Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Статья'
Анна достигает психоаналитического теоретизирования, которое отличается от теории отца тем, что придает особое значение Эдипову комплексу как матрице...полностью>>
'Документ'
ПРОФИЛАКТИКА И ЛЕЧЕНИЕ НЕВРОЗОВ, ДЕПРЕССИИ,ХРОНИЧЕСКОЙ УСТАЛОСТИ, БЕССОНИЦЫДлительное психологическое напряжение и внутренние конфликты являются прич...полностью>>
'Документ'
Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодня мы совершим путешествие по местам былой славы и скорби, которые связаны с тёмным периодом нашей истории: Гражда...полностью>>
'Программа'
- ознакомить обучаемых с основными вехами истории Китая и тенденциями развития его культуры в новое время, с наиболее важными событиями, ведущими пер...полностью>>

Новости: 15. 04. 2006

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

А, учитывая колоссальный перевес в кадрах, предельно ясную идеологию, аппаратный опыт и влияние в административных кругах, можно предположить, что центр образовательной политики к осени переместиться из МОН РФ … в ВШЭ. Тем более, что и внутри министерства, при распределении подрядов на выполнение различных работ, аппарат все чаще прибегает к услугам «трефовой» масти, да и в администрации Президента эта масть пользуется влиянием.

А уж поддержка экономического блока в правительстве, бизнес-институтов, Общественной Палаты, придаст этой масти еще большее влияние. Так что никто не удивиться, если при очередной перестановке внутри высшего руководства на месте одного из заместителей министра окажется опальный чиновник, которого еще пару месяцев назад активно, но безуспешно, увольняли с работы.

У треф все атрибуты играющей масти: туз-лидер (Я.Кузьминов), общественное прикрытие (Е.Ясин, А.Шохин), административный потенциал (Г.Греф), длинная скамейка «рабочих лошадок» (В.Болотов, Л.Якобсон, Б.Рудник, А.Пинский).

Трефы заряжены на игру, и ждут своего часа.

Бубны – непримиримые противники нынешнего курса

Тузы

В.Садовничий, ректор МГУ

Короли

Ю.Лужков, мэр Москвы

Дамы

Ю.Осипов, Президент РАН

Вальты

Н.Никандров, Президент РАО

Десятки

О.Смолин, депутат ГосДумы РФ

Девятки

Г.Меркулова, председатель ЦК Профсоюзов работников образования

Восьмерки

Е.Бунимович, депутат Мосгордумы

Семерки

Э.Днепров, академик РАО

МГУ – Брестская крепость, защищающаяся от супостата – ЕГЭ, до последнего патрона. И хотя левая часть спектра образовательной политики сегодня мало заметна, точнее ее очень искусно оттесняют от реальной политики в образовании, ее потенциал растет. Официальные структуры этот потенциал стараются не замечать, но левые политические силы отсаются единсвтенными, у которых есть внятная программа образовательной политики. Это программа представляет собой реставрацию советской системы – тотальный патернализм, формирование инфантильного, рассчитывающего не свои силы, а на государство ребенка и студента. Возвращение коллективного воспитания и гарантированного трудоустройства, лозунга «наше образование – лучшее в мире!».

В этой системе координат карточный набор бубен довольно сильный – влиятельнейший ректор МГУ В.Садовничий, президенты двух академий – РАН (Ю.Осипов) и РАО (Н.Никандров), супер-профессионал в политике и образовании (О.Смолин). И игроки для демонстрационных версий: маргинальная версия – профсоюзный секретарь Г.Меркулов, интеллигентская – поэт-депутат-учитель Е.Бунимович, медийная – Э.Днепров.

Играть с таким набором бубны не могут, зато торговаться – с дорогой душой!

Черви – политический педсовет

Тузы

В.Путин, Президент РФ

Короли

Д.Медведев, первый вице-премьер Правительства РФ

Дамы

С.Собянин, глава Администрации Президента РФ

Вальты

А.Кудрин, министр финансов РФ

Десятки

Т.Голикова, заместитель министра финансов РФ

Девятки

Д.Полыева, советник Администрации Президента РФ

Восьмерки

А.Левицкая, секретарь президиума Совета по Нацпроектам

Семерки

Б.Титов, председатель ООО "Деловая Россия"

Политический истеблишмент все чаще оказывается втянутым в образовательную политику.

Именно втянутым, поскольку образование для высшего политического руководства образование является совершенно непонятным объектом и серьезной стратегии относительно образования у власти нет.

Только-только начинает складываться какая-то, пока очень размытая идеология развития страны через образование, и министр А.Фурсенко на само деле соответсвует уровню размытости этой идеологии.

Не может министр делать больше, чем того хочет Президент или Правительство, или правящая партия. Про правящую партию вообще речи нет – никакой даже намека на образовательную политику в рядах «ЕР» нет. И вполне сознательно. Функционеры считают, что образование электорально невыгодная тема. У правительства своя задача – сократить размеры бюджетных обязательств. А министр – член Правительства, это команда, притом с довольно жесткой дисциплиной.

Поэтому реформа в системе образования пока не получила заинтересованных заказчиков – она проводится как бег в мешках: до цели добежать невозможно, но сказать, что все неподвижны – тоже нельзя. Главное – практически все игроки от власти на поле образовательной политики не видят в системе образования резерва институциональных изменений в стране. Они по-прежнему считают школу и вуз – системой социальной защиты детей и молодежи. Мы видим к чему привел этот разврат во Франции, видим, как опасно сохранять систему образования в состоянии квазигаранта успеха и мифической бесплатности. Это фактический инкубатор грядущей революции и социальных потрясений. Левые политики продвигают патерналистский вид системы образования: вам должны все, вы не должны никому. Другой осмысленной линии образовательной политики никто не предлагает.

Показательным событием в этом смысле стала отмена визита первого вице-премьера Д.Медведева в Красноярск, куда он собирался в связи с Национальным университетом, который планируется создавать в Красноярске.

Но поскольку постановление правительства по этому вопросу до сих пор не принято, социальная напряженность среди студентов и преподавателей растет, Медведева вполне мог ожидать прием в духе французских манифестаций.

Но оттого, что большой начальник не приехал, возможность студенческих волнений на почве намерений власти слить в один флакон 4 вуза и разрушить сложившуюся в городе вузовскую среду, отнюдь не уменьшилась. Ситуация с Нацунивесритом уже кризисная. Потому что для реальных действий по созданию Национального университета 1 миллиарда недостаточно, а крупный бизнес вкладывать в госучреждение не будет. А создавать частно-государственное партнерство красноярцам не дали.

Перед сдачей

Игроки в нашем образовательном преферансе: левая рука - сторонники всеобщего равенства и бесплатности, правая рука – сторонники эффективности и конкурентоспособности системы и ее выпускников, и «Болванчик» - без принципов, но с политическими интересами. Перед сдачей карт каждый надеется, что ему повезет больше остальных.

Всем нужны «черви» - политический ресурс.

Пока не востребованы «трефы» - бодливой корове пока Бог рог не дал.

Затаились «бубны» - но вовсю грозят потрясениями.

И вконец обессилили «пики» - ведомство измотано текучкой так, что за деревьями и леса не видит.

Как ляжет карта, какой будет расклад – мы обсудим в следующем номере.

Следите за игрой.

Преферанс образовательной политики,
по версии ИОП "Эврика"

Миллионы людей покидают насиженные места. Как их встречают в чужих краях?

/vesti/info/910.html

И снова день начинается с сообщения, что в России убит еще один иностранный студент с черной кожей… со смуглым цветом кожи… с белой кожей, но с неславянской внешностью… просто нерусский… русский, но какой-то «не такой»…Мы знаем, как это называется, – нацизм. И мы знаем, к чему это приводит. Но поскольку у нас «этого никогда не может быть, поскольку этого не может быть никогда», все, в общем-то, тихо. Кто-то из услышавших о происшествии, привычно (уже привычно!) используя уголовный жаргон, давно ставший нормой не только обыденной, но и политической речи, назоветубийц «отморозками» и, успокоив себя тем, что он-то за цвет кожи или форму носа никого не убьет (и его самого не убьют), облегченно вздохнет. Кто-то  подумает, что убивать студентов-иностранцев и детей-мигрантов – явный перебор, но вообще-то «этих южных» действительно много развелось и пора запретить иммиграцию. А кто-то испытает экстатическое «чувство национальной гордости великоросса» за ту «белокурую бестию», которая не побоялась открыто и героически начать борьбу за «Великую Россию для русских». Испытает – и, воодушевленный,  сам захочет совершить подобный подвиг. Как писал Достоевский, – «преступить».  Особенно когда вокруг «стоят маленькие люди – и моргают» (это уже Ницше).  «Маленькие люди» - это, как вы понимаете,   не о детях. О взрослых. Обо всех нас. Это с нами со всеми, а не с «отморозками», играющими роль «сверхчеловеков» и «спасителей Отечества», что-то происходит. Но что? Почему мы «стоим – и моргаем»?

«Да здравствует миграция –светлое будущее всего человечества!»

Этот лозунг – не шутка. Он совершенно точно отражает реальность наступившего века. Народонаселение мира все стремительнее превращается в непосед.

Передвигаться по «лику земли» у людей всегда были причины. Но никогда в истории все эти причины не сливались в одну и никогда не приводили в движение практически всех жителей планеты. Эта общая причина объективна и не зависит от воли и сознания обитателей всемирного «человейника»: ее имя – глобализация. Глобализация всего – средств связи и коммуникации, информационных потоков, рынка труда и рабочей силы. В «параллелограмме сил», образуемом, с одной стороны, собственными интересами нескольких десятков государств, а с другой – совокупным потенциалом частных интересов миллиардов людей (бизнесменов и ученых, синих и белых воротничков, просто искателей счастья в мировых столицах или на краю земли), второй вектор уже сегодня оказывается многократно сильнее первого. XXI век войдет в анналы как первый век действительно всемирной истории.

Но как заблуждается тот, кто отождествляет глобализацию со  всеобщей унификацией! Он уподобляется человеку, не желающему ни с кем знаться из опасения утратить свою «уникальность». На самом деле глобализация есть фантастический рост  культурного многообразия мира как целого, так и в каждой его точке, мощнейший импульс к развитию сотворчества людей и народов, которые прежде никогда не входили и не могли (хотя бы по число географическим причинам) войти в прямой духовный и культурный контакт.

Прежние века изобилуют примерами таких «глобалистских» взаимодействий. Но почти все они обильно орошены человеческой кровью и редкое из них было основано на свободном и искреннем взаимном стремлении культур друг к другу. Назовем навскидку несколько из них. Вот афро-американский джаз – его возникновение оплачено миллионами жизней негров-рабов. Вот сама современная европейская цивилизация, сложившаяся в ходе исторической эволюции варварских государств, использовавших наследие великого Рима, «интегрировавшего», в свою очередь, наследие Древней Греции и всего античного Средиземноморья – включая, кстати, и христианство. Вот, наконец, наше Отечество, до сих пор так и не сумевшее «слить в едином слове» наследие Византии, империи Чингизидов, послепетровской европеизации и десятков народов, принадлежащих множеству иных культурных традиций…   

Однако в отличие от тех времен, когда подобные «большие события» были сравнительно редки, а порождаемая ими социально-культурная «турбулентность» могла успокаиваться веками (да и то, как мы видим, не всегда успевала)  сегодняшняя глобализация поистине вездесуща и действует при этом «в режиме реального времени». Государства и общества, многие из которых буквально застигнуты врасплох, встречают ее как умеют. Но что важно: кто-то видит в ней для себя новый блестящий шанс (развития, успеха, расширения возможностей), а кто-то – смертельную угрозу (самому себе, своим детям, «всему святому»).

Резко усиливается неравномерность социально-экономического развития отдельных регионов планеты. Во многих случаях эти процессы сопровождаются обострением внутри- и межгосударственных противоречий вплоть до возникновения вооруженных конфликтов. Резкое ухудшение условий жизни заставляет людей покидать родину в поисках лучшей доли.

Современная миграция представляет собою явление, во много раз превосходящее то, что вошло в историю под названием Великое переселение народов. Впервые за последние полторы тысячи лет десятки миллионов людей покидают землю предков (часто даже сами не зная – на время или навсегда),   чтобы спасти себя и своих детей. Их гонит страх – голода, нищеты, гибели в межплеменной распре, неуверенности в будущем своей страны. Но, в отличие от воодушевленных объединяющей идеей великих миграций прошлого, сегодняшние десятки миллионов мигрантов – это частные люди со своими личными бедами и надеждами.  

Застигнутые врасплох

 Самая драматичная особенность всех этих процессов состоит в том, что происходят они глобально, а проявляются локально – в виде прямого, непосредственного, физического общения людей. И не нужно большого ума, чтобы понять: одно дело – «общение» солдат враждебных армий на поле боя или раба с надсмотрщиком, другое дело – общение с не слишком желанным, но законно занявшим свое место соседом в подъезде, на рыночном лотке или в социальной нише, и совсем иное  – общение на равных с коллегой, хотя он и приехал с противоположной стороны планеты и выступает твоим потенциальным соперником на вакантное место в фирме. Но как бы то ни было, все это и есть колоссальный по количеству микрособытий и по качеству происходящих изменений процесс возникновения, развития и чрезвычайного  усложнения бытовых социокультурных связей.

Что происходит чаще всего? Не встречая в «принимающих странах» необходимой помощи и поддержки (даже если  речь идет о легальных мигрантах), «приезжие»  фактически принуждаются к самоорганизации исключительно по   этнокультурным, языковым и религиозным основаниям.

Здесь уместно отметить очень важное для нижних социальных слоев обстоятельство:   подобные «землячества» не только быстро заполняют,  но и начинают  контролировать определенные социально-профессиональные ниши (торговля, услуги и пр.), вытесняя оттуда представителей «коренного» населения, что придает чисто экономическому явлению высокое «межнациональное напряжение». Почему это происходит? Вовсе не из-за изначальной «злокозненности» или «мафиозности» выходцев из того или иного региона. Это происходит, потому, что данная ниша, во-первых,    не была занята «коренными» жителями, а во-вторых, что еще важнее, «коренные» всерьез не желают и не могут (социальная культура не позволяет) им эту нишу занять. Именно это произошло, в частности, на московских рынках: прежняя «колхозная» торговля приказала долго жить, пригородные «бабуси» со своих грядок спроса гигантского города удовлетворить   заведомо не могут, а собственно москвичи последний раз занимались собственной рыночной торговлей два века назад. И большое спасибо надо сказать азербайджанцам, грузинам, армянам и таджикам, что снабдили первопрестольную плодами своих южных земель, не позволили ей вновь пережить подобие продовольственного голода начала двадцатых или начала девяностых годов.  

Однако на уровне бытового сознания    «принимающей стороны», живущей, как правило, в относительно стабильных и более благоприятных социально-экономических условиях, появление мигрантов воспринимается как нарушение привычного порядка вещей, как потенциальная опасность и даже угроза для собственных (и своих детей) жизненных перспектив, как стеснение привычного социально-культурного пространства незваными соседями. А поскольку эти изменения нарастают лавинообразно, то многие культурно-исторические сообщества испытывают настоящий шок от столкновения с новой реальностью, оказываются не в состоянии адекватно ее воспринять и непротиворечиво включить в свою картину мира. Миллионы людей, особенно принадлежащих к обществам так называемых традиционных культур, не успевают (не умеют, не хотят) признать объективную закономерность происходящего, воспринимают перемены как сознательно спровоцированную «врагами» угрозу своей этнокультурной, конфессиональной, языковой и т.д. идентичности. Все чаще между ценностными системами «коренного» населения и новых мигрантов возникает маргинальное пространство отчужденности, чреватой конфликтами вплоть до прямого физического насилия. Мигранты, особенно вынужденные, – это люди, находящиеся в состоянии постоянного и глубокого психологического стресса.

Как показывают события последнего времени, эти зоны риска становятся повсеместными. Их дальнейшее стихийное саморазвитие, в случае невмешательства государственных и гражданских институтов, способных на конструктивный межкультурный диалог, может привести к острейшим конфликтам и породить проблемы, для разрешения которых потребуются   колоссальные усилия в течение многих десятилетий.

Застигнутыми врасплох, таким образом, оказываются обе стороны – и «принимающая», и «прибывающая».

Владимир Бацын

Образовательный Госсовет: «война за наследство»

/vesti/info/911.html

Уважаемый читатель! Специальное заседание Государственного совета по вопросам образования, о необходимости которого так много говорили сторонники демократического направления в образовательной политике, - это заседание совершилось!

Как и было намечено, событие это состоялось в Кремле 24 марта. Как и 5 лет назад, рабочую группу по подготовке специального доклада Госсовету (далее – доклад) возглавил президент Карелии С. Катанандов. Полный вариант названия доклада гласит: «О развитии образования в Российской Федерации: от конкурентоспособного образования – к конкурентоспособности России».

Однако сразу после Госсовета обнаружился поразительный факт: Правительство России его как будто не заметило. Так, выступая в почти часовом прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» 2 апреля, министр образования и науки А. Фурсенко о Госсовете не упомянул ни разу. Полного текста доклада автору не удалось обнаружить ни на официальном сайте Минобрнауки, ни в близких к министерству печатных СМИ. Причина проста: доклад отличается от стратегического правительственного документа «О приоритетных направлениях развития образовательной системы в Российской Федерации» (далее «Приоритетные направления»), если и не как небо от земли, то по крайней мере, как пруд от болота. Причем отличается, как минимум, в трех отношениях.

Первое отличие – идеологические посылки и терминология. Элементарный контент-анализ показывает: по обоим этим параметрам доклад несравненно ближе подготовленной образовательной оппозицией декларации «Образование – для всех», чем правительственным «Приоритетным направлениям». Вот лишь несколько цитат из введения к докладу.

«Цель настоящего документа – формирование единой общенациональной стратегии инновационного опережающего развития российского образования, обеспечивающей его качественный прорыв, и на этом фундаменте – новое качество жизни страны…».

«В настоящем документе главный лейтмотив – переход из положения «догоняющего развития» к реальной конкурентоспособности российского образования с мировыми лидерами в этой сфере».

«Современный мир, включая и Россию, уже вступил в эпоху, когда большая часть экономического богатства создается вне среды материального производства. Многократно увеличивается значимость и стоимость интеллектуального труда, а экономика знаний становится важнейшей отраслью народного хозяйства».

«…Образование повсеместно рассматривается как основной инструмент общественной модернизации, и инновационный аспект развития образования становится все более и более актуальным».

И, наконец, раздел 1.2. Доклада назван: «Равенство доступа к образованию. Качественное образование для всех – основополагающая современная цивилизационная норма». Цитат такого типа хватило бы на целую статью, и не маленькую.

Разумеется, это не упрек, но, напротив, комплимент авторам доклада. Разработчики декларации «Образование – для всех» рады подобному «плагиату»: одна из главных целей движения, собственно говоря, как раз и заключалась в том, чтобы продвинуть эти идеи в политические элиты и властные структуры страны. Похоже, выговаривать правильные вещи власть научилась. Иной вопрос, в какой мере содержание документа соответствует провозглашенным лозунгам. Но об этом ниже.

Отличие второе – отсутствие в докладе тех концептуальных идей «Приоритетных направлений», которые сторонниками демократического направления в образовательной политике рассматриваются как вредные. Слава Богу, в докладе читатель не найдет:

- ни идеи фактической ликвидации конституционного права гражданина на дошкольное образование путем замены его образованием «предшкольным»;

- ни «гениального изобретения» о введении для всех частичной оплаты обучения в средней школе под предлогом сокращения учебной нагрузки;

- ни предложения ввести ваучеры (ГИФО, т.е. государственные именные финансовые обязательства) на основе ЕГЭ для поступающих в вузы;

- ни требования превратить государственные и муниципальные образовательные учреждения в пресловутые АУ (автономные учреждения) или ГАНО (государственные автономные некоммерческие организации) и т.п.

Наконец, третье коренное отличие – появление в докладе многих социально ориентированных положений, которые ни сном ни духом не ведали (точнее, не хотели ведать) авторы «Приоритетных направлений». Среди таких положений:

- комплекс мер по борьбе с беспризорностью, безнадзорностью и социальным сиротством;

- расширение доступности дошкольного образования;

- возвращение страны к обязательному и бесплатному полному среднему образованию;

- государственное стимулирование здоровьесберегающих образовательных технологий, массовой детской физкультуры и спорта;

- ориентиры воспитания, впервые за последние годы выдержанные в духе не «базарной» идеологии, но общечеловеческих, гражданских и патриотических ценностей и др.

Часть известных сторонников демократического направления в образовательной политике, по совместительству оказавшихся членами рабочей группы по подготовке доклада Госсовету, трактуют эти отличия в том смысле, что антисоциальная линия в образовательной политике, проводимая правительством и руководством Минобрнауки, если и не «похоронена» окончательно, то во всяком случае сломлена. Напротив, высокопоставленные чиновники в правительстве и министерстве делают вид, будто ничего не произошло, и продолжают, подобно известной птице, повторять вызывающую аллергию в образовательном сообществе мантру о «Национальном проекте». Разумеется, от подобных заклинаний не прибавляется ни бюджетных денег, ни мудрости в чиновничьих головах, зато объем бюрократической документации, которую приходится оформлять педагогам и руководителям образовательных учреждений, уже вырос в разы.

Кто же прав? С точки зрения обычной человеческой логики, разумеется, противники министерства: по идее, более поздний документ означает пересмотр содержания предыдущего. Похоже, образовательной оппозиции самое время выдвигать лозунги типа:

Правительство и «Единая Россия»! Требуем исполнения решений Госсовета!

Или: Всех, кто сорвал исполнение решений Госсовета 2001 года и намерен сорвать исполнение решений нового Госсовета, – к ответу!

Или: Поддерживаем тех, кто поддерживает образование, и только до тех пор, пока они его поддерживают!

Однако, как минимум, три аргумента есть и у высокопоставленных правительственных чиновников.

Во-первых, в Доклад Госсовету вошли некоторые идеи, способные увеличить неравенство возможностей в образовании и тем самым нанести ему вред. Среди них:

- переход на подушевое финансирование образовательных учреждений; правильным было бы нормативное финансирование с учетом подушевого принципа: деньги следуют за учеником, но не все;

- односторонняя ориентация на компетентностный подход; правильным было бы дополнение этим подходом «знаниевой» школы и т.п.

Во-вторых, социальное направление в образовательной политике не одержало безусловной победы на Госсовете, ибо в процессе «доработки» доклада представителями Правительства и Администрации Президента из него были вычеркнуты практически все положения, касающиеся повышения социального статуса педагога. Понятно, что без этого другие замечательные лозунги могут остаться благими пожеланиями. А куда они ведут, известно со времен Данте.

В-третьих, и главное: в политике, тем более - российской, прав обычно оказывается тот, у кого больше прав. Иначе говоря, тот, кто имеет доступ «к телу» исполнительной власти, принимающей конкретные решения. Вспомним хотя бы Госсовет 29 августа 2001 года. Его документ также был лучшим для своего времени, вышедшим из структур исполнительной власти. Однако достаточно посмотреть первый раздел все тех же «Приоритетных направлений», чтобы убедиться: все главные рекомендации того Госсовета остались невыполненными. Поэтому решение вопроса о том, в какую сторону в ближайшее время будет направлен вектор отечественной образовательной политики, вновь зависит от гражданского общества вообще и образовательного сообщества – в особенности.

В свое время Европа знала немало войн за наследство: испанское, австрийское и т.п. Своя «война за наследство» предстоит, видимо, и России. Но теперь это наследство образовательного Госсовета. Как ни странно, перед образовательным сообществом стоят две задачи:

1) заставить правительство исполнить решения Госсовета от 24 марта в их позитивной части, чтобы история 2001 года не повторилась;

2) не ограничиваться этими решениями, но попытаться усилить наметившийся социальный вектор в образовательной политике, превратив отечественное образование в подлинный национальный проект.

Этим путем и намерено идти Общероссийское общественное движение «Образование – для всех», которое 22 апреля в 10 часов утра в Театре «Содружество актеров Таганки» (г. Москва, ул. Земляной Вал, 76/21) проводит Конгресс российского образовательного сообщества и в развитие уже принятой одноименной декларации намерено представить России 12 базовых элементов национального проекта «Образование – для всех».

Всего два дня отделяют 24 марта (дату заседания Госсовета) от дня весеннего равноденствия, знаменующего равенство сил дня и ночи. Некоторое неустойчивое равновесие сложилось и в отечественной образовательной политике. И теперь от российской интеллигенции, педагогов, родителей и студентов - от всех, кому дорого будущее отечественного образования, зависит, пойдет ли страна дальше путем просвещения, т.е. наращивания образовательного «светового дня», или вопреки законам природы и социального прогресса произойдет откат в длинную темную «ночь». Всех, кто не желает такого отката, приглашаем работать вместе.

И тогда не придется вслед за Райкиным повторять: учение свет, да неученых – тьма!

О.Н. Смолин Первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по образованию и науке, руководитель движения «Образование – для всех»



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Аргументы и факты, Фуфырин С., 15. 04. 2009, №16, Стр

    Документ
    ВЕДУЩАЯ: Благоприятного для российской экономики придется ждать полвека. С таким неутешительным прогнозом сегодня выступил министр финансов Алексей Кудрин.
  2. Госдума РФ мониторинг сми 15 марта 2006 г

    Документ
    КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД СМОЖЕТ НАЧАТЬ РАБОТУ В ПЕТЕРБУРГЕ ТОЛЬКО ПРИ СОЗДАНИИ ВСЕХ НЕОБХОДИМЫХ УСЛОВИЙ ДЛЯ ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ - РУКОВОДИТЕЛЬ АППАРАТА КС ЛАЗАРЕВ 157
  3. Новости международного института менеджмента линк за 2006 г. 5

    Реферат
    В данном дайджесте представлены в той или иной мере новости Международного института менеджмента ЛИНК и Открытого университета Великобритании за 2006 год, размещенные на сайте .
  4. Новости 12 (2)

    Документ
    04. 009, 07:00 15 НОВОСТИ 15 Маяк, 15.04. 009, 14:00 15 НОВОСТИ 1 Маяк, 15.04. 009, 17:00 1 НОВОСТИ 1 Маяк, 15.04. 009, 19:00 1 НОВОСТИ 1 Маяк, 15.
  5. Новости 15

    Документ
    009, 0 :00 15 ВЕСТИ 15 Радио России, 5.0 . 009, 0 :00 15 НОВОСТИ 15 Радио РСН, 5.0 . 009, 11:00 15 ЭХО 15 Эхо Москвы, 5.0 . 009, :00 15 Пресса 1 CОБЫТИЯ 1 Ведомости, .

Другие похожие документы..