Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат диссертации'
Защита состоится 20 февраля 2012 года на заседании диссертационного совета ДС 405.001.01 при ФГУП «Российский научный центр «Прикладная химия» по адр...полностью>>
'Закон'
Настоящий Закон устанавливает основы и порядок регулирования отношений в области репродуктивного здоровья и репродуктивных прав, возникающих с призна...полностью>>
'Программа'
30.12 Обзорная экскурсия по Нью-Йорку. Во время этой экскурсии Вас ждет знакомство с одним из самых привлекательных городов мира, столицей финансовой...полностью>>
'Урок'
- Сегодня у нас урок развития речи, а тема сочинения «Казань: вчера, сегодня, завтра». Совершим заочное путешествие по нашей столице – городу Казани....полностью>>

Альпина Бизнес Букс, 2007. 402 с. (Серия «Синергичная организация») isbn 978-5-9614-0563-7 книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Внесистемные методы

Что же следует из сказанного? Это не жалоба на несистемность мира, а пред­ложение не замыкаться лишь на системном подходе в своем отношении к нему и в работе с его реалиями.

Прежде всего давайте попытаемся цензурировать применение понятия «система» к тем явлениям, где его уместность сомнительна. Конечно, оно уже превратилось в популярную фигуру речи, прямо-таки прилипло не толь­ко к научному, но и к повседневному языку. Добиваться корректного при­менения его невозможно, не предложив замену этому понятию там, где реальная мера системности его недостойна. Например, вместо «система ценностей» говорить «совокупность ценностей», вместо «культурная подсис­тема» — «культурная среда». Ведь говорим же мы вполне разумно: «сфера эмоций», «из области интуиции». Договориться о подобных ограничениях вполне возможно. Хотя примеров положительного опыта такой цензуры человечество знает немного. Какой вульгаризации, например, подверглись такие ценные понятия, как «обратная связь»1 (так теперь называют любую ответную реакцию), или «оптимальный» с добавкой «самый», или «миссия организации» (понимают под этим просто ее специализацию). Но дело это не безнадежное, если мы начнем спрашивать себя и друг друга: а действи­тельно ли речь идет о системе?

Другой вариант восстановления чистоты данного понятия — расширить ряд так называемых «подходов». Ведь кроме системного, пусть гораздо уже, но применяются и другие:

  • социокультурный подход, обращенный к ценностно-нормативным
    особенностям человеческих сообществ;

  • ситуационный подход, применяющийся для обозначения конкретного
    сочетания разных элементов и факторов, анализа неустойчивого со­
    стояния сложного объекта;

  • клинический подход, когда имеющаяся информация воспринимается
    не сама по себе, а как свидетельство или проявление каких-то более
    глубоких, скрытых за ней явлений (о чем свидетельствует данный
    факт; что за этим стоит?).

В кибернетике оно появилось как прямой, без промежуточных уровней канал информации от периферии сложных систем на центр принятия решений.

34

Часть! СИНЕРГИЯ

Эти подходы как раз и появились для выделения, изучения и разработки объектов с ограниченной мерой системности.

В научной культуре разработаны методологические теории или отдельные методологемы специально для несистемных исследований и разработок. Назову некоторые из них.

Герменевтика, которая специально разводит «объяснение» и «понима­ние». Первое из них производит доказательное, выводное знание. А вот второе как раз и рассчитано на формирование знания, основанного на опы­те, созерцании и нестрогих размышлениях. Так, природоведение, социо­логия, психология начинались и развиваются из рефлексии собственной практики взаимодействия человека с природой и другими людьми. Скажем, в теориях организации, управления, коммуникации до сих пор использует­ся сугубо эмпирический материал: наблюдения, догадки, переживания самих авторов этих теорий. Более того, экспертные суждения1 специали­стов, не требующие объяснений и доказательств, часто оказываются надеж­нее измерений и расчетов не только потому, что эти последние не всегда возможны, но еще и потому, что они слишком часто подводят.

Очень показателен в этом смысле такой факт: в 70-80-х годах службы персонала западных фирм отбирали сотрудников, пользуясь мощными ба­тареями тестов, которые математически точно определяли степень соответ­ствия кандидата вакантной должности. Но уже в конце 80-х тесты постепен­но стали вытесняться собеседованиями с новичками. Я спрашивал: «Что дает такое собеседование?» Отвечали: «Впечатление». Но что значат неопре­деленность и крайняя субъективность впечатления в сравнении с математи­ческой формулой? Тут не только кризис самой тестологии. Это признание неизбежности перехода к т.н. качественным методам после многих разоча­рований в количественных оценках тех же способностей или компетенций. Личное заинтересованное восприятие иногда оказывается точнее строгой диагностики.

«Живая методология» появилась уже не в сфере исследований, а в инно-ватике, т.е. в разработке желаемых изменений в поиске управленческих решений. Ее суть в том, что инноватор, консультант, руководитель форми­руют некоторый процесс совместной деятельности компетентных лиц для анализа ситуации и разработки новшества, которое в начале работы невоз­можно предвидеть. Более того, сам ход процесса непредсказуем и постоянно варьирует вследствие субъективно-групповых причин. У этого процесса даже нет авторства. Тот, кто его формирует, внимательно следит за возникающи­ми в нем феноменами, делая акценты на наиболее перспективных из них, поощряя коллективное мышление к созданию различных продуктов. И толь­ко один или некоторые из этих продуктов будут признаны как приемлемые решения. Живая методология строится на большом доверии к процессу, его

Не путать с формализованными процедурами экспертных оценок.

Глава 1 ОТСИНЕРГИКОВДОЭНТРОПИКОВ 35

производительной силе. Сами приемы формирования и регулирования про­цесса по выработке решения тоже не строги и часто импровизационны. Хотя эта методология организационного развития, управленческой практики стала предметом массовой специализации. Впрочем, и подготовка подобных специалистов строится не столько на передаче самих методов, сколько на обучении действием, т. е. создании подобных же процессов, столь же слабо структурированных, но сугубо учебных. Характерно, что вырабатываемые таким образом решения выдерживают огромные риски в практике бизнеса и политического управления.

Сценарная методология также создана для решения задач в ситуациях предельной неопределенности, когда моделирование и проектирование без­надежны, бессильны. За отправную точку здесь берется исходное состояние, которое достаточно хорошо описывается, диагностируется. А дальше — из этого исходного состояния условно предполагаются два или три варианта конкретных действий. Столь же условно предполагаются возможные состоя­ния, которые появятся в результате каждого из этих действий. Так сценарий делает первый шаг, включающий несколько пар «действие — состояние». Второй шаг этого сценария таким же, но еще более условным образом оттал­кивается от всех этих событий через предположение новых действий и новых следствий из них, т. е. состояний. Разумеется, больше двух-трех шагов сцена­рий не выдерживает из-за чрезмерно большого разнообразия вариантов, а значит, нарастания его относительной и абсолютной сложности.

Где-нибудь на втором или третьем шаге результирующие состояния ран­жируются по двум критериям: предпочтительность и реализуемость. Легко представить, что наиболее предпочтительное состояние нередко оказывает­ся наименее реализуемым. Но зато то состояние, где предпочтительность и реализуемость получают наивысшие оценкиДчитается целью. Таким обра­зом, сценарий строится по принципу «что будет, если?..», в отличие от про­граммы, которая строится в обратном направлении, по принципу «что нуж­но для?..». Поскольку сценарии предназначены для условий большой неоп­ределенности, они быстро меняются, то и дело отпадают устаревшие или не оправдавшие себя варианты действий-событий. Но в каждый данный момент авторы могут видеть обозримую и наглядную комбинацию возможных ва­риантов.

VlSION-методология. И снова тут мы имеем дело с антитезной реакцией на не оправдавшую себя точность той методологии работы с будущим, кото­рая называется долгосрочным планированием. Последняя основывалась на двух постулатах: экстраполяция в будущее существующих тенденций с убеж­дением: что запланируем, то и получим. Однако по мере нарастания все той же неопределенности (исторической, стадийной, ситуативной) долгосрочное планирование все чаще терпело неудачу, просто не сбывалось, ибо сущест­вующие тенденции ломались и прекращались под воздействием новых, со­вершенно непредвиденных. Прогнозы постоянно отменяются, не подтверж-

36 Часть I. СИНЕРГИЯ

даются, наоборот, любой прогноз уже воспринимается как указание на то, чего именно не будет. Тогда появилось т. н. стратегическое планирование, которое отказалось от экстраполяции и предложило прервать постепенность существующих процессов и заглянуть в более или менее далекую перспекти­ву. В этой отдаленной перспективе выстраивается образ желаемого будуще­го (VISION), в направлении которого и начнется движение из хорошо извест­ного исходного состояния. VISION не есть проект, это именно образ, поже­лания с набором каких-то значимых признаков — именно такими мы видим себя через такое-то время. И сам этот VISION меняется по мере приближения к нему, как горизонт. При всей нестрогости VISION-методологии она все же практичнее долгосрочного плана.

Там есть ресурс

Разумеется, было бы нелепо «отменять» системный подход или открывать какое-то антисистемное движение. Совсем не о том речь.

Как уже было сказано, мы вступаем в новый исторический период, для которого характерно невиданное ранее усиление взаимозависимости при росте неопределенности и изменений. С одной стороны, глобализация пронизывает мир новейшими коммуникациями не только для общения, но и для бизнеса. Показательный пример этого — всемирные платежные систе­мы VISA, MasterCard и др. Основатель и долговременный руководитель сис­темы VISA Ди Хок выступил со специальной книгой, в которой он объявил о вступлении человечества в хаордический1 век. Это значит, что глобальные финансовые технологии, транспортные и телекоммуникационные системы повышают целостность человечества. Но с другой стороны, человечество, народы, организации, личности все больше сталкиваются с невероятными, непредсказуемыми поворотами на всех этих уровнях. Многое из того, что выглядело незыблемым, повержено, многое из того, что случилось, не мог предвидеть никто из тех, на чье мнение можно было бы полагаться.

В столь ненадежной среде эти технологические сети оказываются весьма уязвимыми. Хотя и сами угрозы им — неизвестного происхождения. Вот почему системные методы должны и могут быть подкреплены, усилены не­системными ресурсами (подходами, методами, технологиями). В этом и состоит вся суть сказанного выше.

Системный подход был рожден в индустриальную эпоху, он не был изоб­ретен или открыт. Л. фон Берталанфи и А. Рапопорт лишь завершили офор­мление некоего модуса научного мышления. Так вышло, что не Д. Менделе­ев с его таблицей или И. Павлов с его сигнальными системами были названы основоположниками (может быть, потому, что работали в России). Концеп-

1 Слово chaordic (англ.) состоит из двух слов: chaos — хаос и order — порядок. См. Dee Hock, «Birth of the Chaordic Age», Berrett-Koehler Publisher, Inc., San-Francisco, 1999.

Глава 1. ОТ СИНЕРГИКОВ ДО ЭНТРОПИКОВ 37

туально этот подход созревал давно, но теперь, в электронную эпоху, нужда­ется в хаордическом переосмыслении. Иначе он иссякнет.

Собственно, системный подход как философская категория сейчас и не развивается, он весь ушел в системотехнику. А она чуждается неточных ме­тодов и выводов, видя в этой неточности, неформализуемости не столько природу вещей, сколько неумение работать с этой природой. Впрочем, есть и сдвиги. Так, выше уже говорилось, что тестология оказалась неспособной выявить или учесть какие-то качества личности, которые после приема на работу оказываются еще более значимыми, чем те, которые она улавлива­ла. Поэтому тесты отчасти были вытеснены, отчасти дополнены процеду­рами собеседования, которые стали иметь решающее значение при подборе кадров. В этом профессиональном сообществе возникло новое настроение: собеседование важнее тестов.

В стратегиях крупных компаний и даже государств разработка целей долгое время привычно строилась через усложняющиеся расчеты. Но в по­следнее время все чаще постановка целей проблематизировалась через во­просы типа «ради чего?». Выяснилось, что сами эти цели сильно привязаны к своим ценностным истокам, зависят от них и эволюционируют вместе с ними. Цели формулировать гораздо легче, чем прояснять стоящие за ними ценности. Теперь нередко можно услышать: ценности важнее целей.

Производственное, экономическое планирование всегда было и остается делом математических моделей. Однако в авангардных бизнес-организациях замечено и оценено, что применение «живой методологии» в самом процес­се разработки планов дает такую синергию командообразования от опреде­ленного характера взаимодействия участников этой работы, такое их взаи­моусиление, обновление коллективного интеллекта, что сама эта работа придает организации больше энергетики, чем готовый план. Уже считается классическим выражение: планирование важнее плана.

Стратегическое управление показало, что выход организаций на новые объемы (товарообороты, доли рынка, охват клиентуры, рентабельность, капитализация) возможен только через осуществление нововведений, вос­питание на фирме способности к саморефлексии, переход от реактивной к проактивной позиции, повышение квалификации персонала, ускоренное освоение новых методов мотивации, анализа конкурентной среды и т. д. Более того, многие герои современного бизнеса приходят к выводу, что все параметры роста могут быть обеспечены, если организация успешно управ­ляет своим развитием. В профессиональной управленческой среде получает признание следующая формула: развитие важнее роста.

Да и внутри организаций мотивация и карьера все чаще отходят от долж­ностной структуры. Менеджмент и управленческий консалтинг поняли, что максимальную отдачу от работника можно получить, лишь обратившись к его личности, предоставив ему возможность соединить свой ресурс с целями бизнеса. Именно поэтому появилась, например, концепция внедолжностной

38 Часть I. СИНЕРГИЯ

карьеры, через принятие работником наиболее органичных для него ролей в организации. Тогда он больше удовлетворен своей деятельностью, посколь­ку она больше соответствует его склонностям и самоактуализации; его по­лезность для организации возрастает, и бизнес получает дополнительную эффективность. Не только службы персонала, консультанты по управлению, но и предприниматели склонны считать: роль важнее должности.

Современные методы организационного развития и процессного консуль­тирования дают возможность руководителям находить такие решения, ко­торые иначе бы не появились или были бы слабее. Но кроме такого продук­та, как проект, план, программа, они развивают управленческое мышление, вырабатывают навыки конструктивного взаимодействия работников разных подразделений, развивают горизонтальные и диагональные связи в органи­зации, что создает устойчивые предпосылки получения новых управленче­ских продуктов высокого качества. В современной деловой лексике такие эффекты различаются как продукт (конкретное решение проблемы) и ре­зультат (формирование нового потенциала в процессе поиска решения). Иными словами: результат важнее продукта.

Старомодное управленческое мышление придерживается принципа «оцениваться может только то, что поддается измерению». А для измерения нужны очевидные, объективно фиксируемые признаки. Например, населе­ние дифференцируется по «толстоструктурным» признакам вроде пола, возраста, доходов, профессии, места жительства и проч. Но ведь люди голо­суют не потому, что они рабочие или пенсионеры, а потому, что верят в такие-то идеи и таким-то людям. Подобные «тонкоструктурные» признаки, различающие людей по ценностным ориентациям, способностям, убежде­ниям, во многих случаях являются определяющими и в организациях. Позиционный анализ организаций показывает, что самые сильные и про­блемные — не те разногласия, конфликты, коалиции и неформальные образования, которые вызваны подразделенческой, профессиональной, статусной принадлежностью их участников, а те, которые вызваны разными образами мышления и интересами. Чем больше нам открывается природа социумов, тем больше у нас оснований считать: «тонкие» структуры важнее «толстых».

Не буду спорить, если кто-то сочтет нужным заменить «важнее» на «не менее важно» или добавит к нему «иногда». Главное тут — из глубин систем­ного подхода увидеть и оценить внесистемную реальность.

Один из критериев профессионализма — определение границ своей ком­петентности. Высокий профессионал с готовностью указывает на пределы своих знаний и возможностей. Наверное, так должно происходить и с мето­дологическими теориями. Другое дело, что такие границы должны постоян­но проблематизироваться: а действительно ли они находятся именно здесь

Глава 1. ОТ СИНЕРГИКОВ ДО ЭНТРОПИКОВ 39

и не могут быть расширены? Но признание их есть некий культурный им­ператив.

Еще важнее вопрос: что находится за этими границами, с чем приходится соседствовать, а значит, и взаимодействовать, каковы должны быть отноше- ния с этой «заграницей»? Ведь оттуда можно многое получить для подкреп­ления собственных, внутренних компетенций. Еще лучше, когда с пригра­ничной методологией устанавливается союзническое взаимодействие. Не об этом ли шла речь в данном тексте?

Об этом.

Глава 2

СИНЕРГИЧНЫИ СОЦИУМ

Социумы очень сильно различаются по своему тонусу, готовности к развитию. Эти различия определяются соотношением названных выше потенциалов. Синергичным можно считать общество, где при достаточном обеспечении синкретических ценностей и механизмов (Порядок, устойчивость к опасным энтропикам) есть возможности для постоянного появления множества синергиков (идеологических, техно­логических, экономических, политических, художественных, гражданс­ких и др.).

Вероятно, конкурентоспособность стран определяется именно их спо­собностью создавать конкурентные преимущества в виде синергиков. Пос­ледние могут быть двоякого происхождения:

  • природные, т. е. спонтанно возникающие и слабоуправляемые;

  • целевые, т. е. специально формируемые и вводимые в социум.

1. ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С ЦЕЛЕЙ

Вряд ли есть более волнующая и драматическая сфера человеческой дея­тельности, чем поиск и осуществление целей. Более того, можно утверж­дать, что основные источники неблагополучия людей (от личности до че­ловечества) лежат как раз в несовершенстве целеполагания. Лучше всего оно поставлено в коммерческих фирмах. Гораздо хуже дело обстоит на уровне государства. В Российском государстве особенно, ибо у нас нако­пился слишком большой опыт исторических разочарований — ив этой области прежде всего.

Глава 2 СИНЕРГИЧНЫЙ СОЦИУМ 41

Дело не в дефинициях, но...

Для начала вполне достаточно определить понятие «цель» простейшим об­разом: цель есть планируемый результат или опредмеченный мотив. Другое дело — откуда цели берутся, по каким причинам эти результаты планируют­ся? По источникам возникновения можно выделить следующие категории целеполагания.

I. Заданное (пассивное) целеполагание. Это встраивание целей в деятель­ность человека, организации, социума объективно или извне. К нему отно­сятся:

а) целеполагание от заданий. Простейший уровень целеполагания, про­
должение чьих-то внешних целей, формируемый директивно. Другое
дело, что цели-задания неизбежно проходят через личные и групповые
интересы исполнителей, преобразуясь в цели-ориентации, т. е. в пони­
мание ими полученных заданий или способов их выполнения. Различия
между целями-заданиями и целями-ориентациями могут быть как
несущественными, так и блокирующими;

б) целеполагание от потребностей (витальных и психологических). Тут
мы имеем дело с т. н. телеономией — целями, органически и неизбеж­
но формируемыми на уровне человека, организации, социума, госу­
дарства, человечества. Например, потребность в выживании задает
разработку систем производства питания и жилища, здравоохранения
и проч. Строго говоря, такие цели не являются предметом субъектив­
ного выбора. Скажем, прибыль для коммерческого предприятия не
выбирается предпринимателем, она является условием существования
фирмы на рынке: если прибыли нет — фирма исчезает. Это как дыхание
для животного или человека;

в) целеполагание от угроз. Такой уровень целеполагания возникает в
ответ на вопросы: чего избежать, чему противостоять? Здесь уже про­
является некоторая субъектность, поскольку угрозы надо обнаружить
в отличие от потребностей, которые проявляются сами по себе. Разра­
ботка систем безопасности как защитного, так и упреждающего ти­
па — массовая практика человечества во все времена;

г) целеполагание от проблем. Оно возникает из-за случившихся или ожи­
даемых неудач в осуществлении каких-то планов (препятствия, нехват­
ки, сбои). Проблема есть трудности по преодолению трудностей1.
Иначе говоря, это не сами препятствия, а то, почему эти препятствия
не удается преодолевать. Допустим: глава местной администрации
утверждает, что главная проблема — весенние паводки. В действитель-

1 Формулировка В. А. Чернеца.

42_ ____ Часть!. СИНЕРГИЯ

ности проблема в том, почему администрация и население не могут противостоять этим паводкам? Типичные вопросы для такого типа целеполагания: что предпринять, где искать решение?

II. Конкурентное (состязательное) целеполагание. Эти цели возникают от
более свободного, но сфокусированного на конкретных задачах выбора.
По этим задачам целеполагание делится на:

а) целеполагание от борьбы интересов. Осознание отличий интересов
личных, своей группы, организации, страны от таковых у других субъ­
ектов. Когда мы обнаруживаем эти различия, то пытаемся отстоять свои
интересы либо через согласование их с другими, либо через преоблада­
ние, подчинение других. Ключевой вопрос: как победить, выиграть?

б) целеполагание от взаимного сравнения: быть как он; не отстать от
того, обойти другого. В таком случае некоторые целевые образцы уже
имеются и появляется достижительная мотивация на успех в сопостав­
лении с другими людьми, организациями, государствами. Конечно,
взаимное сравнение — сильный мотиватор человеческого поведения,
и каждый из нас хорошо знает это по себе еще с детства. Необходимо
только найти целевой вариант и двигаться к нему или превзойти его.
Так, для многих государств ориентиром для целеполагания стали стра­
ны «золотого миллиарда» или некоторые конкретные из них. Архаи­
чески ориентированное целеполагание, напротив, пытается воспроиз­
вести ушедшие когда-то формы теократии (в исламском мире).

III. Ценностное целеполагание. Оно становится результатом социального
творчества и происходит из следующих источников:

а) целеполагание от vision. Это образ желаемого будущего для себя, сво­
ей организации, города, региона, страны. Именно образ, а не проект
или план, поскольку так проявляются амбиции или мечты. Основные
вопросы в таком целеполагании: каким я хочу стать, к какому состоя­
нию хочу привести организацию или страну, когда это будет достигну­
то, какие стадии для этого надо пройти?

б) целеполагание от идеалов и идеологем. Социальные ценности можно
разделить на идеалы и идеологемы. Первые есть ценности абсолютные,
ценности сами по себе, по отношению к которым невозможно ответить
на вопрос «зачем?», — здоровье, счастье, справедливость, любовь и т. п.
Вторые суть прикладные ценности практического назначения: качест­
во, законность, конкурентность, демократия. Целеполагание этого
типа отвечает на вопросы: что в жизни главное, для чего стоит жить,
к чему надо стремиться?

в) целеполагание от миссии. Редко, но оно проявляется на уровне лич­
ности, организации, государства, озабоченных своим предназначени-

Глава 2. СИНЕРГИЧНЫЙ СОЦИУМ



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Мировой экономики, управления и права (1)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 4 (6) [Текст]: научно-аналитический журнал (издается с 2007 г.).Тюмень: Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права (ТГАМЭУП), 2008.

Другие похожие документы..