Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Прошу Вас обучить по дополнительной(-ым) профессиональной(-ым) образовательной(-ым) программе (-ам) повышения квалификации в объеме 72 академических ...полностью>>
'Доклад'
На протяжении своего существования человек всегда пытался защитить себя и свою собственность. Потребность людей в безопасности обусловлена самой чело...полностью>>
'Документ'
Про затвердження заключного звіту щодо результатів виконання міської Програми запобігання та реагування на надзвичайні ситуації техногенного і природ...полностью>>
'Документ'
I. Краткие сведения о лицах, входящих в состав органов управления эмитента, сведения о банковских счетах, об аудиторе, оценщике и о финансовом консуль...полностью>>

Художественная интеллигенции западной сибири ( конец 20-х 30-е годы XX века)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Источниковая база исследования.

Сложность и многомерность объекта исследования определяет многообразие используемых источников, которые можно сгруппировать в несколько блоков.

1. Программные, уставные и директивные документы КПСС, отражающие принципиальные вопросы развития идеологии и культуры опубликованы в сборниках партийных документов.1 Процесс формирования стратегии и тактики правящей партии в области культуры в целом, а также в отдельных ее областях, становится более ясным при изучении произведений руководителей различных участков партийной и государственной жизни.2 Документы (резолюции, отчеты, решения, постановления) местных партийных, советских, профсоюзных организаций дают возможность оценить реализацию основных направлений культурной политики на местах. В конце 20-х – начале 30-х гг. наиболее важные, с точки зрения партийных и государственных чиновников, документы активно печатались местными издательствами. 3

2. Издания, специально посвященные культурному строительству, и сборники по истории края, области. Документы по истории культуры сосредоточены как в изданиях, специально посвященных культурному строительству, так и в сборниках по истории края, области. Отдельные сведения по культурно-просветительной работе, по истории художественного образования содержатся в сборниках документов по истории г. Омска и Омской области. 4

3. Статистические материалы. Статистический учет в 20-30-е годы осуществлялся по всем направлениям. Основными статистическими изданиями являлись Труды ЦСУ (Центрального статистического управления); различные тематические сборники по отраслям народного хозяйства. Состояние культурной сферы, материальное положение отдельных социальных групп отражено в опубликованных статистических отчетах, бюджетах, конъюнктурных обзорах сибирских городов и областей.5 Документы, характеризующие состояние художественного образования, сосредоточены в центральных архивах. В ГАРФ (Государственном архиве Российской федерации) особый интерес представляет фонд Центрального комитета профессионального союза работников искусств, содержащий отчеты о показателях работы художественных учебных заведений. Документы, дающие представление об основных направлениях работы по формированию кадров специалистов, хранятся в РГАЛИ (Российский государственный архив литературы и искусства) в фонде главного управления по делам художественной культуры и искусства (Главискусство) и сектора искусства и литературы Наркомпроса РСФСР, а также в фонде комитета по делам искусств при Совете Министров СССР. В ГАНО (Государственный архив Новосибирской области) в фондах областных статистических управлений, Западно-Сибирской краевой плановой комиссии (Запсибкрайплан), Сибирского краевого отделения центрального посреднического бюро по найму работников искусств, Омского окружного статистического бюро, биржи труда при Омской окружной камере инспекции труда, Новосибирского драматического театра «Красный факел» сохранены количественные показатели занятости работников культуры и искусства. Процесс и итоги пролетаризации, изменения преподавательского состава отражены не только в выше названных фондах, но и в фондах ГАОО (Государственный архив Омской области) - Управления культуры исполнительного комитета Омского областного совета, плановой комиссии исполнительного комитета Омского областного совета депутатов трудящихся (Облплан), Омского окружного комитета профессионально-технического образования, а также в фондах художественных учебных заведений: Омского художественно-промышленного техникума, Омского музыкального училища им. В.Л.Шебалина. Фонды Западно-Сибирского краевого комитета ВКП (б), Западно-сибирского краевого отдела народного образования (Запсибкрайоно) (ГАНО) сохраняют сведения не только по перечисленным проблемам, но и дают представление об обеспеченности стипендиями, продовольственными и промышленными товарами учащихся.

4. Делопроизводственые материалы государственных учреждений и общественных организаций, освещающие процесс управления сферой культуры в целом и искусства в частности. Организационную, распорядительную, учетную, контрольную документацию, а также текущую переписку, кроме уже рассмотренных фондов, содержат фонды АХРР-АХР (РГАЛИ), Омского окружного исполнительного комитета (Окрисполком), Омского областного краеведческого музея, Омского Государственного музея изобразительных искусств (ГАОО). Планы и отчеты, сосредоточенные в этих фондах, позволяют судить о социокультурной динамике региона, о материальном положении и способах выживания творческой интеллигенции, об отношении к культуре и искусству властных структур. Характеристика настроений в обществе, ценностей различных возрастных и профессиональных групп содержится в отчетах партийных, советских, профсоюзных комсомольских организаций, хранящихся в фондах Западно-Сибирского краевого комитета ВКП (б) (ГАНО), Омского (Центр документации новейшей истории Омской области – (ЦДНИОО) и Томского областных и городских комитетов ВКП (б) (Центр документации новейшей истории Томской области – ЦДНИТО), а также изданных специальными тиражами и опубликованных в периодических изданиях.1 Особое значение при рассмотрении названной проблемы имеют материалы фондов отдела Рабоче-крестьянской инспекции Западно-сибирского краевого исполнительного комитета (Зап. Сиб. РКИ), омской окружной контрольной комиссии ВКП (б), Рабоче-крестьянской инспекции (КК РКИ).

5. Справочные издания, к которым можно отнести каталоги выставок и художественные альбомы, содержат биографические сведения о наиболее активных и признанных участниках творческого процесса, а также о наиболее известных их произведениях. 2

8. Центральная («Правда», «Комсомольская правда» и др.) и местная («Омский зритель, «Томский зритель», «Рабочий путь», «Просвещение Сибири, «Комсомольский информатор» и др.) периодическая печать, со свойственным ей синтетизмом, даже в условиях формирования тоталитарного типа культуры, представляла в различных жанрах многоплановую информацию, позволяющую судить не только об идеологемах, господствующих в обществе, но и о самосознании художественной интеллигенции, о ее собственных интересах, о способах самореализации.

9. Источники личного происхождения: опубликованные воспоминания3; письма, дневниковые записи, служебные автобиографии, ответы на вопросы различных анкет, находящиеся в фондах томской партийной организации (ЦДНИТО), в личных делах фондов Омского областного краеведческого музея, Омского художественно-промышленного техникума, Омского музыкального училища им. В.Л.Шебалина, в личных фондах В.Р.Волкова, А.Ф.Палашенкова, К.Н.Щекотова (ГАОО, ЦДНИОО), в фонде АХРР-АХР (РГАЛИ). Этот блок источников характеризует профессиональные интересы и эстетические ценности представителей творческой среды, позволяет судить о настроениях художников периферии и о межличностных отношениях в творческом сообществе, дает возможность изучения самосознания творческой интеллигенции, позволяет судить о быте, образе жизни художников и функционеров, о витальных и социальных ценностях в художественной среде. Субъективность таких источников становится их главным достоинством.

Документы, составляющие базу исследования весьма разнообразны по характеру, хотя количество их относительно ограничено.

Методологические основы исследования.

Методологической основой является общенаучный диалектический метод познания, включающий принципы историзма, объективности и системности в анализе исторических явлений. Поставленные задачи решались на основе комплексного использования общенаучных методов (логического, исторического), а также специально-исторических (сравнительно-исторического, проблемно-хронологического). В исследовании использовался комплексный подход к познанию историко-культурных явлений, позволяющий применять достижения различных исследовательских направлений, имеющих свою сферу изучения. В рамках системного подхода (М.С.Каган, П.К.Анохин, Э.С.Маркарян, В.Г.Афанасьев, А.Богданов, Л.Уайт, Т.Парсонс, Н.Люман, В.С.Жидков) определяется место и роль художественной интеллигенции в системе общественных отношений. Анализ государственной культурной политики, форм и методов формирования советской интеллигенции показывает объективную форму культуры. Восприятие, понимание художественной интеллигенцией происходящих процессов, самосознание, определение своего места и роли представляет субъективную форму. Исторический аспект системного анализа художественной интеллигенции требует выяснения и процесса ее формирования в конкретной социально-исторической среде, и ее деятельности, устремленной на преобразование этой среды в том или ином направлении.

Определить динамику социального состава, уровни и механизмы деятельности, представления о мире художественной интеллигенции позволяют структурный и семиотический подход.

Традиции изучения истории ментальности в сочетании с историко-антропологическим подходом (М.Блок, Л.Февр, А.Я.Гуревич, Е.С.Сенявская, В.В.Керов, А.К.Соколов, В.С. Тяжельникова) определяют конкретные научно-исторические формы анализа особенностей миропонимания и самосознания художественной интеллигенции.

Историко-антропологический подход в рамках социально-исторического направления (Л.П.Репина) фокусирует внимание не только на социальных структурах или на человеческом сознании и поведении, но выявляет способ взаимодействия тех и других в развивающейся общественной системе и в изменяющейся культурной среде, которая эту систему оправдывает и поддерживает.1 Этот подход позволяет также изучить влияние художественной

интеллигенции на политическую, экономическую, идеологическую ситуацию в обществе полнее позволяет изучить историко-антропологический подход.

Теория синергетики, понимающая историю как процесс, протекающий «с вмешательством мыслящего существа», нацеливает на изучение важнейшего объективного элемента исторического процесса - механизма сознательного выбора (Г.Хакен, И.Стенгерс, И.Пригожин, С.Курдюмов, Е.Князева, В.С.Жидков, К.Б.Соколов, И.В.Мелик-Гайказян). Особенность исторических закономерностей состоит в том, что понять их, исключив сознательную деятельность людей, нельзя. Особенно показательным в этом отношении является творческое мышление. При таком подходе значим анализ того, как представляет себе мир «человеческая единица», которой предстоит сделать выбор, в частности, восстановление присущего людям прошлого способа восприятия действительности, реставрация свойственных им возможностей осознания себя и мира, воссоздание особенностей рефлексии. В этой связи одним из способов реконструкции определенного этапа в развитии истории является использование семиотического подхода. (Ю.М.Лотман, Б.А.Успенский, Т.Котарбиньский, М.Р.Майенова, С.Жулкевский, Я.Мукаржовский, К.Леви-Стросс, Э.Бенвенист, Р.Барт, А.Греймас, Ч.Пирс, Ч.Моррис).

Научная новизна диссертационного исследования определена теоретико-методологическим, источниковедческим и конкретно-историческим аспектами.

В теоретико-методологическом плане новым является использование в исследовании комплексного подхода изучения художественной интеллигенции, позволяющего применить достижения историко-системного, историко-антропологического, семиотического, синергетического, структурного подходов и принципов историзма, контекстуальности, междисциплинарности.

Источниковедческая новизна состоит во введении в научный оборот значительного количества архивных материалов, ранее неиспользовавшихся или закрытых для исследователей. Впервые использованы, например, материалы фонда Центрального бюро филиалов АХРР-АХР, хранящиеся в РГАЛИ, персональные фонды художников В.Р.Волкова, К.Н.Щекотова, содержащиеся в ГАОО.

Конкретно-историческое значение состоит в том, что впервые в отечественной историографии на сибирском материале художественная интеллигенция исследуется не только как объект, но и как субъект в системе советской культуры. Всесторонне рассматривается процесс формирования художественной интеллигенции Западной Сибири. Изучается механизм изменения количественных и качественных характеристик художественной интеллигенции. Анализируется влияние государства и общества на приоритетные направления и структуру деятельности художественной интеллигенции. Исследуются особенности самосознания художественной интеллигенции, самоидентификации в мировом и российском историческом и культурном пространстве, самоопределении в социальной структуре. Доказывается, что разнородность художественной интеллигенции обусловила ее толерантность. Сочетание собственных интересов с потребностями государства выработало реальную позитивную позицию. Выявляется роль и значение художественной интеллигенции в формировании советской культуры. Особое внимание уделяется формам создания исторической памяти народа. Реконструируются методы и способы сохранения художественной интеллигенцией искусства как ценности. Показываются формы гражданской инициативы, направленной на сохранение профессиональной художественной деятельности в условиях государственного заказа.

Практическая ценность состоит в том что, в историческом исследовании применяется комплекс подходов и методов. В научный оборот вводятся новые виды источников. В современной ситуации, когда особенно остро стоит вопрос о нравственном и патриотическом воспитании, исследуются формы и методы воспитания. Материалы и результаты исследования способствуют созданию более целостного представления о сложнейшем периоде в истории страны, об особенностях российской и советской культуры, о факторах, повлиявших на формирование психологических особенностей народа.

Материалы исследования могут быть использованы в вузовском и школьном учебном процессе при изучении вопросов истории, особенно для изучения регионального компонента. Материалы работы будут полезны как для организации воспитательной работы во всех звеньях системы образования, так и для организации самостоятельной исследовательской работы студентов и учащихся. Результаты работы широко используются в лекционных курсах. Материалы исследования стали основой для разработки учебного и методических пособий.

Научная апробация исследования. Главные положения исследования изложены автором на 16 международных, 21 всероссийских, 6 региональных и 7 межвузовских конференциях, проходивших в 1990-2006 гг. в Омске, Новосибирске, Тюмени, Перми, Екатеринбурге, Иванове, Минске, Санкт-Петербурге, Москве. На научно-практическом семинаре Совета Европы и Министерства культуры, науки и образования Австрии «Геноцид и права человека в 20 веке», (апрель 2004 г., Зальцбург) и в работе «круглого стола» «Роль культуры в гражданском и патриотическом воспитании молодежи» Министерства культуры Омской области (май 2005г).

Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры истории и теории культуры, кафедры отечественной истории, кафедры истории, политологии, социологии и кафедры культурологии ОмГПУ.

Основные результаты и выводы отражены в монографии «Художественная интеллигенция Западной Сибири в системе советской культуры (конец 20-х - 30-е годы ХХ века)» (Омск: Изд-во ОмГПУ, 2004г.), в 72 научно-методических работах, статьях и тезисах, опубликованных в Омске, Новосибирске, Тюмени, Ханты-Мансийске, Перми, Екатеринбурге, Иванове, Минске, Санкт-Петербурге, Москве общим объемом – 49 печатных листов.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, приложений, списка использованной литературы и источников, списка сокращений.

Положения, выносимые на защиту.

1. Значение художественной интеллигенции в советском обществе обусловливалось воздействием как «внешних», так и «внутренних» факторов.

2.Важнейшим, но не единственным «внешним» фактором, определившим условия существования и формы деятельности интеллигенции, являлась политика государства.

3. Развитие советской художественной интеллигенции зависело не только от государственной политики, но и от потребностей и настроений, традиций самой интеллигенции и общества в целом.

4.Значительную роль играла такая особенность интеллигенции, как способность сохранять свои традиции, несмотря на приток новых сил.

5.Пополнение интеллигенции представителями различных профессиональных и социальных групп явилось основой ее толерантности.

6.Взаимодействие исторически сложившихся форм поведения и воспитания, свойственных представителям различных социальных слоев, создавало новую интеллигенцию.

7. Являясь одновременно объектом и субъектом деятельности, художественная интеллигенция оказывала влияние на все сферы жизни советского общества, особенно на формирование новой идеологии.

8. Художественная интеллигенция стала важнейшей частью механизма советского агитационно-пропагандистского аппарата.

9. Деятельность представителей художественной интеллигенции в рамках государственного заказа воспитывала унифицированную историческую память советского народа.

10. Важнейшим мотивом, определяющим и объединяющим все уровни и формы деятельности художественной интеллигенции, было стремление сохранить профессию.

11. Реализация собственных интересов и потребностей художественной интеллигенции крупных городов Западной Сибири позволила сохранить целый исторический пласт культуры, отвергнутый государством.

Основное содержание работы.

Во введении раскрыты актуальность проблемы исследования и состояние ее научной разработки, определены цель и задачи, объект и предмет исследования, обоснованы территориальные и хронологические рамки работы, охарактеризованы основные источники, методологическая основа, научная новизна и научно-практическая значимость работы.

В первой главе «Формирование художественной интеллигенции Западной Сибири в конце 20-х – 30-е гг. XX в.» на основе обширного статистического материала анализируются основные особенности формирования художественной интеллигенции в конце 20-х - 30-е годы XX века. Главной особенностью являлось признание советским государством художественной культуры важнейшим звеном в идеологическом механизме.

В первом параграфе «Художественное образование в Западной Сибири» прослеживаются усилия советской власти, направленные на создание системы художественного образования. Развитие собственно художественного образования определялось общими задачами культурной политики. На это ориентировали постановления специального объединенного Пленума ЦК и ЦКК ВКП (б) «Шахтинское дело и практические задачи в деле борьбы с недостатками хозяйственного строительства» (1928 г.), июльского Пленума ЦК ВКП (б) «Об улучшении подготовки новых специалистов» (1928 г.), Всесоюзного совещания по вопросам агитации, пропаганды, культурного строительства при ЦК ВКП (б) (1928 г.). В мае 1929 года Главным управлением профессионального образования (Главпрофобр) при Народном комиссариате Просвещения (Наркомпрос) по поручению Совета Народных депутатов (СНК) РСФСР была закончена проработка вопроса о типах специалистов.

Система художественного профессионального образования, согласно утвержденному проекту, включала художественные вузы, техникумы, школы, находящиеся в ведении отдела художественного образования на местах. Одним из основных принципов работы системы художественного образования становилась преемственность. Главным звеном художественного образования являлись государственные учебные заведения. Допускалось существование и работа частных школ и студий.

С 1928 года развитие системы художественного образования должно было соответствовать принятому плану. Плановые показатели для художественного образования вводились на основе общеполитических и хозяйственных задач, поставленных перед учебными заведениями в условиях индустриализации, без учета специфики художественной сферы. Закладывалось, прежде всего, увеличение количества студентов, а также сокращение сроков обучения. В «Объяснительной записке Госплана к контрольным цифрам по пятилетнему плану художественного образования в РСФСР» указывалось, что число художественно-производственных предприятий должно было увеличиться за пять лет на 50%. Планировалось подготовить 2160 работников изобразительных искусств. Необходимое число педагогов и инструкторов для работы в области художественного воспитания и образования определялось в 17 тыс. чел. Первый пятилетний план подвергался корректировке в сторону увеличения всех показателей. В планах по Сибирскому краю, например, обозначалась необходимость роста показателей по художественному и музыкальному образованию в 12-13 раз по сравнению с первоначальными показателями. В 1933 году численность выпускников художественно-педагогических техникумов должна была составить 586% к уровню 1928 года. Фактические результаты работы резко отличались от планируемых показателей. Расширение сети учебных заведений сопровождалось сокращением количества учащихся. В 1928-1929 учебном году число учащихся в сибирских художественных техникумах уменьшилось более чем в два раза. Выпуск учащихся колебался от 75% до 0,8%. В омском художественном училище отсев учащихся превышал выпуск в 1933 году в 3 раза, в 1934 году в 2, 6 раза, в 1935 году в 2,7 раза. Только в 1937 году выпуск оказался больше в 1,7 раза.

Планы подготовки специалистов для художественной сферы фактически были сорваны, но нехватки специалистов подобного профиля в Сибири не ощущалось. Директивное планирование порождало трудности при трудоустройстве.

Во втором параграфе «Пролетаризация художественного образования» показывается, что формирование художественной интеллигенции становилось одним из направлений государственной культурной политики. Важнейшим направлением развития художественного профессионального образования, как и всего образования в стране, являлось обеспечение преобладания в составе студенчества представителей рабочего класса, получившее название «пролетаризации». На это ориентировали резолюции объединенного Пленума ЦК и ЦИК ВКП (б) (1928 г.), Всесоюзного совещания по вопросам агитации, пропаганды, культурного строительства при ЦК ВКП (б) (май-июнь 1928 г.). Основные методы достижения поставленной задачи четко определялись в постановлении комиссии Наркомпроса от 23 мая 1929 года. В проекте системы художественного образования в РСФСР, представленном в Наркомпрос, предлагалось норму приема в техникумы и вузы рабоче-крестьянского состава довести до 75%. Большое значение приобретало широкое развертывание художественной работы в рабочих политпросветорганизациях, а также организация подготовки групп и заочных курсов для рабочей молодежи. Планировалась работа по отбору художественно одаренных подростков из среды рабочих и беднейшего крестьянства в городских и деревенских школах. Одной из мер должно было стать расширение факультетов и отделений, готовящих работников по массовому художественному образованию. Предусматривалась широкая программа мер по улучшению материального положения пролетарского студенчества.

Фактически увеличение числа рабочих среди студенчества достигалось не за счет создания необходимых моральных и материальных предпосылок для пролетарской части молодежи, а путем административного регулирования количества студентов из других социальных слоев. Специальные приемные комиссии, президиумы местных советов, комиссии по обложению платой за обучение должны были на основе представленных документов установить происхождение абитуриента и решить вопрос о допуске к приемным испытаниям. Специальной инструкцией Главпрофобра фактически был отменен принцип отбора студентов по способностям, в порядке свободного конкурса. Места для рабочих и крестьян заранее бронировались. Уровень знаний значения не имел, что неоднократно подчеркивалось в руководящих документах, имевших гриф «подлежит оглашению только членам приемной комиссии». Одновременно с работой по выявлению и отсеву из числа поступающих социально-чуждых элементов проводились кампании по приему в вузы и техникумы рабочих и крестьян.

Согласно постановлению коллегии Наркомпроса от 23 мая 1929 года «О чистках в вузах, рабфаках, техникумах», секретному циркуляру Главпрофобра от 8 декабря 1929 г. № 261/с за подписью А.Вышинского «пролетаризация» включала «чистки» в студенческой среде. В целях осуществления этой директивы Главпрофобр предлагал постоянно проверять состав учащихся, широко используя заявления отдельных рабочих и крестьян, сообщения местных партийных, профсоюзных, советских организаций, материалы рабселькоровской печати. Были определены категории учащихся, подлежащих безусловному исключению: лица, лишенные избирательных прав; граждане, скрывшие свое социальное происхождение; молодые люди, обнаружившие антисоветское поведение, выразившееся в выступлениях, враждебных советскому государству, а также в активном антисоветизме; лица, осужденные за уголовные преступления.

Политика «чисток» студенчества вызвала противодействие Наркома просвещения А.Луначарского, возмущение в студенческих массах. Из поступивших в НК РКИ РСФСР в течение двух месяцев дел об исключении, только по 10% было подтверждено первоначальное решение, по 60% решения были отменены и студенты восстановлены, 30% дел были направлены на пересмотр в местные РКИ. В результате «чисток» студентов и учащихся сибирских художественных учебных заведений выбыло в 1928-1929 году – 3%, в 1929-1930 году – 12% учащихся.

Систематическая деятельность, имевшая целью пролетаризацию учебных заведений, дала результаты. Количество рабочих в художественных техникумах Сибири выросло примерно в 2 раза, крестьян - в 2,4 раза. Число служащих уменьшилось в 1,9 раза. Однако, количественные показатели не дают точной картины динамики социального состава. В числе рабочих учитывались представители льготных категорий (например, дети учителей, врачей, литературных и научных работников, художников, скульпторов, изобретателей др.). Даже имея конкретные цифры, нельзя с точностью определить, сколько в числе рабочих и крестьян было «лиц к ним приравненных» и действительно ли число служащих и их детей сократилось.

В третьем параграфе «Вытеснение непролетарской интеллигенции из учреждений культуры и образования» анализируется специфическая деятельность, направленная на изменение социального состава специалистов. Выявляются способы создания негативного образа «непролетарских» деятелей культуры. Отношение к «разночинской» интеллигенции вырабатывалось центральной («Правда», «Комсомольская правда», «Журнал РАБИС») и местной печатью («Настоящее», «Просвещение Сибири», «Рабочий путь». «Омский зритель»). Пристальное внимание обращалось на работу как столичных (Главискусство, Государственное издательство (ГИЗ), так и западносибирских творческих организаций и коллективов (Западно-Сибирский государственный музей, редакция журнала «Сибирские огни», и др.). Острой критике подверглись наиболее яркие представители художественной интеллигенции. С осени 1928 г. под руководством председателя Главпрофобра А.Я.Вышинского активизируется борьба со старыми специалистами в художественных учебных заведениях (Академия художеств, Государственная академия художественных наук, омский художественно-промышленный техникум и др.). Основным результатом этой работы в Западной Сибири было сокращение числа опытных педагогов и преподавателей «непролетарского» происхождения. В омском художественном техникуме число преподавателей из служащих уменьшилось с 1928 г. по 1934 г. почти в 2 раза. Число специалистов с высшим образованием уменьшилось с 61% до 50%. В других художественных областях организация борьбы с «чуждыми», казалось бы, упрощалась наличием сложившихся оппозиционных художественных объединений. В изобразительном искусстве художественное объединение «Новая Сибирь» противостояла АХРР. В музейном деле соперничали представители естественнонаучного и эстетического направлений. Фактически, борьба за очищение рядов в этот период свелась к единичным случаям. Например, по итогам проверки Западно-Сибирского государственного музея в 1928 году был уволен и исключен из профсоюза как «чуждый элемент» директор музея и создатель Художественной галереи Ф.В.Мелехин.

Четвертый параграф «Внедрение радикальной системы ценностей в ходе проверок государственных учреждений, партийных и общественных организаций» раскрывает один из государственных методов целенаправленного вырабатывания определенной жизненной позиции представителей художественной интеллигенции. Осуществление «пролетаризации» студенчества и специалистов сопровождалось проверкой их взглядов и убеждений в ходе общегосударственных кампаний и специальных ревизий. В 1928 г. прошла проверка творческих союзов, в 1929-1931 гг. – чистки государственного аппарата, 1929-1930 гг. - проверка вузов и техникумов, в 1930 г. – специальная проверка музыкального и художественного образования, 1933-1934 гг. – проверка отдельных учебных заведений, 1934-1935 гг. – партийная чистка. Основным результатом этой работы стала «текучесть кадров» в художественных учебных заведениях. Особое внимание уделялось руководящим работникам. В 1928-1936 гг. в омском художественно-промышленном техникуме сменилось 5 директоров.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Тема Государственное управление в конце 20-х – 30-х гг. XX в

    Документ
    Многие историки конец 20-х – 30-е гг. XX века в истории СССР называют годами «великого перелома», основными направлениями этого времени можно выделить:
  2. Советская власть и художественная интеллигенция в 1964 - 1985 гг

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «21» февраля 2011 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.01 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 117571, г.
  3. Россия в начале 80-х середине 90-х годов XIX века

    Документ
    Вступив на престол в марте 1881 г. Александр III (1881-1894) подписал манифест о "незыблемости самодержавия". В мае 1881 г. министр внутренних дел Лорис-Меликов подал в отставку.
  4. Власть и культура на Южном Урале в 50-е 70-е гг. XX века

    Автореферат
    Защита состоится «4» марта 2011 г., в 16-00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.298.13 при Южно-Уральском государственном университете (454080, г.
  5. Повседневная жизнь учащихся духовных семинарий русской православной церкви в XVIII начале XX веков

    Семинар
    Защита состоится 27 мая 2011 года в 17.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.104.04 в Курском государственном университете по адресу: 305 , г.

Другие похожие документы..