Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
1. Цели и задачи дисциплины: формирование системы знаний и навыков использования методов и средств информационной теории и информационных технологий ...полностью>>
'Программа дисциплины'
Ознакомить студента с существующими математическими методами исследования экономических процессов и систем, с их возможностями и границами применяемо...полностью>>
'Кодекс'
комиссионные вознаграждения по договорам сострахования, перестрахования и комиссии с прибыли, выплачиваемые перестраховщиками перестрахователям за пр...полностью>>
'Статья'
Изменения политической и социально-экономической ситуации в России, социальная дифференциация, происходящая в молодежной среде, оказали и продолжают ...полностью>>

Академия медицинских наук СССР научный совет по физиологии человека ан

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СССР

НАУЧНЫЙ СОВЕТ ПО ФИЗИОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА АН СССР И АМН СССР

ИНСТИТУТ ФИЗИОЛОГИИ ИМ. И. П. ПАВЛОВА

В. В. Фролькис, X. К-Мурадян

Экспериментальные

пути

продления жизни

ЛЕНИНГРАД

«НАУКА»

ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ 1 988

УДК 612.67 : 577.73

Фролькнс В. В., Мурадян X. К. Экспериментальные пути продления жизни. — Л.: Наука, 1988. — 248 с.

Монография посвящена одной из важнейших проблем современной биологии и медицины — увеличению продолжительности жизни. В ней анализируются существующие представления о молекулярных, клеточных и нейрогормональных механизмах старения и факторах, определяющихw продолжительность жизни. Основное внимание уделено данным об увеличении продолжительности жизни в экспериментальных условиях. Рассмотрены влияния диет, температуры, двигательной активности, антиоксидантов, ингибиторов биосинтеза белка, энтеросорбции, ионизирующего излучения, биологически активных веществ. Библиогр. 437 назв. Ил. 42. Табл. 14.

Ответственный редактор академик АМН СССР Д. Ф. ЧЕБОТАРЕВ

Рецензенты В. H. НИКИТИН, В. Г. КАССИЛЬ

. 2007020000-528 _„ о, ... _ .. „ ,nQQ

фп.о/по. — 295-87 — /// © Издательство «Наука», 1988 г.

042 (02)-о8

ISBN 5-02-025738-9

ПРЕДИСЛОВИЕ

Книга В. В. Фролькиса и X. К. Мурадяна не требует специального представления. Во-первых, она посвящена одной из наиболее важных и острых проблем не только геронтологии, но и общей биологии — возможности увеличения продолжительности жизни. Во-вторых, В. В. Фролькис — один из ведущих современных геронтологов, автор многих трудов о молекулярных, клеточных и регуляторных механизмах старения, изданных у нас и за рубежом. Обращение его на следующем этапе творчества к поиску путей продления жизни оправдано и закономерно. Подобный подход традиционен для отечественной науки, и он в первую очередь был определен И. И. Мечниковым и А. А. Богомольцем. Именно они сочетали в своих исследованиях поиск фундаментальных механизмов старения и возможности продления жизни. И. И. Мечников и А. А. Богомолец, являясь одними из основоположников не только отечественной, но и мировой геронтологии, верили в возможность создания средств увеличения продолжительности жизни.

В наши дни высказываются самые разные, противоречивые мнения о возможности продления жизни. Выдавая желаемое за действительное, нередко в прессе встречаются утверждения о реальности в ближайшее время радикального увеличения продолжительности жизни человека. С другой стороны, нередки еще совершенно пессимистические рассуждения о возможности продления жизни. Значение книги В. В. Фролькиса и X. К. Мурадяна заключается в том, что в ней рассматривается эта проблема на основе анализа фундаментальных механизмов старения, в рамках строго научных фактов. Авторы исходят из представлений о возрастном развитии как системном, внутренне противоречивом процессе. Именно это позволяет им обосновать тактику и стратегию поиска геропротекторов, направленных на сдерживание процессов старения и активацию процессов витаукта. Следует также учесть, что современная экспериментальная геронтология располагает немногими воздействиями, которые приводят к увеличению продолжительности жизни. Два из них — энтеросорбция

и ингибиторы биосинтеза белка — разработаны в коллективе авторов. Весьма важно то, что здесь обсуждается проблема не только «количества», но и «качества» жизни, ибо задача геронтологии не только «добавить годы к жизни, но и жизнь к годам». И, наконец, следует иметь в виду, что использование средств продления жизни важно для понимания самих механизмов старения.

Книга В. В. Фролькиса и X. К. Мурадяна убеждает в необходимости активации исследований по поиску средств продления жизни. Сейчас все согласны с тем, что возможно в принципе оказать влияние на ход индивидуального развития. Этой глобальной задаче естествознания посвящена комплексная программа «Продление жизни», впервые выдвинутая у нас в стране.

Д. Ф. Чеботарев

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АД — артериальное давление

АКТГ — адренокортикотропный гормон

АО — антиоксид анты

АЦС — антицитотоксическая сыворотка

БАВ — биологически активные вещества

БВ — биологический возраст

БО-диета — белково-ограниченная диета

ВНД — высшая нервная деятельность

ВПЖ — видовая продолжительность жизни

ИБС — ишемическая болезнь сердца

ИПЖ — индивидуальная продолжительность жизни

КО-диета — калорийно-ограниченная диета

ЛДГ — лактатдегидрогеназа

ЛГ — лютеинизирующий гормон

ЛПВП — липопротеиды высокой плотности

ЛПНП — липопротеиды низкой плотности

ЛПОНП — липопротеиды очень низкой плотности

MMC — математическая модель смертности

МОК — минутный объем крови

МП — мембранный потенциал

МПЖ — максимальная продолжительность жизни

МЭА — 2-меркаптоэтаноламин

ОП — обращенные повторы

ОСФ — оксидазы смешанных функций

ОУР — относительная удельная радиоактивность

ПЖ — продолжительность жизни

ПП — повторяющиеся последовательности

ППЖ — предстоящая продолжительность жизни

СПЖ — средняя продолжительность жизни

ТТГ — тиреотропный гормон

УП — уникальные последовательности

УР — удельная радиоактивность

УРС — удельная работа сердца

ЧСС — частота сердечных сокращений

ФСГ — фолликулостимулирующий гормон

ЦНС — центральная нервная система

ЭДТА — этилендиаминтетраацетат

Глава 1 СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ МЕХАНИЗМОВ СТАРЕНИЯ

А. Эйнштейн писал, что самое прекрасное, испытываемое нами, — это ощущение тайны. Она — источник всякого подлинного искусства и всей науки Тот, кто никогда не испытывал этого чувства, кто не умеет остановиться и задуматься, тот подобен мертвецу и глаза его закрыты. Геронтолог не может пожаловаться — ощущение тайны постоянно посещает его, ибо познать сущность старения равносильно познанию важнейших механизмов жизни. Многочисленность и порой ошибочность представлений о механизмах старения связаны с необоснованностью сведения всей сложности старения к одному, пусть и важному, изменению жизнедеятельности организма. Современный этап развития биологии старения состоит, или во всяком случае должен состоять, в системном анализе этого процесса, в раскрытии многочисленных внутренних связей, определяющих возрастные изменения в биологических системах на разных уровнях жизнедеятельности, включая и сложнейшую систему — целостный организм. Под системой следует понимать совокупность структур и процессов, обеспечивающих приспособительный эффект на любом уровне биологической организации. Представление о функциональной системе имеет особое значение для геронтологии, ибо конечный итог старения — изменение функции клетки, органа, физиологической системы. Сейчас уже стало тривиальным понятие «молекулярные механизмы старения». В то же время термин «физиологические механизмы старения» как-то не принят в современной биологии и не встречается на страницах журналов и монографий. Впервые коллективная монография под названием «Физиологические механизмы старения» вышла в 1982 г. Наряду с преимущественно аналитическим подходом в геронтологии все большее значение начинает приобретать синтетический, системный подход, который принесет раскрытие молекулярных механизмов изменения функции в процессе старения, приведет к созданию молекулярной физиологии старения. Подобный подход преодолевает искусственное разграничение изучения механизмов старения на разных уровнях жизнедеятельности и создает целостное представление о сущности этого процесса.

Принципиально важно, что механизмы возрастного развития систем должны анализироваться на основе не просто процессов регуляции, а изучения процессов саморегуляции, с учетом их

внутренней противоречивости и роли их в адаптации организма. В. И. Ленин писал: «Условие познания всех процессов мира в их „самодвижении", в их спонтанейном развитии, в их живой жизни, есть познание их как единства противоположностей. Развитие есть „борьба" противоположностей. Две основные (или две возможные? или две в истории наблюдающиеся?) концепции развития (эволюции) суть: развитие как уменьшение и увеличение, как повторение, и развитие как единство противоположностей (раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними).

При первой концепции движения остается в тени с а м одвижение, его двигательная сила, его источник, его мотив (или сей источник переносится во вне — бог, субъект etc.). При второй концепции главное внимание устремляется именно на познание источника ,,с а м о"движения.

Первая концепция мертва, бледна, суха. Вторая — жизненна. Только вторая дает ключ к „самодвижению" всего сущего; только она дает ключ к „скачкам", к „перерыву постепенности", к „превращению в противоположность", к уничтожению старого и возникновению нового» (В. И. Ленин. Полн. собр. соч. T. 29. С. 317).

В 1963 г. в книге «Механизмы старения» была опубликована наша статья «Анализ изменений деятельности организма при старении с позиций саморегуляции функций». В статье развивалось три положения: 1) для изучения механизмов старения необходим системный подход; 2) с возрастом наряду с угасанием обмена и функции мобилизуются важные приспособительные механизмы; 3) старение — результат нарушения саморегуляции на разных уровнях жизнедеятельности организма.

Именно эти представления способствовали формированию нового направления в геронтологии, связанного с изучением механизмов, противодействующих старению; способствовали выдвижению нами понятия витаукта. Они стали основой поиска факторов, уменьшающих возрастные повреждения, факторов антистарения (Cutler, 1979; Lamb, 1980; Дильман, 1987). Правильное представление о сущности старения возможно создать только на основе изучения всего возрастного развития, этагенеза (от лат. «aetas» — возраст).

Развитие этих положений привело к выдвижению нами адаптационно-регуляторной теории возрастного развития.

Старение — разрушительный процесс, ведущий к недостаточности физиологических функций и гибели клеток, ограничению адаптационных возможностей организма, снижению его надежности, развитию возрастной патологии, увеличению вероятности смерти. Конкретные проявления старения определяются генетически детерминированными особенностями организации организма. Нами (Фролькис, 1960) была выдвинута идея о том, что с возрастом наряду с угасанием, разрушением, повреждением возникают важные адаптационные механизмы. Дальнейшей эволюцией этого положения явилось наше представление

о существовании специального процесса — витаукта (от лат. vita — жизнь, auctum — увеличивать), направленного на долгосрочную стабилизацию живых систем, предупреждение и ликвидацию многих проявлений старения.

В свое время Л. В. Комаров (1978) критиковал нас за то, что мы отрицаем адаптивный характер процесса старения, а В. M. Дильман (1987), наоборот, — за приписывание старению адаптационной роли. Мы никогда не рассматривали старение как адаптационный процесс. Еще в 1969 г. мы четко формулировали: «Старение — в конечном итоге, процесс разрушительный, неминуемо ведущий к прекращению существования жизни» (Фролькис, 1969, с. 24). Один из механизмов, противостоящих повреждению организма, состоит в следующем: «. . .в возникновении новых приспособительных реакций, в поддержании гомеостазиса организма старости важнейшая роль принадлежит постоянно повторяющейся в жизни тенденции к нарушению гомеостазиса. Иными словами, в ходе изменения гомеостазиса совершенствуются механизмы установления его на оптимальном уровне. Повторяющиеся напряжения могут делать систему саморегуляции более надежной, более адаптированной» (Фролькис, 1965а, с. 274— 275). Адаптационно-регуляторная теория не противопоставляет развитие и старение, не рассматривает старение как побочный продукт развития. Она утверждает, что старение и витаукт являются внутренним содержанием возрастного развития, основанном на механизмах саморегуляции. Нарушение механизмов саморегуляции лежит в основе возрастной деградации организма и развития возрастной патологии.

Мы считали, что понятия «адаптационные», «приспособительные» раскрывают биологическую значимость, направленность этих сдвигов для организма, но не их конкретную сущность, механизм их развития. Адаптационными, приспособительными могут быть самые различные сдвиги в самых различных ситуациях, не имеющих отношения к возрастному развитию, к старению. Витаукт — конкретный процесс, связанный механизмами саморегуляции, с возрастным развитием, со старением. Кроме того, проявления витаукта не всегда имеют адаптивное значение в конкретной ситуации. В процесс витаукта включены механизмы, которые могут трактоваться как адаптация, компенсация, восстановление, защита и др. Очень важно подчеркнуть, что витаукт — не просто антистарение. Часто бывает наоборот — старение нарушает, повреждает, извращает механизмы витаукта. Достаточно вспомнить изменение с возрастом активности системы микросомального окисления, антиоксидантов, репарации ДНК, стабильности мембран, микротубулл, разрушение под влиянием старения механизмов поддержания надежности организма. Эволюция, естественный отбор привели к формированию двух свойств организма — приспосабливаться к среде и определенное время поддерживать высокий уровень приспособления. Это второе свойство определяется процессом витаукта и у коротко-, и у долго-

живущих животных оно выражено неодинаково. В оценке адаптационного значения реакции признака нет и не может быть абсолюта. Реакция, имеющая приспособительное значение в одной ситуации, может вызывать нарушения в другой; признак, имеющий адаптивное значение на одном этапе этагенеза, может стать неблагоприятным на другом.

Жизнь не была занесена на Землю из других миров. Она возникла благодаря существованию определенных условий, благодаря длительной, в течение нескольких миллиардов лет, эволюции живых систем. Развитие первичных живых структур, протобиополимеров, протоклеток привело к появлению системной организации, формированию механизмов саморегуляции, прямых и обратных связей.

Старение возникло вместе с появлением первичных живых систем. Оно как процесс разрушительный было результатом внутренней ненадежности и неизбежного повреждающего действия окружающей среды. И вместе с тем живые системы прогрессировали, становясь все более и более надежными. Это стало возможным потому, что благодаря механизмам саморегуляции возник другой процесс, направленный на стабилизацию жизнеспособности организма, повышение ее надежности, долгосрочности существования — процесс витаукта. Очевидно, первичными его проявлениями были механизмы увеличения прочности макромолекул, стабилизация клеточных мембран, избирательный, а затем активный транспорт веществ, восстановление нарушенных звеньев обмена и др. Решающее значение имело возникновение клеточного деления, во многом устраняющего возрастные нарушения и ставшего основой эволюции, фундаментальным механизмом соотношения наследственности и изменчивости.

Итак, старение не возникло на определенном этапе эволюции как адаптивный механизм, элиминирующий индивидуум во имя популяции, вида, всего живого. Старение и витаукт возникли вместе с формированием живого и присущи сейчас всему живому.

По мере эволюции усложнялись клеточные структуры, возникали многоклеточные организмы, более совершенные механизмы саморегуляции и, наконец, механизмы нейрогуморального контроля. Вместе со сдвигами в биологической организации изменялись и конкретные механизмы старения и витаукта. На чисто клеточные механизмы накладывались общеорганизменные, нейрогуморальные. Процессы старения и витаукта отдельных клеток и высших организмов в целом определяются генорегуляторными и нейрогуморальными механизмами. В этих условиях прогрессировали специальные системы витаукта — репарация ДНК, антиоксиданты, микросомальное окисление, антигипоксическая система, нервная регуляция трофики и др. Благодаря эволюции генорегуляторного механизма возникали различные типы считывания генетической информации, появились нервные, секреторные, мышечные, иммунокомпетентные и другие клетки. Особенности их надклеточного контроля, отличия в работе различ-

ных генов генорегуляторной системы привели к тому, что в условиях целостного организма старение клеток, обладающих различной функцией, имеет общие механизмы и существенно отличается друг от друга. В условиях целостного организма первичные возрастные изменения в нейрогуморальной регуляции могут приводить ко вторичным нарушениям в других клетках. Таким образом, соотношение процессов старения и витаукта детерминировано биологической организацией живой системы; у различных видов животных существуют общие фундаментальные механизмы старения и специфические особенности их генорегуляторных и нейрогуморальных механизмов. Эти отличия в нейрогуморальных механизмах старения особенно очевидны при сопоставлении возрастных изменений человека и других млекопитающих.

В ходе эволюции сочетание наследственности и изменчивости в естественном отборе приводило к закреплению адаптивных признаков к среде. Не длительность жизни, а приспособление к окружающей среде было ведущим фактором отбора. Многие долгоживущие виды, к примеру древние ящеры, из-за косности наследственности вымирали, так как не могли приспособиться к изменяющейся среде, не выдержали давления естественного отбора. У многих видов, в том числе и млекопитающих (к примеру мыши, хорьки и др.), адаптация происходит на фоне высокой напряженности обмена веществ, большего числа повреждений, более бурного развития старения, некомпенсируемого процессом витаукта. Здесь адаптация к среде будет сочетаться с низкой ПЖ. В понятие «адаптация к среде» следует вкладывать и репродуктивную способность.

Не только в историческом, но и в индивидуальном развитии, не только в филогенезе, но и в онтогенезе на самых ранних этапах становления организма, с зиготы, возникает разрушительный процесс — старение. Это неизбежное повреждение ДНК, распад белков, нарушение мембран, гибель части клеток, действие свободных радикалов, токсических веществ, кислородного голодания и др. Однако благодаря механизмам саморегуляции, надежности процесса витаукта вся система развивается, совершенствуется, растут ее адаптационные возможности. Итак, неверно искать возрастной период, с которого начинается старение. Оно возникает с появлением оплодотворенной клетки. Вместе с тем следует рассматривать разные уровни старения — молекулярный, клеточный, системный, организменный. На определенном этапе старение в ряде клеточных структур благодаря механизмам витаукта еще не приводит к старению организма в целом. В конечном итоге в определенном возрасте (прекращение роста, климактерический период) начинают прогрессировать проявления старения всего организма со всеми для него последствиями.

Вот почему важен поиск возрастного периода, когда нарушения, деградация развиваются особенно бурно. Нарастание старения приводит к ограничению адаптационных возможностей отдельных клеток, систем, всего организма в целом, и это стано-

10

вится основой снижения надежности организма, нарушения регуляции внутренней среды организма, возникновения возрастной патологии. Таким образом, возрастное развитие организма является результатом борьбы и единства двух процессов — старения и витаукта. Связь этих двух процессов в фило- и этагенезе и обусловливается механизмами саморегуляции. Выраженность процессов витаукта во многом определяет ПЖ. Так, существует связь между видовой ПЖ и многими механизмами витаукта — репарацией ДНК, системой антиоксидантов, микросомальным окислением, цефализацией, особенностями нервного контроля. Раскрытие внутренне противоречивого характера возрастного развития определяет тактику и стратегию поиска средств увеличения ПЖ. Они должны состоять в замедлении темпа старения и активации процесса витаукта.

Известно, что благодаря механизмам саморегуляции организм может длительно поддерживать гомеостазис в изменяющихся условиях его существования. Для характеристики этагенеза, возрастного развития более правильна оценка гомеорезиса, стабилизированного по определенной траектории потока возрастных изменений. Существует несколько типов динамики возрастных изменений различных структурных, обменных и функциональных проявлений организма. В каждом отдельном возрастном периоде соотношение их неодинаково.

Существует две традиционные точки зрения на причины развития старения: 1) старение—генетически запрограммированный процесс, результат последовательно развертывающейся программы реализации генетической информации; 2) старение — стохастический, вероятностный процесс, результат нарастающего повреждения структур организма. Нам представляется, что старение генетически не запрограммированный, а генетически детерминированный процесс, определяемый генетически предопределенной биологической организацией, в которой неизбежно развиваются стохастические, вероятностные нарушения. Мышь стареет в десятки раз быстрее человека не потому, что у них по-разному запрограммировано старение, а потому, что столь различны биологические особенности организмов, их надежность, способность длительно поддерживать адаптацию, разрушаемость. Итак, старение — стохастический процесс, течение которого зависит от генетически обусловленных видовых особенностей организма и его реакций на многие средовые факторы. Генетически же запрограммированы многие механизмы витаукта, они закрепляются в эволюции благодаря отбору. Это положение становится ясным на основе представлений И. И. Шмальгаузена (1968) о движущей и стабилизирущей форме отбора, направленной на преобразование стуктуры и функции организма, сохранение и развитие приобретенных адаптивных сдвигов.

Старение — процесс многоочаговый и многопричинный. Он возникает в разных структурах клетки — ядре, митохондриях, эндоплазматическом ретикулуме, плазматических мембранах

11

и др.; в разных типах клеток — нервных, секреторных, печеночных, миокардиальных и др. В его развитии имеют значение различные факторы — генетически предопределенные особенности обмена веществ организма, стрессы, болезни, свободные радикалы, перекиси липидов, действие ксенобиотиков, изменение концентрации водородных ионов, действие альдегидов, температурные повреждения, гипоксия, разобщение во времени и пространстве различных звеньев биологических систем, разрыв лизосом с активными протеолитическими ферментами, активация фосфолипаз, появление белков, повреждающих клетку, и др. Большое значение имеет накопление пептидных остатков. Средовые факторы, изменяя течение биологических процессов, влияют на темп старения. Эта многопричинность и определяет множественность мишеней старения в клетке, органе и организме в целом. Действие этих повреждающих факторов суммируется во времени и в конечном итоге не компенсируется процессами витаукта.

Очевидно, чем большее тот или иной механизм имеет значение в развитии старения, тем в большей мере нормализация, предупреждение его возникновения будет влиять на темп старения, на ПЖ. Иными словами, средства пролонгирования жизни могут быть использованы для анализа механизмов старения. Однако отсутствие пролонгирующего эффекта при целенаправленном воздействии еще не означает, что предполагаемый сдвиг не имеет значения в генезе старения. Во-первых, необходима количественная оценка его нормализации; во-вторых, изменения в одном звене могут не отразиться на состоянии всей системы.

В нашей лаборатории было показано, что энтеросорбция (очистка кишечных соков и тем самым плазмы крови от многих токсических веществ) увеличивает среднюю и максимальную ПЖ. Это само по себе может быть доказательством участия наряду с другими факторами интоксикационного компонента в механизме старения. О снижении суммарной токсичности веществ при энтеросорбции свидетельствует то, что использование ее у старых животных приводит к снижению активности ряда ферментов системы микросомального окисления печени (Фролькис и др., 1982). Кроме того, удалось показать, что в старости меньшие дозы ряда токсических веществ, в частности тех, которые образуются в самом организме, вызывают нарушения обмена и функции. Итак, сочетание накопления токсических веществ с повышенной чувствительностью к ним объясняет участие этого механизма в развитии старения. H. M. Эмануэль и др. (1977) показали, что активация микросомального окисления печени приводит к увеличению ПЖ животных. Все это подтверждает обобщенное представление И. И. Мечникова (1964) о роли аутоинтоксикации в развитии старения.

Выраженный пролонгирующий эффект оказывают, по нашим данным, ингибиторы биосинтеза белка, в частности блокаторы процесса транскрипции. Они же замедляют митотическую активность клеток. Это само по себе позволяет полагать, что существует



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Российская академия медицинских наук (1)

    Документ
    Координация научных медицинских исследований в 2007 году проводилась 56 научными советами по комплексным проблемам медицины и их проблемными комиссиями в соответствии с приоритетными направлениями развития науки, технологий и техники,
  2. Академия тыла и транспорта может уступить свои помещения подразделениям спбГУ

    Документ
    Академия тыла и транспорта в будущем может уступить свои помещения подразделениям Петербургского государственного университета. С соответствующей просьбой о передаче здания к президенту России Дмитрию Медведеву уже обратились губернатор
  3. Медицины со амн СССР

    Тезисы
    Сборник содержит материалы регионального симпозиума "Адаптация к экстремальным геофизическим факторам и профилактика метеотропных реакций". Представленные статьи ученых из различных регионов страны являются обобщением результатов
  4. И. М. Феигенберг мозг психика здоровье издательство «наука» Москва 1972 Книга

    Книга
    Книга профессора И. М. Фейгенберга в популярной форме знакомит читателя с различными сторонами психической деятельности человека. Особое внимание уделено вероятностному прогнозированию — психической способности мозга, изучение которой
  5. Анатолия Афанасьевича Баталова посвящается Предисловие Данный сборник статей

    Сборник статей
    Сборник статей посвящён двум важным событиям жизни кафедры – 50-летию со дня её основания и скоропостижной смерти бывшего заведующего кафедрой д.ф.н., профессора А.

Другие похожие документы..