осуществляют принудительное понижение уровня восприятия и оценки понятия и значения святых в католицизме (а опосредованно – и в православии), преследуют и реализуют цель сформировать представления зрителей (добиться интроекции у зрителей таких представлений) о том, что мощи святого и канализационные стоки – явления одного порядка, сравнимые предметы. Качества мощей святого здесь сравниваются с качествами экскрементов. В данном случае религиозно высокоценное совмещается с низменным, причем с крайней формой низменного – содержимым канализационных стоков. Реализация данного приёма направлена на жестокое оскорбление религиозных чувств верующих католиков и унижение их человеческого достоинства по признаку отношения к религии.

Описанное выше содержание анимационных фильмов не может не причинить глубокие нравственные страдания верующим католикам. Если упоминаемый в анимационном фильме святой Элмин, действительно, почитается в Римской Католической Церкви и при этом «прославлен во святых» ещё до разделения Церквей, то он также почитается и в православных Церквах, то есть в таком случае указанная аудиовизуальная сцена унижает человеческое достоинство более широкого круга лиц – также и православных верующих.

Оскорбительным является и указание в процитированном высказывании на то, что мощи были изначально забальзамированы (то есть подверглись искусственной обработке). Этой сценой формируется ложное и оскорбительное мнение о Римской Католической Церкви как об организации, которая занимается обманными манипуляциями, например, изначально фальсифицирует мощи святых, бальзамируя их, а после периодически перебальзамирует мощи святых, чтобы обман не был бы раскрыт из-за того, что мощи начали «пованивать».

Вышеуказанный приём связывания высокоценного объекта религиозного поклонения и почитания в христианстве с каким-либо низменным предметом с целью дискредитации первого многократно использован в данном анимационном сериале его создателями, что подтверждает их сознательные и целенаправленные стремления и усилия представить традиции, элементы и особенности христианской религиозной жизни в отталкивающе неприглядном, пейоративно высмеянном, оскверненном виде.

Использование обсценного видеоряда и обсценной лексики для характеристики священнослужителей и церковнослужителей Римской Католической Церкви, а также других верующих католиков

В анимационном фильме «Официальный визит» один из «кардиналов» даёт задание отцу Николасу: «Вы должны помыть Папу. Да, искупать его. В последнее время Папа отказывался от омовения и воняет как гниющий труп» (05:18–05:27). Другой «кардинал» добавляет: «Я даже сблеванул» (05:28–05:29).

Осуществляя обсценное сравнение высшего духовного лица Римской Католической Церкви Папы Римского с гниющим трупом и усиливая такую его оценку уточнением о том, что «вонь» от «Папы Римского» является непереносимой – вызывает сильный рвотный рефлекс, создатели сериала дисфорически высмеивают и глубоко унижают человеческое достоинство верующих католиков, формируют издевательски насмешливое к ним отношение со стороны иных лиц, поскольку указанным сравнением формируется сопутствующее мнение, что не могут быть нормальными люди, религиозную организацию которых возглавляет такой человек (Папа Римский). Сравнение с «гниющим трупом» высшего духовного лица – главы Римской Католической Церкви, уважаемого в мире не только верующими католиками, но и более широким кругом лиц, не может не вызвать причинения глубоких нравственных страданий верующим католикам.

Отец Николас для совершения процедуры мытья «Папы Римского» запасается известью, проволочным ёршиком и картофелечисткой («Официальный визит» – 06:38–06:41). Использование приёма доведения до абсурда ещё больше усиливает издевательское воздействие всего этого видеоряда.

Далее демонстрируется сцена обсценного характера, приписывающая Папе Римскому, помимо всего прочего, ещё и копрофагические наклонности. Встречая отца Николаса в интерьере нечистот и разбросанных по комнате детских игрушек, персонаж «Папа Римский» издевательски изображен в измазанном испражнениями папском религиозном облачении, в измазанном нечистотами папском головном уборе, вокруг персонажа «Папа Римский» роем летают мухи («Официальный визит» – 06:52–06:55). Рот персонажа «Папа Римский» так же, судя по смыслу сцены и по использованной аниматорами цветовой гамме, испачкан испражнениями (06:54), этим создатели анимационного фильма дают понять, что он ел эти испражнения. Персонаж «Папа Римский показывает отцу Николасу «картину», созданную им посредством намазывания на холст своих испражнений (07:02): «А! Ты пришел поиграть? Смотри, я тут написал всякого. Я сам написал картину» (06:58–07:04). Отец Николас, подавляя рвотные рефлексы, отвечает: «Она прекрасна, Ваше великолепие. Смелые мазки и краски… Пойдемте, святой отец, пора купаться. Важный король едет на встречу с Вами» (07:04–07:12; 07:36–07:39).

На это персонаж «Папа Римский» отвечает: «Ни за что! Этой мой рекорд. Я не мылся три месяца, и не собираюсь мыться из-за какого-то короля» (07:39–07:45).

Отец Николас: «Не надо усложнять. Вы ведь знаете, мыться необходимо. И знаете, что получают хорошие, чистые Папы» (07:45–07:50). Только пообещав «Папе Римскому» дать ему «попрыгать с прыгунком», отец Николас смог убедить того помыться.

Далее демонстрируется, как отец Николас, сидя в одной с персонажем «Папа Римский» ванне, пытается удалить с его спины (точнее с его облачения) грязь при помощи паяльной лампы (08:08–08:09). В следующей сцене отец Николас пытается «удалить вросшие носки» персонажа «Папа Римский» при помощи картофелечистки (08:29–08:32). Сделать это ему не удаётся, и он повторяет попытку, вооружившись электрическим наждаком (08:43–08:46), но и это не даёт результата. И тогда отец Николас говорит: «Так, бесполезно. Чтобы их снять, Вас нужно вымачивать в однокомпонентном заменителе скипидара хотя бы неделю» (08:48–08:53).

Когда дело доходит до мытья головы, выясняется, что папский головной убор оказался приклеенным к голове «Папы Римского» огромным куском жевательной резинки, которую жевал персонаж «Папа Римский» и, по его пояснениям, «потерял» несколько месяцев назад (08:54–09:20). Несколько позже один из «кардиналов» советует отцу Николасу для более успешного отмывания «Папы Римского» воспользоваться пескоструйной машиной или шлифовальным кругом (12:45–12:46). Заканчивается «процедура мытья» тем, что отец Николас, воспользовавшись бензопилой, пытается срезать залипшую на голове «Папы Римского» жвачку, но случайно отпиливает ему голову (10:30).

Весь описанный выше видеоряд носит обсценный, крайне оскорбительный для верующих католиков характер, является издевательской насмешкой и направлен на публичное унижение человеческого достоинства верующих католиков по признаку отношения к религии.

В анимационном фильме «Семейное дело» «Папа Римский» использует обсценное выражение: «туристы-опарыши» (10:43–10:44).

Согласно Современному толковому словарю русского языка, опарыш – это червь, заводящийся в протухшей рыбе, мясе, канализационных сбросах и т.п. Следовательно, словосочетание «туристы-опарыши» является обсценным выражением, несёт оскорбительный, уничижительный смысл, направлено на жестокое оскорбление адресатов (туристы, приезжающие в Ватикан), приписывая им негативные качества червей, сравнивая их среду обитания с канализацией.

В этом же анимационном фильме («Семейное дело») «Папа Римский» оскорбительно называет одного из «кардиналов» обсценным выражением «блевомозглый кардинал» (17:09–17:10).

Слово «блевомозглый» относится к обсценной бранной лексике, несёт крайне оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата. Это слово является окказиональным (специально сконструированным создателями анимационного сериала или его переводчиками), произведенным посредством соединения обсценного слова «блевать» (означает извергать через рот содержимое желудка) и слова «мозг», вербально наделяет мозг адресата этой окказиональной лексемы («кардинала») качествами результата или процесса блевания, а самого «кардинала» – качествами слабоумного, дурня, ненормального, употребляется как бранное слово, несёт оскорбительный, порочащий смысл.

После того, как отец Николас в анимационном фильме «Большой бой» случайно травмирует резко отрытой им дверью рестлера Ивана Непобедимого (обеспечив тому «самую глубокую кому в истории»), «Папа Римский» оскорбительно называет отца Николаса словом «какомозглый» (07:49–07:50) и словосочетанием «собачья задница» (08:10–08:11).

Слово «какомозглый» относится к «анально-экскрементальному» типу обсценной бранной лексики, несёт крайне оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата. Это слово является окказиональным, сконструированным посредством соединения обсценного слова «кáка» (синоним слов «кал», «испражнения» и «фекалии», см. выше) и слова «мозг», вербально наделяет мозг адресата этой окказиональной лексемы (отца Николаса) качествами испражнений, кала, а самого отца Николаса – качествами слабоумного, дурня, ненормального, употребляется как бранное слово, несёт оскорбительный, порочащий смысл.

Словосочетание «собачья задница» является вульгаризмом, грубым бранным выражением, с элементом зоосемантической метафоры, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на оскорбление адресата.

В анимационном фильме «Большой бой» «Папа Римский» адресует ватиканскому охраннику оскорбительное выражение «вонючие твои яйца» (16:55–16:56).

Словосочетание «вонючие твои яйца» является обсценной лексикой «генитального» типа, грубым бранным выражением и несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата, приписывая ему негативные личные качества (несоблюдение личной гигиены, отсутствие привычки к этому), а также приписывая физические недостатки – делая акцент на патологическом, особо неприятном запахе, исходящем от его половых органов.

В анимационном фильме «Семейное дело» отец Николас заявляет, что в Папский городок желает приехать его мать, чтобы сделать то, «что делают все туристы». Сестра Мария на это задаёт уточняющий вопрос: «Наблевать в фонтаны?» (01:57–01:58). То есть сестра Мария описывает традиции паломничества верующих католиков и туристов, посещающих Ватикан, с использованием обсценной лексики, оскорбляя и пороча указанных лиц.

Использование в анимационном сериале «Папский городок» культурно-сниженной, в том числе бранной, лексики, приписывание католическим священнослужителям использования слов и выражений иных (помимо лексической системы литературного языка) лексико-семантических систем, являющихся негативно маркированными и стилистически сниженными по отношению к общепринятым литературным нормам языка

Реализация данного приёма направлена на формирование у зрителей ложных представлений о священнослужителях Римской Католической Церкви (в том числе о Папе Римском) как об аморальных людях с крайне низким уровнем общей культуры и интеллекта, для которых культурно сниженная лексика является характерной, типичной, а использование ненормативной бранной лексики является обычным для них поведением в межличностном общении.

В анимационном фильме «Большой бой» во время вручения подарков персонажу «Папа Римский» он называет одного из «кардиналов» оскорбительными словами «дебил» (05:17) и «придурок» (05:22).

Слова «дебил» «придурок» и означают умственно отсталого, слабоумного, тупицу, дурня, придурковатого, ненормального человека, несут крайне оскорбительный, порочащий смысл, приписывая адресату использования этих слов («кардиналу») соответствующие негативные качества – крайне низкие интеллектуальные качества и психическое заболевание.

Широкий круг бранных инвективных лексем систематически адресуется в исследуемом анимационном сериале отцу Николасу.

В анимационном фильме «Официальный визит» персонаж «Папа Римский» оскорбительно называет отца Николаса «тупым идиотом» (16:07). Словосочетание «тупой идиот» является грубым бранным выражением, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата, приписывая ему крайне низкие интеллектуальные качества и психическое заболевание.

В анимационном фильме «Большой бой» «кардиналы» так же называют отца Николаса оскорбительным бранным словом «идиот» (10:58).

Указанными сценами создатели исследуемого анимационного сериала формируют ложное негативное мнение о том, что в Римской Католической Церкви межличностные отношения носят крайне неприязненный характер, а слово «идиот» в отношении друг к другу применяется как вполне обычное.

В других сценах анимационного фильма «Большой бой» персонаж «Папа Римский» использует бранные слова «идиот» (09:12), «урод» (11:53) и «коматозник» (12:33) применительно к персонажу «Иван Непобедимый».

Слово «урод» в данном случае употребляется как бранное слово, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата.

Аналогично, бранным, инвективным смыслом обладает в данном случае слово «коматозник» – производное от слова «кома». Это слово является грубым бранным выражением, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата, приписывая ему существенную психическую неадекватность.

В более поздней сцене анимационного фильма «Большой бой» персонаж «Папа Римский», спрыгнувший с крыши и упавший на ватиканского охранника, адресует этому охраннику оскорбительное выражение «сосисочный мозг» (17:10). Словосочетание «сосисочный мозг» является грубым бранным выражением, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата, приписывая ему крайне низкие интеллектуальные качества.

В анимационном фильме «Двойник» (19:27) и в анимационном фильме «Семейное дело» (20:41–20:42) персонаж «Папа Римский оскорбительно называет отца Николаса «рыбомордым». Окказиональное слово «рыбомордый» является вульгаризмом, грубым бранным выражением, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата, вербально наделяет лицо адресата этой окказиональной лексемы (отца Николаса) крайне уродливой, явно ненормальной, отталкивающе неприятной внешностью.

В анимационном фильме «Двойник» персонаж «Папа Римский» оскорбительно называет отца Николаса «сиськомозглым» (19:35). Окказиональное слово «сиськомозглый» является вульгаризмом, грубым бранным выражением, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата, приписывая ему крайне низкие интеллектуальные качества.

В анимационном фильме «Поездка» демонстрируется, как персонаж «Папа Римский» оскорбительно называет отца Николаса «свинорылым» (05:12).

Слово «свинорылый» является вульгаризмом, грубым бранным выражением, с элементом зоосемантической метафоры, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата. Это слово является окказиональным, сконструированным посредством соединения слова «свиной», то есть имеющий отношений к свинье, и слова «рыло», вербально наделяет лицо адресата этой окказиональной лексемы (отца Николаса) крайне уродливой, явно ненормальной, отталкивающе неприятной внешностью, внешним обликом как у свиньи, употребляется как бранное слово.

В анимационном фильме «Семейное дело» персонаж «Папа Римский» называет отца Николаса оскорбительным выражением: «отец сосискорылый» (13:47–13:48), называет убегающих от него отца Николаса и сестру Марию оскорбительным выражением «грязные заразы, паршивые, плешивые, прыгучие, вонючие» (21:33–21:39).

В анимационном фильме «Семейное дело» персонаж «Папа Римский» называет «кардинала» оскорбительным выражением «колбасная вонючка» (17:28). Далее в этом же фильме персонаж «Папа Римский» кричит: «Дрожите предо мной, черви!» (22:14–22:16).

Таким образом, Папе Римскому приписывается произнесение слов, которые не могут произноситься религиозным человеком, католическим священнослужителем, тем более, главой Римской Католической Церкви.

Приписывание Папе Римскому употребления им процитированной обсценной лексики «анально-экскрементального» типа и иной оскорбительной бранной лексики направлено на дискредитацию главы Римской Католической Церкви, на дисфорическое и пейоративное его высмеивание, понижение уровня религиозного и нравственно-культурного восприятия образа и значения Папы Римского зрителями данного анимационного сериала – как католиками, так и иными лицами, не являющимися католиками, но уважительно относящимися к Римской Католической Церкви и католицизму. Использование указанного приёма направлено на жестокое унижение человеческого достоинства верующих католиков по признаку отношения к религии, а также на унижение человеческого достоинства лиц, не исповедующих католицизм, но уважительно относящихся к нему, и на возбуждение крайне негативного, нетерпимого, презрительно насмешливого отношения иных лиц к католицизму, к Римской Католической Церкви и ее священнослужителям.

Вкладывание создателями анимационного сериала в уста персонажа «Папа Римский» бранной оскорбительной, культурно-сниженной лексики, одновременно реализуя приём наклеивания оскорбительных ярлыков католическим священнослужителям, помимо того, направлено на формирование крайне негативных, клеветнических, издевательских, вызывающих устойчивое неприязненное отношение образов католических священнослужителей.

При этом создатели анимационного сериала «Папский городок» нарочито представляют католических кардиналов типами, чьё поведение по сюжету сериала и по сюжетам отдельных его выпусков даёт основания характеризовать этих персонажей на уровне мнения именно такими словами. Тем самым, усиливается формируемый сериалом «Папский городок» соответствующий клеветнически искаженный, религиозно и нравственно-культурно сниженный образ католических священнослужителей-кардиналов.

В анимационном фильме «Большой бой» ватиканский охранник грубо прогоняет пришедших посмотреть на нынешний «традиционный трюк Папы» верующих католиков, а также туристов, используя в отношении них оскорбительное слово «свиньи» (03:36).

Слово «свиньи» является зоосемантической метафорой, грубым бранным выражением, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата.

В анимационном фильме «Официальный визит» приехавший президент нецензурно ругается с использованием выражения «пó херу» (11:13–11:14), оскорбительно называет отца Николаса «придурком» (12:03) и «куском сраным» (12:07–12:08). Слово «придурок» означает глуповатого человека, дурня, является грубым бранным выражением, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата. Слово «сраный» является обсценным грубым бранным выражением, несёт оскорбительный смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата. Поэтому и вся лексическая конструкция «кусок сраный» является обсценным бранным выражением, несёт оскорбительный, порочащий смысл, направлено на жестокое оскорбление адресата, обозначает что-то дрянное, никудышнее, ничтожное, плохое, дурное.

В анимационном фильме «Двойник» католический священник – телеоператор называет отца Николаса «каким-то дятлом в платье» (06:23).

Весьма специфична лексика, используемая персонажем «сестра Пенелопа». Например, в анимационном фильме «Большой бой» она заявляет: «отдуплил здоровенного монстра» (09:01–09:03).

«Толковый словарь ненормативной лексики русского языка» Д.И. Квеселевича приводит следующие два значения слова «отдуплить»: 1) совершить акт мужеложства; 2) избить кого-либо.

В анимационном фильме «Двойник» персонаж «Папа Римский» говорит о своих интенциях в отношении собравшихся в Ватикане детей-сирот: «Пойду-ка я – вздрючу сироток» (15:08). Согласно «Толковому словарю ненормативной лексики русского языка» Д.И. Квеселевича, слово «вздрючить» означает: 1) задать сильную вздрючку, трёпку кому-либо; 2) разозлить, вывести из себя кого-либо; 3) совершить половой акт (о мужчине). «Толковый словарь русского жаргона» М.А. Грачёва даёт следующее толкование этого слова: 1) избить; 2) совершить половой акт.

Таким образом, в описанной сцене Папе Римскому приписано выраженное им вслух намерение избить малолетних детей-сирот, либо, что уже совершенно запредельно, Папе Римскому приписано намерение совершить с малолетними детьми педофильные сексуальные действия, посягнув на половую неприкосновенность детей. Тем самым, дисфорически и пейоративно высмеивается, дискредитируется, грязно порочатся образы Папы Римского и всей Римской Католической Церкви. Описанная сцена направлена на унижение человеческого достоинства верующих католиков по признаку отношения к религии.

В анимационном фильме «Поездка» сестра Мария, имитирующая голос «Святой Благотворительности», «разговаривая» за нее, приписывает ей использование культурно-сниженной лексемы «чувиха» (23:44–23:45).

В анимационном фильме «Семейное дело» «кардиналы» называют молодого человека, сумевшего заработать много денег, «мелким прыщавым ушлёпком» (11:08–11:09).

Цель использования в анимационном сериале «Папский городок» его создателями культурно-сниженной, в том числе бранной, лексики, приписывания ими католическим священнослужителям использования слов и выражений иных (помимо лексической системы литературного языка) лексико-семантических систем, являющихся негативно маркированными и стилистически сниженными по отношению к общепринятым литературным нормам языка – умалить, подорвать авторитет католических священнослужителей, возбудить у зрителей недоверие к ним, сформировать негативное, неприязненное, презрительно насмешливое, враждебное к ним отношение, навязать ложный оскорбительный образ католического священника.

Использование в отношении католических священнослужителей вульгарных метафор

В анимационном сериале «Папский городок» многократно использован приём вульгарных метафор в целях дисфорического высмеивания католических священнослужителей и формирования их ложных негативных образов.

В анимационном фильме «Большой бой» продавец т.н. «папского супермаркета», демонстрируя ассортимент возможных подарков для «Папы Римского», рекомендует купить в качестве подарка «Папе Римскому» небольшую тряпичную куклу под названием «Папа на веревочке» в виде брелка или сувенира, который можно повесить на стену или в автомобиле (04:19–04:20). Данная сцена направлена на существенное понижение восприятия зрителями образа и значения главы Римской Католической Церкви Папы Римского, на представление его в пейоративно высмеянном виде.

Оскорбительное воздействие этой сцены аналогично воздействию гипотетических сцен, в которых показывались бы предметы «раввин на липучке» или «мулла на прищепке». Как подобные предметы вызвали бы сильнейшие протесты верующих соответствующих религий в силу их оскорбительной направленности, так же и описанная выше сцена направлена на жестокое унижение человеческого достоинства верующих католиков. Сцена с обыгрываемым сувениром «Папа на веревочке» вульгаризирует, делает издевательски комичным образ Папы Римского, принудительно низводит его до уровня тряпичной куклы, является аллюзией к ложному, пейоративному стереотипу, что будто бы Папа Римский не способен самостоятельно принимать решения, является марионеткой. Зрителям внушается именно такой его образ, не соответствующий действительности.

В анимационном сериале «Папский городок», в частности в анимационном фильме «Большой бой», религиозно и культурно значимые для католиков, требующие уважительного отношения здания Ватиканского комплекса (прежде всего – католические храмы) оскорбительно и уничижительно по отношению к верующим католикам отождествляются с заведениями увеселительно-развлекательного характера. Тем самым, осуществляется религиозное и нравственно-культурное понижение образа и значения Римской Католической Церкви и ее храмов в восприятии зрителей.

Цель использования этого приёма – умалить, подорвать авторитет католических священнослужителей, возбудить у зрителей недоверие к ним, сформировать негативное, неприязненное, презрительно насмешливое, враждебное к ним отношение, навязать ложные оскорбительные образы главы Римской Католической Церкви, католического священнослужителя вообще и Римской Католической Церкви в целом.

Использование в отношении католических священнослужителей негативных зоосемантических метафор

В анимационном сериале «Папский городок» выявлено использование приёма негативных зоосемантических метафор.

Зоосемантические метафоры – метафоры, отсылающие к названиям и образам животных или птиц, с целью особой смысловой (в частности – негативной) характеристики тех или иных действий каких-либо лиц и формирования в сознании зрителей негативных образов таких лиц.

Анализ представленных аудиовизуальных материалов выявляет использования в них негативных зоосемантических метафор, вносящих определенные смысловые (негативные, порочащие) дополнения в формируемый анимационным сериалом «Папский городок» ложный негативный образ католического священнослужителя.

В анимационном фильме «Большой бой» демонстрируется разговор сестры Пенелопы и отца Николаса о запланированном поединке отца Николаса с соперником. Отец Николас в ответ на вопрос сестры Пенелопы заявляет, что внутренне ассоциирует себя с пингвином (13:15), но сестра Пенелопа убеждает отца Николаса, что ему следует ассоциировать себя с крупным рогатым скотом (13:17–13:30). Готовя отца Николаса к бою, сестра Пенелопа обряжает его в издевательски комичное, унизительное одеяние, имитирующее корову с огромным выменем (15:19–15:43; 15:48–15:51; 15:56–16:10; 16:17–16:28 и др.).

Данная сцена оскорбительно высмеивает священнослужителей Римской Католической Церкви, представляя их умственно неполноценными, психически неадекватными людьми, формируя ложный порочащий образ Римской Католической Церкви как сборища негативных персонажей, балагана. Эта сцена направлена на жестокое унижение человеческого достоинства и оскорбление религиозных чувств верующих католиков.

Анализ содержания и контекста использования в отношении католических священнослужителей негативных зоосемантических метафор позволяет сделать вывод об их использовании с целью оскорбления, унижения достоинства священнослужителей Римской Католической Церкви, пейоративного их высмеивания, понижения уровня их религиозного и нравственно-культурного восприятия зрителями, возбуждения в обществе недоверия к ним, формирования негативного, неприязненного, враждебного отношения к этим священнослужителям и к Римской Католической Церкви в целом.

Использование в отношении католических священнослужителей приёма наклеивания ярлыка сексуально развращенных и порочных лиц

Анимационная часть выпуска «Большой бой» начинается с того, что сестра Мария будит спящего отца Николаса, а затем делает ему скабрезные намёки на то, что он проговорился во сне об отношениях с какой-то девицей. Эти слова сестры Марии заставляют отца Николаса покраснеть от стыда (01:14–01:22). В этой сцене используется приём так называемой нулевой морфемы предусматривающий, что в условиях некоторых недоговорок, отсутствия коммуникативных знаков, вместе с тем, благодаря контексту, зрителю становится вполне понятной суть коммуникативного послания и вполне ясным содержание подразумеваемой последующей сцены. Посредством использования в указанной сцене приёма нулевой морфемы формируется убежденность зрителей, что отец Николас систематически вступает в сексуальные связи, нарушая обет безбрачия.

На понижение уровня восприятия Римской Католической Церкви работает и сексуализированный образ весьма развязно ведущей себя сестры Пенелопы из информационного агентства «Папские новости» (в ряде выпусков анимационного сериала «Папский городок»), и образ развратно ведущей себя матери отца Николаса в анимационном фильме «Семейное дело» (08:00–08:06; 08:18–08:19; 14:24–14:32; 20:25–20:30).

В анимационном фильме «Поездка» у отца Николаса похищают «папамобиль», превращая последний в передвижной публичный дом (18:53–19:02; 19:35–19:45; 20:36–21:05), к которому выстраивается очередь желающих совершить внутри него половой акт. На «папамобиле» размещена табличка «дикая страсть в папской машине» (19:01). Помимо всех прочих, в очереди показан зоофил с пандой (18:54).

В этом же анимационном фильме сестра Мария знакомится с проституткой около ее места привлечения клиентов на улице, затем отец Николас встречает там сестру Марию, которая поясняет отцу Николасу происхождение появившихся у нее денег: «Пятьдесят долларов только за то, что я сделала то, о чем меня попросил милый мужчина на машине» (17:48–17:53). Ошарашенному отцу Николасу сестра Мария не даёт исчерпывающих пояснений и уточнений сути совершенных ею действий, ограничиваясь совершенно неубедительными отговорками (18:09–18:13). В данном случае так же реализован приём нулевой морфемы, благодаря которому зрителям очевидно, за что именно сестра Мария получила деньги в этой сцене.

В анимационном фильме «Официальный визит» монахиня Мария пришла будить спящего отца Николаса. На его вопрос, почему она снова поднимает его в такую рань, сестра Мария с сексуальными интонациями и недвусмысленным придыханием отвечает: «Чтобы первым Вы сегодня увидели мое лицо», после чего сестра Мария восклицает: «О, нет! Ох, ох! Это же мои сокровенные мысли!» (01:04–01:10).

Сюжет анимационного фильма «Семейное дело» заключается в том, что к персонажу «отец Николас» приезжает его мать на один день, чтобы посмотреть на швейцарского гвардейца, Папский городок и получить благословение у Папы Римского. Но вместо этого она флиртует и заводит роман со швейцарским гвардейцем существенно моложе ее самой («втрое» ее моложе – 18:06), а далее на протяжении всего анимационного фильма даются откровенные намёки на их интимные отношения, которые выражаются, например, в сексуальных криках и стонах, доносящихся из комнаты швейцарского гвардейца. В этом анимационном фильме («Семейное дело») сестра Мария, копируя поведение матери отца Николаса, имитирует ее сексуальные эмоциональные возгласы, судя по сюжету, подслушанные сестрой Марией, и совершает характерные эротические телодвижения, приговаривая: «О, да! Да! Давай ещё! Доставай свой блестящий ствол! О! О! Как давно у меня этого не было. У папы Николаса был такой коротенький стволик» (15:39–15:58). В сцене позднее сестра Мария, вновь находясь под сильным впечатлением от сексуальных возгласов матери отца Николаса, возбужденно восклицает: «Стреляй же из ствола, сержант! Да!» (21:08–21:12). Слова «ствол» и «стволик» использованы как метафоры и означают подразумеваемые части тел сержанта ватиканской охраны (швейцарской гвардии) Рихтера и покойного папы священника Николаса.

Указанные выше действия сестры Марии, которая является монахиней и взяла на себя обет безбрачия, воспринимаются как оскорбительные намёки на существование у неё (как собирательного образа католической монахини) или дальнейшее установление ею таких сексуальных связей.

Цель использования в отношении католических священнослужителей в названных анимационных фильмах приёма наклеивания ярлыка сексуально развращенных и порочных лиц – умалить, подорвать авторитет католических священнослужителей, возбудить у зрителей недоверие к ним, сформировать негативное, неприязненное, презрительное, враждебное к ним отношение, навязать ложные оскорбительные образы католического священника и Римской Католической Церкви, унизить человеческое достоинство верующих католиков по признаку отношения к религии.

Использование в отношении католических священнослужителей приёма наклеивания ярлыка сексуальных извращенцев

Особо оскорбительной и циничной формой реализации указанного выше приёма наклеивания ярлыка сексуально развращенных и порочных лиц, является наклеивание священнослужителям Римской Католической Церкви ярлыка сексуальных извращенцев в целях формирования их ложных негативных образов. В силу особенно болезненного восприятия верующими использования в отношении священнослужителей их религии такой формы описанного приёма, в силу крайне высокого заложенного в ней негативного потенциала провоцирования, возбуждения религиозной ненависти и вражды эта форма требует здесь отдельного и более подробного рассмотрения.

В анимационном фильме «Официальный визит» (03:41–03:43; 04:04–04:15; 09:50–10:15) католический священник отец Бош читает журнал «Экзотические животные» (демонстрируется надпись на обложке журнала – «Exotic animals magazine» (04:03)) и высказывает явно обусловленное зоофильными интенциями восхищение: «Какой крепкий молодой орангутанг! Ого-го!» (04:12–04:15). В демонстрируемой несколько позднее сцене отец Бош разглядывает в указанном журнале (он называет по телефону название журнала – как «Экзотические друзья» (09:54)) картинки животных – среднекодированные коммуникативные послания зоосексуального характера (на изображении бегемота явно внимание сфокусировано на его гениталиях; антропоформизированная поза гигантской панды не свойственна для этого животного, напоминает эротические рекламные фото проституток; самец обезьяны озабоченно смотрит на очищенный банан в своих лапах, размещённый таким образом, что даёт намёк на эрегированный половой член), что также подкрепляет уверенность в зоофильных пристрастиях и намерениях этого католического священнослужителя (10:05–10:06). Отец Бош выражает намерение сделать заказ на доставку выбранных по этому журналу-каталогу животных и останавливает свой выбор на гигантской панде, требуя ее доставить немедленно (10:11–10:15). Использование в данной сцене приёма нулевой морфемы не оставляет у зрителя сомнений в конкретных (зоофильных) целях такого его заказа. С доставленной гигантской пандой отец Бош ведет себя, в этом смысле, вполне ожидаемо, предлагает ей заняться «любовью с камерой», сам демонстрирует сексуализированно томные, жеманные манеры, разговаривает с ней в явно похотливых интонациях (17:57–18:19).

Описанный ряд сцен указанного анимационного фильма ясно даёт понять, что персонаж «отец Бош» страдает сексуальным извращением зоофилии, пристрастием к половым сношениям с животными.

В анимационном фильме «Поездка» показан бегающий по католическому храму, а затем по двору папского дворца католический священник с явно проявляемыми им зоофильными намерениями (09:31–09:44; 12:24–12:36).

В анимационном фильме «Семейное дело» католический священнослужитель, страдающий пороком зоофилии, пристает с весьма характерными предложениями к гигантской белке: «Здравствуй, мой маленький древесный друг. Не хотел бы ты погрызть мои жёлуди, такие гладкие, вкусные» (05:39–05:50). Интонации речи указанного священнослужителя, использованный прием метонимии (среднекодированное коммуникативное послание) не оставляют сомнений в действительных интенциях указанного персонажа. Чуть позже этот же персонаж пытается подобраться с указанными выше предосудительными целями к гигантской белке, переодевшись в «дерево» (13:15–13:26).

Многочисленные сцены подобного рода в анимационном сериале «Папский городок» направлены на формирование ложного, клеветнического образа католических священнослужителей как лиц, среди которых распространена зоофилия, что имеет целью опорочить Римскую Католическую Церковь, жестоко унизить человеческое достоинство верующих католиков, оскорбить их религиозные и нравственные чувства.

В анимационном фильме «Большой бой» «Папу Римского» с рестлером Иваном Непобедимым фотографирует католический священник с внешностью и поведенческими признаками сексуального извращенца (06:45–06:48).

Во вводной игровой киночасти выпуска «Официальный визит» учащиеся католического лицея слушают объяснения учителя – католического священника – о том, что такое диктатура, которые он даёт посредством приказов: «По моей команде – начали бить себя по лицу! Головой о парту – бей! Взяли ручку и воткнули себе в шею!» (00:03–00:16). После чего уже обучающиеся выступают в роли «диктатора», выкрикивая приказания: «Наступите себе на ногу! С разбегу ударьтесь головой о доску! Отрежьте себе голову ножницами!» (00:30–00:40).

Все эти побудительные высказывания (пусть, даже приведенные в качестве примеров некоего тоталитарного строя) и имитации сочиняемых учителем и учащимися действий входят в семантическое поле садизма и мазохизма. Данная сцена направлена на формирование ложных представлений об образовательном процессе в католических учебных заведениях.

Цель использования в отношении католических священнослужителей в названных анимационных фильмах приёма наклеивания ярлыка сексуальных извращенцев – умалить, подорвать авторитет католических священнослужителей, возбудить у зрителей недоверие к ним, сформировать негативное, неприязненное, презрительное, враждебное к ним отношение, навязать ложные оскорбительные образы католического священника и Римской Католической Церкви, жестоко унизить человеческое достоинство верующих католиков по признаку отношения к религии.

Использование приёма помещения персонажей сериала (католических священнослужителей и церковнослужителей) в гипертрофированно абсурдные ситуации негативного характера в целях формирования представлений о них как о психически и нравственно ненормальных, неадекватных лицах

В исследуемом анимационном сериале «Папский городок» в гипертрофированно абсурдные ситуации негативного характера постоянно помещается персонаж «Папа Римский», что свидетельствует об одной из целей указанного сериала – дискредитировать опорочить образ и значение главы Римской Католической Церкви (Папы Римского).

Указанный персонаж в исследуемом анимационном сериале постоянно совершает поступки, дающие весомые основания для предположений и утверждений о наличии у него психических отклонений.

Приведем два примера из многочисленных сюжетов и сцен сериала, в которых показаны католические священнослужители в явно психически ненормальном виде. В анимационном фильме «Большой бой» во время телешоу (18:20–18:24) и во время матча-реванша (19:44–19:50; 20:11–20:16) отца Николаса и Ивана Непобедимого в числе зрителей показаны несколько католических священнослужителей, внешний вид которых (в том числе выражение лица) наводит на мысль об их явном психическом нездоровье. Аналогичен внешний вид католического священнослужителя, сидящего за компьютером в ватиканской библиотеке в анимационном фильме «Официальный визит» (07:27–07:32).

В исследуемом анимационном сериале систематически демонстрируется множество детских игрушек во дворце у «Папы Римского», которыми этот персонаж сам играет; также он прыгает по ватиканскому дворцу на детском прыгунке (пружинном игровом механизме) (вводная часть многих выпусков анимационного сериала), рисует картинки собственными испражнениями (анимационный фильм «Официальный визит»).

В анимационном фильме «Семейное дело» персонаж «Папа Римский» развлекается тем, что активно и увлеченно портит специально закупаемые «невероятно дорогие афганские» (04:21–04:25) ковры, умышленно пачкая их красками, разрезая их ножницами, обливая их горючей жидкостью и поджигая (04:44–05:05)

Помимо этого, персонаж «Папа Римский» периодически кого-то убивает или калечит, совершает акты насилия в отношении своего окружения и других католиков. Так, в анимационном фильме «Большой бой» во время вручения подарков персонажу «Папа Римский» он убивает католического священнослужителя выстрелом из арбалета в лоб (04:57). В этом смысле, характерно также объявление по громкоговорителю, звучащее в анимационном фильме «Официальный визит»: «Немедленное присутствие отца Николаса под страхом смерти требуется в офисе кардиналов…» (01:15–01:20).

В анимационном фильме «Большой бой» рассказывается о дне рождения «Папы Римского». Сестра Мария обсуждает с отцом Николасом, что произойдет, если он не преподнесёт «Папе Римскому» подарок. Как поясняется, отца Николаса в этом случае ожидает участь быть вывалянным в смоле и перьях (01:44–01:53). Поэтому отец Николас с сестрой Марией отправляются в т.н. «папский супермаркет» за подарками для «Папы Римского». По пути туда они обсуждают сложившуюся традицию проведения в честь дня рождения «Папы Римского» «традиционного трюка Папы на день рождения». Отец Николас заявляет, что в прошлый раз таким «традиционным трюком Папы» явилось перепрыгивание «Папы Римского» на мотоцикле через сто священников, а сестра Мария комментирует последствия того «трюка», используя для этого слово «мясорубка» (03:28–03:35). В указанном анимационном фильме демонстрируется, что во время празднования дня рождения «Папы Римского» Ватикан превращается в своего рода цирк-шапито, где главным циркачом выступает именинник – персонаж «Папа Римский». Рассказывается, что каждый год на свой день рождения персонаж «Папа Римский» готовит новый цирковой номер (06:04–06:08). Ряд таких «цирковых номеров», исполненных им, зафиксирован на демонстрируемых зрителю фотографиях. Одна из них: «Папа Римский» на мотоцикле, номер назывался «Человек – огненный шар». Другую фотографию персонаж «Папа Римский» комментирует, рассказывая, как они с напарником «на двоих сожрали двигатель от трактора» (06:52–07:05).

Такое изображение Папы Римского в неприглядном, пейоративно высмеянном виде – в виде циркача с совершенно не адекватным, абсурдным поведением, в виде балаганного развлекателя публики (посмотреть на «Папу Римского», как на клоуна съезжаются иностранные туристы) направлено на то, чтобы девальвировать, принудительно понизить уровень религиозного и нравственно-культурного восприятия зрителями образа и значения главы Римской Католической Церкви, жестоко унизить человеческое достоинство верующих католиков и болезненно оскорбить их религиозные чувства.

Кроме того, в описанной сцене реализован приём метонимии, посредством которого осуществляется пейоративное высмеивание сложившейся практики ежегодного обращения Папы Римского к верующим католикам.

По сюжету анимационного фильма «Большой бой», персонаж «Папа Римский» является большим поклонником рестлера Ивана Непобедимого (имя и фамилия, либо сценический псевдоним), громилы с явно проявляемыми им психическими отклонениями, постоянно пребывающего в состоянии немотивированной злобной агрессивности. (Для справки, рестлер – борец выступающий в зрелищном шоу по имитации борьбы с запланированным сценарием.) В сцене фотографирования «Папы Римского» с Иваном Непобедимым интеллект «Папы Римского» показан на уровне интеллекта малолетнего ребёнка. По сюжету анимационного фильма, персонаж «Папа Римский» на этот день рождения планирует выступать с номером «Летающий человек», а ассистировать ему приглашен именно Иван Непобедимый. По замыслу «Папы Римского», Иван Непобедимый должен был «зашвырнуть как можно дальше» «Папу Римского» (06:12–06:21). После того, как отец Николас сорвал указанный запланированный трюк, невольно исключив возможность Ивана Непобедимого ассистировать «Папе Римскому», персонаж «Папа Римский» решает самостоятельно осуществить свою идею (выполнить «трюк») и бросается с крыши здания вниз (14:46–15:11), падая на ватиканского охранника. После чего «Папа Римский» истерично орет на охранника, оскорбляя его (16:50–16:57). «Папа Римский» заставляет ватиканского охранника-гвардейца доставить пушку для выполнения задуманного им циркового трюка. «Папа Римский» залезает в пушку, из которой им выстреливают (20:42–20:46; 21:39–21:55). «Папа Римский» летит и падает на ринг, где идет поединок между отцом Николасом и рестлером Иваном Непобедимым. Прилетевший «Папа Римский», падая, сбивает рестлера, и тот погибает (22:17). Таким образом «Папа Римский» становится победителем боя и «рестлером номер один». Восторженный этой победой, «Папа Римский» отрекается от своего сана, решив провести остаток своей жизни, работая рестлером (23:03–23:07).

Выше описанный видеоряд демонстрирует совершенно абсурдное и неадекватное поведение персонажа «Папа Римский», которое не свойственно не только Папе Римскому, но и вообще психически нормальным людям. Сцена отказа «Папы Римского» от статуса главы Римской Католической Церкви и сана ее священнослужителя ради работы шоуменом («рестлером»), совершенно абсурдна. Эта сцена, по существу, призвана сформировать ложное, негативное мнение о должности Папы Римского, понизить уровень восприятия ее значения, религиозной и общественной ценности. Следует учитывать, что должность Папы Римского – это не какая-то административно-распорядительная должность наемного работника, а высшая должность в Римской Католической Церкви, оцениваемая в восприятии католиков как религиозно высокоценная, особый, в восприятии католиков, образ, связанный с божественным. Это особый статус, традиционно требующий и предполагающий от всех католиков безусловно уважительного отношения к нему и к лицу, им обладающим. Весь описанный видеоряд направлен на пейоративное высмеивание Римской Католической Церкви, ее главы и других ее священнослужителей и, как следствие, на жестокое унижение человеческого достоинства верующих католиков по признаку отношении к религии.

В анимационном фильме «Двойник» «Папа Римский» объявляет правила игры в прятки, в которую он заставляет играть своих подчиненных – отца Николаса и сестру Марию: «А тот, кто меня находит, съедает мои носки» (03:11). В процессе этой игры персонаж «Папа Римский» оскверняет своими непристойными действиями место захоронения умершего – склеп, пуская «шептунов», как он сам выразился (07:37).

В анимационном фильме «Поездка» «Папа Римский» во время торжественной поездки в «папамобиле» сидит позади отца Николаса, и обращение отца Николаса с просьбой перестать толкать его ногами влечет за собой истеричную реакцию «Папы Римского: «А ты меня заставь, свинорылый» (05:12). После чего «Папа Римский» начинает злобно кричать на сестру Марию, многократно повторяя: «Заткнись!» (05:17–05:20).

В анимационном фильме «Официальный визит» отец Николас начинает срезать бензопилой залипший на голове «Папы Римского» слой жвачки, но в этот момент в кабинет внезапно врывается сестра Мария с сообщением. От вскрика сестры Марии рука отца Николаса срывается и почти полностью срезает голову «Папы Римского» с его шеи. Обезглавленное тело персонажа «Папа Римский» бегает по кабинету, а голова висит на каком-то жгутике, болтаясь сзади, как на ниточке – «как маятник болтается». После чего «Папу Римского» прячут в шкаф. Позже туловище «Папы Римского» сбегает оттуда и на «детском прыгунке» начинает прыгать по всему залу. А отрезанная голова персонажа «Папа Римский» скачет по полу перед телевизором. Отец Николас просит «Папу Римского» послушаться: «Прошу, умоляю Вас! Давайте приделаем голову на место. И после ужина будем весь оставшийся день надувать у пруда земноводных» (10:19–11:07; 13:07–13:32).

Обезглавленное тело персонажа «Папа Римский» бегает по кабинету, натыкается на отрезанную голову, которая с хохотом катается по полу, и начинает играть головой как футбольным мячом: «Смотри, какой суперфутбол показывает Папа!». Тело персонажа «Папа Римский» наносит удар ногой по своей отрезанной голове, и та, разбивая стекло, вылетает в окно, падает под ноги азиатских туристов, находящихся во дворе Ватиканского дворца. Те радостно начинают играть ею, подкидывая ее в воздух. Отец Николас мечется по дворцу в поисках потерянной головы «Папы Римского» и находит ее у туристов, играющих ею словно мячом. Отобрав у них голову «Папы Римского», отец Николас поспешно возвращается в кабинет (15:09–15:18; 15:56–16:19; 17:26–17:56).

Отождествление головы (в данном случае головы «Папы Римского») с игрушкой, футбольным мячом, которой играют все, кому она попадает под ноги, является издевательским высмеиванием и умалением образа и значения главы Римской Католической Церкви, направлено на формирование неуважительного, уничижительного отношения к нему и, посредством этого, оскорбляет всех верующих католиков и унижает их человеческое достоинство.

В анимационном фильме «Семейное дело» «Папа Римский» катается на своем велосипеде по апартаментам для того, чтобы наэлектризоваться от синтетических ковров (закупленных по приказу «кардиналов» вместо «невероятно дорогих афганских» (04:21–04:25) ковров) (09:53–10:05; 10:16–10:21), бьёт статическим электричеством сестру Марию (10:06; 10:22–10:28), умышленно причиняя ей сильную боль, а потом специально выезжает на площадь Папского городка, чтобы поиздеваться над туристами, и бьёт статическим электричеством всех, кто попадается ему на пути (10:49–10:54; 13:49–13:50; 17:06; 17:12–17:15; 19:42–19:44), в частности – отца Николаса (13:49–13:50).

Рассмотренные выше сцены являются откровенным злобным издевательством над Папой Римским и над Римской Католической Церковью в целом.

Помещение образа Папы Римского в гипертрофированно абсурдные, гротескные ситуации негативного, явно оскорбительного характера, приписывание ему неподобающего для его сана и должности неадекватного, явно психически ненормального, аморального поведения, наделение его не соответствующими действительности гипертрофированно негативными личностными качествами, – все это направлено на дисфорическое и пейоративное высмеивание, дискредитацию и принудительное понижение уровня религиозного и нравственно-культурного восприятия зрителями образа и значения главы Римской Католической Церкви и всей Римской Католической Церкви в целом, на формирование у зрителей неуважительного, уничижительного, издевательски насмешливого отношения к Папе Римскому и вообще к верующим католикам, а равно направлено на унижение человеческого достоинства верующих католиков.

Столь же неадекватно себя ведущими показаны и «кардиналы», которые, помимо всего прочего, откликаются на обращения «мои безнравственные друзья» (анимационный фильм «Поездка» – 03:30; 16:40) и «мои аморальные друзья» (тот же фильм – 23:15).

В анимационном фильме «Поездка» один из «кардиналов» пьет воду из вазы с продолжающими стоять в ней цветами (03:44). В этом же выпуске «кардиналы» осуществляют ныряние в сухой бассейн (без воды), что свидетельствует об их психическом нездоровье, эта сцена осуществляет аллюзию к широко известному анекдоту про психических больных лиц (07:33–07:36).

Ложное приписывание священнослужителям Римской Католической Церкви характеристик гипертрофированно алчных лиц, совершающих финансово-экономические злоупотребления и правонарушения

Практически во всех представленных выпусках сериала «Папский городок» («Двойник», «Большой бой», «Поездка» и др.) показана группа из трех католических «кардиналов», озабоченных только одним – как максимально лично обогатиться любыми путями, даже совершением вопиюще аморальных действий.

В анимационном фильме «Поездка» «кардиналы» обсуждают способы остаться в списке самых богатых персон мира, чему угрожают их значительные затраты на дорогостоящий проект поставок им «целительной воды» для их бассейна за тысячи километров. В своем обсуждении они приходят к решению компенсировать свои потери за счет хищений ими добровольных пожертвований верующих католиков Ватикану (03:35–04:40).

В анимационном фильме «Большой бой» «кардиналы» озабоченно обсуждают несправедливость, на их взгляд, того, что у Брунейского султана больше денег, чем у них. Они обсуждают, что им нужно сделать, чтобы остаться в списке самых богатых людей мира. Для достижения этой цели они не брезгуют ни какими средствами. На день рождения «Папы Римского» они намереваются организовать в интересах личного обогащения платный показ шоу рестлинга. По их замыслу, от Римской Католической Церкви будет участвовать в бое отец Николас (11:30–11:51). В качестве спонсора мероприятия «кардиналы» аморально привлекают «Глобальную компанию по сбросу химических отходов» (13:48–14:02; 19:21–19:30), то есть, исходя из ее названия, – организацию, извлекающую прибыль из осуществления незаконных и наносящих вред окружающей среде сбросов и захоронений химических отходов, тем самым ее рекламируя. Всё это преподносится зрителю в издевательски комичной, гротескной форме. Показывается, как во время матча-реванша Николаса-«быка» и Ивана Непобедимого «кардиналы» организуют безнравственное рекламирование предприятий по незаконной и бесконтрольной утилизации химических отходов, наносящей непоправимый ущерб окружающей среде. Гипертрофированные жадность и алчность «кардиналов» выражаются и в том, что перед началом шоу двое из них самостоятельно бегают по улице, продавая билеты на шоу, а третий передвигается с тележкой, торгуя фаст-фудом (18:59–19:08). При этом один из «кардиналов» рекламирует свой товар следующим образом: «Хот-доги, бургеры, сальмонелла» (19:02–19:04).

Постоянное использование «кардиналами» в исследуемом анимационном сериале культурно-сниженной лексики, в частности, их выражение «миллиарды поднимать» («Большой бой» – 11:21–11:23), выражение «немедленно поднять бабла» («Двойник» – 03:50), дополняет формируемый анимационным сериалом крайне негативный, отталкивающий образ католических кардиналов.

В анимационном фильме «Двойник» показан подвал папского дворца, где трудятся находящиеся в крайне степени истощения и прикованные к рабочим местам рабы, производящие «благословенные вафли» (19:26–19:32; 20:53–21:00; 21:20–21:32).

В анимационном фильме «Официальный визит» «кардиналы» обсуждают очередной план извлечения прибыли, находясь в обычной в этом сериале окружающей их обстановке – расположившись на лежаках на имитации пляжа (слой песка насыпан на мраморный пол) около личного бассейна в Папском дворце (02:41) и употребляя коктейли (иное часто показываемое их времяпрепровождение в этом сериале – плавать на надувных креслах в этом бассейне). Один из «кардиналов» вкратце излагает намеченный план: «Ещё разок в последний раз. Президент недавно созданной очень богатой революционной Республики, пока что без названия, приезжает сюда где-то через полчаса, чтобы подписать очень выгодный спонсорский договор». Характеризуя президента указанной Республики, «кардиналы» используют для его оценки выражения «ужасный человек», «шокирующий диктатор». Но ни это, ни упоминаемые ими геноцид и разработки химического оружия в его стране, судя по сюжету, не являются для них никакими нравственными преградами. Главным заявляется извлечение прибыли. «Кардиналы» поясняют: Он хочет разместить логотип национальных авиалиний на спине папской мантии. А деньги обеспечат нам первое место в списке самых богатых людей мира». Заявляется, что этот план никто не должен знать, помимо них троих. «Кардиналы» решают, что всем остальным они станут лгать. «Я расскажу кое-что Николасу. Кое-что выдуманное», – заявляет один из «кардиналов» (02:40–03:35; 04:16–04:35). Один из «кардиналов» в последующей сцене вручает (05:46–05:55) отцу Николасу особую мантию для «Папы Римского» (с рекламной надписью) и напоминает: «Чтобы к тому времени, как будут подавать ужин, он был чистым и выглядел прилично. И чтобы обязательно был в той мантии, что я Вам выдал» (12:50–12:56).

Далее вся сюжетная линия этого анимационного фильма об общении «кардиналов» с приехавшим с государственным визитом президентом далекой страны «без названия» выстроена вокруг их попыток убедить его выписать им чек на крупную сумму в американских долларах, при этом они пытаются выведать у президента информацию о наличии в его Республике алмазов, интересуются китобойной отраслью и программой по разработке химического оружия. Пока президент рассказывает им, насколько богата его страна, «кардиналы» подобострастно смотрят на него, всячески ему льстят (13:37–14:06).

В анимационном фильме «Семейное дело» у «кардиналов» в зале стоят три телефонных аппарата – как поясняет один из «кардиналов» – из серебра, платиновый и инкрустированный бриллиантами (03:44–03:49). В этом же фильме перед зрителями вновь предстают финансово озабоченные «кардиналы», жующие устрицы и плюющиеся жемчугом (07:35–07:42), постоянно сожалеющие о том, что они не входят в список самых богатейших людей мира (07:06–07:37). В итоге они решают поправить свое материальное положение путём продажи туристам «черных резиновых хвостов» по 300 долларов за штуку (14:47–15:00; 16:54–17:10; 23:20–23:23).

Анимационный сериал «Папский городок» навязывает зрителю ложные, негативные, отталкивающие образы католических священнослужителей как совершенно беспринципных, гипертрофированно алчных, аморальных, коррумпированных типов, зацикленных на вопросе, каким образом финансово обогатиться. Крайне отрицательные, гипертрофированно негативные по внешнему виду и моральным качествам гротескные образы католических священнослужителей представляются в этом анимационном сериале зрителям как собирательно-типичные для Римской Католической Церкви. Тем самым, осуществляется пейоративное высмеивание, дискредитация, порочение Римской Католической Церкви в восприятии не только зрителей, являющихся верующими католиками, но и других людей.

Ложное приписывание священнослужителям Римской Католической Церкви характеристик крайне аморальных, гипертрофированно эгоистичных и жестоких лиц

В анимационном фильме «Двойник» «Папа Римский» делает несколько заявлений, свидетельствующих о его крайне аморальном, выражено пренебрежительном отношении к детям-сиротам: «Сирот я ненавижу» (10:14); «Пойду-ка я – вздрючу сироток» (15:08), что совершенно не корреспондирует образу Римской Католической Церкви, формирует ложные образы этой Церкви и её главы – Папы Римского.

Сестра Пенелопа в анимационном фильме «Двойник» откровенно издевается над детьми-инвалидами, к тому же – сиротами. Например, она цинично задаёт мальчику-инвалиду на коляске Тому следующие по-садистски издевательские вопросы, интервьюируя его для телепередачи «Папские новости»: «Ты чувствуешь печаль? Ты чувствуешь себя уродом? Тебя посещают мысли о самоубийстве?» (06:57–07:02). Непонравившийся сестре Пенелопе ответ мальчика влечет ее удар ногой по его инвалидной коляске (07:08). Чуть позже она оскорбительно называет его «малолетним дебилом» (07:23).

В анимационном фильме «Двойник» сестра Мария перечисляет важные дела на текущий день: «Нужно достать верблюда из отстойника. Ещё нужно встретить парализованных сирот, прилетающих сегодня из Англии на одиннадцатичасовую мессу с Папой» (01:14–01:27). Тем самым, встреча с малолетними сиротами-инвалилами сопоставляется с абсурдным «доставанием верблюда из отстойника».

В анимационном фильме «Официальный визит» «кардиналы» дают задание отцу Николасу приготовить банкет для «благородного доброго короля хорошей страны» (так «кардиналы» назвали в этой сцене приезжающего президента революционной Республики) и его свиты. Отец Николас даёт соответствующее задание сестре Марии – узнать, какое национальное блюдо в стране, из которой должен приехать государственный руководитель, и приготовить соответствующую «аутентичную трапезу» этой страны. Сестра Мария отыскивает книгу под названием «Традиционная кухня прогнивших режимов» (08:38) и как основное блюдо для официального обеда выбирает блюдо из запеченной гигантской панды. Выкрав доставленную по заказу отца Боша (в зоофильных целях) гигантскую панду, сестра Мария дает указание ватиканскому повару запечь ее для гостей. При этом сестра Мария самостоятельно выпотрошила и освежевала гигантскую панду (использован приём нулевой морфемы, эффект которого усиливается специфическим звуком иссечения мяса ножом за кадром последующей сцены – 19:35–19:39).

Панда является редким животным, находящимся под защитой, она занесена в «Красную книгу» и является одним из национальных символов Китая. Рассмотренная сцена направлена на формирование ложного образа католических священнослужителей и церковнослужителей как крайне аморальных лиц, пренебрегающих общепринятыми требованиями гуманного отношения к животному миру, особо бережного отношения к его видам, находящимся под угрозой вымирания.

В анимационном фильме «Поездка» «кардиналы» наполняют свой бассейн за счет уничтожения целой экосистемы на другом конце света (23:20–23:27).

В анимационном фильме «Семейное дело» понятие матери ёрнически сравнивается с кроссовками и чипсами, причем такое сравнение приписано персонажу, изображающему католического священнослужителя. Этот персонаж также в издевательской, ёрнической манере имитирует страдания женщины при родах, изображает предродовые схватки, по существу, пейоративно высмеивая материнство (00:04–00:31).

Использование в отношении католических священнослужителей оскорбительных семантических метафор, связанных с мифологией сатанизма

В анимационном сериале «Папский городок» выявлено использование приёма оскорбительных семантических метафор, связанных с мифологией сатанизма, в целях дисфорического высмеивания католических священнослужителей и формирования их ложных негативных образов.

В качестве одного из примеров приведем следующий. В анимационном фильме «Официальный визит» отец Николас, нечаянно отрезавший голову персонажу «Папа Римский», берет иголку с ниткой и пришивает голову к телу, но задом наперед (20:30–20:52). Изображение Папы Римского двигающимся с пришитой к телу задом наперед головой направлено на демонизацию его образа (среднекодированное коммуникативное послание), является аллюзией к известным произведениям про зомби, одержимых бесами людей и т.д. Такое изображение направлено на унижение человеческого достоинства верующих католиков.

Выявлена цель использования указанных метафор – жестоко унизить человеческое достоинство верующих католиков, дисфорически высмеять, навязать зрителям негативный образ священнослужителей Римской Католической Церкви, подорвать их авторитет, возбудить у зрителей недоверие к ним, сформировать негативное, неприязненное, враждебное отношение к этим священнослужителям и к Римской Католической Церкви в целом.

Использование в отношении католических священнослужителей приёма наклеивания ярлыка пьяниц

В анимационном фильме «Большой бой» показан продавец т.н. «папского супермаркета» в одеянии католического священника, находящийся в состоянии сильного алкогольного опьянения, судя по его речи и действиям (пьет прямо из бутылки прямо на рабочем месте) (04:05–04:11).

Аналогично, в анимационном фильме «Официальный визит» в «папском супермаркете», куда прибегает сестра Мария, чтобы закупить продукты для официального банкета, продавец – католический священник – находится в состоянии сильного алкогольного опьянения, употребляет алкогольный напиток на рабочем месте (14:09–14:38).

Использование создателями анимационного сериала «Папский городок» в отношении католических священнослужителей приёма наклеивания ярлыка пьяниц направлено на формирование ложного, клеветнического образа католических священнослужителей как лиц, чрезмерно употребляющих алкоголь, в том числе на рабочем месте. Такой образ, бесспорно, является социально негативным и отталкивающим в контексте современных общественных отношений.

Использование манипулятивного приёма диссимметричного, ложного противопоставления хорошего и плохого

В анимационном сериале «Папский городок» выявлено использование манипулятивного приёма игры на контрастах, диссимметричного, ложного противопоставления хорошего и плохого. На фоне персонажей сериала – католических священнослужителей, страдающих сексуальными извращениями, психическими отклонениями, крайне аморальных и неадекватных, в качестве контрастирующих с ними положительных персонажей представлены отец Николас и сестра Мария.

Именно образы отца Николаса и сестры Марии преподносятся и внедряются в сознание зрителей в качестве собирательных образов нормальных, положительных служителей Римской Католической Церкви.

Однако исследование поведения отца Николаса и сестры Марии, показанных в данном сериале, выявляет ряд их личностных качеств, которые не могут быть оценены положительно с позиции общественной нравственности, что даёт основания для вывода о том, что эти персонажи не могут считаться безусловно положительными.

Так, отца Николаса отличает маргинальное правосознание, нарушение обета безбрачия, включающего запрет сексуальных отношений, его неуважительное, пренебрежительное отношение к религии католицизма (к молитвам и др.) и к Римской Католической Церкви.

Например, в анимационном фильме «Большой бой» отец Николас откровенно издевается над католическими молитвами, используя кощунственную по смыслу игру слов (07:08–07:14), тем самым, усиливая формируемый анимационным сериалом «Папский городок» искаженный образ католического священнослужителя.

В этом же анимационном фильме («Большой бой»), как уже было отмечено выше, посредством использования приёма нулевой морфемы создатели исследуемого сериала формируют образ отца Николаса как систематически вступающего в предосудительные с точки зрения его священнического положения сана в сексуальные отношения (см. выше).

В анимационном фильме «Семейное дело» отец Николас ёрнически, кощунственно издевается над святым для христиан таинством исповеди и молитвой «Аве, Мария» (18:00–18:39).

Вывод по ответу на вопрос № 2.

Да. Проведенное исследование представленных аудиовизуальных материалов – выпусков анимационного сериала «Папский городок» – выявило наличие необходимых и достаточных оснований для оценки представленных материалов как направленных на унижение человеческого достоинства верующих католиков (в ряде сюжетов и сцен – более широкого круга лиц, христиан всех конфессий, либо помимо католиков также и православных) по признаку отношения к религии и на оскорбление их религиозных чувств, на возбуждение недоверия, религиозной ненависти и вражды к ним. Анимационный сериал «Папский городок» обоснованно оценивать как жестоко унижающий человеческое достоинство верующих католиков, умышленно на это направленный, как провоцирующий конфликты.

В результате проведенного исследования представленных выпусков анимационного сериала «Папский городок» была выявлена их умышленная и явная направленность на дискредитацию, издевательское, оскорбительное высмеивание Римской Католической Церкви, на оскорбление религиозных чувств и унижение человеческого достоинства верующих католиков (в ряде сюжетов и сцен – христиан других конфессий), на формирование крайне негативного, издевательски насмешливого, оскорбительно пренебрежительного к ним отношения со стороны других лиц.

Такая противоправная направленность анимационного сериала «Папский городок» обусловлена особенностями его содержания, использованных в нём средств художественного выражения (визуальный ряд и звуковое сопровождение) и коммуникативных приёмов и средств, в том числе манипулятивного характера.

Исследование представленных аудиовизуальных материалов позволяет сделать обоснованный вывод о том, что концептуальным замыслом и главной целью данного анимационного сериала, а также целью его публичной демонстрации (в данном случае – демонстрации телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва») является целенаправленное возбуждение религиозной ненависти и вражды посредством изощренного издевательства, надругательства над религиозными чувствами верующих католиков, циничного, грубого унижения их человеческого достоинства по религиозному признаку, посредством пейоративного высмеивания и издевательств над религиозно значимым (священным, сакральным, религиозно ценным, религиозно почитаемым) для верующих католиков, формирования клеветнического, ложного образа указанной религии, ее традиций и верующих католиков.

Вопрос № 3. Имеются ли основания для оценки представленных аудиовизуальных материалов как созданных в жанре острой социальной сатиры, высмеивающей пороки или реальные характеристики каких-либо социальных или религиозных групп и/или организаций?

Ответ на вопрос № 3.

Исследование представленных аудиовизуальных материалов (анимационных фильмов – выпусков анимационного сериала «Папский городок») выявило, что указанный сериал выполнен в жанре театра абсурда с использованием приёма издевательского гротеска и представляет собой единое по замыслу и многоплановое по исполнению злобное клеветническое произведение, направленное против Римской Католической Церкви, ее священнослужителей, и прежде всего – ее главы Папы Римского, против верующих католиков, в целом.

Сатира – это способ проявления комического в искусстве, состоящий в уничтожающем осмеянии явлений, которые представляются автору порочными; злая насмешка, обличение. То есть в основе сатиры должны содержаться ссылки на реально существующие явления, факты, действия, которые автор сатиры может считать порочными. Если же в реальности таких фактов, явлений нет, а автор сознательно придумывает несуществующие пороки, то такие действия не имеет отношения к сатире, но могут обладать признаками клеветы.

Сюжетный (концептуальный) замысел сериала в целом, его содержание как единого художественного произведения, а также содержание каждого его выпуска в отдельности представляют собой многократные и систематические оскорбления в адрес верующих католиков и христиан других конфессий, направлены на жестокое унижение их человеческого достоинства по признаку отношения к религии.

Нет никаких оснований считать анимационный сериал «Папский городок», в частности, исследованные в настоящем заключении его выпуски, шутками, иносказаниями, сатирой и т.п.

Отсутствие сатиры (острой социальной или другой) в анимационном сериале «Папский городок» выявлено, исходя из смысла понятия сатиры, согласно которому сатира должна соотноситься с реальными событиями, явлениями, отображать реально существующие недостатки и явления общественной жизни. Однако в основе сюжетов анимационного сериала «Папский городок» отсутствует предмет сатиры – реально существующие факты, поступки и характеристики конкретных людей или групп лиц (исключение составляют несколько сцен, связанных с персонажем «сестра Мария»).

Для того, чтобы отнести анимационный сериал «Папский городок» к жанру сатиры отсутствует важнейшее основание – наличие реально существующего предмета высмеивания, осмеяния, так как ничто из вменяемого создателями этого сериала Римской Католической Церкви, ее священнослужителям и церковнослужителям (пороки или характеристики) не имеет фактического подтверждения в реальности, совершенно не корреспондирует каким-то фактам, которые можно было бы использовать даже, что называется, «с натяжкой», чтобы высмеять их в данном анимационном сериале. Если что-то негативное, предосудительное, осуждаемое в обществе заведомо ложно приписано человеку, а затем высмеяно, то это высмеивание является частью оскорбления, унижением человеческого достоинства, в ряде случаев – клеветой, но никак не сатирой. Сатирой такое произведение назвать нельзя.

За многочисленными использованными в анимационном сериале «Папский городок» метафорическими и метонимическими коммуникативными приёмами и иными средствами выражения и передачи смыслов совершенно отсутствует внутренняя сентенциозно-смысловая нагрузка и отсутствует корреспонденция действительному положению дел. За исключением того, что вполне реален объект издевательских насмешек и оскорблений – Римская Католическая Церковь, ее глава, иные католические священнослужители, а также католические церковнослужители, католики в целом. Высмеивание в указанном анимационном сериале не имеет социально оправданной функции сатиры, критики, поскольку изображаемые явления не корреспондируют действительности. А характеристики персонажей, их высказывания и поступки, принципиально отличаются от характеристик и поступков реальных людей, которых этот анимационный сериал порочит, оскорбляет, дисфорически высмеивает.

Глава Римской Католической Церкви в реальной жизни не совершает тех действий с отходами человеческой жизнедеятельности, которые ему вменяются в анимационном сериале «Папский городок», не допускает в отношениях с другими католическими священнослужителями инвективную бранную (в том числе обсценную) лексику, не глумится над мощами католических святых и христианским крестом, не совершает убийств католических священнослужителей и т.п. (можно отнести сюда все выше описанные показанные в исследуемом анимационном сериале поступки персонажа «Папа Римский»).

Создатели анимационного сериала «Папский городок» перешли далеко за черту, отделяющую собственно сатиру от изощренных и циничных издевательств, клеветы, крайне болезненных оскорблений, грубого унижения человеческого достоинства.

Главная цель создания и распространения анимационного сериала «Папский городок» – жестоко унизить человеческое достоинство верующих католиков, надругаться над их религиозными чувствами, вызвать среди остальных зрителей (не являющихся католиками) выраженно отрицательное, пейоративно насмешливое, враждебное отношение к верующим католикам и к Римской Католической Церкви.

Также отметим, что отсутствие весомых оснований считать представленные аудиовизуальные материалы как выполненные в жанре сатиры убедительно подтверждается также и тем, что в указанных материалах использована совокупность коммуникативных средств и приёмов, в том числе манипулятивного характера, свойственных не сатире, а именно материалам, используемым для дискредитации каких-либо лиц или организаций или для возбуждения ненависти и вражды и унижения человеческого достоинства.

Для подтверждения приведенных оснований и подходов исследования содержания и направленности анимационного сериала «Папский городок», в силу пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепринятых принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», обоснованно обратиться к правовой позиции Европейского суда по правам человека по вопросам ограничений свободы слова, свободы массовой информации и свободы выражения в интересах защиты человеческого достоинства верующих.

Позицию Европейского суда по правам человека обобщенно можно выразить следующим комплексом взаимосвязанных положений, отраженных в его решениях:

1. Критика в отношении религий, религиозных объединений и верующих вполне правомерны и допустимы, однако мера и способы такой критики ограничены недопустимостью воспрепятствования свободе совести и унижения человеческого достоинства верующих. Несоблюдение критикующими указанной меры может повлечь привлечение их к ответственности.

«У тех, кто открыто выражает свою религиозную веру, независимо от принадлежности к религиозному большинству или меньшинству, нет разумных оснований ожидать, что они останутся вне критики. Они должны проявлять терпимость и мириться с тем, что другие отрицают их религиозные убеждения и даже распространяют учения, враждебные их вере. Однако способы критики или отрицания религиозных учений и убеждений могут повлечь за собой ответственность государства, если оно не обеспечивает спокойного пользования правом … всем, кто придерживается этих учений и убеждений. В экстремальных ситуациях результат критики или отрицания религиозных убеждений может быть таким, что воспрепятствует свободе придерживаться или выражать такие убеждения. (…) свобода слова представляет собой одну из несущих опор демократического общества, одно из основополагающих условий для прогресса и развития каждого человека … применяется не только по отношению к “информации” или “идеям”, которые благоприятно воспринимаются в обществе либо рассматриваются как безобидные или не достойные внимания, но также и в отношении тех, которые шокируют, обижают или вызывают обеспокоенность у государства или части населения. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества… Однако … всякий, кто пользуется правами и свободами, … берет на себя “обязанности и ответственность”. В их число – в контексте религиозных мнений и убеждений – правомерно может быть включена обязанность избегать, по мере возможности, выражений, которые беспричинно оскорбительны для других, являются ущемлением их прав и не привносят в публичные обсуждения ничего, что способствовало бы прогрессу в делах человеческих» (пункты 47 и 49 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Институт Отто-Премингер (Otto-Preminger-Institut) против Австрии», Страсбург, 20 сентября 1994 г.).

«… английское право нормами о богохульстве не запрещает выражения в какой-либо форме взглядов, враждебных христианской религии. Поэтому нельзя сказать, что взгляды, которые христианам представляются оскорбительными, обязательно попадают в сферу его действия. Степень оскорбления религиозных чувств должна быть значительна, как то следует из используемых судами прилагательных “уничижительный”, “поносящий”, “грубый”, “нелепый” применительно к материалам, являющимся в достаточной мере агрессивными. Высокая степень надругательства сама по себе представляет гарантию от произвольных решений» (пункт 60 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Уингроу (Wingrove) против Соединенного Королевства», Страсбург, 25 ноября 1996 г.).

2. Провокационное изображение предметов религиозного культа есть злонамеренное проявление религиозной нетерпимости и противоправное посягательство на религиозные чувства верующих. Вполне правомерны запрещение и пресечение государством издевательств над религиозно высокоценным для верующих как формы оскорбления религиозных чувств верующих и унижения их человеческого достоинства по признаку отношения к религии.

«… государство может правомерно счесть необходимым принять меры против определенных форм поведения, включая распространение информации и идей, которые несовместимы с уважением свободы мысли, совести и религии других лиц… Имеется правомерное основание считать, что религиозные чувства верующих… подверглись оскорблению вследствие провокационного изображения предметов религиозного культа. Подобное изображение может рассматриваться как злонамеренное нарушение духа терпимости, который является отличительной чертой демократического общества. (…) по принципиальным соображениям в некоторых демократических обществах может быть сочтено необходимым подвергать санкциям или предотвращать неподобающие нападки на предметы религиозного культа при непременном соблюдении требования, что любые “формальность”, “условие”, "ограничение" или "санкция" будут соразмерны с преследуемой правомерной целью» (пункты 47 и 49 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Институт Отто-Премингер против Австрии»).

«Суд считает, что цель вмешательства состояла в том, чтобы оградить религиозную тему от такой трактовки, “которая при помощи уничижительного, бранного, оскорбительного, грубого и нелепого тона, стиля и духа способна оскорбить тех, кто верует и поддерживает предания и этику христианства”. Такая цель, несомненно, соответствует защите “прав других лиц” в смысле статьи 10 п. 2. Эта статья полностью созвучна статье 9, гарантирующей религиозную свободу. (…) Суд отмечает, что отказ выдать “Видениям экстаза” сертификат на распространение был направлен на защиту “прав других лиц”, а конкретнее, предоставлял защиту от оскорбительных нападок на вещи, святые в глазах христиан» (пункты 48 и 57 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Уингроу против Соединенного Королевства»).

3. «Богохульство», в силу его природы, не поддается точному юридическому определению, поэтому такого рода деяния следует рассматривать именно в контексте посягательства на права верующих. Власти страны вправе самостоятельно определять ответственность за такое посягательство на права верующих и на их человеческое достоинство, но обязаны обеспечить недопущение злоупотреблений с любой стороны.

«…такое преступление, как богохульство, в силу своей природы не поддается точному юридическому определению. Поэтому национальным властям должна быть предоставлена возможность проявления гибкости при оценке того, укладываются ли обстоятельства конкретного дела в рамки принятого определения данного преступления (…) …понятие богохульства широко и изменчиво, и всегда существует риск произвольного или чрезмерного вмешательства в осуществление свободы слова под прикрытием действий, направленных якобы против богохульства. В этой связи особенно важен строгий подход к богохульству как к правонарушению, преследуемому в рамках правовых гарантий свободы слова» (пункты 42 и 58 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Уингроу против Соединенного Королевства»).

4. Уважение религиозных чувств верующих является одной из гарантий свободы вероисповедания и, шире, свободы убеждений. Свобода выражения убеждений должна уравновешиваться соблюдением противопо­ложных интересов – прав лиц на уважение их убеждений. В число обязанностей правомерно включена обязанность уважать религиозные чувства населения и избегать выра­жений, которые беспричинно оскорбительны для других.

«… свобода слова является одной из основных опор демократического общества. Однако… осуществление этой свободы налагает обязанности и ответственность. В их число в контексте религиозных убеждений может быть легитимно включена и обязанность избегать, по мере возможности, того, что представляется другим необоснованно оскорбительным и даже оскверняющим религиозные ценности» (пункт 52 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Уингроу против Соединенного Королевства»).

«Перед Судом стоит проблема, как уравновесить противоречивые интересы при осуществлении двух основополагающих свобод, гарантируемых Конвенцией, а именно: права ассоциации – заявителя сообщать общественности спорные взгляды, что подразумевает и право заинтересованных лиц знакомиться с такими взглядами, с одной стороны, и права других лиц на должное уважение их свободы мысли, совести и религии, с другой стороны. Решая эту проблему, следует принять во внимание пределы усмотрения, оставленные национальным властям, чей долг в демократическом обществе состоит также в том, чтобы учитывать в границах их компетенции интересы общества в целом» (пункт 55 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Институт Отто-Премингер против Австрии»).

5. Невозможно установление единообразных требований к законодательству различных стран с точки зрения соотношения гарантий свободы выражения и гарантий защиты верующих. Власти конкретной страны лучше осведомлены и более эффективны, чем международный судья, в определении требований, необходимых для защиты глубинных чувств и убеждений от оскор­бительных высказываний.

«Значительно более широкая возможность усмотрения обычно предоставляется Договаривающимся государствам при регулировании свободы слова, когда затрагивается личная сфера, а равно сфера морали и особенно религии. В сфере морали и, возможно, еще даже в большей степени в сфере религиозных убеждений не существует общепринятой европейской концепции требований, призванных обеспечить “защиту прав других лиц” в случае нападок на их религиозные убеждения. То, что может всерьез оскорбить людей определенных религиозных представлений, существенно меняется в зависимости от места и времени, особенно в эпоху, характеризуемую постоянно растущим числом религий и вероисповеданий. Благодаря прямым и непрерывным контактам с общественной жизнью своих стран государственные власти в принципе находятся в лучшем положении, чем международный судья, в определении требований, необходимых для защиты глубинных чувств и убеждений от оскорбительных высказываний» (пункт 58 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Уингроу против Соединенного Королевства»).

«Как и в случае с моралью, невозможно вычленить единообразное для всей Европы представление о значении религии в обществе; даже внутри одной страны такие представления могут быть различны. По этой причине невозможно прийти к всеохватывающему определению того, что представляет собой допустимое вмешательство в осуществление права на свободу слова там, где такое слово направлено против религиозных чувств других лиц. Поэтому национальные власти обладают широким полем усмотрения при оценке потребности и степени такого вмешательства» (пункт 50 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Институт Отто-Премингер против Австрии»).

Изложенная выше правовая позиция Европейского суда по правам человека вполне применима к анимационному сериалу «Папский городок», и этой позиции вполне корреспондирует подход, на основе которого выстроено настоящее заключение.

Вывод по ответу на вопрос № 3.

Нет. Анализ представленных аудиовизуальных материалов убедительно свидетельствует об отсутствии оснований оценивать анимационный сериал «Папский городок» (материалы, представленные для исследования) как созданный в жанре острой социальной сатиры, высмеивающей пороки или реальные характеристики каких-либо социальных или религиозных групп и/или организаций.

Вопрос № 4. Имеются ли основания для оценки воздействия анимационного сериала «Папский городок» как формирующего негативное отношение зрителей не только к социальной и религиозной группе и/или организации, ставшей доминирующим объектом изображения, но также и к другим социальным или религиозным группам и/или организациям? Если да, то к каким именно?

Ответ на вопрос № 4.

При трансляции анимационного сериала «Папский городок» в России его воздействие характеризуется тем, что расширительно переносит, экстраполирует формируемое им крайне негативное, пейоративно насмешливое и грубо оскорбительное отношение к католикам на верующих христиан других конфессий (на православных и протестантов).

Этот эффект сериала обеспечивается следующими использованными в нём приёмами:

• показ в издевательском, оскорбительной форме религиозно высокоценного в сознании верующих (священного, сакрального, религиозно почитаемого, религиозно значимого) – общего для католиков и православных, либо для христиан всех конфессий (христианский крест и др.);

• использование факта совпадения в русском языке, в языковом сознании обозначений специфических явлений и атрибутов католицизма и православия (одинаковое по форме обращение к Папе Римскому и Патриарху Московскому и всея Руси – «Ваше Святейшество», а также к католическим кардиналам и православным епископам – «Ваше Преосвященство», ряд иных примеров);

• активное использование приёма метонимии (коммуникативный приём, которым один знак заменяется другим на основании их сходства), с помощью которого достигается отождествление католических священнослужителей – персонажей анимационного сериала «Папский городок» – со священнослужителями Русской Православной Церкви.

Вывод по ответу на вопрос № 4.

Да. Имеются необходимые и достаточные основания для оценки воздействия анимационного сериала «Папский городок» как формирующего крайне негативное, презрительно враждебное, пейоративно насмешливое, оскорбительное отношение зрителей не только к верующим католикам и Римской Католической Церкви, ставшим доминирующими объектами изображения, но и к православным верующим и Русской Православной Церкви, а в ряде случаев – также и к протестантам.

Доктор юридических наук, профессор кафедры государственного управления, правового обеспечения государственной и муниципальной службы Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, член Общественного совета при МВД России И.В. Понкин

  

Аннушкин В.И., Кудрявцев В.Т., И.В. Метлик.

Комплексное заключение от 08.10.2008 по содержанию

анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука»

Вводная часть

Основание производства заключения

Настоящее заключение и проведенное для его обеспечения исследование подготовлены по обращению Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций по городу Москве и Московской области от 02 октября 2008 г.

Данные о специалистах

Комиссия в следующем составе:

Аннушкин Владимир Иванович, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русской словесности и международной коммуникации Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина (стаж научной деятельности – 33 года, стаж экспертной деятельности – 16 лет), председатель Комиссии;

члены Комиссии:

Кудрявцев Владимир Товиевич – доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории психологии Института психологии им. Л.С. Выготского Российского государственного гуманитарного университета (стаж научной деятельности – 25 лет, стаж экспертной деятельности – 17 лет);

Метлик Игорь Витальевич – доктор педагогических наук, заведующий лабораторией гражданского и патриотического воспитания детей и молодежи Учреждения Российской академии образования «Институт семьи и воспитания» (стаж научной деятельности – 19 лет, стаж экспертной деятельности – 13 лет),

провела комплексное психолого-лингвистическое и психолого-педагогическое исследование представленных серий анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука», транслировавшегося телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва».

Представленные для исследования аудиовизуальные материалы

На исследование были представлены следующие анимационные фильмы (серии) анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука», демонстрировавшиеся телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва»:

• «Урок пятый “Глаз за глаз, зад за зад”» (демонстрировался 26.08.2008 с 14:55 ч. по Московскому времени);

• «Урок шестой “Заговор”» (26.08.2008 с 15:22);

• «Урок седьмой “Знакомство с матерью”» (26.08.2008 с 15:47);

• «Урок десятый “Бывшая дружба”» (02.09.2008 с 14:52);

• «Урок одиннадцатый “Как стать звездой”» (02.09.2008 с 15:17);

• «Урок двенадцатый “Формула обмана”» (02.09.2008 с 15:40);

• «Урок тринадцатый “Нам нужен самый лучший”» (02.09.2008 с 16:05);

• «Урок четырнадцатый “Из огня да в полымя”» (02.09.2008 с 16:28).

Перед специалистами поставлен следующий вопрос:

Содержат ли представленные для исследования серии анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука» признаки пропаганды культа насилия и жестокости?

Использованные методы исследования

При производстве исследования были использованы методы психолого-лингвистического и психолого-педагогического анализа.

Были использованы следующие конкретные методы: метод контент-анализа представленных аудиовизуальных материалов как цельных произведений с единым художественным замыслом и содержательной композицией, методы контекстного и узконаправленного специализированного анализа отдельных сцен представленных аудиовизуальных материалов; метод покадрового анализа; метод семантического анализа высказываний и диалогов персонажей представленных серий анимационного сериала.

Время производства исследования

Исследование, включая подготовку настоящего заключения, было проведено со второго по восьмое октября 2008 г.

Условия и допущения при проведении исследования и производстве заключения

1. Перед авторами настоящего заключения не ставилась задача разбираться в этимологических вопросах японского языка в рамках настоящего исследования, поэтому имена и фамилии персонажей анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука» (далее под сериалом понимается представленная для исследования совокупность его серий) условно записываются так, как услышали эксперты.

2. В задачу авторов настоящего заключения не входило установление точного соответствия представленных для исследования материалов и реально показанной аудиовизуальной продукции. Данное исследование проведено на материалах, предоставленных инициатором этого исследования.

3. Сцены и действия исследуемых мультфильмов зафиксированы в настоящем заключении не только по сюжетному содержанию, но и по показаниям счетчика-хронометра (хронометрической ленты) вверху кадра при воспроизведении предоставленных для исследования аудиовизуальных материалов. Например, цифры «16:19:55» означают, что отсылка в тексте заключения произведена к моменту в аудиовизуальной записи, соответствующему показанию счетчика-хронометра в 16 часов 19 минут 55 секунд указанной даты трансляции. Запись «16:47:03–20» означает, что отсылка в тексте заключения произведена к временному интервалу в аудиовизуальной записи, соответствующему показанию счетчика-хронометра в 16 часов 47 минут и интервалу с третьей по двадцатую секунды ее воспроизведения. Разумеется, в задачи авторов настоящего заключения не входил предельно строгий и точный хронометраж различных сцен, поэтому такие указания носят примерный характер. Иногда указание секунд не произведено. Может быть также указана дата трансляции исследуемого аудиовизуального материала телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва».

Исследование

Предметом исследования явились содержание, сюжетно-смысловая направленность представленных аудиовизуальных материалов – указанных выше серий анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука», использованные при их производстве средства и методы коммуникации, средства художественного выражения, а также наличие (либо отсутствие) в этих аудиовизуальных материалах признаков пропаганды культа насилия и жестокости.

1. Исследование конкретных представленных аудиовизуальных материалов и содержащихся в них сцен

Серия «Урок пятый “Глаз за глаз, зад за зад”» (26.08.2008 с 14:55) рассказывает о том, как целый класс сговорился травить учителя Онидзуку.

Ученика Ёсикаву, который отказался принимать участие в травле учителя Онидзуки и «улыбается ему», три его одноклассницы в наказание за это насильно отводят в пустое помещение спортзала, чтобы «поговорить», где силой его раздевают и всячески издеваются над ним, фотографируют его голым, говоря ему: «Дурак! Хватит общаться с Онидзукой! Ты забыл правила нашего класса. Теперь мы тебя накажем. Понял? Если ты еще раз улыбнешься Онидзуке, я развешу фотки по городу. Мы напишем на них: “Девочки фотографировали меня голым”» (15:06:32–15:07:08). Разглядывая половой член голого мальчика Ёсикавы, девицы с неподдельной радостью обсуждают его: «Он такой маленький! Крохотный! Но все равно он у тебя милый, Ёсикава. Прелесть!» (15:07:03–09). После чего девочки издевательски раскрашивают маркером Ёсикаву. Судя по внешнему виду и по поведению, девочки в возрасте 13-14 лет. В следующей – шестой – серии мать одной из девочек уточняет ее возраст – 14 лет (26.08.2008, 15:35:16).

Вся вышеуказанная сцена носит ярко выраженный сексуализированный характер, представляет собой визуальную метонимию – стилистический (в данном случае – визуально-стилистический) приём, которым один знак заменяется другим на основании их сходства, – данная сцена метонимически обозначает акт изнасилования Ёсикавы тремя его одноклассницами с особой жестокостью.

Описанные издевательства девочек над Ёсикавой толкают его на совершение попытки суицида, но довести ее до конца не дает учитель Онидзука, сумевший поймать падающего с высоты Ёсикаву и смягчить его падение за счет собственного тела и машины заместителя директора школы (15:08:59–15:10:30), которая в результате оказывается полностью разбитой. При этом заместитель директора школы абсолютно игнорирует факт попытки суицида ученика его школы, но озабочен исключительно только ущербом своему автомобилю.

Весь описанный аудиовизуальный ряд пропагандирует насилие и жестокость. Кроме того, сцена разглядывания и комментирования девочками вида полового члена Ёсикавы носит характер детской порнографии.

Далее по сюжету Онидзука заявляет, что поможет Ёсикаве отомстить тем девочкам, которые довели его до такого состояния. Для чего Онидзука, переодевшись женщиной, пробирается в комнату к тем трем девочкам, которые издевались над Ёсикавой, а в данный момент занимаются разглядыванием фотографий голого Ёсикавы, то есть изображений детской порнографии (15:12).

Онидзука связывает этих девочек и начинает их бить по ягодицам искусственной рукой на палке. Причем крупным планом показаны ягодицы девочек. Онидзука сопровождает свои удары репликами, характерными (в такой интонации) для проявлений садомазохизма: «Плохих девочек надо пороть!». После этого Онидзука сорвал юбки с девочек, оставив их в одних трусиках, на которых написал маркером различные тексты извинений перед Ёсикавой. Некоторые из надписей на ягодицах девочек имеют отношение не к извинениям, а к сексуальному садомазохистскому контексту, например: «Накажи меня!».

По существу, никакой реальной сюжетной линии в этом аудиовизуальном ряде нет, все это используется только для прикрытия сцен с полуобнаженными ягодицами 13-14-летних девочек, демонстрируемыми крупным планом (15:14:32–39). Выше трусиков девочек так же не видно одежды. Девочки громко протестуют, называя Онидзуку «извращенцем», но он их в таком виде фотографирует «на память».

В данной сцене изображен акт насилия взрослого человека в отношении несовершеннолетних детей, при этом активно эксплуатируются образы детей в эротических, сексуальных целях. По существу, вся эта сцена является изображением детской порнографии с элементам и насилия и садомазохизма, что и является самоцелью всей этой сцены.

Серия «Урок шестой “Заговор”» (26.08.2008 с 15:22) начинается с разбирательств матери одной из выше указанных девочек с руководством школы в связи с описанными выше действиями учителя Онидзуки – «извращенца», как выразилась эта женщина. Дети в классе разделяют эти оценки, отзываясь об Онидзуке следующим образом: «Разве не понятно? Он же – извращенец и педофил. Он похож на грязного старикашку» (15:29:01–07).

Серия «Урок седьмой “Знакомство с матерью”» (26.08.2008 с 15:47) начинается с того, что учителя школы ходят по домам своих учеников. Учитель Онидзука знакомится с матерью одного из своих учеников, при этом знакомство начинается с ее удара ногой ему в пах. Такого рода сцены не редкость в данном сериале. Жестокость и насилие являются содержательным фоном проводимых сюжетных линий, а иногда насилие и жестокость становятся в сериале самоцелью. Сюжет данной сцены завязан вокруг навязчивых опасений одного из учеников учителя Онидзуки, что этот учитель вступит в половую связь с его мамой, ребенок активно визуализирует такие предполагаемые им действия.

В серии «Урок десятый “Бывшая дружба”» (02.09.2008 с 14:52) показано, как весь класс жестоко травит свою соученицу Тамоко Номура, например, дети кидают в нее бумажками, называя ее «мусорной корзиной»: «Очень трудно попасть в мусорную корзину… Она – наша мусорка».

Учитель Онидзука приходит к этой явно несовершеннолетней (возможно – малолетней) ученице Тамоко Номура домой в гости. Онидзука заходит к ней в спальню и, пока она рассказывает, что ее все дразнят из-за большой груди «коровой», учитель Онидзука открывает шкаф с личным бельем этой своей ученицы, берет ее бюстгальтер, прикладывает его к своей груди, а затем пытается натянуть одну из чашечек ее бюстгальтера себе на половой член (15:07). На вопрос Номура, зачем он это делает, Онидзука отвечает: «Ну, он такой большой. И я решил…», после чего издает явно ненормальный смех, свидетельствующий (в дополнение к описанным его действиям) об отклонениях в психике этого персонажа и о его приверженности к сексуальным извращениям. По существу, эта сцена содержит в себе аллюзии педофильного и фетишистского характера.

Онидзука предлагает Номура «забыть о своих огорчениях», для чего заставляет ее одеться в известный костюм «зайчика» в стиле журнала «Плэйбой» и прибыть утром в условленное место, обещая свою «помощь» и предупреждая, что у нее будет продюсер. Там к ней подходит взрослый мужчина, который представился «продюсером видео для взрослых» и пригласил ее пройти с ним (15:10). Тамоко садится в просторную машину к этому «продюсеру», где ей говорят, что их друг попросил заняться ею, а также объясняют: «Мужчинам нравятся девушки с невинными лицами и большой грудью» (15:11). Подобные коммуникативные послания, имеющие место в данном сериале вместе с определенным визуальным подтверждением, оказывают сильное негативное психологическое воздействие на сознание зрителей, прежде всего – несовершеннолетних.

В серии «Урок одиннадцатый “Как стать звездой”» (02.09.2008 с 15:17) показан конкурс красоты, в котором принимают участие школьницы, в том числе и Тамоко Номура, и во время этого конкурса четко говорится, что действующие лица – четырнадцатилетние девушки, что в контексте сцены означает, что подавляющее большинство девочек было в возрасте 14 лет, но при этом имеется определенная вероятность присутствия детей в возрасте до 14 лет. Следует обратить на это внимание, поскольку в представленных сериях, судя по внешнему облику изображенных детей и медийному контексту, это наиболее старшие по возрасту дети – учащиеся тех классов школы, где преподает учитель Онидзука, которые являются персонажами этого анимационного сериала.

Между тем, весь видеоряд носит сексуальный характер. Фактически постоянно во время этой серии зрение зрителей сфокусировано за счет даваемых крупных планов или за счет реализации иных методов фокусировки внимания на эротических подробностях девичьих тел. Девочки демонстрируются со всех ракурсов, в том числе сзади со стороны ягодиц снизу, так что рельефно видны очертания половых органов этих детей, конкретно – Тамоко Номура (15:23:35). Данная сцена представляет собой детскую порнографию в определенной степени кодирования коммуникативных знаков.

После конкурса победившая в нем 14-летняя (максимум) девочка Тамоко Номура показывает учителю Онидзуке свою обтянутую трусиками паховую область, намеренно задирая перед ним юбку «в благодарность за помощь» (15:38:03), потому что, как она поясняет, ей сказали, что это будет учителю «приятно». «Так я могу показать свою благодарность», – говорит Тамоко.

На что учитель Онидзука отвечает: «Дурочка. Думаешь этого будет достаточно? Если хочешь сделать мне приятное, покажи мне больше. Вот так!», после чего он почти полностью оголил перед ученицей свою задницу, подогнув свои трусы под стринги и гадко улыбнувшись (15:38:23). А Тамоко ему говорит: «Учитель, Вы – такой грязный…».

Наполнена двусмысленностью финальная сцена этой серии, когда снявший с себя полностью брюки учитель Онидзука кричит убегающей Тамоко: «А ну, вернись!» (15:38:47). Эта сцена представляет собой аллюзию к попытке вступления в сексуальный контакт взрослого учителя и его 14-летней (а возможно, и младше) ученицы.

В серии «Урок двенадцатый “Формула обмана”» (02.09.2008 с 15:40) учитель Онидзука, увидев в учительской учителя математики Тэсигавару за ноутбуком, спрашивает его: «Скачивали порнографию?». Тот отвечает: «Такая дрянь меня не интересует». Онидзука: «Да ладно, не смущайтесь. Я могу распечатать кое-что интересное. Я скачал это с зарубежного сайта» (15:46). Тем самым, осуществляется пропаганда порнографии как вида развлечения, формируются соответствующие представления несовершеннолетних зрителей. Подобный разговор двух учителей предстает как норма школьных отношений, что формирует социальные ожидания у школьников и уверенность в их существовании в собственной школе.

Учитель Тэсигавара обладает крайне характерным, вполне имманентным для данного анимационного сериала вуайеристским увлечением – он ведет постоянное визуальное (с помощью профессиональной оптической техники) и аудио- наблюдение, подглядывание за учительницей Одзусой Фуидзуки из этой же школы, систематически фотографирует ее мощной аппаратурой через окно ее квартиры. Вся его квартира, включая потолок, заклеена ее фотографиями.

Многие другие сцены с учителем Тэсигаварой, как сцена выражения им патологической по форме ярости (15:53:05), также свидетельствуют о серьезных отклонениях в психике и поведении данного персонажа.

Характерно его высказывание, свидетельствующее, что он частично осознает свои психические проблемы, ненормальность («извращенский» характер) его поступков: «Но я понимаю, что реальность не так хороша. Если она увидит эти стены [имеются в виду стены его квартиры, заклеенные фотографиями Одзусы Фуидзуки, – прим. авт. заключения], то убежит отсюда даже босиком. А если Одзуса узнает, что я могу заглянуть в ее комнату, то меня ославят как извращенца, и я потеряю все тщательно налаженные связи. Нет, я не глупец. Я буду стоять перед этим шнуром [шнур, рывком за который по сюжету можно сорвать разом все бумажные фальшпотолки и фальшстены, которыми Тэсигавара закрыл фото Одзусы на стенах и потолке, – прим. авт. заключения] вместе с Одзусой. Между счастьем и саморазрушением есть тонкая грань…» (15:54:35–15:55:07). Фактически, признание в собственных пристрастиях к сексуальным извращениям не оставляет для зрителей никаких сомнений в этом и лишний раз фиксирует внимание на технических деталях.

Тэсигавара сумел уговорить Одзусу Фуидзуки прийти к нему домой, но вместе нее неожиданно приходит учитель Онидзука. Тэсигавара не пускает Онидзуку и тот ломает замок, говоря: «Я взломал замок, потому что Вы меня не пускали» (15:56:08). Онидзука поясняет Тэсигаваре, что Одзуса Фуидзуки не придет, потому что у одного из ее учеников возникли проблемы, и она просила прийти вместо нее его, Онидзуку.

Заинтересовавшись шнуром, Онидзука всячески порывается его дернуть, Тэсигавара ему в этом воспрепятствует. Пытаясь остановить Онидзуку, Тэсигавара наносит серию ударов напольным светильником, разбивая плафон о шкаф прямо над головой увернувшегося от удара Онидзуки (15:57). В состоянии приступа агрессии Тэсигавара, чье лицо превратилось в злобную маску, многократно пытается нанести удары по Онидзуке осколками плафона. Из-за того, что Онидзуке удается уклоняться от ударов, Тэсигавара громит свою квартиру, в частности, разрушает оптическое устройство, посредством которого он осуществлял вуайеристские действия – подглядывание за Одзусой Фуидзуки.

Заканчивается драка тем, что Тэсигавара, запнувшись о шнур компьютера, падает и головой пробивает экран компьютерного монитора (лучевого). Весь изрезанный и в крови, Тэсигавара клянется убить Оиндзуку, если тот не уйдет сейчас же, а после его ухода злобно говорит с перекошенным от измененного состояния сознания лицом: «Я отомщу, не забуду. Я отомщу. Я сделаю так, что ты больше не сможешь подойти к моей Одзусе» (15:59:15).

В серии «Урок тринадцатый “Нам нужен самый лучший”» (02.09.2008 с 16:05) явно малолетняя (на вид – лет 11–13) девочка Хидэми Ота – ученица учителя Тэсигавары, которой он в частном порядке дает уроки на дому, сидя в его машине, гладит его по лицу и эротично заявляет ему: «Учитель, берегите себя. Ведь Вы принадлежите только мне…» (16:05:15).

Указанный персонаж Хидэми Ота выглядит и намеренно показана средствами анимации как ребенок, более младший по возрасту, чем упомянутые выше Тамоко Номура и ее одноклассницы, которым, как было прямо и ясно заявлено во время вышеупомянутого конкурса красоты, всего лишь, максимум, по 14 лет.

Характерны демонстрируемые в этой серии сексуальные фантазии учителя Тэсигавары: напоить учительницу Одзусу Фуидзуки до беспамятства (или что-то подсыпать ей в бокал с вином), чтобы результатом этого было следующее, в фантазиях Тэсигавары: Одзуса Фуидзуки в беспамятстве лежит на полу на гигантском изображении крыльев бабочки, а Тэсигавара ее фотографирует.

Бесспорным свидетельством явных психических отклонений учителя Онидзуки является его страсть к странным переодеваниям. В серии «Урок тринадцатый “Нам нужен самый лучший”» (02.09.2008, 16:07:49–57, 16:08:32–48) учитель Онидзука надевает на себя костюм «слона»: в короткой синей майке на голый торс, на ногах – имитации ног слона, на лице – маленький хоботок, миниатюрная имитация слоновьего хобота, держащаяся на носу Онидзуки за счет двух резинок, обернутых вокруг его головы, на поясе – странная конструкция, муляж головы слона, с хоботом впереди – примерно на уровне полового члена Онидзуки. Онидзука размахивает этим «слоновьим хоботом» и заявляет, что этот хобот «поможет вам принять душ», после чего из хобота обливает какой-то жидкостью находящихся в классе, в том числе проверяющих. В этой сцене и хобот муляжа головы слона, и маленький хоботок на лице Онидзуки являются метафорическими олицетворениями фаллоса. В серии «Урок двенадцатый “Формула обмана”» Онидзука частично надевает на себя муляж человеческого трупа со снятой с него кожей (02.09.2008, 15:52:04). В серии «Урок шестой “Заговор”» (26.08.2008, 15:36:24) Онидзука появляется перед собранием руководства школы и родительского комитета в костюме обезьяны, с рельефно обтянутыми гениталиями. В серии «Урок пятый “Глаз за глаз, зад за зад”» Онидзука переодевается женщиной. Все эти переодевания представляют собой вполне определенные коммуникативные послания трансвеститского характера.

После непристойной, выходящей за рамки общественных приличий, тем более в особом общественном месте – образовательном учреждении, сцены хулиганского поведения Онидзуки с его переодеванием в «слона» следует сцена агрессивного демонстративного поведения Онидзуки во время разговора с заместителем директора школы, когда Онидзука явно в состоянии припадка, с искаженным яростью лицом трясет его и истерично выкрикивает ему прямо в лицо в присутствии учеников и других учителей: «Оставьте меня в покое. Иначе я Вам просто череп раскрою!» (16:12:38–52). После чего Онидзука отпускает сильно придушенного и находящегося в состоянии шока или глубокого обморока, с закатившимися глазами заместителя директора школы (которому вдобавок чуть ранее был разбит нос). Через мгновение учительница Одзуса Фуидзуки успокаивает Онидзуку, говоря: «Не волнуйся. Ты не вышел за пределы самообороны».

Психологический анализ данной сцены дает достаточные основания для вывода о том, что она культивирует и пропагандирует насилие и жестокость, что такая пропаганда является самоцелью и содержательной доминантой этой сцены.

Далее следует садо-мазохистская эротическая сцена между учителем Тэсигаварой и его явно малолетней ученицей Хидэми, которой он в качестве репетитора дает уроки у нее на дому. Приняв телефонный звонок от учительницы Одзусы Фуидзуки учителю Тэсигаваре, Хидэми отвечает той, что он не может подойти к телефону, а после начинает его расспрашивать: «Фуидзуки сегодня не придет. Понятно, почему Вы все время улыбались. Женщина должна была прийти к Вам готовить, а Вы мне ничего не сказали. Интересно, какая она, эта Фуидзуки?». Не дождавшись ответа Хидэми делает злобную гримасу ревности на своем лице и ударом ноги разбивает кресло под сидящим на нем учителем Тэсигаварой, который в результате оказывается сидящим на обломках кресла на полу (16:15:14–34). После этого девочка Хидэми, сняв носок, подносит правую ногу прямо к лицу Тэсигавары и, с садистским выражением, явно не свойственным для психически нормальных, неразвращенных девочек ее возраста, заявляет: «Вы наказаны! Лижите мне ногу! Как обычно. Вы не хотите? Я знаю, что Вам нужна помощь моих родителей [имеется в виду помощь ее матери, являющейся активисткой влиятельной общественной организации родителей школьников, в провоцируемом Тэсигаварой увольнении Онидзуки с работы в школе, – прим. авт. заключения]. Иначе Вы бы не стали делать то, что я говорю. Но мне все равно. Я буду Вашей королевой, а Вы – моим рабом». После этого совершеннолетний учитель Тэсигавара начинает страстно целовать ногу малолетней девочке Хидэми (16:15:38–16:16:07).

Отметим, что авторам настоящего заключения не доставляло удовольствия просматривать и описывать эту и иные рассмотренные здесь сцены, в которых воплощены агрессивные, садомазохистские и педофильные фантазии создателей этого анимационного сериала, но это было совершенно необходимо для того, чтобы дать достоверный, максимально непредвзятый, адекватный и обоснованный ответ на поставленный перед специалистами вопрос.

На примере данной сцены более подробно охарактеризуем методологию выявления и обоснования наличия определенных смыслов, использованную также и для получения представленных в настоящем заключении выводов по другим подобного рода сценам.

Вся вышеуказанная сцена носит ярко выраженный сексуализированный характер, представляет собой визуальную метонимию – стилистический приём, которым один знак заменяется другим на основании их сходства, – данная сцена метонимически обозначает половой акт учителя с ученицей.

Этот вывод подтверждается следующими обстоятельствами:

1) указанная сцена завершается затемнением экрана (16:16:10–16:16:14), а затем рекламной вставкой, которая сменяется уже совсем другой сценой, то есть как бы специально не показано, что происходило дальше. В этом случае реализуется коммуникативный приём использования так называемой «нулевой морфемы». Этот прием реализует такое средство и содержание коммуникации, при котором коммуникативные знаки отсутствуют, но благодаря контексту (другим знакам, в данном случае – содержание предыдущих действий, предыдущих реализованных коммуникативных знаков) полноценно и аутентично воспринимается суть послания, смысл сцены. Благодаря этому приёму в восприятии и сознании зрителя формируется устойчивое представление о несомненном продолжении и логическом завершении этого начала действий половым актом учителя с ученицей;

2) выявленная некоторая редундантность сцены, то есть наличие в ней множественности знаков, с помощью которых авторы данного аудиовизуального материала стремятся выразить свой замысел, свое послание зрителю, – в данном случае имеется в виду динамика изменения выражения лица девочки Хидэми на протяжении всей сцены, копирование ею действий взрослых, осуществляемых ими в эротической обстановке прелюдии к половому акту, в условиях сексуальных действий с элементами садомазохизма, и даже произносимых ими в таких ситуациях слов, использование девочкой сексуальных жестов и позы агрессивного, жестокого подчинения себе мужчины, узнаваемых и характерных для садомазохистских действий, а равно ее поведение чуть раньше в автомобиле учителя Тэсигавары (см. выше), – свидетельствует о реализацией девочкой Хидэми своих именно эротических переживаний и интенций. Аналогичным образом, редундантность сцены свидетельствует именно об эротических интенциях учителя Тэсигавара, побуждающих его страстно целовать ножку своей малолетней ученицы (страх, что может сорваться помощь ее матери в расправе над Онидзукой, выступает лишь вспомогательной мотивацией второго плана);

3) медийный контекст анализируемой сцены и ее интертекстуальность (процесс, благодаря которому различные тексты и аудиовизуальные знаки взаимодействуют друг с другом) обеспечивают отсутствие всяких оснований даже для малейших сомнений в отсутствии полисемии (неоднозначности смысла) этой сцены;

4) все семантическое поле в этой сцене, весь аудиовизуальный ряд, ее реализующий, обуславливают вполне определенные, изначально заданные характеристики ее восприятия: данная сцена воспринимается и будет воспринята любым среднестатистическими зрителем (или иными словами – подавляющим большинством зрителей) как эротическая с элементами насилия;

5) выявленная определенная коннотация (здесь эмоциональность, экспрессивность, троповость) слов, сказанных девочкой Хидэми учителю Тэсигаваре, дополнительно к собственно их денотативному (поверхностному, чисто рациональному) значению, позволяет четко утверждать о наличии в ее словах предельно ясных знаков, призывов сексуального свойства;

6) характер действий учителя Тэсигавары в ответ на призывы и знаки его ученицы Хидэми не оставляет никакой возможности считать, что он прекратит начавшиеся сексуальные действия с ней, пока таковые не завершатся их логическим психофизическим финалом (половым актом).

Поскольку речь идет об отношениях между заведомо совершеннолетним и заведомо малолетней, то указанная сцена носит педофильный характер.

Далее в сцене, когда Онидзука приходит просить прощения у заместителя директора школы, он слышит в ответ, что остаться на должности учителя ему можно будет только после успешного прохождения им теста на знания, рассчитанного на школьников, но при этом Онидзука должен набрать самый высокий балл. Реакция Онидзуки на услышанное, выражается в неадекватной невербальной коммуникации, что вновь свидетельствует об отклонениях в его психике (16:19:55).

Малолетняя Хидэми Ота встречает Онидзуку, расстроенного собственной неспособностью сдать этот тест. Пройдя вместе с ним в кафе за столик, она говорит ему, что может попросить свою маму – одну из тех проверяющих, кого Онидзука окатил из «хобота» жидкостью, когда был в костюме «слона» (см. описание сцены выше), – «попросить ее забыть обо всем, что случилось сегодня» (16:21:58). На вопрос Онидзуки: «Ты, правда, можешь это сделать?» Хидэми отвечает: «Конечно могу. Мама мне во всем потакает. И папа, член муниципалитета, сделает все, о чем я его попрошу».

Обрадовавшемуся Онидзуке Хидэми, снимая свои носки с ног и кладя их на стол, заявляет: «Но у меня есть одно условие: Вы должны вылизать мою ногу. Станьте моим рабом, и я сделаю так, что Вас не уволят. Лезьте под стол и вылизывайте ногу!» (16:22:18–52). При этом Хидэми практически полностью обнажает перед Онидзукой свои ноги, чуть ни до трусов, поднимает левую ногу.

Сцена носит однозначно сексуальный характер, при этом следует отметить участие в ней малолетней Хидэми. Сцена изображает очередные ее сексуальные фантазии, которые по сути являются воплощением, отображением акцентуаций создателей сериала. При этом, унижая достоинство учителя, девочка явно испытывает извращенное, садистское сексуальное удовольствие.

Данная сцена неожиданно для Хидэми заканчивается тем, что Онидзука начинает тыкать ей в лицо свой грязный (понятно по изображению, – прим. авт. настоящего заключения) носок. Хидэми начинает кричать, что его носок – «воняет». А дальше показывается эротическая сцена физического наказания Онидзукой малолетней Хидэми посредством множественного нанесения шлепков по ягодицам, в процессе чего ее и без того короткая юбка постоянно задирается, и зрителям видны трусики и обнаженные части ягодиц этой малолетней девочки (16:23:19–32).

И уже в следующей сцене другой учитель – Тэсигавара, послушно выполняя, по своей психофизиологической сути, сексуальное действие, снова вылизывает ее ноги (16:23:54–16:24:14), но вызывает ярость Хидэми (по сюжету, вероятно, что она срывает на нем злость, вызванную общением с Онидзукой), и она сильно бьет его ногой по лицу (16:24:14), говоря: «Вылизывайте тщательнее… Вы – просто мой раб и больше никто». Через несколько секунд с истошным криком: «Молчать!» Хидэми снова сильно пинает Тэсигавару (16:24:34). Рассказав ему о том, как Онидзука ее выпорол, Хидэми заявляет об Онидзуке: «Я никогда не прощу… Я заставлю его стать моим рабом и лизать мне ноги. Он станет как вы, Тэсигавара!» (16:24:45–53). Анализ действий Хидэми позволяет оценить их как проявление ее сильнейших извращенных эротических переживаний (садомазохистских по их содержанию), вызванных актом отшлепывания ее по ягодицам.

Данная сцена включает элементы психологического и физического насилия, носит садомазохистский сексуальный характер и, одновременно, характер педофилии.

Серия «Урок четырнадцатый “Из огня да в полымя”» (02.09.2008 с 16:28) начинается с немотивированной истерики Онидзуки в связи с предложением Одзусы Фуидзуки пожить им вдвоем в течение недели в ее однокомнатной квартире и в этот период позаниматься в целях подготовки Онидзуки к прохождению тестов.

Придя к ней домой, Онидзука первым делом, пока Одзуса моет на кухне руки, самовольно лезет в шкаф с нижним бельем Одзусы, достает ее трусики и с явно ненормальным выражением лица кричит: «Сокровищница!» (16:33:43–48).

После этого следует сцена, в которой Онидзука лежит в кровати и кричит сквозь сон (или лежа с закрытыми глазами): «Тут женский запах. Как круто! Я в комнате девушки!». При этом Онидзука симулирует своим телом фрикции, либо мастурбирует посредством специфических движений (16:33:51–16:34:00), далее видеоряд показывает сексуальные фантазии Онидзуки.

Обращает на себя внимание сцена мазохистского причинения Онидзукой себе физических травм посредством привязывания к своей голове двух брусков с острыми иглами, торчащими из них и впивающимися в кожу его лба (по сюжету – чтобы не заснуть во время подготовки к сдаче тестов). По искаженному гримасами лицу Онидзуки текут потоки крови, кровь стекает на стол, заливая его, но он учит задания (16:45:17–16:46:06). Сцена носит откровенно мазохистский характер, культивирует насилие и жестокость.

Через несколько мгновений новая эротическая сцена общения малолетней девочки Хидэми Ота и совершеннолетнего учителя Тэсигавары, который просто уже откровенно раздевает свою малолетнюю ученицу, эротически поглаживает ее ноги, которые показаны более раздвинутыми, чем в прошлых сценах такого их общения. В отличие от предыдущих подобного рода сцен голова Тэсигавары находится уже не на расстоянии вытянутой ноги Хидэми (пусть, слегка согнутой в колене), а практически в непосредственной близости от ее паховой области, чуть ниже, на расстоянии в пару десятков сантиметров. Тэсигавара в состоянии совершенно явного сексуального возбуждения эротически гладит и ощупывает ступни Хидэми (16:47:03–20; 16:47:27–33). Но Хидэми в это время вспоминает, как демонстрируется зрителям, свой опыт эротических переживаний, испытанных ею в момент, когда Онидзука ее больно отшлепал по ягодицам (16:47:24–26). Заканчивается сцена «эротического общения» Тэсигавары и Хидэми Ота тем, что она наносит ему в голову два удара ногами (16:47:33–37). После чего она встает и с силой давит своей ногой на тело лежащего на полу учителя Тэсигавары, судя по его вскрикам и некоторым визуальным особенностям, в области его паха, причиняя ему сильную боль.

Анализ данной сцены позволяет сделать выводы, аналогичные сделанным по предыдущей подобной сцене сексуального педофильного и садомазохистского общения учителя Тэсигавары и его ученицы Хидэми Ота. То есть обоснованно утверждать, что данная сцена носит ярко выраженный сексуализированный характер, метонимически обозначает половой акт указанного учителя с указанной его ученицей, с явными признаками сексуального насилия и жестокости.

В следующей сцене школьница Хидэми Ота, подкараулившая учителя Онидзуку, спешащего на экзамен, вновь настойчиво предлагает «вылизать» ее ногу (16:48:22), если он не хочет потерять работу. В ответ на отказ Онидзуки это сделать Хидэми принимается кричать: «Идиот! За кого Вы меня принимаете? Учитель-неудачник! … Вылижите мне ногу! Немедленно! Ну, пожалуйста!» (16:48:28–44). Озабоченный ее приставаниями Онидзука называет ее «маньячкой».

Практически все персонажи первого плана периодически ведут себя так, что дают достаточные основания для выводов о наличии у них существенных отклонений в психике, склонности к насилию и жестокости, причем в извращенной форме.

2. Выявление сцен педофильного характера как проявлений и культивирования жестокого обращения с детьми и насилия в отношении них

Исследование анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука» выявляет наличие целого ряда сцен – почти в каждой серии, которые обоснованно могут быть квалифицированы как демонстрация и пропаганда педофилии. Некоторые из примеров такой демонстрации педофилии приведены и подробно разобраны выше. О том, что указанные сцены являются также пропагандой педофилии, свидетельствует многократное использование в сценах педофилии главного персонажа данного анимационного сериала (самого учителя Онидзуки), представляемого по сюжету в качестве привлекательного для детей героя, более того, как модного, продвинутого, «крутого».

Демонстрируемые в представленных аудиовизуальных материалах отношения четырнадцатилетних девочек (именно этот возраст девочек – персонажей анимационного сериала – несколько раз подчеркнут в представленных сериях) и более младших девочек с совершеннолетними учителями, сами по себе, не только носят характер педофилии, но и демонстрируют различные техники и способы растления, которые будут активно восприниматься и фиксироваться в сознании несовершеннолетних зрителей.

Психологическая склонность подростка к экспериментированию, его потребность в идентификации (уподоблении) со сверстниками, с большой степенью вероятности, могут спровоцировать поведение, аналогичное показанному в анимационном сериале «Крутой учитель Онидзука». Характерное для возраста 12-16 лет уважительное отношение к школьной действительности и к учителям приобретает нормативный знак разрешенности, узаконенности показанных в сериале педофильных отношений, по существу, носит выраженный суггестивный характер (внушение). Сериал формирует представления зрителей (не только несовершеннолетних, но и совершеннолетних) о педофильных сексуальных отношениях взрослых с детьми, более того – учителей с обучающимися, как о чем-то обыденном, доступном, «крутом». Данный сериал воспроизводит в анимационной форме большинство известных половых извращений: педофилию, вуайеризм, фетишизм, трансвестизм и пр. Следовательно, представленные серии данного анимационного сериала реализуют интеллектуальную форму совершения развратных действий в отношении лиц, заведомо не достигших шестнадцатилетнего возраста, обеспечивают интроекцию в сознании зрителей (как несовершеннолетних, так и совершеннолетних) представлений о допустимости и нормальности педофилии.

В существующей в настоящее время системе нравственных ценностей и правовых норм современного общества педофилия обоснованно считается формой насилия и жестокости в отношении ребенка, который в силу возрастных особенностей интеллектуального и психического развития еще не в состоянии многое осознать, не может полностью отдавать себе отчет во всех своих действиях и потому может дать согласие взрослому на совершение с ним действий сексуального характера, не понимая их значения, при том, что результатом будет нанесение ущерба психологическому состоянию, психическому и физическому здоровью ребенка.

Не имеет принципиального значения, что в ряде сцен рассматриваемого анимационного сериала инициаторами действий сексуального характера заведомо совершеннолетних с несовершеннолетними, не достигшими шестнадцатилетнего возраста, или даже заведомо малолетними, выступают не взрослые, а дети. Это обусловлено тем, что малолетние дети и даже многие дети старше 14 лет, что зависит от уровня психофизического развития конкретного ребенка, не могут осознавать характер и значение совершаемых в отношении них сексуальных действий, они в силу возрастных особенностей не в состоянии осознавать и отдавать себе отчет в происходящем.

Педофилия – это преступления против половой неприкосновенности детей (подчеркнем, что речь идет о содержащихся в сериале сценах посягательства на половую неприкосновенность, в основном, девочек в возрасте 14 лет и младше), которые в такого рода отношениях должны восприниматься как уязвимая группа, как находящиеся в беспомощном состоянии. В данном анимационном сериале указанные сцены педофильного характера представляют собой злоупотребление создателями сериала изображением и голосом ребенка в сексуальных целях. Эти сцены использованы для решения коммерческой задачи повышения рейтингов этого анимационного сериала именно за счет эксплуатации интереса к сексу, прежде всего – со стороны зрительской аудитории несовершеннолетних.

Согласно пункту 11 Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (с изм., согл. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 № 6), жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность, но и в применении недопустимых способов воспитания – в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей (п. 11).

Педофильные действия (посягательство на половую неприкосновенность ребенка) также оцениваются и квалифицируются как форма насилия и жестокости в отношении ребенка в Факультативном протоколе к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии от 25.05.2000, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2004 № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Рекомендация № R (91) 11 от 09.09.1991 Комитета министров Совета Европы государствам-членам относительно эксплуатации секса в целях наживы, порнографии, проституции, торговли детьми и несовершеннолетними относит любое злоупотребление изображением и голосом ребенка в эротических целях к детской порнографии и к форме насилия и жесткого обращения в отношении ребенка.

Рекомендация Rec. (2002)5 от 30.04.2002 Комитета министров Совета Европы государствам-членам о защите женщин от насилия, Рекомендация Rec. (2001) 16 от 31.10.2001 Комитета Министров Совета Европы относительно защиты детей от сексуальной эксплуатации и многие другие документы так же квалифицируют посягательство на половую неприкосновенность детей как особо опасную форму появления насилия и жестокости в отношении ребенка.

Таким образом, устоялось и широко распространено понимание педофилии, то есть покушения на половую неприкосновенность ребенка, как формы особой жестокости и насилия, формы жесткого обращения с ребенком, насилия над ним. Следовательно, аудиовизуальная продукция, показывающая сцены педофильного характера позитивно или нейтрально, относится к материалам, пропагандирующим насилие и жестокость в отношении ребенка. А в силу особой специфики педофилии и детской порнографии, учитывая их (особенно, детской порнографии) негативный культовый характер, особую социальную опасность, обоснованно утверждать о наличии в представленных для исследования аудиовизуальных материалах признаков пропаганды культа насилия и жестокости, прежде всего в отношении ребенка и прежде всего в форме посягательства на его половую неприкосновенность.

3. Прочие общие оценки представленных серий анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука»

3.1. В анимационном сериале «Крутой учитель Онидзука» активно используется коммуникативный приём нарратива (ситуации, в которых есть борьба и страдания, с помощью которых хорошие персонажи побеждают плохих персонажей, восстанавливая нарушенное равновесие, порядок и т.д.). Но этот нарратив, реализуемый сериалом, является диссимметричным, явно неадекватным сложившейся системе нравственных представлений в современном российском обществе, нормам общественной морали и безопасности. Характерны систематически реализуемые в этом сериале противопоставления плохого (выдаваемого за хорошего, во всяком случае – за норму) и очень, патологически плохого (выдаваемого за просто типично плохое). Это позволяет размывать в сознании несовершеннолетних зрителей грань между понятиями добра и зла. По существу, образ учителя Онидзуки интегрируется в сознание зрителей, более всего – несовершеннолетних, обеспечивается его интроекция в их сознание в качестве идеального образа для подражания, формируется собирательный образ «крутого взрослого», неразрывно связанный с безнравственностью, насилием, жестокостью и негативным маргинальным правосознанием, с курением табака (учитель Онидзука постоянно курит, причем необходимость сцен курения табака совершенно никак не обусловлена сюжетом мультфильма) и неумеренным употреблением алкогольных напитков, с отсутствием адекватной нравственной регуляции и с неадекватностью в поведении, с различного рода патологиями в психике, в том числе сексуальными патологиям и, с имманентным ему культом насилия и жестокости.

3.2. Данный анимационный сериал также напрямую формирует в сознании зрителей установки и стереотипы насильственного, жестокого поведения, побуждающие к противоправным действиям, к жестокому обращению с людьми, формирует культ насилия и жестокости. На достижение этой цели фактически направлены многие сцены сериала, все его содержание, включая постоянную демонстрацию жестоких конфликтов учителей с учениками, насилия между ними.

Указанный сериал формирует у зрителей крайне негативные социально-психологические и нравственные установки, обеспечивают интроекцию в сознании зрителей (как несовершеннолетних, так и совершеннолетних) представлений о допустимости и нормальности насилия и жестокости, способствуют формированию негативного маргинального правосознания.

Этот сериал переполнен сценами садомазохистского сексуального характера. И хотя степень кодировки коммуникативных знаков и сигналов такого рода является в ряде сцен достаточно высокой, их садомазохистский характер явно просматривается и очевиден, доступен для понимания даже современными подростками. А некоторые сцены, носящие садомазохистский сексуальный характер, не характеризуются высокой степенью кодировки коммуникативных знаков и сигналов.

Сцена изощренных издевательств над Ёсикавой в серии «Урок пятый “Глаз за глаз, зад за зад”» и еще целый ряд сцен сериала должны оцениваться как сцены, демонстрирующие и пропагандирующие особую жестокость, возведенную в своего рода культ. Согласно пункту 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2004 № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации», особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над потерпевшим лицом, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные мучения и страдания самого потерпевшего лица или других лиц.

Наряду с этим, данный сериал способствует формированию в сознании детей извращенного образа взрослости, на который так или иначе ориентируется каждый ребенок, сверяя с ним свое настоящее и видя в нем свое будущее. В итоге у детей складывается недоверие (не всегда осознанное) к ближайшему взрослому окружению – включая родителей и учителей, утрачивается необходимое чувство психологической защищенности, что способно привести к глубокой невротизации растущей личности.

3.3. Несмотря на предварение серий анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука» надписью о нерекомендованности для просмотра детям до 14 лет, очевидно, что эти анимационные фильмы смотрят дети, в том числе малолетние, поскольку эти фильмы идут по общедоступному телевизионному каналу (без применения кодирования сигнала) в дневное, доступное для них время. Указанный анимационный сериал в силу его внешне привлекательного и вызывающего интерес для восприятия школьников названия, относящегося к привычной сфере их жизнедеятельности (школа, учеба, отношения с учителями), в силу привлекательности сюжетной темы, используемой стилистики анимации, культурно сниженной содержательной и лексико-коммуникативной составляющих, характерных по возрастным особенностям для многих подростков, просто не может быть обойден вниманием школьников в возрасте от 11–13 лет, целенаправленно ориентирован на возрастную группу детей – учащихся образовательных учреждений подросткового возраста.

Вывод.

Исследование представленных для производства заключения серий анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука» («Урок пятый “Глаз за глаз, зад за зад”», «Урок седьмой “Знакомство с матерью”», «Урок десятый “Бывшая дружба”», «Урок одиннадцатый “Как стать звездой”», «Урок двенадцатый “Формула обмана”», «Урок тринадцатый “Нам нужен самый лучший ”», «Урок четырнадцатый “Из огня да в полымя”») выявило, что указанные аудиовизуальные материалы во множестве содержат признаки пропаганды культа насилия и жестокости, публично оправдывают и пропагандируют культ насилия и жестокости, прежде всего – в форме педофилии (посягательства на половую неприкосновенность детей).

Председатель Комиссии, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русской словесности и международной коммуникации Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина В.И. Аннушкин

Члены комиссии:

Доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории психологии Института психологии им. Л.С. Выготского Российского государственного гуманитарного университета В.Т. Кудрявцев

Доктор педагогических наук, заведующий лабораторией гражданского и патриотического воспитания детей и молодежи Учреждения Российской академии образования «Институт семьи и воспитания» И.В. Метлик

  

Соловьев А.Ю. Понкин И.В., Екжанова Е.А., Силяева Е.Г.,

Мельков А.С. Заключение от 18.08.2008 по содержанию

анимационного фильма «Рождественские песенки

от мистера Говняшки» из сериала «Южный парк»

Основание производства заключения

Настоящее заключение выполнено по запросу от 11.07.2008 НП «Адвокатское бюро профессора М.Кузнецова» Московской городской коллегии адвокатов в соответствии со статьей 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 № 63-ФЗ.

Данные об экспертах

Комиссия в следующем составе:

Соловьев Алексей Юрьевич – главный специалист Департамента образования города Москвы, председатель комиссии (стаж научной деятельности – 20 лет, стаж экспертной деятельности – 18 лет);

члены комиссии:

Понкин Игорь Владиславович – доктор юридических наук, доцент кафедры государственного управления, правового обеспечения государственной и муниципальной службы Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, член Общественного совета при МВД России (стаж научной деятельности – 17 лет, стаж экспертной деятельности – 7 лет);

Екжанова Елена Анатольевна – доктор педагогических наук, профессор, директор Центра психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Ясенево» Юго-Западного управления образования Департамента образования города Москвы (стаж научной деятельности – 30 лет, стаж экспертной деятельности – 20 лет),

Силяева Елена Григорьевна – профессор по кафедре психологии, доктор педагогических наук, профессор кафедры социальной психологии Российского государственного социального университета (стаж научной деятельности – 33 года, стаж экспертной деятельности – 20 лет);

Мельков Андрей Сергеевич – кандидат филологических наук, член Союза писателей России (стаж научной деятельности – 7 лет, стаж экспертной деятельности 1 год),

провела психолого-педагогическое и юридико-лингвистическое исследование представленного анимационного фильма (мультфильма).

На исследование был представлен анимационный фильм (мультфильм) «Рождественские песенки от мистера Говняшки» («Mr. Hankey’s Christmas Classics») из сериала «Южный парк», демонстрировавшийся 21 мая 2008 года в городе Москве с 23.10 ч. по 23.28 ч. по московскому времени телепрограммой «Телеканал «2х2» Москва» (ЗАО «Телеканал 2х2»).

Перед экспертами поставлен вопрос:

Имеются ли основания для оценки мультфильма «Рождественские песенки от мистера Говняшки» как унижающего человеческое достоинство по признаку отношения к религии и оскорбляющего религиозные чувства верующих, как возбуждающего религиозную вражду?

При производстве заключения были использованы методы психолого-педагогического и юридико-лингвистического анализа.

Время производства заключения: 11 июля – 18 августа 2008 г.

Исследование

Предметом исследования явились содержание, смысловая направленность анимационного фильма (мультфильма) «Рождественские песенки от мистера Говняшки» из сериала «Южный парк», использованные в этом анимационном фильме средства художественного выражения – визуальный ряд и звуковое сопровождение, а также оказываемое ими воздействие на восприятие и сознание зрителя, выявление наличия в указанном мультфильме сцен, возбуждающих религиозную вражду, унижающих человеческое достоинство граждан по признаку отношения к религии и оскорбляющих их религиозные чувства.

Мультфильм состоит из нескольких сцен-песенок под общим названием «Коллекция из десяти рождественских песенок» («A Collection of 10 Holliday Songs»), соединенных небольшими комментариями главного действующего героя мультфильма – «мистера Говняшки».

Анализ представленного мультфильма выявляет использование в нем приемов художественного выражения, аудиовизуальных сцен оскорбительного, в том числе обсценного, характера, содержащих слова и выражения иных (помимо лексической системы русского языка) систем, негативно маркированных и стилистически сниженных по отношению к общепринятым нормам русского языка, а именно:

• обсценной лексики,

• бранной, оскорбительной лексики,

• иной культурно-сниженной лексики.

Обсценная лексика от англ. слова «obscene» (непристойный, грязный, бесстыдный), которое, в свою очередь, восходит к лат. «obscenus» (отвратительный, непристойный, неприличный) – ненормативная, табуированная лексика, нецензурные выражения, мат, непечатная брань, сегмент бранной лексики, включающий грубейшие (похабные, непристойно мерзкие, вульгарные) бранные выражения. Принято разделять понятия ненормативной лексики (мат) и oбсценной лексики.

В представленном мультфильме выявлено использование обсценной лексики и обсценного видеоряда, имеющих отношение к результатам физиологических отправлений человеческого организма, то есть обсценных средств выражения т.н. «анально-экскрементального» типа. Следует отметить, что вообще использование такого рода лексики применительно к человеку считается, воспринимается и оценивается в языковом сознании современного российского зрителя как особо циничная, пейоративная форма личного оскорбления человека, причиняющая особо сильные нравственные страдания.

Главным героем представленного мультфильма является персонаж, выражающий в своем имени и образе кусок человеческих (что подтверждается кадрами мультфильма, см. ниже) фекалий, поименованный как «мистер Говняшка». Слово «говняшка» является уменьшительной формой от обсценной лексемы «говно» (кал, испражнения, дерьмо). Этот персонаж является антропоморфным (схематично наделен психологическими и внешними чертами человека), представлен в виде своеобразного человечка, одетого в ярко-красную, отороченную белым, рождественскую шапочку Санта-Клауса.

В первой сцене мультфильма появляющийся в кадре почтальон поет: «Все эти истории – отстой, фигня и мура. Знаем мы, кто на самом деле подарил нам праздник РождестваМистер Говняшка – рождественская какашка. Маленький, коричневый, к заднице прилипчивый. Подарок из глубин веков, радость несет нам… Видит любовь он внутри нас, ведь он – кусочек вас. Иногда с орешками, иногда с комочками. Может быть коричневым или зеленоватым. Но если вы едите достаточно клетчатки, на Рождество он придет к вам, ребятки. Мистер Говняшка любит меня, любит тебя, никого не обижает».

Анализ двух следующих друг за другом высказываний почтальона в этой сцене: «Знаем мы, кто на самом деле подарил нам праздник Рождества» и «Мистер Говняшка – рождественская какашка» позволяет сделать вывод о смысловой связанности этих высказываний и обладании ими смыслом, содержащим оскорбления в адрес Иисуса Христа и, как следствие, верующих христиан, так как в указанных высказываниях возникновение обладающего высокой ценностью для христиан праздника Рождества Христова напрямую связывается с персонажем (мистером «Говняшкой»), олицетворяющим низменное, персонифицирующим экскременты.

При этом утверждается, что праздник Рождества Христова подарил людям «мистер Говняшка». Публичное высказывание о том, что праздник Рождества Христова «подарен» людям, по сути, куском экскрементов, а отнюдь не Богом, является сильнейшим оскорблением и жестоким унижением достоинства верующих христиан.

Использованный авторами мультфильма в вышеуказанном сюжете приём связывания высокоценного объекта религиозного поклонения и почитания в христианстве и низменного предмета с целью дискредитации первого многократно применен в данном мультфильме, что подтверждает сознательное и целенаправленное стремление авторов представить обычаи и элементы христианской религиозной жизни (праздник Рождества Христова и др.) в неприглядном, пейоративно высмеянном, оскверненном виде.

Следует отметить, что прозвучавшее в указанной сцене мультфильма словосочетание «все эти истории» обозначает трансформированно изображаемые далее в мультфильме истории, связанные с Рождеством Христовым, в том числе о волхвах, принесших свои дары младенцу Иисусу Христу и т.д.

Анализ высказывания: «Все эти истории – отстой, фигня и мура. Знаем мы, кто на самом деле подарил нам праздник Рождества», учитывая, что основная информация верующими христианами о Рождестве Христовом взята в Священном Писании (в Новом Завете), позволяет сделать вывод о том, что дополнительный смысл этого высказывания состоит также в оценке историй из Нового Завета о Рождестве Христове как «отстоя», «фигни» и «муры», что является оскорбительным для религиозных чувств и человеческого достоинства верующих христиан. Если бы речь в указанном высказывании шла о традициях празднования, а не о происхождении праздника («кто на самом деле подарил нам праздник»), то это высказывание еще можно было бы отнести на счет той формы, в которую превратила в некоторых странах празднование этого праздника современная массовая культура. Но в таком виде процитированное высказывание однозначно представляет собой негативную оценку именно Нового Завета.

Создатели мультфильма используют вульгарные, культурно-сниженные лексемы «отстой», «фигня» и «мура». Подобные выражения нередко встречаются в культурно-сниженной обиходной речи представителей асоциальных групп, существенно отличающейся от литературной речи и характеризующейся культурно-сниженной семантической ролью.

Согласно «Толковому словарю ненормативной лексики русского языка» Д.И. Квеселевича, слово «мура» означает чепуху, ерунду. «Толковый словарь русского жаргона» М.А. Грачёва так же толкует слово «мура» в значении ерунды.

«Толковый словарь ненормативной лексики русского языка» Д.И. Квеселевича дает следующее толкование лексеме «фигня»: «груб.-прост. Вздор, чепуха; что-л. негодное, дрянное».

Слово «отстой» является культурно-пониженной, жаргонной лексемой, означающей нечто крайне негативное, отвратительное, скверное, а также неприятную ситуацию, неудачу, невезение.

Таким образом, лексемы «отстой», «фигня» и «мура» имеют ярко выраженную экспрессивную окраску с отрицательной коннотацией, которая устойчиво ассоциируется в языковом сознании современного российского зрителя с представлением о полном отсутствии ценности и значимости, о негодности, даже о ложности чего-либо. В данном случае, используя указанные лексемы, создатели мультфильма формируют у зрителей такого рода представления в отношении содержащихся в Новом Завете историй о Рождестве Христовом.

Такие высказывания и аудиовизуальные сцены направлены на унижение человеческого достоинства и оскорбление религиозных чувств верующих, на то, чтобы дисфорически, вследствие нетерпимости высмеять представления христиан, их самих и христианство в целом, подорвать значение праздника Рождества Христова, сформировать негативное, пренебрежительное отношение и возбудить недоверие и вражду к ним со стороны лиц из других социальных групп.

Данный мультфильм позиционирует, представляет человеческие испражнения, фекалии (в образе персонажа «мистера Говняшки», имя которого выражает происхождение и суть этого персонажа, является производным от обсценного слова «говно») в качестве причины и символа одного из важнейших религиозных праздников верующих христиан – Рождества Христова.

Часть процитированного выше высказывания почтальона из первой сцены мультфильма: «Мистер Говняшка – рождественская какашка… Подарок из глубин веков, радость несет нам» – является, в определенной степени, дополнительной аллюзией к дошедшим из далекого прошлого («из глубин веков») Новому Завету и Церковному Преданию, содержащим в восприятии верующих христиан христианское вероучение. Другая аллюзия здесь отнесена непосредственно к празднику Рождества Христова, так же дошедшему «из глубин веков», отнесена к традиции отмечания этого религиозного праздника.

Кроме того, следует отметить, что являющееся частью песенки почтальона в первой сцене мультфильма выражение: «Мистер Говняшка любит меня, любит тебя» – является аллюзией к широко известной, узнаваемой, более свойственной для одной из ветвей христианства – протестантизма формулировке: «Иисус любит тебя». Тем самым, создатели мультфильма усиливают интроекцию в сознании зрителей отождествления Иисуса Христа и анимированного куска человеческих фекалий («мистера Говняшки»).

Все вышеуказанные использованные в мультфильме выражения, сравнения и аллюзии являются явно и грубо унижающими человеческое достоинство и оскорбительными для религиозных чувств верующих христиан, не могут быть ими проигнорированы или терпимы, причиняют им запредельно тяжелые, непереносимые нравственные, психологические страдания, унижают их честь и достоинство.

Для справки, честь – общественная оценка личности, определенная мера духовных, социальных качеств личности, является важнейшим нематериальным благом человека наряду с его жизнью, свободой, здоровьем. Понятие честь включает три аспекта: а) характеристика самой личности (качества лица); нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть; б) общественная оценка личности (отражение качеств лица в общественном сознании). Понятие чести изначально предполагает наличие положительной оценки; в) общественная оценка, принятая самой личностью, способность человека оценивать свои поступки, действовать в соответствии с принятыми в обществе моральными нормами, правилами и требованиями. Достоинство личности – это сопровождающееся положительной самооценкой лица отражение его качества в собственном сознании; ощущение и сознание человеком своей ценности (значимости) как человека вообще, как конкретной личности (личное достоинство), как представителя определенной социальной группы или общности (конкретно-социальная ценность; например, профессиональное достоинство), ценности самой этой общности (например, национальное достоинство). Унижение достоинства человека может осуществляться посредством его публичного оскорбления, в том числе публичного дисфорического высмеивания, грубого порочения его религиозных идеалов, воззрений, святынь.

Персонаж «мистер Говняшка» в мультфильме сам распевает ряд «рождественских песенок от мистера Говняшки» и представляет пение других исполнителей этих песен – персонажей мультфильма.

После первой сцены с почтальоном демонстрируется мальчик, спрятавшийся за ёлкой. Мальчик тужится и, произнеся: «Я тоже могу это сделать», осуществляет дефекацию (испражнение) или имитирует таковые действия. После чего с криками «Хоуди-хо!» появляется непосредственно «мистер Говняшка», одетый в шапочку Санта-Клауса. «Мистер Говняшка» скачет и напевает: «Мистер Говняшка – рождественская какашка! С Рождеством поздравляю, счастья желаю», при этом демонстрируется, как анимированный кусок фекалий скачет по детям, сознательно пачкая их одежду и лица фекальными массами. Далее «мистер Говняшка» продолжает петь: «Давайте петь и веселиться, пока не пришла пора проститься! … В одну игру хочу сыграть. Надо засунуть меня в рот и сказать: “Хоуди-хо, ням-ням-ням!”. Счастливого Рождества и вам, и нам! Иногда он жидкий, иногда потверже, может быть почти водой, иногда не хочет отлипать».

При этом «мистер Говняшка» по ходу действия продолжает прыгать по лицам детей, пачкая их лица и рты фекальными массами, в песенной форме (посредством приведенных выше слов) и посредством совершаемых им физических действий (прямых контактов со ртами детей) принудительно предлагает им употребить в пищу испражнения. А дети-персонажи мультфильма, как ясно показывается, с энтузиазмом и радостью откликаются на это предложение поесть испражнений, едят их.

Поедание испражнений представляется мультфильмом в качестве характерного христианского рождественского обряда. По существу, в этой сцене использована аллюзия к традиции вкушения рождественской пищи, которая, согласно замыслу авторов мультфильма, явным образом отождествляется с поеданием человеческих испражнений, с копрофагией.

Далее демонстрируется еще один персонаж, сидящий на унитазе и напевающий: «И вот пристал к заднице (вероятно, имеется в виду «мистер Говняшка»). Сидишь, крутишь-вертишь, зато потом испытываешь чувство глубокого облегчения и удовлетворения».

В финале этой сцены все ее участники радостно поют: «Мистер Говняшка – Рождественская какашка! Рождество уйдет, его позовет. Но насовсем он никогда не уйдет». В этот момент показывается, как «мистер Говняшка» садится в сани Санта-Клауса и улетает вместе с ним в ночное рождественское небо.

Анализ вышеописанной сцены дает все необходимые и достаточные основания, чтобы оценить их как явно отождествляющие употребление рождественской пищи с поеданием человеческих испражнений, как формирующие представления об обряде копрофагии в качестве характерного христианского рождественского обряда, как неотъемлемого элемента отмечания указанного религиозного праздника христиан.

Описанная выше сцена, а также сцены, изображающие фантазии авторов мультфильма про празднование Рождества в аду, и иные сцены, в которых совмещаются, сравниваются или отождествляются сакральные для верующих христиан предметы с фекалиями, реализуют манипулятивный приём синестезии, то есть совмещения, сочетания психологически и нравственно несочетаемого (в сознании верующих христиан), намеренно направлены на индуцирование крайне болезненных переживаний и морально-нравственных страданий верующих христиан, публичное осквернение представляющих для верующих ценность христианских образов, представлений, традиций.

Приведенные факты и доказательства полностью исключают какую бы то ни было возможность толкования этой сцены и всего мультфильма в целом как шутки, либо как особой формы критики, равно как исключают возможность признания этого мультфильма эстетически, культурно ценным произведением. Совершенно очевидно, что налицо прямая цель создателей мультфильма – максимально чувствительно, больно, цинично унизить человеческое достоинство верующих христиан и всего более широкого круга лиц, для которых христианская, традиционная европейская и российская культура представляют ценность.

В следующей сцене мультфильма показано как «отмечают» иудаистский религиозный праздник Ханука в еврейской семье. Мальчик Кайл рассказывает своему младшему брату о традициях празднования. Кайл демонстрирует брату сделанную им игрушку – дрейдл.

Согласно Интернет-энциклопедии «Википедия», дрейдл (идиш דרײדל‎ – дрэйдл, иврит סביבון – севиво́н, англ. dreidel) – четырёхугольный волчок, с которым согласно традиции играют дети во время еврейского праздника Ханука.

При этом Кайл напевает: «Дрейдл, дрейдл, дрейдл из глины я слепил. Высушил его я, игрушку получил».

Скоро к братьям присоединяется друг Кайла, Эрик Картман. Эрик хватает дрейдл и поет: «Дрейдл, дрейдл, дрейдл из глины Кайл слепил. Не буду с дрейдлом играть, ведь я же не дебилОтстой игрушки их, отстой и праздник их».

Далее появляется мама Кайла. Она обращается к детям: «…Как чудесно вы играете с дрейдлом. Вы ведь знаете, что эта игра – многовековая традиция еврейского народа». Картман мгновенно реагирует: «Знаем, знаем. Это так блевлекательно». После этого непродолжительного диалога следуют танец всех персонажей сцены с демонстрацией нижнего белья мамы Кайла.

Существенной особенностью вышеописанной сцены стало использование в ней слов «дебил», «блевлекательно» и «отстой». Как уже отмечалось выше, слово «отстой» является культурно-пониженной, жаргонной лексемой, означающей нечто крайне негативное, отвратительное, скверное, а также неприятную ситуацию, неудачу, невезение.

Иудаистский праздник Ханука персонаж мультфильма Картман прямо оценивает как «отстой», то есть как что-то негативное, отвратительное, скверное, точно так же он оценивает и атрибут отмечания этого религиозного праздника – дрейдл.

В ответ на замечание матери Кайла о том, что игра с дрейдлом (в дрейдл) является многовековой традицией еврейского народа, Картман ёрнически говорит, что это (то есть и сказанное матерью Кайла, и указанная традиция и иудаистский религиозный праздник Ханука) – «так блевлекательно», тем самым, используя обсценную лексику для выражения и трансляции своего крайне уничижительного, жестко оскорбительного для верующих иудаистов мнения об этом религиозном празднике.

Слово «блевлекательно» является обсценной лексемой, имеющей отношение к результатам физиологических отправлений человеческого организма, представляет собой окказиональное (специально сконструированное) бранное слово – производное от слова «блевать» (извергать через рот содержимое желудка). То есть традиции еврейского народа авторы мультфильма публично оценивает с использованием производного от слова «блевать», что совершенно очевидно является крайне оскорбительным и унизительным для представителей этого народа.

Использованием указанных лексем создатели мультфильма унижают человеческое достоинство верующих иудаистов по признаку отношения к религии, оскорбляют их религиозные чувства и возбуждают религиозную вражду.

Но особо циничным, крайне унизительным и оскорбительным для верующих иудаистов в разбираемой сцене является высказывание героя мультфильма Картмана: «Не буду с дрейдлом играть, ведь я же не дебил». Смысл этого высказывания состоит в утверждении, что играть с дрейдлом (что является традиционным для еврейских детей элементом отмечания религиозного праздника Ханука) может только дебил. Следовательно, согласно представленному мультфильму, все играющие с дрейдлами являются дебилами.

Слово «дебил» является инвективной, бранной лексемой, носит крайне оскорбительный характер. Бранное слово «дебил» в языковом сознании современного российского зрителя, в широко распространенном обыденном понимании олицетворяет слабоумного или психически больного человека. Согласно «Толковому словарю ненормативной лексики русского языка» Д.И. Квеселевича, слово «дебил» означает умственно отсталого, слабоумного, дурня, тупицу.

Учитывая историческую укорененность и широкую распространенность в семьях верующих евреев игр детей с дрейдлом при отмечании религиозного праздника Ханука, использование лексемы «дебил» в контексте содержания мультфильма, по существу, формирует у зрителя презрительно негативное, пренебрежительное отношение к традициям еврейского народа и к лицам еврейской национальности, исповедующим иудаизм, как к дебилам, слабоумным или психически больным людям. Подобные публичные высказывания сильнейшим образом умаляют честь и унижают достоинство евреев, исповедующих иудаизм, возбуждают религиозную и национальную вражду.

Далее в мультфильме следует сцена, которую условно можно назвать как «Рождество в аду». В этой сцене Сатана, сочувствуя «страдающему» Адольфу Гитлеру, организует «праздник Рождества» прямо в аду:

«…Я предлагаю устроить небольшое Рождество здесь у нас прямо в аду… Знаешь, что! Это будет здорово. Ребята, подходите, будет весело.

Ставьте елку поскорей,

Да зовите всех друзей.

Сам с удовольствием попаду

На Рождество в аду.

Демоны милы, они пропустят вас.

Без сувениров не уйти от нас.

Падает снег, как белый какаду.

Все это – Рождество в аду…

Умри и радуйся, человек,

Танцуй в крови, как вот этот снег.

Даже Мао Дзедун несет ерунду

На Рождество в аду».

«Песенка Сатаны» сопровождается танцами чертей и демонов, у некоторых из них – ангельские крылья и нимбы над головой. При этом в представленном мультфильме приводится не весь перевод «песенки Сатаны» на русский язык. Надо полагать, в целях сокрытия еще более оскорбительных слов. Демонстрируется, как персонажи сцены в состоянии экстаза подпевают Сатане. По ходу действия Сатана дарит Гитлеру рождественскую елочку: «Адольф, это тебе от меня». От такого подарка Гитлер приходит в состояние восторга.

В данной сцене праздник Рождества Христова представлен в виде сатанистской вакханалии, причем верующие христиане пародируются путем изображения участвующих в этом праздновании чертей, демонов и крайне негативно воспринимаемого в обществе исторического персонажа (Адольф Гитлер). В мультфильме Адольф Гитлер позиционируется верующим христианином и выступает в роли собирательного образа. Этот аудиовизуальный ряд индуцирует негативные ассоциации и эмоции у зрителей, поскольку очевидно, что у абсолютного большинства российских граждан историческая память обуславливает обоснованное крайне негативное отношение к Гитлеру.

Реплика Сатаны: «Демоны милы, они пропустят вас. Без сувениров не уйти от нас», по смыслу сюжета сцены, является аллюзией к традиции дарения рождественских подарков.

Слова песни Сатаны: «Умри и радуйся, человек, танцуй в крови как вот этот снег» – усиливают негативное впечатление, формируемое у зрителя данным мультфильмом в отношении христианского религиозного праздника Рождества Христова. Лексика, используемая в данном высказывании, формирует у зрителей негативное отношение к Рождеству Христову.

Анализ вышеописанной сцены выявляет использование создателями мультфильма манипулятивного приема помещения сакрального и возвышенного (Рождество) в контрастирующее – противоположное ему окружение сатанистского и инфернального. Этот прием используется с целью оскорбления религиозных чувств верующих христиан и унижения их человеческого достоинства, направлен на издевательство над христианскими традициями и праздником Рождества Христова.

Далее следует сцена исполнения рождественской песенки про колокольчик неким субъектом дегенеративного вида, одетым в костюм гигантского колокольчика. Вся сцена носит гротескный, ёрнический характер, представляет собой депрессивную пародию на традицию рождественских песнопений.

В следующей сцене «мистер Говняшка» говорит о том, что «для многих Рождество – это праздник рождения Иисуса», и предлагает зрителям послушать «трогательную песенку» о рождении Иисуса в исполнении персонажа мультфильма – Эрика Картмана. Из этого очевидно следует, что авторы мультфильма осознают и отдают себе отчет в том, что созданные ими сюжеты, сцены касаются непосредственно образа Иисуса Христа, являющегося важнейшей ценностью в христианской религии.

Далее изображается Эрик Картман, маленький полный мальчик, одетый в смокинг и поющий: «Святая ночь – рождение Иисуса. Пришествие волхвов и чего-то там еще. Подарки для меня, и ангелы там чего-то. В общем, чего-то там, что-то, чего-то случилось, и подарки для меня». Указанными выражающими однозначное пренебрежительное отношение словами авторы мультфильма навязывают культурно-сниженное восприятие Рождества, выхолащивают его возвышенный образ, имеющий большое духовное значение и содержание для христиан, и образ самого события – Рождества, формируют представления о нем, как о малоценном событии.

Далее демонстрируется, как Эрик, одетый в национальную еврейскую одежду, склонился над колыбелью, в который лежит, по смыслу мультфильма, Иисус Христос, издевательски изображенный карликом-уродцем в красных плавках, с тельцем младенца и непомерно большой головой взрослого мужчины, с изображенным в этой сцене лицом, вызывающим отвращение. В финале сцены, продолжая напевать, Эрик отбирает у волхвов подарки, предназначенные для Иисуса, навьючивает ими трех верблюдов, напевая: «Эта святая ночь, когда я получаю подарки», скрывается в неизвестном направлении.

Анализ приемов художественного выражения, используемых в приведенной сцене, а также ее смысловой направленности позволяет выявить цель применения подобных методов: создание в представлении зрителей, включающих также верующих христиан, извращенного, уничижительного, презрительного, полного «черного сарказма» образа Иисуса Христа и негативных представлений о религиозном празднике Рождества Христова.

Значение праздника Рождества Христова в восприятии зрителей понижается до малозначимых и отталкивающих по своей форме эпизодов, главной ценностью которых, как и для персонажей мультфильма, является получение (или воровство, как в вышеописанной сцене) подарков.

Семантический анализ содержания используемых в этой сцене высказываний: «Пришествие волхвов и чего-то там еще. Подарки для меня и ангелы там чего-то. В общем, чего-то там, что-то, чего-то случилось, и подарки для меня», исследование жестко саркастической, издевательски насмешливой интонации, с которой произносятся (поются) эти высказывания в контексте специфических приемов художественного изображения (визуальный ряд и звуковое сопровождение сцены), позволяют выявить основную цель применения данного крайне пренебрежительного, ёрнического аудиовизуального ряда – это оскорбительное высмеивание христианских святынь, христианства в целом, формирование у зрителей недоверия, уничижительного и нетерпимого отношения к христианству и к тому, что с этой религией связано.

Далее следует сцена, в которой учитель начальной школы Гаррисон «просвещает» своих учеников о том, как празднуется Рождество в других странах:

«Дети, прошу садиться. Сегодня мы с вами узнаем, как в разных странах в условиях разных культур отмечают святой для всех нас праздник Рождества. Внимание.

Не справляют Рождество на Востоке, братцы.

Ни праздника, ни ёлочки. Нам давно пора вмешаться.

Поэтому, на Рождество я к ним загляну:

А ну, всем быстро праздновать, уроды, а то прокляну».

В этот момент демонстрируется, как «учитель Гаррисон» в одной из мусульманских стран (судя по внешнему виду изображенного населения) кричит на персонажей-мусульман, бьет их и издевательски обматывает их ёлочными гирляндами фонариков как рождественские елки, дерзко срывает головные уборы с персонажей-женщин в традиционных для мусульманских стран облачениях, грубо прерывает молитву персонажа-мусульманина, силой оттаскивая его от коврика для молитвы и втыкая ему в рот шутовского вида трубочку. При этом перевод текста песни «учителя Гаррисона» на русский язык приостанавливается. Можно представить, каковы именно слова его песни, если даже в оригинале некоторые его слова заглушаются «пикающими» звуками!

В задачи экспертов не входило изучение точности перевода с языка оригинала на русский, поэтому настоящее заключение ограничивается анализом визуального ряда и русского перевода звукового сопровождения.

Персонаж «учитель Гаррисон» продолжает петь:

«В Индии, я слышал, такая же беда:

Про Рождество не знают индуисты ни фига.

Поэтому на Рождество я должен им сказать:

А ну, всем жрать говядину, и квасить и бухать”».

При этом показывается, как «учитель Гаррисон» в Индии совершает насильственные и издевательские действия в отношении представителей местной религии. Для верующих индуистов корова является священным животным, табуированным для употребления в пищу. Поэтому требование от лица «учителя Гаррисона» «жрать говядину» и сцена, в которой этот персонаж кидает в индуиста куском говядины, являются грубейшим унижением человеческого достоинства верующих индуистов, возбуждением религиозной вражды между индуистами и христианами. И вновь перевод на русский язык песенки «учителя Гаррисона» обрывается.

Процитированным выше высказыванием персонаж «учитель Гаррисон» транслирует и формирует у зрителей представления о том, что неотъемлемыми элементами исповедания христианства и празднования Рождества Христова являются жадное и неопрятное объедание, обжорство (на это указывает использованная в качестве требования культурно-сниженная лексема «жрать») и неумеренное, чрезмерное употребление алкогольных напитков, пьянство (на это указывают использованные в качестве требования жаргонные, культурно-сниженные лексемы «квасить» и «бухать»).

Тем самым, в мультфильме исповедание христианства связывается с чрезмерным употреблением пищи и чрезмерным потреблением алкоголя, пьянством, такие негативные качества голословно и оскорбительно приписываются верующим христианам.

Следует также отметить, что употребление указанных выше лексем в отношении человека имеет вульгарный, уничижительный оттенок и является оскорбительным для лица, в чей адрес они публично произнесены.

Описанной выше сценой с «учителем Гаррисоном» обеспечивается интроекция зрителями идеи о том, что христианство можно распространять только силой и грубостью. Использование такого приема так же является оскорбительным для христиан.

«Учитель Гаррисон» продолжает петь: «В Японии, поверьте, полный беспредел. Куча там у них богов – верь, кому хотел. Поэтому на Рождество про Иисуса им скажу: “А ну, всем быстро праздновать, а то вам покажу”». Далее можно увидеть бесчинства «учителя Гаррисона» в Японии, совершаемое им насилие в отношении буддистов и иных людей.

Заканчивает «учитель Гаррисон» свою песенку следующим куплетом: «На Рождество я должен мир весь облететь; кришнаитам и буддистам, атеистам спеть: “На Рождество приходят к нам мир и доброта, всем праздновать, уроды, рождение Христа”.»

Во фрагментах песни «учителя Гаррисона»: «Поэтому, на рождество я к ним загляну: “А ну, всем быстро праздновать, уроды, а то прокляну» и «На рождество приходят к нам мир и доброта, всем праздновать, уроды, рождение Христа» наличествует слово «уроды», использованное, судя по смыслу этой сцены мультфильма, в отношении всех верующих иных, помимо христианства, религий или неверующих (в первом фрагменте), либо конкретно к верующим упомянутых во втором фрагменте религий и, так же, неверующим.

Слово «урод» является оскорбительной, бранной лексемой, указывающей на человека с какими-то дурными нравственными свойствами, либо на человека с физическим уродством или некрасивого до безобразия.

Дополнительный смысл слова «урод» связан с устоявшимся его употреблением в значении, указывающем на большую степень неполноценности лица, в адрес которого оно направлено, независимо от достоверности такого высказывания, а также с его имманентными ярко выраженными сильными экспрессивными эмоциональными элементами, увеличивающими степень оскорбляющего воздействия этого бранного слова. При этом приписываемые объектам использования лексемы «уроды» негативные качества связываются авторами песенки с религиозной принадлежностью этих лиц.

Следовательно, использование в приведенных выше высказываниях лексемы «уроды» в совокупности с особенностями художественного выражения отдельных фрагментов сцены обладает инвективной, пейоративной семантикой, однозначно связанной с целенаправленным оскорблением, уничижением и умалением достоинства по религиозному признаку представителей нехристианских религий, в частности ислама и буддизма, в отношении которых используется эта лексема. Помимо этого публичное употребление лексемы «уроды» в отношении людей, исповедующих другую религию – не христианство, учитывая ярко выраженный оскорбительный характер лексемы, провоцирует ответное крайне негативное отношение к христианству и христианам со стороны представителей других религий, то есть направлено на возбуждение религиозной вражды.

Анализ высказываний из описанной выше сцены позволяет сделать вывод, что целью этих высказываний является унижение человеческого достоинства по признаку отношения к религии, оскорбление лиц, исповедующих нехристианские религии, а также лиц, исповедующих христианство, которые в этой сцене представлены гротескно, издевательски высмеиваются. Указанную сцену с «учителем Гаррисоном» имеются все необходимые и достаточные основания оценить как возбуждающую религиозную вражду, унижающую человеческое достоинство по признаку отношения к религии.

Следующая сцена мультфильма начинается песенкой персонажа по имени Чили, с неприятной внешностью, с брекетами на зубах и ярко выраженными дефектами речи. Под аккомпанемент рояля Чили поет «рождественскую песенку» двум своим друзьям: «Три корабля в гавань зашли на Рождество, на Рождество… Дева Мария и Иисус были там, на Рождество, на Рождество». Далее демонстрируется, как друзья Чили издеваются над его речью, смеясь, кривляясь и строя гадкие физиономии. Чили злится и, периодически обращаясь к друзьям, снова и снова злобно кричит им: «Заткитесь, говнюки!». Сцена заканчивается тем, что Чили, напевая: «Чили кому-то морду набьет на Рождество, на Рождество… Чили этих говнюков убьет в рождественское утро», хватает рояль и опускает его на головы своих друзей, тем самым убивает их.

Анализ данной сцены выявляет употребление в ней бранной, нецензурной лексики. Выражение: «Заткнитесь, говнюки!» в контексте сюжетной линии сцены совершенно определенно является грубейшей бранной лексикой. А вся сцена является крайне оскорбительной для религиозных чувств верующих христиан, унижающей их человеческое достоинство, поскольку грубо, ёрнически высмеивает традицию христианских рождественских песнопений.

Особого внимания заслуживает следующее высказывание: «Чили всех вас убьет в рождественское утро». Тем самым, создатели мультфильма связывают насилие, убийство с празднованием праздника Рождества Христова.

В следующей сцене персонажи «Иисус Христос» и «святой Николай» (Санта-Клаус) представлены шоуменами в низкопробном представлении, устраивающими склоку, после чего «святой Николай» нецензурно посылает «Иисуса Христа».

В конце мультфильма «мистер Говняшка» поет: «Вот и подошел к концу мой рождественский альбом. Черт, я был так рад снова вас всех повидать. Пожалуй, теперь мне осталось сказать всем только одно: “Счастливого вам Рождества!”. Пусть все ваши печали уйдут и останутся в прошлом году». После чего, подпевая, вокруг собираются герои мультфильма. Показывается, как попрощаться с постепенно смываемым в унитазе анимированным куском испражнений подходят Адольф Гитлер, Сатана, дети и «Иисус Христос».

Смываемый в унитазе «мистер Говняшка» произносит: «Прощайте все, и счастливого Рождества!», на что дети ему отвечают: «Пока, мистер Говняшка, до встречи в следующем году».

Фактически, все описанные выше сцены являются жестким, пейоративным, дисфорическим высмеиванием христиан и христианства, содержат множество оскорбительных, уничижительных насмешек и откровенных издевательств над человеческим достоинством и религиозными чувствами верующих христиан.

В представленном мультфильме многократно реализуется приём насмешки – речевой акт, нацеленный на выражение враждебности и нетерпимости к христианам и христианству, формирующий искаженное отражение объективной реальности (искаженное представление сути важнейших элементов христианского вероучения). Анализ содержания представленного мультфильма дает основания утверждать, что содержащиеся в нем насмешки и «шутки» далеко зашли за ту грань, за которой шутка совершенно определенно перестает быть смешной, превращаясь в целенаправленное и циничное издевательство.

Выводы.

Имеются все необходимые и достаточные основания для оценки мультфильма «Рождественские песенки от мистера Говняшки» как унижающего человеческое достоинство по признаку отношения к религии и оскорбляющего религиозные чувства верующих (христиан, мусульман, иудаистов, а также в несколько меньшей степени – буддистов и представителей других религий), как возбуждающего религиозную вражду.

Исследование представленного мультфильма позволяет сделать вывод, что главной его целью и определяющей сутью его сюжета, а равно главной целью его создания и публичной демонстрации, в данном случае – демонстрации телепрограммой «Телеканал «2х2» Москва» (ЗАО «Телеканал «2х2»), является целенаправленное возбуждение религиозной ненависти и вражды посредством изощренного издевательства, надругательства над верующими христианами, мусульманами и иудаистами, циничного оскорбления их религиозных чувств, жестокого унижения чести и достоинства верующих указанных религий по религиозному признаку, дисфорического высмеивания и злобных издевательств над сакральным или религиозно значимым для верующих указанных религий, формирования клеветнически искаженного, ложного образа указанных религий, их традиций и их верующих.

Председатель Комиссии:

Главный специалист Департамента образования города Москвы А.Ю. Соловьев

Члены Комиссии:

Доктор юридических наук, доцент кафедры государственного управления, правового обеспечения государственной и муниципальной службы Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, член Общественного совета при МВД России И.В. Понкин

Кандидат филологических наук, член Союза писателей России А.С. Мельков

Доктор педагогических наук, профессор, директор Центра психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Ясенево» Юго-Западного управления образования Департамента образования города Москвы Е.А. Екжанова

Профессор по кафедре психологии, доктор педагогических наук, профессор кафедры социальной психологии Российского государственного социального университета Е.Г.Силяева

  

Слободчиков В.И., Абраменкова В.В., Понкин И.В.

Заключение от 05.02.2008 по анимационным фильмам

телепрограммы «Телеканал «2х2» Москва»

Основания производства заключения.

Настоящее заключение подготовлено по обращению заместителя руководителя Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия (Россвязьохранкультуры) С.К. Ситникова № 52/1028 от 23.01.2008.

Данные об экспертах.

Комиссия в следующем составе:

Слободчиков Виктор Иванович – доктор психологических наук, член-корреспондент Российской академии образования, профессор, директор Института развития дошкольного образования Российской академии образования (стаж научной деятельности – 40 лет, стаж экспертной деятельности – 17 лет), председатель комиссии;

члены комиссии:

Абраменкова Вера Васильевна – доктор психологических наук, главный научный сотрудник, заведующая лабораторией Института развития дошкольного образования Российской академии образования, профессор МГППУ (стаж научной деятельности – 33 года, стаж экспертной деятельности – 11 лет);

Понкин Игорь Владиславович – доктор юридических наук, доцент кафедры государственного управления, правового обеспечения государственной и муниципальной службы Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации (стаж научной деятельности – 17 лет, стаж экспертной деятельности – 7 лет),

провела психологическое и юридико-лингвистическое исследование представленных анимационных фильмов (мультфильмов).

На исследование были представлены следующие анимационные фильмы, демонстрировавшиеся телепрограммой «Телеканал «2х2» Москва»:

1. Выпуски (серии) анимационного сериала «Маленькие лесные друзья» («Happy tree friends»):

• «Spin Fun knowin ya!»;

• «Eye Candy»;

• «Chip off the ol’ Block»;

• «Snip, Snip Hooray!»;

• «Havin’ a ball»;

• «Eyes Cold Lemonade»;

• «Out of Sight, out of Mime».

2. Выпуски (серии) анимационного сериала «Приключения Большого Джеффа» («The adventures of Big Jeff»):

• «Ребенок»;

• «Волидонгский фестиваль».

При производстве заключения были использованы методы
психологического и юридико-лингвистического анализа.

Время производства экспертизы: 23 января – 04 февраля 2008 г.

Исследование

Предметом исследования явились содержание, сюжетно-смысловая направленность представленных серий анимационных сериалов «Маленькие лесные друзья» («Happy tree friends») и «Приключения Большого Джеффа» («The adventures of Big Jeff»), использованные в этих мультфильмах средства художественного выражения – визуальный ряд и звуковое сопровождение, а также оказываемое ими воздействие на восприятие и сознание несовершеннолетних, наличие в этих мультфильмах пропаганды культа насилия и жестокости. Указанные мультфильмы также были исследованы на предмет оценки, наносят ли они ущерб здоровью, нравственному и духовному развитию ребенка, посягают ли они на здоровье, физическую, интеллектуальную, нравственную, психическую безопасность детей, а равно на общественную нравственность.

1. Исследование представленных выпусков (серий) анимационного сериала «Маленькие лесные друзья» («Happy tree friends»).

Сериал «Маленькие лесные друзья» («Happy tree friends») демонстрируется не кодированным сигналом.

Реклама этих мультфильмов идет и в дневное время. Надпись: «Дети, дальше не смотрите», предваряющая мультфильм, не оказывает никакого реального предупредительного воздействия и, напротив, рассчитана на привлечение дополнительного внимания и повышенного интереса зрителей, в том числе детей, является определенным рекламным трюком. Стимулированию такого интереса детей также способствует анонс к данному мультсериалу, размещенный на сайте телеканала «2x2»: «Просмотр не рекомендован детям, людям с неуравновешенной психикой, особо впечатлительным лицам, а так же активным защитникам сопливых детских мультфильмов. Остальные наверняка его видели. Сообщение для новичков: в каждом эпизоде как минимум один из этих миленьких маленьких зверюшек погибает нелепой насильственной смертью».

Герои мультсериала – забавно нарисованные зверушки: Натти (Сладкоежка) – зеленая пугливая белка-сладкоежка с шатающимся глазом; Cuddles (Лапочка) – желтая зайчиха с белым чубчиком; Giggles (Смешинка) – розовое существо с красным бантиком на голове и короткими ушками; Toothy (Зубастик) – сиреневый бобренок; Lumpy (Дылда) – синий лось с повернутыми в разные стороны (один – вверх, другой – вниз) рогами; Flaky (Чудик) – красного цвета самка ежа (или дикобраза) с бантиком на голове; Petunia (Петуния) – синий скунс с цветочком на лбу; муравьед Sniffles (Ботаник); Mime – сиреневый олененок; Моул – слепой крот, и мн. др.

Исследование представленных серий анимационного сериала «Маленькие лесные друзья» позволяет сделать вывод, что главной целью и определяющей сутью сюжета каждой из этих серий является детализированная и натуралистическая демонстрация крайне жестокой, насильственной гибели одной или нескольких зверушек – героев этого мультсериала. Перечень видов и обстоятельств гибели насильственной героев мультсериала весьма обширен – это и мгновенная гибель от травматического воздействия (мгновенная смерть на месте), и растянутая по времени смерть, связанная с мучительными, непереносимыми предсмертными страданиями мультперсонажа.

В мультфильме «Spin Fun knowin ya!» лось Дылда катает на карусели трех зверушек – Зубастика, Смешинку и Лапочку, постепенно скорость карусели намеренно настолько увеличивается, что Зубастик не может больше удерживаться, невольно отпускает лапки от перекладины карусельки и, срываясь, на большой скорости улетает в направлении дерева, в которое и врезается. Натуралистично показаны потоки крови Зубастика, залившей дерево, оставшиеся в стволе дерева зубы, сломавшиеся от удара чудовищной силы; его искалеченное тельце сползает вниз по стволу дерева, залитого его же кровью, он погибает. Смешинка держится из последних сил, пока не отламывается перекладина карусельки, за которую она пыталась удержаться. Вместе с отломившимся куском перекладины Смешинка отрывается от карусельки и летит в направлении отдельно стоящего разрубленного пополам полена, при ударе о которое тельце Смешинки разрывается пополам, заливая потоками крови все вокруг. После чего вдогонку прилетевший оборвавшийся обломок перекладины карусельки вонзается, пробив горло Смешинки, в полено, еще больше заливая все кровью. Из-за все увеличивающейся скорости вращения лосем Дылдой карусельки, за которую изо всех сил пытается удержаться Лапочка, у нее отрываются лапки, две кисти (если можно так выразиться применительно к зверушке) и запястья остаются держаться за перекладину карусельки, а Лапочка с оторванными лапками под ее страшные, отчаянные крики улетает прочь, попадая в реактивный двигатель невесть откуда взявшегося рядом самолета, и перемалывается его турбиной, заливая кровью почти весь самолет. После осуществления такой экзекуции довольный лось Дылда, которого его друзья зверушки умоляли остановить карусель, насвистывая, удаляется.

Эта серия формирует в сознании зрителей хладнокровное бессердечие, циничное удовлетворение от гибели живых существ (лесных друзей) как норму поведения.

В серии «Eye Candy» по лесу бежит радостный сиреневый бобренок Зубастик с леденцом в лапке. Бобренок спотыкается о корень дерева и падает, а леденец забивается ему за глазное яблоко. Пытаясь достать его из-за глазного яблока, бобер нечаянно вырвал себе глазное яблоко, использовав леденец на палочке как рычаг. Глазное яблоко, от которого к глазнице тянулся глазной нерв, залетело на ветку дерева, и там нерв завязался на узел. Бобренок еле залез на дерево и попытался достать глаз, но тут подлетел дятел и начал долбить глазное яблоко. От страшной боли бобер упал с дерева и повис, держась за глазной нерв, над обрывом. С ужасающими страданиями он начал забираться по растянувшемуся глазному нерву как по веревке. Данная сцена носит садо-мазохистский характер, оказывая сильнейшее негативное психологическое воздействие на зрителей. Но на полпути бобренок сорвался, и когда он долетел до конца этой «веревки», ему вырвало мозг через глазницу. Заканчивается серия глумливой надписью: «Берегите ваши глазки».

В серии «Eyes Cold Lemonade» Смешинке оторвавшейся доской разрывает все ткани лица, превращая его в кровавое месиво со свисающими лохмотьями кожи. Петуния, место оказания помощи, выплевывает ей на страшно израненное лицо большой глоток лимонного сока, чем усугубляет ее страдания. В очередной раз оторвавшаяся так же доска расплющивает, превращает в кровавое месиво голову теперь уже Петунии, убивая ее и заливая все вокруг ее кровью. Глазное яблоко мертвой Петунии, вылетевшее от удара из глазницы, подкатывается к Смешинке, которая из-за того, что у нее забинтована вся голова, включая глаза, ничего не видит. Смешинка берет лапкой подкатившееся глазное яблоко мертвой Петунии, принимает его на ощупь за лимон, разрезает его пополам и начинает из одной половинки выдавливать «сок», который затем начинает пить. Непонравившийся на вкус «напиток» Смешинка подслащивает сахаром и вешает на стенку стакана в качестве дольки лимона отрезанную ею от оставшейся половинки дольку глазного яблока Петунии. Данная серия, помимо демонстрации и пропаганды запредельной жестокости, формирует интерес к каннибализму.

В серии «Out of Sight, out of Mime» олененок Мим подходит к дому слепого крота Моула за угощениями на хэллоуин. Одетый в карнавальный костюм «смерти» лось Дылда своей бутафорской (или настоящей) косой отсекает Миму голову. Крот принимает валяющуюся голову мертвого Мима за тыкву и начинает совершать с ней на ощупь ряд манипуляций: вырезает большим ножом дыру в верхней части черепа насквозь внутрь его полости, вытаскивает через эту дыру мозги Мима. Все это детально демонстрируется. Кровь Мима заливает все вокруг потоками. Страшно изуродованную голову Мима крот бросает на пол.

Ряд мультфильмов этого сериала – короткие истории про медведя-отца и его маленького сына. Каждая такая история заканчивается тем, что по гипертрофированной преступной халатности отца его сын гибнет страшной мучительной смертью, ему причиняются ужасные травмы, несовместимые с жизнью.

В серии «Chip off the ol’ Block» отец убивает своего сына посредством того, что наезжает газонокосилкой на мусор, перемолотые и выброшенные газонокосилкой осколки стекла, шприц, другие предметы летят в его ребенка, пробивая его голову и нанося тем самым ему травмы, несовместимые с жизнью (глаз повисает на нерве, часть головы отрывается, зрителям демонстрируется искалеченный мозг убитого ребенка). Заканчивается эта серия тем, что отец «по ошибке» сжигает труп своего сына.

В серии «Snip, Snip Hooray!» отец, постригая своего сына, тяжело травмирует ему голову (отрезает ухо, срезает большие полосы кожи с волосами и мышечной тканью с головы ребенка). В конечном итоге, ребенок гибнет жуткой смертью из-за того, что сам засовывает себе в рот электрическую машинку для стрижки волос, которая, изрезав ему полость рта, проваливается ему в пищевод, смертельно травмируя внутренности ребенка, убивая его. Эта демонстрация садистских действий отца к сыну чудовищно извращает детско-родительские отношения, восстанавливает детей против родителей.

В серии «Havin’ a ball» отец с сыном играют в мяч, который улетает через дорогу с оживленным движением. Отец, пытаясь поймать мяч, срывается в пропасть и попадает под вращающийся винт вертолета, висящего над ней, превращаясь в искалеченные куски, падающие вниз. Туда же спускается по веревке его сын, на которого затем падают тележка с телом лося, которую переносил вертолет, и сам вертолет, убивая ребенка.

Любые приключения и действия в данном сериале для большей части главных героев всегда заканчиваются их страшной смертью, натуралистично продемонстрированной зрителю. Представленные мультфильмы содержат подробные натуралистические изображения процесса и последствий насильственной смерти, травм, увечий, следов обильного кровотечения вследствие умышленных убийств, демонстрацию трупов, искалеченных тел, внутренних органов, отсеченных или оторванных частей тел героев мультсериала. Зрителям демонстрируется, как у зверушек вываливаются мозги, как их части тела клюют птицы, как у зверушек вырываются глаза и языки, отрываются фрагменты их лиц, их конечности и иные части тела. Все это сопровождается массированным показом обильных потоков и больших луж крови, демонстрацией страшных предсмертных хрипов и криков умирающих в страшных муках героев мультсериала. Мультфильмы акцентируют внимание на анатомических подробностях и физиологических аспектах травм, увечий, обильного кровотечения или смерти персонажей мультфильмов.

При этом техника и стилистика рисования героев данного сериала рассчитана именно на детскую аудиторию всех возрастов: от дошкольного и младшего школьного до подросткового. Главные герои мультсериала – рисованные антропоморфные зверушки имеют вполне узнаваемые детские черты, пропорции тела, «облик» и психологические проявления, характерные для детского возраста, что существенно усиливает момент идентификации ребенка с мультипликационным персонажем, неосознанное внедрение его характеристик, поведения и страданий в детское сознание. Художественная техника исполнения рисованных зверушек (героев мультсериала) такова, что эти мультфильмы внешне аналогичны известным детским «мультикам» и не могут не вызвать интереса у детей младшего возраста, поэтому должны оцениваться как созданные для просмотра специально именно детьми этой возрастной категории.

Использование в качестве персонажей мультсериала образов зверушек для малолетних зрителей является мощным стимулом эмоциональной идентификации с ними. Именно эти персонажи наполняют привычный мир ребенка, они исторически характерны для детской литературы, сказок, детских историй. Поэтому идентификация с ними особенно легка для ребенка и способна вызвать у него не только жалость и ужас, но и агрессивные фантазии и подражание агрессору.

Для ребенка этого возраста характерна спонтанная способность к запечатлению и длительному сохранению визуальных и др. образов – так называемое «последействие», т.е. если на чистое детское сознание, как на фотопленку попадает образ, вызвавший у ребенка эмоциональный отклик (радость, испуг, потрясение и пр.), то он имеет силу сохраняться и воздействовать на его восприятие и поведение в течение длительного времени, иногда всю жизнь. Это уже само по себе является формированием социальной установки ребенка на агрессивные действия в адрес сверстника или взрослого, либо его психологической готовности стать жертвой насилия в той или иной форме.

Представленные серии анимационного сериала «Маленькие лесные друзья» представляют собой пропаганду насилия и жестокости, содержат изображение бесчеловечного, крайне жестокого обращения, включая истязания, мучения, глумление, умышленные убийства, применение изощренных способов нанесения увечий и лишения жизни вследствие несчастного случая, а также иных действий, причиняющих особые физические или психические страдания существам, имеющим явное сходство с человеком.

Указанные мультфильмы формируют в детском сознании установки и стереотипы насильственного, жестокого поведения, побуждающие к противоправным действиям, к жестокому обращению с людьми или животными. Для детского сознания, при частичном или полном смешении реальности и вымысла, такого рода информация способна стать пусковым механизмом развития антигуманных представлений и психологических установок, проявления насилия в различных формах, либо агрессивных фантазий, реализуемых в последствии в поведении, в том числе и противоправном.

На психически нормального человека вид крови оказывает сильнейшее психологическое воздействие. Психотравмирующее воздействие оказывает вид развороченных внутренностей, мозгов, отсеченных конечностей и т.д. Человек ощущает при этом тошноту, дурноту, слабость в теле, в ряде случаев – обморочное состояние и т.д. Эта психологическая реакция выполняет важнейшую защитную функцию, поскольку побуждает человека неосознанно – прежде, чем он успел что-либо подумать – заботиться о безопасности ближнего. Часто именно эта психологическая реакция является важным препятствием на пути тех, кто впервые пытается совершить убийство или причинить кому-либо увечье. Известны факты, когда преступление не совершалось только потому, что в последний момент «силы покинули» преступника, «рука не поднялась» и т.п. В таких случаях срабатывал именно психологический барьер (даже – своего рода страх) перед разрушением плоти – гораздо в большей степени, чем все прочие соображения.

В данных мультфильмах, напротив, намерено даются такие образцы поведения, которые способны разрушить или снизить такой психологический барьер, чужие страдания не способны остановить агрессора, смерть не страшит. Кроме того, используемые образы являются информацией устрашающего характера, поскольку способны испугать детей, вызвать появление у них устойчивых страхов, паники или внушить ужас от вида травм, увечий, следов обильного кровотечения, искалеченных тел, внутренних органов или ампутированных частей тел антропоморфных существ – рисованных зверьков.

При первом просмотре данного анимационного сериала срабатывает инстинкт «страха крови», наступает шок. Взрослый человек испытывает крайне неприятные ощущения. Малолетний ребенок оказывается несопоставимо более серьезно психотравмирован таким мультфильмом. Однако просмотр последующих серий приводит к привыканию, к интерриоризации ребенком равнодушного или извращенного отношения к страданиям и смерти живых существ, утрачивается страх перед пролитием крови, полностью элиминируется чувство сострадания. Ситуации, продемонстрированные в мультсериале «Маленькие лесные друзья», по сути, могут возникать в реальной жизни, например на детской площадке, на детских каруселях. Вероятность, что дети, получившие психологические травмы от просмотра, будут копировать изображенные в нем модели поведения, крайне высока. Несмотря на то, что степень травмированности будет варьироваться в зависимости от психологических особенности ребенка, такие травмы и предрасположенность к антигуманному поведению, в частности к оставлению другого человека в опасности, получит любой малолетний ребенок, посмотревший данный мультсериал.

Представленные серии формируют в детском сознании представления о насилии (нанесение тяжких телесных повреждений) как о норме поведения в контексте дружеских отношений: в этой системе «ценностей» нормальным является пригласить друзей покататься на карусели, чтобы затем зверски убить каждого. СМИ периодически сообщают о большом количестве фактов немотивированной детской жестокости и подростковой преступности, вплоть до убийств. Подобные телевизионные «образцы для подражания» и фактически «методика насилия» обладают суггестивным влиянием на ребенка и дают ему возможные способы осуществления убийства или покушения на убийство. Мера осознанности такого действия у ребенка, начиная со старшего дошкольного и вплоть до подросткового возраста, может быть достаточно снижена, т.е. ребенок просто повторяет увиденный алгоритм действий без осознания их последствий для партнера и для себя самого. Игра может стать реальностью. Стереотипы поведения и анти-идеалы закрепляются в поведении и психике, при этом разрушаются позитивные, гуманистически ориентированные стереотипы поведения, заложенные в ребенке его семьей, а также школой.

При этом важно отметить, что мультперсонажи, убитые в одной серии, появляются живыми и здоровыми в последующих сериях, и такое происходит многократно. Мультфильм элиминирует в сознании детей доминанту о необратимости, непоправимости нанесения человеку травм и его убийства. В результате дети, бездумно воспроизведя на практике увиденное на экране, могут запросто, играя убить своего товарища каким-нибудь изуверским способом, весело смеясь в ответ на его крики о пощаде, находясь в полной уверенности, что завтра этот убитый сегодня ими товарищ как ни в чем ни бывало снова появится.

Сюжеты про убийства отцом сына или про страшную гибель ребенка в результате преступной халатности его отца не только жестоко травмируют психику ребенка, но и трансформируют и так не вполне благополучные современные семейные отношения отцов и детей, ставят под вопрос формирование просемейных установок ребенка. Как сможет ребенок, просмотревший эти серии, внедривший эти образы в свое сознание и получивший эмоциональный удар, относиться затем к собственному отцу и к своему будущему отцовству? Для детей различных возрастов от дошкольного до подросткового (и прежде всего – препубертатного и пубертатного периодов) характерны: несформированность механизмов психологической защиты, подчиняемость авторитету взрослого, доверчивость, внушаемость, зависимость, неумение прогнозировать возможные последствия действий других лиц и собственные реакции, а также последствия собственных действий, высказываний, поступков.

Визуальное воздействие на детей, стимулирующее их интерес к данному мультсериалу, как специфически направленному на определенные антиценности (немотивированное убийство с особой жестокостью), дополняется и усиливается звуковым рядом, сопровождающим мультфильмы, включающим по контрасту милые и забавные звуки, в том числе издаваемые зверушками (пока они еще живы и не искалечены), эмоциональные восклицания и напеваемые ими песенки. Этот звуковой ряд оказывает определенное стимулирующее психоэмоциональное воздействие на детское восприятие и контрастирует с последующими событиями.

Звуковое сопровождение характеризуется почти полным отсутствием низкочастотных составляющих, которые обычно ассоциируются с чем-то страшным. Именно низкочастотный звуковой фон сопровождает фильмы ужасов, когда под воздействием нагнетающей напряженность музыки зритель сразу как бы внутренне сжимается. Звуковое сопровождение серий мультсериала «Маленькие лесные друзья» расслабляет зрителя. И вдруг, без всяких переходов, мультперсонажей калечат, зверски и изощренно убивают, с натуралистической демонстрацией брызг крови, переломанных костей, вывороченных внутренностей. Шоковое воздействие обеспечивается благодаря не только фактору неожиданности, но и наличию труднопереносимых детской психикой контрастов, в том числе контрастов между стилем и сюжетом мультфильма в его начале и событиями в дальнейшем, между звуковым рядом и видеорядом. Именно это обуславливает разрушительное воздействие этих мультфильмов на психику, значительно превосходящее по своей силе воздействие даже от просмотра фильмов ужасов.

Исследуемый мультсериал способен вызвать появление у детей устойчивых страхов, паники, внушить им ужас, напугать и устрашить их и, тем самым, нанести им существенные психологические травмы и сформировать виктимные установки.

Суть каждой серии исследуемого мультсериала заключается не в передаче какой-то информации, определяемой сюжетной линией, а в провоцировании у зрителей немедленной эмоционально-чувственной реакции (в своего рода эмоциональном ударе).

Проанализированные серии указанного мультсериала являются специфической информацией, наносящей вред здоровью и развитию детей. Визуальные конструкции, используемые в мультфильмах, обладают суггестивным эффектом и способны оказать патогенное воздействие на актуальную и будущую жизнь ребенка, его физическое, психическое здоровье и нравственное развитие.

Следует отметить, что трансляция указанных мультфильмов противоправна не только применительно к детской аудитории, но и к аудитории взрослой. А сказанное выше в определенной мере распространяется и на совершеннолетних.

Придуманные и реализованные в исследованных мультфильмах средствами мультипликационного кино разнообразные крайне изощренные и изуверские способы умерщвления мультперсонажей преследуют цель принудительно индуцировать, добиться у зрителей интерриоризации транслирующегося на них посредством указанных мультфильмов извращенного чувства патологического интереса к подробностям смерти, чувства выраженно азартного предвкушения того, какой смертью погибнет следующий мультперсонаж.

Применительно к более старшей аудитории, трансляцию мультсериала «Маленькие лесные друзья» следует оценивать как противоправные действия, как пропаганду насилия и жестокости, распространение информации с целью формирования в массовом сознании установок и стереотипов насильственного или жестокого поведения, способного побудить или побуждающего к актам противоправного насилия, жестокого обращения с человеком или животным.

Таким образом, анализ содержания, направленности и использованных художественных средств исполнения указанных мультсериалов позволяет сделать следующие выводы.

Основной направленностью, основой сюжетов и фактическими целями указанного мультсериала по сути являются:

• общая деморализация сознания несовершеннолетних, дискредитация в их глазах семьи и родителей, дружеских отношений и пр.;

• демонстрация насилия – демонстрация трупов убитых героев мультфильмов, следов кровопролития, а также изображение актов убийства, причинения вреда здоровью, иных видов физического насилия;

• демонстрация жестокости – изображение бесчеловечного обращения, включая истязания, мучения, глумление, применение изощренных способов нанесения увечий и лишения жизни.

Исследуемые материалы мультсериала «Маленькие лесные друзья» направлены на:

• индуцирование интерриоризации в сознании зрителей извращенного чувства патологического, жестокого интереса к подробностям страданий и смерти, чувства азартного предвкушения смерти живых существ; на танатизацию сознания зрителей, прежде всего несовершеннолетних, внедрение в их сознание влечения к смерти;

• демонстрацию и пропаганду насилия и изощренной жестокости, формирование в массовом сознании и, прежде всего, в сознании несовершеннолетних негативных социальных установок, побуждение и провоцирование зрителей, прежде всего – несовершеннолетних, к совершению противоправных действий;

• устрашение детей-зрителей;

• формирование в сознании несовершеннолетних зрителей садо-мазохистских установок, существенное понижение их порога чувствительности к чужой боли, элиминирование их способности сопереживать страданиям других людей;

• дискредитацию моральных норм и разрушение ценностей общественной нравственности, общую деморализацию личности.

Имеются все необходимые и достаточные основания для того, чтобы оценить мультсериал «Маленькие лесные друзья», демонстрируемый телепрограммой «Телеканал «2х2» Москва», как материалы, пропагандирующие культ насилия и жестокости, а также наносящие ущерб здоровью, нравственному и духовному развитию ребенка, посягающие на здоровье, физическую, интеллектуальную, нравственную, психическую безопасность детей, а равно противоправно посягающие на общественную нравственность.

Кроме того, с учетом сказанного выше данный мультсериал может быть оценен и как информация, использующая технические приемы и способы распространения информации, воздействующие на подсознание людей и оказывающие вредное влияние на их психическое состояние и здоровье.

Демонстрация данного мультсериала является злоупотреблением свободой массовой информации, грубейшим нарушением прав несовершеннолетних и законодательства Российской Федерации.

2. Исследование представленных выпусков (серий) анимационного сериала «Приключения Большого Джеффа» («The adventures of Big Jeff»)

Суть мультфильма «Ребенок» заключается в комментировании Большим Джеффом ситуации вокруг рыжего бородатого мужчины, поименованного в мультфильме как Дуду, который стоит на четвереньках, сняв брюки и оголив задний проход, и, как заявляется в мультфильме, собирается «рожать». После бурного обсуждения другими персонажами сложившейся ситуации из заднего прохода Дуду под звуки волынки вылезает непонятное существо с напоминающим духовой музыкальный инструмент носом, в розовых сапожках и с красным в белый горошек мешочком на палочке в ручке.

Печально поглядев на окружающих, существо вдруг начинает проявлять агрессию и орать: «Какого хрена вы тут делаете? Пошли все в жопу, ублюдки! На хрен пошли! Целых три года сидел в жопе, и все псу под хвост. Козлы вонючие!». Указанная ненормативная, бранная лексика никак не обоснована сюжетом мультфильма (которого, впрочем и нет вовсе в этом мультфильме), трансляция указанной лексики с экрана телевидения недопустима.

После того, как это существо присутствовавшими персонажами было прикреплено к воздушному змею и запущено на нем ввысь, оно продолжает злобно орать: «Идите все в [опс]… Козлы е [опс]… В жопу все!».

В выпуске «Ребенок» сериала «Приключения Большого Джеффа» использована и другая бранная лексика:

«Охренительно!»;

«Охренеть!»;

«Так, все свалили отсюда, педики!».

Следует так же отметить, что в сцене, когда Большой Джефф едет на роликовых коньках, на шее у него сидит девочка, которая, судя по ее росту, даже учитывая большой рост Большого Джеффа (исходя из его имени), является малолетним ребенком. В сцене ожидания «родов» указанного выше существа из заднего прохода рыжего бородача Дуду другой маленький ребенок крепко обнимает Большого Джеффа, вися на его ноге и странно на него поглядывая. Учитывая, что Большой Джефф при этом в своей обычной в данном мультсериале манере полностью обнажен (не считая роликовых коньков на ногах), с обнаженными детально прорисованными мужскими внешними половыми органами, что демонстрация гениталий Большого Джеффа абсолютно не оправдывается сюжетом мультфильма, а является намеренным приемом эпатажа зрителей, вышеуказанные сцены могут быть обоснованно оценены как порнография и как пропаганда педофилии.

В конце мультфильма показывается сцена, как указанное существо присосалось носом, напоминающим дудку, к соску рыжего Дуду. Данную сцену, учитывая, что мужчины не имеют физической возможности кормить грудью, и мужской пол «родившегося» существа (судя по произнесенному им слову «сидел»), имеются все основания оценить как пропаганду педофилии, а также как пропаганду сексуальных извращений.

Данный мультфильм является подчеркнуто и заведомо непристойным, унижающим человеческое достоинство и нравственные чувства граждан, посягающим на общественную нравственность.

Размещенное в начале мультфильма предупреждение: «Внимание! Содержание мультфильма может показаться оскорбительным» – никоим образом не может рассматриваться как оправдание его содержания. Это все равно, как если бы перед демонстрацией фильма, пропагандирующего нацизм и оправдывающего преступления гитлеровских нацистов, в титрах следовало предупреждение для зрителей: «Внимание! Содержание данного фильма может показаться оскорбительным». Очевидно, что такое предупреждение в данном случае не снимало бы ответственность за пропаганду нацизма.

Серия «Волидонгский фестиваль» так же содержит крайне непристойные, оскорбляющие нравственные чувства зрителей сцены (подбрасывание шарика для пинг-понга струей воздуха из заднего прохода стоящего в непристойной позе со спущенными штанами человека, продаваемые бычьи гениталии с соответствующими комментариями, многократно звучащая ругань, единорог из фекалий, Большой Джефф с голыми гениталиями, сидящее на унитазе существо).

Имеются все необходимые и достаточные основания для того, чтобы оценить мультсериал «Приключения Большого Джеффа», демонстрируемый телепрограммой «Телеканал «2х2» Москва», как материалы, пропагандирующие порнографию и педофилию, наносящие ущерб здоровью, нравственному и духовному развитию детей, посягающие на их здоровье, физическую, интеллектуальную, нравственную, психическую безопасность, а также противоправно посягающие на общественную нравственность.

Доктор психологических наук, член-корреспондент Российской академии образования, профессор, директор Института развития дошкольного образования Российской академии образования В.И. Слободчиков

Доктор психологических наук, главный научный сотрудник, заведующая лабораторией Института развития дошкольного образования Российской академии образования, профессор МГППУ В.В. Абраменкова

Доктор юридических наук, доцент кафедры государственного управления, правового обеспечения государственной и муниципальной службы Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации И.В. Понкин

  

Абраменкова В.В., Понкин И.В. Заключение от 09.11.2007

по содержанию и направленности мультипликационного

сериала «Веселые лесные друзья» на телепрограмме

«Телеканал “2х2” Москва»

Российский телеканал «2х2» демонстрирует мультсериалы в течение достаточно продолжительного времени. Содержание образов мультфильмов, якобы предназначенных для взрослых, направлено на дискредитацию моральных норм и разрушение ценностей общественной нравственности, общую деморализацию личности, побуждает к совершению девиантных форм поведения.

Сериалы демонстрируются не кодированным сигналом в доступное для детей время, когда контроль взрослых зачастую невозможен или существенно снижен. Реклама этих мультфильмов идет и в дневное время. Открытый доступ к просмотру мультфильмов всех возрастных категорий детей, а также детей различных индивидуальных способностей (в том числе и с ограниченными возможностями) и уровнем психического здоровья способствует сильнейшему негативному воздействию на психику. Зрителями канала становятся и социально незащищенные дети: безнадзорные дети из неблагополучных семей, из интернатных учреждений, дети в лечебных и образовательных учреждениях, страдающие различными психическими расстройствами и пограничными состояниями, которым занятые взрослые, убежденные, что «мультики» – это безопасное детское развлечение, предоставляют возможность просмотра.

По данным МВД России, за последние годы наблюдается рост насильственных преступлений, преступлений против личности, фактов вандализма и жестокого обращения с животными и объектами экологии, сексуальных преступлений. Наблюдается определенная тенденция к снижению «возрастного ценза» юных преступников – с 17–18-летнего возраста к 14–15 и даже 12–13-летнему возрасту. При этом с каждым годом увеличивается доля девочек и девушек среди правонарушителей, все чаще наблюдаются проявления детской жестокости и немотивированной агрессии по отношению к близким родственникам (Стурова М.П., 1998, Пирожков В.Ф., 2003, Энциклопедия. Дети- преступники, 1996 и др.).

Все эти обстоятельства требуют повышенного внимания соответствующих служб контроля за соблюдением порядка демонстрации фильмов в сфере культуры и кинематографии и надзору в сфере массовых коммуникаций, что побудило нас подготовить настоящее заключение.

В процессе подготовки настоящего заключения было проведено исследование содержания, направленности и использованных художественных средств исполнения 20 серий мультипликационного сериала «Веселые лесные друзья» («Happy tree friends»), транслируемого российским телеканалом «2х2».

Суть каждой из серий мультипликационного сериала «Веселые лесные друзья» состоит в детализированной и натуралистической демонстрации крайне жестокой, насильственной гибели (мгновенной страшной или мучительной, растянутой по времени) одной или нескольких зверушек – героев этого мультсериала. Само по себе использование образов беззащитных зверушек создателями телесериала в качестве персонажей мультфильма «для взрослых» является показателем их низкого художественного и интеллектуального уровня, не говоря уже о чувстве личной ответственности и общественной нравственности. Однако для детей само уже использование этих образов является мощным стимулом эмоциональной идентификации с ними, что способно вызвать не только жалость и ужас, но и агрессивные фантазии и подражание агрессору.

Для примера приведем описания нескольких серий мультипликационного сериала «Веселые лесные друзья»: «Быстрое знакомство» и «Ski ya wouldn’t wanna be ya!» и др.

В мультфильме «Быстрое знакомство» лось Дылда катает на карусели трех зверушек (Зубастика, Смешинку и Лапочку), постепенно скорость карусели намерено настолько увеличивается, что один персонаж (Зубастик) не может удержаться и невольно отпускает лапки от перекладины карусельки, и срывается на большой скорости в направлении дерева, в которое и врезается. Натуралистично показаны потоки крови Зубастика, залившей дерево, оставшиеся в стволе дерева зубы Зубастика, сломавшиеся от удара чудовищной силы, искалеченное тельце погибшего Зубастика сползает вниз по стволу дерева, залитого его кровью. Другой зверек (Смешинка) держится из последних сил, пока не отламывается перекладина карусельки, за которую она пыталась удержаться. Вместе с отломившимся куском перекладины Смешинка отрывается от карусельки и летит в направлении отдельно стоящего разрубленного пополам полена, при ударе о которое тельце Смешинки разрывает пополам, заливая потоками крови все вокруг. После чего вдогонку прилетевший оборвавшийся обломок перекладины карусельки вонзается, пробив горло Смешинки, в полено, еще больше залив все кровью. Из-за все увеличивающейся скорости вращения лосем Дылдой карусельки, за которую изо всех сил пытается удержаться Лапочка, у нее отрываются лапки, две кисти (если можно так выразиться применительно к зверушке) и запястья остаются держаться за перекладину карусельки, а Лапочка с оторванными лапками под ее страшные, отчаянные крики улетает прочь, попадает в реактивный двигатель невесть откуда взявшегося рядом самолета и перемалывается его турбиной, заливая кровью почти весь самолет. После осуществления такой экзекуции довольный лось Дылда, насвистывая, удаляется. Этот эпизод предельно отчетливо показывает зрителю не только реальную возможность совершения убийства таким образом, но и хладнокровное бессердечие как норму поведения.

Здесь реализуется представление о насилии (нанесение тяжких телесных повреждений) как о норме поведения в контексте дружеских отношений: т.е. пригласить покататься на карусели, чтобы убить зверски каждого. СМИ периодически сообщают о большом количестве фактов немотивированной детской жестокости и подростковой преступности, вплоть до убийств. Подобные телевизионные «образцы для подражания» и фактически «методика насилия» обладают суггестивным влиянием на ребенка и дают ему возможные способы осуществления убийства или покушения на убийство. Мера осознанности и произвольности такого действия у ребенка, начиная со старшего дошкольного и вплоть до подросткового возраста, может быть достаточно снижена, т.е. ребенок просто повторяет увиденный алгоритм без осознания последствий для партнера и для себя. То же касается и современных фильмов, героями для детей становятся убийцы, бандиты, «машины для убийства». Игра становится реальностью. Стереотип поведения и антиидеалы закрепляются в поведении и психике.

При этом техника и стилистика рисования героев данного сериала такова, что она рассчитана именно на детскую аудиторию всех возрастов: от дошкольного и младшего школьного до подросткового. Главные герои мультсериала – рисованные зверушки также имеют вполне узнаваемые детские черты, пропорции тела, «облик» и психологические проявления, что усиливает момент идентификации ребенка с персонажем, неосознанное внедрение его характеристик в детское сознание. Лапочка – желтая зайчиха с белым чубчиком; Смешинка – розовое существо с красным бантиком на голове и короткими ушками; Зубастик – сиреневый бобренок; Дылда – сине-зеленый лось с повернутыми в разные стороны (один – вверх, другой – вниз) рогами; Флэки – красного цвета самка ежа (или дикобраза) с бантиком на голове; Лифти и Шифти – два брата енота. Художественная техника исполнения рисованных зверушек (героев мультсериала) такова, что эти мультфильмы внешне аналогичны известным детским «мультикам» и не могут не вызвать интереса у детей младшего возраста, поэтому должны оцениваться как созданные для просмотра именно детьми этой возрастной категории.

Для ребенка этого возраста характерна спонтанная способность к запечатлению и длительному сохранению визуальных и др. образов - так называемое «последействие», т.е. если на чистое детское сознание, как на фотопленку попадает образ, вызвавший у ребенка эмоциональный отклик (радость, испуг, потрясение и пр.), то он имеет силу сохраняться и воздействовать в течение длительного времени, иногда всю жизнь.

Это уже само по себе является формированием социальной установки ребенка на агрессивные действия в адрес сверстника или взрослого, либо его психологической готовности стать жертвой насилия в той или иной форме.

Визуальное воздействие на детей, стимулирующее их интерес к данному мультсериалу, как специфически направленному на определенные антиценности (немотивированное убийство с особой жестокостью) средству, дополняется и усиливается звуковым рядом, сопровождающим мультфильмы, включающим по контрасту милые и забавные звуки, в том числе издаваемые зверушками (пока они еще живы и не искалечены), эмоциональные восклицания и напеваемые ими песенки. Этот звуковой ряд оказывает определенное стимулирующее психоэмоциональное воздействие на детское восприятие и контрастирует с последующими событиями.

В серии «Ski ya wouldn’t wanna be ya!» Флэки сначала чуть не оказалась удавленной собственным шарфом, зацепившимся за двигающийся элемент канатной дороги. Затем, случайно наступив ножкой (заканчивающейся не то копытцем, не то похожей на него обувью) на торчащий из валявшейся под ногами доски гвоздь, истекая кровью, невольно скатывается на этой доске с высокой снежной горы. Флэки скатывается, так и оставаясь надетой ножкой на гвоздь, обильно орошая свой след на снегу бьющей из искалеченной ножки кровью. Затем, когда Флэки останавливается, начинается сход снежной лавины. Чтобы не попасть под лавину, Флэки пытается снова насадить травмированную ножку на гвоздь, но искалеченную ступню не удается приладить, и тогда Флэки, рыдая и крича от боли и отчаяния, насаживает на гвоздь здоровую ножку, после чего съезжает таким образом с горы, уходя от преследования снежной лавины. Двигаясь на большой скорости, Флэки не замечает металлической сетки, врезается в нее и оказывается расчлененной этой сеткой на десятки фрагментов, истекающих кровью.

В серии «Icy You» зеленая белка-сладкоежка Натти (Nutty) зашла в магазин сладостей, но, вывернув карманы, обнаружила, что денег нет. Взглянув на кассира (лося Дылду) и, увидев, что у него застрял язык в кассовом аппарате, Натти набрала огромное количество сладостей и решила поскорее удалиться из магазина. Но увидев автомат с новым напитком, она выкинула все, что набрала, взяла стаканчик и, нажав на рычаг, влила в него вязкую зеленую массу. Зверьку не понравилось, что стаканчики слишком маленькие, и Натти засунула в рот кран, из которого лился этот напиток. Вскоре ей стало плохо, и она решила закончить это, но обнаружила, что ее губы прилипли к металлическому крану аппарата. Пытаясь вырваться, она потянула так сильно, что вырвала себе половину лица, оторвав себе губы. Ей было очень больно, попятившись назад, она наткнулась на металлический прут и проколола себе спину насквозь. Струя выпитой жидкости стала вылетать из проколотого тела, придавая ему реактивный импульс и травмируя его. В конечном итоге, белку разорвало на куски и размазало о стеклянные двери магазина, залив их потоками крови. Двери открылись и затем, закрывшись, раздавили белку, превратив ее в месиво из крови, мозгов, иных частей тела. Показано, как у дверей магазина разлилась лужа крови, где плавали мозг, выпавшие глазные яблоки и оторванные конечности.

В серии «Летающие глазки» по лесу бежит радостный сиреневый бобренок Зубастик с леденцом в лапке. Бобренок спотыкается о корень дерева и падает, а леденец забивается ему за глазное яблоко. Пытаясь достать его из-под глаза, бобер нечаянно вырвал себе глазное яблоко, нечаянно использовав леденец на палочке как рычаг. Глазное яблоко, от которого к глазнице тянулся глазной нерв, залетело на ветку дерева, и там нерв завязался на узел. Бобренок еле залез на дерево и попытался достать глаз, но тут подлетел дятел и начал долбить глазное яблоко. От страшной боли бобер упал с дерева и повис, держась за глазной нерв, над обрывом. Со страшными страданиями он начал забираться по растянувшемуся глазному нерву как по веревке. Но на полпути бобренок сорвался, и когда он долетел до конца этой «веревки», ему вырвало мозг, затем на его труп упал с дерева его глаз. Заканчивается серия глумливой надписью: «Берегите ваши глазки».

Надпись: «Дети, дальше не смотрите», предваряющая мультфильм, не оказывает никакого реального предупредительного воздействия и напротив, рассчитана на привлечение дополнительного внимания и повышенного интереса ребенка, что также является определенным рекламным трюком.

Стимулированию такого интереса детей также способствует анонс к данному мультсериалу, размещенный на сайте телеканала «2x2»: «Просмотр не рекомендован детям, людям с неуравновешенной психикой, особо впечатлительным лицам, а так же активным защитникам сопливых детских мультфильмов. Остальные наверняка его видели. Сообщение для новичков: в каждом эпизоде как минимум один из этих миленьких маленьких зверюшек погибает нелепой насильственной смертью».

То есть уже сам анонс является дополнительным стимулирующим средством и определенной программой пропаганды средств убийства, его процесса и результатов, что фактически и демонстрируется.

Любые приключения и действия в данном сериале для большей части главных героев всегда заканчиваются их страшной смертью, натуралистично продемонстрированной зрителю. Представленные мультфильмы содержат подробные натуралистические изображения процесса и последствий насильственной смерти, травм, увечий, следов обильного кровотечения вследствие умышленных убийств, демонстрацию трупов, искалеченных тел, внутренних органов, отсеченных или оторванных частей тел героев мультсериала. Зрителям демонстрируется, как у зверушек вываливаются мозги, как их мозги клюют птицы, поедают мертвецы, как у зверушек вырываются глаза и языки, отрываются фрагменты их лиц, их конечности и иные части тела, как кишки зверушек наматываются на различные предметы. Все это сопровождается массированным показом обильных потоков и больших луж крови, демонстрацией страшных предсмертных хрипов и криков умирающих в страшных муках героев мультсериала. Мультфильмы акцентируют внимание на анатомических подробностях и физиологических аспектах травм, увечий, обильного кровотечения или смерти персонажей мультфильмов.

В этом мультсериале зрители (а это преимущественно несовершеннолетние дети!) впрямую сталкиваются с пропагандой насилия и жестокости – с формированием в детском сознании установок и стереотипов насильственного или жестокого поведения, побуждающих к актам противоправного насилия или жестокого обращения с антропоморфизированным (человеко-подобным) существом или животным. Для детского сознания, при частичном или полном смешении реальности и вымысла, такого рода информация способна стать пусковым механизмом поведения насилия в различных формах, либо агрессивных фантазий, реализуемых в последствии в поведении, в том числе и противоправном.

Налицо крайне суровая, безжалостная, беспощадная демонстрация жестокости – изображение или описание бесчеловечного обращения, включая пытки, истязания, мучения, глумление, применение изощренных способов нанесения увечий и лишения жизни вследствие несчастного случая, а также иных действий, причиняющих особые физические или психические страдания человеку (а равно существу, имеющему явное сходство с человеком) или животному.

Это значит, что используемые образы являются информацией устрашающего характера, поскольку способны вызвать появление у детей устойчивых страхов, паники или внушить ужас от вида травм, увечий, следов обильного кровотечения, искалеченных тел, внутренних органов или ампутированных частей тел антроморфизированных игрушечных рисованных животных.

Ряд мультфильмов этого сериала посвящен коротким историям про отца и его маленького сына. Каждая такая история заканчивается тем, что по гипертрофированной халатности отца его сын гибнет страшной мучительной смертью, ему причиняются ужасные травмы, несовместимые с жизнью. В серии «Water way to go» ребенок, оставленный на несколько минут без присмотра отцом (а до того ребенку наносится серьезная травма лица), остается под водой морского прилива, а отец, по ошибке принявший за своего сына уплывшую в сторону его детскую шапочку, жестоко убивает своего малыша посредством перемалывания его головы гребным винтом моторной лодки, на которой он поплыл его спасать. В серии «Заботливый отец» отец убивает своего сына посредством того, что наезжает газонокосилкой на мусор, перемолотые и выброшенные газонокосилкой осколки стекла, шприц, другие предметы летят в его ребенка, пробивая его голову и нанося тем самым ему травмы, несовместимые с жизнью (глаз повисает на нерве, часть головы отрывается, зрителям демонстрируется искалеченный мозг убитого ребенка). Заканчивается эта серия тем, что отец «по ошибке» сжигает труп своего сына. В серии «Чик, Чик. Ура» отец, постригая своего сына, тяжело травмирует ему голову (отрезает ухо, срезает большие полосы кожи с волосами и мышечной тканью с головы ребенка). В конечном итоге, ребенок гибнет жуткой смертью из-за того, что сам засовывает себе в рот электрическую машинку для стрижки волос, которая, изрезав ему полость рта, проваливается ему в пищевод, смертельно травмируя внутренности ребенка, убивая его.

В серии «Мячик» отец с сыном играют в мяч, который улетает через дорогу с оживленным движением. Отец, пытаясь поймать мяч, срывается в пропасть и попадает под вращающийся винт вертолета, висящего над ней, превращаясь в искалеченные куски, падающие вниз. Туда же спускается по веревке его сын, на которого затем падают тележка с телом лося, которую переносил вертолет, и сам вертолет, убивая ребенка.

Подобные сюжеты не только жестоко травмируют психику ребенка, но и трансформируют и так не вполне благополучные современные семейные отношения отцов и детей, ставят под вопрос формирование просемейных установок ребенка. Как сможет ребенок, просмотревший эти серии, внедривший эти образы в свое сознание и получивший эмоциональный удар, относиться затем к собственному отцу и к своему будущему отцовству?

Для детей различных возрастов от дошкольного до подросткового (и прежде всего препубертатного и пубертатного периода), характерны: несформированность механизмов психологической защиты, подчиняемость авторитету взрослого, доверчивость, внушаемость, зависимость, неумение прогнозировать возможные последствия действий других лиц и собственные реакции, а также последствия собственных действий, высказываний, поступков.

Основной направленностью, основой сюжетов и фактическими целями указанного мультсериала по сути являются:

1) общая деморализация сознания несовершеннолетних, дискредитация в их глазах семьи и родителей, дружеских отношений и пр.;

2) демонстрация насилия – демонстрация трупов убитых героев мультфильмов, следов кровопролития, а также изображение актов убийства, причинения вреда здоровью, иных видов физического насилия;

3) демонстрация жестокости – изображение бесчеловечного обращения, включая пытки, истязания, мучения, глумление, применение изощренных способов нанесения увечий и лишения жизни.

Таким образом, анализ содержания, направленности и использованных художественных средств исполнения указанных мультсериалов позволяет сделать следующие выводы.

Исследуемые материалы мультсериала направлены на формирование в массовом сознании и, прежде всего, в сознании несовершеннолетних, негативных социальных установок, на пропаганду изощренной жестокости, побуждают к совершению противоправных действий;

Указанный мультсериал представляет собой информацию устрашающего детей характера, осуществляет танатизацию сознания детей – стимулирование влечения к смерти. Он способен вызвать появление у детей устойчивых страхов, паники, внушить им ужас, напугать и устрашить их и, тем самым, нанести им существенные психологические травмы и сформировать виктимные установки.

Данный сериал формирует в сознании детей садистские/мазохистские установки, сильнейшим образом понижает их порог чувствительности к чужой боли, лишает их способности сопереживать страданиям других людей.

Применительно к более старшей аудитории, трансляцию мультсериала «Веселые лесные друзья» следует оценивать как противоправные действия, как пропаганду насилия и жестокости, распространение информации с целью формирования в массовом сознании детей установок и стереотипов насильственного или жестокого поведения, способного побудить или побуждающего к актам противоправного насилия, жестокого обращения с человеком или животным.

Проанализированный мультсериал российского телеканала «2х2» является специфической информацией, наносящей вред здоровью и развитию детей, как:

  • демонстрирующей насилие или жестокость;

  • носящей устрашающий характер;

  • провоцирующей детей к потенциально опасным поступкам и к антиобщественному поведению.

Демонстрация мультсериалов, подобных сериалу «Веселые лесные друзья», на телеканале «2х2», является злоупотреблением свободой массовой информации, грубейшим нарушением прав несовершеннолетних и законодательства Российской Федерации. Мультсериал «Веселые лесные друзья» является сильным психотравмирующим стимулом для несовершеннолетних и категорически им противопоказан.

Визуальные конструкции, используемые в мультфильмах, обладают суггестивным эффектом и способны оказать патогенное воздействие на актуальную и будущую жизнь ребенка, его физическое, психическое здоровье и нравственное развитие, что является грубейшим нарушением Конвенции о правах ребенка, других актов о защите детства, противоречит законодательству Российской Федерации об основных гарантиях прав ребенка и о средствах массовой информации.

Главный научный сотрудник, заведующая лабораторией Института развития дошкольного образования Российской академии образования, профессор МГППУ, доктор психологических наук В.В. Абраменкова

Директор Института государственно-конфессиональных отношений и права, доктор юридических наук И.В. Понкин

  

Понкин Д.И. О контенте телевещания телеканала «2х2»

Дорогая редакция «Шестого чувства»! Прошу вас ознакомиться с моим материалом по некоторым детским телесюжетам. Творится что-то невообразимое и страшное. И это что-то закладывается в души растущего поколения. Итак, речь пойдет о телеканале «2x2». Он начал свой эфир абсолютно идиотскими мультсериалами, а продолжил еще и шокирующими.

То, что на телеканале идет пропаганда педерастии, и так уже давно известно. Право, откровениям на этой почве нет предела! В мультфильме «Мультреалити»1 вообще четко сказано: (цитирую) «…не волнуйся, быть геем – это круто и тем более модно!». Этот мультсериал на деле является настоящим воплощением пропаганды всего низменного, греховного. Там рассказывается о семи мультипликационных героях, и у каждого свой порок, который демонстрируется в каждой серии. Например, Принцесса Клара – расистка, которая считает расизм абсолютно нормальным в жизни христианина! (Обратите внимание, у каждого героя своя религия!) Самый отвратительный участник шоу – Ксандер. Он гей, причем в первых 2-х сериях он утверждает что это не так, но в 3-й серии все остальные участники пытаются доказать Ксандеру, что он – гей, а после – что это абсолютно нормально (см. цитату выше). Далее – Свин Вонючка, свинья-извращенец, расист, постоянно испражняется, причем неважно, где. Самое главное – практически в каждой серии в открытую показывается его половой орган (без скрывающих эффектов). Еще «лучше» – Супергерой, педофил, некрофил, зоофил и мазохист. Далее по списку – Фокси Лав, обычной одеждой которой являются рыжий топ и мини-юбка. Фокси – садистка и бисексуалка, причем в 1-й серии она в открытую насилует Принцессу Клару. Несколько менее отвратный герой – Хреногубка, десятилетнее создание; он подвергается постоянной жестокости со стороны Свина. Единственный герой, который является абсолютно вменяемым и не имеющим пороков, – Линг-Линг, азиатский боевой монстр. Абсолютно нормален, так как, по сути, является животным с высоким интеллектом, интересуется только сражениями с другими такими же монстрами.

Далее – мультсериал «Приключения Большого Джеффа» («The Adventures of Big Jeff»). Карнавал извращений, каких еще свет не видел. В нем нет абсолютно никакого смысла. ВСЕГДА и в каждой серии главный герой Джефф ходит абсолютно голым, на нем только шляпа и розовые четырехколесные ролики, при этом никаких эффектов прикрытия не используется, всегда в открытую показывается его половой орган. Естественно, не обойтись без того, что он «голубой» и к тому же алкоголик.

Еще на канале показывается мультфильм «Рен и Стимпи» (англ. название – «Ren & Stimpy: The Adult Stories» – Рен и Стимпи: Мультфильмы для взрослых»). Это пошлый мультсериал, рассказывающий о двух собаках (имена соответственно названию). Рен – садист, Стимпи – мазохист, при этом Стимпи еще и гей, влюблен в Рена. Рен – извращенец, алкоголик, наркоман, курильщик, бабник, матерщинник, лгун и т.д. и т.п. (перечислять можно бесконечно).

Следом – мультфильм «Морлаб 2021» («Sealab 2021») – пошлый мультфильм, не имеющий никакого смысла. Постоянный мат, прикрытый кое-как (одну букву закрывают). Постоянная пропаганда алкоголя и наркотиков, жестокость, убийства, расчленёнка – вот принципы создания серий «Морлаба». Во многих сериях некая Дебби показывает свою обнаженную грудь.

Мультсериал «Металло-покалипсис» («Metallopo-calypse») рассказывает о группе «Детклок» (сатанисты и металлисты). В каждой серии кто-нибудь погибает. На сайте 2х2 выложено описание, которое подчеркивает зашкалившую жестокость мультфильма:

«…кого-то случайно пришибут или раздавят, или начинается массовая давка, в результате которой погибают сотни их поклонников. Но фанатов это не останавливает – доходит до того, что при входе на концерт фанаты подписывают бумагу, смысл которой в том, что в случае смерти или увечий винить они будут только себя. Можно представить, насколько кровав и брутален этот сериал…»

Кровь, жертвоприношения, сатанистские писания – вот он, «Детклок»!

Популярный мультсериал «ATHF» («AquaTeen Hunger Force», никак не переводится) тоже абсолютно непристойный, жестокий и гадкий. Рассказывает о трех необычных существах – Картошка Фри, Коктейль и Тефтель. Несколько более нормальный, чем все остальные, – Фрайлок (Картошка), так как является образованным. В одной из серий, рассказывается о том, что Шейк (Коктейль) и сосед Карл заказали проституток из России.

Еще на канале транслировался мультсериал «Иммигранты» («Immigrants»). Он рассказывает о двух иммигрантах-друзьях в Америке: русский Владислав и венгр Йошка. При этом, венгр – абсолютно нормален, но вот Влад – алкоголик в тельняшке и шапке-ушанке с советской звездой. Русский постоянно пьет водку, является нищим и безработным. Смысл – русский хочет понять «цивилизацию» в Америке, что означает – авторы считают Россию местом, до которого цивилизация не дошла.

Следом – коротенький мультсериал «Злобный Мальчик» («Angry Kid»). Рассказывает о мальчике-хулигане, крайне жестоком, пошлом и подлом. Часто встречается мат.

Далее – новый мультсериал «Стрипирелла» (Stripirella). Пошлый и отвратительный мультфильм о стриптизерше. Имеется множество откровенных сцен. Повсюду аморальность и непристойность.

Еще – мультипликационное скетч-шоу «Робоцып». В одной серии показывается, как Иисус убивает множество людей в месть за распятие. Таких сценариев у них еще очень много. Пошлость, аморальность и просто идиотизм – весь смысл сериала. Самое интересное – как анонсируют мультфильм в «2х2»:

«…это полный *%@#$&!!!!! Все, кто это видел, смотрят теперь на мир другими глазами…».

Множество кровавых сцен, множество мата в каждом сюжете.

«Великолепная Четверка» («Quads») повествует о четырех инвалидах и их друзьях. Естественно, среди друзей имеется гей. Сериал очень непристоен, пропагандирует алкоголь и курение, сюжет размыт.

Это пока все, что я могу привести в пример, но в действительности – их намного больше. В частности, стало известно, что телеканал закупил мультфильм «Спокойной Ночи, Малыши – Взрослая Версия», название которого не дает оснований предполагать что-то хорошее. Еще известно, что канал собирается купить японскую рисованную порнографию – «Хентай» для трансляции в ночное время после 0:30. Такие вот мрачные перспективы…

  

О секте духовно и нравственно растленных репликантов

Заявление Общественного комитета по правам человека

102 от 29.11.2008 Президенту РФ Д.А. Медведеву

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Прошу Вас взять ситуацию вокруг телеканала «2х2» под личный контроль.

Телеканал «2х2», пропагандирующий нацизм, садомазохизм и накотики (посредством 25-го кадра), пропагандирующий педофилию и транслирующий кадры детской порнографии (анимационный сериал «Крутой учитель Онидзука»), зоо-педофолию (анимационный сериал «Южный парк»), жестоко унижающий человеческое достоинство верующих католиков и всех христиан в целом, возбуждающий религиозную ненависть и вражду, провоцирующий международные скандалы и конфликты с Ватиканом, с рядом светских католических государств (анимационный сериал «Папский городок»), жестоко унижающий человеческое достоинство христиан, мусульман и евреев-иудаистов (анимационный сериал «Южный парк»), пропагандирующий культ насилия и жестокости (анимационные сериалы «Василиск», «Тетрадь смерти» и мн. др.), пропагандирующий детям педерастию (анимационный сериал «Мультреалити»), свободно продолжает действовать в телеэфире, оставаясь длительное время безнаказанным за совершенные им вопиющие преступления. Все заключения, подробно доказывающие преступный характер контента телевещания телеканала «2х2», доступны в интернете по адресу: .

По мнению специалистов, редакцию телеканала «2х2» и сформированный им устойчивый узкий круг фанатично, слепо преданных ему поклонников порнографическо-педофильско-экстремистской телепродукции указанного телеканала – духовно и нравственно растленных репликантов – вполне можно сравнить с агрессивной сатанистской сектой. При этом в качестве виртуального алтаря выступает тот виртуальный мир, который формируется телепродукцией телеканала. А «божеством» здесь выступает, как можно предположить, Мом – в древнегреческой мифологии «бог» злобных насмешек и мерзкого злословия.

Органы прокуратуры устойчиво не желают заниматься указанным телеканалом. (Предупреждение за показ 1 (одного единственного!!!!!!) экстремистского фильма при том, что экстремистских фильмов указанным каналом было показано несколько десятков, не может быть признано удовлетворительным.)

Но особо вопиющим оказалось поведение руководства Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций, покрывающего преступную деятельность указанного телеканала. Дело дошло уже до того, что советник руководителя Россвязькомнадзора Евгений Стрельчик публично стал выгораживать детскую порнографию, абсурдно и аморально заявив, что будто бы самые вопиющий сцены детской порнографии, нарисованные аниматорами, уже порнографией не являются (Россвязькомнадзор рассмотрит результаты экспертизы мультфильма "2х2" // /society/20081127/155966821.html. -- 27/11/2008).

Просим Вас немедленно уволить поборника и защитника анимационной детской порнографии Стрельчика с занимаемой должности и снять с занимаемой должности руководителя Россвязькомнадзора.

Просим Вас незамедлительно пресечь преступную пропаганду телеканала «2х2», по существу, превратившегося в одиозного, преступного «троллера» (активного провокатора, возбудителя конфликтов и вражды) в медийном пространстве.

С уважением,

Председатель Правления Т.А. Квитковская

  

Заявление Общественного комитета по правам человека

81 от 17.10.2008 Генеральному прокурору РФ

Ю.Я. Чайке по ситуации вокруг телеканала «2х2»

Уважаемый Юрий Яковлевич!

В процессе самого внимательного отслеживания и исследования противоправной деятельности редакции телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва» нами и обращающимися к нам гражданами, специалистами, организациями было выявлено длящееся грубейшее нарушение указанной телепрограммой законодательства Российской Федерации, выражающееся в систематической преступной демонстрации аудиовизуальных материалов со скрытыми вставками и использованием иных технических приемов и способов распространения информации, воздействующих на подсознание людей.

Как было объявлено в СМИ, Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций проводила полномасштабную проверку деятельности телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва», а значит, можно предположить, что указанной Федеральной службой были запрошены и получены архивы эфира указанной телепрограммы за последний период (месяц). Если это так, Вы сможете документально зафиксировать факты, изложенные ниже.

Приведем несколько примеров таких вставок. В основном выявленные нами вставки являлись частью рекламы серий анимационного сериала «Dethklok» («Metalocalypse»).

31.08.2008 в 16 часов 26 минут 48 секунд по московскому времени в пакете кадров (в секунду транслируется примерно 24-25 кадров) телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва» была произведена вставка и, соответственно, публичная трансляция изображения (4 или 5 кадров из 24) парада нацистских войск гитлеровской Германии (по мнению специалистов-историков, показано событие, происшедшее приблизительно в интервале 1934–1937 гг.), на продемонстрированном кадре четко видно многочисленное использование зафиксированными на кадре людьми так называемого «римского приветствия» (в нацистской Германии 1933-1945, как общеизвестно, это было официальное приветствие), зафиксированные на кадре люди одеты в форму нацистских штурмовиков, партийных функционеров НСДАП, военнослужащих Рейхсвера и войск СС (или их предтечи). В открытой головной машине колонны находится некто, похожий на фюрера Адольфа Гитлера.

Это же изображение в виде 1 кадра было вставлено и публично продемонстрировано телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва» в пакете кадров 07.09.2008 в 15 часов 10 минут 24 секунды, что дает основания говорить о систематичности преступной деятельности редакции телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва» по пропаганде нацизма, причем с использованием методов психологического насилия, поскольку воздействие на подсознание человека посредством использования специальных приемов (условно называемых «двадцать пятым кадром») как раз и является таким насилием.

Публичная трансляция телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва» данного кадра в качестве вставки (один кадр) является преступной пропагандой нацизма и, согласно Федеральному закону «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 № 114-ФЗ с послед. изменениями (пункт «б» статьи 1), является преступной экстремистской деятельностью, образует состав преступления, предусмотренного статьями 282 и 282.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По данному вопиющему факту пропаганды нацизма требуем возбудить в отношении руководства редакции телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва» и ЗАО «Телерадиокомпания «2х2» уголовное дело по статье 282 и по части первой статьи 282.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, незамедлительно обратиться, в соответствии со статьей 11 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», в суд с требованием о прекращении деятельности телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва».

Мы убеждены, что руководитель Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций Б.А. Боярсков не мог не знать о такой преступной деятельности редакции телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва». В его адрес нами и многими иными организациями неоднократно направлялись исчерпывающие подтверждения и доказательства экстремистской деятельности редакции телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва», в том числе множество экспертных заключений высококвалифицированных специалистов по экстремистским аудиовизуальным материалам анимационных сериалов «Южный парк» и «Папский городок».

В сознании российских граждан и без того отныне имя Б.А. Боярскова будет неразрывно связано с продемонстрированными телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва» экстремистским кадром пропаганды нацизма (см. выше), зоофильно-педофильно-порнографическими кадрами мастурбирования ребенком полового члена собаки (сериал «Южный парк»), экстремистскими кадрами публичной дефекации под себя персонажа «Папа Римский» и поедания им собственных испражнений (сериал «Папский городок»), кадрами пожирания детьми испражнений (сериал «Южный парк»), педофильными кадрами и кадрами детской порнографии сериала «Крутой учитель Онидзука», кадрами, где христианские традиции отождествлялись с фекалиями, евреи оскорбительно именовались «дебилами», а мусульмане-афганцы – «пескотрахами», поскольку продлившая 16.10.2008 указанной телепрограмме лицензию Федеральная служба по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций, тем самым, признала эти кадры хорошими. Отныне ситуации признания столь вопиюще преступных аудиовизуальных материалов непротивоправными, видимо, будут носить собирательно название «порно-казус Боярскова».

Но общественной оценки явно недостаточно. Экстренно и полномасштабно должны быть предприняты меры уголовно-правового реагирования со стороны государства.

Прошу Вас вынести Б.А. Боярскову предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности, выразившейся в его случае в том, что он всемерно содействовал преступной экстремистской деятельности редакции телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва», неправомерно продлил лицензии на осуществление телевизионного вещания ЗАО «Телерадиокомпания «2х2», грубейшим образом проигнорировав явные факты преступной деятельности редакции телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва», обратиться к Председателю Правительства Российской Федерации с предложением об увольнении Б.А. Боярскова с занимаемой должности.

Прошу Вас провести проверку соблюдения законодательства Российской Федерации при принятии Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций решения от 16.10.2008 о продлении лицензии на осуществление телевизионного вещания ЗАО «Телерадиокомпания «2х2» (/site/news/?id_news=1393) на 5 лет, до 17.10.2013, а также принятии Федеральной конкурсной комиссией по телерадиовещанию решения от 24.09.2008 г. «рекомендовать продлить лицензию» (по данным СМИ, состав указанной комиссии был сформирован на сутки до принятия решения по ЗАО «Телерадиокомпания «2х2», а на момент голосования физически присутствовало меньшинство членов указанной комиссии).

Обращаю Ваше внимание еще на ряд примеров преступной демонстрации телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва» аудиовизуальных материалов со скрытыми вставками и использованием иных технических приемов и способов распространения информации, воздействующих на подсознание людей.

31.08.2008 в 16 часов 26 минут 41 секунду по московскому времени в пакете кадров (напомним, в секунду транслируется примерно 24-25 кадров) была произведена вставка и, соответственно, публичная трансляция кадра-изображения женщины в садо-мазохистском облачении. Точно такая же трансляция указанного кадра была повторно произведена 07.09.2008 в 15 часов 10 минут 17 секунд.

31.08.2008 в 16 часов 26 минут 36 секунд, 31.08.2008 в 16 часов 26 минут 39 секунд, 31.08.2008 в 16 часов 26 минут 43 секунды, 31.08.2008 в 16 часов 26 минут 47 секунд, 07.09.2008 в 15 часов 10 минут 12 секунд, 07.09.2008 в 15 часов 10 минут 19 секунд по московскому времени в пакетах кадров были произведены вставки и, соответственно, публичные трансляции кадров-изображений беснующихся в экстазе групп молодых людей, явно находящихся в состоянии наркотического опьянения.

31.08.2008 в 16 часов 26 минут 46 секунд и повторно 07.09.2008 в 15 часов 10 минут 22 секунды по московскому времени в пакете кадров были произведены вставки и, соответственно, публичные трансляции кадра-изображения человека, явно находящегося в состоянии сильнейшего наркотического опьянения.

31.08.2008 в 16 часов 26 минут 43 секунды и повторно 07.09.2008 в 15 часов 10 минут 19 секунд по московскому времени в пакете кадров были произведены вставки и, соответственно, публичные трансляции кадра – схематического изображения человеческого черепа, составленного из таблеток, предположительно – наркотического действия.

Указанные вставки являются пропагандой употребления наркотиков, их использование является совершением преступления, предусмотренного статьей 230 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку такая пропаганда с использованием средств воздействия на подсознание людей представляет собой именно склонение к употреблению наркотических веществ.

По данному вопиющему факту пропаганды нацизма требуем возбудить в отношении руководства редакции телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва» и ЗАО «Телерадиокомпания «2х2» уголовное дело по статье 230 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Зафиксировано массовое использование одиночных кадров с изображениями сцен насилия, а также человеческих черепов, что является пропагандой культа насилия и жестокости.

Факт непосредственной вставки указанных кадров в аудиовизуальные материалы, отправленные в эфир, именно редакцией телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва» подтверждается вставкой-кадром с изображением разрушенного памятника В.И. Ленину (в пакете кадров 07.09.2008 в 15 часов 10 минут 17 секунд).

Использование вышеописанных приемов и средств психологического насилия и пропаганды в деятельности телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва» является грубейшим нарушением статьи 4 Закона РФ от «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124-1 (с послед. изменениями) – в части запрета использования в телепрограммах скрытых вставок и иных технических приемов и способов распространения информации, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье.

Прошу Вас незамедлительно пресечь преступную деятельность телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва».

Прошу Вас также провести проверку факта неправомерного вмешательства в процесс принятия Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций решения по вопросу о продлении лицензии на осуществление телевизионного вещания ЗАО «Телерадиокомпания «2х2» со стороны президента Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуарда Сагалаева. В частности, прошу проверить, не является ли причиной столь ярой деятельности Сагалаева по защите пропаганды телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва» употребления наркотиков, в том числе такой пропаганды посредством вышеуказанных методов психологического насилия над зрителями (использования т.н. «25-го кадра»), тот факт, что Сагалаев заявляет себя, по сути, адептом оккультно-религиозной секты поклонников Станислава Грофа (см. заявления Сагалаева на его сайте ).

Для справки, С. Гроф явился одним из самых активных пропагандистов употребления наркотика ЛСД и создателем собственной оккультно-религиозной секты, важнейшую часть ритуалов которой составляло употребление наркотиков. В Европе галлюциноген ЛСД (производное диэтиламид лизергиновой кисло­ты) считается наркотиком, существенно более опасным, чем кокаин и геро­ин

Вот, что писал сам С. Гроф о своей оккультно-религиозной системе и о наркотиках:

«Альберт Хофман косвенным образом больше других повлиял на мою личную жизнь и карьеру. Его гениальное открытие мощных психоделических эффектов ЛСД привело в 1956 году меня, тогда еще начинающего психиатра, к первому эксперименту с этим веще­ством. Этот эксперимент изменил всю мою жизнь и породил глубо­кий интерес к необычным состояниям сознания» (Гроф С. Космическая игра / Пер. с англ. Ольги Цветковой - М.: Изд-во Трансперсонального Института, 1997. – 256 с. – С. 7.8,10);

«Холотропные состояния можно вызвать при помощи целого ряда древних и туземных способов, так называемых «технологий свя­щенного» (там же, с.17);

«Индукция холотропных состояний была неотъемлемой частью шаманизма, ритуалов перехо­да и других церемоний туземных культур. Она представляла собой и ключевой элемент древних мистерий смерти» (там же, с.18);

«Холотропные состояния характеризуются особыми трансформа­циями сознания, связанными с изменениями во всех сферах вос­приятия, с сильными и зачастую необычными эмоциями, а также с глубокими переменами в мыслительных процессах. Нередко они сопровождаются множеством сильных психосоматических прояв­лений и неординарным поведением. В сознании происходят чрез­вычайно глубокие качественные изменения, но в отличие от бредо­вых состояний в нем не наблюдается грубых нарушений. В холотропных состояниях мы переживаем вторжение других измерений бытия, которые могут быть очень интенсивными и даже ошеломляющими» (там же, с.16);

Учитывая сказанное, считаем важным выяснить: не находился ли адепт С. Грофа Сагалаев во время своих заявлений в защиту телеканала «2х2» в состоянии, вызванном непосредственной реализацией рекомендаций Грофа по приему наркотика ЛСД, либо в трансовом «холотропном состоянии», вызванном иными методами?

Прошу Вас выяснить, имеется ли связь с реализуемыми телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва» методами психологического насилия в отношении зрителей и осуществляемой указанной телепрограммой всевозможных мерзостей и вероучением С. Грофа.

Прошу Вас также ответить, почему органы прокуратуры проигнорировали чистосердечное признание президента холдинга "Проф-медиа" Рафаэля Акопова (НТВ навел медиамосты // Коммерсантъ, 06.10.2008) о том, что его телепрограмма показывает «анимационную порнуху», то есть его признание в совершении преступления, предусмотренного статьями 242 и 242.1 Уголовного кодекса Российской Федерации?

Приложение – фотокопия указанного в настоящем заявлении кадра парада нацистских войск.

С уважением,

Председатель Правления Т.А. Квитковская

  

Заявление Общественного комитета по правам человека

49 от 26.05.2008 Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке,
председателю Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации А.И. Бастрыкину

21 мая 2008 года приблизительно с 23.15 по 23.28 одуревшая от собственной безнаказанности редакция телепрограммы «Телеканал 2х2» осуществила трансляцию в открытом эфире мультфильма «Mr. Hankey's Christmas Classics» из сериала «Южный парк».

Указанный мультфильм жестоко издевался и глумился над религиозными чувствами верующих христиан, жесточайшим образом унизил человеческое достоинство граждан по признаку отношения к религии, возбудил религиозную вражду.

Та лютая ненависть и звериная ненависть, которую изо всех сил в нашей стране сеяли к Русской Православной Церкви и к православным верующим журналист «Московского комсомольца» С. Бычков, руководители ксенофобского портала «Кредо-ру» А. Солдатов и В. Ойвин, руководитель гомосексуально-порнографических, матершинных и возбуждающих вражду выставок в Сахаровском центре Ю. Самодуров и ярый его защитник Л. Пономарев, уперто отстаивающие свое «право» плевать в душу верующих, цинично глумиться над ними, и противоправную ксенофобскую деятельность которых напрочь игнорируют правоохранительные органы (за исключением Самодурова), получили свое логическое продолжение и закономерное развитие в виде показа этого кошмарного мультфильма.

Указанный мультфильм обозначил человеческие испражнения, фекалии («мистер Говняшка», изображенный именно в виде человеческих испражнений) в качестве символа Христианского Рождества. Этот «мистер Говняшка» в мультфильме распевает и организует «рождественские песенки от мистера Говняшки».

Вначале мультфильма почтальон поет: «Все эти истории – отстой, фигня и мура. Знаем мы, кто на самом деле подарил нам праздник Рождества… Мистер Говняшка – рождественская какашка. Маленький, коричневый, к заднице прилипчивый. Подарок из глубин веков, радость несет нам… Видит любовь он внутри нас, ведь он – кусочек вас. Иногда с орешками, иногда с комочками. Может быть коричневым или зеленоватым. Но если вы едите достаточно клетчатки, на Рождество он придет к вам, ребятки. Мистер Говняшка любит меня, любит тебя, никого не обижает». Совершенно очевидно, что более свойственная для протестантизма формулировка «Иисус любит тебя» трансформирована в этом мультфильме в тему фекалий.

Затем транслируются кадры скачков уже непосредственно мистера Говняшки, напевающего: «Мистер Говняшка – Рождественская какашка! С Рождеством поздравляю, счастья желаю» (показывается, как кусок фекалий скачет по детям, пачкая их одежду и лица фекальными массами). «Давайте петь и веселиться, пока не пришла пора проститься», – продолжает петь кусок испражнений.

В мультфильме вкушение рождественской пищи было явным образом отождествлено с пожиранием человеческих испражнений, когда «мистер говняшка» пачкает лица и рты детей своими фекальными массами, а по сюжету мультфильма в песенной форме детям предлагается попробовать поесть испражнений, что, фактически позиционируется в качестве, по мнению создателей этого безумного мультфильма, характерного христианского рождественского обряда.

Кусок испражнений напевает: «В одну игру хочу сыграть. Надо засунуть меня в рот и сказать [при этом кусок испражнений скачет по ртам детей, пачкая их фекальными массами, а мультипликационные дети эти испражнения в мультфильме радостно поедают]: “Хоуди-хо, ням-ням-ням”. Счастливого Рождества и вам, и нам! Иногда он жидкий, иногда потверже, может быть почти водой, иногда не хочет отлипать. Мистер Говняшка – Рождественская какашка! Рождество уйдет, его позовет. Но насовсем он никогда не уйдет».

То есть показом данного мультфильма редакция телепрограммы «Телеканал 2х2» и бывший руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии М.Е. Швыдкой, ответственный за все то, что идет в телеэфир и попустительствовавший этому телеканалу, совершенно понятно показали российским христианам, как они воспринимают и оценивают Христианское Рождество – как ритуал копрофагии (пожирания экскрементов)!

Далее в мультфильме демонстрируется продолжительный набор сцен, объединенных общим наименованием «Рождество в аду», показывается, как там сошлись в безумном экстазе Адольф Гитлер, Сатана, сонм бесов, Мао Цзедун, они вместе пляшут, Сатана дарит Гитлеру рождественскую ёлочку, показывается прочий бред сумасшедшего, весьма оскорбительный для человеческого достоинства верующих христиан.

Лик Иисуса Христа в другой сцене показан в виде отвратительной рожи, в третьей сцене показано, как Святой Николай нецензурно посылает Иисуса Христа.

Еще далее, в качестве неотъемлемой части празднования Христианского Рождества обозначены пьянство и разврат.

В конце мультфильма кусок испражнений поет: «Вот и подошел к концу мой рождественский альбом. Черт, я был так рад снова вас всех повидать. Пожалуй, теперь мне осталось сказать всем только одно: “Счастливого вам рождества”», а дальше вместе доброй компанией выходят попрощаться с постепенно смываемым в унитазе куском испражнений Адольф Гитлер, Сатана, дети и некто, обозначенный в мультфильме как Иисус Христос. (Видимо, после такого показа «священник» (предполагаем, священник «церкви сатаны») Яков Кротов снова всем расскажет о «праве на богохульство».)

Очевидно, что такие, настолько запредельные даже для пропагандирующей и бесконечно транслирующей расчлененку, маньяков-убийц, зоофилию, педерастию, расизм и порнографию телепрограммы «Телеканал 2х2» действия были совершены по мотиву ярчайшей ненависти, звериной злобы и непереносимой ксенофобской нетерпимости руководства телеканала к христианству, христианским церквам и верующим христианам, их сознательным стремлением как можно более жестоко и ужасно оскорбить, растоптать человеческое достоинство верующих христиан.

Готовы представить свидетелей факта показа данного мультфильма указанным телеканалом в обозначенное время в обозначенную дату.

В другой серии сериала «Южный парк», так же показанной телепрограммой «Телеканал 2х2», осуществлялось глумление и издевательство над религиозными чувствами российских мусульман.

Прошу Вас незамедлительно возбудить уголовное дело в отношении руководства редакции телепрограммы «Телеканал 2х2», а также лиц, непосредственно ответственных за постановку в эфир 21 мая данного мультфильма по статье 282 Уголовного кодекса Российской Федерации, избрать в силу особой их социальной опасности им меру пресечения в виде взятия под стражу. Прошу Вас незамедлительно пресечь деятельность телепрограммы «Телеканал 2х2» как экстремистской, закрыть этот телеканал…

Прошу Вас расследование совершенного руководством редакции телепрограммы «Телеканал 2х2» экстремистского преступления поручить любой другой, кроме Басманной межрайонной прокуратуры ЦАО города Москвы, от которой мы получили уже достаточно много пустых отписок, уверяющих нас, что это замечательный телеканал, транслирующий мультфильмы, приходящиеся по нраву руководству Басманной межрайонной прокуратуры.

Приложение – видеозапись указанного мультфильма на CD.

С уважением,

Председатель Правления Т.А. Квитковская

  

Понкин И.В. Духовные рейдеры против нравственности. Краткая справка по ситуации вокруг телеканала «2х2»

Телепрограмма «Телеканал “2х2” Москва» (ЗАО «Телеканал 2х2») осуществляет вещание с 01.04.2007. Заявляемый концепт телеканала – показ исключительно анимационной продукции, преимущественно – для взрослой аудитории. Хотя данный телеканал, конечно же, смотрят и несовершеннолетние. Вещание осуществляется некодированных сигналом, более того, посредством рекламных и медийных технологий, телеканал старательно привлекает аудиторию в возрасте от 11-12 лет.

Вещание осуществляется по кабельным сетям в качестве регионального телевещателя в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и Ленинградской области, а также в пакетах спутниковых телеканалов еще в ряде субъектов Российской Федерации (Республика Башкортостан и др.).

С самого начала телеканал «2х2» сделал ставку на медийный бизнес на пороках, осуществляя намеренный отбор для выпуска в эфир самых эпатирующих и провокационных мультсериалов, выражающих грубое неуважение к обществу и общественному порядку, возбуждающих религиозную и национальную ненависть и вражду, пропагандирующих насилие и жестокость. Рекламный слоган телеканала «2x2» – «Выключи мозг, включи "2x2"» – стал лейтмотивом его деятельности.

Это не могло не повлечь массовых протестов со стороны общественности.

20 августа 2007 г. Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников) обратился в Генеральную прокуратуру РФ и Россвязьохранкультуру с требованием прекратить показ мультипликационных сериалов «Маленькие лесные друзья» и «Приключение Большого Джефа», транслируемых телеканалом «2х2». Это требование было поддержано заявлением Консультативного совета глав протестантских церквей России, выступлениями представителей Русской Православной Церкви, иудаистов и мусульман, а также общественных организаций и граждан, жителей Москвы.

В основу своей позиции один из руководителей РОСХВЕ К.В. Бендас положил пакет специально проведенных экспертиз, выполненных специалистами в различных областях знания, в том числе психологом Е.В. Сарапуловым, докт. психол. наук, проф., руководителем лаборатории профессиональной подготовки педагога Нижегородского государственного лингвистического университета имени Н.А. Добролюбова В.В. Рыжовым.

9 ноября 2007 года известный детский психолог, главный научный сотрудник, заведующая лабораторией Института развития дошкольного образования Российской академии образования, профессор МГППУ, доктор психологических наук В.В. Абраменкова и автор настоящего материала представили подготовленное ими заключение на основании проведенного исследования содержания, направленности и использованных художественных средств исполнения 20 серий мультипликационного сериала «Веселые лесные друзья» («Happy tree friends»), транслируемого российским телеканалом «2х2».

4 марта 2008 года на основе заключения, подготовленного тремя экспертами, под руководством докт. психол. наук, проф. В.И. Слободчикова (помимо него – также докт. психол. наук В.В. Абраменкова и автор настоящего материла), Россвязьохранкультура вынесла официальное письменное предупреждение редакции телепрограммы «Телеканал “2х2” Москва» о недопустимости нарушения законодательства Российской Федерации. Предупреждение было направлено за подписью заместителя руководителя Россвязьохранкультуры С.К. Ситникова в связи с показом телеканалом «2х2» двух мультсериалов: «Маленькие лесные друзья» (почти не пересекающийся с предыдущим заключением набор выпусков этого мультсериала) и «Большой Джефф».

Организованная редакцией телеканала «2х2» истерика в СМИ ожидаемого эффекта не принесла. И редакция телеканала сочла наиболее разумным указанные мультсериалы с эфира снять.

В апреле 2008 г. Комиссией Общественной палаты РФ под председательством митрополита Калужского и Боровского Климента были проведены специальные слушания по вопросу нравственности в СМИ. Во время слушаний ярко выявила свою позицию член Общественной палаты Зелинская, буквально затыкавшая рты критикам указанного телеканала.

21 мая 2008 г. в вечернем эфире редакция телепрограммы «Телеканал 2х2» осуществила трансляцию в открытом эфире мультфильма «Mr. Hankey's Christmas Classics» из сериала «Южный парк» (это был уже, как минимум, повторный показ этой серии, предыдущий показ состоялся 9 января 2008 года). Указанный мультфильм возбудил религиозную вражду и жестоко унизил человеческое достоинство граждан по признаку отношения к религии (христианству).

Этот показ вызвал массовые протесты верующих христиан и иных лиц, выражающих уважительное отношение к христианству.

26 мая 2008 г. руководитель Общественного комитета по правам человека Т.А. Квитковская обратилась к Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке и к председателю Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации А.И. Бастрыкину с требованиями «незамедлительно возбудить уголовное дело в отношении руководства редакции телепрограммы «Телеканал 2х2», а также лиц, непосредственно ответственных за постановку в эфир 21 мая данного мультфильма по статье 282 Уголовного кодекса Российской Федерации, незамедлительно пресечь деятельность телепрограммы «Телеканал 2х2» как экстремистской, закрыть этот телеканал». Данное заявление получило широкую известность в СМИ и вызвало ожесточенно негативные реакции поклонников телеканала, особенно в их блогах, на форумах, в том числе угрозы физической расправы непосредственно в отношении Т.А. Квитковской.

Однако не столь известно, что российскими протестантами было собрано свыше 1800 подписей под коллективным заявлением граждан в прокуратуру с требованием лишить редакцию указанного телеканала лицензии на телевещательную деятельность и привлечь его руководство к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного статьей 282 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Была масса и единоличных инициативных заявлений аналогичного свойства от российских граждан в самые различные инстанции, прежде всего в органы прокуратуры и в Федеральную службу по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.

Прокуратура заказала психолого-лингвистическую экспертизу, выполненную специалистами МГУ им М.В. Ломоносова по 118 мультфильмам – сериям из «Симпсонов», «Гриффинов», «Metalocalypse», «Мультреалити», «Ленор – маленькая мертвая девочка», «Злобный мальчик», которые этими специалистами были признаны не соответствующими требованиям законодательства о защите нравственного и психического развития детей, об охране их здоровья.

Ряд экспертиз был заказан НП «Адвокатское бюро профессора М.Кузнецова» Московской городской коллегии адвокатов, Общероссийским общественным движением «Всероссийское родительское собрание», известным своими серьезными экспертными ресурсами и реальными успехами в деле ликвидации организаций, занимающихся растлением российских школьников под видом «секспросвета», а также Российским объединенным союзом христиан веры евангельской.

18 августа 2008 года было представлено заключение комиссии экспертов под руководством главного специалиста Департамента образования города Москвы А.Ю. Соловьева (помимо него также – канд. филол. наук А.С. Мельков, докт. пед. наук, проф., психолог Е.А. Екжанова, докт. пед. наук, проф., психолог Е.Г. Силяева и автор настоящего материала), которая провела психолого-педагогическое и юридико-лингвистическое исследование представленного ей анимационного фильма «Рождественские песенки от мистера Говняшки» («Mr. Hankey’s Christmas Classics») из сериала «Южный парк», сделав детально обоснованный вывод о наличии всех необходимых и достаточных оснований для оценки указанного мультфильма как унижающего человеческое достоинство по признаку отношения к религии и оскорбляющего религиозные чувства верующих (христиан, мусульман, иудаистов, а также в несколько меньшей степени – буддистов и представителей других религий), как возбуждающего религиозную вражду. Исследование этого мультфильма позволило экспертам (2 психолога, 1 филолог, 1 педагог, 1 юрист) сделать вывод, что главной целью этого мультфильма и определяющей сутью его сюжета, а равно главной целью его создания и публичной демонстрации, в данном случае – демонстрации телепрограммой «Телеканал «2х2» Москва» (ЗАО «Телеканал «2х2»), является целенаправленное возбуждение религиозной ненависти и вражды посредством изощренного издевательства, надругательства над верующими христианами, мусульманами и иудаистами, циничного оскорбления их религиозных чувств, жестокого унижения чести и достоинства верующих указанных религий по религиозному признаку, дисфорического высмеивания и злобных издевательств над сакральным или религиозно значимым для верующих указанных религий, формирования клеветнически искаженного, ложного образа указанных религий, их традиций и их верующих.

По обращению Общероссийского общественного движения «Всероссийское родительское собрание» докт. юрид. наук, проф. кафедры конституционного и муниципального права России Московской государственной юридической академии, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, профессор Н.А. Михалева и докт. мед. наук, проф., главный научный сотрудник ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского» Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию Ф.В. Кондратьев подготовили заключение от 29.08.2008 по содержанию мультипликационных фильмов «Двойник» (сезон № 1, выпуск № 1) и «Поездка» (сезон № 1, выпуск № 9) из мультипликационного сериала «Папский городок» («Popetown»). В процессе заключения эксперты пришли к выводу о том, что мультипликационные фильмы «Двойник» (сезон № 1, выпуск № 1) и «Поездка» (сезон № 1, выпуск № 9) из мультипликационного сериала «Папский городок» («Popetown») могут быть совершенно обоснованно оценены как унижающие человеческое достоинство верующих католиков.

По обращению Адвокатского бюро профессора М. Кузнецова Московской городской коллегии адвокатов было подготовлено заключение канд. психол. наук, декана факультета педагогики и методики дошкольного образования Московского гуманитарного педагогического института С.Н. Толстиковой и канд. психол. наук, доцента кафедры психологии Московского гуманитарного педагогического института Г.Н. Травиновой от 03.09.2008 по содержанию сцены в выпуске № 4 «Мультипликационные войны, часть II» сезона показа № 10 мультсериала «Южный парк», идущей ближе к финалу указанного мультфильма и показывающей, как некто, именуемый в мультфильме и именующий себя как «Иисус», бросается фекалиями. Вывод экспертов: представленная на исследование указанная сцена выпуска № 4 «Мультипликационные войны, часть II» сезона показа № 10 мультсериала целенаправленно жестоко унижает человеческое достоинство верующих христиан, изощренно и в высшей степени болезненно оскорбляет их религиозные чувства.

РОСХВЕ заявил о наличии у них заключений по аудиовизуальной продукции, транслируемой телеканалом «2х2», подготовленных привлеченными для этого двумя десятками экспертов.

22 августа 2008 года Басманная межрайонная прокуратура на основе результатов проверки по факту трансляции 9 января 2008 года в эфире телеканала «2х2» серии мультфильма «Южный парк» (про «мистера Говняшку») вынесла гендиректору телеканала «2х2» предупреждение о недопустимости распространения экстремистских материалов в средствах массовой информации (сообщение об этом начало освещаться с 8 сентября 2008 г.). Как было заявлено, была также принята во внимание экспертиза, проведенная специалистами Центра судебных экспертиз СЗАО Москвы, которые признали экстремистским содержание сериала «Южный парк».

Кроме того, Межрайонной прокуратурой в Басманный районный суд Москвы на основании федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» было направлено заявление о признании содержания указанной выше серии мультфильма «Южный парк» экстремистским материалом.

Помимо этого Генпрокуратура направила в Федеральную службу по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций информационное письмо о сложившейся негативной ситуации, связанной с показом телеканалом «2х2» 12 мультсериалов (всего 118 мультфильмов), нарушающих, по мнению заместителя Генерального прокурора РФ Буксмана, законодательство Российской Федерации и наносящих вред детской психике.

С публичной жесткой критикой телеканала выступили протестанты, ряд общественных организаций, граждане.

В своем «Открытом обращение» от 1 сентября 2008 г. Российский объединенный Союз христиан веры евангельской (пятидесятников) выразил обоснованные претензии к транслируемым телеканалом «2х2» мультсериалам «Крутой учитель Онидзука», «Бивис и Баттхед», «Стриперелла», «Братья-Потрошители», «Грязный Гарри», «Злобный Мальчик», «Ленор: маленькая мертвая девочка», «Современные отбросы», «Шоу уродов», «Южный парк». Из всех обращений и заявлений критиков телеканала «2х2» это обращение, пожалуй, явилось самым нестандартным и интересным. Протестанты призвали объявить бойкот телеканалу, привлечь к ответственности его руководство и вообще ликвидировать телеканал.

После заявления протестантов начался очередной всплеск публикаций в СМИ, в которых в основном выражалось сочувствие телеканалу, а протестанты всячески поносились.

Редакция телеканала и сочувствующие ему лица стали упорно проводить в СМИ, в интернет-форумах и блогах несколько доминирующих информационных линий в контр-пропагандистской войне в защиту телеканала, всячески формируя в массовом общественном сознании несколько мнений (в разном их сочетании):

протестанты мстят за то, что им не отдали эту частоту, которую они сами хотели взять для осуществления религиозной проповеди;

все критики работают на отъем телевизионной частоты и привлечены рейдерами, осуществляя таким образом постановку дымовой завесы перед реальными интенциями организаторов;

к телеканалу «2х2» придираются, потому что боятся придираться к крупным телеканалам, транслирующим не менее безнравственные передачи;

претензии к телеканалу осуществляются мракобесами, не понимающими шуток и ненавидящими прогрессивную часть телезрителей;

придираться только к телеканалу «2х2» неправильно, поскольку вокруг много всяких источников безнравственности и экстремизма, которыми и нужно заниматься в первую очередь;

заявлять о насилии на телеканале «2х2» глупо, поскольку такое насилие есть в детских сказках, в произведениях Гоголя, Пушкина, Толстого и т.д., которые никто не запрещает.

Очевидно, что все эти мнения – продукт контрпиаровской кампании, они не имеют никаких реальных оснований. Именно эти линии рекомендовали к реализации руководству телеканала привлеченные ими пиар-менеджеры.

Тем не менее, в течение последнего месяца все эти информационные темы периодически появляются в различных СМИ. Именно на этих тезисах выстраивает свою защиту руководство телеканала «2х2».

И следует признать, что информационную войну телеканал «2х2» выигрывает с большим отрывом.

Протестантов поддержали представители Русской Православной Церкви (протоиерей Всеволод Чаплин, протоиерей Александр Ильяшенко, протоиерей Михаил Ходанов, священники Димитрий Першин и Андрей Постернак и мн. др.), публично сделавшие свои принципиальные и жесткие критические в адрес телеканала «2х2» заявления.

10.09.2008 Российский совет Российской Древлеправославной кафолической церкви (старопоморцев-федосеевцев), традиционно подвергаемый отвязной ругани экстремистским и клеветническим сайтом «Портал Кредо-ру», обычно защищающим аморализм (экстремистские выставки в «Сахаровском центре и проч.), направил председателю Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации А.И. Бастрыкину и Генеральному прокурору Российской Федерации Ю.Я. Чайке заявление по телеканалу «2х2», потребовав закрыть этот телеканал и привлечь его руководителей к уголовной ответственности.

Против аморальной телепропаганды выступил архиепископ Уфимский и Стерлитамакский Никон, а также глава Духовного управления мусульман Нижегородской области (ДУМНО) Умар-хазрат Идрисов, призвавший мусульман России содействовать в ликвидации телеканала «2х2».

Координационный центр мусульман Северного Кавказа (КЦМСК) в своем заявлении от 11.09.2008 на имя Генерального прокурора РФ Ю.Я. Чайки потребовал немедленно пресечь экстремистскую деятельность телеканала «2х2», признать в судебном порядке серии «Мультипликационные войны, часть II» анимационного сериала «Южный парк» (десятый сезон, выпуск четвертый), «Рождественские песенки от мистера Говняшки» (третий сезон, пятнадцатый выпуск), «Очень дерьмовое Рождество» (четвертый сезон, семнадцатый выпуск), «Дэмиэн» (первый сезон, восьмой выпуск), «Падение Красных Саней» (шестой сезон, семнадцатый выпуск), «Мультипликационные войны, часть I» (десятый сезон, выпуск третий) анимационного сериала «Южный парк» экстремистскими материалами. Мусульмане потребовали привлечь руководство этого телеканала к уголовной ответственности и «надолго изолировать» его от российского общества. Попытки обратить внимание на то, что телеканал на Северном Кавказе не показывает, а потому, мол, претензии северокавказцев пусты, были неубедительны, поскольку КЦМСК объединяет мусульман – представителей народов Северного Кавказа, проживающих в разных регионах, в том числе в тех, где этот телеканал вещает на региональных частотах или доступен в пакетах спутниковых телеканалов.

Духовное управление мусульман Кабардино-Балкарии (председатель ДУМ КБР муфтий Анас Пшихачев) поддержало требование Координационного центра мусульман Северного Кавказа прекратить вещание телеканала «2x2».

Еще ранее, в Предложениях Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России по созданию Совета по контролю за соблюдением прав ребенка на телевидении, направленных на имя министра внутренних дел РФ, содержалась критика телеканала «2х2». Это было вообще одно из первых критических выступлений.

17.09.2008 Общероссийское общественное движение «Всероссийское родительское собрание» (председатель – Г.С. Авдюшин) направило руководителю Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций Б.А. Боярскову и Генеральному прокурору Российской Федерации Ю.Я. Чайке очень жесткие заявления по телеканалу «2х2», где потребовало на основании пакета имеющихся у этого движения заключений специалистов лишить редакцию телеканала «2х2» лицензии на телевещание, привлечь ее руководителей к ответственности, запретить ряд мультфильмов как экстремистские, порнографические или иным образом нарушающие законодательство Российской Федерации.

В заявлении депутата, председателя Комиссии по здравоохранению и охране общественного здоровья Московской городской Думы Л.В. Стебенковой от 25.09.2008 № 57-09-69/8 Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке по телеканалу «2х2» содержалось требование вынести редакции телеканала "2х2" за трансляцию мультсериала «Папский городок» предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности и добиться в судебном порядке признания этого сериала экстремистскими материалами. Депутат также потребовала от прокуратуры в связи с систематической трансляцией экстремистских аудиовизуальных материалов («Южный парк», «Папский городок»), порнографических материалов («Южный парк», «Мультреалити», «Стрипирелла» и др.), материалов, пропагандирующих насилие и жестокость («Крутой учитель Онидзука», «Металлопокалипсис» (Metalocalypse) и др.) обратиться в суд с иском о лишении телеканала «2х2» лицензии на телевещание, а также обратиться в Федеральную конкурсную комиссию по телерадиовещанию (ФКК) с официальным представлением о недопустимости экстремистской деятельности, выражающейся в поддержке экстремистских материалов телеканала «2х2».

Несомненно, следует также отметить, что, во-первых, в защиту телеканала выступил священник Русской Православной Церкви, настоятель домового храма МГУ Максим Козлов (на что стразу же довольно жесткий ответ дал Общественный комитет по правам человека на сайте «Нравственность и закон»). Во-вторых, практически все крупные православные СМИ либо оставили данную ситуацию совершенно без внимания, либо ограничились перепечаткой одной или нескольких новостей из других источников (исключение – «Русская линия» и, несколько меньше, «Радонеж» и «Интерфакс-Религия»; фактически основная масса материалов разыскивалась среди критиков телеканала и затем аккумулировалась на сайте «Нравственность и закон»). И в третьих – практически все православные организации, систематически собирающие с православных коммерсантов деньги на «защиту нравственности» как на реализацию основного и главного направления своей деятельности (а это весьма внушительные суммы, доходящие в некоторых случаях зачастую до сотен тысяч долларов), остались в стороне, промолчали, просто проигнорировав ситуацию вокруг одного из наиболее значимых сейчас факторов разрушительного воздействия на подрастающее поколение. Все эти толпы «гневных воительниц», потрясающих кулаками в адрес абстрактных растлителей и абстрактной «закулисы» на всевозможных «православных конференциях», массово проводящихся ежегодно и давно уже превратившихся в большинстве случаев исключительно в средство отмывки и списания спонсорских денег, все эти движения в защиту семьи и нравственности, за нравственное возрождение и за духовную культуру как-то остались за кадром. Трансляция пропаганды порнографии, педофилии, зоофилии (вспомним хотя бы зоофильско-педофильско-порнографическую сцену из «Южного парка», где ребенок мастурбирует псу половой орган до достижения тем оргазма), возбуждение сериалами «Южный парк» и «Папский городок» религиозной ненависти и вражды к христианству никакого интереса у обозначенных движений, сообществ и лиц не вызвали.

Фактически основную активность развернули и основную тяжесть борьбы понесли протестантские и мусульманские организации, и анализ сложившейся ситуации не дает никаких оснований говорить о том, что их мотивация к этому могла бы быть хоть как-то связана с желанием прорекламировать себя, поработать на свой имидж. Обвинения в их адрес в этом просто бесчестны и неосновательны.

В настоящее время руководство телеканала "2х2" обратилось в суд с иском об обжаловании действий прокуратуры.

Фиксируется организация руководством телеканала контр-информационной кампании, направленной на очернение критиков и на привлечение поддержки своей зрительской аудитории.

В Москве, Санкт-Петербурге, в других городах прошли коллективные и одиночные пикеты в поддержку телеканала. Следует отметить, что, как сообщили СМИ, 19 сентября 2008 г. в Санкт-Петербурге был проведен несанкционированный пикет в поддержку телеканала «2х2», организованный активистами т.н. движения «Оборона», созданного на основе движения «Идущие без Путина» и активистов Михаила Ходорковского.

Активность и многочисленность участников таких мероприятий обусловлены двумя факторами: 1) активной организационной деятельностью руководства телеканала «2х2», 2) тем фактом, что телеканал уже сформировал довольно многочисленный пласт своих поклонников, бездумно его обожающих и готовых, в том числе, на радикальные (и даже экстремистские) действия, чтобы его защитить.

Поэтому в интернете началась откровенная травля ряда экспертов, сделавших критические заключения по аудиовизуальным материалам, транслируемым телеканалом «2х2», в адрес протестантов начали поступать угрозы физической расправы, оскорбления.

24 сентября 2008 г. Федеральная конкурсная комиссия по телерадиовещанию (ФКК) при Минсвязи России единогласно рекомендовала пролонгировать вещательную лицензию телеканалу «2х2». Однако попытки руководства телеканала объявить о своей победе были явно натянуты, поскольку иной орган продлевает лицензии на телевещание. Одно дело «рекомендация» и совсем другое продление лицензии.

Доктор юридических наук, член Общественного совета при МВД России И.В. Понкин

  

Понкин И.В. Оценка книги Д. Брауна «Код да Винчи»

и снятого на ее основе одноименного фильма

Распространение книги Д. Брауна «Код да Винчи» и снятого на ее основе одноименного фильма является преступлением, предусмотренным ст. 282 Уголовного кодекса Российской Федерации. Приступив к обсуждению этой темы, необходимо предельно четко сформулировать предмет этого обсуждения. Сейчас не обсуждается вопрос, имеет ли человек право на религиозные воззрения, отличающиеся от религиозной веры христиан. Несомненно, имеет. Не обсуждается вопрос, вправе ли каждый трактовать те или иные события, религиозные или иные исторические источники (в том числе Библию) не так, как это принято в христианстве. Вправе. Предмет нашего обсуждения – книга «Код да Винчи» и содержащиеся в ней тексты, текстовые конструкции, которые только возбуждают вражду и унижают религиозные чувство верующих и их человеческое достоинство по признаку отношения человека к религии.

Указанное произведение и одноименный фильм вызвали во всем мире бурную дискуссию. Но российские СМИ продолжают сводить суть этой дискуссии к тезису: «некие не вполне адекватные верующие заявляют, будто бы их религиозные чувства оскорблены», в то время как это просто безобидный вымысел и прочее.

Однако при внимательном прочтении книги «Код да Винчи» выявляется наличие в книге на целом ряде страниц высказываний, побуждающих сентенций, обвинений, определенно воспринимающихся верующими как циничное оскорбление религиозных чувств, унижение их человеческого достоинства, причиняющее им глубокие нравственные, душевные страдания.

Так, постоянное глумливое сравнение христианских храмов с половыми органами не только не способствует терпимому отношению христиан к таким «литературным произведениям», но и глубоко оскорбляет их религиозные чувства.

Дадим пример такого рода оскорбительных сравнений: «…продолговатый неф старинного собора символизировал собой чрево женщины… Вход в собор как бы символизировал собой женскую… Да. Все уменьшающиеся своды – это как бы губы влагалища, а нависающие над входом складки – это клитор. – Он вздохнул. – Знаете, сразу захотелось войти в церковь» (с. 391).

Из того же ряда абсурдная логическая цепочка, выстраиваемая автором для сведения Марии Магдалины исключительно к понятию женских гениталий: «Символ Марии Магдалины. Поскольку ее имя было запрещено Церковью, она получила несколько псевдонимов. Символ Розы напрямую связан с пятиконечной звездой Венеры и Компасом Розы… Роза является анаграммой слова «Эрос»… Цветок розы напоминает женские гениталии» (с. 308). Книга вообще буквально пронизана своеобразной сексуальной озабоченностью ее автора, получающей отражение в такого рода типичных для Д. Брауна сентенциях: «Чем больше у тебя пенисов, тем выше твой чин» (с. 288).

Книга «Код да Винчи» подвергает крайне оскорбительным нападкам, порочению христианство в целом, все христианские церкви и христиан. Приведем еще несколько примеров.

Об Иисусе Христе: «Почти все, чему учили нас отцы о Христе, есть ложь и фальшивка» (с. 284). На с. 299 приписываемая Иисусу Христу «жена» вообще названа «подружкой». Хорошо еще, что не словами, отражающими женщину легкого поведения.

О Христианской Церкви: «Церковники организовали настоящую кампанию, чтобы опорочить Марию Магдалину» (с. 295); «У Церкви имеется огромный опыт по этой части. На протяжении двух тысячелетий она угнетала и уничтожала тех, кто угрожал ей разоблачением… Да, Церковь больше не устраивает крестовых походов ради избиения неверных, но от этого влияние ее ничуть не ослабло. Не стало менее агрессивным… Могу лишь догадываться, какому террору подвергла Церковь Вашего деда» (с. 487–488).

В соответствии с российским законодательством (да и зарубежных стран) о противодействии терроризму, термины «террор», «терроризм» и «террористический» имеют исчерпывающе определенное правовое содержание и не могут быть произвольно использованы в качестве аллегории или гиперболы.

Имеется множество еще более жестких текстовых конструкций, которые направлены не только на возбуждение вражды и унижение человеческого достоинства по признаку отношения к религии, но и на прямое побуждение к совершению противоправных действий в отношении христианских религиозных организаций.

«Следует ли разрешать Церкви и впредь вбивать лживые идеи в головы людей через свои книжки? Следует ли разрешать Церкви распространять свое влияние, влияние, что достигается путем убийств, обмана и преследований? Нет, с этим следует покончить!» (с. 489). Налицо – прямой призыв, прямое побуждение к погромам христианских церквей всех деноминаций.

Еще цитаты. О Библии: «Новый Завет – фальшивка» (с. 410); «Многие спекулируют на заблуждениях и ложных чудесах, обманывая глупое меньшинство… Слепое невежество сбивает нас с пути. О! Жалкие смертные, раскройте глаза! … Библия не прислана к нам с небес по факсу… Библия – это творение человека, моя дорогая, а вовсе не Бога. Библия не свалилась с небес нам на головы. Человек создал эту историческую хронику смутных времен, а затем она прошла бесчисленное количество переводов, дополнений и переделок. В истории никогда не существовало подлинного варианта этой книги» (с. 279). Относительно библейских сюжетов написано, что «истинно верующие всегда понимали, что истории эти – сплошная метафора… Религиозная аллегория постепенно стала частью реальности. Плотно и неразрывно вплетена в нее. И помогает миллионам людей жить в этой реальности, мириться с ней и становиться лучше. А тут вдруг выяснится, что эта реальность – фальшь. Что они заблуждались» (с. 411).

О христианстве в целом говорится как о некой грандиозной афере всех времен и народов, заявляется, что император Константин «создал некое подобие религиозного гибрида, приемлемого для обеих сторон… Налицо рудименты языческой религии в христианской символике… Ну и все элементы католического ритуала… были непосредственно позаимствованы из более ранних языческих религий… В христианстве все заимствовано» (с. 281).

Совершенно очевидна личная ненависть и нетерпимость Д. Брауна к христианству и христианам и обусловленное этим его циничное стремление навязать свое отношение читателям «Кода да Винчи».

Приведенный ряд цитат (лишь малая часть) совершенно определенно свидетельствует, что «Код да Винчи» – это не просто переданный посредством художественно-литературных средств вымысел. Это – произведение, которое далеко перешло границы, дозволенные Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международных актов о правах человека.

Автор книги перешел ту грань, которая разделяет свободу слова и запрет унижения человеческого достоинства и оскорбления религиозных чувств верующих. Нет никакой абсолютной, ничем не ограниченной свободы слова. Законодательство любой страны мира содержит нормы, запрещающие возбуждение вражды.

С жесткой критикой в адрес «Кода да Винчи» выступили Русская Православная Церковь, российские мусульмане (Центральное духовное управление мусульман России, Совет муфтиев России), протестанты (лютеране и пятидесятники). С жесткой критикой выступили также российские иудаисты, которые заявили о своем возмущении содержащимися в этой книге нападками на иудаизм.

Все эти выступления свидетельствуют о том, что в обществе посредством распространения указанных книги и фильма была возбуждена вражда. Какая именно? Здесь – два аспекта. Во-первых, и книга, и снятый на ее основе фильм направлены на провоцирование в обществе вражды, ненависти и нетерпимости к христианам. Христианская церковь, в целом, подается как террористическая организация, в книге она постоянно связана с понятием «террор», что в истории она всех «терроризирует», совершает подлоги, обманы, убийства и прочие уголовно наказуемые или осуждаемые в нравственном плане деяния. Читая «Код да Винчи», человек получает сильнейшее психологическое воздействие (это было доказано психологами Института психологии РАН), направленное на инициирование в нем крайне негативного, нетерпимого, враждебного отношения к христианству и христианам.

Во-вторых, с другой стороны, среди христиан возбуждается ответные чувства обиды и негативизма в ответ на глубокие, совершенно необоснованные и ничем не обусловленные оскорбления их религиозных чувств, на необоснованное, ложное вменение им совершения уголовных преступлений, причем массовых, никогда христианами не совершавшимися. По сути дела, христианская церковь представляется террористической организацией. В этих условиях вполне прогнозируема реакция верующих христиан.

Книга «Код да Винчи» вышла в свет несколько лет назад, и сразу же вокруг нее разразился скандал (по указанным выше причинам). Как минимум, за полгода до премьеры фильма «Код да Винчи» было известно о том, что такой фильм снимается и выйдет в недалеком будущем на экраны всего мира, в том числе и России.

Соответствующие органы исполнительной власти были обязаны по роду своей деятельности знать, не могли не знать об этом. И при решении вопроса о распространении указанных книги и фильма они были обязаны учитывать права и свободы российских граждан – вне зависимости о того, каковы при этом их (чиновников) собственные убеждения. Фактом распространения книги «Код да Винчи» и одноименного фильма в кинотеатрах и массового выпуска его на DVD в российском обществе была возбуждена вражда. Де-факто было унижено человеческое достоинство огромного числа людей по признаку отношения к религии (христианства).

  

II. «Гей-парады»

Богатырев А.Г., Кузнецов М.Н., Кулиев П.Р., Михалева Н.А., Понкин И.В., Абраменкова В.В. Заключение от 25.07.2006

относительно правовой возможности публичного

проведения «гей-парадов»

I. Вводная часть

Заключение подготовлено по обращению Екатеринбургской ассоциации родительских комитетов.

Предмет заключения

Предметом настоящего заключения является вопрос о правомерности открытого проведения в городах и иных населенных пунктах Российской Федерации массовых публичных мероприятий, направленных на пропаганду гомосексуализма, – так называемых гей-парадов, а также оценка правовой и фактической обоснованности позиции и аргументов, которыми организаторы гей-парада стремятся доказать правомерность их требований разрешить его проведение.

В настоящем заключении не рассматриваются вопросы личных прав гомосексуалистов на выбор сексуальной ориентации и на общение друг с другом, вопросы их личной жизни и общения между собой, деятельности в Москве и других городах России гомосексуальных закрытых клубов и иных организаций гомосексуалистов.

Материалы, использованные при подготовке настоящего
заключения:

1. Видеозаписи гей-парадов (гей-фестивалей) в Екатеринбурге в 2004 и 2005 гг.

2. Описание в СМИ проведенного гомосексуалистами и трансвеститами «парада любви» 27.05.2006 в Санкт-Петербурге, в непосредственной близости от католического храма Святой Екатерины Александрийской; описания в СМИ неудавшегося гей-парада в Москве 27.05.2006, проведенных гей-парадов в Риге, Таллине, Берлине, Лондоне, Риме, Амстердаме, иных городах мира.

3. Публикации в СМИ и научной литературе по тематике гомосексуализма, в том числе публикации, выступления, заявления идеологов гомосексуализма, прежде всего – Н.А. Алексеева, И.С. Кона и С.Т. Агаркова.

4. Заявления руководителей и представителей крупнейших религиозных организаций России по рассматриваемым вопросам.

В заключении исследованы следующие вопросы:

1. Анализ содержания и направленности гей-парада в контексте защиты прав и свобод человека.

2. Оценка состоятельности обоснования необходимости проведения гей-парада целью защиты прав гомосексуалистов.

3. Оценка состоятельности обоснования необходимости проведения гей-парада целью защиты гомосексуалистов от «экстремистских действий».

4. Оценка обоснованности утверждения организаторов гей-парада о том, что его проведение не нарушит права и законные интересы детей.

5. Оценка обоснованности утверждения организаторов гей-парада о том, его проведение не нарушает права и законные интересы верующих граждан.

6. Оценка состоятельности обоснования допустимости проведения гей-парада тем, что в ряде зарубежных стран гей-парады уже давно проводятся.

7. Оценка состоятельности обоснования допустимости проведения гей-парада ссылкой на то, что в ряде зарубежных стран гомосексуализм воспринимается как социальная норма.

8. Оценка состоятельности обоснования допустимости проведения гей-парада аргументом об отмене в Российской Федерации уголовного преследования за гомосексуальные отношения.

9. Правомерность ограничения государством проведения гей-парадов в целях защиты общественной нравственности.

10. Оценка состоятельности обоснования необходимости проведения гей-парада целью защиты одной из форм семьи.

11. Необоснованность оценки критики в адрес гомосексуализма и его пропаганды как «гомофобии».

II. О терминологии

Под понятием «гей-парад» в настоящем заключении понимается массовое публичное мероприятие (гей-парад, лав-парад, гей-фестиваль, гей-шествие и другие аналогичного характера и направленности публичные мероприятия), проводимое в виде демонстрации, шествия (как вариант – фестиваля) в открытом для свободного посещения месте, где присутствует неограниченный круг лиц, не являющихся гомосексуалистами, рассчитанное на массового, в том числе и прежде всего, невольного зрителя, направленное, фактически, на пропаганду гомосексуализма в качестве нормального, прогрессивного, элитарного и т.п. образа жизни, нормы сексуального поведения и сексуальных отношений.

Согласно статье 2 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 19.06.2004 № 54-ФЗ:

публичное мероприятие – открытая, мирная, доступная каждому, проводимая в форме собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования либо в различных сочетаниях этих форм акция, осуществляемая по инициативе граждан Российской Федерации, политических партий, других общественных объединений и религиозных объединений. Целью публичного мероприятия является свободное выражение и формирование мнений, а также выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики;

демонстрация – организованное публичное выражение общественных настроений группой граждан с использованием во время передвижения плакатов, транспарантов и иных средств наглядной агитации;

шествие – массовое прохождение граждан по заранее определенному маршруту в целях привлечения внимания к каким-либо проблемам.

Гомосексуальность – половое влечение, направленное на лиц своего пола. Это понятие охватывает не только периодическое сексуальное поведение или сексуальное влечение, но и в целом весь образ восприятия собственной личности (его или ее самоидентификацию), способ отношений с мужчиной и женщиной (его или ее влечения).

Под термином «гомосексуализм» в настоящем документе понимается как мужской гомосексуализм, так и женский (лесбиянство).

Понятию «гей» в конструкции «гей-парад» в гомосексуальной литературе дается следующее толкование: «Gay – англ. аббревиатура от “good as you”, означающая: “ничем не хуже, чем ты”», хотя, как отмечает Л.П. Лобанова, изначально «слово “gayпроисхо­дит из языка уголовников XVIII века, и под ним подразумевались прости­тутки и прожженные проходимцы».

Поскольку российское законодательство не содержит четких дефиниций по исследуемой тематике, целесообразно обратиться к зарубежному законодательству.

Согласно подпараграфам 1–3 § «f» «Определения» статьи 654 «Политика относительно гомосексуализма в Вооруженных Силах» главы 37 «Общие требования службы» части II «Личный состав» субтитула A «Общий Военный Закон» титула 10 «Вооруженные Силы» Свода законов США:

«Термин “гомосексуалист” означает человека, который независимо от пола участвует, пытается участвовать, имеет склонность участвовать, или намеревается участвовать в гомосексуальных действиях, и охватывает термины “гей” и “лесбиянка”.

Термин “гомосексуальный акт” означает –

(A) любой физический контакт, активно предпринятый или пассивно допущенный, между представителями одного и того же пола с целью удовлетворения сексуальных желаний; и

(B) любой физический контакт, который разумному человеку понятен как демонстрирующий склонность или намерение участвовать в акте, описанном в подпараграфе (A)».

III. Основная часть

Актуальность исследования правовой обоснованности позиции и аргументации организаторов и сторонников проведения гей-парада в Москве и иных городах России, обусловлена увеличением масштабов их пропагандистско-идеологической деятельности, фактами их сознательной конфронтации с российским обществом и властями ряда субъектов Российской Федерации.

Поводом для подготовки настоящего заключения послужила ситуация, связанная с попыткой проведения гей-парада 27.05.2006 в городе Москве. В проведении данной акции было отказано, и правоохранительные органы были вынуждены пресечь незаконное публичное мероприятие гомосексуалистов.

1. Анализ содержания и направленности гей-парада в контексте защиты прав и свобод человека.

Согласно Клиническому руководству «Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств», утвержденному Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 06.08.1999 № 311: «Критериями сексуальной нормы являются: парность, гетеросексуальность, половозрелость партнеров, добровольность связи, стремление к обоюдному согласию, отсутствие физического и морального ущерба здоровью партнеров и других лиц. Расстройство сексуального предпочтения означает всякое отклонение от нормы в сексуальном поведении, независимо от его проявлений и характера, степени выраженности и этиологических факторов». Следовательно, гомосексуальность к сексуальной норме не относится.

Отношение к гомосексуализму как к социальному и сексуальному отклонению присуще нравственным, культурным традициям всех народов России.

Однако идеология гомосексуализма и тесно связанная с ней «гомосексуальная культура» давно уже перешли из маргинального социального пространства в самопозиционирующееся как элитарное, а в настоящее время активно стремятся занять место в массовой культуре самых широких слоев населения.

Поскольку гомосексуальность – это определенная как личностная, так и социально-групповая комплексная морально-психологическая и культурная идентичность, существенно иной, отличный от всех других людей образ жизни и, в определенной мере, особая система ценностей, психология мышления и поведения, то гей-парад влечет не просто изменение поведения или увлечений, но кардинальное изменение сексуальной, культурной и психологической идентичности человека, системы его нравственных ценностей, включая представления о семье.

Анализ содержания и формы проведенных ранее гей-парадов позволяет выделить следующие их общие существенные признаки:

• вульгарная, нарочито избыточная красочность и эпатажно гипертрофированная помпезность, проникнутая идеологией гомосексуализма и разврата и транслирующая посредством наглядной агитации эту идеологию на зрителей;

• аффектация поведения организаторов и основных участников, непристойность их действий (публичная имитация совершения гомосексуальных актов, иные физические контакты, которые «разумному человеку понятны как демонстрирующие склонность или намерение участвовать в гомосексуальном акте»; публичный показ неприличных жестов, непристойная демонстрация обнаженных ягодиц и пр.);

• непристойные, вызывающего вида костюмы, агрессивно вульгарный, намеренно эпатирующий внешний вид его основных участников (мужчины, напоказ наряженные в женское белье, в бутафорские бюстгальтеры и т.п.; атрибутика садомазохизма и пр.), оскорбляющие нравственные чувства лиц, не являющихся гомосексуалистами;

• проведение в открытом для свободного посещения месте, где присутствует неограниченный круг лиц, не являющихся гомосексуалистами, с расчетом на массового, в том числе и прежде всего, невольного зрителя;

• провокационность, осознанное допущение или сознательная нацеленность на создание ситуации столкновения интересов разных социальных групп.

Как показывает анализ прошедших гей-парадов и выступлений их организаторов, суть этих публичных мероприятий обусловлена их действительными целями:

• активное формирование общественного мнения, в том числе путем массированной пропаганды, о том, что гомосексуализм (в восприятии подавляющего большинства людей – порок, безнравственное, аморальное поведение) является социальной нормой, а представления о нем как о пороке являются устаревшими;

• навязывание психологических установок на принятие нормальности и социальной привлекательности, даже престижности, прогрессивности и элитарности гомосексуализма; придание гомосексуализму в общественном мнении, прежде всего в среде молодежи, привлекательного образа;

• размывание и нейтрализация традиционных нравственных норм в обществе;

• реализация сопутствующих бизнес-целей.

Содержание, направленность и внешняя сторона гей-парада оказывают сильнейшее воздействие на психику, на сознание зрителей, в том числе невольных.

Для сравнения, военный парад, по сути своей, является подобным мощным и действенным средством формирования психологических установок на патриотизм, уважения к Вооруженным Силам страны, формирует сильные чувства сопричастности к государственности и единства народа перед лицом внешних военных угроз.

Аналогично, гей-парад представляет собой эффективную психотехнологию для формирования вполне определенных психологических установок – на восприятие и принятие гомосексуализма в качестве нормы сексуальных отношений и сексуального поведения, нормального образа жизни.

Гей-парад задумывается и намеренно проводится таким образом, чтобы обеспечить привлечение максимально возможной зрительской аудитории, чтобы люди, невольно оказавшиеся в непосредственной близости от места проведения (улицы прохождения, площади или стадионы размещения сцен для действий и представлений) гей-парада, были вынуждены, не желая того, невольно видеть и слышать это действо. Фактически – против своей воли воспринимать, осуществлять рецепцию, усвоение его психологического и информационно-пропагандистского воздействия. Следовательно, гей-парад грубо нарушает законодательно закрепленный важнейший принцип проведения публичного мероприятия – принцип добровольности участия в публичном мероприятии (пункт 2 статьи 3 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» от 19.06.2004 № 54-ФЗ).

Причем сам факт проведения гей-парада оказывает на гетеросексуальную аудиторию шокирующее и оскорбляющее воздействие независимо от того, пойдут ли участники гей-парада шествием в эпатирующих одеяниях и со средствами наглядной агитации или в обычной повседневной, скромной одежде, без средств наглядной агитации.

Как указывается в Концепции улучшения положения женщин в Российской Федерации, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 08.01.1996 № 6, недостаточная морально-нравственная оценка проституции, особенно в средствах массовой информации, ведет к росту числа женщин, занимающихся проституцией, несмотря на ее безнравственность.

Аналогично, недостаточно принципиальная нравственная оценка гомосексуализма, особенно в СМИ, ведет к нарушениям прав и законных интересов граждан, прежде всего – несовершеннолетних. В литературе, научных исследованиях зафиксированы свидетельства некоторых людей, которые испытывали в результате внешних влияний гомосексуальные желания, но, по их собственным заявлениям, вопреки этим желаниям никогда в гомосексуальные отношения не вступали. Навязчивая пропаганда гомосексуализма элиминирует, разрушает нравственные ограничители не только у вышеуказанных лиц, но и вовлекает других гетеросексуалов в гомосексуальные отношения посредством использования различных способов психологического воздействия (групповое давление, навязывание ложных установок посредством психологического манипулирования, спекулирование на элитарном положении в обществе отдельных гомосексуалистов и идее гомосексуальной идентификации и поведении как средствах быстрого продвижения по социальной лестнице и т.п.).

Идеологи гомосексуализма косвенно сами подтверждают пропагандистский характер гей-парадов и их ориентированность, главным образом, на гетеросексуальную аудиторию: «Парады геев являются роскошными праздниками, торжеством свободы, и на них стекаются даже бóльшее количество гетеросексуалов с детьми и семьями, чем сексуальных меньшинств».

Такая пропаганда, навязывание гомосексуализма людям, не разделяющим гомосексуальных убеждений, грубейшим образом нарушает их конституционные права и свободы, прежде всего – свободу убеждений и свободу вероисповедания (статьи 29 и 28 Конституции Российской Федерации).

Устроители гей-парада, пренебрегая требованием Конституции Российской Федерации о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (часть 3 статьи 17), противоправно посягают на права и законные интересы абсолютного большинства граждан России, агрессивно навязывая им гомосексуализм в качестве нормального образа жизни, нормы сексуальных отношений и сексуального поведения, выражая тем самым явное неуважение к обществу.

Гей-парад преподносится как «праздник любви». Но «любовь», к которой призывают организаторы гей-парада, в восприятии и представлениях абсолютного большинства граждан является не любовью, а сексуальными отношениями, причем не нормальными, а сексуальным отклонением, пороком.

Процитируем для примера несколько типовых демагогических доводов сторонников проведения гей-парада:

«Опять вот на прошлой неделе наши заскорузло-замшелые чиновники-бюрократы сами опозорились на всю Ивановскую (в данном случае – на всю Европу) и Москву опозорили-обломали, лишив смутных надежд называться все-таки когда-нибудь всесторонне модной и продвинутой столицей». В действительности, только для гомосексуалистов город, попустительствующий пропаганде гомосексуализма и нарушениям прав несовершеннолетних и их родителей, является «всесторонне модной и продвинутой столицей», тогда как для абсолютного большинства населения оценка такой ситуации – прямо противоположная.

Еще аргумент: «Чиновники обвиняют “Love Parade” в якобы гомосексуальной пропаганде и, кажется, ущемлении морально-этических чувств граждан! Но о какой морали и этике может идти речь, когда напротив Госдумы круглосуточно шеренгами стоят проститутки?!» Очевидно, что другое социальное зло – проституция – никак не оправдывает и не усугубляет ситуации вокруг проведения гей-парада, просто не имеет к ней прямого отношения. Но такого рода аргументы вполне типичны для пропагандистов сексуальных извращений, стремящихся подменить демагогическими заявлениями обсуждение по существу вопроса.

Общими чертами всей аргументации организаторов гей-парада в обоснование допустимости его проведения являются использование заведомо ложных утверждений и психологических манипуляций, подмена предмета дискуссии.

Логично, что государство, отменившее уголовно-правовой запрет гомосексуальных отношений, не запрещает полностью гомосексуалистам проведение своих корпоративных встреч. (В противном случае, требовалось бы вернуть норму об уголовной ответственности за гомосексуализм в Уголовный кодекс). И театры со спектаклями, подобными спектаклям Р. Виктюка, сейчас существуют. Р. Виктюк сам так определял суть своего творчества, когда его спросили, что значит для него «гей-культура»: «Это сердцевина всего того, чем я занимаюсь!». Как утверждают очевидцы, зал на его спектаклях почти полностью занимают геи и лесбиянки. Эти спектакли – для них и о них, о чем Р. Виктюк заявлял неоднократно. Речь не идет о запрете таких спектаклей (хотя очевидно право граждан высказывать свои критические суждения об этом) или же акций гомосексуалистов вдали от общественных мест, подобных описанной журналистами акции «гей-шашлычки», прошедшей 09.05.2006 в лесу в Подмосковье.

Массовые публичные гей-парады характеризуются совершенно иной направленностью. Их суть – именно агрессивная навязчивая пропаганда. Проведение таких акций – это форма жесткого аморального прозелитизма, основанного на игнорировании убеждений тех, кто становится объектом пропагандистского воздействия, но изначально не разделяет данных убеждений.

Учитывая, что значимыми основополагающими признаками и элементами гомосексуальной «культуры», в том числе, являются: стремление к обнаженности напоказ, доведенное, зачастую, до гипертрофированных форм эксгибиционизма, и предметно-мировоззренческая ориентированность гомосексуализма исключительно на орально-генитально-анальном, навязывание гомосексуализма лицам, не разделяющим гомосексуальные убеждения, не может не восприниматься ими как жестокое оскорбление их нравственных чувств, причинение им глубоких нравственных страданий, определяемых ими в большинстве случаев как крайне болезненные, невыносимые.

Именно поэтому периодически проходят массовые демонстрации протеста против насильственного навязывания гомосексуализма как в России, так и в других странах. Ярким примером этого явилась манифестация протеста в начале 1999 г. в Париже, в которой приняло участие более 100 тысяч человек – католиков, евреев-иудаистов, мусульман, протестантов и неверующих. Манифестанты выступали с протестами против принятия закона о «гражданском пакте солидарности», приравнивавшего юридически и фискально гомосексуальные союзы к гетеросексуальным семьям.

То, что гей-парады имеют провокационный характер, убедительно подтверждается стремлением их устроителей проводить демонстративные публичные акции вблизи мемориалов, посвященных войне с нацизмом, жертвам террора и т.п. Причем осуществляется это в таком виде, что выглядит притворством, оскорбительным издевательством и циничным действом, а не искренним выражением чувств благодарности и памяти, и в результате является существенным раздражителем общественности.

Не существует никаких рациональных обоснований необходимости устроения пропагандистских гей-акций около таких мемориалов. Гомосексуалисты (как отдельная социальная группа) не внесли никакого вклада в разгром нацизма. С другой стороны, ничто не препятствует им в личном качестве выразить уважение, благодарность героям и жертвам войны или репрессий, без устроения шоу и идеологических заявлений. Но такой вариант, очевидно, не устраивает организаторов гей-парада, так как не дает требующийся им эффект для привлечения внимания СМИ.

Устроение гей-акций вблизи мемориалов, посвященных войне с нацизмом, жертвам террора и т.п., следует оценивать как проведение гей-парада в завуалированной форме, особенно оскорбительной для большинства общества, считающего гомосексуализм опасным для индивида, общества, социального института семьи сексуальным извращением.

При этом ориентированность гей-парада на широкий общественный резонанс, на скандал дает основания оценивать его как особо изощренную форму мелкого хулиганства, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу и сопровождающееся оскорбительным приставанием к гражданам.

В определенных ситуациях гей-парады обоснованно рассматривать, в том числе, и как экспансию идеологии гомосексуализма из-за рубежа, намеренные провокационные действия отдельных иностранных граждан, поскольку значительную часть участников гей-парадов в странах Прибалтики и Восточной Европы составляют иностранцы-гомосексуалисты, специально приезжающие для участия в таких мероприятиях. Так было, к примеру, во время гей-парада в июле 2005 г. в Риге. О роли иностранных участников неудавшегося гей-парада в Москве 27.05.2006 достаточно много сообщали российские СМИ.

2. Оценка состоятельности обоснования необходимости проведения гей-парада целью защиты прав гомосексуалистов.

Одним из средств продвижения идеологии гомосексуализма, используемым также для обоснования необходимости проведения гей-парадов в российских городах, является распространение и эксплуатация мифа о массовой дискриминации гомосексуалистов в России.

Обществу навязывается в качестве аксиомы утверждение, что гомосексуалисты являются дискриминируемым, виктимизированным меньшинством, а потому, будто бы, они нуждаются в наделении особыми правами и привилегиями по сравнению со всеми остальными. Но такое утверждение является ложным, а обсуждаемая дискриминация – фикцией.

В действительности, гомосексуалисты не дискриминированы в правах в сравнении с другими гражданами Российской Федерации, они пользуются всей полнотой прав и свобод человека и гражданина.

Анализ содержания заявлений о дискриминации гомосексуалистов позволяет выявить, что таковые имеют отношение не к дискриминации в общепризнанном юридическом смысле этого понятия. В абсолютном большинстве такие заявления являются голословными и не содержат указаний на конкретные факты, а их суть состоит в требовании законодательно предоставить гомосексуалистам не равные права с гетеросексуалами, а особые права, дополнительные привилегии. При этом обоснованный отказ в удовлетворении таких требований они необоснованно называют «дискриминацией».

В качестве основных «особых прав» и привилегий, предоставления которых требуют идеологи гомосексуализма, заявляются следующие:

• «право» беспрепятственно и неограниченно вести публичную пропаганду гомосексуализма, то есть фактически – осуществлять навязывание гомосексуализма людям с гетеросексуальной ориентацией, в том числе детям;

• «право» на полный запрет любой, даже обоснованной, критики в их адрес в связи с их гомосексуальностью, относительно любых их действий, связанных с гомосексуализмом;

• «право» преследовать людей за убеждения в порочности и ненормальности гомосексуализма, вплоть до введения уголовной ответственности за критику гомосексуализма;

• «право» на законодательное выделение гомосексуалистов как особой социальной группы среди всего остального населения и наделение их привилегированным статусом.

Очевидно, что все перечисленные требуемые гомосексуалистами «права» и требования являются экзотическими пожеланиями и не могут быть законодательно закреплены, они юридически необоснованны и даже абсурдны, неприемлемы в демократическом правовом государстве.

Не существует никаких рациональных, юридически и фактически значимых оснований для того, чтобы гомосексуалистам законодательно были бы предоставлены особые правовые привилегии, превышающие в своей совокупности объем прав человека и гражданина, установленный и гарантированный для всех, входящие в противоречие с правами и законными интересами других граждан Российской Федерации.

Звучащие в обоснование таких требований заявления о дискриминации гомосексуалистов являются ложью, поскольку не является и не может считаться дискриминацией юридически обоснованный отказ в удовлетворении беспочвенных требований для себя ничем не обусловленных дополнительных правомочий, каких-то особых, по сравнению со всеми, прав.

В действительности, дискриминацией являлся бы отказ в принятии на работу или увольнение с работы, отказ в зачислении на учебу, иные нарушения прав и свобод, нарушения равноправия граждан, осуществленные из-за их нетрадиционной сексуальной ориентации. Однако, идеологи гомосексуализма лишь эксплуатируют тематику защиты прав человека для обоснования своих неправомерных посягательств на права гетеросексуалов, преследуя цель установления тотального доминирования и диктатуры частных интересов и идеологии сексуальных меньшинств над образом жизни и этикой большинства населения.

Тот факт, что вся «борьба» идеологов гомосексуализма за особые права и привилегии ориентирована не столько на органы власти, сколько на общественность, не разделяющую гомосексуальных убеждений, свидетельствует о ложности заявлений о борьбе за права сексуальных меньшинств посредством проведения гей-парадов.

Беспочвенные обвинения в дискриминации гомосексуалистов (то есть в совершении уголовно наказуемого преступления, предусмотренного статьей 136 Уголовного кодекса Российской Федерации), звучащие в отношении лиц, считающих недопустимым и незаконным навязывание им гомосексуализма, а также пропаганду этого детям, только лишь в связи с критическими оценками гомосексуализма или отстаиванием своих прав, сами по себе, представляют клевету, то есть совершение преступления, предусмотренного статьей 129 Уголовного кодекса Российской Федерации. Направление таких необоснованных обвинений в виде заявлений в правоохранительные органы представляет собой заведомо ложный донос о совершении преступления, то есть преступление, предусмотренное статьей 306 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По существу, идеология гомосексуализма является воинствующей безнравственностью, активной контр-нравственностью. Рассуждения о возможности нормального сосуществования идеологии гомосексуализма с исторически сложившимися в России нравственными нормами не выдерживают никакой критики в том смысле, что идеология гомосексуализма сегодня не приемлет спокойного, ориентированного исключительно на себя существования, а гомосексуальный агрессивный прозелитизм объективно является неотъемлемой частью гомосексуальной идеологии.

У авторов изданий, пропагандирующих и защищающих гомосексуальный образ жизни, практически любые нормы, защищающие общественную нравственность, даже не имеющие прямого отношения к гомосексуалистам, вызывают явное раздражение, оцениваются ими как, якобы, характеризующиеся «скрытой антигомосексуальной направленностью». Например, у одного из апологетов гомосексуализма Фредерика Мартеля вызывают значительное раздражение французские законодательные акты, касающиеся государственных служащих (которые должны были “быть добропорядочными”) и квартиросъемщиков (которые должны были вести себя как “добропорядочные отцы семейств”). Ф. Мартель оценивает эти законы как имеющие «скрытую антигомосексуальную направленность». Это подобно тому, как лицо, усвоившее маргинальную, пониженную криминальную субкультуру, изначально резко негативно воспринимает любого образованного, интеллигентного, нравственного человека, который как бы самим своим существованием проявляет «скрытую антикриминальную направленность».

Негативное отношение идеологов гомосексуализма к морали связано и обусловлено их нетерпимым, экстремистским отношением к любой традиционной культуре, кроме их, гомосексуальной субкультуры.

Этот вывод убедительно подтверждается содержанием проводившихся гей-фестивалей в Санкт-Петербурге (27.05.2006) и Екатеринбурге (в 2004 и 2005 гг.), представлявших собой непристойные неистовства, а также подтверждается интервью одного из организаторов и главных действующих лиц гей-парада в Екатеринбурге – бритого налысо мужчины, одетого в женское свадебное платье и представившегося как Ноя Кохх:

«Великая и непредсказуемая, пышногрудая, в данный момент вся светленько одетая, блистательная обладательница самых оху…х ягодиц в нашем городе и самых длинных ног, королева транса, самая похотливая сука, чудо, бл… русского трансвестизма и вот уже 6 лет дипломированная актриса, а потому – международная артистка Вселенной, красивая и гордая, вездесущая, ладно хоть, не везде срущая, Ноя Кохх. Вот. У нас в Екатеринбурге есть единственный во всей России, четвертый уже лав-парад, который имеет своей идеологией простой девиз: давайте заниматься любовью, а не воевать, не заниматься войной» (многоточиями заменены части произнесенных в записи интервью матерных слов).

Ничего про дискриминацию гомосексуалистов, тем более о конкретных фактах такой дискриминации, в процессе всего гей-парада не говорилось. Зато из процитированной части интервью «Нои Кохх» становится понятной реальная антикультурная, асоциальная и аморальная направленность этого мероприятия.

Очевидна беспочвенность ссылок идеологов гомосексуализма в обоснование допустимости проведения гей-парада на статьи 10 и 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующие свободу выражения своего мнения, свободу мирных собраний и свободу ассоциации с другими.

Часть 2 статьи 10 и часть 2 статьи 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод устанавливают допустимость и необходимость ограничения этих свобод в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, защиты здоровья и нравственности. Содержание и направленность гей-парадов прямо дают все необходимые и достаточные основания для ограничения их проведения на основании указанной Конвенции.

Следует отметить, что гей-парады не могут быть отнесены в Российской Федерации к «мирным собраниям» (в смысле статьи 31 Конституции Российской Федерации, части 1 статьи 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Одно то, что участники таких собраний не имеют оружия и сами не нападают на других людей, не делает таковые мероприятия «мирными собраниями». Требуется еще, чтобы их содержание и направленность не противоречили убеждениям и ценностям большинства общества, таким, которые люди готовы защищать как правовыми, так и иными методами в случае, если имеется реальная угроза для ущерба этим ценностям, оскорбления, глумления над ними и т.п. К таким убеждениям и ценностям в современном российском обществе, наряду, например, с массовым неприятием нацистской идеологии (несмотря на наличие отдельных нацистских объединений), относится неприятие гомосексуализма, как реальной угрозы для демографической безопасности, благополучия семей, детей, народов, российского общества в целом.

Соответственно, безосновательны утверждения, что запрет проведения гей-парадов нарушает взятые Россией на себя международные обязательства, поскольку Российская Федерация никогда не брала на себя никаких обязательств по созданию привилегий для гомосексуалистов и содействию гомосексуальной пропаганде среди гетеросексуалов. В принципе, не существует и не может существовать никаких международных соглашений, которые бы устанавливали такие обязательства государств.

Никто не борется за законодательное признание нормальности зоофилии, некрофилии, инцеста, придание таким отношениям статуса еще одной формы семьи.

Аналогично, не существует и никаких правовых оснований для допущения проведения в центре Москвы парада нудистов или парада проституток.

В нравственно порочные, осуждаемые обществом сексуальные связи вступают и гетеросексуалы, но никто (по крайней мере, сопоставимо по активности стремления) не требует их легитимизировать, придать им статус социальной нормы и прогрессивного или элитарного образа жизни.

Из сферы политической жизни общества можно, не отождествляя гомосексуалистов с нацистами, привести аналогию – марши неонацистов. Хотя такие марши формально тоже можно обосновать требованиями свободы убеждений, они неприемлемы с моральных позиций для абсолютного большинства общества. Этим большинством такие действия воспринимаются, независимо от формально мирного характера марша неонацистов, как агрессивное нападение, оскорбление, попытку «воспитать» людей в неприемлемом для них и для общества направлении или как выражение некоей «победы» над общепринятыми в обществе социальными нормами, их «отмены» или «преодоления».

Но данный подход имеет вполне определенное значение и в отношении идеологии гомосексуализма. Очевидно, что распространение такого поведения на существенную часть общества угрожает обществу не только моральной, но и физической деградацией, попросту вымиранием. В условиях современной демографической катастрофы русского и ряда других народов России публичная пропаганда вида сексуального поведения, определенно ведущего к депопуляции, многими людьми закономерно воспринимается как пропаганда «нормальности» вымирания этих народов.

Последствия таких действий вполне прогнозируемы – провоцирование социальной вражды, экстремистских проявлений (с обеих сторон). Перспектива таких последствий и является одной из обоснованных причин отказа в целях защиты общественной безопасности органами государственной власти в удовлетворении требования о проведении гей-парада.

Таким образом, гей-парады, в действительности, не имеют абсолютно никакого отношения к защите прав и свобод человека, не являются формой протеста против дискриминации по какому бы то ни было признаку, зато представляют собой изощренное циничное средство агрессивной навязчивой пропаганды гомосексуализма в качестве нормального и модного образа жизни, как нормы сексуальных отношений и сексуального поведения.

3. Оценка состоятельности обоснования необходимости проведения гей-парада целью защиты гомосексуалистов от «экстремистских действий».

Мотивирование проведения гей-парада необходимостью публично поднять вопрос о защите гомосексуалистов от экстремистских проявлений является необоснованным и неубедительным, поскольку никаких доказательств экстремистских проявлений в отношении гомосексуалистов в России организаторами гей-парадов обычно не приводится. Действия же гетеросексуалов по защите своих прав и законных интересов от противоправных посягательств со стороны гомосексуалистов нет никаких оснований оценивать как экстремизм, в смысле Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 №114-ФЗ.

Такая аргументация является, по существу, обманом, не может обосновать допустимость и необходимость проведения публичных открытых мероприятий, направленных на навязывание гомосексуализма окружающим, в том числе несовершеннолетним детям, не может оправдать проведение публичных акций «протеста против экстремизма» в виде массовых вульгарно непристойных мероприятий.

Мифотворчеством о мнимом экстремизме в отношении гомосексуалистов в России идеологи гомосексуализма стремятся воспрепятствовать обсуждению реальных фактов нарушения гомосексуалистами прав граждан, не разделяющих гомосексуальных убеждений, фактов их (гомосексуалистов) собственной нетерпимости к гетеросексуалам, завуалировать скандальный факт того, что сама идеология гомосексуализма является экстремистской. Ненависть и нетерпимость пропагандистов гомосексуализма и целого ряда гомосексуалистов к гетеросексуалам не имеет аналогов в отношении гетеросексуалов к гомосексуалистам.

Анализ публикаций гомосексуалистов о так называемой «гей-культуре» позволяет выявить, что одной из ее характерных черт является ненависть и нетерпимость гомосексуалистов (по крайней мере, мужчин-гомосексуалистов) к женщинам нормальной сексуальной ориентации, по существу – расистское к ним отношение, как к неполноценным существам, неполноценному расовому виду.

Так, словник «Арго русской гомосексуальной субкультуры», составленный В.Козловским, дает такое совершенно унизительное и оскорбительное определение: «Натуралка – ж. 1. Женщина, поскольку гомосексуальная любовь «ненатуральна» по сравнению с гетеросексуальной. Нейтральный термин, в отличие от презрительных или насмешливых: двужопый крокодил, двустволка, мокрощелка».

Приведем еще одну характерную цитату из «словарика» гомосексуальной «культуры», размещенного на многих интернет-сайтах гомосексуалистов:

«Двужопый крокодил – насмешливое наименование женщины. То же самое – двухстволка, мокрощелка, пустодырая,… кошелка, натурель, оплеушина, проплешина, разуха, зассыха».

Такие человеконенавистнические оскорбления «насмешливы» только в гомосексуальной «культуре», где инвертированы многие смыслы. Аналогично, имеются отличия содержания определения гей-парада гомосексуалистами как «веселого праздника» от общепризнанного понимания выражения «веселый праздник».

Распространенность в гомосексуальной среде указанной оскорбительной лексики настолько широка, что обоснованно утверждать о таком экстремистском отношении к женщине с нормальной сексуальной ориентацией как существенном элементе гомосексуальной «культуры» и идеологии.

Авторы настоящего заключения не считают целесообразным цитировать здесь все унижающие и оскорбляющие женщину выражения, используемые в особой гомосексуальной лексике, представляющей неотъемлемую часть гомосексуальной «культуры», поскольку таковые выражения крайне аморальны.

Даже вышеприведенные цитаты, тиражированные многократно в печатных источниках и электронных материалах в сети Интернет, убедительно свидетельствуют о сознательном инвертировании идеологами гомосексуализма и защищающими их интересы политиками (в том числе из так называемого правозащитного движения) ситуации с оценками реальных виновников и жертв экстремизма.

Даже если не принимать во внимание крайнюю форму идеологии гомосексуализма – гомосексуальный расизм, основанный на тезисе о том, что все не постигшие «таинство» гомосексуализма являются неполноценными людьми, речь может и должна вестись об экстремизме т.н. «гомосексуальной культуры», о ненависти и нетерпимости значительной части гомосексуалистов (по крайней мере, тех, кто выступают активными пропагандистами этого образа жизни), их организаций и их интернет-сайтов к женщинам нормальной сексуальной ориентации, а также к гетеросексуалам, в целом.

Выявленный экстремистский характер идеологии гомосексуализма показывает, что представление гомосексуалистов как «виктимизированного меньшинства», жертв является фактически и юридически необоснованным, ложным.

Другим ложным аргументом, используемым для прикрытия экспансии идеологии гомосексуализма является сравнение или проведение аналогии негативного отношения к гомосексуализму с тотальной ненавистью к еврейскому народу. В данном случае, вновь налицо инвертирование смыслов. По мнению иудаистских религиозных организаций, такие утверждения, сами по себе, обусловлены завуалированной ненавистью к евреям. Об этом, в частности, говорилось в заявлениях Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России, который, кроме того, заявлял: «Отдельные политики в своем стремлении оправдать педерастию доходят просто до высшей уже точки крещендо хамства и цинизма, позволяя себе возмутительные сравнения национальной и религиозной нетерпимости с неприятием сексуальных извращений и негативными оценками пропаганды таких извращений».

При отсутствии реальных фактов преследований гомосексуалистов (по крайней мере, в масштабах, указываемых организаторами гей-парадов) в зарубежных странах неоднократно фиксировались случаи фальсификации идеологами гомосексуализма таких фактов. Ярким примером является случай с активистом гей-движения Дуайтом Уолкером (Dwight Walker) в штате Вермонт (США). 07.04.2000 автомобиль Д. Уолкера был подожжен в середине ночи, в тот период как раз обсуждался законопроект штата Вермонт о придании союзам гомосексуалистов тех же прав, какими пользуются гетеросексуальные семьи. Идеологи гомосексуализма во всем Вермонте использовали этот инцидент как «доказательство» того, что гомосексуалисты подвергаются преследованиям, и утверждали, что критические выступления против однополых браков есть просто другая форма преследования. Однако позднее Д. Уолкер признался полиции, что сам поджег свой автомобиль: «Я поджег, потому что хотел, чтобы люди воспринимали меня жертвой». По сообщениям газеты «Бостон Глоб», Д. Уолкер предстал перед судом по обвинению в поджоге третьей степени, в заведомо ложных заявлениях официальным лицам и в поджоге с целью обмана страховой компании.

Несмотря на заявления идеологов гомосексуализма о массовых нарушениях прав гомосексуалистов и экстремистском отношении к ним, в действительности, их акции сопровождаются массовыми нарушениями прав других граждан, их (гомосексуалистов) собственными экстремистскими действиями.

Наиболее ярким и убедительным свидетельством экстремистского отношения устроителей гей-парадов к христианству, а также ложности правозащитной и культурологической риторики, которой они обосновывают допустимость проведения гей-парадов, явилось проведение «парада любви» 27.05.2006 в Санкт-Петербурге, в непосредственной близости от католического храма Святой Екатерины Александрийской, когда участники гей-парада совершили действия, по существу, религиозного вандализма. По заявлениям возмущенных католиков, «на сцене, сооруженной без ведома администрации прихода Св. Екатерины, в течение всего вечера устраивались грязные танцы и пошлые представления с участием раздетых женщин и трансвеститов, оскорбляющие не только чувства верующих, пришедших на богослужение, но и всех порядочных горожан, пришедших на праздник с детьми». В заявлении отмечалось, что «лишенные всякого стеснения» зрители так называемого «парада любви» «с шумом врывались в храм, распивали спиртные напитки и справляли естественные потребности на главном крыльце и у входов в подвалы церкви».

Такие нарушения со стороны гомосексуалистов не являются единичными и случайными, они характерны для гей-парадов.

Таким образом, гей-парады не имеют абсолютно никакого отношения к «защите гомосексуалистов от экстремистских действий».

4. Оценка обоснованности утверждения организаторов гей-парада о том, что его проведение не нарушит права и законные
интересы детей.

Информационно-психологическое воздействие гей-парада обращено на неограниченный круг лиц, которые не являются гомосексуалистами, но вынуждены, не желая того, видеть и слышать это действо, невольно воспринимать, осуществлять рецепцию, усвоение его воздействия. Закономерно, что вульгарная, нарочито избыточная красочность и гипертрофированная помпезность гей-парада, эпатажно изощренная вульгарность и непристойность поведения его участников привлекают внимание, в первую очередь, наименее психологически устойчивой части общества, которую составляют дети, еще недостаточно усвоившие жизненно важные для них социальные нормы. Именно несовершеннолетние и становятся наиболее чувствительной, восприимчивой, подверженной такому воздействию аудиторией.

При этом пропаганда гомосексуализма, реализуемая посредством гей-парадов, особенно опасна именно для детей, не способных критически оценить действительные содержание и направленность гей-парадов.

Как следствие – встревоженность общественности по поводу того, что в гомосексуальный образ жизни посредством использования психологических манипуляций, пропаганды, в том числе в СМИ, вовлекается определенная часть гетеросексуальной молодежи.

Именно поэтому в ряде субъектов Российской Федерации с целью предупреждения социальной дезадаптации подрастающего поколения начинают законодательно вводиться запреты на недопущение публичных действий, направленных на пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних младше 16 лет (см., например, статью 4 Закона Рязанской области «О защите нравственности детей в Рязанской области» № 41-ОЗ от 03.04.2006).

Завлекающий лозунг идеологов гомосексуализма: «Если ты не уверен в себе, вступай в наше большое и дружное сообщество, тебе там понравится», и без того открыто транслируется средствами массовой информации на общество, включая несовершеннолетних. Гей-парады являются, помимо всего, эффективным средством закрепления в сознании несовершеннолетних гомосексуальных стереотипов и установок, ранее навязанных средствами массовой информации, а в ряде случаев – и в образовательных учреждениях.

У детей и подростков еще не сформированы устойчивые представления о социальных нормах, в данном возрасте продолжается формирование системы представлений о мире, ценностных ориентаций личности, а также сексуального «образа Я», сексуальной самоидентификации личности.

Как указывается в пункте 2 Всемирной декларации об обеспечении выживания защиты и развития детей (Нью-Йорк, 30.09.1990): «Дети мира невинны, уязвимы и зависимы». Именно этими качествами детей цинично пользуются организаторы гей-парадов, навязывая им посредством гей-парада разрушительные психологические установки и аморальные ценностные ориентации, совершая над ними, по существу, психологическое насилие. В этих условиях навязчивая пропаганда среди детей гомосексуализма в качестве нормального и даже элитарного образа жизни, нормы сексуальных отношений и сексуального поведения является цинично безнравственной и антикультурной, представляет собой антиобщественные и противоправные действия, антигуманное, жестокое обращение с детьми, противоречит требованиям общественной нравственности, закрепленным в целом ряде международных актов о правах человека. В частности, противоречит справедливым требованиям морали и общественного порядка в демократическом обществе (пункт 2 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека).

Часть 2 статьи 44 Конституции Российской Федерации устанавливает право каждого на доступ к культурным ценностям, к которым, согласно статье 3 Основ законодательства Российской Федерации о культуре, относятся, в том числе, нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, национальные традиции. Согласно статьям 17 и 18 Конституции Российской Федерации и статье 11 Основ законодательства Российской Федерации о культуре, государство обязано гарантировать защиту право человека на свободный выбор нравственных, эстетических и других ценностей.

Следует также отметить, что публичная пропаганда гомосексуализма противоречит нормам международного права. Так, рассматриваемая деятельность организаторов гей-парадов нарушает нормы не только российского конституционного, семейного, образовательного права, законодательства о здравоохранении, о свободе совести, но и нормы международного права, предусматривающие преимущественное право родителей на нравственное воспитание и охрану здоровья собственных детей (пункт 4 статьи 18 Международного Пакта о гражданских и политических правах; пункт 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах; статья 5, пункт 2 статьи 14, пункт 1 статьи 18 Конвенции о правах ребенка; части 1 и 2 статьи 5 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений; а также – часть 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации и пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации).

Так, пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливает, что родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами.

Что касается норм международного права, то, в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, указанные нормы международных актов о правах человека являются составной частью правовой системы Российской Федерации, а потому имеют прямое действие.

Согласно Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 25.11.1981, родители ребенка имеют право определять его образ жизни в рамках семьи в соответствии со своей религией или убеждениями, а также осуществлять нравственное воспитание, которое, по их мнению, должен получить ребенок (части 1, 2 и 5 статьи 5). Соответственно, каждый ребенок имеет право на нормальное нравственное развитие, причем руководящим принципом являются интересы ребенка.

Пропаганда детям гомосексуализма посредством гей-парада препятствует и наносит серьезный ущерб их нормальному нравственному развитию.

Согласно преамбуле и подпункту «с» пункта 1 статьи 29 Конвенции о правах ребенка, для защиты и гармоничного развития ребенка важны традиции и культурные ценности его народа, а государство обязано обеспечить направленность образования на воспитание уважения к культурной самобытности и ценностям ребенка, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает. Согласно Декларации прав ребенка (ООН, 20.11.1959, Нью-Йорк), ребенку законом и другими средствами должна быть обеспечена специальная защита и предоставлены возможности и благоприятные условия, которые позволяли бы ему развиваться физически, умственно, нравственно, духовно и в социальном отношении здоровым и нормальным путем и в условиях свободы и достоинства (принцип 2).

Как указывается в преамбуле Рекомендации Комитета министров Совета Европы №R(91)11 государствам-членам относительно эксплуатации секса в целях наживы, порнографии, проституции, торговли детьми и несовершеннолетними (09.09.1991), преждевременный сексуальный опыт может быть вреден для социально-психологического развития ребенка и несовершеннолетнего. Вполне закономерно, что Генеральный прокурор Российской Федерации Приказом № 38 от 22.06.2001 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи» потребовал от органов прокуратуры «привлекать к установленной ответственности юридических и физических лиц, виновных в распространении информации, наносящей вред здоровью детей, их нравственному и духовному развитию, или пропагандирующих насилие и жестокость, порнографию… антиобщественное поведение» (пункт 3.2).

Пропаганда детям посредством гей-парада гомосексуальных отношений в качестве нормального образа жизни, нормы сексуальных отношений и сексуального поведения нарушает следующие их права:

• на защиту от всех форм сексуального совращения (статья 34 Конвенции о правах ребенка);

• на психическое, духовное и нравственное развитие (пункт 1 статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24.07.1998 № 124-ФЗ);

• на защиту от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред их здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от распространения продукции, пропагандирующей порнографию и антиобщественное поведение (пункт 1 статьи 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»);

• на обеспечение интеллектуальной, нравственной, психической безопасности, безопасности жизни, охраны здоровья, нравственности ребенка, на защиту от негативных воздействий (пункты 2 и 3 статьи 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»);

• на особую заботу, в том числе правовую защиту, специальную охрану и заботу ввиду их (детей) физической и умственной незрелости (преамбула Конвенции о правах ребенка);

• на защиту от информации и материалов, наносящих вред их благополучию (пункт «е» статьи 17 Конвенции о правах ребенка);

• на гармоничное развитие на основе традиций и культурных ценностей своего народа, на духовное и нравственное развитие и на защиту от безответственного сексуального поведения взрослых (преамбула Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающихся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии);

• на свободный выбор нравственных, эстетических и других ценностей (статья 11 Основ законодательства Российской Федерации о культуре от 09.10.1992 № 3612-1).

Более того, действия организаторов гей-парадов по навязыванию лицам младше 16 лет гомосексуализма в качестве образа жизни, нормы сексуальных отношений и сексуального поведения образуют состав преступления, предусмотренного статьей 135 «Развратные действия» Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающей ответственность за совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцатилетнего возраста.

В Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации под редакцией заслуженного юриста Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Б.В. Здравомыслова статья 135 комментируется следующим образом. Объективная сторона состоит из совершения развратных действий без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцати лет. Под развратными действиями понимаются такие действия, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, которые направлены на удовлетворение половой страсти виновного или половой страсти лица, заведомо не достигшего шестнадцати лет, но не связаны с совокуплением или, например, мужеложством. К развратным действиям относятся, например, циничные беседы, демонстрация порнографических изображений и т.п.

Зав. отделом НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, канд. юрид. наук О.В. Пристанская квалифицирует негативное информационное влияние на несовершеннолетних, направленное на разрушение их ценностных идеалов и нравственных установок в сфере половых отношений, термином «растление», определяя его как нравственное развращение человека, лишение его каких-либо нравственных принципов, как «размывание границ между нормой и патологией в сексуальном и социальном поведении».

Современный толковый словарь русского языка дает следующие определения: «Развратить – 1. Приучить к разврату, сделать развратным. 2. Сделать нравственно испорченным, привить дурные, безнравственные привычки, наклонности…»; «Разврат – Половая распущенность, беспорядочная половая жизнь… Испорченность нравов, аморальность поведения, отношений. То, что считается дурным с точки зрения общепринятой морали»; «Растлить – 1. Вовлечь, принудить несовершеннолетнего (несовершеннолетнюю) к половым отношениям. 2. Нравственно развратить, довести до морального разложения»; «Растленный – морально разложившийся, безнравственный».

В этом смысле, гей-парад – это пропаганда развратных действий, сопровождающаяся изощренной демонстрацией склонности к совершению гомосексуальных действий, совершением и имитацией развратных движений, иными действиями, публичное совершение которые обоснованно оценивать применительно к несовершеннолетним именно как их развращение, растление, дезориентацию в сексуально-этическом плане, совершение развратных действий.

Заявления о наличии у гомосексуалистов «прав» осуществлять публичную пропаганду своего образа жизни и своей сексуальной ориентации детям (а именно этим и является гей-парад) не имеют никаких юридических оснований. Настаивание на таких «правах» и попытки их реализовать на практике представляют собой злоупотребление правом.

Европейский суд по правам человека совершенно четко разграничивает личные пристрастия человека в области сексуальных отношений и их публичную пропаганду, признает права властей стран ограничивать такую пропаганду, исходя из необходимости защиты общественной нравственности, защиты прав и законных интересов ребенка.

Так, в решении по делу «Даджен против Соединенного Королевства» от 22.10.1981 Европейский суд по правам человека определил, что государство вправе ограничивать пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних: «Суд признает, что одной из целей законодательства является ограждение незащищенных членов общества, таких, как молодые люди, от последствий гомосексуализма. Тем не менее в данном контексте жесткое разграничение между “защитой прав и свобод других лиц” и “защитой нравственности” представляется искусственным. Защита нравственности может предполагать сохранение морального духа и нравственных ценностей общества в целом…, но может также… охранять интересы морали и общественного благополучия отдельной части общества, например школьников. Таким образом, “защита прав и свобод других лиц” в значении защиты нравственных интересов и общественного благополучия отдельных лиц или групп населения, которые нуждаются в особой защите по причине своей незрелости, умственной неполноценности или зависимого состояния, сводится к одному-единственному аспекту – “защите нравственности”. Поэтому Суд на основе именно такого подхода будет учитывать обе указанные цели… Нельзя отрицать, что определенная уголовно-правовая регламентация мужского гомосексуализма, равно как и других форм сексуального поведения, посредством норм уголовного права может быть оправдана как “необходимая в демократическом обществе”. Основная функция уголовного права в этой сфере… – “сохранить общественный порядок и приличия, дабы защитить граждан от того, что шокирует и оскорбляет”. Более того, необходимость в некотором контроле можно даже распространить на добровольные половые отношения, совершаемые приватно, особенно там, где требуется… “обеспечить достаточные гарантии против использования и развращения других лиц, в частности тех, кто является особо уязвимым по причине своего юного возраста, слабости тела и духа, отсутствия опыта…”. На практике юридические нормы, регулирующие такого рода отношения, существуют во всех государствах – членах Совета Европы… Именно национальные власти должны первоначально оценить эту насущную общественную потребность в каждом конкретном случае… Из решения Суда по делу Хэндисайда Правительство сделало вывод о том, что пределы усмотрения властей являются более широкими, если речь заходит о защите общественной морали… Суд ранее уже признал необходимость в демократическом обществе определенного контроля над гомосексуальным поведением, в том числе и для того, чтобы не допустить корыстного использования и развращения лиц, которые являются особенно уязвимыми, например, в силу своего юного возраста» (§§ 47, 49, 52 и 62 решения).

Таким образом, Европейский суд по правам человека признал, что гомосексуализм в ряде случаев угрожает общественному порядку, общественной морали и приличиям, что гомосексуализм может оцениваться как шокирующий и оскорбляющий граждан, общество, что гомосексуальное поведение может развратить несовершеннолетних, что дети должны защищаться государством от навязывания гомосексуализма. То есть Европейский суд по правам человека признал навязывание гомосексуализма несовершеннолетним их развращением.

Позиция Европейского суда по правам человека относительно толкования норм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод является юридически значимой для Российской Федерации. Согласно Постановлению № 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003: «Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод» (пункт 10).

В решении по делу «L. и V. против Австрии» от 09.01.2003, касавшемся правомерности привлечения к уголовной ответственности за гомосексуальные половые связи совершеннолетних с несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет при согласии последних, Европейский суд по правам человека признал оправданным ограничение гомосексуализма в целях защиты сексуального развития юношей, то есть оправданной защиту права на нормальное сексуальное развитие несовершеннолетних (§ 46 Решения). Тем самым, Европейский суд по правам человека заявил, что следует различать нормальное сексуальное развитие и отклонения от него, которые могут нанести вред гражданам, прежде всего – несовершеннолетним, как, например, при навязывании им гомосексуализма.

Многими детьми, имеющими сложившиеся представления о нравственности и семейных ценностях своего народа, пропаганда гомосексуализма, тем более – публично навязываемая им в агрессивной форме, будет воспринята как намеренное жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение с ними.

Такая пропаганда является жестоким и унижающим человеческое достоинство обращением с детьми, нарушает нормы международного права и законодательства Российской Федерации, в том числе:

• статью 5 Всеобщей декларации прав человека, устанавливающую, что никто не должен подвергаться унижающему его достоинство обращению;

• статью 7 Международного Пакта о гражданских и политических правах, устанавливающую, что никто не должен подвергаться бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению;

• статью 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, устанавливающую, что никто не может подвергаться бесчеловечному или унижающему достоинство обращению;

• статью 21 Конституции Российской Федерации, устанавливающую, что достоинство личности охраняется государством; ничто не может быть основанием для его умаления; никто не должен подвергаться унижающему человеческое достоинство обращению.

Унижающее человеческое достоинство обращение может быть совершено посредством интеллектуальных форм такого обращения, что подтвердил Европейский суд по правам человека: «воздействие может считаться унижающим достоинство, если оно может создать у жертвы чувства страха, тревоги и собственной неполноценности, сокрушает ее физическое или моральное сопротивление (Решение «Ирландия против Великобритании», от 18.01.1978, серия А, № 25, pp. 66-67, § 167)» (Решение по делу «Смит (Smith) и Грэйди (Grady) против Соединенного Королевства» от 27.09.1999 (окончат. 27.12.1999), § 120).

Эта позиция полностью разделяется и Верховным Судом Российской Федерации, указавшим, что «унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности» (пункт 15 Постановления № 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003).

Публичная пропаганда гомосексуализма детям может восприниматься как унижение человеческого достоинства не только детьми, но и взрослыми, в том числе родителями этих детей. Причем, по мнению Европейского суда по правам человека, «достаточно, чтобы жертва была унижена в ее собственных глазах» (Решение по делу «Смит и Грэйди против Соединенного Королевства» от 27.09.1999, § 120; Решение «Тайрер (Tyrer) против Великобритании» от 25.04.1978, серия A № 26, стр. 16, § 32).

Необходимость предотвращения и пресечения пропаганды гомосексуализма среди молодежи была подчеркнута Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации, который потребовал «принять действенные меры вплоть до лишения лицензий по предотвращению пропаганды в средствах массовой информации и особенно на телевидении половых извращений, порнографии, а также передач, направленных на привлечение молодежи к обсуждению вопросов нетрадиционных половых отношений» (пункт 6.1 Постановления № 19 от 29.12.1999 «О неотложных мерах по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции»).

Таким образом, заявления организаторов гей-парада о том, что права и законные интересы детей не будут нарушены при его проведении, следует признать необоснованными, ложными.

5. Оценка обоснованности утверждения организаторов гей-парада о том, его проведение не нарушает права и законные интересы верующих граждан.

В культурных традициях всех народов России, равно как и других стран мира тема сексуальной морали является особенно деликатной. Последствия некоторых видов безнравственного поведения в сексуальной сфере весьма сложно оценить с той же точностью, с какой можно оценить последствия физических воздействий на человека, например такие, как травмы. Поэтому ссылки организаторов гей-парада на то, что невозможно точно, объективно оценить последствия проведения такого рода мероприятий, что они вообще не имеют никаких негативных последствий, являются необоснованными.

Представителями централизованных религиозных организаций крупнейших российских религий были сделаны жесткие и категоричные заявления об их крайне негативном отношении к планам проведения гей-парада в каком бы то ни было городе Российской Федерации, поскольку такого рода мероприятия воспринимаются верующими как намеренное оскорбление их религиозных чувств и жестокое унижение их человеческого достоинства. Государство обязано ориентироваться на сложившиеся в обществе, в культуре оценки и восприятие гомосексуализма и, тем более, оценки и восприятие публичной навязчивой пропаганды гомосексуализма.

При рассмотрении вопроса о допустимости проведения гей-парада в большинстве случаев внимание необоснованно уделяется лишь одной стороне этого предмета – учитываются интересы лишь гомосексуалистов. При этом совершенно игнорируется необходимость уважения прав и убеждений людей, которые придерживаются иных взглядов, тем более в тех странах, где абсолютное большинство граждан возражает против публичного и, особенно, законодательного определения гомосексуальных отношений в качестве социальной нормы, считая их неестественными, ненормальными, непристойными и аморальными, выступает категорически против навязывания их детям таких отношений в качестве нормальных и, тем более, в качестве приемлемого образа жизни.

В демократическом обществе граждане, негативно оценивающие гомосексуализм, исходя из своих религиозных убеждений, имеют полное право на уважение и защиту их религиозных и нравственных убеждений, право на воспитание своих детей в соответствии со своими собственными религиозными и нравственными убеждениями (пункт 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, пункт 4 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Европейский суд по правам человека считает, что при решении вопроса о допущении проведения мероприятий, способных оскорбить религиозные чувства верующих, государство обязано учитывать роль и степень влияния религии в обществе: «При этом следует учитывать большую роль религии в повседневной жизни жителей… Суд не может игнорировать тот факт, что римско-католическая вера является религией подавляющего большинства тирольцев. Наложив арест на фильм, австрийские власти действовали в интересах обеспечения религиозного мира в этом регионе и для того, чтобы у отдельных людей не сложилось ощущение, что их религиозные представления стали объектом необоснованных и оскорбительных нападок» (§§ 52 и 56 Решения Европейского суда по правам человека по делу «Институт Отто-Премингер (Otto-Preminger-Institut) против Австрии» от 20.09.1994).

Этого подхода придерживается и Конституционный Суд Российской Федерации, по мнению которого «относящиеся к основам конституционного строя Российской Федерации принципы плюралистической демократии… не могут истолковываться и реализовываться без учета особенностей исторического развития России, вне контекста национального и конфессионального состава российского общества, а также особенностей взаимодействия государства, политической власти, этнических групп и религиозных конфессий» (пункт 4 Постановления от 15.12.2004 № 18-П). Речь в указанном Постановлении шла о законодательной регламентации создания и деятельности политических партий, но этот же подход вполне относится и к обсуждаемой тематике.

Следовательно, государство обязано учитывать требования крупнейших религиозных организаций. Демократическое государство должно защищать общество от разрушительных воздействий на его моральные основы, защищать человеческое достоинство всех граждан, в том числе верующих.

В этом отношении уместно отметить мнение судьи Европейского суда по правам человека Уолша от 22.10.1981 по делу «Даджен против Соединенного Королевства»: «Если признается, что государство заинтересовано в сохранении моральных устоев общества, то оно имеет право принимать те законы, которые считает необходимым для достижения этих целей. Верховенство права зависит от морального согласия в обществе, при демократии закон не может абстрагироваться от этого. Если закон завышает или, наоборот, занижает требования этого консенсуса, то такой закон вызывает презрительное отношение. Нельзя насаждать добродетель с помощью закона, но он может стать рассадником порока, если делает борьбу за добродетель чрезмерно сложной. Такая ситуация может привести к эрозии морального духа страны. Конечное оправдание закона в его служении нравственным целям».

Таким образом, заявления организаторов гей-парада о том, его проведение не нарушает и не посягает на права, законные интересы и человеческое достоинство верующих граждан, следует признать необоснованными, ложными.

6. Оценка состоятельности обоснования допустимости проведения гей-парада тем, что в ряде зарубежных стран гей-парады уже давно проводятся.

Ссылка на то, что в ряде зарубежных стран гей-парады давно уже проводятся, в доказательство допустимости проведения гей-парада является необоснованной и неубедительной, поскольку не существует единых, общих для всех стандартов в области правового обеспечения защиты общественной нравственности.

Не только во всем мире, но даже в Европейском Союзе отсутствует единый унифицированный комплекс правовых норм, касающихся гомосексуализма. В одних странах такие отношения допускаются, в других – существенно ограничиваются.

Возможно, в тех странах, где проведение гей-парадов стало уже привычным, их проведение не вызывает больших протестов в обществе. А в России, как уже было сказано выше, – оскорбляет не только религиозные чувства верующих, но и нравственные чувства значительной части общества.

Европейский суд по правам человека неоднократно заявлял, что нет и не может быть единых, абсолютно одинаковых правовых стандартов защиты общественной нравственности во всех странах мира по всем нравственным проблемам, в том числе по вопросу защиты религиозных чувств верующих. Суд заявил, что государственные власти конкретных стран лучше осведомлены и более эффективны, чем международный суд, в определении требований, необходимых для защиты чувств и убеждений от оскор­блений:

«В сфере морали и, возможно, еще даже в большей степени в сфере религиозных убеждений не существует общепринятой европейской концепции требований, призванных обеспечить “защиту прав других лиц” в случае нападок на их рели­гиозные убеждения. То, что может всерьез оскорбить людей опреде­ленных религиозных представлений, существенно меняется в зави­симости от места и времени, особенно в эпоху, характеризуемую постоянно растущим числом религий и вероисповеданий» (§ 58 решения от 25.11.1996 по делу «Уингроу (Wingrove) против Соединенного Королевства»);

«Как и в случае с моралью, невозможно вычленить едино­образное для всей Европы представление о значении религии в об­ществе...; даже внутри одной страны такие представления могут быть различны. По этой причине невозможно прийти к всеохватывающему определению того, что представляет собой допустимое вмешательство в осуществление права на свободу слова там, где та­кое слово направлено против религиозных чувств других лиц. По­этому национальные власти обладают широким полем усмотрения при оценке потребности и степени такого вмешательства» (§ 50 решения Европейского суда по правам человека от 20.09.1994 по делу «Институт Отто-Премингер (Otto-Preminger-Institut) против Австрии»).

В решении от 22.10.1981 по делу «Даджен против Соединенного Королевства» Европейский суд по правам человека подчеркнул: «Тот факт, что аналогичные меры не являются необходимыми в других частях Соединенного Королевства или в других государствах – членах Совета Европы, совершенно не означает, что они не могут быть признаны необходимыми в Северной ИрландииТам, где в пределах одной страны проживают различные культурные сообщества граждан, государственные власти могут оказаться перед лицом различных императивов, как моральных, так и социальных… Суд признает, что существует сильное противодействие, в основе которого лежит неподдельное и искреннее убеждение большого числа авторитетных и уважаемых членов североирландской общины в том, что изменение законодательства серьезно подорвет моральные устои ирландского общества. Это противодействие отражает… взгляд общественности на требования, предъявляемые к морали…, и на меры, которые необходимо принять для сохранения укоренившихся здесь нравственных ценностей. Независимо от того, является ли такая точка зрения правильной или ошибочной (конечно, она может расходиться с отношением к этой проблеме в других сообществах), сам факт, что она реально существует в определенных слоях североирландского общества, разумеется, значим в свете статьи 8 п. 2… Становится особенно очевидной необходимость внимательно прислушиваться к общественному мнению» (§§ 56, 57 и 58 решения).

Нормы законодательства, защищающие нравственность, зависят от нравственного состояния общества и состояния общественного сознания. Этот подход так же полностью согласуется с позицией Европейского суда по правам человека: «Нельзя найти во внутреннем праве различных Договаривающихся Государств единое европейское понятие “нравственности”. Точка зрения, что их соответствующие законы создают требования последней, изменяется в зависимости от места и времени» (§ 48 решения по делу Хэндисайда (Handyside); аналогичный подход реализован в § 35 решения по делу «Мюллер и другие против Швейцарии»).

Таким образом, тот факт, что в ряде зарубежных стран гей-парады проводятся уже в течение длительного времени, никоим образом не может служить обоснованием допустимости проведения гей-парада в городах Российской Федерации.

7. Оценка состоятельности обоснования допустимости проведения гей-парада ссылкой на то, что в ряде зарубежных стран гомосексуализм воспринимается как социальная норма.

То, что гомосексуализм в большинстве зарубежных странах или даже повсеместно считается социальной нормой, – не более чем миф. В ряде стран государственные органы просто предпочитают (до определенных пределов) не вмешиваться в вопросы сексуальных отношений. Вместе с тем, в законодательстве целого ряда зарубежных государств содержится множество примеров, когда гомосексуальные отношения прямо квалифицируются как ненормальные и запрещаются среди лиц определенных профессий.

Так, законодательство США содержит прямой императивный запрет на прием гомосексуалистов на службу в Вооруженные Силы США, а равно запрет на осуществление военнослужащими гомосексуальных отношений.

Статья 654 «Политика относительно гомосексуализма в Вооруженных Силах» главы 37 «Общие требования службы» части II «Личный состав» субтитула A «Общий Военный Закон» титула 10 «Вооруженные Силы» Свода законов США устанавливает:

«Запрет в отношении гомосексуального поведения – давний элемент Военного Закона, который продолжает быть необходимым в особых обстоятельствах военной службы.

Вооруженные Силы должны поддерживать кадровую политику, которая исключает людей, присутствие которых в Вооруженных Силах создало бы недопустимый риск для высоких стандартов Вооруженных Сил в области морали, хорошего состояния и дисциплины, единства подразделения, которые являются сущностью боеспособности.

Присутствие в Вооруженных Силах людей, которые демонстрируют склонность или намерение участвовать в гомосексуальных действиях, создало бы недопустимый риск для высоких стандартов морали, хорошего состояния и дисциплины, единства подразделения, которые являются сущностью боеспособности» (подпараграфы 13, 14 и 15 § «а»).

Смысл приведенных норм ясно указывает на то, что гомосексуальные отношения определяются в законодательстве США как угрожающие высоким стандартам морали (пусть даже, в данном случае – и одной конкретной социальной группы), то есть аморальные.

Статья 21.06 «Гомосексуальное поведение» Уголовного кодекса штата Техас (США) устанавливает уголовную ответственность за гомосексуализм: «(а) Лицо совершает посягательство, если оно совершает половой акт в извращенной форме с другим индивидуумом того же пола. (b) Посягательство, предусмотренное настоящей статьей, является мисдиминором класса С».

Таким образом, Уголовный кодекс штата Техас определяет гомосексуальное поведение как антиобщественное поведение.

Обоснованно привести еще несколько подобного рода примеров.

§ 97-29-59 «Неестественное половое сношение» главы 29 «Преступления против общественной нравственности и благопристойности» титула 97 «Преступления» Кодекса законов штата Миссисипи (США) от 1972 г.:

«Каждый, кто будет признан виновным в отвратительном и гнусном преступлении против природы, совершенном с человеком или с животным, должен быть наказан лишением свободы на срок не более десяти лет.»

Статья 45-5-505 «Отклоняющееся от нормы сексуальное поведение» части 5 «Сексуальные преступления» главы 5 «Преступления против личности» титула 45 «Преступления» Кодекса законов штата Монтана (США):

«(1) Лицо, сознательно участвующее в отклоняющихся от нормы сексуальных отношениях или предлагающее другому лицу принять участие в отклоняющихся от нормы сексуальных отношениях, совершает преступление отклоняющегося от нормы сексуального поведения.

(2) Лицо, признанное виновным в совершении отклоняющегося от нормы сексуального поведения, наказывается лишением свободы в тюрьме штата на любой срок, не превышающий 10 лет, или наказывается штрафом в размере не более 50 000 $, или обоими наказаниями.

(3) Факт того, что лицо обращается на тестирование или получает медицинскую помощь в связи с ВИЧ-инфицированием или другой болезнью, передающейся половым путем, не может использоваться как основание для судебного преследования согласно настоящей статье и не допустим в свидетельстве в судебном преследовании под этой секцией

Европейский суд по правам человека в Решении по делу «Мюллер (Müller) и другие против Швейцарии» от 24.05.1988, признав обоснованными аргументы швейцарских судов, решивших, что картины, на которых были натуралистично изображены множественные акты гомосексуализма, зоофилии и мастурбации, «могли грубо ранить чувства сексуального приличия лиц с нормальной чувствительностью», тем самым, согласился с тем, что существуют определенные границы приличия в ведении половой жизни, а гомосексуализм, зоофилия и мастурбация являются, соответственно, неприличным, то есть ненормальным ведением половой жизни.

Таким образом, ссылка на то, что в ряде зарубежных стран гомосексуализм воспринимается как социальная норма, в обоснование допустимости проведения гей-парадов в городах Российской Федерации, является необоснованной, ложной.

8. Оценка состоятельности обоснования допустимости
проведения гей-парада аргументом об отмене уголовного преследования за гомосексуальные отношения в Российской Федерации.

Ссылка идеологов гомосексуализма на то, что в Российской Федерации отменена уголовная ответственность за гомосексуальные отношения (декриминализация деяния), как на доказательство допустимости проведения гей-парада является необоснованной и неубедительной, поскольку отмена уголовной ответственности за гомосексуальные отношения совершенно не означает их одобрения государством и признания допустимым их публичной пропаганды.

Европейский суд по правам человека в Решении от 22.10.1981 по делу «Даджен против Соединенного Королевства» четко заявил, что «декриминализация» деяния не означает его одобрения (§ 61 Решения).

Таким образом, тот факт, что в Российской Федерации отменена уголовная ответственность за гомосексуальные отношения, никоим образом не может служить обоснованием допустимости проведения гей-парада в городах Российской Федерации.

9. Правомерность ограничения государством проведения гей-парадов в целях защиты общественной нравственности.

Согласно части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, прав и законных интересов других лиц.

Данная норма корреспондирует статье 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.): «Каждый имеет право на свободу мирных собраний и свободу ассоциации с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в них для защиты своих интересов. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного спокойствия, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, защиты здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц…»

Учитывая, что, как отмечено выше, в восприятии абсолютного большинства граждан Российской Федерации гей-парад оскорбляет общественную нравственность и нравственные чувства граждан, государство вправе запретить проведение гей-парадов и аналогичных публичных мероприятий или, по крайней мере, ограничить их проведение местами, не являющимися открытыми для свободного посещения, чтобы исключить ситуацию, когда лица, нечаянно оказавшиеся вблизи от места проведения гей-парада, будут вынуждены видеть и слышать это действие, вопреки своей воле воспринимать его направленное воздействие.

Правомерность принятия государством ограничительных мер в целях защиты общественной нравственности, была многократно подтверждена Европейским судом по правам человека.

Так, в Решении по делу «Мюллер (Müller) и другие против Швейцарии» от 24.05.1988 Европейский суд по правам человека счел обоснованным и необходимым в демократическом обществе в целях защиты общественной нравственности вмешательство государственных органов в осуществление заявителем своего права на свободу выражения. Суть дела заключалась в следующем. В 1981 г. в здании бывшей семинарии кантона Фрибура была организована выставка современного искусства «Fri-Art 81», проводившаяся в рамках празднования пятисотлетней годовщины вхождения кантона Фрибура в Швейцарскую Конфедерацию. Участник выставки Йозеф Феликс Мюллер написал за три ночи три картины большого формата (каждая размером примерно 3х2 метра), которые он озаглавил «Drei Nächte, drei Bilder» («Три ночи, три картины»). На этих картинах были натуралистично изображены множественные акты гомосексуализма, зоофилии и мастурбации. Картины были выставлены для показа с момента открытия выставки – 21.08.1981. Вход на выставку, реклама которой была дана в СМИ и посредством плакатов, был доступен всякому пришедшему, без входной платы и без установления ограничений по возрасту. В каталоге выставки содержались фоторепродукции картин. В связи с обращением посетителя выставки, возмущенного произведенным на его несовершеннолетнюю дочь воздействием указанных картин, и инцидентом, когда другой посетитель сорвал одну из картин и стал ее топтать, 04.09.1981 г. генеральный прокурор кантона Фрибура обратился в суд, сочтя вышеупомянутые картины подпадающими под действие статьи 204 Уголовного кодекса Швейцарии, запрещающей непристойные публикации. Также, по его мнению, демонстрация одной из картин нарушила свободу вероисповедания в смысле статьи 261 Уголовного кодекса Швейцарии. Полиция изъяла картины, их автор Мюллер и еще девять участников выставки были осуждены швейцарскими судами к штрафам, а картины – конфискованы. По мнению Верховного суда Швейцарии, картины Мюллера «могли ранить моральные чувства граждан с нормальной чувствительностью». Позднее картины были возвращены владельцам. 22.07.1983 истцы (в том числе Мюллер) обратились с жалобой в Европейскую комиссию по правам человека, которая 12.12.1986 обратилась в Европейский суд по правам человека. Истцы заявили, что штраф и конфискация нарушили их свободу выражения. Европейский суд по правам человека решил, что приговоры швейцарских судов были обоснованны, отвечали «реальным общественным требованиям» и не нарушили в части осуждения истцов и конфискации картин статью 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Суд также согласился с тем, что указанные картины «могли грубо ранить чувства сексуального приличия лиц с нормальной чувствительностью», отметив, что «на рассматриваемых картинах изображены грубые сексуальные отношения, в особенности между людьми и животными», при этом «у публики был свободный доступ к этим полотнам, организаторы выставки не зафиксировали ни входной платы, ни возрастного ценза». Суд также подчеркнул, что швейцарские власти имели законное право пресечь демонстрацию картин в качестве меры, необходимой для защиты общественной нравственности и общества.

Тем самым, Европейский суд по правам человека признал, что демонстрация картин, изображающих акты гомосексуализма, зоофилии и мастурбации, «могла ранить моральные чувства граждан с нормальной чувствительностью», то есть наносит ущерб нравственности общества.

В указанном решении Европейского суда по правам человека по делу «Мюллер и другие против Швейцарии» существенную роль сыграло отсутствие каких-либо ограничений доступа детей к непристойным материалам. По мнению Суда, рассмотрение дела должно было осуществляться с учетом контекста, в котором демонстрировались картины со сценами гомосексуализма, зоофилии и мастурбации.

Аналогичный подход отражен в Решении Европейского суда по правам человека по делу «Институт Отто-Премингер (Otto-Preminger-Institut) против Австрии» от 20.09.1994 (§ 53).

Следует признать, что обозначенный подход имеет прямое отношение к вопросу о проведении гей-парадов и применим к обсуждаемой ситуации в России. Вопрос о допустимости проведения гей-парада следует рассматривать в контексте воздействия гей-парада на невольных зрителей, не разделяющих гомосексуальных убеждений, и прежде всего – на детей.

Ограничения на проведение гей-парада в интересах защиты общественной нравственности тем более правомерны, если учесть, что организаторы гей-парадов, как правило, параллельно преследуют коммерческие цели, что явно расходится с правозащитной риторикой.

Как показывает зарубежная практика, широкомасштабная пропаганда «гей-культуры», гомосексуализма как образа жизни является выгодным капиталовложением, поскольку формируемое сообщество гомосексуалистов становится постоянным потребителем соответствующей одежды, косметики и атрибутики, посещает гей-клубы, пользуется услугами особых туристических агентств для гомосексуалистов и т.п. Создается целая разветвленная инфраструктура, обслуживающая сообщество гомосексуалистов, эксплуатирующая тему сексуальных отношений и человеческих пороков в целях пропаганды гомосексуализма и целях наживы.

Гей-парад является эффективным средством привлечения новых клиентов, новых потребителей услуг и товаров этой инфраструктуры. При этом гей-парад и сам по себе является коммерческим проектом.

Так, в 2000 г. в Сиднее (Австралия) в рамках фестиваля «Марди гра» («Жирный живот») в 23-й раз прошел парад геев и лесбиянок, в котором приняли участие около 6 тысяч участников, половина из которых – жители Северной Америки, и около 600 тысяч зрителей. По заявлениям самих организаторов гей-парада, его проведение приносит огромную прибыль, только в 1999 г. гей-парад принес только в городскую казну Сиднея 100 млн. австралийских долларов (около 63 млн. долларов США). В 2000 г. прибыль, по оценкам организаторов гей-парада, составила около 140 миллионов.

Кроме нравственного аспекта проблемы проведения гей-парадов, необходимо обратить внимание на то, что, навязывая гомосексуализм, активисты гей-парада не уведомляют о существенном вреде гомосексуальных отношений для здоровья вовлеченных в них людей.

В пункте 4.2.5 «Установление признаков мужеложства» Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы, утвержденной Приказом Минздрава России от 24.04.2003 № 161, подробно описаны многочисленные крайне вредные и опасные для здоровья человека последствия гомосексуальных актов в виде конкретных существенных и специфических травматических последствий, вызванных совершением таких актов, и связанных с ними заболеваний. По этическим соображениям воздержимся от цитирования здесь указанного документа.

Нет никаких сомнений, что демократическое общество вполне вправе защищать себя от такой пропаганды самопричинения себе вреда.

Таким образом, ограничение государством проведения гей-парадов в целях защиты общественной нравственности является правомерным.

10. Оценка состоятельности обоснования необходимости проведения гей-парада целью «защиты одной из форм семьи».

Мотивирование проведения гей-парадов защитой одной из форм семьи необоснованно, поскольку гомосексуальный союз семьей не является, и во многих из тех стран, где гомосексуальный союз законодательно разрешен, он именуется не семьей, а партнерством.

Европейский суд по правам человека в решении от 10.05.2001 по делу «Антонио Мата Эстевез против Испании» (сославшись на решения Комиссии по правам человека от 03.05.1983 по делу «X. и Y. против Соединенного Королевства» и от 14.05.1986 по делу «Симпсон против Соединенного Королевства») заявил, что «длительные гомосексуальные отношения между двумя мужчинами не подпадают под право на уважение семейной жизни, находящееся под защитой ст. 8 Конвенции». Таким образом, Европейский суд по правам человека признал, что гомосексуальные браки не могут получать правовую защиту, идентичную защите гетеросексуальных семей.

В Российской Федерации такой союз так же не рассматривается и не признается в качестве семьи и равноценным семье абсолютным большинством населения и противоречит самому понятию семьи – в его характеристических признаках как социального института не только регулирования сексуальных отношений, но и демографического воспроизводства общества.

Аналогично, совершенно необоснованно считать воспрепятствование проведению гей-парадов вмешательством в личную жизнь гомосексуалистов. Такой подход гомосексуалистов инвертирует реальное положение дел, когда именно идеологи гомосексуализма намеренно навязывают окружающим гомосексуальные пристрастия, препятствуют нормальной реализации родителями воспитательных функций в отношении своих детей, тем самым – вторгаются в личную жизнь других граждан, нарушают их права.

Таким образом, обоснование необходимости проведения гей-парада целью «защиты одной из форм семьи» является ложным.

11. Необоснованность оценки критики в адрес гомосексуализма и его пропаганды как «гомофобии».

При рассмотрении вопроса о правомерности проведения гей-парадов часто дискуссия сопровождается некорректным полемическим приемом – наклеиванием ярлыков «гомофобов» на противников проведения указанных мероприятий: «Гомофобия – результат нетерпимости к инакомыслящим во всех проявлениях, и подвержена ей не только молодежь, но и взрослое население. Неприятие иной сексуальной ориентации имеет те же корни, что и фашизм. Причем очень многие гомофобы сами являются латентными гомосексуалистами… Человек не может перешагнуть нормы морали, заложенные в его сознании, и становится ярым противником того, чего хочет больше всего».

Тем самым, подменяется суть проблемы. В действительности, нет никаких «фобий» в отношении гомосексуалистов у тех, кто не приемлет гомосексуальные образ жизни, пристрастия и убеждения, кто выражает протест против навязывания им гомосексуализма.

Слово «фобия» означает навязчивое состояние страха, развивающееся при некоторых психозах, это именно отражение болезненного состояния, проявления психопатологии.

Термин «гомофобия» столь же «содержателен» и обоснован, как и аналогичным образом искусственно полученный термин «гетерофобия». Выражение «гомофобия» создано совершенно искусственно, посредством компиляции двух слов в целях психологической манипуляции. Первая часть этой конструкции «гомо» (от греческого слова homos – равный, взаимный, общий) не имеет никакого отношения к сексуальным извращениям. Дословное прочтение этого термина превращает его в бессмыслицу. Об имеющемся равенстве гомосексуалистов в базовых конституционных правах с гетеросексуалами уже было сказано выше.

Следует отметить, что в массовом сознании многими людьми, незнакомыми со специальной медицинской терминологией, понятие «гомофоб» может ассоциироваться (на это и рассчитывают пропагандисты данного понятия) с патологической неприязнью к человеку вообще (от лат. homo – человек). Манипулирование здесь заключается в отождествлении негативного отношения к гомосексуализму с неприязненным, мизантропским отношением к людям вообще, человеконенавистничеством, что является явной ложью.

Если прежде так называемая «гей-культура» представала и самопозиционировалась в ореоле элитарной исключительности, моральной и эстетической провокации авангардистского толка, направленной на узкий круг потребителей, то сегодня она массированно пропагандируется не только среди «заинтересованной публики», но и навязывается большинству населения.

В условиях категоричного неприятия абсолютным большинством граждан Российской Федерации гомосексуализма совершенно прогнозируема реакция населения на навязывание ему гомосексуализма, на посягательство на права гетеросексуалов на самостоятельный мировоззренческий выбор, свободу убеждений и гетеросексуальную ориентацию.

Поскольку нет никаких правовых оснований, требующих от граждан мириться с нарушениями их прав, осуществляемыми посредством агрессивной пропаганды гомосексуализма, идеологи гомосексуализма и вынуждены использовать в отсутствие юридически и фактически значимой аргументации идеологический ярлык «гомофоб».

В действительности, обоснованно говорить о социально-нравственном императиве гетеросексуальности», присущем любой традиционной культуре и человечеству в целом.

В слове «гомофобия» изначально присутствует терминологическая некорректность и сознательная смысловая подмена, безосновательно связывающая негативное отношение к гомосексуализму с психическими патологиями, якобы, свойственными критикам пропаганды гомосексуализма.

Как указывает Л.П. Лобанова: «Широкое распространение получило слово «гомофоб», которое ста­ло одним из излюбленных ругательных ярлыков приверженцев политиче­ской корректности. Среди тех, кто его употребляет сегодня направо и на­лево, быть может, лишь очень немногие знают, что оно обозначает. Гомофобия – это… термин, обозначающий патологическое наруше­ние, болезненную неприязнь к гомосексуальности, источником которой является подавленный страх собственной гомосексуальности. Теперь это слово употребляется по отношению ко всякому, кто обнаружит хотя бы легкий оттенок предубеждения против какого-либо гомофила или сколь угодно робко отважится поставить под сомнение одно из особых прав, ко­торые им должны предоставляться как представителям “виктимизированного” меньшинства».

Не существует абсолютно никаких оснований для обозначения термином «фобия» принципиального несогласия с гомосексуальными стилем жизни, манерой поведения или убеждениями, тем более – для обозначения этим словом любого протеста против посягательств на права гетеросексуалов и против навязывания им гомосексуализма.

Игнорируя этот очевидный факт, пропагандисты гомосексуализма наклеивают указанный ложный ярлык всем своим критикам.

Из этого же ряда типичное для пропагандистов гомосексуализма ложное обвинение своих критиков в «интернализированной гомофобии». Термин «интернализированная гомофобия» не имеет никакого отношения к психологической или медицинской науке или практике, являясь ложным идеологическим ярлыком, используемым в пропагандистских целях. Если следовать этому некорректному подходу, получается, что в мире нет гетеросексуалов, есть или явные гомосексуалисты, или латентные. Согласно такой извращенной «логике», все выступающие против расизма являются скрытыми расистами, все пацифисты поголовно, на самом деле, – агрессивные милитаристы, только скрытые. Очевидно, что это – абсурд, а такого рода аргументация – психологическая манипуляция.

Безосновательное приписывание лицам, не разделяющим гомосексуальных убеждений, психических патологий (фобий) является не только неэтичным приемом, но и служит основанием для предъявления этими лицами судебных исков о защите чести и личного достоинства.

Более того, учитывая, что стараниями некоторых СМИ, сочувствующих гомосексуалистам, термин «гомофоб» всячески отождествляется с понятием «экстремист», публичное называние лица, критикующего противоправные действия по навязыванию идеологии гомосексуализма, «гомофобом», в определенных ситуациях может быть квалифицировано как клевета.

Что касается попытки провести гей-парад в Москве, следует отметить, что москвичи не требовали запрещения организаций гомосексуалистов. Но именно агрессивная прозелитическая позиция, действия и заявления отдельных идеологов гомосексуализма, сознательно провоцировавших конфликт с московскими властями по поводу гей-парада в Москве в мае 2006 г., в проведении которого им было отказано, вызвали протестную реакцию значительной части населения, привели к пикетированиям некоторых гей-клубов в Москве весной 2006 г., вызвали рост возмущения в российском обществе, в целом, в отношении гомосексуалистов. Этот вывод находит подтверждение в оценках известного представителя гомосексуального сообщества Бориса Моисеева, заявившего: «Не нужно устраивать такой парад. Нельзя вызывать у людей отвращение к тем же геям. Мы хотим добиться терпимости, а подобными действиями можно только разозлить широкие массы населения. Есть клубы, дискотеки».

Таким образом, оценка критики в адрес гомосексуализма и его пропаганды как «гомофобии» является необоснованной, ложной.

Выводы.

Признание государством права человека на самостоятельное определение сексуальной ориентации не обуславливает и не влечет за собой права гомосексуалистов навязывать другим свои гомосексуальные пристрастия и убеждения, посягать на права гетеросексуалов, тем более – осуществлять публичную пропаганду гомосексуализма среди детей.

Проведение в городах и иных населенных пунктах Российской Федерации гей-парадов и иных аналогичных публичных мероприятий в открытых для свободного посещения местах, где присутствует неограниченный круг лиц, представляет собой провокацию, влекущую оскорбление религиозных и нравственных чувств и унижение человеческого достоинства граждан России, нарушение их прав и свобод.

Ограничение государством проведения гей-парадов в целях защиты общественной нравственности, а также защиты прав и свобод человека является правомерным.

«Гей-парады» не имеют никакого отношения к защите прав и свобод человека, не являются формой протеста против дискриминации по какому бы то ни было признаку, а являются изощренным, циничным средством агрессивной навязчивой пропаганды гомосексуализма как нормального и престижного образа жизни, как нормы сексуальных отношений и сексуального поведения, пропаганды, осуществляемой, в том числе, в коммерческих целях.

Доктор юридических наук, профессор П.Р. Кулиев

Доктор юридических наук, профессор М.Н. Кузнецов

Доктор юридических наук И.В. Понкин

Доктор юридических наук, профессор А.Г. Богатырев

Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Н.А. Михалева

В части, касающейся оценки воздействия гей-парадов и необоснованности использования термина «гомофобия» применительно к критикам гомосексуализма:

Доктор психологических наук В.В. Абраменкова

  

Koulïev P., Kouznetsov M., Ponkine I., Bogatyrev A., Abramennkova V. Question de légalité de l’organisation libre dans les villes et d’autres cités populeuses de la Fédération

de Russie des manifestations publiques de masse visant à faire la propagande de l’homosexualisme, – soi-disant «défilés gay»

I. Introduction

La Conclusion est rédigée selon une requete de l’Association des comités de parents d’élèves de Ekaterinbourg.

Objet de la Conclusion

L’objet de la présente Conclusion porte sur la question de légalité de l’organisation libre dans les villes et d’autres cités populeuses de la Fédération de Russie des manifestations publiques de masse visant à faire la propagande de l’homosexualisme, – soi-disant «défilés gay», – ainsi que sur l’évaluation de fait de justification juridique de leur idéologie position et des arguments par lesquels les organisateurs de défilé gay essayent de prouver la légalité de leurs exigences d’en vue autoriser son organisation.

La présente Conclusion n’analyse pas les questions des droits personnels des homosexuels au choix de l’orientation sexuelle et des relations entre eux, du fonctionnement des clubs privés des homosexuels et d’autres organisations des homosexuels à Moscou et dans d’autres villes de Russie.

Matériaux utilisés lors de rédaction de présente Conclusion:

1. Les enregistrements vidéo de défilés gays (festivals gays) à Ekaterinbourg en 2004 et en 2005.

2. La description dans les mass-média de "défilé d’amour" organisé pas les homosexuels et travestis le 27 mai 2006 à Saint-Pétersbourg directement à directe proximité de la cathédrale catholique de Sainte-Catherine d’Alexandrie, les descriptions dans les mass-média du défilé gay échoué à Moscou le 27 mai 2006, des défilés gay organisés à Riga, à Tallinn, à Berlin, à Londres, à Rome, à Amsterdam et dans d’autres villes du monde.

3. Les publications dans les mass-média et les ouvrages scientifiques consacrés au sujet de l’homosexualisme, y compris les publications, interventions, déclarations des idéologues de l’homosexualisme, en premier lieu – de N.A. Alexéev, de I.S. Kon et de S.T. Agarkov.

4. Les déclarations des dirigeants et des représentants des organisations religieuses les plus importantes de Russie sur les sujets en question.

La conclusion traite les questions suivantes:

1. L’analyse du contenu et de l’orientation du défilé gay dans le contexte de la protection des droits et des libertés de l’Homme.

2. L’appréciation de la validité de justification de la nécessité d’organiser un défilé gay pour protéger les droits des homosexuels.

3. L’évaluation du fondement de justification de la nécessité d’organiser un défilé gay pour protéger des homosexuels des "activités extrémistes".

4. L’évaluation du fondement de la déclaration des organisateurs du défilé gay sur ce que son organisation ne violera pas les droits et les intérêts légaux des enfants.

5. L’évaluation du fondement de la déclaration des organisateurs du défilé gay sur ce que son organisation ne viole pas les droits et les intérêts légaux des citoyens croyants.

6. L’évaluation du fondement de la justification de l’admissibilité d’organiser un défilé gay par le fait que dans certains pays étrangers des défilés gay sont organisés depuis longtemps.

7. L’évaluation du fondement de la justification de l’admissibilité d’organiser un défilé gay avec la référence sur le fait que dans certains pays étrangers l’homosexualisme est considérée en tant qu’une norme sociale.

8. L’évaluation du fondement de la justification de l’admissibilité d’organiser un défilé gay par l’argument que les poursuites pénales pour les relations homosexuelles en Fédération de Russie ont été abolies.

9. La légalité de la restriction par l’État de l’organisation du défilé gay afin de protéger la morale publique.

10. L’évaluation du fondement de la nécessité d’organiser un défilé gay afin de protéger une des formes de la famille.

11. Le mal fondé de l’évaluation de la critique de l’homosexualisme et de sa propagande en tant que "homophobie".

II. Sur la terminologie

Sous la notion «défilé gay» dans la présente Conclusion on sous-entend une manifestation publique de masse (défilé gay, love-parade, festival gay, marche gay et d’autres manifestations publiques du caractère et de la portée analogues), organisée sous forme de manifestation ou de marche (festival, – comme variante) dans un endroit librement accessible où est présent un nombre illimité de personnes non-homosexuelles, ciblée sur les spectateurs de masse, y compris et tout d’abord, involontaires, visant en fait à la propagande de l’homosexualisme en tant qu’un mode de vie normal, progressiste, d’élite etc., une norme du comportement sexuel et des rapports sexuels.

Selon l’article 2 de la Loi Fédérale «Sur les réunions, les meetings, les manifestations, les marches et l’organisation des piquets» du 19.06.2004 № 54-FZ:

• une manifestation publique est une action publique, pacifique, accessible pour tous, organisée sous forme de réunion, de meeting, de manifestation, de marche ou d’organisation de piquets, ou bien une action dans de diverses combinaisons de ses formes, organisée sur l’initiative des citoyens de la Fédération de Russie, des partis politiques, d’autres associations publiques et religieuses. Le but d’une manifestation publique est d’exprimer en toute liberté et de former des opinions, ainsi que d’avancer des exigences concernant de différentes questions de la vie politique, économique, sociale et culturelle du pays et les questions de la politique extérieure;

• une manifestation est une démonstration publique organisée des états d’esprit publics par un groupe de citoyens avec l’utilisation des pancartes, des banderoles et d’autres moyens de propagande visuelle pendant les déplacements;

• une marche est un passage de masse des citoyens par un itinéraire prédéfini en vue d’attirer l’attention aux certains problèmes.

L’homosexualité est l’attirance sexuelle envers des personnes du même sexe. Cette notion embrasse non seulement une conduite sexuelle périodique ou l’attirance sexuelle, mais en général le mode de perception de sa propre personnalité (de son auto-identification), le mode des relations avec un homme et une femme (son attirance).

Dans le présent document la notion «homosexualité» couvre l’homosexualité masculine ainsi que féminine (lesbienne).

La notion «gay» dans le terme «défilé gay» est interprétée dans la littérature homosexuelle comme suit: «Gay – sigle anglais de "good as you», signifiant: "pas pire que toi"» mais, comme L.P. Lobanova le note, dans ses origines «le mot "gay" provient du langage des criminels du XVIII siècle et signifie les prostituées et des aventuriers fieffés».

Compte tenu de ce que la législation de Fédération de Russie ne contient pas de définitions claires concernant le sujet traité, il est judicieux de s'adresser à la législation étrangère.

Conformément aux sous-paragraphes 1–3 du paragraphe «f» «Définitions» de l’article 654 «La politique relative à l’homosexualité dans les Forces Armées», du chapitre 37 «Exigences générales du service» de la partie II du sous-titre A «Loi Militaire Générale» du titre 10 «Forces Armées» du Code des lois des USA:

«Le terme "homosexuel’ signifie une personne qui, indépendamment du sexe, participe ou essaie de participer, est inclinée pour participer ou a l’intention de participer aux actions homosexuelles, et embrasse les termes "gay" et "lesbienne".

Le terme "acte homosexuel" signifie –

(A) tout contact physique, activement entrepris ou passivement admis, entre les personnes du même sexe en vue de satisfaire leurs désirs sexuels; et

(B) tout contact physique qui est compris par toute personne douée de raison comme démontrant l’inclinaison ou l’intention de participer à un acte décrit au sous-paragraphe (A)».

III. La partie principale.

L’actualité de l’examen de la justification juridique de la position et des arguments des organisateurs et des partisans de l’organisation du défilé gay à Moscou et dans d’autres villes de Russie est due à l’intensification de leurs activités propagandistes et idéologiques et aux faits de leur confrontation préméditée avec la société de Russie et les pouvoirs de certains sujets de la Fédération de Russie.

Le prétexte de préparer la présente Conclusion est devenue la situation liée à une tentation d’organiser un défilé gay le 27.05.2006 à Moscou. Il a été interdit d’organiser une telle action et les organes du maintien de l’ordre public ont dû empêcher une manifestation illégale des homosexuels.

1. L’analyse du contenu et de l’orientation du défilé gay dans le contexte de la protection des droits et des libertés de l’Homme.

Conformément au Guide clinique «Modele du diagnostic et du traitement des troubles mentaux et du comportement" approuvé par l’Arrêté du Ministère de la Santé de la Fédération de Russie du 06.08.1999 № 311 «Les critères de la norme sexuelle sont: l’existence d’un couple, l’hétérosexualité, la maturité des partenaires, la liaison à libre consentement, l’aspiration au commun accord, l’absence du dommage physique et moral à la santé des partenaires et d’autres personnes. Le trouble de la préférence sexuelle signifie toute déviation de la norme du comportement sexuel indépendamment de ses manifestations et de son caractère, du degré de démonstration et des facteurs étiologiques». Par conséquent, l’homosexualité n’est pas une norme sexuelle.

L’attitude envers l’homosexualisme comme une déviation sociale et sexuelle est propre aux traditions morales et culturelles de tous les peuples de la Russie.

Néanmoins, l’idéologie de l’homosexualisme et "la culture homosexuelle" qui y est étroitement liée ont passé depuis bien longtemps de l’espace social marginal à celui qui se positionne comme d’élite et essaient d’occuper leurs place dans la culture de masse des larges couches de la population.

Vu que l’homosexualité c'est une identité complexe morale, psychologique et culturelle spécifique, comme au niveau personnel, tant au niveau social et collectif, un mode de vie bien différent par rapport à celui de tous les autres gens, et, dans une certaine mesure un système particulier des valeurs, ainsi que la psychologie du raisonnement et du comportement, le défilé gay entraîne non seulement le changement du comportement ou des passions, mais aussi un changement principal de l’identité sexuelle, culturelle et psychologique de l’homme, du système de ses valeurs morales, y compris l’idée de la famille.

L’analyse du contenu et de la forme des défilés gay organisés auparavant permet de dégager leurs caractéristiques essentielles les plus cruciales:

• le pittoresque vulgaire, sciemment excessif superflu, la pompe hypertrophiée, saturée d’idéologie de l’homosexualisme et de la débauche et transférante celles-ci aux spectateurs au moyen de la propagande visuelle;

• l’affectation du comportement des organisateurs et des participants principaux, l’obscénité de leurs actions (imitation publique de l’exécution des actes homosexuels, d’autres contacts physiques qui "sont compris par toute personne douée de raison comme démontrant l’inclinaison ou l’intention de participer à un acte homosexuel" la démonstration publique des gestes indécents, la démonstration obscène des fesses dénudées etc.);

• les costumes obscènes, provoquants, l’extérieur épatant prémédité d’une agression vulgaire des participants principaux (les hommes vêtus de lingerie féminine, des soutiens-gorge de théâtre, etc., les attributs du sadomasochisme etc.), offensant les sentiments moraux des gens qui ne sont pas homosexual;

• l’organisation dans un endroit librement accessible où est présent un nombre illimité de personnes non-homosexuelles, ciblée sur les spectateurs de masse et, y compris et tout d’abord, les spectateurs involontaires;

• un caractère provocant, l’admission délibérée ou l’objectif prémédité de créer une situation de collision des intérêts des différents groupes sociaux.

Comme le démontre l’analyse des défilés gay qui ont eu lieu et des interventions de leurs organisateurs, le sens de ces manifestations publiques est dû à leurs vrais objectifs:

• la formation active de l’opinion publique, y compris au moyen de la propagande de masse, sur ce que l’homosexualisme (considérée par la majorité écrasante des gens comme un vice, un comportement amoral et déréglé) est une norme sociale, alors que la notion que celui-ci est un vice, est démodée et périmée;

• la propagation importune des orientations psychologiques en vue d’accepter le caractère normal, socialement attractif, voire prestigieux, progressiste et d’élite de l’homosexualisme, l’attribution à l’homosexualisme d’une image attractive dans l’opinion publique, tout d’abord, devant les jeunes;

• l’érosion et la neutralisation des normes morales traditionnelles dans la société;

• l’atteinte des objectifs d’affaires concomitantes.

Le contenu, la tendance et le côté extérieur du défilé gay exercent une très forte influence sur la mentalité, la conscience des spectateurs, y compris ceux-ci involontaires.

Pour comparer, un défilé militaire, au fond, est un outil similaire fort et efficace de la fixation des orientations psychologiques envers le patriotisme, le respect des Forces Armées du pays, forme les sentiments forts de la participation à la structure de l’État et à l’unité du peuple face aux menaces militaires extérieures.

De la même façon, le défilé gay représente une technologie psychologique efficace pour créer les orientations psychologiques assez précises – pour la perception en l’acceptation de l’homosexualisme en tant qu’une norme des rapports sexuels et du comportement sexuel, du mode de vie normale.

Le défilé gay est conçu et organisé exprès de telle façon afin d’assurer la présence du nombre maximal de spectateurs, pour que les gens qui se sont retrouvés par hasard à proximité de l’endroit de l’organisation (les rues de passage, les places et les stades où se trouvent les scènes pour les actions et les représentations) du défilé gay soient obligés, sans le désirer, involontairement voir et entendre cette action. En fait, contre sa propre volonté, percevoir, réceptionner, contracter son influence psychologique, informationnelle et propagandiste. Par conséquent, le défilé gay viole brutalement le principe de l’organisation d’une manifestation publique le plus important fixé par la Loi – le principe de la participation volontaire à une manifestation publique (paragraphe 2 de l’article 3 de la Loi Fédérale "Sur les réunions, les meetings, les manifestations, les marches et l’organisations des piquets" du 19.06.2004 № 54-FZ).

D’ailleurs, le fait même de l’organisation du défilé gay exerce sur l’assistance hétérosexuelle une influence choquante et offensante indépendamment de la tenue des participants au défilé gay, qu'ils mettent des habits épatants et utilisent des moyens de la propagande visuelle ou qu'ils soient vêtus de vêtements habituels et modestes sans moyens de la propagande visuelle.

Comme cela est indiqué dans la Conception de l’amélioration de la situation des femmes en Fédération de Russie, approuvée par un Arrêté du Gouvernement de la Fédération de Russie du 08.01.1996 № 6, l’appréciation morale insuffisante de la prostitution, surtout dans les mass-média, amène à l’augmentation du nombre de femmes se livrant à la prostitution, malgré son immoralité.

De la même façon, l’absence de l’appréciation de principe et morale de l’homosexualisme, surtout dans les mass-média, amène aux violations des droits et des intérêts légaux des citoyens, en premier lieu des mineurs. Dans la littérature, dans les ouvrages scientifiques on trouve des témoignages des gens qui, suite aux influences externes, ont éprouvé des désirs homosexuels, mais, d’après leurs propres déclarations, n’ont jamais eu de rapports homosexuels malgré ces désirs. La propagande importune de l’homosexualité élimine, détruit les limites morales non seulement des personnes susmentionnées, mais entraîne également les autres hétérosexuels dans les rapports homosexuels au moyen de l’utilisation de différentes possibilité de l’influence psychologique (la pression collective, la propagation de fausses orientations par le biais des manipulations psychologiques, les spéculations sur la situation d’élite dans la société de certains homosexuels et sur l’idée de l’identification et du comportement homosexuel comme moyen de la promotion sociale rapide etc.).

D’une façon indirecte les idéologues de l’homosexualisme confirment eux-mêmes le caractère propagandiste des défilés gay et leurs orientation enver l’assistance hétérosexuelle tout d’abord: "Les défilés des gays sont des fêtes luxueuses, triomphes de la liberté qui attirent même davantage d’hétérosexuels avec des enfants et des familles que des minorités sexuelles".

Une telle propagande, la propagation de l’homosexualisme aux gens qui ne partagent pas les convictions homosexuelles violent brutalement leurs droits et libertés constitutionnels, tout d’abord – la liberté de convictions et la liberté de conscience (les articles 29 et 28 de la Constitution de la Fédération de Russie).

Les organisateurs du défilé gay, tout en négligeant l’exigence de la Constitution de la Fédération de Russie qui stipule que l’exercice des droits et des libertés de l’Homme et du citoyen ne doit pas violer les droits et les libertés d’autres personnes (la partie 3 de l’article 17), d’une façon illégale portent atteinte aux droits et aux intérêts légaux de la majorité absolue des citoyens de la Russie, en leur imposant de la manière agressive l’homosexualisme en tant qu’un mode de vie normale, une norme des rapports sexuels et du comportement sexuel, en démontrant ainsi une irrévérence manifeste envers la société.

Le défilé gay est présenté comme "une fête de l’amour". Mais «l’amour» auquel les organisateurs du défilé gay appellent, d’après l’opinion de la majorité absolue des citoyens n’est pas l’amour, mais les rapports sexuels qui ne sont pas normaux, mais une déviation sexuelle, un vice.

Pour exemple, citons quelques arguments démagogiques typiques des adeptes de l’organisation du défilé gay:

«Voilà, une fois de plus la semaine passée nos fonctionnaires- bureaucrates routiniers et vieux comme le monde se sont déshonorés eux-mêmes devant tout le public (dans ce cas-là – devant toute l’Europe) et ont aussi déshonoré et largué Moscou, en privant la ville des espoirs vagues d’être considérée en tant qu’une capitale avancée vraiment en vogue». En réalité, c'est seulement pour les homosexuels que la ville qui ferme les yeux sur la propagande de l’homosexualisme et les violations des droits des mineurs et de leurs parents est "une capitale avancée et vraiment en vogue", tandis que l’opinion de la majorité absolue de la population sur une telle situation est totalement contraire.

Un autre argument: «Les fonctionnaires accusent "Love Parade" de la soi-disant propagande homosexuelle et, paraît-il, de l’atteinte des sentiments moraux et éthiques des citoyens! Mais de quelle morale et éthique peut-il s'agir quand en face de la Douma d’État il y a des rangées des prostituées 24 heures sur 24?!». Cela va sans dire, qu’un autre mal social – la prostitution – ne justifie point et n’aggrave pas la situation autour de l’organisation du défilé gay, ça n’a rien à voir avec. Mais des arguments pareils sont tout à fait typiques pour les propagandistes des perversions sexuelles qui essaient de remplacer les discussions du vif du sujet par des déclarations démagogiques.

Les caractéristiques générales des arguments des organisateurs du défilé gay pour justifier la permission de l’organiser consistent à utiliser des déclarations frauduleuses notoirement fausses et des manipulations psychologiques, et à substituer le sujet de la discussion.

Il est logique que l’État aboli l’interdiction pénale et juridique des rapports homosexuels n’interdit pas totalement aux homosexuels d’organiser leurs rencontres privées. (Au cas contraire il serait nécessaire de nouveau inclure la norme sur la responsabilité pénale pour l’homosexualisme dans le Code pénal). Il existe actuellement les théâtres avec les spectacles comme ceux de R. Viktuk. R. Viktuk a lui-même défini le sens de son œuvre quand on lui avait posé une question sur la signification personelle de «la culture gay»: «C'est le cœur de tout ce que je fais!». D’après les témoins, pendant ses spectacles presque toute la salle est remplie des gays et des lesbiennes. Ces spectacles sont mis en scène pour eux et ils parlent d’eux, ce que R. Viktuk a déclaré à maintes reprises. Il ne s'agit pas d’interdire de pareils spectacles (bien que le droit des citoyens d’exprimer des opinions critiques envers cela soit évident), ou bien des actions des homosexuels loin des lieux publics, comme l’action «brochettes gay» décrite par les journalistes qui s'est tenue le 09.05.2006 dans une forêt à la périphérie de Moscou.

Mais les défilés gay publics et de masse ont un cible tout à fait différent. Leurs sens ce n’est qu’une propagande agressive importune. L’organisation de telles actions c'est une forme du prosélytisme rude et amoral basé sur la négligence des convictions de ceux qui deviennent l’objet de l’influence propagandiste mais d’origine ne partagent pas ces opinions.

Compte tenu de ce que les indices de base importants et les éléments de "la culture" homosexuelle, parmi les autres, sont la tendance à montrer la nudité qui va assez souvent jusqu'aux formes hypertrophiées de l’exhibitionnisme, et l’orientation de la conception du monde envers l’oral-génital-anal, la propagation de l’homosexualité aux personnes qui ne partagent pas les convictions homosexuelles et qui ne peuvent les considérer que comme une offense rude de leurs sentiments moraux, des souffrances morales profondes définies dans la plupart des cas comme très douloureuses et insupportables.

C'est la raison pour laquelle, de temps en temps, en Russie comme dans d’autres pays on organise de grandes manifestations pour protester contre la propagation forcée de l’homosexualisme. Un exemple frappant est une manifestation de protestation à Paris au début de 1999 qui a recueilli plus de 100 mille personnes – catholiques, juifs, musulmans, protestants, incroyants. Les manifestants se sont prononcés contre l’adoption de la loi "sur le pacte civil de solidarité" qui assimile les couples homosexuels du point de vue juridique et fiscal aux familles hétérosexuelles.

Le fait que les défilés gay revêtent d’un caractère provocateur est très bien confirmé par le désir de leurs organisateurs de mener les actions publiques provocantes à proximité des monuments en l’honneur de la lutte contre le nazisme, consacrés aux les victimes de la terreur, etc. Cela se réalise de façon ressemblant plutôt à une feinte, à une moquerie insultante et à une action cynique, et non une expression sincère des sentiments de reconnaissance et de mémoire, ce qui devient, en définitif, un irritant majeur de la société.

Il n’existe aucun fondement rationnel de la nécessité d’organiser les actions gay propagandistes à proximité de tels monuments. Les homosexuels (en tant qu’un groupe social à part) n’ont fait aucune contribution à la défaite du nazisme. D’autre part, rien ne les empêche, au titre personnel, d’exprimer le respect, la reconnaissance aux héros et aux victimes de la guerre ou des répressions, sans organiser un show ou sans faire des déclarations idéologiques. Mais, apparemment, cette option ne satisfait pas les organisateurs du défilé gay parce que cela ne donne pas d’effet désireux pour attirer l’attention des mass-média.

L’organisation des actions gay à proximité des monuments en l’honneur de la guerre contre le nazisme, des victimes de la terreur etc., doit être considérée comme l’organisation du défilé gay sous forme dissimulée, insultante pour la majorité de la société qui considère l’homosexualisme comme phénomène dangereux pour l’individu, la société, l’institut social de la famille et comme une perversion sexuelle.

En même temps l’orientation du défilé gay à une large résonance publique, à un scandale donne les raisons de l’évaluer en tant qu’une forme particulièrement raffinée d’un acte de vandalisme, c'est-à-dire une violation rude de l’ordre public manifestant une irrévérence et accompagnée d’importunité injurieuse aux citoyens.

Dans certaines situations il existe des raisons de considérer les défilés gay aussi comme l’expansion de l’idéologie homosexuelle de l’étranger, des actions provocatrices prémédités de certains citoyens étrangers, parce qu’une partie considérable des participants au défilés gay dans les pays Baltes et ceux de l’Europe de l’Est est représentée par les homosexuels étrangers qui arrivent spécialement pour participer à ces manifestations. Par exemple, c'était le cas pendant le défilé gay au mois de juillet 2005 à Riga. Il y a eu beaucoup d’informations sur le rôle des participants étrangers du défilé gay échoué à Moscou le 27.05.2006 dans les mass-média de Russie.

2. L’appréciation de la validité de justification de la nécessité d’organiser un défilé gay pour protéger les droits des homosexuels.

Un des moyens de promouvoir l’idéologie de l’homosexualisme qui est aussi utilisé pour bien fonder la nécessité d’organiser les défilés gay dans des villes de Russie est la propagation et l’exploitation du mythe sur la discrimination massive des homosexuels en Russie.

On impose à la société en tant qu’une axiome que les homosexuels sont une minorité discriminée, victimisée, et c'est pourquoi ils auraient besoin de se voir octroyer des droits et des privilèges particuliers par rapport à tous les autres citoyens. Mais cette affirmation est fausse, et la discrimination en question n’est qu’une fiction.

En réalité, les homosexuels ne subissent pas de discrimination en droits par rapport aux autres citoyens de la Fédération de Russie, ils jouissent de la totalité des droits et des libertés de l’Homme et du citoyen.

L’analyse du contenu des déclarations sur la discrimination des homosexuels permet de constater que celles-ci concernent la discrimination non dans un sens juridique de ce terme universellement accepté. Dans la majorité absolue des cas ces déclarations sont sans preuves et ne font pas de références aux faits concrets, mais leur sens consiste en demandes d’octroyer aux homosexuels par la loi non les droits égaux avec les hétérosexuels, mais des droits particuliers, des privilèges supplémentaires. Dans ce cas un refus motivé de satisfaire de telles demandes ils l’appellent sans fondement "une discrimination".

Parmi les "droits particuliers" et privilèges, dont l’octroi que les idéologues de l’homosexualité exigent, sont les suivants:

• "le droit" de mener sans obstacles et sans limites la propagande publique de l’homosexualité, c'est-à-dire la propagation de l’homosexualité aux gens d’orientation hétérosexuelle, les enfants y compris;

• "le droit" à l’interdiction complète de leur critique, même bien fondée, à cause de leur homosexualité, concernant leurs actions liées à l’homosexualité;

• "le droit" de poursuivre les gens pour leurs convictions que l’homosexualité est vicieuse et anormale, jusqu'à même l’introduction de la responsabilité pénale pour la critique de l’homosexualité;

• "le droit" des homosexuels d’être désignés par la Loi comme un groupe social particulier et de se voir octroyer un statut privilégié.

Il est évident que tous ses "droits" et demandes susmentionnés des homosexuels sont des désirs exotiques et ne peuvent pas être fixés par la législation, ils n’ont pas de fondements juridiques et sont parfois absurdes, inacceptables dans un État démocratique de droit.

Il n’existe aucune raison rationnelle, importante du point de vue juridique et pratique pour que la législation octroie aux homosexuels des privilèges juridiques spécifiques, dépassant dans leur totalité le volume des droits de l’Homme et du citoyen établi et garanti pour tous et entrant en contradiction avec les droits et intérêts légaux des autres citoyens de la Fédération de Russie.

Les déclarations qui sont faites pour justifier ces déclarations sur la discrimination des homosexuels sont un mensonge, parce qu’un refus juridiquement motivé de satisfaire des exigences sans fondement et justification d’octroyer des droits supplémentaires par rapport aux autres citoyens n’est pas et ne peut pas être considéré comme discrimination.

En réalité, un fait de discrimination serait un refus d’engager au travail ou une privation de l’emploi, un refus d’accès à la formation, d’autres violations des droits et des libertés, les violations de l’égalité en droits des citoyens perpétrées à cause de leur orientation sexuelle non traditionnelle. Or, les idéologues de l’homosexualisme ne font qu'exploiter le sujet de la protection des droits de l’Homme pour justifier leurs attentats illégaux aux droits des hétérosexuels, en poursuivant l’objectif d’établir la domination totale, la dictature des intérêts privés et de l’idéologie des minorités sexuelles sur le mode de la vie et l’éthique de la majorité de la population.

Le fait que toute "la lutte" des idéologues de l’homosexualisme pour les droits et les privilèges particuliers est orientée non aux organes du pouvoir, mais surtout à l’opinion publique qui ne partage pas les convictions homosexuelles, ce qui témoigne de la fausseté des déclarations sur la lutte pour les droits des minorités sexuelles par le biais de l’organisation des défilés gay.

Les accusations injustifiées de discriminer les homosexuels (c-à-d, de commettre un crime, pour lequel l’article 136 du Code pénal de la Fédération de Russie prévoit des poursuites pénales) qui sont faites par rapport aux personnes considérant le fait de leur imposer l’homosexualité comme inadmissible et illégale, comme d’ailleurs, sa propagande aux enfants, basées uniquement sur leurs appréciations critiques de l’homosexualité ou la protection de leurs droits représentent elles-mêmes une calomnie, donc un crime prévu par le Code pénal de la Fédération de Russie. L’envoi de telles accusations injustifiées aux organes du maintien de l’ordre sous forme de plaintes représente une dénonciation calomnieuse sur l’acte criminel, c'est-à-dire un crime prévu par l’article 306 du Code pénal de la Fédération de Russie.

En effet, l’idéologie de l’homosexualisme est une immoralité militante, une contre-moralité active. Les raisonnements sur la possibilité de la co-existence normale de l’idéologie de l’homosexualité avec les normes morales historiquement existant en Russie ne supportent aucune critique, dans le sens qu’aujourd’hui l’idéologie de l’homosexualisme n’accepte pas d’existence tranquille orientée exclusivement à soi-même, et le prosélytisme homosexuel agressif d’une façon objective est une partie inaliénable de l’idéologie homosexuelle.

Les auteurs des publications qui font de la propagande et défendent le mode de vie homosexuel sont visiblement irrités pratiquement par toutes les normes qui protègent la moralité publique, même celles qui n’ont pas de rapport direct aux homosexuels, selon eux, elles sont caractérisées par la soi-disant "orientation cachée anti-homosexuelle". Par exemple, un des apologistes de l’homosexualisme Frédéric Martel est beaucoup irrité par les actes législatifs français qui concernent les fonctionnaires publics (qui doivent "être de mœurs respectables") et les locataires (qui doivent se comporter comme "les pères de familles de mœurs respectables"). F. Martel estime que ces lois sont caractérisées par "l’orientation cachée anti-homosexuelle". Ce serait comme une personne ayant appris une sous-culture marginale, abaissée, criminelle a une brusque réaction négative à toute personne cultivée, intelligente, morale qui par le fait même de son existence manifesterait "une orientation cachée anti-homosexuelle".

L’attitude négative des idéologues de l’homosexualité envers la moralité est liée et due à leur attitude intolérante et extrémiste envers toute culture traditionnelle, sauf leur propre sous-culture homosexuelle.

Cette déduction est confirmée d’une manière convaincante par les défilés gay organisés à Saint-Pétersbourg le 27.05.2006 et à Ekaterinbourg (en 2004, en 2005), qui représentaient des frénésies obscènes, elle est également confirmée par une interview d’un des organisateurs et participants principaux au défilé gay à Ekaterinbourg – un homme à crâne rasé, vêtu d’une robe de mariée et se présentant comme Noïa Kokhkh:

"Grande et imprévisible, gorge somptueuse, vêtue de clair en ce moment, propriétaire brillante des fesses les plus bandantes dans notre ville et des jambes les plus longues, la reine de trans, la chienne la plus lubrique, le miracle, merde, du travestisme russe et depuis déjà 6 ans une actrice diplômée et, par conséquent, une actrice internationale de l’Univers, belle et fière, omniprésente, bien que pas omnichiante, Noïa Kokhkh. Voilà. À Ekaterinbourg nous avons l’unique dans toute la Russie quatrième déjà Love-Parade, son idéologie est un slogan simple: faisons l’amour et pas la guerre".

Rien sur la discrimination des homosexuels, surtout sur les faits concrets d’une telle discrimination n’a été dit pendant tout le défilé gay. Mais la partie de l’interview précitée de Noïa Kokhkh démontre clairement les visées réelles anti-culturelles, asociales et amorales de cette manifestation.

Le mal fondé des références des idéologues de l’homosexualisme pour justifier l’admissibilité d’organiser le défilé gay aux articles 10 et 11 de la Convention Européenne sur la protection des droits de l’Homme et des libertés fondamentales garantissant la liberté d’exprimer son opinion, la liberté de se réunir librement et la liberté de s'associer aux autres est tout à fait évident.

La partie 2 de l’article 10 et la partie 2 de l’article 11 de la Convention Européenne sur la protection des droits de l’Homme et des libertés fondamentales établissent la possibilité et la nécessité de limiter ces droits aux intérêts de la sécurité nationale ou de l’ordre public, afin de prévenir des troubles et des crimes, de protéger la santé et la moralité. Le contenu et la tendance des défilé gay donnent toutes les raisons nécessaires et suffisantes pour limiter leur organisation à la base de la Convention susmentionnée.

Il est à noter que les défilés gay ne peuvent pas être traités en Fédération de Russie comme des "réunions paisibles" (dans le sens de l’article 31 de la Constitution de la Fédération de Russie, de la première partie de l’article 11 de la Convention Européenne de la protection des droits de l’Homme et des libertés fondamentales). Le seul fait que les participants aux telles réunions n’ont pas d’armes et n’agressent pas d’autres gens, ce qui ne rends pas ces manifestations "des réunions paisibles". Il faut également que leurs contenu et leur tendence ne soient pas en contradiction avec les convictions et les valeurs de la majorité de la société, celles que les gens sont prêts à protéger par des moyens juridiques ainsi que par d’autres moyens au cas où il existe une menace réelle à ces valeurs, des offenses, des moqueries etc. Dans la société contemporaine de Russie ces convictions et ces valeurs, comme, par exemple, la négation collective de l’idéologie de nazisme (malgré l’existence de certaines associations nazi), comprennent la négation de l’homosexualité en tant qu’une menace réelle pour la sécurité démographique, le bien-être des familles, des enfants, de la société de Russie en général.

Par conséquent, les affirmations que l’interdiction d’organiser les défilé gay viole les engagements internationaux de la Russie ne sont pas justifiées, parce que la Fédération de Russie ne s'est jamais engagée à créer des privilèges pour les homosexuels et à contribuer à la propagande homosexuelle parmi les hétérosexuels. En principe, il n’existe pas et il ne peut y exister aucun accord international établissant des pareilles obligations d’États.

Personne n’essaie de faire reconnaître au niveau législatif la normalité de la zoophilie, de la nécrophilie, de l’inceste, de faire donner à ces rapports le statut d’une autre forme de la famille.

De même, il n’existe pas de fondements juridiques pour autoriser au centre de Moscou un défilé de naturistes ou celui de prostituées.

Des hétérosexuels également ont des rapports sexuels immoraux, vicieux, désapprouvés par la société, mais personne (au moins, par comparaison des ambitions actives) ne demande de les légitimer, de leur donner le statut d’une norme sociale et d’un mode de la vie progressiste ou d’élite.

On peut citer un exemple analogue du domaine de la vie politique de la société, sans identifier les homosexuels comme les nazis – les marches des néonazis. Du point de vue formel ces marches peuvent aussi être justifiées par les demandes de la liberté des convictions, mais elles sont inacceptables du point de vue moral pour la majorité absolue de la société. Cette majorité considère de telles actions, en dépit du caractère formellement paisible de la marche des néonazis, comme une agression, une offense, une tentative "d’éduquer" les gens à la base des idées inacceptables pour eux et pour la société, ou bien comme une expression d’une "victoire" sur les normes sociales universellement acceptées par la société, leur "abolition" ou "élimination".

Mais cette approche a une signification tout à fait concrète relativement à l’idéologie de l’homosexualisme. Il est évident que la propagation d’un tel comportement à une partie considérable de la société menace la société de la dégradation non seulement morale, mais aussi physique, tout simplement de l’extinction. Dans les conditions de la catastrophe démographique du peuple russe et de certains autres peuples de la Russie, la propagande publique d’un comportement sexuel qui d’une façon évidente mène à la dépopulation est logiquement considérée par plusieurs personnes comme la propagande de "la normalité" de l’extinction de ces peuples.

Les conséquences de l’organisation de telles actions sont tout à fait prévisibles – la provocation de l’hostilité sociale, des manifestations extrémistes (de deux côtés). La perspective de telles conséquences est une des raisons justifiées du refus des organes du pouvoir d’État de satisfaire la demande d’organiser le défilé gay en vue de protéger la sécurité publique.

Donc, en réalité, les défilés gay n’ont rien à voir avec la protection des droits et des libertés de l’Homme, ne sont pas une forme de protestation contre une discrimination selon un tel ou tel indice, ils représentent un moyen raffiné et cynique de la propagande agressive et importune de l’homosexualisme comme un mode de la vie normal et à la vogue, comme une norme des rapports sexuels et du comportement sexuel.

3. L’évaluation du bien-fondé de la justification de la nécessité d’organiser le défilé gay afin de protéger des homosexuels des "actions extrémistes".

La motivation d’organiser le défilé gay par la nécessité de poser publiquement la question de la protection des homosexuels contre les manifestations extrémistes est mal fondée et peu convaincante, vu qu'aucune preuve de manifestations extrémistes vis-à-vis des homosexuels en Russie n’est d’habitude pas présentée par les organisateurs des défilés gay. Tandis que les actions des hétérosexuels pour protéger leurs droits et intérêts légaux des attentats illégaux de la part des homosexuels ne peuvent pas être traitées d’extrémistes, dans le sens de la Loi Fédérale «Sur la résistance aux activités extrémistes» du 25.07.2002 № 114-FZ.

Ces arguments sont effectivement une fraude et ne peuvent pas justifier la possibilité et la nécessité d’organiser des manifestations publiques visant à imposer l’homosexualité aux autres, y compris les enfants mineurs, ne peuvent pas justifier l’organisation des actions publiques «de protestation contre l’extrémisme» sous forme des manifestations vulgaires et obscènes de masse.

En créant des mythes sur l’extrémisme imaginaire vis-à-vis des homosexuels en Russie, les idéologues de l’homosexualité essaient d’empêcher de discuter les cas réels de violations par les homosexuels des droits des citoyens qui ne partagent pas les convictions homosexuelles, des faits de leur propre (des homosexuels) intolérance envers les hétérosexuels, de déguiser le fait scandaleux que l’idéologie de l’homosexualité est en elle-même extrémiste. La haine et l’intolérance des propagandistes de l’homosexualisme et d’un nombre d’homosexuels envers les hétérosexuels n’ont pas d’analogie dans l’attitude des hétérosexuels envers les homosexuels.

L’analyse des publications des homosexuels sur la soi-disant "culture gay" permet de voir qu’une de ses caractéristiques est la haine et l’intolérance des homosexuels (au moins, des hommes homosexuels) envers les femmes de l’orientation sexuelle normale, en réalité – une attitude raciste envers elles, comme envers un être déficient, une race déficiente.

Ainsi, le glossaire «Argot de la sous-culture homosexuelle de Russie» rédigé par V. Kozlovsky, donne cette définition tout à fait humiliante et insultante:

«Naturelle – f. 1. Une femme, parce que l’amour homosexuel n’est pas "naturel" par rapport à celui-ci hétérosexuel. Un terme neutre, contrairement aux ceux-ci méprisants ou moqueurs: crocodile à deux culs, fusil à deux canons, feinte humide».

Encore une citation caractéristique du "glossaire" de la "culture" homosexuelle qu'on trouve sur les Internet-sites des homosexuels:

"Crocodile à deux culs – désignation moqueuse de la femme. La même chose – fusil à deux canons, feinte humide, trou-vide,...cabas, naturelle,... pisseuse.

Ces offenses misanthropiques ne sont "moqueuses" que dans la "culture" gay, ou plusieurs sens sont invertis. De même, il existe des différences du contenu de la définition du défilé gay comme "une fête joyeuse" de la définition universellement reconnue de "la fête joyeuse".

Ce lexique humiliant est tellement répandu dans le milieu gay qu'il est raisonnable d’affirmer une attitude extrémiste envers une femme avec l’orientation sexuelle normale comme un élément important de la "culture" et de l’idéologie homosexuelle.

Les auteurs de la présente Conclusion ne croient pas raisonnable de citer ici toutes les expressions humiliantes et offensantes la femme qui sont utilisées dans le lexique homosexuel représentant une partie inaliénable de la "culture" homosexuelle, parce que ces expressions sont extrêmement amorales.

Même les citations susmentionnées employées à maintes reprises sur les supports papier et dans les matériaux informatiques sur Internet témoignent clairement de l’inversion préméditée par les idéologues de l’homosexualité et par les hommes politiques qui protègent leurs intérêts (y compris du soit disant mouvement de protection des droits) de la situation avec les appréciations des coupables réels et des victimes de l’extrémisme.

Même si on ne prend pas en considération la forme extrême de l’idéologie de l’homosexualité – le racisme homosexuel, basé sur la thèse que ceux qui n’ont pas connu le "sacrement" de l’homosexualisme sont des gens déficients, il s’agit de l’extrémisme de la soi disant "culture gay", de la haine et de l’intolérance d’une partie considérable des homosexuels (en tout cas de ceux qui font de la propagande active de ce mode de vie), ainsi que de leurs organisations et de leurs Internet-sites envers les femmes de l’orientation sexuelle normale, ainsi qu'envers les hétérosexuels en général.

Le caractère extrémiste révélé de l’idéologie de l’homosexualité démontre que la représentation des homosexuels comme "minorité victimisée", des victimes, du point de vue efficace et juridique est mal fondée et fausse.

Un autre argument faux utilisé pour masquer l’expansion de l’idéologie de l’homosexualité est une comparaison ou bien une analogie entre une attitude négative envers l’homosexualité et la haine totale envers le peuple juif. Dans ce cas on voit de nouveau l’inversion des sens. Selon des organisations religieuses judaïques, ces déclarations elles-mêmes ont dues à une haine camouflée envers les juifs. C'était, d’ailleurs, indiqué dans des déclarations du Congrès des organisations et des associations religieuses juives en Russie qui, à part ça a déclaré: "Certains hommes politiques dans leur désir de justifier la pédérastie vont jusqu'au nec plus ultra de la muflerie et du cynisme en se permettant des comparaisons révoltantes de l’intolérance nationale et religieuse avec la négation des perversions sexuelles et des appréciations négatives de la propagande de ces perversions.

Faute de faits réels de persécution des homosexuels (au moins, à l’échelle indiquée par les organisateurs des défilés gay) dans les pays étrangers ont été constaté à plusieurs reprises les cas de falsification de tels faits par les idéologues de l’homosexualité. Un exemple frappant est le cas du militant du mouvement gay Dwight Walker à l’état de Vermont (USA). Le 07.04.2000 la voiture de D. Walker a été incendiée au milieu de la nuit, justement au période de la discussion du projet de Loi de Vermont (USA) sur l’octroi aux couples homosexuels des mêmes droits dont jouissent les familles hétérosexuelles. Les idéologues de l’homosexualité dans tout l’état de Vermont ont utilisé cet incident comme "la preuve" de ce que les homosexuels s'exposaient aux persécutions et prétendaient que les déclarations critiques contre les mariages homosexuels n’étaient qu’une autre forme de persécution. Néanmoins, plus tard D. Walker a reconnu à la police qu'il avait mis feu à sa voiture lui-même: "J'ai mis feu, parce que je voulais qu'on me considère comme victime". Selon les informations du journal "Bostone Globe", D. Walker a comparu devant le tribunal sous l’inculpation de l’incendie criminel du 3-ème degré, de déclarations frauduleuses aux personnes officielles et l’incendie en but de tromper la compagnie d’assurances.

Malgré les déclarations des idéologues de l’homosexualité sur les violations de masse des droits des homosexuels et sur l’attitude extrémiste envers eux, en réalité, leurs actions sont accompagnées des violations de masse des droits des autres citoyens par leurs propres (des homosexuels) actions extrémistes.

La témoignage la plus frappante et la plus convaincante de l’attitude extrémiste des organisateurs des défilés gay par rapportur envers le Christianisme, ainsi que de la fausseté de la rhétorique culturologique de la protection des droits de l’Homme est devenue l’organisation de "Love –Parade" le 27.05.2006 à Saint-Pétersbourg à proximité de la cathédrale catholique Sainte-Catherine d’Alexandrie, quand les participants au défilé gay ont, en fait, perpétré des actions du vandalisme religieux. Selon les déclarations des catholiques indignés, "sur la scène construite sans en informer l’administration de la paroisse Sainte-Catherine pendant toute la soirée il y a eu des danses sales et des représentations vulgaires avec la participation des femmes dénudées et des travestis offensant non seulement des croyants, venus à la messe, mais de tous les citadins de mœurs respectables venus à la fête avec les enfants". La déclaration notait que les spectateurs du soi disant "défilé de l’amour" "privés de toute honte" "entraient avec du bruit dans la cathédrale, consommaient des boissons alcoolisés et satisfaisaient aux besoins naturels sur le perron principal et devant les entrées au sous-sol de l’église".

De telles violations de la part des homosexuels ne sont pas uniques ou accidentelles, elles sont propres aux défilés gay.

Par conséquent, les défilés gay n’ont rien du tout à voir avec "la protection des homosexuels des actions extrémistes".

4. L’évaluation de la justification d’affirmation des organisateurs du défilé gay que son organisation ne violera pas les droits et les intérêt légaux des enfants.

L’influence informationnelle et psychologique du défilé gay est orientée au cercle illimité de gens qui ne sont pas homosexuels, mais qui sont obligés sans vouloir regarder et entendre cette manifestation, d’une façon involontaire, percevoir, réceptionner et assimiler son influence. Ce n’est pas par hasard que le pittoresque vulgaire et excessif, la pompe hypertrophiée du défilé gay, la vulgarité raffinée et épatante et l’obscénité de la conduite de ses participants attirent l’attention, en premier lieu, de la partie de la population avec la psychique la moins stable, dont les enfants qui n’ont pas encore bien appris les normes sociales d’importance vitale pour eux. Et ce sont justement les mineurs qui deviennent l’assistance lf plus susceptible et sensible à cette influence.

Dans ce cas la propagande de l’homosexualité, réalisée par le biais du défilé gay, est surtout dangereuse pour les enfants qui ne sont pas capables de donner une appréciation critique au contenu et au but réels des défilés gay.

Comme conséquence – les préoccupations publiques de ce qu’une certaine partie de la jeunesse hétérosexuelle est attirée par le mode de la vie homosexuel au moyen de à l’utilisation des manipulations psychologiques, de la propagande y compris dans les mass-média.

Voilà pourquoi dans certains sujets de la Fédération de Russie, afin de prévenir la désadaptation sociale de la jeune génération’ on commence à introduire les interdictions législatives d’organiser les action publiques visant à promouvoir l’homosexualité parmi les mineurs de moins de 16 ans (à voir, p.ex., l’article 4 de la Loi de la région de Ryazan «Sur la protection de la moralité des enfants à la région de Ryazan» № 41-OZ du 03.04.2006).

Le slogan attractif des idéologues de l’homosexualité est: «Si tu n’es pas sûr de toi, adhère à notre grande communauté amicale tu te plaisance», est déjà retransmis pas les moyens de communication de masse à toute la société, dont les mineurs. Les défilés gay sont, entre autre, un moyen efficace de la fixation dans la conscience des mineurs des stéréotypes et des orientations homosexuels imposés antérieurement par les moyens de communication de masse, et dans certains cas – dans des établissements de l’enseignement.

Les enfants et les adolescents n’ont pas encore de représentations stables formées sur les normes sociales, à cet âge là la formation du système de représentations du monde, des orientations de valeurs de la personnalité ainsi que de "l’image de Moi" sexuelle, de l’autoidentification sexuelle de la personnalité continuent.

Comme stipule le paragraphe 2 de la Déclaration universelle pour assurer la survie et le développement des enfants (New-York, le 30.09.1990): "Les enfants du monde sont innocents vulnérables et dépendants". Et ce sont justement ses qualités des enfants que les organisateurs de défilés gay utilisent cyniquement en leur imposant pas le biais du défilé gay des orientations psychologiques destructives, les valeurs amorales, en perpétrant, en fait, un viol psychologique. Dans ces conditions la propagande importune parmi les enfants de l’homosexualité comme un mode de la vie normal et même d’élite, comme une norme des rapports sexuels et du comportement sexuel est cynique, amorale et anticulturelle, elle représente des actions antisociales et illégales, un traitement inhumain et cruel des enfants, contredit aux exigences de la moralité publique fixées dans toute une série des actes internationaux sur les droits de l’Homme. En particulier, cela contredit les justes exigences de la morale et de l’ordre public dans la société démocratique (paragraphe 2 de l’article 29 de la Déclaration universelle des droits de l’Homme).

La Constitution de la Fédération de Russie, article 44.2 stipule le droit de chacun à l’accès aux valeurs culturelles qui sont, selon l’article 3 des Bases de la législation de la Fédération de Russie sur la culture, entre autres, les idéaux moraux et esthétiques, les normes et les modèles de comportement, les traditions nationales. Conformément aux articles 17 et 18 de la Constitution de la Fédération de Russie et à l’article 11 de Bases de la législation de la Fédération de Russie sur la culture, l’Etat est tenu de garantir la protection du droit de l’homme à la liberté de choix des valeurs morales, esthétiques et d'autres.

Il convient de noter que la propagande publique de l’homoséxualisme est contraire aux normes du droit international. Ainsi, les activités des organisateurs de défilés gay, qui font objet de cet examen, transgressent non seulement les normes du droit constitutionnel, familial, éducatif de Russie, de la législation sur la santé publique, sur la liberté de conscience, mais aussi les normes du droit international qui prévoient le droit préférentiel des parents à l’éducation morale et à la protection de la santé de leurs propres enfants (le paragraphe 4 de l’article 18 du Pacte international relatif aux droits civils et politiques; le paragraphe 3 de l’article 13 du Pacte international relatif aux droits économiques, sociaux et culturels; l’article 5, paragraphe 2 de l’article 14, paragraphe 1 de l’article 18 de la Convention relative aux droits de l’enfant ; les parties 1et 2 de l’article 5 de la Déclaration sur l’élimination de toutes les formes de l’intolérence et de la discrimination à la base de la réligion ou des convictions; et la partie 2 de l’article 38 de la Constitution de la Fédération de Russie et le paragraphe 1 de l’article 63 du Code de la famille de la Fédération de Russie).

Ainsi, le paragraphe 1 de l’article 63 du Code de la famille de la Fédération de Russie stipule que les parents assument la résponsabilité de l’éducation et du développement de leurs enfants et qu'ils sont tenus de se soucier de la santé et du développement physique, psychique, spirituel et moral de leurs enfants. Les parents bénéficient des droits préférentiels à l’éducation de leurs enfants par rapport à toutes les autres personnes.

En ce qui concerne les normes du droit international, en conformité avec la partie 4 de l’article 15 de la Constitution de la Fédération de Russie, les normes susmentionnées des textes internationaux relatifs aux droits de l’Homme sont une partie intégrale du système juridique de la Fédération de Russie et ont, à ce titre, un effet direct.

Conformément à la Déclaration sur l’élimination de toutes les formes de l’intolérance et de la discrimination à la base de la religion ou des convictions du 25.11.1981, les parents de l’enfant ont le droit de définir son mode de vie dans la famille suivant leur religion ou leurs convictions et d’assumer à leur choix l’éducation morale de leur enfant (parties 1, 2 et 5 de l’article 5). Par conséquent, chaque enfant a le droit à un développement moral normal, les intérêts de l’enfant étant le principe essentiel.

La propagande de l’homosexualité auprès des enfants par le biais d’un défilé gay empêche et porte une atteinte sérieuse à leur développement moral normal.

Conformément au préface et au sous paragraphe «c» du paragraphe 1 de l’article 29 de la Convention relative aux droits de l’enfant, les traditions et les valeurs culturelles du peuple sont très importantes pour la protection et pour le développement harmonieux de l’enfant et l’Etat est tenu d’assurer que l’éducation mette l’accent sur le respect de l’identité culturelle et des valeurs de l’enfant et des valeurs nationales du pays où l’enfant réside. Conformément à la Déclaration des droits de l’Enfant (Nations Unies, le 20.11.1959, New-York) il convient de garantir à l’enfant en vertu de la Loi et par d’autres moyens une protection spécifique et les possibilités et les conditions favorables qui lui permettraient de se développer physiquement, mentalement, moralement et spirituellement et de façon saine et normale sur le plan social et dans les conditions de liberté et de dignité (principe 2).

La Préface de la Recommandation du Comité des Ministres du Conseil de l’Europe N R(91)11 aux Etats-membres relatifs à l’exploitation du sexe à des fins lucratifs, de pornographie, de prostitution, de traite d’enfants et de mineurs (le 09.09.1991), indique que l’expérience sexuelle prématurée peut être préjudiciable pour le développement social psychologique d’un enfant et d’un mineur. Il est tout à fait logique que le Procureur Général de la Fédération de Russie dans son Ordonnance № 38 du 22.06.2001 «Sur l’organisation du contrôle par le parquet de l’application des Lois relatives aux mineurs et aux jeunes» a exigé que les organes du parquet "traduisent en justice les personnes morales et physiques coupables de la diffusion des informations qui portent atteinte à la santé des enfants, à leur développement moral et spirituel ou qui promeuvent la violence et la brutalité, la pornographie… le comportement antisocial" (paragraphe 3.2).

La propagande auprès des enfants des rapports homosexuels sous la forme d’un défilé gay comme un mode de vie normal, une norme des rapports sexuels et du comportement sexuel transgresse les droits suivants:

• à la protection contre toutes les formes de détournement sexuel (l’article 34 de la Convention relative aux droits de l’enfant);

• au développement psychique, spirituel et moral (paragraphe 1 de l’article 4 de la Loi Fédérale «Sur les garanties essentielles des droits de l’Enfant en Fédération de Russie» du 24.07.1998 № 124-FZ);

• à la protection de l’information, de la propagande ou du militantisme qui portent atteinte à leur santé, leur développement moral et spirituel, y compris de la diffusion des produits qui promeuvent la pornographie et le comportement antisocial (paragraphe 1 de l’article 14 de la Loi Fédérale "Sur les garanties essentielles des droits de l’Enfant en Fédération de Russie");

• à la sécurité intellectuelle, morale et psychique, à la sécurité de la vie, à la protection de la santé, de la pudeur de l’enfant, à la protection des influences négatives (paragraphes 2 et 3 de l’article 14 de la Loi Fédérale «Sur les garanties essentielles des droits de l’Enfant en Fédération de Russie»);

• aux soins particuliers, y compris la protection juridique, la défense spécifique en raison de leur immaturité physique et mentale (préface de la Convention relative aux droits de l’enfant);

• à la protection contre des informations et des communications qui portent atteinte à leur bien-être (paragraphe "e" de l’article 17 de la Convention relative aux droits de l’enfant);

• au développement harmonieux à la base des traditions et des valeurs culturelles de leur peuple, au développement spirituel et moral et à la protection du comportement sexuel irresponsable des adultes (le préface du Protocole facultatif à la Convention relative aux droits de l’enfant relatifs à la traite d’enfants, à la prostitution et à la pornographie enfantines);

• à la libre choix des valeurs morales, esthétiques et autres (article 11 des Bases de la législation de la Fédération de Russie sur la culture du 09.10.1992 № 3612-1).

En plus, les activités des organisateurs de défilés gay, qui visent à imposer l’homosexualité aux personnes de moins de 16 ans comme un mode de vie, une norme des rapports sexuels et du comportement sexuel, forment un corps du délit prévu par l’article 135 "Attentat à la pudeur" du Code pénal de la Fédération de Russie qui introduit la responsabilité pour l’attentat à la pudeur sans recours à la violence par la personne ayant atteint l’âge de 18 ans à l’égard de la personne de moins de 16 ans.

L’article 135 est interprété de façon suivante dans le Commentaire au Code pénal de la Fédération de Russie sous la rédaction d’un juriste émérite de la Fédération de Russie, docteur en droit, professeur B.Zdravomyslova. Le côté factuel comprend l’accomplissement des actes pervers sans recours à la violence à l’égard d’une personne dont on sait qu'elle n’a pas atteint à l’âge de 16 ans. Les actions perverses sont interprétées comme de tels actes qui sont commis par une personne ayant atteint l’âge de 18 ans et qui visent à satisfaire une passion sexuelle du coupable ou de la passion sexuelle de la personne dont on sait qu'elle n’a pas atteint l’âge de 16 ans, mais qui n’entraînent pas un accouplement ou, par exemple, un acte homosexuel. Sont également considérés comme des agissements pervers des entretiens cyniques, la démonstration des images pornographiques, etc.

Le chef de section à l’Institut des recherches scientifiques dans le domaine de la consolidation de légalité et de l’ordre public auprès de Procureur Général de la Fédération de Russie, docteur en droit O.Pristanskaïa qualifie l’impact négatif de l’information sur les mineurs, qui vise à la destruction de leurs idéaux, leurs valeurs et leurs principes éthiques dans le domaine des rapports sexuels, de "pervertissement" en le définissant comme une subornation morale de l’homme, la destruction de ces principes éthiques, comme "l’érosion" de la limite entre la norme et la pathologie dans le comportement sexuel et social.

Le dictionnaire moderne de la langue russe donne les définitions suivantes: «Pervertir – 1. Habituer à la débauche, rendre pervers. 2. Rendre moralement corrompu, communiquer de mauvaises habitudes ou tendances immorales...» ; «Débauche – dérèglement sexuel, une vie sexuelle immodérée... La dissolution des mœurs, l’immoralité du comportement et des relations. Ce qu’on estime mauvais du point de vue de la morale généralement acceptée» ; «Dépraver – 1. Faire participer ou forcer un mineur (une mineure) aux relations sexuelles. 2. Détourner moralement, amener à la corruption morale» ; «Dépravé – moralement corrompu, immoral».

Dans ce sens, le défilé gay est une propagande des actions perverses qui s'accompagnent d’une démonstration sophistiquée de la tendance à l’accomplissement des actes homosexuels, de l’accomplissement et de l’imitation des mouvements pervers, d’autres actes dont l’accomplissement public peut être qualifié à juste titre à l’égard des mineurs comme leur pervertissement, subornation, désorientation sur le plan sexuel et éthique et comme l’accomplissement des actes pervers.

Toutes les déclarations sur les "droits" des homosexuels de se livrer à la propagande publique de leur mode de vie et de leur orientation sexuelle auprès des enfants (ce que le défilé gay représente justement) n’ont aucun fondement juridique. Les tentatives d’insister sur ces "droits" et de les réaliser en pratique représentent l’abus du droit.

La Cour Européenne des droits de l’Homme fait une nette distinction entre les préférences personnelles d’un individu dans le domaine des rapports sexuels et leur propagande publique, et reconnaît le droit des pouvoirs publics de limiter une telle propagande en partant de la nécessité de protéger la moralité publique, les droits et les intérêts légitimes de l’enfant.

Ainsi, dans sa décision sur l’affaire «Dudgeon c. Royaume Uni» du 22.10.1981 la Cour Européenne des droits de l’Homme a stipulé que l’Etat avait le droit de limiter la propagande de l’homosexualité parmi les mineurs: «La Cour reconnaît qu’un des objectifs de la législation est de protéger les membres vulnérables de la société, comme les jeunes, contre les conséquences de l’homosexualité. Néanmoins, dans ce contexte une distinction ferme entre "la protection des droits et des libertés des autres personnes" et "la protection de la moralité" semble être artificielle. La protection de la moralité peut supposer la préservation de l’esprit moral et des valeurs éthiques de la société en général…, mais peut également… défendre les intérêts de la moralité et du bien-être public d’une certaine partie de la société, par exemple, des écoliers. Ainsi, "la protection des droits et des libertés des autres individus" au sens de la protection des intérêts éthiques et du bien être public des certains individus ou des groupes de la population qui nécessitent une protection spécifique en raison de leur immaturité, l’incapacité mentale ou de leur situation dépendante, s'est réduit à un seul aspect – «la protection de la moralité». C'est pourquoi la Cour tiendra compte de deux objectifs susmentionnés à la base de cette approche. On ne peut pas nier qu’une certaine réglementation juridique et pénale de l’homosexualité masculine, aussi bien que des autres formes de comportement sexuel, à travers les normes du droit pénal peut être justifiée comme "nécessaire dans une société démocratique". La fonction principale du droit pénal dans ce domaine… est de "préserver l’ordre public et la bienséance afin de protéger les citoyens contre ce qui choque et insulte". De plus, la nécessité d’un certain contrôle peut être étendue même aux rapports sexuels volontaires qui sont effectués en privé, surtout là où il convient… "d’assurer les garanties suffisantes contre l’utilisation et le pervertissement des autres personnes, en particulier, de ceux qui sont particulièrement vulnérables en raison de leur jeune âge, de la faiblesse du corps ou de l’esprit, et de l’absence d’expérience…". En pratique, les normes juridiques, qui réglementent les rapports de ce genre, existent dans tous les Etats-membres du Conseil de l’Europe… Ce sont justement les autorités nationales qui doivent évaluer initialement ce besoin public urgent dans chaque cas concret… Le gouvernement a tiré la conclusion à partir de la décision de la Cour sur l’affaire Hendyside que les limites de discrétion des autorités sont plus larges s'il s'agit de protéger la moralité publique… La Cour a déjà reconnu la nécessité qui existant dans une société démocratique d’avoir un certain contrôle de comportement homosexuel, y compris, afin d’empêcher l’utilisation lucrative et le pervertissement des individus qui sont particulièrement vulnérables en raison, par exemple, de leur jeune âge» (§§ 47, 49, 52 et 52 de la Décision).

Ainsi, la Cour Européenne des droits de l’Homme a reconnu que l’homosexualité menacant dans certains cas l’ordre public, la morale publique et la bienséance, que l’homosexualité pouvait être qualifiée de choquante et d’insultante pour les citoyens et la société, que le comportement homosexuel était capable de pervertir les mineurs et que l’Etat était tenu de protéger les enfants contre l’imposition de l’homosexualité. C'est-à-dire, la Cour Européenne des droits de l’Homme a reconnu que l’imposition de l’homosexualité aux mineurs constituait leur pervertissement.

La position de la Cour Européenne des droits de l’Homme relative à l’interprétation des normes de la Convention européenne des droits de l’Homme et des libertés fondamentales a une importance juridique pour la Fédération de Russie. Conformément à l’Arrêté № 5 du Plénum de la Cour Suprême de la Fédération de Russie «Sur l’application par les tribunaux d’instance des principes et des normes généralement reconnus du droit international et des traités internationaux de la Fédération de Russie» du 10.10.2003: «La Fédération de Russie, faisant partie de la Convention sur la protection des droits de l’Homme et des libertés fondamentales, reconnaît la juridiction de la Cour Européenne des droits de l’Homme comme obligatoire en ce qui concerne l’interprétation et l’application de la Convention et des ses Protocoles dans les cas où la Fédération de Russie serait probablement en violation des dispositions de ces actes contractuels et lorsque la violation supposée a eu lieu après leur entrée en vigueur à l’égard de la Fédération de Russie (l’article 1 de la Loi Fédérale № 54-FZ du 30 mars 1998 "Sur la ratification de la Convention sur la protection des droits de l’Homme et des libertés fondamentales et de ses Protocoles"). C'est pourquoi l’application par les tribunaux de la Convention susmentionnée doit être effectuée dans le respect de la jurisprudence de la Cour Européenne des droits de l’Homme afin d’éviter toutes sortes de violation de la Convention sur la protection des droits de l’Homme et des libertés fondamentales» (paragraphe 10).

Dans la décision sur l’affaire «L. et V. c. l’Autriche» du 09.01.2003, qui portait sur la légalité des poursuites judiciaires suite aux rapports homosexuels des personnes majeures avec les personnes mineures de 14 à 18 ans avec l’accord de ces derniers, la Cour Européenne des droits de l’Homme a reconnu juste la restriction de l’homosexualisme en vue de protéger le comportement sexuel des jeunes hommes, c'est-à-dire le bien fondé de la protection du droit au développement sexuel normal des mineurs (§ 46 de la Décision). De telle manière, la Cour Européenne des droits de l’Homme a déclaré qu'il convenait de faire la distinction entre le développement sexuel normal et les actions qui pourraient être préjudiciables pour les citoyens et leur porter atteint et, tout d’abord, aux mineurs lorsque, par exemple, l’homosexualité leur est imposée.

Plusieurs enfants ayant des idées arrêtées sur la moralité et sur les valeurs familiales de leur peuple, percevront la propagande de l’homosexualité, surtout si elle était imposée de façon agressive, comme un traitement intentionnellement brutal et dégradant.

Une telle propagande constitue un traitement brutal et dégradant des enfants, transgresse les normes du droit international et la législation de la Fédération de Russie, y compris:

• l’article 5 de la Déclaration universelle des droits de l’Homme qui stipule que personne ne doit subir un traitement dégradant de sa dignité;

• l’article 7 du Pacte international relatif aux droits civils et politiques qui stipule que personne ne doit subir un traitement inhumain ou dégradant de sa dignité;

• l’article 3 de la Convention Européenne sur la protection des droits de l’Homme et des libertés fondamentales qui stipule que personne ne doit subir un traitement inhumain ou dégradant de sa dignité;

• l’article 21 de la Constitution de la Fédération de Russie qui stipule que la dignité de la personne est protégée par la Loi, que rien ne peut servir de fondement pour son humiliation et que personne ne doit subir un traitement dégradant de sa dignité.

Un traitement dégradant peut être réalisé à travers les formes intellectuelles de ce traitement, ce qui a été confirmé par la Cour Européenne des droits de l’Homme: "L’impact peut être considéré comme dégradant, s'il est susceptible de provoquer chez la victime un sentiment de peur, de préoccupation et de sa propre infériorité, s'il anéantit sa résistance physique ou morale (la décision «l’Irlande c. la Grande Bretagne» du 18 janvier 1978, série A, № 25, pages 66-67, § 167)» (La décision sur l’affaire «Smith et Grady c. Royaume Uni» du 27 septembre 1999 (verdict final le 27 décembre 1999), § 120).

Cette position est entièrement partagée par la Cour Suprême de la Fédération de Russie qui a indiqué que «tout acte suscitant chez un individu un sentiment de peur, en particulier d’inquiétude ou de sa propre infériorité est qualifié de traitement dégradant» (paragraphe 15 de l’Arrêté № 5 du Plénum de la Cour Suprême de la Fédération de Russie «Sur l’application par les tribunaux d’instance des principes et des normes généralement reconnus du droit international et des traités internationaux de la Fédération de Russie du 10 octobre 2003).

La propagande publique de l’homosexualité auprès des enfants peut être perçue comme un traitement dégradant par les enfants aussi bien que par les adultes, y compris les parents de ces derniers. En outre, la Cour Européenne des droits de l’Homme estime «qu’il suffit que la victime soit rabaissée à ses propres yeux» (La décision dans l’affaire «Smith et Grady c. Royaume Uni» du 27 septembre 1999 § 120 ; la Décision «Tyrer c. Grande Bretagne» du 25 avril 1978, série A, № 26, page 16, § 32).

La nécessité de la prévention et de la suppression de la propagande homosexuelle parmi les jeunes a été mise en exergue par l’Inspecteur sanitaire principal de la Fédération de Russie qui a exigé «d’adopter des mesures efficaces allant jusqu’à l’annulation des licences afin de prévenir la propagande dans les mass média et, surtout, à la télévision des perversions sexuelles, de la pornographie et des émissions qui tendent à inviter les jeunes à la discussion des rapports sexuels non traditionnels» (paragraphe 6.1 de l’Arrêté N°19 du 29 décembre 1999 «Sur les mesures d’urgence contre la propagation du VIH-SIDA»).

Ainsi, les déclarations des organisateurs de défilés gay que les droits et les intérêts légitimes des enfants seront respectés pendant la marche doivent être reconnues comme mal fondées et fausses.

5. L’évaluation du bien-fondé des déclarations faites par les organisateurs de défilés gay que la marche ne viole pas les droits et les intérêts légitimes des croyants.

Selon les traditions de tous les peuples de la Russie et des autres pays du monde, le thème de la morale sexuelle est particulièrement délicat. Il est difficile d’évaluer les conséquences de certains comportements immoraux dans le domaine sexuel avec la même précision que l’on évalue les conséquences d’une influence physique sur un individu comme, par exemple, un traumatisme. Par conséquent, les affirmations des organisateurs de défilés gay, selon lesquelles il est impossible d’évaluer précisément et objectivement l’impact des manifestations de ce genre et qu’ils n’entraînent aucune conséquence négative, sont mal fondées.

Les représentants des cultes religieux principaux de Russie ont fait leurs déclarations fermes et catégoriques faisant état de leur attitude extrêmement négative envers les défilés gay planifiés dans quelque ville de Russie que ce soit, car de pareilles manifestations sont perçues par les croyants comme un insulte délibéré de leurs sentiments religieux et une humiliation brutale de leur dignité humaine.

Lorsqu’on examine la question d’admissibilité des défilés gay, dans la majorité des cas on ne prend en compte qu’un aspect de ce problème, on ne tient compte que des intérêts des homosexuels. Tout en oubliant la nécessité de respecter les droits et les convictions des gens qui ont une opinion différente, surtout, dans les pays où la majorité absolue des citoyens s’oppose à la définition publique et, tout particulièrement, législative des rapports homosexuels comme une norme sociale en les considérant non naturels, anormaux, obscènes et immoraux et objecte catégoriquement contre l’imposition aux enfants de tels rapports comme normaux et, de plus, comme un mode de vie acceptable.

Dans une société démocratique les citoyens, qui ont un jugement négatif sur l’homosexualité à cause de leurs convictions religieuses, ont tous les droits au respect et à la protection de leurs convictions religieuses et morales et le droit à l’éducation de leurs enfants en conformité avec leurs principes religieux et moraux (p.3, article 13 du Pacte international relatif aux droits économiques, sociaux et culturels; p.4, article 18 du Pacte international relatif aux droits civils et politiques).

La Cour Européenne des droits de l’Homme estime que l’Etat est tenu de prendre en compte le rôle et l’influence de la religion sur la société en statuant sur l’admissibilité des manifestations capables d’outrager les sentiments religieux des croyants: «De plus, il convient de prendre en compte le grand rôle que tient la religion dans la vie quotidienne des citoyens... la Cour ne peut pas négliger le fait que la religion catholique romaine est la foi de la majorité écrasante des tyroliens. Ayant interdit le film, les autorités autrichiennes ont agi aux l’intérêts de la paix religieuse dans cette région et afin d’éviter que certains citoyens aient le sentiment que leurs convictions religieuses fassent objet d’attaques outrageuses et mal fondées» (§§ 52 et 56 de la décision de la Cour Européenne des droits de l’Homme dans l’affaire «Otto-Preminger-Institut c. Autriche» du 20 septembre 1994).

La Cour Constitutionnelle de le Fédération de Russie partage également cette approche qui estime que «les principes de la démocratie pluraliste incorporés dans les fondements de l’ordre constitutionnel de la Fédération de Russie... ne peuvent pas être interprétés et réalisés sans tenir compte des particularités du développement historique de la Russie, de l’effectif national et confessionnel de la société de Russie ainsi que des particularités de l’interaction entre l’Etat, les pouvoirs politiques, les groupes ethniques et les confessions religieuses» (§ 4 de l’Arrêté № 18-P du 15 décembre 2004). Cet arrêté porte sur la réglementation législative de la mise en place et du fonctionnement des partis politique, mais cette même approche s’inscrit parfaitement dans la problématique en question.

Par conséquent, l’Etat est obligé de tenir compte des exigences formulées par les plus grands organismes religieux. Un Etat démocratique est tenu de protéger la société contre les impacts destructifs sur ses fondements moraux ainsi que de protéger la dignité humaine de tous les citoyens, y compris les croyants.

A cet égard, il convient de noter l’opinion du magistrat Walsh de la Cour Européenne des droits de l’Homme du 22 octobre 1981 dans l’affaire «Dudgeon c. Royaume Uni»: «Si l’on reconnaît que l’Etat est intéressé à préserver les fondements éthiques de la société, il a alors le droit d’adopter les Lois qu’il estime nécessaires pour arriver à ces objectifs. La primauté du droit dépend de l’entente morale au sein de la société, en démocratie l’Etat ne peut pas s’en distancier. Si la Loi élève ou, au contraire, abaisse les impératifs de ce consensus, alors une telle loi ne provoquera que du mépris. Il est impossible d’imposer la vertu à l’aide de la Loi, mais cette dernière est susceptible de se transformer en une pépinière du vice en compliquant outre mesure la lutte pour la vertu. Une telle situation peut conduire à l’érosion de l’esprit moral d’un pays. La justification finale de la loi, c’est de servir aux objectifs éthiques».

Ainsi, les affirmations des organisateurs de défilés d’homosexuels selon lesquels la marche n’est pas contraire et ne porte pas atteinte aux droits, aux intérêts légitimes et à la dignité humaine des citoyens croyants doivent être reconnues comme mal fondées et fausses.

6. Évaluation de l’argumentation selon laquelle les défilés d’homosexuels sont admissibles parce qu’ils sont organisés depuis plusieurs années dans certains pays étrangers.

Lé référence à ce que les défilés gay sont organisés depuis plusieurs années dans certains pays étrangers comme une preuve d’admissibilité de la marche homosexuelle est mal fondée et peu convaincante, car il n’existe pas de standards communs et uniques dans le domaine de l’encadrement légal de protection de la moralité publique.

Un ensemble unifié de normes juridiques concernant l’homosexualité n’existe pas non seulement dans le monde entier, mais non plus dans l’Union Européenne toute entière. Dans certains pays, ces rapports sont admis, dans d’autres sont considérablement limités.

Il se peut que dans ces pays où les défilés gay soient entrés dans les meurs, leur tenue ne fait pas objet de protestations sociales. Mais en Russie, comme il a été déjà dit, cela outrage non seulement les sentiments religieux des croyants mais également les sentiments éthiques d’une grande partie de la société.

La Cour Européenne des droits de l’Homme a fait savoir à maintes reprises qu’il n’y avait pas et ne pouvait pas être de standards juridiques uniques et absolument identiques en matière de protection de la moralité publique dans tous les pays du monde et sur l’ensemble de problèmes éthiques, y compris la protection des sentiments religieux des croyants. La Cour a déclaré que les autorités publiques de certains pays spécifiques étaient mieux informées et plus efficaces que la Cour internationale quant à la définition des impératifs nécessaires à la protection des sentiments et des convictions contre les offenses.

«Dans le domaine moral et, surtout, dans le domaine des convictions religieuses il n’existe pas vraisemblablement de conception européenne unique des impératifs appelés à assurer «la protection des droits d’autrui» dans le cas d’attaques contre leurs convictions religieuses. Ce qui peut insulter gravement les gens ayant certains idées religieuses varie considérablement en fonction du lieu et de l’heure, surtout à l’époque où le nombre de religions et de fois ne cesse de s’accroître» (§58 de la décision du 25 novembre 1996 dans l’affaire «Wingrove c. Royaume Uni») ;

«Comme dans le cas de la moralité, il est impossible d’extraire une idée commune pour toute l’Europe sur l’importance de la religion au sein de la société...; ces idées peuvent varier même à l’intérieur d’un seul pays. A cet effet, il est impossible d’élaborer une définition exhaustive de ce que représente une interférence admissible dans l’exercice du droit à la liberté là où ces propos sont dirigés contre les sentiments religieux d’autrui. C’est pourquoi les autorités nationales bénéficient d’une large discrétion quant à l’évaluation de la nécessité et de l’ampleur de cette intervention» (§50 de la décision de la Cour Européenne des droits de l’Homme du 20 septembre 1994 dans l’affaire «Otto-Preminger-Institut c. Autriche»).

Dans sa décision du 22 octobre 1981 dans le cadre de l’affaire «Dudgeon c. Royaume Uni» la Cour Européenne des droits de l’Homme a souligné: «Le fait que des mesures similaires ne sont pas indispensables dans d’autres parties du Royaume Uni ou dans d’autres Etats membres du Conseil de l’Europe, cela ne veut absolument dire qu’elles ne peuvent pas être reconnues comme nécessaires en Irlande du Nord...Dans les pays où il existe des communautés culturelles différentes de citoyens, les autorités publiques peuvent être confrontées à de divers impératifs éthiques et sociaux... La Cour reconnaît l’existence d’une forte résistance qui se fonde sur la conviction authentique et sincère d’un grand nombre de membres éminents et respectés de la communauté nord-irlandaise selon laquelle les amendements à la loi ébranleront gravement les principes de morale de la société irlandaise. Cette résistance... reflète l’avis de l’opinion publique sur les impératifs éthiques... et sur les mesures qu’il convient d’adopter afin de préserver les valeurs morales y dominant. Que cette prise de vue soit correcte ou erronée (elle peut certainement diverger de l’attitude envers ce problème dans d’autres communautés), le fait de son existence réelle dans certaines couches de la société nord-irlandaise est bien évidemment significatif à la lumière de l’article 8, p.2... Il devient absolument évident qu’il convient de prendre en compte l’opinion publique» (§§ 56, 57 et 58 de la décision).

Les normes législatives qui protègent la moralité dépendent de l’état moral de la société et de la conscience publique. Cette approche est parfaitement conforme à la position de la Cour Européenne des droits de l’Homme: «Il est impossible de trouver un concept européen unique de la «moralité» dans le droit interne de différents Etats contractants». La position selon laquelle les lois appropriées formulent les impératifs de cette dernière varie en fonction du lieu et de l’heure» (§ 48 de la décision dans l’affaire Handyside du 7 décembre 1976; une approche similaire est adoptée dans le § 35 la décision sur l’affaire «Müller et autres c. Suisse»).

Or, le fait que des défilés gay sont organisés depuis plusieurs années dans certains pays étrangers ne peut aucunement servir de fondement pour leur admissibilité dans les villes de la Fédération de Russie.

7. Évaluation de l’argumentation selon laquelle les défilés d’homosexuels sont admissibles parce que l’homosexualité est perçue comme une norme sociale dans un nombre de pays étrangers.

L’affirmation que l’homosexualité est perçue dans la majorité de pays étrangers ou même partout comme une norme sociale n’est plus qu’un mythe. Dans certains pays les autorités publiques préfèrent tout simplement de ne pas intervenir (jusqu’à une certaine limite) dans les problèmes des relations sexuelles. Cependant, la législation de tout un nombre d’Etats étrangers contient une multitude d’exemples lorsque les relations homosexuelles parmi certaines catégories de personnes sont qualifiées d’anormales et interdites.

Ainsi, la législation des Etats-Unis contient une interdiction impérative de recruter les homosexuels au service militaire dans les Forces Armées des Etats-Unis ainsi qu’une interdiction des relations homosexuelles entre les militaires.

L’Article 654 de la «Politique relative à l’homosexualité dans les Forces Armées», chapitre 37 «Les impératifs essentiels du service militaire», section II «Effectif militaire», sous-titre A «La Loi militaire générale», titre 10 «Les Forces Armées» du Corps des Lois des Etats-Unis stipule:

«L’interdiction du comportement homosexuel est un élément ancien de la Loi militaire qui reste actuel dans le contexte particulier du service militaire.

Les Forces Armées doivent maintenir une politique des cadres qui excluent les personnes dont la présence dans les Forces Armées conduirait à un risque inadmissible pour les standards élevés des Forces Armées dans le domaine moral, pour le bon état et la discipline ainsi que pour l’unité des divisions qui constituent la substance de la combativité.

La présence dans les Forces Armées de personnes qui démontrent une tendance ou une volonté de participer aux actes homosexuels constituerait un risque inadmissible pour les hauts standards moraux, pour le bon état et la discipline ainsi que pour l’unité des divisions qui constituent la substance de la combativité (sous-paragraphes 13, 14 et 15 § «a»).

Le sens des normes susmentionnées indiquent clairement que la législation des Etats-Unis qualifie les relations homosexuelles de menace pour les hauts standards moraux (qu’il s’agisse dans ce cas précis d’un groupe social concret), c’est-à-dire immoraux.

La Cour Européenne des droits de l’Homme dans sa décision sur l’affaire «Müller et autres c. Suisse» du 24 mai 1988 a reconnu le bien-fondé des arguments avancés par les tribunaux suisses ayant décidé que les tableaux représentant des actes multiples d’homosexualité, de zoophilie et de masturbation «seraient susceptible de blesser gravement le sentiment de la convenance sexuelle des personnes ayant une sensibilité normale». Elle a accepté, donc, qu’il existait certaines limites de convenance dans la vie sexuelle et que l’homosexualité, la zoophilie et la masturbation représentaient, par conséquent, une vie sexuelle indécente et anormale.

Or, l’affirmation que l’homosexualité est perçue comme une norme sociale dans certains pays étrangers et que cela entraîne l’admissibilité des marches d’homosexuelles dans les villes de la Fédération de Russie est mal fondée et fausse.

8. Évaluation de l’argumentation selon laquelle les défilés d’homosexuels sont admissibles parce que la Fédération de Russie a dépénalisé les relations homosexuelles.

Les références des idéologues de l’homosexualité à ce que la Fédération de Russie a dépénalisé (décriminalisé l’acte) les relations homosexuelles et à ce que cela était une preuve d’admissibilité d’une marche gay sont mal fondées et peu convaincantes, car l’abolition de la responsabilité pénale pour les relations homosexuelles ne voulait aucunement dire que l’Etat les approuvait et admettait leur propagande publique.

La Cour Européenne des droits de l’Homme a déclaré clairement dans sa décision du 22 octobre 1981 sur l’affaire «Dudgeon c. Royaume Uni» que la «décriminalisation d’un acte» ne signifiait pas son approbation (§ 61 de la décision).

Donc, la dépénalisation des relations homosexuelles par la Fédération de Russie ne peut certainement pas servir de justification pour l’organisation des défilés gay dans les villes de la Fédération de Russie.

9. La légalité des restrictions introduites par l’Etat sur l’organisation des marches d’homosexuels afin de protéger la moralité publique.

En conformité avec la partie 3 de l’article 55 de la Constitution de la Fédération de Russie, les droits et les libertés de l’homme et du citoyen peuvent être limités par la Loi Fédérale dans la mesure où cela est nécessaire pour la protection de la moralité, des droits et des intérêts légitimes des autres personnes.

Cette norme correspond à l’article 11 de la Convention Européenne sur la protection des droits de l’Homme et des libertés fondamentales (Rome, le 4 novembre 1950): «Toute personne a droit à la liberté de réunion pacifique et à la liberté d’association, y compris le droit de fonder avec d’autres des syndicats et de s’affilier à des syndicats pour la défense de ses intérêts. L’exercice de ces droits ne peut faire l’objet d’autres restrictions que celles qui, prévues par la loi, constituent des mesures nécessaires, dans une société démocratique, à la sécurité nationale, à la sûreté publique, à la défense de l’ordre et à la prévention du crime, à la protection de la santé ou de la morale, ou à la protection des droits et libertés d’autrui...».

Etant donné que dans la perception de la majorité absolue des citoyens de la Fédération de Russie un défilé gay outrage la morale publique et les sentiments éthiques des citoyens, l’Etat a le droit d’interdire l’organisation de défilés gay et de manifestations publiques similaires ou, au moins, de les confiner aux endroits fermés à une visite libre pour prévenir les situations où les personnes se trouvant par hasard à côté d’une marche homosexuelle seraient contraint de voir et d’entendre ce spectacle et de subir, malgré elles, son influence ciblée.

La légalité des mesures restrictives adoptées par l’Etat en vue de protéger la morale publique a été confirmée à maintes reprises par la Cour Européenne des droits de l’Homme.

Ainsi, dans la décision sur l’affaire «Müller et autres c. Suisse» du 24 mai 1998 la Cour Européenne des droits de l’Homme a estimé que l’intervention de l’Etat dans l’exercice par le requérant de son droit à la liberté d’expression était bien fondée et nécessaire dans une société démocratique afin de protéger la morale publique. En quoi consistait l’essence de l’affaire? En 1981 une exposition d’art moderne «Fri-Art 81» a été organisée dans le bâtiment de l’ancien séminaire du canton de Fribourg. Cette exposition était consacrée au 500ème anniversaire de l’adhésion du canton de Fribourg à la Confédération Helvétique. Un des participants à l’exposition, Joseph Félix Müller, a peint en trois nuits trois tableaux grand format (3x2 m chacun) qu’il a appelés «Drei Nächte, drei Bilder» («Trois nuits, trois tableaux»). Ces tableaux représentaient de façon naturaliste des actes homosexuels multiples, des actes de zoophilie et de masturbations. Les tableaux ont été exposés dès le début – le 21 août 1981. L’exposition a été annoncée dans les mass média et par les affiches et était ouverte à tous à titre gratuit et indépendamment de l’âge. Le catalogue de l’exposition contenait les reproductions photographiques des tableaux. A la suite du recours déposé par un visiteur scandalisé par l’influence que ces tableaux ont eu sur sa fille mineure et d’un autre incident lorsqu’un autre visiteur a arraché un des tableaux s’est mis à le piétiner, le procureur général du canton de Fribourg a saisi le tribunal le 4 septembre 1981 ayant estimé que ces tableaux constituaient un corps du délit prévu par l’article 204 du Code pénal de la Suisse qui interdisait les publications obscènes. En plus, un des tableaux a violé, selon lui, la liberté de conscience au sens de l’article 261 du Code pénal de la Suisse. La police a retiré les tableaux et leur auteur Müller et neuf autres participants à l’exposition ont été condamnés à payer des amendes, les tableaux étant confisqués. Selon la Cour Suprême de la Suisse, les tableaux de Müller «étaient susceptibles de blesser les sentiments moraux des citoyens ayant une sensibilité normale». Ensuite les tableaux ont été restitués aux propriétaires. Le 22 juillet 1983 les demandeurs (Müller y compris) ont saisi la Commission Européenne des droits de l’Homme qui a interpellé la Cour Européenne des droits de l’Homme le 12 décembre 1986. Les demandeurs ont déclaré que les amendes et la confiscation avaient violé leur liberté d’expression. La Cour Européenne de droits de l’Homme a statué que les jugements des tribunaux suisses étaient bien fondés, qu’ils étaient conformes aux «exigences sociales réelles» et que la condamnation des demandeurs et la confiscation des tableaux n’étaient pas contraires à l’article 10 de la Convention Européenne des droits de l’Homme et des libertés fondamentales. La Cour a également reconnu que ces tableaux «étaient susceptibles de blesser gravement les sentiments de convenance sexuelle des personnes ayant une sensibilité normale» soulignant que «les tableaux en question représentaient les relations sexuelles brutales, particulièrement, entre les hommes et les animaux» et que «le public avait un accès libre à ces toiles, les organisateurs de l’exposition n’ayant fixé de prix d’entrée ni d’âge minimum des visiteurs». La Cour a également mis en relief que les autorités suisses avaient le droit légitime de mettre fin à la démonstration de ces tableaux en tant qu’une mesure indispensable pour la protection de la morale publique et de la société.

Cela faisant, la Cour Européenne des droits de l’Homme a reconnu que la démonstration des toiles représentant les actes d’homosexualité, de zoophilie et de masturbation «étaient susceptibles de blesser les sentiments des citoyens à une sensibilité normale» et qu’elle portait atteinte à la morale publique.

L’absence de limitations à l’accès des enfants aux matières obscènes a joué un rôle essentiel pour la motivation de ladite décision de la Cour Européenne des droits de l’Homme sur l’affaire «Müller et autres c. Suisse». Selon la Cour, l’examen de l’affaire devait tenir compte du contexte de démonstration des tableaux représentant les scènes d’homosexualité, de zoophilie et de masturbation.

La même approche est adopté dans la décision de la Cour Européenne des droits de l’Homme sur l’affaire «Otto-Preminger-Institut c. Autriche» du 20 septembre 1994 (§ 53).

Force est de constater que cette approche a un lien direct avec le problème de l’organisation de défilés gay et est tout à fait applicable à la situation en Russie. La questions de l’admissibilité des défilés gay doit être analysée dans l’optique de l’influence qu’ils exercent sur les témoins involontaire ne partageant pas les convictions homosexuelles et, tout d’abord, sur les enfants.

Les restrictions des marches homosexuelles dans l’intérêt de la morale publique sont d’autant plus légitimes lorsqu’on tient compte du fait que leurs organisateurs poursuivent en parallèle des buts lucratifs ce qui tranche manifestement avec la rhétorique de défense des droits de l’Homme.

Comme la pratique étrangère en témoigne, la propagande d’ampleur de la «culture gay» et de l’homosexualité comme un mode de vie est un investissement avantageux, car la communauté homosexuelle ainsi façonnée devient un consommateur permanent des vêtements, des produits cosmétiques et des attributs appropriés, fréquente les clubs gay, se sert des agences de voyage pour les homosexuels etc. On assiste à la mise en place d’une infrastructure ramifiée qui dessert la communauté homosexuelle en exploitant le sujet des relations sexuelles et des vices humains afin de promouvoir l’homosexualité et de rechercher des profits.

Un défilé gay est un outil efficace pour attirer de nouveaux clients et de nouveaux consommateurs des produits et prestations fournies par cette infrastructure. En sus, un défilé gay représente, quant à lui tout seul, un projet commercial.

Ainsi, en 2000 à Sydney (Australie) une parade des gay et des lesbiennes s’est tenue pour la 23ème fois dans le cadre du festival «Mardi gras» qui a réuni 6000 participants dont la moitié était venue de l’Amérique du Nord et près de 600 mille spectateurs. Selon les affirmations des organisateurs de défilés gay, cette entreprise était extrêmement lucrative; seulement en 1999 un défilé d’homosexuels a apporté 100 millions de dollars australiens (près de 63 millions, USD) au budget de la ville de Sydney. En 2000, ce chiffre est allé, selon l’évaluation des organisateurs, à quelques 140 millions.

En plus de l’aspect éthique du problème des défilés gay, il convient d’attirer l’attention sur le fait qu’en imposant l’homosexualité les militants des marches homosexuelles n’informent pas les participants du préjudice considérable que portent les relations homosexuelles à leur santé.

Le paragraphe 4.2.5 «La définition des indices de la pédérastie» de l’Instruction sur l’organisation et la réalisation des recherches d’experts par le bureau de médecine légale adoptée par l’Ordonnance № 161 du Ministère de la Santé de Russie du 24 avril 2003 décrit en détail de multiples conséquences extrêmement nuisibles et dangereuses pour la santé de l’homme qu’entraînent les actes homosexuels sous forme de traumatismes substantiels et spécifiques afférents à l’accomplissement de tels actes et de maladies liées avec ceux-ci.

Il n’y a aucun doute qu’une société démocratique est en droit de se protéger contre cette propagande de la mutilation volontaire.

Or, la restriction des défilés gay par l’Etat en vue de protéger la morale publique est tout à fait légitime.

10. Évaluation de l’argumentation selon laquelle les défilés d’homosexuels sont nécessaires «à la protection d’une forme de la famille».

La motivation en faveur de l’organisation des défilés gay pour protéger une des formes de la famille est mal fondée, car une alliance homosexuelle ne constitue pas une famille et dans plusieurs pays où une alliance homosexuelle est autorisée elle ne se nomme pas une famille mais un partenariat.

Dans sa décision du 10 mai 2001 sur l’affaire «Antonio Mata Estevez c. Espagne» la Cour Européenne des droits de l’Homme (se référant aux décisions de la Commission des droits de l’Homme du 03 mai 1983 sur l’affaire «X. et Y. c. Royaume Uni» et du 14 mai 1986 sur l’affaire «Sympson c. Royaume Uni») a déclaré que «les rapports homosexuels prolongés entre deux hommes ne font pas l’objet du droit au respect de la vie familiale protégé par l’article 8 de la Convention». Ainsi, la Cour Européenne des droits de l’Homme a reconnu que les mariages homosexuels ne pouvaient pas bénéficier de la protection juridique identique à la protection des familles hétérosexuelles.

En Fédération de Russie la majorité absolue de la population ne considère pas et ne reconnaît pas une telle alliance comme équivalente à une famille. Une telle alliance est contraire au concept même de la famille en ce qui concerne son rôle d’institut social régissant les rapports sexuels et de reproduction démographique de la société.

Par analogie, il est absolument mal fondé de considérer que l’interdiction des défilés gay constitue une ingérence dans la vie privé des homosexuels. Cette approche avancée par les homosexuels inverse la situation réelle lorsque les idéologues de l’homosexualité imposent délibérément aux autres les préférences homosexuelles et empêchent les parents d’éduquer normalement leurs enfants en intervenant dans la vie privée d’autres citoyens et en transgressant leurs droits.

Or, l’argumentation selon laquelle les défilés gay sont nécessaires à «la protection d’une forme de la famille» est fausse.

11. Le mal fondé de la critique de l’homosexualité et de sa propagande comme une «homophobie».

Lorsqu’on examine la légalité des défilés gay, très souvent la discussion s’accompagne d’une manœuvre de la polémique incorrecte – la distribution de l’étiquette «d’homophobes» parmi les opposants à ce genre de manifestations: «L’homophobie est le résultat de l’intolérance dans toutes ses formes envers tous les hétérodoxes et les jeunes, tout comme les adultes, y sont sensibles. Le rejet d’une autre orientation sexuelle a les mêmes racines que le nazisme. De plus, plusieurs homophobes sont des homosexuels latents... L’individu ne peut pas enjamber les normes morales enracinées dans sa conscience et se transforme en un adversaire farouche de ce qu’il veut le plus».

La substance du problème est par conséquent dénaturée. En réalité, il n’existe pas de «phobies» à l’égard des homosexuels au niveau de ceux qui rejettent le mode de vie, les convictions et les préférences homosexuels et qui protestent contre l’imposition de l’homosexualité.

Le mot «phobie» désigne un sentiment persistant de peur, qui se développe pendant certains types de psychoses, et reflète une affection et une psychopathologie.

Le terme «homophobie» est aussi «substantiel» et argumenté que le terme «hétérophobie» obtenu de la même façon artificielle. L’expression «homophobie» a été créée de façon purement artificielle par une compilation de deux mots en vue d’une manipulation psychologique. La première partie de cette construction «homo» (du grec homos – égal, réciproque, commun) n’a rien à voir avec les perversions sexuelles. L’interprétation littérale de ce terme le prive entièrement de sens. Comme il a été dèjà dit, les homosexuels bénéficient des mêmes droits constitutionnels de base que les hétérosexuels.

Il convient de noter que plusieurs gens, qui ne maîtrisent pas la terminologie médicale spécifique, pourraient associer la notion «homophobe» (les propagandistes de ce concept y comptent beaucoup sur cela) avec l’aversion pathologique pour les hommes en général (du lat. homo – homme). La manipulation consiste à ce que l’attitude négative envers l’homosexualité est assimilée à l’attitude malveillante et misanthrope envers les gens en général ce qui est faux.

Si la soi-disant «culture gay» se positionnait auparavant comme une exclusivité élitiste, une provocation morale et esthétique d’ordre avant-gardiste visant un nombre limité de consommateurs, alors aujourd’hui elle fait objet d’une large propagande non seulement parmi «le public intéressé», mais elle est imposée à la majorité de la population.

Dans le contexte du rejet catégorique de l’homosexualité par la majorité absolue des citoyens de Russie, il est facile de prévoir la réaction de la population à l’imposition de l’homosexualité, à l’attentat au droit des hétérosexuels de faire le propre choix, à la liberté d’opinion et à l’orientation hétérosexuelle.

Puisque qu’il n’existe pas de fondements juridiques qui exigeraient aux citoyens de tolérer la violation de leurs droits qu’est la propagande agressive de l’homosexualité, les idéologues de l’homosexualité sont forcés d’utiliser l’étiquette idéologique d’«homophobe» en absence de l’argumentation significative sur le plan juridique et factuel.

En réalité, il est légitime de parler de l’impératif social et moral de l’hétérosexualité qui est propre à toutes les cultures traditionnelles et à l’humanité en général.

Le mot «homophobie» contient initialement une incorrection terminologique et une substitution sémantique préméditée qui lie sans aucune raison l’attitude négative envers l’homosexualité aux pathologies psychiques dont souffriraient les critiques de la propagande homosexuelle.

L.Lobanova écrit: «Le mot «homophobe» s’est largement répandu et est devenu une étiquette injurieuse préférée des partisans du politiquement correct. Parmi ceux qui l’emploient aujourd’hui à tort ou à raison peu savent ce qu’il veut dire. L’homophobie est... un terme qui désigne un trouble pathologique, une aversion maladive de l’homosexualité qui s’explique par la peur étouffée de sa propre homosexualité. Maintenant ce mot est employé à l’égard de tous ceux qui montrent la moindre prévention contre les homophiles et osent timidement de mettre en cause un des droits spécifiques qui leur devraient être accordés comme aux représentants de la minorité «victimisée».

Il n’existe aucune raison d’utiliser le terme de «phobie» envers un désaccord de principe avec le mode de vie, le comportement ou les convictions homosexuels, et, d’autant plus, pour désigner par ce mot toute protestation contre l’atteinte aux droits des hétérosexuels et contre l’imposition de l’homosexualité à ces derniers.

Ignorant cette évidence, les propagandistes de l’homosexualité collent cette fausse étiquette à tous leurs critiques.

Il en va de même pour une fausse accusation «d’homophobie internationalisée» à l’égard des critiques qui est typique pour les propagandistes de l’homosexualité. Le terme «homophobie internationalisée» n’a aucun rapport avec la médecine ou la psychologie étant une fausse étiquette idéologique utilisée à des fins de propagande. Si l’on adopte cette approche incorrecte, il s’avérera qu’il n’y pas d’hétérosexuels sur cette planète mais il n’y a que des homosexuels manifestants ou latents. Selon cette logique perverse, tous ceux qui s’opposent au racisme sont des racistes cachés et tous les pacifistes sans exception sont en réalité des militaristes agressifs latents. Il est évident que cela est absurde et que l’argumentation de genre n’est qu’une manipulation psychologique.

L’attribution sans fondement de pathologies psychiques (phobies) aux personnes qui ne partagent pas les convictions homosexuelles est un procédé immoral qui sert en plus pour intenter en justice les actions en protection de l’honneur et de la dignité.

En outre, vu que certains mass média sympathisant aux homosexuels s’efforcent d’assimiler le terme «homophobe» avec celui «d’extrémiste», une appellation publique «d’homophobe» de la personne qui critique l’action illégitime d’imposition de l’idéologie homosexuelle peut être qualifiée dans certains situations de calomnie.

En ce qui concerne la tentative d’organiser un défilé d’homosexuels à Moscou, il convient de noter que les Moscovites n’ont pas exigé d’interdire les organisations d’homosexuels. Mais c’est justement la position agressive prosélytique, les actions et des déclarations faites par certains idéologues d’homosexualité pour provoquer sciemment un conflit avec les autorités moscovites au sujet d’une marche homosexuelle interdite en mai 2006 qui ont conduit à l’organisation de piquets près de certaines clubs gay à Moscou au printemps 2006 et ont suscité une vague d’indignation dans la société de Russie, en général, et à l’égard des homosexuels. Cela est corroboré par l’analyse d’un représentant connu de la communauté homosexuelle Boris Moïsséev qui a déclaré: «On n’a pas besoin de ce défilé. Il ne faut pas encourager l’aversion des gay. Nous voulons de la tolérance, mais ce comportement ne pourra que mettre en colère les couches les plus larges de population. Il y a des clubs, des discothèques».

Or, il est mal fondé et faux de qualifier «d’homophobie» la critique de l’homosexualité et de sa propagande.

Déductions.

La reconnaissance par l’Etat du droit de l’Homme de choisir librement son orientation sexuelle ne conditionne pas et ne donne pas lieu au droit des homosexuels d’imposer aux autres leurs préférences et leurs convictions homosexuelles, d’attenter aux droits des hétérosexuels et, d’autant plus que, de se livrer à une propagande publique de l’homosexualité parmi les enfants.

L’organisation dans les villes et d’autres localités de la Fédération de Russie de défilés gay et de manifestations publiques similaires à accès libre représente une provocation, qui s’accompagne de l’outrage aux sentiments religieux et moraux et de l’humiliation de la dignité humaine des citoyens de la Russie, et une violation de leurs droits et libertés.

Il est légitime que l’Etat imposent des restrictions sur les défilés gay en vue de protéger la morale publique et les droits, les libertés de l’Homme.

«Les marches homosexuelles» n’ont rien à voir avec la défense des droits et des libertés de l’Homme, ne constituent pas une forme de protestation contre la discrimination selon quelque critère que ce soit, mais représentent un outil sophistiqué et cynique de la propagande importune de l’homosexualité en tant qu’un mode de vie normal et prestigieux, une norme des relations et du comportement sexuels, une propagande réalisée, entre autre, à des fins lucratifs.

Le 25 juillet 2006

Docteur ès-sciences juridiques, professeur P. Koulïev

Docteur ès-sciences juridiques, professeur M. Kouznetsov

Docteur ès-sciences juridiques I. Ponkine

Docteur ès-sciences juridiques, professeur A. Bogatyrev

Femme de science émérite de la Fédération de Russie, H. Mikhaleva

docteur ès-sciences juridiques, professeur

En ce qui concerne l’analyse de l’impact des défilés gay et l’absence de fondement pour l’utilisation du terme «homophobie» à l’égard des critiques de l’homosexualité:

Docteur ès-sciences psychologiques V. Abramennkova

  

Kuliev P., Kuznetsov М., Ponkin I., Bogatyrev А.,

Mikhaleva N., Abramenkova V. About gay-parades

I. Introduction

The report was prepared following the address of Ekaterinburg Association of Parents’ Committees.

The report content

The report content is the issue of legality of open mass and public events in towns and settlements of the Russian Federation, aimed at promoting homosexualism – the so called gay-parades - as well as assessment of legal and actual validity of stipulations and arguments, used by gay parade organizers to prove relevance of their demands to permit such events.

The report does not cover issues of individual rights of homosexuals to choose their sexual orientation and interact with each other, as well as activities of closed gay clubs and other homosexual organizations in Moscow and other towns in Russia.

Materials used to prepare the report:

1. Videos of gay parades (gay festivals) in Ekaterinburg, 2004 and 2005.

2. Mass media description of a “love parade” by homosexuals and transvestites in Saint-Petersburg, 27.05.2006, in the vicinity of Saint Katherine of Alexandria Catholic Church ; mass media description of a failed gay parade in Moscow, 27.05.2006, and gay parades in Riga, Tallinn, Berlin, London, Rome, Amsterdam and other cities.

3. Mass media and scientific publications related to homosexualism, including publications, presentations and statements by ideologists of homosexualism, above all N.Alekseev , I. Kon and S. Agarkov.

4. Statements of leaders and representatives of the biggest religious organizations in Russia on issues under consideration.

The report presents a study of the following issues:

1. Analysis of content and orientation of gay parades in the context of human rights and freedoms.

2. Assessment of relevance of necessity to hold gay parades to protect human rights of homosexuals.

3. Assessment of relevance of necessity to hold gay parades to protect homosexuals from “extremist activity”.

4. Assessment of relevance of gay parade organizers stating that such parades would not violate rights and vital interests of children.

5. Assessment of relevance of gay parade organizers stating that such parades would not violate rights and vital interests of believers.

6. Assessment of relevance of permitting gay parades based on the fact that such parades have been held for a long time in a number of foreign countries.

7. Assessment of relevance of permitting gay parades based on the reference that in a number of foreign countries homosexualism is a socially accepted norm.

8. Assessment of relevance of permitting gay parades based on cancellation of criminal persecution for homosexual relations in the Russian Federation.

9. Validity of the state restriction of gay parades to protect public morals.

10. Assessment of relevance of necessity to hold gay parades to protect “one of the forms of a family”.

11. Groundlessness of assessing criticism of homosexualism and its propaganda as “homophobia”.

II. Terminology

“Gay parade” in our report means a mass public event (gay parade, love parade, gay festival, gay rally and other events of similar nature and orientation), held by way of a demonstration, a rally (a festival) in the public space with unlimited non-homosexual presence, planned for mass and, first of all, unwilling audience, aimed in fact at promoting homosexualism as normal, progressive, egalitarian etc, way of life, a norm of sexual behavior and sexual relationships.

Article 2 of the Federal Law “On gatherings, meetings, demonstrations, rallies and vigils”, dt. 19.06.2004 № 54-ФЗ:

Public event – an open, peaceful, accessible to everybody, held in a form of a meeting, a demonstration, a rally or a vigil or in different combinations of these forms – action, initiated by citizens of the Russian Federation, political parties, other public and religious associations. A purpose of such a public event is to freely express and form opinions and put forward certain demands on different issues of political, economic, social and cultural life of the country and foreign policy issues;

Demonstration – organized public expression of public sentiments by a group of citizens, using posters, transparencies and other means of pictorial campaigning while moving on;

Rally – mass passage of citizens using a pre-assigned route to attract attention to certain problems.

Homosexualism – sexual attraction to persons of one’s own gender. The notion covers not only periodical sexual behavior or sexual attraction, but the whole way of perceiving one’s own personality (or its self-identification) and building relations with men and women (sexual attraction).

The term “homosexualism” in the report implies both male and female (lesbianism) homosexualism.

The notion “gay” in “gay parade” word combination is determined in gay literature in the following way: «Gay – English abbreviation from “good as you”, although, as L.Lobanova explains, initially the word “gay” came from a criminal lingo of the XVIII century and implied prostitutes and hard-boiled crooks”.

Russian legislation contains no clear definitions on the topic in question, therefore it is advisable to take reference to foreign legislative acts.

Section 1–3 § “f” “definitions”, article 654 “Policy toward homosexualism in the military”, article 37 “General demands to service”, part II “manning”, sub-title A “General Military Law”, title 10 “Armed Forces”, US Statute Book:

Term “homosexual” means a human being, who, regardless of his gender, participates, tries to participate, tends to participate, or plans to participate in homosexual activities, and embraces terms “gay” and “lesbian”.

Term “homosexual act” means –

(A) any physical contact, actively undertaken or passively admitted, between representatives of the same gender to satisfy sexual desires; and

(B) any physical contact, which any sensible person understands as showing inclination or intention to participate in an act, described in sub-section (A)”.

III. Main part

Urgency of studying legal validity of stipulations and arguments of organizers and supporters of gay parades in Moscow and other towns in Russia is caused by increased scope of their propaganda and ideological activity, by facts of their deliberate confrontations with the Russian community and authorities in a number of the Russian Federation subjects.

Preparation of the report was triggered by the attempt to hold a gay parade in Moscow, 27.05.2006. The official permission was denied, and law enforcement structures were compelled to curb illegal public event of homosexuals.

1. Study of content and orientation of gay parades in context of human rights and freedoms.

Clinical instructions of “Model of diagnostics and treatment of psychic and behavioral deviations”, approved by the Decree of the Ministry of Health, RF, dt. 06.08.1999 № 311, say: “Sexual norms have the following criteria: twoness, heterosexuality, sexual maturity of partners, voluntary relations, strive for mutual consent, absence of physical and moral damage to health of partners or other persons. Disorder of sexual preference means any deviation from norms of sexual behavior, regardless of its manifestations and nature, degree of intensity and etiological factors”. So homosexualism is outside sexual norms.

In keeping with moral and cultural traditions of all peoples, inhabiting Russia, homosexualism is considered to be social and sexual deviation.

But ideology of homosexualism and “homosexual culture”, stemming from it, have long passed from marginal social space into self-egalitarian space; at present homosexuals actively try to find a place in mass culture of the broadest strata of population.

Homosexualism provides for certain personal and social-group moral psychological and cultural identity, notably different way of life and, to an extent, special system of values, psychology of thinking and behaving, therefore gay parades imply not only change in behavior and inclinations, but drastic changes in sexual, cultural and psychological human identity, system of human moral values, including notions of a family.

Study of content and form of gay parades, that took place, allows to single out the following common features:

• vulgar and deliberately excessive picturesqueness and scandalously hypertrophied pomposity, filled with ideas of homosexualism and debauchery and openly translating the ideology to viewers;

• affectation behavior of organizers and main participants, indecent actions (public imitation of homosexual acts, other physical contacts, which “any sensible person understands as showing inclination or intention to participate in a homosexual act; public demonstration of obscene gestures, indecent depiction of naked buttocks etc.);

• indecent and provoking clothing, aggressively vulgar and deliberately shocking appearance of main participants (men in female underwear, in false bras etc.; attributes of sadomasochism etc.), which insult moral feelings of non-homosexuals;

• rallying in the area accessible to everybody, with unlimited non-homosexual presence, trying to attract mass and, first of all, unwilling viewers;

• provocative approach, deliberate admission or targeting to confront interests of different social groups.

The study of the past gay parades and speeches of their organizers makes clear the real goals of these public events:

• actively shape public opinion, including amassed propaganda methods, to prove that homosexualism (perceived by overwhelming majority of people as vicious and immoral behavior) is a social norm, no longer vicious;

• impose psychological approach to make homosexualism look normal and socially attractive and even prestigious, progressive and egalitarian; provide homosexualism with attractive image in the public opinion, foremost, among the youth;

• wash away and neutralize traditional moral societal norms;

• implement corresponding business goals.

Content, orientation and exterior elements of gay parades strongly influence minds and conscience of viewers, including unwilling ones.

To compare, a military parade is a strong and powerful means of driving home psychological ideas of patriotism, respect to the country armed forces; viewers strongly experience their citizenship and feel united in the face of outside military threats.

Similarly, a gay parade is an effective psycho-technological tool to form certain psychological ideas to perceive and admit homosexualism as a norm for sexual relations and sexual behavior, a normal way of life.

A gay parade is planned to attract as many viewers as possible, to make people in the vicinity (streets of rallying, squares or stadiums for actions and performances) unwillingly see and hear the event. Actually, people are compelled to be influenced against their will by a psychological, informative and propaganda pressure of such an event. Consequently, a gay parade grossly violates an important legally binding principle of any public event – a principle of voluntary participation in any public event (item 2, article 3, Federal Law “On gatherings, meetings, demonstrations, rallies and vigils” dt.19.06.2004 № 54-ФЗ).

A gay parade, as it is, shocks and insults heterosexual audience regardless of provoking clothing and visual propaganda items - even if clothing is modest and regular, and visual propaganda is absent, the result is still shocking.

The Concept of improving women status in the Russian Federation, decreed by the RF government dt 08.01.1996 № 6, states that insufficient moral assessment of prostitution, especially in mass media, fosters increase of women involved in prostitution, despite its immorality.

Similarly, insufficiently strict moral assessment of homosexualism, especially in mass media, brings about violation of rights and vital interests of citizens, especially ones under age. Research materials contain testimony of certain people, who experienced homosexual desires due to some outside exposure, but, despite these desires, they said to have never engaged themselves in homosexual relations. Obtrusive propaganda of homosexualism eliminates and destroys moral constraints among the above mentioned persons, and involves other heterosexuals into homosexual relations by using different means of psychological influence (group pressure, imposing false ideas by psychological manipulation, playing on egalitarian stand of certain homosexuals in the society and idea of homosexual identification and behavior, as a means of fast social promotion etc.).

Indirectly ideologists of homosexualism confirm propaganda nature of gay parades and their orientation, mostly, on heterosexual audience: “Gay parades are grand festivities and celebration of freedom - more heterosexuals with their families come to such parades, than sexual minorities”.

Propaganda of this kind aimed at imposing homosexualism on people without homosexual inclinations is a gross violation of their constitutional freedoms and rights, most of all, freedom of beliefs and religions (article 29 and 28, the RF Constitution).

Gay parade organizers ignore demands of the RF Constitution that realization of human rights and freedoms of citizens should not violate rights and freedoms of other persons (part 3, article 17), and unlawfully infringe on rights and vital interests of the absolute majority of citizens of Russia, aggressively imposing on them homosexualism as a normal way of life, a norm of sexual relations and sexual behavior, showing disrespect to society.

Gay parades are fashioned as “celebrations of love”. But “love”, implied by gay parade organizers, is perceived by overwhelming majority of citizens not as love, but as sexual relations, abnormal ones at that, as sexual and vicious deviations.

We quote a number of typical demagogic arguments of gay parade supporters:

Last week our backward and mossy officials-bureaucrats once again grossly disgraced themselves in the European eyes, disgracing Moscow into the bargain, stealing away last vague hopes to get someday a status of all-round fashionable and cool capital”. As a matter of fact, a city that connives at homosexual propaganda and violation of rights of teenagers and their parents is considered to be “all-around fashionable and cool” only by homosexuals, because absolute majority of the RF population looks at the situation just the other way around.

Another argument: “Officials accuse “Love Parade” of seemingly homosexual propaganda and, they say, infringement on moral and ethical feelings of citizens! But how can you discuss morals with lines of prostitutes standing right in front of Duma day and night?!” Obviously, another social evil – prostitution – can not justify or exacerbate gay parade situation, because these two phenomena are not directly related. But such arguments are quite typical for promoters of sexual perversions, who try to use demagogic statements instead of discussing the point of the matter.

All arguments in favor of gay parades are based on false assumptions, psychological manipulations, and substitution of the topic under discussion.

The state has lifted criminal and legal prohibition of homosexual relations and, logically enough, does not entirely prohibit homosexuals to hold their corporate meetings. (To do this you need to return a criminal liability for homosexualism into Criminal Code). We still have theaters with plays like Viktiuk’s. Roman Viktiuk, answering the question about the “gay culture” notion, said: “It is the hard-core of what I’ve been doing!” According to eyewitnesses, his theater audience is almost fully consists of gays and lesbians. Viktiuk said more than once that his plays were for them and about them. Not that such plays should be banned (although citizens may obviously express their critical opinions); the same goes for homosexual actions away from public places, like “gay-shashlik” action in Moscow country side, (09.05.2006) described by journalists.

Mass public gay parades have totally different orientation. They are intended to be aggressively obtrusive. Such actions are remindful of rigorous immoral proselytism, based on disrespect to beliefs of the propaganda objects, who are initially do not share the promoted views.

Main features and elements of homosexual “culture”, among other elements, are: desire to show one’s nakedness, pretty often to the extent of hypertrophied exhibitionism, and ideological orientation of homosexualism exclusively to oral-genital-anal features; therefore imposing homosexualism on people alien to homosexual ideas is considered by them as cruel insult of their moral feelings, causing profound moral sufferings, defined by them in most cases as extremely painful and intolerable.

That is why mass protest manifestations against forceful imposition of homosexualism periodically take place in Russia and other countries. A vivid example – a 100 000 people protest manifestation in 1999 in Paris, with participation of Catholics, religious Jews, Moslems, Protestants and non-believers. Participants protested against the law on “civil solidarity pact”, which was to make homosexual unions legally and fiscally equal to heterosexual families.

The provocative nature of gay parades is confirmed by desire of their organizers to hold demonstrative public actions next to war memorials, monuments to victims of terror etc. It is done in a pretentious way and looks like an insulting and cynical mockery, and not sincere expression of gratitude and respect, which results in a sizeable public irritation.

There are no rational explanations justifying the necessity of holding promotional gay actions next to such memorials. Homosexuals made no contribution at all to defeating nazis. On the other hand, each one of them may personally express his or her respect or gratitude to war heroes and victims without making a show or pronouncing ideological statements. But such an approach does not seem to be suitable for gay parade organizers, since it is ineffective for promotion purposes.

Gay actions next to war memorials, monuments to victims of terror etc. should be considered as gay parades in a covert fashion, extremely insulting for the majority of people, who find homosexualism dangerous sexual perversion for a person, society and family institution.

Gay parades expect broad public response and scandal and may be assessed as a specially sophisticated form of hooliganism – gross violation of public order, disrespect to society and insulting molestation of citizens.

Under certain circumstances gay parades may be reasonably considered as expansion of homosexual ideology from abroad – deliberately provocative actions of certain foreign individuals, since gay parades in the Baltic countries and in the Eastern Europe are visited by numerous homosexuals from abroad, who come specifically to participate in such events. For instance, such was the gay parade case in July 2005, in Riga. A lot was written in Russian mass media about the role of foreign participants in a failed gay parade in Moscow, 27.05.2006.

2. Assessment of relevance of necessity to hold gay parades to protect human rights of homosexuals.

One of the means to promote ideology of homosexualism, also used to prove the necessity of holding gay parades in Russian towns, is the myth about mass discrimination of homosexuals in Russia.

The society is made believe in an axiomatic way, that homosexuals are a discriminated and victimized minority, therefore they need special rights and privileges. But this notion is false, and the discrimination is fictitious.

Actually, homosexuals are not discriminated in their rights comparing with other RF citizens and fully enjoy rights and freedoms of human beings and citizens.

The study of complaints about discrimination of homosexuals makes it clear that such complaints are not about discrimination in a legal sense of the notion. Absolute majority of such complaints are not supported by evidence and contain no reference to specific facts, and mostly demand special rights and additional privileges, not just equal rights with heterosexuals. When such demands are legitimately denied, homosexuals illegitimately call such denials “discrimination”.

Ideologists of homosexualism insist on the following “special rights” and privileges:

• “right” to conduct public propaganda of homosexualism without any limits or obstacles, that is to impose homosexualism on people with heterosexual orientation, including children;

• “right” to fully prohibit any criticism, even well grounded, related to their homosexualism in connection with any of their actions, promoting homosexualism;

• “right” to persecute people who are assured of vicious and abnormal nature of homosexualism, to the extent of introducing criminal liability for criticism of homosexualism;

• “right” to introduce special legislation to single out homosexuals into a special social group among the rest of the population and provide them with a privileged status.

All the enumerated “rights” and demands are obviously exotic wishful thinking and can not be supported in a legislative way, since they are legally ungrounded and even absurd, and totally inadmissible in a democratic constitutional state.

There are no rational, legal and actual grounds for homosexuals to get special legal privileges above rights of human beings and citizens, secured and guaranteed for everybody, since such rights and privileges would contradict rights and vital interests of other citizens of the Russian Federation.

Complaints about discrimination to support such demands are false, since a legally founded denial to satisfy groundless demands for additional and special rights, in comparison with the rest of the citizens, is not discrimination and can not be considered as one.

Discrimination is a refusal to give employ or to fire a person, a denial to admit for schooling, any other violations of rights and freedoms, violation of equality of citizens due to their non-traditional sexual orientation. But ideologists of homosexualism exploit the topic of human rights to support their illegitimate infringement on rights of heterosexuals, the purpose being total domination and dictate of private interests and ideology of sexual minorities over way of life and ethics of the majority of the population.

The whole “struggle” of ideologists of homosexualism for special rights and privileges is mostly oriented at the non-homosexual public, and not at the authorities, which really shows the falsity of statements about fight for rights of sexual minorities by way of holding gay parades.

Ungrounded accusations in discrimination of homosexuals (which is a crime stipulated by article 136 of the RF Criminal Code) against persons considering imposition of homosexualism inadmissible and illegal, including propaganda of homosexualism to children, only on the basis of critical assessments of homosexualism and standing for one’s rights, in themselves are slanderous, which is a crime stipulated by article 129 of the RF Criminal Code. Such ungrounded accusations sent by way of complaints to law enforcement structures constitute deliberately slanderous information about committing a crime, which in itself is a crime stipulated by article 306 of the RF Criminal Code.

Actually, homosexual ideology is a belligerent immorality and aggressive counter-morality. Discussions about possible normal coexistence of homosexual ideology with historic moral norms in Russia are beyond any criticism, since current ideology of homosexualism is not about quiet, self-oriented existence, а homosexual aggressive proselytism being an objective and indispensable part of homosexual ideology.

Promoters and protectors of a homosexual way of life show clear irritation about any norms protecting public morality, unrelated directly to homosexualism, describing them as having “hidden anti-homosexual attitude”. For instance, a supporter of homosexualism Frederic Martel is strongly irritated by French legislative acts, related to civil servants (who should be “well meaning”) and tenants (who should behave as “respectable fathers in the families”). F.Martel assesses such laws as having “hidden anti-homosexual attitude. Similarly a person with marginally low criminal sub-culture has categorically negative attitude toward any educated, intelligent and moral person, who by his existence itself demonstrates “hidden anti-criminal attitude”.

Negative attitude of ideologists of homosexualism to morals is explained by their intolerable and extremist attitude to any traditional culture different from their own homosexual sub-culture.

Such a conclusion is convincingly supported by the content of gay festivals in Saint-Petersburg (27.05.2006) and Ekaterinburg (2004 and 2005) – a concoction of frenzied indecencies; see what one of the organizers and activists of the Ekaterinburg gay parade, a shaven-head man in a female wedding dress, who introduced himself as Noya Kohh, said in an interview:

Great and unpredictable, full-breasted, clad in something light, blissful owner of the most sweeping f… buttocks and the longest legs in our town, the queen of trance, the lustiest of bitches, f… miracle of the Russian transvestite world and a certified actress, therefore an international actress of the Universe, beautiful and proud, omnipresent, but not omnishitting – Noya Kohh. We in Ekaterinburg hold the only love parade in Russia for the fourth time with a simple ideological motto: let us make love, not war” (dots substitute obscene words).

During the whole gay parade nothing was said about discrimination of homosexuals, no specific facts of such discrimination were mentioned. But the “Noya Kohh” quoted interview puts an obvious stress on anti-cultural, asocial and amoral orientation of the event.

Reference of homosexual ideologists in support of gay parades to articles 10 and 11 of the European Convention on Human Rights and Main Freedoms, securing freedom of expression, freedom of peaceful gatherings and freedom of associations with other people is clearly unfounded.

Part 2 of article 10 and part 2 of article 11 of the European Convention on Human Rights and Main Freedoms set admissible and necessary limits to these freedoms in the interests of national security or public good to prevent disorders and crimes, to protect health and morality. Content and orientation of gay parades directly provide for necessary and sufficient reasons to restrict them on the basis of the above Convention.

As a matter of fact, gay parades in the Russian Federation can not be considered as “peaceful gatherings” (reference to article 31 of the RF Constitution, part 1 of article 11 of the European Convention on Human Rights and Main Freedoms). The fact that participants of such gatherings are not armed and do not attack other people does not make such events “peaceful gatherings”. Their content and orientation should not contradict values and beliefs of the majority of the society, which people are ready to protect by legal and any other means, if there is a real danger of the values to be damaged, insulted, sneered at etc. Dislike of homosexualism, as a real threat to demographic safety, wellness of families, children, peoples and the whole Russian society is one of such values and beliefs in the modern Russian society, together with, for instance, mass dislike of Nazi ideology (despite presence of certain Nazi associations).

So allegations that by prohibiting gay parades Russia violates its international obligations are totally groundless, since the Russian Federation never assumed obligations to provide privileges for homosexuals and foster homosexual propaganda among heterosexuals. In principle there are no and can not be international agreements to set such state obligations.

No one struggles for legislative recognition of zoophilia, necrophilia, incest and provision of such relationships with a family status.

Similarly, there are no legal grounds to permit nudists or prostitutes to parade in the center of Moscow.

Heterosexuals also enjoy sexual liaisons, criticized by the society and considered morally vicious, but nobody (at least, actively) tries to legitimize and position them as a socially acceptable norm and a progressive or egalitarian way of life.

Without comparing homosexuals with Nazi, we may find a political analogue - marches of neo-Nazi. Formally such marches may also be explained by demands to have freedom of beliefs, but for moral reasons they are inadmissible for the overwhelming majority of the society. The majority considers such actions, regardless of formally peaceful nature of a neo-Nazi march, as an aggressive attack, an insult, an attempt to “educate” people in an inadmissible fashion for them and the society as a whole, as an expression of a certain “victory” over generally accepted societal norms, their “denunciation” or “overcoming”.

The same approach is significantly meaningful in relation to ideology of homosexualism. Spread of homosexual behavior over sufficient part of the society is ripe with moral and physical degradation and total extinction in the end. Under the conditions of modern demographic catastrophe of the Russian people and other peoples, populating Russia, the public propaganda of a sexual behavior, obviously leading to depopulation, is reasonably considered by many people as propaganda of “normality” of such an extinction.

Consequences are easy to forecast – provoking of social enmity and extremist actions (from both sides). Possibility of such consequences is one of the reasons why demands to allow a gay parade were denied by the state bodies – to protect public safety.

Thus gay parades in reality have nothing to do with protection of human rights and freedoms, with protest against any form of discrimination; on the other hand, they are a subtle cynical means of an aggressive and obtrusive propaganda of homosexualism as a normal and fashionable way of life, normal sexual relations and sexual behavior.

3. Assessment of relevance of necessity to hold gay parades to protect homosexuals from “extremist activity”.

Reasoning to hold gay parades to make public the issue of protecting homosexuals from extremism is ungrounded and unconvincing, since gay parade organizers usually present no proofs of any extremist activity against homosexuals in Russia. Actions of heterosexuals to protect their rights and vital interests from illegal infringement by homosexuals can not be assessed as extremism, in relation to Federal Law “On counteracting extremist activity” dt. 25.07.2002 №114-ФЗ.

Such arguments are, in essence, deceitful and can not ground admissibility and necessity of such open public events, aimed at imposing homosexualism on other people, including teenagers, can not justify public actions of “protest against extremism” by way of mass vulgar and indecent events.

Ideologists of homosexualism create myths about supposed extremism against homosexuals in Russia, trying to impede discussions of real facts, when homosexuals infringe on rights of non-homosexual citizens, when homosexuals demonstrate intolerance to heterosexuals, to conceal scandalous extremist nature of homosexual ideology itself. Hatred and intolerance of homosexual propagandists and a number of homosexuals toward heterosexuals is not analogous to attitude of heterosexuals toward homosexuals.

A study of homosexual publications about the so-called “gay culture” makes it clear that one of its obvious features is hatred and intolerance of homosexuals (at least, male homosexuals) to women of normal sexual orientation, actually, racist attitude to them as to inferior creatures and inferior race.

Thus, a glossary of “Argot of Russian homosexual sub-culture”, compiled by V.Kozlovsky, presents absolutely humiliating and insulting definition: “The natural” 1. A woman, since homosexual love in “unnatural” comparing with heterosexual one. A neutral term, as distinct from despising and mocking ones: two-assed crocodile, double barrel, wet crack”.

Another characteristic quote from a “glossary” of homosexual “culture”, placed at many homosexual internet-sites:

Two-assed crocodile – mocking reference to a woman. The same – double barrel, wet crack, empty hole,…hay bag, natural, plug, bald patch, skeezer, central cut”.

Such hateful insults are “mocking” only in homosexual “culture”, with quite inverted notions. Similarly, “cheerful celebration” as homosexual description of gay parades, differs from general notion of “cheerful celebration”.

The above mentioned insulting lingo is extremely popular among homosexuals, and such extremist attitude towards women with normal sexual orientation may assuredly be considered as a significant element of homosexual “culture” and ideology.

Due to extreme amorality of such humiliating and insulting anti-feminine expressions from homosexual vocabulary, presenting inseparable part of homosexual “culture”, the authors of the report do not find it proper to quote them all.

But even the above quotes, numerously multiplied in printed sources and electronic publications, constitute a convincing proof of deliberate inversion by homosexual ideologists and their political supporters (including those from the so-called right advocates movement) the situation with real offenders and victims of extremism.

Even leaving aside the extreme form of homosexual ideology – homosexual racism, based on the assumption, that those who did not perceive the “mystery” of homosexualism, are inferior – we still can and should talk about extremism of the so-called “homosexual culture”, about hatred and intolerance of significant part of homosexuals (at least, active promoters of homosexual way of life), their organizations and internet-sites towards women with normal sexual orientation, and to heterosexuals as a whole.

The extremist nature of homosexual ideology proves falsity and legal baselessness of presenting homosexuals as “victimized minority”.

Another false argument to cover expansion of homosexual ideology is to make comparisons or analogies of negative attitude to homosexualism with total hatred to Jewish people. Again, notions are inverted. Judaic religious organizations opine that such declarations are based on hidden hatred of Jews. Thus, the Congress of Jewish religious organizations and associations in Russia stated: “Certain politicians in their desire to justify sodomy reach highest points of loutish behavior and cynicism, making outrageous comparisons between national and religious intolerance and dislike of sexual perversions and negative assessments of their propaganda”.

In the absence of real facts of persecuting homosexuals (at least, in scope referred to by gay parade organizers), homosexual ideologists abroad falsified such facts quite often. A case of Dwight Walker from Vermont, USA, a gay movement activist, is a vivid example. On 07.04.2000 a car of D.Walker was set on fire in the middle of the night, right at the time of Vermont legislative discussion on providing homosexuals with rights similar to heterosexual families. Vermont homosexual ideologists used the incident to prove the point of persecuting homosexuals, saying that criticism of unisexual marriages is just another form of persecution. But later D.Walker confessed to the police that he himself set his car on fire: “I put my car aflame because I wanted to be seen as a victim”. D.Walker was brought before the court for the third degree arson, for deliberately false declarations to officials, and for arson to deceive an insurance company, “Boston Globe” wrote.

Homosexual ideologists bring to notice mass violations of human rights of homosexuals and extremist attitude toward them, but in reality their actions are accompanied by mass violations of rights of other people, due to extremist activity of homosexuals.

The brightest and most convincing manifestation of extremism of gay parade organizers toward Christianity and falsity of human rights and “culture” rhetoric, used to justify the necessity of gay parades, was “love parade” in Saint-Petersburg (27.05.2006), next to the Catholic Church of Saint Katherine; as a matter of fact, gay parade participants committed acts of religious vandalism. Outraged Catholics stated, that “for the whole night at the stage built without permission of the Saint Katherine Church administration, there were dirty dancing and vulgar performances with naked women and transvestites, causing an insult to feelings of believers who came for service, and well-meaning citizens who brought along their children”. The statement said that participants of the so-called “love parade” “noisily rushed into the church without any hesitation, drank alcoholic beverages and relieved themselves right at the main entrance and at entrances to the Church basements”.

Such homosexual displays are not unique and exceptional, but rather typical for gay parades.

Therefore gay parades have no relation whatsoever to “protecting homosexuals from extremist activity”.

4. Assessment of relevance of gay parade organizers stating that such parades would not violate rights and vital interests of children.

Information and psychological influence of gay parades is directed at unlimited range of non-homosexuals, who are compelled to see and hear the action, to digest it and consume its effect without any wish to do so. Obviously, vulgar and deliberately excessive picturesqueness and hypertrophied pomposity of gay parades, scandalously sophisticated vulgarity and indecency of behavior of its participants attract attention, in the first place, of less psychologically stable part of the society, namely, children, who have not yet adopted vitally important social norms. It is minors who are most sensitive and perceiving part of the audience, that is why they are easily influenced.

Homosexual propaganda realized through gay parades, is especially dangerous for children, incapable of critical assessment of the real content and orientation of gay parades.

Consequently, the public is alarmed by the fact, that a certain part of heterosexual youth gets involved into a homosexual way of life through psychological manipulations and propaganda, including mass media.

That is why a number of the RF subjects introduced legislative prohibitions of public actions aimed at propaganda of homosexualism among minors under 16 to prevent their social de-adaptation (see, for instance, article 4, Ryazan oblast Law “On protecting morality of children in Ryazan oblast” № 41-ОЗ dt. 03.04.2006).

The inviting motto of homosexual ideologists: “If you are not sure of yourself, join our big and united community, you will like it there”, has already been openly broadcast by mass media on the society, including minors. Beside everything else, gay parades are an efficient means of registering in the heads of minors homosexual stereotypes and ideas, already imposed by mass media and sometimes even by educational institutions.

Children and teenagers have not yet formed stable notions of social norms, they continue to develop system of perception of the world, personal values, and sexual ego, sexual personal self-identification.

Item 2 of the World Declaration on Survival, Protection and Development of Children (New York, 30.09.1990) says: “Children of the world are innocent, vulnerable and dependant”. These qualities are cynically abused by gay parades organizers, who impose destructive psychological ideas and immoral values, psychologically raping minors. Under such conditions an obtrusive propaganda of homosexualism among children as normal and even egalitarian way of life, norm of sexual relations and sexual behavior is cynically immoral and anti-cultural, presenting anti-public and illegal actions, inhuman and cruel treatment of children, which contradicts to demands of public morality, recorded in a number of international acts on human rights. In particular, it contradicts to fair demands of morality and public order in a democratic society (item 2, article 29, General Declaration on Human Rights).

Part 2, article 44 of the RF Constitution sets the right of everybody to have access to cultural values, which include, in keeping with article 3 of the Basics of the RF Legislation on Culture, among others, moral and esthetic ideals, norms and standards of behavior, national traditions. According to articles 17 and 18 of the RF Constitution and article 11 of the Basics of the RF Legislation on Culture, the state secures protection of human rights for citizens to have a free choice of moral, esthetic and other values.

Public propaganda of homosexualism contradicts to norms of international law. Thus, the activity of gay parade organizers infringes on norms of Russian constitutional family and education laws, laws on healthcare, freedom of conscience, and on norms of international laws as well, which provide for preferential right of parents for moral upbringing and healthcare of their own children (item 4, article 18, International Pact on Human and Political Rights; item 3, article 13, International Pact on Economic, Social and Cultural Rights; part 5, item 2, article 14, item 1, article 18, Children Rights Convention; part 1 and 2, article 5, Declaration on Liquidation of all Forms of Intolerance and Discrimination on the basis of religion and beliefs; also part 2, article 38, the RF Constitution, item 1, article 63, the RF Family Code).

Item 1, article 63, the RF Family Code stipulates, that parents are responsible for upbringing and development of their children, their health, physical, psychic, spiritual and moral development. Parents have preferential right for upbringing of their children before any other persons.

As to international standards, in keeping with part 4, article 15 of the RF Constitution, the above norms of international acts on human rights constitute inseparable part of the RF legal system, therefore act directly.

According to Declaration on Liquidation of all Forms of Intolerance and Discrimination on the basis of religion and beliefs dt. 25.11.1981, parents of a child may determine his or her way of life within the family in keeping with their religion or beliefs, and conduct moral education necessary, in their opinion, for the child (parts 1, 2 and 5, article 5). Accordingly, each child has right for normal moral development with his interests being a leading principle.

Gay parade homosexual propaganda to children is detrimental to their normal moral development.

According to preamble and sub-item “c”, item 1, article 29, Children Rights Convention, traditions and cultural values of the people are important for protection and harmonious development of a child, and the state should secure respect to cultural identification and values of a child, to national values of a country where such a child lives. Children Rights Declaration (UN, 20.11.1959, New York) provides for legal and other means to secure special protection and opportunities and favorable conditions for physical, mental, moral, spiritual and social development, in a healthy and normal way under the conditions of freedom and dignity (principle2).

The preamble of the Recommendations of the Ministers Committee in the Council of Europe №R(91)11 to countries-members in relation to exploitation of sex for profit, pornography, prostitution, trafficking children and minors (09.09.1991) says that untimely sexual experience may be harmful for social and psychological development of children and minors. Logically enough, the RF Public Prosecutor issued a decree № 38 dt. 22.06.2001 “On prosecutor’s supervision over administration of laws on minors and the youth”, demanding of prosecutor’s offices “to make legal entities and physical persons, guilty of distributing information, harmful for children’s health, their moral and spiritual development, or promoting violence, cruelty, pornography and anti-social behavior, properly answerable for their actions” (item 3.2).

Promoting homosexual relations to children through gay parades as a normal way of life, normal sexual relations and sexual behavior infringes on their following rights:

• right for protection from all forms of sexual seduction (article 34, Children Rights Convention);

• right for psychic, spiritual and moral development (item 1, article 4, Federal Law “On main guarantees of children rights in the Russian Federation” dt. 24.07.1998 № 124-ФЗ);

• right for protection from information, propaganda and campaigning, harmful to their health, moral and spiritual development, including protection from distribution of products, promoting pornography, and anti-social behavior (item 1, article 14, Federal Law “On main guarantees of children rights in the Russian Federation”);

• right for intellectual, moral and psychic safety, life safety, protection of health and morality of children, protection from negative influences (items 2 and 3, article 14, Federal Law “On main guarantees of children rights in the Russian Federation”);

• right for special care, including legal protection, special guarding and caring due to their (children) physical and mental immaturity (preamble of the Children Rights Convention);

• right for protection from information and material, harmful to their well-being (item “e”, article 17, Children Rights Convention);

• right for harmonic development based on traditions and values of your people, spiritual and moral development, protection from irresponsible sexual behavior of adults (preamble of optional protocol to Children Rights Convention, related to child trafficking, child prostitution and child pornography);

• free choice of moral, esthetic and other values (article 11, the Basics of the RF Legislation on Culture dt. 09.10.1992 № 3612-1).

Moreover, imposition by gay parade organizers of homosexual way of life as normal sexual relations and sexual behavior on children below 16 constitutes corpus delicti (article 135, “sexual abuse”, the RF Criminal Code), setting responsibility for sexual abuse without violence by a person above eighteen in relation to a person certainly below sixteen.

Commentaries to the RF Criminal Code edited by professor B.Zdravomyslov, doctor of law and merited lawyer of the Russian Federation, give the following interpretation of article 135. Objectively it is about sexual abuse without violence in relation to a person certainly below sixteen. Sexual abuse in this context means actions, committed by a person above eighteen, to satisfy sexual lust of a guilty party or sexual lust of a person certainly below sixteen, but unrelated to copulation or, for instance, sodomy. Sexual abuse includes, for instance, cynical talks, demonstration of pornographic images etc.

O.Pristanskaya, associate professor of law, deputy head of department, Research institute of law and order support, Office of the Public Prosecutor, RF, qualifies negative information influence on minors, aimed at destroying their values and moral orientations in the sphere of sexual relations, as “debauchery”, describing the term as moral corruption of a human being, depriving him of any moral principles, “washing out borders between norms and pathologies in sexual and social behavior”.

A modern explanatory dictionary of the Russian language gives the following definitions: “To debauch – 1. To accustom to debauchery, to make debauched. 2. To make morally corrupt, to inculcate in bad and immoral habits and inclinations…”; “Debauch – Sexual dissipation, promiscuity…Naughty morals, immoral behavior and relations. Bad from the point of view of generally accepted morals”; “To corrupt – 1. To involve or force a minor into sexual relations. 2. To debauch morally and bring down to moral degeneration”; “Corrupted – morally degenerated, immoral”.

In this respect gay parades promote debauched actions accompanied by subtle manifestation of inclination to commit homosexual acts, by making and imitating debauched and other actions; such actions, committed in public, in relation to minors may be reasonably considered as their debauching, corrupting, sexual and ethical disorienting, as debauching actions.

Homosexual claims about their “rights” to promote their way of life and their sexual orientation to children in public (and that is what gay parades are about) have no legal grounds whatsoever. Insisting on such “rights” and attempts of implementing them into practice constitute legal abuse.

The European court on human rights makes a clear distinction between individual inclinations in sexual sphere and their public propaganda, and recognizes rights of state authorities to limit such propaganda in order to protect public morals, rights and vital interests of children.

Thus, in “Dudgeon against the United Kingdom” (22.10.1981), the European Court on Human Rights ruled that the state is allowed to limit propaganda of homosexualism among minors: “The Court recognizes that one of the legislative goals is to hedge unprotected members of society, like young people, from consequences of homosexualism. Still, in this particular context strict division between “protection of rights and freedoms of other people” and “protection of morality” looks artificial. Protection of morality may assume preservation of moral spirits and moral values of a certain part of the society, for instance, school pupils. Thus, “protection of rights and freedoms of other people” in the meaning of protecting moral interests and public good of certain people or groups of population, which are in need of special protection due to their immaturity, mental backwardness or dependency, boils down to one aspect – “protection of morality”. Therefore on the basis of such an approach the Court will consider the both above-mentioned goals… One can not deny that a certain criminal and legal regulation of male homosexualism, same as other forms of sexual behavior, may be justified through norms of Criminal Law as “necessary in a democratic society”. The main function of Criminal Law in this sphere is… – “to preserve public order and decencies in order to protect the public from something shocking and insulting”. Moreover, necessity of a certain control may even be expanded on consentual sexual relations in private, especially if it is required… “to ensure significant guarantees against abuse and corruption of other persons, in particular, those especially vulnerable due to their young age, weakness of body and spirit, absence of experience…”. In practical terms, legal norms regulating such relations, exist in all countries-members of the European Council… National authorities should initially assess the vitality of the public need in each particular case…On the basis of Handyside case the Government concluded, that limits of judicial discretion are wider, in case of a need to protect public morals… The Court also admitted the necessity of certain control over homosexual behavior in a democratic society, among other things, to disallow sordid abuse and corruption of especially vulnerable persons, for instance, due to their young age” (§§ 47, 49, 52 and 62 of the ruling).

Thus, the European Court on Human Rights recognizes that in a number of cases homosexualism threatens public order, public morals and decencies, that homosexualism may be considered as shocking and insulting to citizens and society, that homosexual behavior may be corrupting to minors, that children should be protected from homosexual imposition. Namely, the European Court on Human Rights recognized imposition of homosexualism on children to be corruption of children.

The stand of the European Court on Human Rights in relation to interpretation of norms of the European Convention on Protection of Human Rights and Main Freedoms is legally meaningful for the Russian Federation. According to Ruling № 5 of the RF Supreme Court Plenary Session “On use of generally accepted principles and norms of international laws and international agreements by the Russian Federation in courts of general jurisdiction” dt. 10.10.2003: “The Russian Federation as a participant of the Convention on Human Rights and Main Freedoms recognizes the jurisdiction of the European Court on Human Rights as binding in issues of interpreting and applying the Convention and its Protocols in case of possible violation by the Russian Federation of these agreed acts, if an assumed violation took place after these acts went into effect in relation to the Russian Federation (article 1, Federal Law dt March 30, 1998 г. № 54-ФЗ “On ratification of the Convention on Human Rights and Main Freedoms and its Protocols”).Therefore the use of the above Convention by courts should be done with consideration of practices in the European Court on Human Rights to avoid any violation of the Convention on Human Rights and Main Freedoms” (item 10).

In the case of “L. and V. against Austria”, dt. 09.01.2003, related to legality of criminal responsibility for homosexual relations of persons of the full legal age with minors from 14 to 18 with the consent of the latter, the European Court on Human Rights recognized appropriate to limit homosexualism to protect sexual development of adolescents and to protect right for normal sexual development of minors (§ 46 of the ruling). Thus, the European Court on Human Rights stated, that one should distinguish between normal sexual behavior and its deviations, which may bring harm to citizens, minors in the first place, if, for instance, homosexualism is imposed on them.

For many children with set moral and family values of its people, promotion of homosexualism, especially aggressively imposed in public, is considered by them as cruel and humiliating.

Such propaganda means cruel and humiliating treatment of children and violates norms of international laws and the RF legislation, including:

• article 5, the Universal Declaration of Human Rights, stating, that no one should be treated in a humiliating way;

• article 7, the International Pact on Human and Political Rights, stating, that no one should be treated in an inhuman or humiliating way;

• article 3, the European Convention on Protection of Human Rights and Main Freedoms, stating, that no one should be treated in an inhuman or humiliating way;

• article 21, the RF Constitution, stating, that human dignity is protected by the state, and nothing can be a basis for its derogation; no one should be treated in a humiliating way.

Humiliating treatment can be given intellectually, in accordance with the European Court on Human Rights: “influence may be humiliating, if it may fill a victim with fear, alarm and inferiority, crushes his (her) physical and moral resistance (Ruling in “Ireland against the Great Britain”, dt. 18.01.1978, serial А, № 25, pp. 66-67, § 167”» (Ruling in “Smith and Grady against the United Kingdom”, dt. 27.09.1999 (final 27.12.1999), § 120).

The stand is fully shared by the RF Supreme Court, stating, that “humiliating treatment is, in particular, the one that fills a person with fear, alarm and inferiority” (item 15, Ruling № 5, The RF Supreme Court {Plenary Session “On use of generally accepted principles and norms of international laws and international agreements by the Russian Federation in courts of general jurisdiction” dt. 10.10.2003.

Public propaganda of homosexualism to children may be considered as humiliating not only by children, but by adults, including parents of these children. According to the European Court on Human Rights, “it is sufficient for a victim to be humiliated in one’s own eyes” (Ruling in “Smoith and Grady against the United Kingdom”, dt. 27.09.1999, § 120; Ruling in “Tyrer against the Great Britain, dt. 25.04.1978, serial A № 26, p. 16, § 32).

Necessity to prevent and curb promotion of homosexualism among the youth was underlined by the Chief Sanitary Inspector of the Russian Federation, who demanded “to take effective steps (like withdrawal of licenses) to prevent propaganda in mass media and especially at TV of sexual perversions, pornography and programs, aimed at attracting attention of the youth to discussion of non-traditional sexual relations” (item 6.1, enactment № 19 dt. 29.12.1999, “On urgent measures to prevent HIV proliferation”).

Thus, declarations of gay parade organizers that rights and vital interests of children will not be violated by such a parade, should be recognized ungrounded and false.

5. Assessment of relevance of gay parade organizers stating that such parades would not violate rights and vital interests of believers.

The topic of sexual morals is especially delicate in cultural traditions of all the people populating Russia. Consequences of certain types of immoral sexual behavior are hard to estimate with precision, as distinct from consequences of physical influences on human beings, for instance, traumas. Therefore declarations of gay parade organizers that one can not give precise and objective assessment of consequences of such events, that they have no negative consequences whatsoever, are ungrounded.

Representatives of centralized religious organizations of the largest religions in Russia made tough and categorical statements of their extremely negative attitude to gay parades in any town in the Russian Federation, since such events are considered by believers as deliberate insult of their religious sentiments and cruel humiliation of their dignity. The state is obliged to take into consideration cultural values in the society and its attitude toward homosexualism and, particularly, attitude toward obtrusive public propaganda of homosexualism.

While discussing the question of gay parades, attention in most cases is improperly paid only to one side of the issue – interests of homosexuals. The necessity to respect rights and beliefs of people with different perceptions is totally ignored; such an approach is definitely out of place in countries with absolute majority of citizens being against any public and especially legal definition of homosexual relations as a social norm, considering them unnatural, abnormal, indecent and immoral, being categorically against imposition of such relations to their children as normal and admissible way of life.

Citizens in a democratic society with negative attitude toward homosexualism on the basis of their religious convictions have full right for respect and protection of their religious and moral beliefs, right to bring up their children in keeping with their own religious and moral beliefs (item 3, article 13, International Pact on Economic, Social and Cultural Rights, item 4, article 18, International Pact on Civil and Political Rights).

The European Court on Human Rights expresses the opinion, that in deciding whether it is possible or not to permit events which may be insulting to religious sentiments of believers, the state is obliged to take into account role and influence of religion in the society: “One has to consider the importance of religion in everyday life of citizens… The Court can not ignore the fact, that Roman-Catholic faith is the religion for the overwhelming majority of Tyroleans. Having arrested the movie, the Austrian authorities acted in the interest of religious stability in the region to stop certain people from thinking that their religious beliefs were insulted without any grounds (§§ 52 and 56 The Ruling of the European Court on Human Rights, “Otto-Preminger-Institut against Austria dt. 20.09.1994).

Similarly, the RF Constitutional Court says, that “principles of pluralistic democracy in the RF constitutional structure… can not be interpreted and implemented without considering specifics of the Russian historic development, the context of national and confessional composition of the Russian society and interactions between the state, political authorities, ethnic groups and religious confessions” (item 4, Enactment dt. 15.12.2004 № 18-П). The Enactment covered the issue of legal regulations of political parties activities, but the approach is quite relevant to the subject at hand.

Therefore the state should take into consideration demands of the largest religious organizations. A democratic state should protect the society from destructive influences on its moral foundations, protect human dignity of all citizens, including believers.

It is proper to mention the opinion of judge Walsh from the European Court on Human Rights dt. 22.10.1981 in “Dudgeon against the United Kingdom”: “If the state is interested in protecting moral foundations of the society, it has the right to adopt laws that it deems fit for the purposes. The law supremacy depends on moral consent in the society, which can not be overlooked by laws in a democratic system. A law that gives exceeding or diminishing demands in relation to such a consensus may be despised. One can not impose virtue with the help of laws, but laws may foster vices if they complicate fight for virtues. Such a situation may erode the country moral spirits. In the long run laws should serve moral goals”.

Thus, declarations of gay parade organizers that rights and vital interests and human dignity of believers will not be violated by such a parade, should be recognized ungrounded and false.

6. Assessment of relevance of permitting gay parades based on the fact that such parades have been held for a long time in a number of foreign countries.

Reference to the fact that gay parades have been practiced for a while in a number of foreign countries, to prove admissibility of such parades, is ungrounded and unconvincing, since there are no unified and general standards in the area of legal support of public morality.

There is no unified set of legal norms on homosexualism, neither in the world, nor in the European Union. Certain countries permit such relations, others significantly limit them.

The countries accustomed to gay parades do not possibly encounter serious protests in the society. But in Russia, as was said before, it is insulting to religious feelings of believers and to moral sentiments of a significant part of the society.

The European Court on Human Rights stated more than once, that there are no legal standards to protect public morals in all the countries, covering all moral problems, including protection of religious feelings of believers. According to the Court, state authorities in the countries are better informed and more efficient, than the International Court, in determining demands to protect feelings and convictions from insults:

In the sphere of morals, and even more so, in the sphere of religious convictions there is no generally accepted European concept of demands to secure “protection of rights of other people”, in case of attack on their religious convictions. What can be a serious insult to people of certain religious beliefs, may significantly change depending on time and place, especially in the epoch of growing number of religions and confessions” (§ 58 Ruling dt. 25.11.1996 “Wingrove against the United Kingdom”);

As is the case with morals, one can not single out common notion of meaning of religion in a society for the whole Europe...; even inside one country such notions may differ. For this reason it is impossible to come to any universal definition of what is permissible interference with right for freedom of expression, if such an expression is aimed against religious feelings of other people. That is why national authorities have broad range of discretion, while assessing necessity and level of such an interference” (§ 50 Ruling of the European Court on Human Rights dt. 20.09.1994, “Otto-Preminger-Institut against Austria”).

The European Court dt. 22.10.1981, “Dudgeon against the United Kingdom” stated: “«Тhe fact that similar measures are not necessary in other parts of the United Kingdom or in other countries–members of the European Council, does not mean that they may not be recognized necessary in Northern IrelandIf there are different cultural communities within one country, state authorities may face different imperatives, both moral and social ones… The Court recognizes the existence of strong resistance, based on candid and sincere belief of many authoritative and respected members of the Northern Ireland community, that legislative change would seriously undermine moral foundations of the Irish society. The resistance reflects… the way the public views morals…, and measures to be taken to preserve the deep-rooted moral values. Regardless of whether such a point of view is right or wrong (it may differ from attitude to the problem in other communities), the fact that it really exists in certain layers of the Northern Ireland community is obviously of vital importance in connection with article 8, item 2… The necessity to be attentive to the public opinion is especially obvious (§§ 56, 57 and 58 of the Ruling).

Legislative norms, protecting morality, depend on moral condition of society and public conscience. Such an approach fully correlates with the stand of the European Court on Human Rights: “One can not find common European notion of “morality” in internal laws of different contracting states”. The point of view, that their corresponding laws set demands for the morality, changes depending on place and time” (§ 48 Ruling, Handyside case; similar approach is implemented in § 35, Ruling “Muller and the others against Switzerland”).

Thus, the fact that in a number of foreign countries gay parades have been going on for a long while, can not be considered as a basis for permitting gay parades in towns of the Russian Federation.

7. Assessment of relevance of permitting gay parades based on the reference that in a number of foreign countries homosexualism is a socially accepted norm.

The opinion that homosexualism in the majority of foreign countries or even everywhere is a social norm is but a myth. In a number of countries state bodies simply prefer (to a certain extent) not to interfere in the issues of sexual relations. At the same time, legislation in a number of foreign countries contains numerous examples of homosexual relations to be directly qualified as abnormal and prohibited among people in certain walks of life.

For instance, the US legislation contains direct and imperative prohibition to admit homosexuals for service in the US Armed Forces, and prohibition for homosexual relations among enlisted personnel.

Article 654 “Homosexual policy in the Armed Forces”, article 37 “General service demands”, part II “Personnel”, subtitle A, “General Military Law”, title 10, “Armed Forces”, the US Statute Book stipulates:

Prohibition in relation to homosexual behavior is an old element of the Military Law, which is still necessary under special conditions of military service.

The Armed Forces should favor personnel policy to exclude people, whose presence in the Armed Forces may bring about inadmissible risk for the Armed Forces high moral standards, good condition and discipline, unity of military elements, which constitute the basis for combat readiness.

Presence of people in the Armed Forces, who demonstrate inclination or intention to be involved in homosexual acts might create inadmissible risk for the Armed Forces high moral standards, good conditions and discipline, unity of military elements, which constitute the basis for combat readiness” (subparagraphs 13, 14 and 15 § “а”).

The above norms clearly show, that homosexual relations are defined in the US legislation as threatening to high moral standards (if only for one specific social group in this case), that is, immoral.

The Ruling of the European Court on Human Rights in “Müller and others against Switzerland” dt. 24.05.1988, recognized as grounded the arguments of the Swiss courts to the effect, that pictures depicting numerous acts of homosexualism, sodomy and masturbation “might seriously wound feelings of sexual decency among people with normal sensitivity”, and thus agreed with the existence of certain limits of decency in conducting sexual life; correspondingly, homosexualism, sodomy and masturbation constitute an indecent and abnormal way of conducting sexual life.

Thus, a reference to the fact, that in a number of foreign countries homosexualism is recognized as a social norm, can not be considered as a grounded and true basis for permitting gay parades in towns of the Russian Federation.

8. Assessment of relevance of permitting gay parades based on cancellation of criminal persecution for homosexual relations in the Russian Federation.

A reference of homosexualism ideologists to the fact, that criminal liability for homosexual relations was cancelled in the Russian Federation (decriminalization of an act) to prove permissibility of gay parades is ungrounded and unconvincing, since cancellation of criminal liability for homosexual relations does not mean that they are approved by the state and may be promoted in public.

The Ruling of the European Court on Human Rights dt. 22.10.1981, “Dudgeon against the United Kingdom” clearly stated, that “decriminalization” of an act did not mean its approval (§ 61 of the Ruling).

Thus, the fact, that criminal liability for homosexual relations was cancelled in the Russian Federation, does not constitute a basis for permitting gay parades in towns of the Russian Federation.

9. Validity of the state restriction of gay parades to protect public morals.

According to part 3, article 55, the RF Constitution, human rights and freedoms may be limited by a federal law only to an extent required to protect morality, rights and vital interests of other people.

The above norm corresponds to article 11, the European Convention on Human Rights and Main Freedoms (Rome, November 4, 1950): “Everybody has a right for freedom of peaceful gatherings and freedom of associating with other people, including the right to establish trade unions and join them to protect one’s interests. Such rights can not be restricted, with the exception of cases, provided by law and necessary in a democratic society in the interests of national safety and public peace, to prevent disorders and crimes, to protect health and morals or to protect rights and freedoms of other people…”

It was already mentioned, that overwhelming majority of the RF citizens and public morals are insulted by gay parades, therefore he state has the right to prohibit gay parades and similar public events or, at least, restrict them by certain places, not open to free access, to rule out a situation, when unwilling passers-by would be compelled to see and hear a gay parade activity and be influenced by it against one’s will.

Legitimacy of the state restricting measures to protect public morals was numerously confirmed by the European Court on Human Rights.

Thus, the Ruling of the European Court on Human Rights in “Müller and the others against Switzerland” dt. 24.05.1988 found interference by the state bodies into realization by the appellant of his right for freedom of expression appropriate and necessary in a democratic society to protect public morals. The point of the case was as follows. In 1981 the former seminary of Fribourg canton hosted a modern arts exhibition “Fri-Art 81”, to commemorate 500 anniversary of Fribourg canton joining the Swiss Federation. An exhibition participant Josef Muller painted three big pictures (3x2 meters) within three nights, and named them “Drei Nächte, drei Bilder”. The pictures depicted in a naturalistic fashion numerous acts of homosexualism, sodomy and masturbation. The pictures were put on display from the moment of the exhibition opening – 21.08.1981. The exhibition was advertised through mass media and posters and was open to everybody for free and without any age limitations. The exhibition catalogue contained photographic reproduction of the pictures. One of the visitors was outraged by the impression produced by the pictures on his minor daughter, another visitor tore one of the pictures down and started trampling it down; as a result, on 04.09.1981 the Fribourg General Prosecutor filed the case to court, since the above paintings came within article 204 of the Criminal Code of Switzerland, prohibiting indecent publications. Also, to his mind, demonstration of one of the pictures interfered with freedom of religion (article 261, the Criminal Code of Switzerland). The police seized the paintings; their author Muller and the other nine participants of the exhibition were fined by Swiss courts, and the paintings were confiscated. The Supreme Court of Switzerland ruled, that Muller’s paintings “might wound moral feelings of citizens with normal sensitivity”. Later the paintings were returned to their owners. On 22.07.1983 plaintiffs (including Muller) lodged a complaint to the European Commission on Human Rights, which on 12.12.1986 addressed the European Court on Human Rights. The plaintiffs claimed that the fine and confiscation infringed on their freedom of expression. The European Court on Human Rights ruled, that the Swiss courts sentences were fair, in keeping with “vital public demands” and did not violate article 10 of the European Convention on Human Rights and Main Freedoms, in relation to convictions and confiscations. The Court agreed, that the above paintings “might roughly wound feelings of sexual decency in people with normal sentiments”, stating, that “the paintings under consideration demonstrate rough sexual relations, especially, between people and animals”, and “general public had free access to these paintings, there was neither entry fee, nor age limitations”. The Court also emphasized the legal right of Swiss authorities to cut the demonstration of the pictures as a measure to protect the society and its public morals.

Thus, the European Court on Human Rights recognized, that demonstration of paintings depicting acts of homosexualism, sodomy and masturbation, “might wound moral feelings of citizens with normal sentiments”, which was harmful to societal morality.

Absence of any limitation for children to have access to indecent materials played significant role in the above Ruling of the European Court on Human Rights in “Muller and the others against Switzerland”. It was important to consider context, under which the paintings with scenes of homosexualism, sodomy and masturbation were demonstrated, the Court stated.

A similar approach is ref