Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Преступление как правовое явление характеризуется определенными признаками, представляющими существенные стороны данного явления. Признаки преступлен...полностью>>
'Рассказ'
Этим летом воспитанники КГКОУ «Красноярский детский дом № 2 имени И.А. Пономарева» побывали на интереснейшей экскурсии по историческим достопримечате...полностью>>
'Образовательный стандарт'
Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки бакалавра по направлению 523300 – ПРИКЛАДНАЯ ИНФОРМАТИКА при очной форме обуч...полностью>>
'Документ'
Специфика развития малого предпринимательства в Калининграде определяется его доминирующим положением в Калининградской области и эксклавным положени...полностью>>

Льных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Для подтверждения приведенных оснований и подходов исследования содержания и направленности анимационного сериала «Папский городок», в силу пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепринятых принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», обоснованно обратиться к правовой позиции Европейского суда по правам человека по вопросам ограничений свободы слова, свободы массовой информации и свободы выражения в интересах защиты человеческого достоинства верующих.

Позицию Европейского суда по правам человека обобщенно можно выразить следующим комплексом взаимосвязанных положений, отраженных в его решениях:

1. Критика в отношении религий, религиозных объединений и верующих вполне правомерны и допустимы, однако мера и способы такой критики ограничены недопустимостью воспрепятствования свободе совести и унижения человеческого достоинства верующих. Несоблюдение критикующими указанной меры может повлечь привлечение их к ответственности.

«У тех, кто открыто выражает свою религиозную веру, независимо от принадлежности к религиозному большинству или меньшинству, нет разумных оснований ожидать, что они останутся вне критики. Они должны проявлять терпимость и мириться с тем, что другие отрицают их религиозные убеждения и даже распространяют учения, враждебные их вере. Однако способы критики или отрицания религиозных учений и убеждений могут повлечь за собой ответственность государства, если оно не обеспечивает спокойного пользования правом … всем, кто придерживается этих учений и убеждений. В экстремальных ситуациях результат критики или отрицания религиозных убеждений может быть таким, что воспрепятствует свободе придерживаться или выражать такие убеждения. (…) свобода слова представляет собой одну из несущих опор демократического общества, одно из основополагающих условий для прогресса и развития каждого человека … применяется не только по отношению к “информации” или “идеям”, которые благоприятно воспринимаются в обществе либо рассматриваются как безобидные или не достойные внимания, но также и в отношении тех, которые шокируют, обижают или вызывают обеспокоенность у государства или части населения. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества… Однако … всякий, кто пользуется правами и свободами, … берет на себя “обязанности и ответственность”. В их число – в контексте религиозных мнений и убеждений – правомерно может быть включена обязанность избегать, по мере возможности, выражений, которые беспричинно оскорбительны для других, являются ущемлением их прав и не привносят в публичные обсуждения ничего, что способствовало бы прогрессу в делах человеческих» (пункты 47 и 49 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Институт Отто-Премингер (Otto-Preminger-Institut) против Австрии», Страсбург, 20 сентября 1994 г.).

«… английское право нормами о богохульстве не запрещает выражения в какой-либо форме взглядов, враждебных христианской религии. Поэтому нельзя сказать, что взгляды, которые христианам представляются оскорбительными, обязательно попадают в сферу его действия. Степень оскорбления религиозных чувств должна быть значительна, как то следует из используемых судами прилагательных “уничижительный”, “поносящий”, “грубый”, “нелепый” применительно к материалам, являющимся в достаточной мере агрессивными. Высокая степень надругательства сама по себе представляет гарантию от произвольных решений» (пункт 60 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Уингроу (Wingrove) против Соединенного Королевства», Страсбург, 25 ноября 1996 г.).

2. Провокационное изображение предметов религиозного культа есть злонамеренное проявление религиозной нетерпимости и противоправное посягательство на религиозные чувства верующих. Вполне правомерны запрещение и пресечение государством издевательств над религиозно высокоценным для верующих как формы оскорбления религиозных чувств верующих и унижения их человеческого достоинства по признаку отношения к религии.

«… государство может правомерно счесть необходимым принять меры против определенных форм поведения, включая распространение информации и идей, которые несовместимы с уважением свободы мысли, совести и религии других лиц… Имеется правомерное основание считать, что религиозные чувства верующих… подверглись оскорблению вследствие провокационного изображения предметов религиозного культа. Подобное изображение может рассматриваться как злонамеренное нарушение духа терпимости, который является отличительной чертой демократического общества. (…) по принципиальным соображениям в некоторых демократических обществах может быть сочтено необходимым подвергать санкциям или предотвращать неподобающие нападки на предметы религиозного культа при непременном соблюдении требования, что любые “формальность”, “условие”, "ограничение" или "санкция" будут соразмерны с преследуемой правомерной целью» (пункты 47 и 49 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Институт Отто-Премингер против Австрии»).

«Суд считает, что цель вмешательства состояла в том, чтобы оградить религиозную тему от такой трактовки, “которая при помощи уничижительного, бранного, оскорбительного, грубого и нелепого тона, стиля и духа способна оскорбить тех, кто верует и поддерживает предания и этику христианства”. Такая цель, несомненно, соответствует защите “прав других лиц” в смысле статьи 10 п. 2. Эта статья полностью созвучна статье 9, гарантирующей религиозную свободу. (…) Суд отмечает, что отказ выдать “Видениям экстаза” сертификат на распространение был направлен на защиту “прав других лиц”, а конкретнее, предоставлял защиту от оскорбительных нападок на вещи, святые в глазах христиан» (пункты 48 и 57 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Уингроу против Соединенного Королевства»).

3. «Богохульство», в силу его природы, не поддается точному юридическому определению, поэтому такого рода деяния следует рассматривать именно в контексте посягательства на права верующих. Власти страны вправе самостоятельно определять ответственность за такое посягательство на права верующих и на их человеческое достоинство, но обязаны обеспечить недопущение злоупотреблений с любой стороны.

«…такое преступление, как богохульство, в силу своей природы не поддается точному юридическому определению. Поэтому национальным властям должна быть предоставлена возможность проявления гибкости при оценке того, укладываются ли обстоятельства конкретного дела в рамки принятого определения данного преступления (…) …понятие богохульства широко и изменчиво, и всегда существует риск произвольного или чрезмерного вмешательства в осуществление свободы слова под прикрытием действий, направленных якобы против богохульства. В этой связи особенно важен строгий подход к богохульству как к правонарушению, преследуемому в рамках правовых гарантий свободы слова» (пункты 42 и 58 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Уингроу против Соединенного Королевства»).

4. Уважение религиозных чувств верующих является одной из гарантий свободы вероисповедания и, шире, свободы убеждений. Свобода выражения убеждений должна уравновешиваться соблюдением противопо­ложных интересов – прав лиц на уважение их убеждений. В число обязанностей правомерно включена обязанность уважать религиозные чувства населения и избегать выра­жений, которые беспричинно оскорбительны для других.

«… свобода слова является одной из основных опор демократического общества. Однако… осуществление этой свободы налагает обязанности и ответственность. В их число в контексте религиозных убеждений может быть легитимно включена и обязанность избегать, по мере возможности, того, что представляется другим необоснованно оскорбительным и даже оскверняющим религиозные ценности» (пункт 52 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Уингроу против Соединенного Королевства»).

«Перед Судом стоит проблема, как уравновесить противоречивые интересы при осуществлении двух основополагающих свобод, гарантируемых Конвенцией, а именно: права ассоциации – заявителя сообщать общественности спорные взгляды, что подразумевает и право заинтересованных лиц знакомиться с такими взглядами, с одной стороны, и права других лиц на должное уважение их свободы мысли, совести и религии, с другой стороны. Решая эту проблему, следует принять во внимание пределы усмотрения, оставленные национальным властям, чей долг в демократическом обществе состоит также в том, чтобы учитывать в границах их компетенции интересы общества в целом» (пункт 55 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Институт Отто-Премингер против Австрии»).

5. Невозможно установление единообразных требований к законодательству различных стран с точки зрения соотношения гарантий свободы выражения и гарантий защиты верующих. Власти конкретной страны лучше осведомлены и более эффективны, чем международный судья, в определении требований, необходимых для защиты глубинных чувств и убеждений от оскор­бительных высказываний.

«Значительно более широкая возможность усмотрения обычно предоставляется Договаривающимся государствам при регулировании свободы слова, когда затрагивается личная сфера, а равно сфера морали и особенно религии. В сфере морали и, возможно, еще даже в большей степени в сфере религиозных убеждений не существует общепринятой европейской концепции требований, призванных обеспечить “защиту прав других лиц” в случае нападок на их религиозные убеждения. То, что может всерьез оскорбить людей определенных религиозных представлений, существенно меняется в зависимости от места и времени, особенно в эпоху, характеризуемую постоянно растущим числом религий и вероисповеданий. Благодаря прямым и непрерывным контактам с общественной жизнью своих стран государственные власти в принципе находятся в лучшем положении, чем международный судья, в определении требований, необходимых для защиты глубинных чувств и убеждений от оскорбительных высказываний» (пункт 58 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Уингроу против Соединенного Королевства»).

«Как и в случае с моралью, невозможно вычленить единообразное для всей Европы представление о значении религии в обществе; даже внутри одной страны такие представления могут быть различны. По этой причине невозможно прийти к всеохватывающему определению того, что представляет собой допустимое вмешательство в осуществление права на свободу слова там, где такое слово направлено против религиозных чувств других лиц. Поэтому национальные власти обладают широким полем усмотрения при оценке потребности и степени такого вмешательства» (пункт 50 Судебного решения Европейского суда по правам человека по делу «Институт Отто-Премингер против Австрии»).

Изложенная выше правовая позиция Европейского суда по правам человека вполне применима к анимационному сериалу «Папский городок», и этой позиции вполне корреспондирует подход, на основе которого выстроено настоящее заключение.

Вывод по ответу на вопрос № 3.

Нет. Анализ представленных аудиовизуальных материалов убедительно свидетельствует об отсутствии оснований оценивать анимационный сериал «Папский городок» (материалы, представленные для исследования) как созданный в жанре острой социальной сатиры, высмеивающей пороки или реальные характеристики каких-либо социальных или религиозных групп и/или организаций.

Вопрос № 4. Имеются ли основания для оценки воздействия анимационного сериала «Папский городок» как формирующего негативное отношение зрителей не только к социальной и религиозной группе и/или организации, ставшей доминирующим объектом изображения, но также и к другим социальным или религиозным группам и/или организациям? Если да, то к каким именно?

Ответ на вопрос № 4.

При трансляции анимационного сериала «Папский городок» в России его воздействие характеризуется тем, что расширительно переносит, экстраполирует формируемое им крайне негативное, пейоративно насмешливое и грубо оскорбительное отношение к католикам на верующих христиан других конфессий (на православных и протестантов).

Этот эффект сериала обеспечивается следующими использованными в нём приёмами:

• показ в издевательском, оскорбительной форме религиозно высокоценного в сознании верующих (священного, сакрального, религиозно почитаемого, религиозно значимого) – общего для католиков и православных, либо для христиан всех конфессий (христианский крест и др.);

• использование факта совпадения в русском языке, в языковом сознании обозначений специфических явлений и атрибутов католицизма и православия (одинаковое по форме обращение к Папе Римскому и Патриарху Московскому и всея Руси – «Ваше Святейшество», а также к католическим кардиналам и православным епископам – «Ваше Преосвященство», ряд иных примеров);

• активное использование приёма метонимии (коммуникативный приём, которым один знак заменяется другим на основании их сходства), с помощью которого достигается отождествление католических священнослужителей – персонажей анимационного сериала «Папский городок» – со священнослужителями Русской Православной Церкви.

Вывод по ответу на вопрос № 4.

Да. Имеются необходимые и достаточные основания для оценки воздействия анимационного сериала «Папский городок» как формирующего крайне негативное, презрительно враждебное, пейоративно насмешливое, оскорбительное отношение зрителей не только к верующим католикам и Римской Католической Церкви, ставшим доминирующими объектами изображения, но и к православным верующим и Русской Православной Церкви, а в ряде случаев – также и к протестантам.

Доктор юридических наук, профессор кафедры государственного управления, правового обеспечения государственной и муниципальной службы Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, член Общественного совета при МВД России И.В. Понкин

  

Аннушкин В.И., Кудрявцев В.Т., И.В. Метлик.

Комплексное заключение от 08.10.2008 по содержанию

анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука»

Вводная часть

Основание производства заключения

Настоящее заключение и проведенное для его обеспечения исследование подготовлены по обращению Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций по городу Москве и Московской области от 02 октября 2008 г.

Данные о специалистах

Комиссия в следующем составе:

Аннушкин Владимир Иванович, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русской словесности и международной коммуникации Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина (стаж научной деятельности – 33 года, стаж экспертной деятельности – 16 лет), председатель Комиссии;

члены Комиссии:

Кудрявцев Владимир Товиевич – доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории психологии Института психологии им. Л.С. Выготского Российского государственного гуманитарного университета (стаж научной деятельности – 25 лет, стаж экспертной деятельности – 17 лет);

Метлик Игорь Витальевич – доктор педагогических наук, заведующий лабораторией гражданского и патриотического воспитания детей и молодежи Учреждения Российской академии образования «Институт семьи и воспитания» (стаж научной деятельности – 19 лет, стаж экспертной деятельности – 13 лет),

провела комплексное психолого-лингвистическое и психолого-педагогическое исследование представленных серий анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука», транслировавшегося телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва».

Представленные для исследования аудиовизуальные материалы

На исследование были представлены следующие анимационные фильмы (серии) анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука», демонстрировавшиеся телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва»:

• «Урок пятый “Глаз за глаз, зад за зад”» (демонстрировался 26.08.2008 с 14:55 ч. по Московскому времени);

• «Урок шестой “Заговор”» (26.08.2008 с 15:22);

• «Урок седьмой “Знакомство с матерью”» (26.08.2008 с 15:47);

• «Урок десятый “Бывшая дружба”» (02.09.2008 с 14:52);

• «Урок одиннадцатый “Как стать звездой”» (02.09.2008 с 15:17);

• «Урок двенадцатый “Формула обмана”» (02.09.2008 с 15:40);

• «Урок тринадцатый “Нам нужен самый лучший”» (02.09.2008 с 16:05);

• «Урок четырнадцатый “Из огня да в полымя”» (02.09.2008 с 16:28).

Перед специалистами поставлен следующий вопрос:

Содержат ли представленные для исследования серии анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука» признаки пропаганды культа насилия и жестокости?

Использованные методы исследования

При производстве исследования были использованы методы психолого-лингвистического и психолого-педагогического анализа.

Были использованы следующие конкретные методы: метод контент-анализа представленных аудиовизуальных материалов как цельных произведений с единым художественным замыслом и содержательной композицией, методы контекстного и узконаправленного специализированного анализа отдельных сцен представленных аудиовизуальных материалов; метод покадрового анализа; метод семантического анализа высказываний и диалогов персонажей представленных серий анимационного сериала.

Время производства исследования

Исследование, включая подготовку настоящего заключения, было проведено со второго по восьмое октября 2008 г.

Условия и допущения при проведении исследования и производстве заключения

1. Перед авторами настоящего заключения не ставилась задача разбираться в этимологических вопросах японского языка в рамках настоящего исследования, поэтому имена и фамилии персонажей анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука» (далее под сериалом понимается представленная для исследования совокупность его серий) условно записываются так, как услышали эксперты.

2. В задачу авторов настоящего заключения не входило установление точного соответствия представленных для исследования материалов и реально показанной аудиовизуальной продукции. Данное исследование проведено на материалах, предоставленных инициатором этого исследования.

3. Сцены и действия исследуемых мультфильмов зафиксированы в настоящем заключении не только по сюжетному содержанию, но и по показаниям счетчика-хронометра (хронометрической ленты) вверху кадра при воспроизведении предоставленных для исследования аудиовизуальных материалов. Например, цифры «16:19:55» означают, что отсылка в тексте заключения произведена к моменту в аудиовизуальной записи, соответствующему показанию счетчика-хронометра в 16 часов 19 минут 55 секунд указанной даты трансляции. Запись «16:47:03–20» означает, что отсылка в тексте заключения произведена к временному интервалу в аудиовизуальной записи, соответствующему показанию счетчика-хронометра в 16 часов 47 минут и интервалу с третьей по двадцатую секунды ее воспроизведения. Разумеется, в задачи авторов настоящего заключения не входил предельно строгий и точный хронометраж различных сцен, поэтому такие указания носят примерный характер. Иногда указание секунд не произведено. Может быть также указана дата трансляции исследуемого аудиовизуального материала телепрограммой «Телеканал “2х2” Москва».

Исследование

Предметом исследования явились содержание, сюжетно-смысловая направленность представленных аудиовизуальных материалов – указанных выше серий анимационного сериала «Крутой учитель Онидзука», использованные при их производстве средства и методы коммуникации, средства художественного выражения, а также наличие (либо отсутствие) в этих аудиовизуальных материалах признаков пропаганды культа насилия и жестокости.

1. Исследование конкретных представленных аудиовизуальных материалов и содержащихся в них сцен

Серия «Урок пятый “Глаз за глаз, зад за зад”» (26.08.2008 с 14:55) рассказывает о том, как целый класс сговорился травить учителя Онидзуку.

Ученика Ёсикаву, который отказался принимать участие в травле учителя Онидзуки и «улыбается ему», три его одноклассницы в наказание за это насильно отводят в пустое помещение спортзала, чтобы «поговорить», где силой его раздевают и всячески издеваются над ним, фотографируют его голым, говоря ему: «Дурак! Хватит общаться с Онидзукой! Ты забыл правила нашего класса. Теперь мы тебя накажем. Понял? Если ты еще раз улыбнешься Онидзуке, я развешу фотки по городу. Мы напишем на них: “Девочки фотографировали меня голым”» (15:06:32–15:07:08). Разглядывая половой член голого мальчика Ёсикавы, девицы с неподдельной радостью обсуждают его: «Он такой маленький! Крохотный! Но все равно он у тебя милый, Ёсикава. Прелесть!» (15:07:03–09). После чего девочки издевательски раскрашивают маркером Ёсикаву. Судя по внешнему виду и по поведению, девочки в возрасте 13-14 лет. В следующей – шестой – серии мать одной из девочек уточняет ее возраст – 14 лет (26.08.2008, 15:35:16).

Вся вышеуказанная сцена носит ярко выраженный сексуализированный характер, представляет собой визуальную метонимию – стилистический (в данном случае – визуально-стилистический) приём, которым один знак заменяется другим на основании их сходства, – данная сцена метонимически обозначает акт изнасилования Ёсикавы тремя его одноклассницами с особой жестокостью.

Описанные издевательства девочек над Ёсикавой толкают его на совершение попытки суицида, но довести ее до конца не дает учитель Онидзука, сумевший поймать падающего с высоты Ёсикаву и смягчить его падение за счет собственного тела и машины заместителя директора школы (15:08:59–15:10:30), которая в результате оказывается полностью разбитой. При этом заместитель директора школы абсолютно игнорирует факт попытки суицида ученика его школы, но озабочен исключительно только ущербом своему автомобилю.

Весь описанный аудиовизуальный ряд пропагандирует насилие и жестокость. Кроме того, сцена разглядывания и комментирования девочками вида полового члена Ёсикавы носит характер детской порнографии.

Далее по сюжету Онидзука заявляет, что поможет Ёсикаве отомстить тем девочкам, которые довели его до такого состояния. Для чего Онидзука, переодевшись женщиной, пробирается в комнату к тем трем девочкам, которые издевались над Ёсикавой, а в данный момент занимаются разглядыванием фотографий голого Ёсикавы, то есть изображений детской порнографии (15:12).

Онидзука связывает этих девочек и начинает их бить по ягодицам искусственной рукой на палке. Причем крупным планом показаны ягодицы девочек. Онидзука сопровождает свои удары репликами, характерными (в такой интонации) для проявлений садомазохизма: «Плохих девочек надо пороть!». После этого Онидзука сорвал юбки с девочек, оставив их в одних трусиках, на которых написал маркером различные тексты извинений перед Ёсикавой. Некоторые из надписей на ягодицах девочек имеют отношение не к извинениям, а к сексуальному садомазохистскому контексту, например: «Накажи меня!».

По существу, никакой реальной сюжетной линии в этом аудиовизуальном ряде нет, все это используется только для прикрытия сцен с полуобнаженными ягодицами 13-14-летних девочек, демонстрируемыми крупным планом (15:14:32–39). Выше трусиков девочек так же не видно одежды. Девочки громко протестуют, называя Онидзуку «извращенцем», но он их в таком виде фотографирует «на память».

В данной сцене изображен акт насилия взрослого человека в отношении несовершеннолетних детей, при этом активно эксплуатируются образы детей в эротических, сексуальных целях. По существу, вся эта сцена является изображением детской порнографии с элементам и насилия и садомазохизма, что и является самоцелью всей этой сцены.

Серия «Урок шестой “Заговор”» (26.08.2008 с 15:22) начинается с разбирательств матери одной из выше указанных девочек с руководством школы в связи с описанными выше действиями учителя Онидзуки – «извращенца», как выразилась эта женщина. Дети в классе разделяют эти оценки, отзываясь об Онидзуке следующим образом: «Разве не понятно? Он же – извращенец и педофил. Он похож на грязного старикашку» (15:29:01–07).

Серия «Урок седьмой “Знакомство с матерью”» (26.08.2008 с 15:47) начинается с того, что учителя школы ходят по домам своих учеников. Учитель Онидзука знакомится с матерью одного из своих учеников, при этом знакомство начинается с ее удара ногой ему в пах. Такого рода сцены не редкость в данном сериале. Жестокость и насилие являются содержательным фоном проводимых сюжетных линий, а иногда насилие и жестокость становятся в сериале самоцелью. Сюжет данной сцены завязан вокруг навязчивых опасений одного из учеников учителя Онидзуки, что этот учитель вступит в половую связь с его мамой, ребенок активно визуализирует такие предполагаемые им действия.

В серии «Урок десятый “Бывшая дружба”» (02.09.2008 с 14:52) показано, как весь класс жестоко травит свою соученицу Тамоко Номура, например, дети кидают в нее бумажками, называя ее «мусорной корзиной»: «Очень трудно попасть в мусорную корзину… Она – наша мусорка».

Учитель Онидзука приходит к этой явно несовершеннолетней (возможно – малолетней) ученице Тамоко Номура домой в гости. Онидзука заходит к ней в спальню и, пока она рассказывает, что ее все дразнят из-за большой груди «коровой», учитель Онидзука открывает шкаф с личным бельем этой своей ученицы, берет ее бюстгальтер, прикладывает его к своей груди, а затем пытается натянуть одну из чашечек ее бюстгальтера себе на половой член (15:07). На вопрос Номура, зачем он это делает, Онидзука отвечает: «Ну, он такой большой. И я решил…», после чего издает явно ненормальный смех, свидетельствующий (в дополнение к описанным его действиям) об отклонениях в психике этого персонажа и о его приверженности к сексуальным извращениям. По существу, эта сцена содержит в себе аллюзии педофильного и фетишистского характера.

Онидзука предлагает Номура «забыть о своих огорчениях», для чего заставляет ее одеться в известный костюм «зайчика» в стиле журнала «Плэйбой» и прибыть утром в условленное место, обещая свою «помощь» и предупреждая, что у нее будет продюсер. Там к ней подходит взрослый мужчина, который представился «продюсером видео для взрослых» и пригласил ее пройти с ним (15:10). Тамоко садится в просторную машину к этому «продюсеру», где ей говорят, что их друг попросил заняться ею, а также объясняют: «Мужчинам нравятся девушки с невинными лицами и большой грудью» (15:11). Подобные коммуникативные послания, имеющие место в данном сериале вместе с определенным визуальным подтверждением, оказывают сильное негативное психологическое воздействие на сознание зрителей, прежде всего – несовершеннолетних.

В серии «Урок одиннадцатый “Как стать звездой”» (02.09.2008 с 15:17) показан конкурс красоты, в котором принимают участие школьницы, в том числе и Тамоко Номура, и во время этого конкурса четко говорится, что действующие лица – четырнадцатилетние девушки, что в контексте сцены означает, что подавляющее большинство девочек было в возрасте 14 лет, но при этом имеется определенная вероятность присутствия детей в возрасте до 14 лет. Следует обратить на это внимание, поскольку в представленных сериях, судя по внешнему облику изображенных детей и медийному контексту, это наиболее старшие по возрасту дети – учащиеся тех классов школы, где преподает учитель Онидзука, которые являются персонажами этого анимационного сериала.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. 8) [Текст]: научно-аналитический журнал серия «Право» (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 2 (8) [Текст]: научно-аналитический журнал серия «Право» (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2009.
  2. Мировой экономики, управления и права (1)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 4 (6) [Текст]: научно-аналитический журнал (издается с 2007 г.).Тюмень: Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права (ТГАМЭУП), 2008.
  3. Д. В. Зеркалов Безопасность труда

    Монография
    Зеркалов Д. В. Безопасность труда Электронный ресурс : Монография / Д. В. Зеркалов. – Электрон. данные. – К. : Основа, 2012. – 1 электрон. опт. диск (CD-ROM); 12 см.
  4. 9) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 3 (9) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2009.

Другие похожие документы..