Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Задача'
Пушкин помогает понять переживания и состаяние героев при помощи лирических отступлений. Роман просто-таки испещрён этими отступлениями. Автор находи...полностью>>
'Документ'
В современных условиях экономического кризиса, падения рождаемости и высокого уровня общей смертности населения, проблемы охраны репродуктивного здор...полностью>>
'Доклад'
Никель (лат. Niccolum), Ni, химический элемент первой триады VIII группы периодической системы Менделеева, атомный номер 28, атомная масса 58,70; сер...полностью>>
'Документ'
Утро в Зоне воспринимается, как величайшее чудо. Только, что ты пробивался сквозь густое облако тьмы, наполненное неведомыми ночными шорохами, когда и...полностью>>

Альпина Бизнес Букс, 2007. 402 с. (Серия «Синергичная организация») isbn 978-5-9614-0563-7 книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

43

ем, стремящихся сделать какой-то важный вклад в развитие города, региона, отрасли, страны, человечества. Миссионеры отталкиваются от вопроса: в чем мое, наше предназначение, что мы должны осуще­ствить, что и зачем изменить вокруг себя?1

Я распределил эти цели по нарастанию качества — от простейших до высших.

Все эти определения сугубо условны, между ними нет строгих граней, они пересекаются и сочетаются, но образуют некоторый понятийный аппарат, который годится для применения к практике государственного и организа­ционного целеполагания.

Таблица 2.1

Типология целей

Заданное (пассивное) целеполагание

Конкурентное (состязательное) целеполагание

Ценностное целеполагание

I

II

ш

От проблем

а

От взаимного сравнения

а

От миссии

а

От угроз

б

От идеалов, идеологем

б

От потребностей

в

От борьбы интересов

б

От заданий

г

От VISION

в

Мы видим, что цели типа I не есть предмет выбора, они встроены в при­роду любого социума. Это телеономия, самопроизвольно возникающие цели. Их можно только конкретизировать. Как прибыль для фирмы: если не зара­батываем — уходим с рынка. Не цели, а условия существования. В общем, чистые синкретики — уцелеть бы.

В колонке II целеполагание более субъектное — от борьбы и сравнения можно уклоняться.

Но подлинное самоопределение социума происходит при обращении его лидеров к высшим целям (колонка III).

На таблице 2.1 есть незримая диагональ, ведущая от 1в, г — к Ша, б. Да, синкретические цели — базовые, но многие страны как раз на синергиках из колонки III смогли успешно решить цели типа I. Скажем, еще недавно сугубо провинциальные и бедные Финляндия и Южная Корея создали силь­ные мировые и местные бренды, приведшие их к процветанию.

Словом, самое перспективное направление поиска целей страны — там, справа.

Возьмите эту таблицу, читатель, покажите ее мэру, владельцу фирмы, губернатору, президенту страны и спросите: откуда идут их цели? Уви­дите: если это коммерческая организация, то набор источников целепола-

1 Смысл понятия «миссия» сейчас сильно опошлен и даже извращен (см. об этом дальше).

44 Часть I. СИНЕРГИЯ

гания охватит едва ли не все три колонки. Если же государственная или муниципальная — то там будут цели типа 16, в, г плюс Пб, но в большин­стве случаев даже самые честные из них влачат жалкое телеономическое существование.

Так где же наши цели?

В основном цели нашего государства обнаруживаются на уровне заданных, т. е. в пассивном слое целеполагания, идут от витальных потребностей пре­жде всего. Конечно, вполне оправданно и совершенно необходимо выбрать цели этого слоя максимально полно: т. е. добиться роста потребления про­дуктов питания, одежды, обуви, медицинских услуг; улучшения условий быта, качества услуг и т.д. Они не могут не входить в цели любого госу­дарства, им вынуждены следовать даже диктаторы. Правда, их задает не столько творчество лидеров, сколько тотальный закон возрастания потреб­ностей. Можно возразить: зато поиск средств удовлетворения этих потреб­ностей нуждается в творчестве. Не особенно. У нас в основном это сводится к распределению бюджета.

Возникает некоторый набор государственных целей, идущих от угроз. Но цели эти снова совершенно традиционные. Если угрозы внешние — уси­лим армию. И мы снова попадаем в тот же замкнутый круг гонки вооруже­ний, измотавшей Советский Союз. Ибо в ответ на нашу ракету «Булава» неизбежно будет создана еще более эффективная ракета на том или этом берегу Атлантики. А если ощущаются угрозы внутренние — усилим конт­роль над всем, что шевелится, будь то губернаторы и мэры, телевидение и гражданские организации. Так что здесь творческое целеполагание тоже незаметно.

Что же касается целей, идущих от проблем, то проблемный анализ во всей системе целеполагания проявлен очень скудно: мы листаем планы и про­граммы достижения всех перечисленных целей и не можем найти ни разде­ла, ни акцента на методологии выявления проблем, с которыми это дости­жение сталкивается или столкнется в будущем. Преобладают жалобы и воз­мущения. Никто всерьез не занимается структуризацией проблемного поля, т. е. грамотной постановкой проблем, выявлением взаимосвязей между ними с выходом на корневые проблемы, с решения которых и следует начинать преодоление тех сбоев, которые не дают реализоваться нашим реформам. Проблемный подход просто несвойствен, если не чужд, современному госу­дарственному целеполаганию России.

Обратимся к активному целеполаганию. Вроде бы есть немалый опыт взаимного сравнения, оно просто напрашивается и постоянно будоражит личное и массовое сознание граждан. Чем чаще они посещают другие страны хоть на Западе, хоть на Востоке, тем больше обостряется это сравнение. Государственная власть реагирует очень вяло: то предлагает сравнивать

Глава 2. СИНЕРГИЧНЫЙ СОЦИУМ 45

нашу страну не с Норвегией, а с Португалией, то повысить конкурентоспо­собность в целом. Хотя анализ конкурентной среды в глобальном мире действительно был бы интересен. Об этом позже.

А вот цели, идущие от борьбы интересов, заслуживают специальной диагностики. Ведь во властных кругах при всех президентах постоянно идет борьба разных кланов. Пришлось даже отказаться от поста вице-пре­зидента РФ, поскольку оба предали поочередно Горбачева и Ельцина. Ко­нечно, клановые конфликты не свидетельствуют о сильном лидерстве в государстве, о способности президентов формировать свои команды. По­бедившая теперь группировка фактически добилась превращения всех трех ветвей власти в одну, только неизвестно, как ее назвать, — ведь не испол­нительная же она? Особая же, президентская ветвь власти, в конституции не предусмотрена. Цель этой группировки достигнута — победа над про­тивостоящим кланом.

А как обстоят дела с борьбой межгосударственных интересов? Отноше­ния с соседями по постсоветскому пространству ухудшаются до враждеб­ности. Постоянные жалобы на неприязнь к России ни разу не прервались сомнением: а не стоит ли задуматься, что в нас есть такого, что вызывает эту неприязнь? Может, что-то нужно серьезно изменить в себе, чтобы вос­приятие России в мире улучшилось? Не бывает полного совпадения инте­ресов государств, но умение согласовывать их с носителями других инте­ресов есть необходимое искусство в наше как никогда взаимозависимое время. Строго подконтрольное государству общество сейчас не в силах заказать ему более квалифицированную работу по выбору целей, сочетаю­щих российские и иностранные интересы вовне и внутри страны. Возмож­но, будущая президентская команда сама для себя сформулирует эту задачу. Конечно, репутация страны среди ее граждан и в международном сообщест­ве есть интегральный показатель эффективности государства. Однако явное заблуждение — считать, что репутацию можно изменить через активизацию пиаровских служб (на что сейчас выделяются немалые средства).

Но вот где действительно пустота предложения и огромный спрос одно­временно, так это в третьей группе целей. Слабость социального творчества в формулировании ведущих ценностей для страны создает не только тягост­ную неопределенность в жизненных приоритетах, но и риски перехвата инициативы утопиями и иллюзиями.

2. ЦЕННОСТНОЕ ГОЛОДАНИЕ

Предлагаю выделять следующие уровни государственных решений:

  • управленческий;

  • политический;

  • цивилизационный.

46 Часть I. СИНЕРГИЯ

Так вот, в решениях нашего государства развит только средний, полити­ческий элемент, а первый и третий — худосочны и темны.

Первый из них хорошо понятен и постоянно дается нам в прямых граж­данских ощущениях: это выработка управленческих решений по конкретным проектам и изменениям, их осуществление до достижения требуемого эф­фекта. Постоянные неудачи в администрировании страной то приводят к скандалам и вызывают возмущение (как со 122-м законом о монетизации льгот или с новыми правилами на автодорогах), то переживаются госаппа­ратом и его клиентурой без особого шума (как, скажем, административная реформа).

В современных государственных решениях у нас абсолютно преобладает политическая составляющая, т. е. борьба групповых интересов. Это не толь­ко упомянутые выше кланы. Носителями особых интересов являются: запре­дельно растущий класс бюрократии, противостоящее ему предпринима­тельское сообщество, политический класс (федеральное депутатство), едва ли представленная в политике беднота и др. Теперь уже и не скрывают, что за многими законами стоят интересы разных группировок, проводящих влияние стоящих за ними более широких слоев. Действительно, весь пар уходит в этот гудок1.

Цивилизационная составляющая государственных решений — это и есть ценностный выбор: к какой из существующих цивилизаций мы себя уже относим или движемся? Или же мы снова беремся за миссионерскую роль на Земле по созданию цивилизации нового типа? Однако в наше время выбор здесь упрощается до дихотомии: между условно называемой «европейской» (куда помимо Европы вполне встраиваются не только Северная Америка, но и Австралия с Новой Зеландией, Израиль и даже Япония с Южной Кореей) и еще более условно называемой «азиатской» (Центральная Азия, Китай, большинство исламского мира и частично Латинская Америка) цивилизаци­ями. Некоторые страны, например Индия, Таиланд, Турция и др., переходят от второй к первой. А расходятся эти две глобальные цивилизации всего-то по трем парам ценностных ориентации:

  • личность — социум;

  • закон — указ, решение;

  • достижительность — достаточность.

В одной цивилизации за первоэлемент и основную ценность принима­ется личность, уникальность которой защищается целой идеологией прав человека; в другой в качестве такого первоэлемента принимается социаль­ное целое (семья, род, тейп) и различные надындивидуальные сущности

1 О соотношении между политической и управленческой компонентами власти см.: Соловь­ев А. И. Как совместить власть и управление в современном государстве. См.: Проблемы современного государственного управления в России: Труды научного семинара // Научный эксперт. М., 2006. С. 7-27.

Глава 2. СИНЕРГИЧНЫЙ СОЦИУМ 47

(религия, нация, государство), у которых индивид состоит на службе. Ска­жем, для российского самосознания это означает совсем разные смыслы такой ценности, как «великая Россия». В первом смысле величие нашей страны означает наилучшие, наиболее благоприятные условия для развития личности — качество, уровень и образ жизни человека; высшие достижения в социальном самочувствии граждан, в отношениях между ними, в эконо­мическом творчестве, в гармонии с природой. То есть субъектом величия становится Человек России, а госсистема служит ему для этого. Во втором смысле величие означает мощь государства, так или иначе сводящуюся к силе, прежде всего военной. Государство проявляет свою силу в борьбе с другими странами, подчиняя их себе или вовлекая в зону своего влияния. Гражданин ценится в зависимости от того, каков его вклад в усиление госу­дарства. Проще говоря — кто кому служит? Уловки типа «служат друг другу» есть уход от фундаментального выбора. Конечно, «друг другу», но ведь один «друг» совсем не равен другому и будет постоянно подавлять в «дружбе». Уравнивать их опасно. А за таким ценностным выбором следуют приорите­ты в бюджете, в построении бюрократии, в отношениях с электоратом и т. д. Одно дело — поднимать индивидуальную активность граждан, поощряя их способность к солидарному действию, и совсем другое — опекать, решать за них (сколько зарабатывать, где и в каких условиях жить, кто хорош, кто плох и т.д.).

В одной цивилизации основным социальным регулятором является право, которое выше частных законов. Но к ним через суд может апеллировать в проблемных ситуациях любой человек, выступая как против другого челове­ка или организации, так и против государства, когда они — равные субъек­ты. В другой главные регуляторы — решения конкретных руководителей, лидеров и традиции. А значит, сильна односторонняя зависимость от всяче­ских иерархов. Так что выбираем: ценность Порядка — безличного медиа­тора отношений или субъективные решения одних за других?

В одной цивилизации доминируют достижительная мотивация, тотальная инновационность, непрерывная креативность в любых сферах жизни. Другая не приемлет такого «азарта прогресса», воспроизводя прежний уклад, огра­ничивая развитие. Разумеется, у этого азарта есть свои пороки и риски.

Понятно, что обе цивилизации непрерывно обмениваются перечислен­ными ценностями, но верно и то, что основной переток их идет от «европе­изма» в «азиатство». А обратное влияние существенно слабее. По многим признакам, декларациям и прежде всего по конституции Россия тяготеет к Европе, но по реальным действиям — непонятно. Мы словно в цивилизаци-онном обмороке. Между тем страна остро нуждается в выдвижении и освое­нии фундаментальных ценностей. Вместо них руководители произносят словосочетания, которые, по сути, есть идеологические суррогаты. Причем первоначальные заимствования из багажа европейских ценностей уже почти не воспроизводятся. Типичный случай — «правовое государство»: тот смысл,

48 Часть I. СИНЕРГИЯ

которым это понятие обычно наполнялось за рубежом, был вычищен и делом «ЮКОСа», и реформой выборов, и давлением на правозащитников1.

Теперь предлагается формула «суверенная демократия» с весьма загадоч­ным смыслом. Если взять, к примеру, первое слово из этой формулы, то нельзя не видеть, что суверенитет нашей страны, как и всякой другой в современном мире, непрерывно сокращается по совершенно объективным причинам. Это бесспорно по отношению к экономическому суверенитету — на российской территории будет все больше иностранной собственности. Как энергетиче­ская держава мы все больше взаимозависимы с нашими покупателями нефти и газа. Правовой суверенитет также быстро сужается: мы добровольно-при­нудительно подчиняемся международным законам, признавая их преиму­щество перед нашими. Международные суды все чаще будут вмешиваться в отечественное правоприменение. Остается политический суверенитет, но требуются особые разъяснения: что он сейчас означает? А если взять второе слово из этой формулы, то там ясности еще меньше — даже КНДР называет себя демократической, поскольку все ходят на выборы.

Я полагаю, что рассматривать нашу современную действительность в правовых категориях сегодня опять непродуктивно, как и в советское время. Эти категории не валидны, т. е. малоприменимы к современной российской ситуации. Имеет смысл рассматривать нравы, тенденции и технологии, ре­ально действующие в стране. Мы еще из советского опыта знаем о бессмыс­ленности правового анализа отечественной реальности. Если «де-факто» настолько отличается от «де-юре», то насколько интересно это «де-юре»?

Команда В. Путина вполне успешно применила отработанный в советское время прием, называемый «интерпретация». Наиболее эффектно и даже демонстративно он был применен для изменения смысла положения конс­титуции о самостоятельности субъектов РФ в избрании своих глав (ст. 77, ч. 1). Теперь метод интерпретации можно с еще большим успехом применить к куда менее значимым правовым актам, после чего эти последние переста­нут интересовать не только реальных политиков, но и исследователей.

Индивидуалитет

Итак, если законность должна стать приоритетной ценностью для государ­ства на неопределенно долгое время, т. е. пока она не преобразуется в при­вычную норму, то в паре с ней, безусловно, идет ценность личности. Что это значит?

1 В статье 13, ч. 2 Конституции РФ указывается на отказ от государственной идеологии. Но это скорее антисоветская реакция 1993 года. Ведь там же в статье 7, провозглашается концепция социального государства, а в преамбуле — демократия, т. е. в ней немало идеологем. Если идеология государства не вырабатывается сознательно, она складывается стихийно. Впро­чем, ее вполне можно называть правительственной идеологией, тем более что правительство сможет формировать политическая партия, победившая на выборах.

Глава 2. СИНЕРГИЧНЫЙ СОЦИУМ 49

Когда-то среди русских гражданских мыслителей сложились две линии понимания взаимосвязи человека и среды. Федор Достоевский обращался прямо к человеку: «ты сам виноват в своих грехах и бедах». Виссарион Бе­линский винил систему, условия жизни: они вводят человека в порок и при­носят несчастья.

Мы начинаем разбираться в причинах упадка и видим здесь замкнутый круг проблем. Мало сказать: начни с себя! Но кто будет менять порядки, если сами люди не найдут в себе волю?

Неизбежен разворот к новым фундаментальным ценностям, придется заново оценить место человека в обществе. А общество наше — синкрети­ческое. Это значит, что традиционно человек у нас ценится больше не сам по себе, а по тому, к какой организации, профессии, группе он принадлежит. Индивидуальность у нас не в цене. Общность — да! Уникальность же каждой личности, ее неповторимая самоценность признаются слабо.

Между тем именно ставка на способности каждого человека, на особен­ный потенциал личности лежит в основе успехов развитых стран.

Индивидуальные различия имеют и чисто рациональную ценность. Под­бирать не человека на должность, а должность под человека — не чудо современного управления. Все мы разные — в чем-то сильнее, в чем-то слабее. Нужно выявить наиболее сильные стороны работника и подобрать под них соответствующую должность, а если таковой нет — создать ее. Фирма при этом крупно выигрывает, ибо использует лучшие способности каждого работника. И тот не внакладе, поскольку получает дело по своим склонностям.

Но высвобождение человека не достигается только методами управле­ния им.

Индивидуалитет — вот то понятие, та ценность, которую нам предстоит освоить.

Индивидуалитет — такой статус личности в обществе, когда она равна коллективу, правительству не только по праву, но и по возможностям соеди­нять и отделять себя от общности и структуры.

Индивидуалитет — совсем не то, что индивидуализм. Семантика послед­него уводит в противопоставление человека и среды, содержит в себе эгоизм, пренебрежение интересами других, отказ от коллективности и даже войну всех против всех. Индивидуалитет же означает, что государство, нация, мэрия, семья — любые надындивидуальные сущности — служат человече­скому индивиду, и только в этом смысле они полезны, нужны.

Освоение этой ценности — большой и долгий труд отнюдь не только для названных структур. Гражданское общество будет, не сомневаюсь, прививать россиянам чувство собственного гражданского достоинства кгу< одну из цен­ностей и целей личности.

Уважение независимости индивида возможно только в сочетании с при­нятием им ответственности за себя, своих близких, свою страну.

50 Часть!. СИНЕРГИЯ

И нельзя не признать, что для такой свободы и ответственности необходи­ма экономическая база. Если человек не в состоянии определять собственное экономическое положение своим трудом, умом, умением, а вынужден лишь получать зарплату из рук и по усмотрению того, кто равнодушен к его планам и способностям, — такой человек зависим в своем базисе и очень ограничен в дееспособности. Он теряет деятельный тонус, а то и вовсе не имеет его.

Надо каждому дать его шанс! Опираясь на здоровый материализм, доводить начатую уже экономизацию трудовых отношений до коммерческого риска, а самоуправление — до выбора своей роли среди других, реализации себя.

Только отъявленный ультраэкономист сведет все дело к эффективности. Не все окажутся в выигрыше. Кто-то продвинется скромно, а другой выпадет на дно. На гарантии и поддержку, на какой-то минимум должен рассчитывать любой. Да, найдется немало таких, кто будет согласен на самый минимум, но дармовой и опустится на дно с охотой. И это надо иметь в виду.

Экономизация немногого стоит без изменения политического режима в стране. Кто там за меня решает? — так поставить вопрос может только са­мостоятельный субъект, осознавший свои права и возможности отводить от себя произвольное вмешательство.

О чем чаще всего говорят между собой предприниматели? Они постоянно обсуждают слухи о подлинных или мнимых проектах ограничений и санкций со стороны властей. Нет доверия переменам, нет убежденности в их последо­вательности. Анонимность проектов, таинство их подготовки делают безад­ресными любые претензии авторам.

Пока даже социально активный элемент российского социума не освоил для себя эту ценность — индивидуалитет.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мировой экономики, управления и права (1)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 4 (6) [Текст]: научно-аналитический журнал (издается с 2007 г.).Тюмень: Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права (ТГАМЭУП), 2008.

Другие похожие документы..