Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
Целью курса является изучение студентами современных концепций биосферно-ноосферной общности, законов эволюции биосферы, особенно ее развития под вли...полностью>>
'Документ'
Субъекты Российской Федерации в рамках собственных полномочий осуществляют развитие управление своими территориями прежде всего путем разработки и реа...полностью>>
'Автореферат'
Работа выполнена в отделе уголовного права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская академия пр...полностью>>
'Документ'
Мой путь начался в стенах роддома. С этого момента о моей безопасности заботились врачи, а потом мама и папа. Родители с пелёнок заботились, чтобы я ...полностью>>

Льных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Между тем, весь видеоряд носит сексуальный характер. Фактически постоянно во время этой серии зрение зрителей сфокусировано за счет даваемых крупных планов или за счет реализации иных методов фокусировки внимания на эротических подробностях девичьих тел. Девочки демонстрируются со всех ракурсов, в том числе сзади со стороны ягодиц снизу, так что рельефно видны очертания половых органов этих детей, конкретно – Тамоко Номура (15:23:35). Данная сцена представляет собой детскую порнографию в определенной степени кодирования коммуникативных знаков.

После конкурса победившая в нем 14-летняя (максимум) девочка Тамоко Номура показывает учителю Онидзуке свою обтянутую трусиками паховую область, намеренно задирая перед ним юбку «в благодарность за помощь» (15:38:03), потому что, как она поясняет, ей сказали, что это будет учителю «приятно». «Так я могу показать свою благодарность», – говорит Тамоко.

На что учитель Онидзука отвечает: «Дурочка. Думаешь этого будет достаточно? Если хочешь сделать мне приятное, покажи мне больше. Вот так!», после чего он почти полностью оголил перед ученицей свою задницу, подогнув свои трусы под стринги и гадко улыбнувшись (15:38:23). А Тамоко ему говорит: «Учитель, Вы – такой грязный…».

Наполнена двусмысленностью финальная сцена этой серии, когда снявший с себя полностью брюки учитель Онидзука кричит убегающей Тамоко: «А ну, вернись!» (15:38:47). Эта сцена представляет собой аллюзию к попытке вступления в сексуальный контакт взрослого учителя и его 14-летней (а возможно, и младше) ученицы.

В серии «Урок двенадцатый “Формула обмана”» (02.09.2008 с 15:40) учитель Онидзука, увидев в учительской учителя математики Тэсигавару за ноутбуком, спрашивает его: «Скачивали порнографию?». Тот отвечает: «Такая дрянь меня не интересует». Онидзука: «Да ладно, не смущайтесь. Я могу распечатать кое-что интересное. Я скачал это с зарубежного сайта» (15:46). Тем самым, осуществляется пропаганда порнографии как вида развлечения, формируются соответствующие представления несовершеннолетних зрителей. Подобный разговор двух учителей предстает как норма школьных отношений, что формирует социальные ожидания у школьников и уверенность в их существовании в собственной школе.

Учитель Тэсигавара обладает крайне характерным, вполне имманентным для данного анимационного сериала вуайеристским увлечением – он ведет постоянное визуальное (с помощью профессиональной оптической техники) и аудио- наблюдение, подглядывание за учительницей Одзусой Фуидзуки из этой же школы, систематически фотографирует ее мощной аппаратурой через окно ее квартиры. Вся его квартира, включая потолок, заклеена ее фотографиями.

Многие другие сцены с учителем Тэсигаварой, как сцена выражения им патологической по форме ярости (15:53:05), также свидетельствуют о серьезных отклонениях в психике и поведении данного персонажа.

Характерно его высказывание, свидетельствующее, что он частично осознает свои психические проблемы, ненормальность («извращенский» характер) его поступков: «Но я понимаю, что реальность не так хороша. Если она увидит эти стены [имеются в виду стены его квартиры, заклеенные фотографиями Одзусы Фуидзуки, – прим. авт. заключения], то убежит отсюда даже босиком. А если Одзуса узнает, что я могу заглянуть в ее комнату, то меня ославят как извращенца, и я потеряю все тщательно налаженные связи. Нет, я не глупец. Я буду стоять перед этим шнуром [шнур, рывком за который по сюжету можно сорвать разом все бумажные фальшпотолки и фальшстены, которыми Тэсигавара закрыл фото Одзусы на стенах и потолке, – прим. авт. заключения] вместе с Одзусой. Между счастьем и саморазрушением есть тонкая грань…» (15:54:35–15:55:07). Фактически, признание в собственных пристрастиях к сексуальным извращениям не оставляет для зрителей никаких сомнений в этом и лишний раз фиксирует внимание на технических деталях.

Тэсигавара сумел уговорить Одзусу Фуидзуки прийти к нему домой, но вместе нее неожиданно приходит учитель Онидзука. Тэсигавара не пускает Онидзуку и тот ломает замок, говоря: «Я взломал замок, потому что Вы меня не пускали» (15:56:08). Онидзука поясняет Тэсигаваре, что Одзуса Фуидзуки не придет, потому что у одного из ее учеников возникли проблемы, и она просила прийти вместо нее его, Онидзуку.

Заинтересовавшись шнуром, Онидзука всячески порывается его дернуть, Тэсигавара ему в этом воспрепятствует. Пытаясь остановить Онидзуку, Тэсигавара наносит серию ударов напольным светильником, разбивая плафон о шкаф прямо над головой увернувшегося от удара Онидзуки (15:57). В состоянии приступа агрессии Тэсигавара, чье лицо превратилось в злобную маску, многократно пытается нанести удары по Онидзуке осколками плафона. Из-за того, что Онидзуке удается уклоняться от ударов, Тэсигавара громит свою квартиру, в частности, разрушает оптическое устройство, посредством которого он осуществлял вуайеристские действия – подглядывание за Одзусой Фуидзуки.

Заканчивается драка тем, что Тэсигавара, запнувшись о шнур компьютера, падает и головой пробивает экран компьютерного монитора (лучевого). Весь изрезанный и в крови, Тэсигавара клянется убить Оиндзуку, если тот не уйдет сейчас же, а после его ухода злобно говорит с перекошенным от измененного состояния сознания лицом: «Я отомщу, не забуду. Я отомщу. Я сделаю так, что ты больше не сможешь подойти к моей Одзусе» (15:59:15).

В серии «Урок тринадцатый “Нам нужен самый лучший”» (02.09.2008 с 16:05) явно малолетняя (на вид – лет 11–13) девочка Хидэми Ота – ученица учителя Тэсигавары, которой он в частном порядке дает уроки на дому, сидя в его машине, гладит его по лицу и эротично заявляет ему: «Учитель, берегите себя. Ведь Вы принадлежите только мне…» (16:05:15).

Указанный персонаж Хидэми Ота выглядит и намеренно показана средствами анимации как ребенок, более младший по возрасту, чем упомянутые выше Тамоко Номура и ее одноклассницы, которым, как было прямо и ясно заявлено во время вышеупомянутого конкурса красоты, всего лишь, максимум, по 14 лет.

Характерны демонстрируемые в этой серии сексуальные фантазии учителя Тэсигавары: напоить учительницу Одзусу Фуидзуки до беспамятства (или что-то подсыпать ей в бокал с вином), чтобы результатом этого было следующее, в фантазиях Тэсигавары: Одзуса Фуидзуки в беспамятстве лежит на полу на гигантском изображении крыльев бабочки, а Тэсигавара ее фотографирует.

Бесспорным свидетельством явных психических отклонений учителя Онидзуки является его страсть к странным переодеваниям. В серии «Урок тринадцатый “Нам нужен самый лучший”» (02.09.2008, 16:07:49–57, 16:08:32–48) учитель Онидзука надевает на себя костюм «слона»: в короткой синей майке на голый торс, на ногах – имитации ног слона, на лице – маленький хоботок, миниатюрная имитация слоновьего хобота, держащаяся на носу Онидзуки за счет двух резинок, обернутых вокруг его головы, на поясе – странная конструкция, муляж головы слона, с хоботом впереди – примерно на уровне полового члена Онидзуки. Онидзука размахивает этим «слоновьим хоботом» и заявляет, что этот хобот «поможет вам принять душ», после чего из хобота обливает какой-то жидкостью находящихся в классе, в том числе проверяющих. В этой сцене и хобот муляжа головы слона, и маленький хоботок на лице Онидзуки являются метафорическими олицетворениями фаллоса. В серии «Урок двенадцатый “Формула обмана”» Онидзука частично надевает на себя муляж человеческого трупа со снятой с него кожей (02.09.2008, 15:52:04). В серии «Урок шестой “Заговор”» (26.08.2008, 15:36:24) Онидзука появляется перед собранием руководства школы и родительского комитета в костюме обезьяны, с рельефно обтянутыми гениталиями. В серии «Урок пятый “Глаз за глаз, зад за зад”» Онидзука переодевается женщиной. Все эти переодевания представляют собой вполне определенные коммуникативные послания трансвеститского характера.

После непристойной, выходящей за рамки общественных приличий, тем более в особом общественном месте – образовательном учреждении, сцены хулиганского поведения Онидзуки с его переодеванием в «слона» следует сцена агрессивного демонстративного поведения Онидзуки во время разговора с заместителем директора школы, когда Онидзука явно в состоянии припадка, с искаженным яростью лицом трясет его и истерично выкрикивает ему прямо в лицо в присутствии учеников и других учителей: «Оставьте меня в покое. Иначе я Вам просто череп раскрою!» (16:12:38–52). После чего Онидзука отпускает сильно придушенного и находящегося в состоянии шока или глубокого обморока, с закатившимися глазами заместителя директора школы (которому вдобавок чуть ранее был разбит нос). Через мгновение учительница Одзуса Фуидзуки успокаивает Онидзуку, говоря: «Не волнуйся. Ты не вышел за пределы самообороны».

Психологический анализ данной сцены дает достаточные основания для вывода о том, что она культивирует и пропагандирует насилие и жестокость, что такая пропаганда является самоцелью и содержательной доминантой этой сцены.

Далее следует садо-мазохистская эротическая сцена между учителем Тэсигаварой и его явно малолетней ученицей Хидэми, которой он в качестве репетитора дает уроки у нее на дому. Приняв телефонный звонок от учительницы Одзусы Фуидзуки учителю Тэсигаваре, Хидэми отвечает той, что он не может подойти к телефону, а после начинает его расспрашивать: «Фуидзуки сегодня не придет. Понятно, почему Вы все время улыбались. Женщина должна была прийти к Вам готовить, а Вы мне ничего не сказали. Интересно, какая она, эта Фуидзуки?». Не дождавшись ответа Хидэми делает злобную гримасу ревности на своем лице и ударом ноги разбивает кресло под сидящим на нем учителем Тэсигаварой, который в результате оказывается сидящим на обломках кресла на полу (16:15:14–34). После этого девочка Хидэми, сняв носок, подносит правую ногу прямо к лицу Тэсигавары и, с садистским выражением, явно не свойственным для психически нормальных, неразвращенных девочек ее возраста, заявляет: «Вы наказаны! Лижите мне ногу! Как обычно. Вы не хотите? Я знаю, что Вам нужна помощь моих родителей [имеется в виду помощь ее матери, являющейся активисткой влиятельной общественной организации родителей школьников, в провоцируемом Тэсигаварой увольнении Онидзуки с работы в школе, – прим. авт. заключения]. Иначе Вы бы не стали делать то, что я говорю. Но мне все равно. Я буду Вашей королевой, а Вы – моим рабом». После этого совершеннолетний учитель Тэсигавара начинает страстно целовать ногу малолетней девочке Хидэми (16:15:38–16:16:07).

Отметим, что авторам настоящего заключения не доставляло удовольствия просматривать и описывать эту и иные рассмотренные здесь сцены, в которых воплощены агрессивные, садомазохистские и педофильные фантазии создателей этого анимационного сериала, но это было совершенно необходимо для того, чтобы дать достоверный, максимально непредвзятый, адекватный и обоснованный ответ на поставленный перед специалистами вопрос.

На примере данной сцены более подробно охарактеризуем методологию выявления и обоснования наличия определенных смыслов, использованную также и для получения представленных в настоящем заключении выводов по другим подобного рода сценам.

Вся вышеуказанная сцена носит ярко выраженный сексуализированный характер, представляет собой визуальную метонимию – стилистический приём, которым один знак заменяется другим на основании их сходства, – данная сцена метонимически обозначает половой акт учителя с ученицей.

Этот вывод подтверждается следующими обстоятельствами:

1) указанная сцена завершается затемнением экрана (16:16:10–16:16:14), а затем рекламной вставкой, которая сменяется уже совсем другой сценой, то есть как бы специально не показано, что происходило дальше. В этом случае реализуется коммуникативный приём использования так называемой «нулевой морфемы». Этот прием реализует такое средство и содержание коммуникации, при котором коммуникативные знаки отсутствуют, но благодаря контексту (другим знакам, в данном случае – содержание предыдущих действий, предыдущих реализованных коммуникативных знаков) полноценно и аутентично воспринимается суть послания, смысл сцены. Благодаря этому приёму в восприятии и сознании зрителя формируется устойчивое представление о несомненном продолжении и логическом завершении этого начала действий половым актом учителя с ученицей;

2) выявленная некоторая редундантность сцены, то есть наличие в ней множественности знаков, с помощью которых авторы данного аудиовизуального материала стремятся выразить свой замысел, свое послание зрителю, – в данном случае имеется в виду динамика изменения выражения лица девочки Хидэми на протяжении всей сцены, копирование ею действий взрослых, осуществляемых ими в эротической обстановке прелюдии к половому акту, в условиях сексуальных действий с элементами садомазохизма, и даже произносимых ими в таких ситуациях слов, использование девочкой сексуальных жестов и позы агрессивного, жестокого подчинения себе мужчины, узнаваемых и характерных для садомазохистских действий, а равно ее поведение чуть раньше в автомобиле учителя Тэсигавары (см. выше), – свидетельствует о реализацией девочкой Хидэми своих именно эротических переживаний и интенций. Аналогичным образом, редундантность сцены свидетельствует именно об эротических интенциях учителя Тэсигавара, побуждающих его страстно целовать ножку своей малолетней ученицы (страх, что может сорваться помощь ее матери в расправе над Онидзукой, выступает лишь вспомогательной мотивацией второго плана);

3) медийный контекст анализируемой сцены и ее интертекстуальность (процесс, благодаря которому различные тексты и аудиовизуальные знаки взаимодействуют друг с другом) обеспечивают отсутствие всяких оснований даже для малейших сомнений в отсутствии полисемии (неоднозначности смысла) этой сцены;

4) все семантическое поле в этой сцене, весь аудиовизуальный ряд, ее реализующий, обуславливают вполне определенные, изначально заданные характеристики ее восприятия: данная сцена воспринимается и будет воспринята любым среднестатистическими зрителем (или иными словами – подавляющим большинством зрителей) как эротическая с элементами насилия;

5) выявленная определенная коннотация (здесь эмоциональность, экспрессивность, троповость) слов, сказанных девочкой Хидэми учителю Тэсигаваре, дополнительно к собственно их денотативному (поверхностному, чисто рациональному) значению, позволяет четко утверждать о наличии в ее словах предельно ясных знаков, призывов сексуального свойства;

6) характер действий учителя Тэсигавары в ответ на призывы и знаки его ученицы Хидэми не оставляет никакой возможности считать, что он прекратит начавшиеся сексуальные действия с ней, пока таковые не завершатся их логическим психофизическим финалом (половым актом).

Поскольку речь идет об отношениях между заведомо совершеннолетним и заведомо малолетней, то указанная сцена носит педофильный характер.

Далее в сцене, когда Онидзука приходит просить прощения у заместителя директора школы, он слышит в ответ, что остаться на должности учителя ему можно будет только после успешного прохождения им теста на знания, рассчитанного на школьников, но при этом Онидзука должен набрать самый высокий балл. Реакция Онидзуки на услышанное, выражается в неадекватной невербальной коммуникации, что вновь свидетельствует об отклонениях в его психике (16:19:55).

Малолетняя Хидэми Ота встречает Онидзуку, расстроенного собственной неспособностью сдать этот тест. Пройдя вместе с ним в кафе за столик, она говорит ему, что может попросить свою маму – одну из тех проверяющих, кого Онидзука окатил из «хобота» жидкостью, когда был в костюме «слона» (см. описание сцены выше), – «попросить ее забыть обо всем, что случилось сегодня» (16:21:58). На вопрос Онидзуки: «Ты, правда, можешь это сделать?» Хидэми отвечает: «Конечно могу. Мама мне во всем потакает. И папа, член муниципалитета, сделает все, о чем я его попрошу».

Обрадовавшемуся Онидзуке Хидэми, снимая свои носки с ног и кладя их на стол, заявляет: «Но у меня есть одно условие: Вы должны вылизать мою ногу. Станьте моим рабом, и я сделаю так, что Вас не уволят. Лезьте под стол и вылизывайте ногу!» (16:22:18–52). При этом Хидэми практически полностью обнажает перед Онидзукой свои ноги, чуть ни до трусов, поднимает левую ногу.

Сцена носит однозначно сексуальный характер, при этом следует отметить участие в ней малолетней Хидэми. Сцена изображает очередные ее сексуальные фантазии, которые по сути являются воплощением, отображением акцентуаций создателей сериала. При этом, унижая достоинство учителя, девочка явно испытывает извращенное, садистское сексуальное удовольствие.

Данная сцена неожиданно для Хидэми заканчивается тем, что Онидзука начинает тыкать ей в лицо свой грязный (понятно по изображению, – прим. авт. настоящего заключения) носок. Хидэми начинает кричать, что его носок – «воняет». А дальше показывается эротическая сцена физического наказания Онидзукой малолетней Хидэми посредством множественного нанесения шлепков по ягодицам, в процессе чего ее и без того короткая юбка постоянно задирается, и зрителям видны трусики и обнаженные части ягодиц этой малолетней девочки (16:23:19–32).

И уже в следующей сцене другой учитель – Тэсигавара, послушно выполняя, по своей психофизиологической сути, сексуальное действие, снова вылизывает ее ноги (16:23:54–16:24:14), но вызывает ярость Хидэми (по сюжету, вероятно, что она срывает на нем злость, вызванную общением с Онидзукой), и она сильно бьет его ногой по лицу (16:24:14), говоря: «Вылизывайте тщательнее… Вы – просто мой раб и больше никто». Через несколько секунд с истошным криком: «Молчать!» Хидэми снова сильно пинает Тэсигавару (16:24:34). Рассказав ему о том, как Онидзука ее выпорол, Хидэми заявляет об Онидзуке: «Я никогда не прощу… Я заставлю его стать моим рабом и лизать мне ноги. Он станет как вы, Тэсигавара!» (16:24:45–53). Анализ действий Хидэми позволяет оценить их как проявление ее сильнейших извращенных эротических переживаний (садомазохистских по их содержанию), вызванных актом отшлепывания ее по ягодицам.

Данная сцена включает элементы психологического и физического насилия, носит садомазохистский сексуальный характер и, одновременно, характер педофилии.

Серия «Урок четырнадцатый “Из огня да в полымя”» (02.09.2008 с 16:28) начинается с немотивированной истерики Онидзуки в связи с предложением Одзусы Фуидзуки пожить им вдвоем в течение недели в ее однокомнатной квартире и в этот период позаниматься в целях подготовки Онидзуки к прохождению тестов.

Придя к ней домой, Онидзука первым делом, пока Одзуса моет на кухне руки, самовольно лезет в шкаф с нижним бельем Одзусы, достает ее трусики и с явно ненормальным выражением лица кричит: «Сокровищница!» (16:33:43–48).

После этого следует сцена, в которой Онидзука лежит в кровати и кричит сквозь сон (или лежа с закрытыми глазами): «Тут женский запах. Как круто! Я в комнате девушки!». При этом Онидзука симулирует своим телом фрикции, либо мастурбирует посредством специфических движений (16:33:51–16:34:00), далее видеоряд показывает сексуальные фантазии Онидзуки.

Обращает на себя внимание сцена мазохистского причинения Онидзукой себе физических травм посредством привязывания к своей голове двух брусков с острыми иглами, торчащими из них и впивающимися в кожу его лба (по сюжету – чтобы не заснуть во время подготовки к сдаче тестов). По искаженному гримасами лицу Онидзуки текут потоки крови, кровь стекает на стол, заливая его, но он учит задания (16:45:17–16:46:06). Сцена носит откровенно мазохистский характер, культивирует насилие и жестокость.

Через несколько мгновений новая эротическая сцена общения малолетней девочки Хидэми Ота и совершеннолетнего учителя Тэсигавары, который просто уже откровенно раздевает свою малолетнюю ученицу, эротически поглаживает ее ноги, которые показаны более раздвинутыми, чем в прошлых сценах такого их общения. В отличие от предыдущих подобного рода сцен голова Тэсигавары находится уже не на расстоянии вытянутой ноги Хидэми (пусть, слегка согнутой в колене), а практически в непосредственной близости от ее паховой области, чуть ниже, на расстоянии в пару десятков сантиметров. Тэсигавара в состоянии совершенно явного сексуального возбуждения эротически гладит и ощупывает ступни Хидэми (16:47:03–20; 16:47:27–33). Но Хидэми в это время вспоминает, как демонстрируется зрителям, свой опыт эротических переживаний, испытанных ею в момент, когда Онидзука ее больно отшлепал по ягодицам (16:47:24–26). Заканчивается сцена «эротического общения» Тэсигавары и Хидэми Ота тем, что она наносит ему в голову два удара ногами (16:47:33–37). После чего она встает и с силой давит своей ногой на тело лежащего на полу учителя Тэсигавары, судя по его вскрикам и некоторым визуальным особенностям, в области его паха, причиняя ему сильную боль.

Анализ данной сцены позволяет сделать выводы, аналогичные сделанным по предыдущей подобной сцене сексуального педофильного и садомазохистского общения учителя Тэсигавары и его ученицы Хидэми Ота. То есть обоснованно утверждать, что данная сцена носит ярко выраженный сексуализированный характер, метонимически обозначает половой акт указанного учителя с указанной его ученицей, с явными признаками сексуального насилия и жестокости.

В следующей сцене школьница Хидэми Ота, подкараулившая учителя Онидзуку, спешащего на экзамен, вновь настойчиво предлагает «вылизать» ее ногу (16:48:22), если он не хочет потерять работу. В ответ на отказ Онидзуки это сделать Хидэми принимается кричать: «Идиот! За кого Вы меня принимаете? Учитель-неудачник! … Вылижите мне ногу! Немедленно! Ну, пожалуйста!» (16:48:28–44). Озабоченный ее приставаниями Онидзука называет ее «маньячкой».

Практически все персонажи первого плана периодически ведут себя так, что дают достаточные основания для выводов о наличии у них существенных отклонений в психике, склонности к насилию и жестокости, причем в извращенной форме.

2. Выявление сцен педофильного характера как проявлений и культивирования жестокого обращения с детьми и насилия в отношении них

Исследование анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука» выявляет наличие целого ряда сцен – почти в каждой серии, которые обоснованно могут быть квалифицированы как демонстрация и пропаганда педофилии. Некоторые из примеров такой демонстрации педофилии приведены и подробно разобраны выше. О том, что указанные сцены являются также пропагандой педофилии, свидетельствует многократное использование в сценах педофилии главного персонажа данного анимационного сериала (самого учителя Онидзуки), представляемого по сюжету в качестве привлекательного для детей героя, более того, как модного, продвинутого, «крутого».

Демонстрируемые в представленных аудиовизуальных материалах отношения четырнадцатилетних девочек (именно этот возраст девочек – персонажей анимационного сериала – несколько раз подчеркнут в представленных сериях) и более младших девочек с совершеннолетними учителями, сами по себе, не только носят характер педофилии, но и демонстрируют различные техники и способы растления, которые будут активно восприниматься и фиксироваться в сознании несовершеннолетних зрителей.

Психологическая склонность подростка к экспериментированию, его потребность в идентификации (уподоблении) со сверстниками, с большой степенью вероятности, могут спровоцировать поведение, аналогичное показанному в анимационном сериале «Крутой учитель Онидзука». Характерное для возраста 12-16 лет уважительное отношение к школьной действительности и к учителям приобретает нормативный знак разрешенности, узаконенности показанных в сериале педофильных отношений, по существу, носит выраженный суггестивный характер (внушение). Сериал формирует представления зрителей (не только несовершеннолетних, но и совершеннолетних) о педофильных сексуальных отношениях взрослых с детьми, более того – учителей с обучающимися, как о чем-то обыденном, доступном, «крутом». Данный сериал воспроизводит в анимационной форме большинство известных половых извращений: педофилию, вуайеризм, фетишизм, трансвестизм и пр. Следовательно, представленные серии данного анимационного сериала реализуют интеллектуальную форму совершения развратных действий в отношении лиц, заведомо не достигших шестнадцатилетнего возраста, обеспечивают интроекцию в сознании зрителей (как несовершеннолетних, так и совершеннолетних) представлений о допустимости и нормальности педофилии.

В существующей в настоящее время системе нравственных ценностей и правовых норм современного общества педофилия обоснованно считается формой насилия и жестокости в отношении ребенка, который в силу возрастных особенностей интеллектуального и психического развития еще не в состоянии многое осознать, не может полностью отдавать себе отчет во всех своих действиях и потому может дать согласие взрослому на совершение с ним действий сексуального характера, не понимая их значения, при том, что результатом будет нанесение ущерба психологическому состоянию, психическому и физическому здоровью ребенка.

Не имеет принципиального значения, что в ряде сцен рассматриваемого анимационного сериала инициаторами действий сексуального характера заведомо совершеннолетних с несовершеннолетними, не достигшими шестнадцатилетнего возраста, или даже заведомо малолетними, выступают не взрослые, а дети. Это обусловлено тем, что малолетние дети и даже многие дети старше 14 лет, что зависит от уровня психофизического развития конкретного ребенка, не могут осознавать характер и значение совершаемых в отношении них сексуальных действий, они в силу возрастных особенностей не в состоянии осознавать и отдавать себе отчет в происходящем.

Педофилия – это преступления против половой неприкосновенности детей (подчеркнем, что речь идет о содержащихся в сериале сценах посягательства на половую неприкосновенность, в основном, девочек в возрасте 14 лет и младше), которые в такого рода отношениях должны восприниматься как уязвимая группа, как находящиеся в беспомощном состоянии. В данном анимационном сериале указанные сцены педофильного характера представляют собой злоупотребление создателями сериала изображением и голосом ребенка в сексуальных целях. Эти сцены использованы для решения коммерческой задачи повышения рейтингов этого анимационного сериала именно за счет эксплуатации интереса к сексу, прежде всего – со стороны зрительской аудитории несовершеннолетних.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. 8) [Текст]: научно-аналитический журнал серия «Право» (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 2 (8) [Текст]: научно-аналитический журнал серия «Право» (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2009.
  2. Мировой экономики, управления и права (1)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 4 (6) [Текст]: научно-аналитический журнал (издается с 2007 г.).Тюмень: Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права (ТГАМЭУП), 2008.
  3. Д. В. Зеркалов Безопасность труда

    Монография
    Зеркалов Д. В. Безопасность труда Электронный ресурс : Монография / Д. В. Зеркалов. – Электрон. данные. – К. : Основа, 2012. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см.
  4. 9) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 3 (9) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2009.

Другие похожие документы..