Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
На выставке представлены ведущие фирмы-изготовители компрессорных установок: BAUER KOMPRESSOREN (Германия), NARDI COMPRESSORI (Италия), COMP-TRADE (А...полностью>>
'Документ'
Б46 Патогенетические подходы к комплексному лечению нарушений речи у детей и подростков с последствиями органического поражения центральной нервной с...полностью>>
'Документ'
Снова я приветствую дорогого читателя, начиная очередную книжечку. Наверно, лучшими были времена, когда я писал почти беспрерывно, включая в мои запи...полностью>>
'Документ'
Текущая ситуация. В Республике Таджикистан в период, предшествующий распаду СССР, общественно-политическому и социально-экономическому кризису, вызва...полностью>>

Отображение универсальных и этноспецифических черт языковой картины мира в фразеологических фондах английского, русского и монгольского языков ( на материале фразеологизмов-соматизмов и зоонимов)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Рэнчин Батсурэн

ОТОБРАЖЕНИЕ УНИВЕРСАЛЬНЫХ И

ЭТНОСПЕЦИФИЧЕСКИХ ЧЕРТ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА

В ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ФОНДАХ АНГЛИЙСКОГО,

РУССКОГО И МОНГОЛЬСКОГО ЯЗЫКОВ

(НА МАТЕРИАЛЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ-СОМАТИЗМОВ И ЗООНИМОВ)

Специальность: 10.02.19 – Теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Саратов – 2010

Работа выполнена на кафедре английского языка Педагогического института Саратовского государственного университета имени Н.Г.Чернышевского

Научный руководитель кандидат филологических наук, доцент

Спиридонова Тамара Алексеевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Зарайский Александр Александрович

доктор филологических наук, профессор

Друзина Наталия Владимировна

Ведущая организация: Чувашский государственный институт гуманитарных наук

Защита состоится «24» июня 2010 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.02 при Саратовском государственном университете имени Н.Г.Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Астраханская, 83, корп. 11.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Саратовского государственного университета имени Н.Г.Чернышевского.

Автореферат разослан «23» мая 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Ю. Н. Борисов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В связи с поворотом лингвистических исследований в русло антропоцентризма вопросы исследования универсальных и этноспецифических черт, присущих национальным языковым картинам мира, занимают важное место в современной лингвистике. Данная проблематика пристально рассматривается и в лингвокультурологическом подходе, с позиций которого выполнено данное диссертационное исследование. В современной лингвистике, наряду с изучением языка как средства коммуникации и познания, особую актуальность приобрела новая тенденция – рассмотрение языка как совокупности культурных кодов, которыми оперирует человеческое сознание при отображении и репрезентации языковой картины мира. Фразеология в этом смысле является, по единодушному мнению лингвистов, наиболее культуроносным слоем лексики, фиксирующим культурный опыт различных этносов, наивно-бытовое видение картины мира, в котором представлены как общие, универсальные принципы организации человеческим сознанием действительности, так и закономерности, предпочитаемые тем или иным национально-культурным сознанием. Отраженная человеческим сознанием, антропоцентрическим по своей природе, и отображенная языком, объективная действительность в фразеологическом фонде того или иного языка подвергается вторичному осмыслению, в результате чего в языковом сознании закрепляется целая система образов, которые репрезентируют мировидение и миропонимание того или иного этноса.

Подчеркнем, что сопоставительное исследование монгольской и русской фразеологии, монгольской и английской фразеологии в разных спектрах успешно проводится лингвистами в течение многих лет. Однако, именно в данном аспекте фразеология монгольского языка мало изучена и, можно сказать, находится у самых истоков исследования. Настоящая работа затрагивает и освещает значимые вопросы выявления универсальных и этноспецифических черт во фразеологии данных языков и находится в русле теоретической проблемы связи языка и общества, языка и национальной культуры, языка и национального сознания. Большая научная значимость и важность научного исследования монгольской, русской и английской фразеологии в этом новом и определенно перспективном направлении предопределили актуальность темы.

Объектом исследования являются универсальные и этноспецифические черты языковой картины мира, представленные в антропном секторе фразеологических фондов английского, русского и монгольского языков.

Предметом исследования служат фразеологизмы-соматизмы и зоонимы английского, русского и монгольского языков.

Цель исследования – выявление черт сходства и различия в антропных секторах, а именно в фразеологизмах-соматизмах и зоонимах в английской, русской и монгольской языковых кртинах мира с позиций лингвокультурологии. Для достижения поставленной цели в работе ставятся следующие задачи:

  • определить соотношение универсальных и этноспецифических черт в фразеологических фондах английского, русского и монгольского языков в антропном секторе;

  • выявить символьные значения, заложенные в содержании фразеологизмов-соматизмов и зоонимов, а также их соответствия архетипическим характеристикам, связываемым с основными антропологическими представлениями;

  • рассмотреть пути расширения архетипических представлений, заложенных в ФЕ исследуемых языков в ходе развития языка;

  • проанализировать характер соотнесенности вербализированных в идиомах фрагментов действительности с культурными кодами, на основании которых осуществляется кодирование культурологических составляющих в фразеологических фондах изучаемых языков.

Материалом исследования послужили английские, русские, монгольские фразеологизмы, отобранные методом сплошной выборки из толковых, фразеологических, лингвострановедческих, переводных, одноязычных и двуязычных словарей (общим количеством 74).

Методы исследования. В процессе работы применялся комплекс разных методов, среди которых основными были описательно-аналитический, сравнительно-сопоставительный и контрастивный методы, которые получили широкое применение в последнее время для выявления типологической специфики национальной культуры. Наряду с ними использовались такие методы как дефиниционный анализ компонентный анализ, обобщающая аналогия, анализ и синтез, метод статистической обработки данных.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые выполнено исследование фразеологизмов, характеризующих человека, на материале монгольского, русского и английского языков в лингвокультурологическом аспекте. При этом рассмотрена связь “культура и язык” в плане того, как универсальные и этноспецифические особенности мировосприятия трех народов проявляются через фразеологизмы их языков, формируя универсальные и этноспецифические черты языковой картины мира трех этносов. Научную новизну также составляет определение соотнесенности ФЕ данных языков с культурными кодами в рассматриваемых языковых картинах мира. Определены наборы культурных кодов, представленные в фразеологизмах-соматизмах и зооморфизмах данных языков. Впервые выявлены модели сцепления культурных кодов, представленных в антропном секторе фразеологических картин мира трех языков. Рассмотрены архетипические представления, заложенные в антропном секторе фразеологических фондов английского, русского и монгольского языков и исследованы принципы расширения архетипических представлений в языковом сознании трех этносов.

Теоретическая значимость исследования сводится к тому, что его результаты могут способствовать дальнейшему развитию актуальных направлений лингвокультурологии, в частности, исследованию картин мира различных языков. Использованная методика анализа может послужить образцом для подобных лингвокультурологических исследований фразеологизмов монгольского языка в сравнении с другими иностранными языками (немецким, французским, китайским и т.д.). Работа также вносит определенный вклад в разработку проблемы особенностей содержательной представленности языкового сознания у разных народов. Теоретически значимыми представляются результаты, полученные в ходе анализа архетипических представлений, составляющих содержательно-образное наполнение исследуемых ФЕ, а также исследование направлений содержательного развития этих представлений в трех исследуемых языках.

Практическая ценность работы определяется тем, что полученные выводы и результаты могут быть использованы в преподавании теоретических курсов и на семинарских занятиях по общему языкознанию, лексикологии, фразеологии, лингвострановедению. Положения диссертации могут применяться при разработке спецкурсов и создании учебников и учебных пособий по лингвокультурологии, межкультурной коммуникации, переводу, а также в лексикографической практике при составлении двуязычных или трехъязычных словарей.

Теоретической основой диссертационного сочинения послужили положения об особом языковом мировидении, антропоцентрической сущности языка (В. Гумбольдт, А.А. Потебня, Э.Сепир, Б.Л. Уорф, Л.В. Щерба, Н.Д. Арутюнова, Г.В. Колшанский, А. Вежбицкая и др.); работы по языковой картине мира как модели мира (Ю.М. Лотман, Г.А. Брутян, Г.Д. Гачев, Б.А. Серебренников, Ж. Баянсан, Э. Равдан и др.); труды, связанные с изучением фразеологических единиц в области лингвокультурологии (В.Н. Телия, В.А. Маслова, Р.Х. Хайруллина, В.М. Мокиенко, Е.М. Верещагин, Д.О. Добровольский, М.Л. Ковшова, В.Г. Костомаров, А.Д. Райхштейн, Ю.П. Солодуб, Э.М. Солодухо, А.К. Бирих, Б. Уранчимэг, Ш. Цолмон и др.); по этнолингвистике и психолингвистике (С.В. Иванова, Е.Ф. Тарасова, Н.В. Уфимцева, Т.В. Ушаковой, Н.В. Друзина, И.А. Стернин, И.В. Привалова, А.Н. Леонтьев, Л.С. Выготского и др.)

На защиту выносятся следующие положения:

  • универсальные и этноспецифические черты языковой картины мира различных этносов обусловлены как собственно содержательными характеристиками образных оснований ФЕ, так и способами их интерпретации в национально-культурном пространстве определенного языкового сообщества;

  • архетипические представления в фразеологических картинах мира различных языков в антропном секторе совпадают;

  • расширение архетипических представлений в фразеологических картинах мира трех языков происходит за счет экстраполирования архетипических характеристик на эмоционально-поведенческую сферу с ярко выраженными универсальными и этноспецифическими аксиологическими характеристиками;

  • соотнесение антропных ФЕ разных языков с культурными кодами доказывает универсальность общего набора кодов для трех национально-культурных пространств;

  • сцепление культурных кодов может быть как универсальным, так и этноспецифичным.

Апробация работы. Материалы данного исследования обсуждались на 1-й Международной научно-методической конференции “Вопросы структурной, функциональной и когнитивной лингвистики: теория и практика” (Саратов, 2007), на 2-й Международной конференции “Язык. Культура. Коммуникация” (Волгоград, 2008), на ежегодных научно-практических конференциях преподавателей и аспирантов Педагогического института СГУ им. Н.Г. Чернышевского (Саратов, 2007; Саратов, 2008), на I и II международной он-лайн конференциях "Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации" (Саратов, 2009, 2010), на межвузовской научной конференции "Язык и мир изучаемого языка" (Саратов, 2010). Содержание работы отражено в 8 публикациях, в том числе 2 статьи опубликованы в сборниках, рекомендуемых ВАК для апробации диссертационных исследований.

Структура работы.

Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и двух приложений.

В главе I излагаются основные теоретические и методологические положения, на которых строится исследование: освещаются современные вопросы изучения фразеологии как неотъемлемого фрагмента языковой картины мира (ЯКМ), раскрывается сущность лингвокультурологического подхода к изучению фразеологизмов.

Глава II посвящена выявлению общечеловеческих и этноспецифических черт в ФКМ рассматриваемых языков в антропном секторе.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В центре диссертационного исследования стоит вопрос об основных универсальных и этноспецифических характеристиках языковой картины мира, представленных в антропных секторах фразеологических картин мира (ФКМ) трех языков: английского, русского и монгольского. Исследование базируется на теоретических положениях, касающихся взаимосвязи языка и сознания, языка и культуры, роли фразеологических ресурсов в формировании языковой картины мира (ЯКМ).

Теоретической базой для данного исследования служат работы, посвященные изучению универсального и этноспецифичного в ЯКМ. Существует три взгляда на данную проблему. Согласно первой точке зрения, язык полностью оказывает влияние на миропонимание, определяя тем самым этноспецифичность картины мира. Такое понимание идет от В. Гумбольдта, Э. Сепира и Б. Уорфа и др. Ученые, придерживающиеся второй точки зрения, считают, что миропонимание не зависит от языка, иначе говоря, картина мира универсальна для всех народов (Г.А. Брутян, Г.В. Колшанский и др.). В современной науке утвердилось мнение о наличии в ЯКМ как универсальных, так и этноспецифических черт.

Языковая картина мира, в нашем представлении, проходит две стадии осмысления: первичную и вторичную. При этом в языковом сознании выстраивается двухуровневая система образов, в которой на втором уровне образы первого подвергаются новой интерпретации. Этому второму уровню осмысления принадлежит и система образов, заложенных в фразеологических фондах различных языков.

Для нашего исследования представляет интерес вопрос о языковом сознании как хранилище национального опыта, зафиксированного в фразеологическом фонде языка.

Вопросы взаимосвязи языка и сознания рассматривались многими исследователями прошлого и современности (см. работы Г.В.Ф. Гегеля, В. Гумбольдта, Б. Уорфа, Э. Сепира, М. Хайдеггера, А.А. Потебни, Л.С. Выготского, И.А. Стернина, А.Н. Леонтьева, Н.Д. Арутюновой, Р.М. Фрумкиной, А.А. Залевской, Е.Ф. Тарасова, Н.В. Уфимцевой, В.А. Пищальниковой, Ю.А. Сорокина и др.).

Широко распространено положение об этноцентризме сознания как следствии взаимодействия национального языка и культуры, взаимообусловленности языка и мышления [Леонтьев 1993; Wierzbicka 1997; Иванова 2004]. Этнокультурная специфика языкового сознания детерминирована возможностью обработки сведений из окружающей действительности в зависимости от различных ракурсов рассмотрения и различных возможностей вербализации этнического опыта средствами национального языка.

Картина мира представляет собой важнейший компонент языкового сознания. Языковая картина мира является, с одной стороны, результатом функционирования языкового сознания, зафиксированным в языке, в том числе и в его фразеологическом фонде, с другой стороны – базисом для функционирования языкового сознания. Несомненно, языковое сознание культурно обусловлено.

На основе языковых данных в языковом сознании реконструируется запечатленный в языке "образ человека" – то, что человек узнал и захотел сообщить о себе, в том числе и через систему образов, порожденных в его сознании в результате вторичного осмысления действительности и зафиксированных в антропных секторах фразеологических фондов языков.

Принцип антропоцентризма связан с исследованием связи языка и его творца – человека. Особый интерес с этой точки зрения представляет соматический пласт языка, который порожден в результате познания человеком самого себя, поскольку человеческое тело и его строение оказались самыми доступными объектами для непосредственного наблюдения, первичного и вторичного осмысления.

Фразеологическая картина мира (ФКМ) является частью общей языковой картины мира, очерченной средствами фразеологии. Фразеологический фонд любого языка – бесценный кладезь информации о культуре и сознании народа, где сохранены воззрения народа об объективном мире. Фразеологизмы представляют собой косвенно-производную номинацию, в них осуществляется вторичная переработка знания, которая фиксируется в виде системы образов, входящих в языковое сознание.

Лингвокультурологическое исследование ФКМ позволяет решить теоретический вопрос триединства «человек–язык–культура». Язык и культура рассматриваются как базовые социальные явления, зависимые друг от друга и играющие важную роль в формировании личности как представителя этнокультурного социума.

Основным элементом любой этноспецифичной культуры является образ человека, где он предстает не только как обладатель языка, но и как потенциальный носитель национальной культуры. Образ человека навеки запечатлен во фразеологизмах, поэтому исследование данного материала представляет большой интерес для лингвокультурологии.

В диссертации также освещен вопрос об этнокультурной специфике ФЕ. Лингвисты подчеркивают, что фразеологизмы остаются наиболее насыщенными в плане этнических особенностей, поскольку они отображают особенности культуры и истории народа. Лингвокультурные аспекты ФЕ активно изучаются такими учеными, как Д.О. Добровольский, М.А. Ковшова, Д.Г. Мальцева, В.Н. Телия, Р.Х. Хайруллина, В.А. Маслова и др.

Отдельное рассмотрение в нашем исследовании получили вопросы изучения культурных архетипов и культурных кодов как составляющих ФКМ.

Культурные архетипы подразделяются на универсальные и этнические и рассматриваются нами как базисные элементы культуры, представленные в сознании в виде архетипических образов, черты которых определяются культурной средой и способом метафорической репрезентации. Культурные архетипы являются результатом обработки и способом хранения и репрезентации коллективного культурного опыта.

Архетипические формы культурного осознания мира оставили свой культурно-значимый след в языковой картине мира, а именно, во фразеологическом фонде языка. Архетипические следы в образном основании фразеологизмов представляют собой наиболее древние формы осознания наблюдаемого человеком мира.

Из древнейших архетипических представлений человека исходят культурные коды, которые универсальны по своей сущности. Вместе с тем, следует отметить, что в них запечатлен национальный способ видения мира, который определяет и формирует национальный характер.

Лингвокультурология исходит из тезиса о том, что язык, следовательно, и фразеологический фонд языка, является хранителем культурных кодов нации. Выявление таких кодов возможно благодаря лингвокультурологическому анализу ФКМ, который раскрывает связь языка и менталитета, обнаруживает разного рода корреспонденции единиц фразеологических и ментальных.

Культурный код понимается нами как инструмент доступа к объективным базисным элементам культуры. В основе культурного кода лежит определенная классификация, структурация типического в культуре, набор определенных элементов культуры, формирующих культурные константы этносов в процессе систематизации и дискретизации культурного опыта. Код позволяет проникнуть на смысловой уровень культуры. Культурный код служит для создания, передачи и сохранения человеческой культуры. Его основными характеристиками являются  открытость к изменениям и универсальность. В основе процесса выделения культурных кодов, безусловно, лежит ментальная операция.

Для анализа фразеологизмов-соматизмов и зоонимов с целью выявления универсальных и этноспецифических черт в фразеологических фондах трех языковых картин мира была предложена следующая последовательность рассмотрения ФЕ, продиктованная логикой нашего исследования:

1. ФЕ со значением "худой" и "толстый" (контуры человека – его физическая фигура);

2. ФЕ с компонентами-соматизмами "голова", "ноги", "руки", "глаза" (человек внешний);

3. ФЕ с компонетом-соматизмом "сердце" (человек внутренний);

4. ФЕ с зоонимами (человек во взаимосвязи с живым миром).

В настоящем исследовании рассматриваются ФЕ, характеризующие физическую фигуру человека, внешнего и внутренного человека, а именно, ФЕ с общим значениями «худой/толстый», соматизмы с компонентами-соматизмами "голова", "руки", "ноги", "глаза" и "сердце" в английской, русской и монгольской ЯКМ. Кроме того, анализируются архетипические представления, заложенные в ФЕ трех языков и исследуются принципы расширения архетипических представлений в языковом сознании трех этносов.

Анализ культурных архетипов, выполненный нами, осуществлен с использованием подхода, предложенного В.Н. Телия [Телия 2006], и данных, полученных на материале русского языка. По аналогии были проанализированы фразеологические единицы английского и монгольского языков, что позволило получить результаты, подтверждающие, что архетипическое ядро в проанализированных фрагментах ФКМ является универсальным. Данный вывод позволяет говорить об универсальности антропоцентрических параметров в архаическом языковом сознании различных этносов.

Так, в культуре трех этносов для ФЕ в значении "худой" универсальными ключевыми образами являются "кости" и "ребра", что восходит к архетипическому противопоставлению "жизньсмерть" (skin and bone кожа да кости яс арьс мэт (кожа да кости). Универсальным образом в значении "толстый" является прожорливая свинья (fat as a pig толстый как боров гахай шиг тарган (толстый как боров)).

Компонент-соматизм голова (анг. head, монг. толгой) выражает архетипическое представление о верхе, уме, самом человеке; (“верх” at the head всему голова толгойлох (быть головой); ум (have a head on one’s shoulderголова на плечах – толгойтой (с головой); сам человек в целом (from head to foot с головы до ног толгойноос хол хуртэл (‘с головы до ног’)). "Верх" – голова противопоставляется "низу" – ногам. Компонент-соматизм "ноги" (анг. "feet", монг. "хол") выражает архетипическое представление «основного инструмента», «точки опоры», «устойчивости», а также «средства морального унижения» (средство морального унижения: trample under foot; have one’s foot on smb’s neck - вытирать ноги - холоо хугалчих шахах (‘едва не сломя ноги’); хөлд байх (досл. ‘быть под ногами’).

Компонент-соматизм "руки" представляет в архетипе "власть", "человека-деятеля" и "основной инструмент человека"; (власть: to have in hand – держать в своих руках – гартаа авах (‘взять в руки’).

Компонент-соматизм "глаза" в архетипическом представлении соотносится с самым ценным в жизни человека (аs an apple of one’s eye –как зеницу ока – нудний цоцгий мэт (как зеницу ока).

При анализе языкового материала также производился учет имплицитно заложенных этнических знаний. Они принимались во внимание при анализе образного основания ФЕ. Рассмотрим для примера монгольскую идиому сувээгээр нь тэнгэр харагдмаар (досл. небо видно сквозь ребра). В сознании монгольского человека с детства прочно закреплено представление о юрте в жаркую погоду, когда приподнимаются ее нижние войлочные покровы, и сквозь ее решетчатые стены просвечивают солнечные лучи. В такие жаркие дни каждый ребенок, просыпаясь, видел в первую очередь небо сквозь эти открытые решетчатые стены. Представляется, что данный метафорический образ вошел в виде этноспецифичной картинки в монгольскую идиому «небо видно сквозь ребра».

Дальнейший анализ показал, что расширение архетипических представлений в ФКМ трех языков происходит за счет изменения вектора при создании образов и экстраполирования образных характеристик на эмоционально-поведенческую сферу с ярко выраженными универсальными и этноспецифическими аксиологическими характеристиками по шкале: плохой, хороший и нейтральный.

Так, наряду с архетипическими представлениями, сосредоточенными в компонентах ФЕ, нами были обнаружены расширенные универсальные свойства этих компонентов во всех трех языках. Например, компонент-соматизм "голова" в ФЕ соотносится с обозначением человеческих эмоций (выражает огорчение: hang one’s head вешать голову толгой гудайх (‘наклонить голову’); толгой ганзаглах (приторачивать голову); человеческого поведения (выражает зазнайство: have a swollen head голова вскружилась том толгой гаргах (‘с большой головой’); и человеческой деятельности (например в значении трудиться: to work one's head off (быть полностью занятым) толгой оод татахгуй ажиллах (не приподнимая голову работать).

Однако расширение архетипических представлений идет не только за счет вышеприведенных универсальных значений, но и за счет специфических представлений: в английском языке компонент – соматизм голова обозначает такие положительные черты характера человека, как: проницательность ("a long head"), спокойствие (a level head) и др.; отрицательные: ярость (относится к человеческим эмоциям) ("a hot head"); болтливость (open one's head) и др.; нейтральные: бороться (относится к человеческой деятельности) (hold one's head above water) и др. Исключительные значения компонента-соматизма голова в русском языке могут быть представлены следующими примерами: положительные – смелость ("бедовая голова") и др.; отрицательные: бесшабашность, взбалмошность ("шальная голова") и др.; нейтральные: опытность ("пролетная голова" о человеке, испытавшем многое) и др. В монгольской фразеологии компонент-соматизм голова тоже имеет свои отличительные значения: непослушный (относится к человеческому поведению) ("чихгуй толгой" (голова без ушей)) и др.

Подобным образом исследовались остальные компоненты фразеологизмов-соматизмов.

Расширение архетипических представлений доказывает, что языковой образ человека глобален и динамичен, так как отражает развитие человеческой мысли и способ формирования отдельных наивных образов и представлений. С нашей точки зрения, речь идет не о развитии собственно архетипа, поскольку сами архетипические представления изменить нельзя, а о расширении сферы представлений, связанных с изменением вектора создания образного основания ФЕ.

В антропном секторе зооморфные ФЕ являются мощным источником символического осмысления черт характера человека. В них наглядно выражается значительная общность мышления и сходства в наблюдении над характером, повадками и реальным поведением животных. Многие из них приобретают универсальные символьные значения для носителей английского, русского и монгольского языков.

Под универсальными символьными значениями мы понимаем общие в трех данных языках значения символов и стереотипов, связанных с тем или иным образом. В разных языках они могут передаваться одинаковыми образами, хотя данное условие не является обязательным. Например, универсальными символьными значениями в трех языках являются «кротость», «трудолюбие» и др. Для всех трех этносов символ кротости представляет овца, агнец: Анг. like a lamb; as quiеt as a lamb; Русс.: как ягненок; агнец божий; Мон.: хонь шиг (как овца); символ трусости – заяц: Англ. timid as a hare; scared as a rabbit; Русс.ФЕ: труслив как заяц; заячья душа; Мон.ФЕ: туулай зурх гаргах (заячье сердце); символ трудолюбия и выносливости – лошадь: Анг. a willing horse; heavy horse; Русс.: ломовая лошадь; рабочая лошадь; Мон.: морь нохой шиг зутгэх (усердствовать как лошадь и собака).

Другие универсальные символьные значения, например «ловкость», воспринимаются и отображаются в разных языковых сознаниях по-разному. Англичанин уподобляет ловкого человека шустрой обезьяне "agile as a monkey", для русского это просто "чистый зверь" в работе и в деле, в монгольском языке ловкого человека сравнивают с конем арканщика "Уургын морь шиг!" (как конь арканщика).

В результате анализа было выявлено 164 универсальных символьных значения, включающих и общие значения для двух языков.

Наряду с универсальными характеристиками, нами были определены 166 этнокультурных символьных значений, которые наглядно демонстрируют специфику формирования содержания языкового сознания у различных этносов.

Так, нельзя не отметить, что наряду с универсальным символом лошади как образа трудолюбия, только в монгольском языке лошадь соотносится с символами ‘удача, вознесение, успех', 'стремления, амбиции' и 'ремесло'. Корни этого явления уходят в культуру и историю монгольского народа, где культ коня почитается с благоговением. Конь – символ мужества, гордость кочевника, (так как на коне было завоевано почти полмира в эпоху Монголькой Империи). Если судьба улыбнулась монголу, значит он на хорошем коне "морь сайтай" и с конем "морьтой явах". Примечательно, что английская идиома с той же внутренней формой "to be on high horse" подразумевает совершенно другое значение – речь идет о высокомерном человеке, ставящем себя выше других (выражение возникло в связи с тем, что феодалы, обыкновенно сражавшиеся верхом, презрительно относились к пехоте, состоявшей из наемников или простолюдинов). О монголе, работающем на двух работах и обладающем двумя профессиями, говорят, что он имеет пару лошадей "хос морьтой". О человеке, много и непрерывно работающем, говорят "морины нуруун дээрээс буух завгуй (нет даже времени слезть с коня). ФЕ "морин дэл дээгуур" (досл. на гриве коня делать что-л.) подразумевает “действовать, исполнять что-либо быстро, без труда”. Считается, что выражение произошло из наставления Чингис-хана своим сыновьям, что на гриве коня завоевать мир легко, но слезть с коня и создать государство трудно.

Итак, в поведении животных человек видит как бы проекцию своих поступков и качеств. Иначе говоря, образы животных в сознании человека представляются носителями качеств людей, и этно-культурная специфика может проявляться в различном восприятии разными этносами одних и тех же видов животных. Наоборот, сходство в восприятии одних и тех же животных подтверждает общность культурологических констант, существующих в сознании представителей разных этносов.

Представители животного мира как таковые или их атрибуты выполняют функции эталонов или символов. Имена, обозначающие животных и приписываемые им свойства, несут в дополнение к природным свойствам именуемых объектов функционально значимые для культуры смыслы, придающие этим именам роль знаков "языка" культуры. Таким образом, эти образцы человеческих свойств сначала экстраполированы на животных, а затем применяются для антропометрической эмотивно-оценочной интерпретации свойств человека.

Особого внимания заслуживает соотнесенность ФЕ со значением "худой/толстый" и ФЕ-соматизмов и зоонимов данных языков с культурными кодами в рассматриваемых языковых картинах мира. Выявляются модели сцепления культурных кодов, представленных в ФКМ трех языков и определяются наборы культурных кодов, представленные в фразеологизмах-соматизмах и зооморфизмах иcследуемых языков.

На основании исследования теоретических источников и практического материала мы рассматриваем культурный код как инструмент доступа к объективным базисным элементам культуры. В основе культурного кода лежит определенная классификация, структурация типического в культуре, набор определенных элементов культуры, формирующих культурные константы этносов в процессе систематизации и дискретизации культурного опыта. Код позволяет проникнуть на смысловой уровень культуры. Культурный код служит для создания, передачи и сохранения человеческой культуры. Его основными характеристиками являются  открытость к изменениям и универсальность. В основе процесса выделения культурных кодов, безусловно, лежит ментальная операция.

В проведенном исследовании общая сумма культурных кодов в антропном секторе насчитывает 16 (соматический, зооморфный, антропный, деятельностный, качественный, природный, артефактный, весовой, пространственный, числовой, временной, духовно-религиозный, растительный, цветовой, архитектурный, гастрономический). Все коды присутствуют в исследуемых языках. Универсальность кодов объясняется тем, что все они соотносятся с антропным пространством, в центре которого находится человек. Говоря о признаках, положенных в основу моделирования кодов культуры в данной работе, отметим, что нами предложена структурация культурных кодов на основании соотнесенности «человек внешний» – «человек внутренний», «человек в физическом пространстве», «человек во временном пространстве», которая базируется на результатах проведенного исследования.

Моделирование антропного пространства на основании культурных кодов, проведенное в данном исследовании, предстает следующим образом:

По нашим данным, кодирование соматического пространства идет в направлении от человека внешнего к человеку внутреннему. Для кодирования культурной информации о человеке внешнем используются соматический, антропный и деятельностный коды, с последним из которых связаны гастрономический, артефактный и архитектурный коды. Переключение с человека внешнего на человека внутреннего осуществляется за счет качественного и духовно-религиозного кодов. Физическое пространство бытия человека кодируется с помощью природно-ландшафтного, зооморфного, растительного, цветового кодов, а также «измерительных» кодов – количественного и числового. Временное пространство в силу своей абстрактности соотносится в антропном секторе фразеологических фондов только с количественным кодом. Выявленные принципы моделирования антропного пространства фразеологических фондов в трех исследуемых языковых картинах мира являются универсальными.

Этноспецифические черты языковой картины мира в данном случае проявляются в том, что символическое наполнение культурных кодов в языковом сознании происходит у различных этносов по-разному, определяя содержание языкового сознания и этноспецифику формирования ФКМ.

Другим ракурсом рассмотрения универсального и этноспецифического в рассматриваемых картинах мира является анализ моделей сцепления культурных кодов.

Общая сумма сцеплений культурных кодов составляет 193; из них: универсальные наборы – 44 (например: соматическо-деятельностный: bring to a head – бросаться в голову – толгой дээр нь сандайлах (сесть на голову); зооморфно-артефактный: a fly in an ointment – волк в овчарне – ургын морь шиг (досл. как конь для аркана); смежные (характерные только для двух языков) – 48 (например: зооморфно-цветовой: Анг.: a black sheep; Рус.: белая ворона; соматическо-природный: Рус.: золотые руки; Мон.: алтан гартай (досл. золотые руки); специфичные – 101: из них: английские – 46 (например: зооморфно-качественно-архитектурный: as poor as a church mouse); русские – 36 (например: соматическо-гастрономический: как маслом по сердцу); монгольские – 19 (например: зооморфно-антропно-растительный: яргуй хоосон ямаа шиг (как коза, гоняющаяся за анемоном).

Важным фактором, определяющим этнокультурную специфику фразеологических фондов данных картин мира, является обусловленность особенностями религии, мифологии, обычаев, истории, литературы, быта этносов ( природно-климатических условий, трудовой деятельности).

Так, соотносимость источников ФЕ в 3 ЯКМ с количеством ФЕ в каждом языке показана в следующей таблице:

Источники ФЕ

Анг. ЯКМ

Русс. ЯКМ

Монг. ЯКМ

1. Религия

36

25

1

2. Мифы, поверья

6

17

-

3. Ритуалы, обычаи

3

8

4

4. Исторические

источники

7

9

1

5. Художественная

литература

11

8

-

6. Переводная

литература

20

20

3

7. Быт

401

432

171

При этом соотнесенность специфических культурных кодов с источниками ФЕ показывает, что в каждом из источников ФЕ данных трех ФКМ присутствуют специфические культурные коды. В ФЕ, связанных с религией, в МЯ присутствует деятельностный код (“ухэр цамаа харайхдосл. корова скачет "цам" (цам – священный религиозный танец)). в ФЕ, связанных с мифами и поверьями, в АЯ специфичным является – религиозный код (“lead apes in hell”), в РЯ – деятельностный (“черная кошка пробежала”); в ритуалах и обычаях специфичными кодами являются: в АЯ артефактный код (“pull the wool over smbs eyes”), в РЯ –зооморфный (“собак вешать”) коды. Появившиеся в художественной литературе ФЕ с цветовым (“green-eyed monster”), и природным (“Swan of Avon”) кодами присутствуют только в английском языке.

Из анализа заключаем, что, культурные коды, несмотря на свою универсальность, распределяются по-разному и неравномерно в рассматриваемых трех культурах в зависимости от специфики религии, мифов, традиций, исторического опыта и от появления их в художественной и переводной литературе, а также от различных образных наполнений культурных кодов. Следует отметить, что меньшее количество источников монгольских ФЕ по сравнению с английскими и русскими ФЕ обусловлено переходом в Монголии из старомонгольской уйгурской письменности на кириллицу в 1940 году, вследствие чего была утеряна немалая часть фразеологического фонда монгольского языка, что отражается в приведенных нами данных об источниках ФЕ и соотнесенности их с культурными кодами.

***

По результатам проведенного диссертационного исследования можно сделать следующие выводы:

  • Универсальность межъязыковых стереотипных эталонов говорит об общечеловеческом единстве взгляда на мир, о взаимопроникновении образов разных культур в результате культурных связей, о наличии единых элементов культуры, «культурных универсалий».

  • Источниками ФЕ, определяющих национально-культурную специфику, служат религия, мифы/поверья, ритуалы/обычаи, исторические источники, художественная/переводная литература. Этнокультурный колорит фразеологизмов проявляется в случаях, когда разные образные основания в трех ФКМ имеют одинаковые интерпретации, или, наоборот, когда одно и то же образное основание в трех языках интерпретируются по-разному;

  • Расширение архетипических представлений в ФКМ трех языков происходит за счет экстраполирования архетипических характеристик с человека внешнего на человека внутреннего, т.е. на эмоционально-поведенческую, характерологическую сферу с ярко выраженными универсальными и этноспецифическими аксиологическими характеристиками по шкале: плохой, хороший и нейтральный, что доказывает, что языковой образ человека глобален и динамичен, ибо отражает развитие человеческой мысли и эволюцию отдельных наивных образов, представлений, ее формирующих.

  • Наличие общих 16 культурных кодов доказывает универсальность оязыковленной культурной картины в трех ЯКМ, обусловленную универсальностью бытийных характеристик человека: пространства, времени.

  • Наличие 101 специфичного сцепления культурных кодов подтверждает, что сопряжение культурных кодов в языковом сознании происходит у различных этносов по разным моделям, что вместе с образным наполнением определяет этноспецифику формирования ФКМ.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Рэнчин, Б. Качественные характеристики человека в английской, русской и монгольской языковых картинах мира [Текст] / Б. Рэнчин // Гуманитарные исследования: Журнал фундаментальных и прикладных наук №2 (30). – Астрахань: Издательский дом "Астраханский университет", 2009. – С. 40 – 45.

2. Рэнчин, Б. Универсальные и этноспецифичные характеристики фразеологических единиц с компонентом основных частей тела "голова", "руки" и "ноги" в английской, русской и монгольской языковой картине мира [Текст] / Б. Рэнчин // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. – Тамбов, 2009. - Вып. 5 (73). – С. 52–59.

3. Рэнчин, Б., Спиридонова, Т.А. Фразеологические единицы с общим значением "худой" в английской, русской и монгольской ЯКМ [Текст] / Б. Рэнчин // Вопросы структурной, функциональной и когнитивной лингвистики: теория и практика: Сб. научн. трудов по материалам Международной конференции, 26–27 марта 2007 г. – Саратов: ИЦ "Наука", 2007. – С. 77–89.

4. Рэнчин, Б. Репрезентация концепта "сердце" в английской, русской и монгольской ЯКМ (на материале фразеологических единиц) [Текст] / Б. Рэнчин // Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации: Сборник научных статей. Выпуск 5 – Саратов: ИЦ "Наука", 2008. – C. 139–150.

5. Рэнчин, Б. Культурные коды в зооморфных фразеологических единицах в английском, русском и монгольском языках [Текст] / Б. Рэнчин // Языковые и культурные контакты: Сб. научных трудов – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2008. – Вып. 2.– С. 65– 71.

6. Рэнчин, Б. Зооморфные фразеологические единицы, характеризующие человека, в английском, русском и монгольском языках [Текст] / Б. Рэнчин // Язык. Культура. Коммуникация: материалы 2-й Международной научной конференции, г. Волгоград, (14-15 мая 2008г.): в 2 ч. Ч.1 / ВолГУ; – Волгоград: Волгоградское научное изд-во, 2008. – С. 412– 417.

7. Рэнчин, Б. Разновидности кодов культуры в английском, русском и монгольском языках (на материале фразеологических единиц с компонентом "голова") [Текст] / Б. Рэнчин // Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации: Материалы докладов Международной он-лайн конференции "Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации" (25-27 февраля 2009 года) – Саратов: ИЦ "Наука", 2009. – С. 62– 67.

8. Рэнчин, Б. Фразеологические единицы с компонентом – соматизмом «глаза» в английской, русской и монгольской языковой картине мира [Текст] / Б. Рэнчин // Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации: Материалы докладов Международной он-лайн конференции "Иностранные языки в контексте межкультурной коммуникации" (24-26 февраля 2009 года) – Саратов: ИЦ "Наука", 2010. – С. 50 – 54.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Итут иностранных языков серия «знак сознание знание» Выпуск 1 Теркулов Вячеслав Исаевич Номинатема: опыт определения и описания Горловка 2010 ббк 81. 0

    Книга
    Т Теркулов В.И. Номинатема : опыт определения и описания / В. И. Теркулов / научн. редактор М. В. Пименова. – Горловка : ГГПИИЯ, 2010. – с. – (Серия «Знак – Сознание – Знание»).
  2. Проводимой в рамках Программы темпус IV витебск, 6 8 октября 2010 г. Витебск уо «вгу им. П. М. Машерова» 2010

    Документ
    ректор, доктор мед. наук, профессор А.П. Солодков; проректор по научной работе, доктор биол. наук, профессор И.М. Прищепа; проректор по учебной работе, канд.
  3. Содержание 1999 г. №1

    Документ
    Черноус В.В. Отечественная историография народно-освободительных движений на Северном Кавказе в 20–50 годах XIX в.: наука в контексте политического процесса

Другие похожие документы..