Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа дисциплины'
Основы информационной безопасности. Курс лекций. Учебное пособие / Издание второе, исправленное / Галатенко В.А. Под редакцией члена-корреспондента Р...полностью>>
'Документ'
В политическом кризисе конца XVI – начала XVII в. семья бояр Романовых играла не последнюю роль. Одной из причин было, прежде всего, родство между Ром...полностью>>
'Рабочая программа'
Рабочая программа составлена на основании паспорта научной специальности 12.00.03 – Гражданское право, предпринимательское право, семейного права; ме...полностью>>
'Документ'
Основна мета впровадження автоматизованих систем комерційного обліку газу (АСКОГ) – підвищення достовірності обліку спожитого природного газу за допо...полностью>>

И. А. Флиге Составители: О. Н. Ансберг, А. Д. Марголис Интервью: Т. Ф. Косинова, Т. Ю. Шманкевич, О. Н. Ансберг Научный редактор: Т. Б. Притыкина Под общей редакцией А. Д. Марголиса Общественно-политическая жизнь Ленинграда в годы «перестройки»

Главная > Интервью
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Декабрь.

Из мест заключения в Ленинград вернулись Г.А.Донской и В.Ю.Пореш.

Молодежным клубам по интересам при комитетах комсомола разрешено открывать банковские расчетные счета.

Формирование неформальных групп «Община» и «Клуба по переписке» (будущего Заочного социально-политического клуба).

В журнале «Знамя» (№ 10–11) опубликован роман А.Бека «Новое назначение», в журналах «64» и «Москва» – роман В.В.Набокова «Защита Лужина».

В качестве приложения к самиздатскому журналу «Часы» выпущен трехтомный биобиблиографический словарь «Художники русской эмиграции», составленный Д.Я.Северюхиным и О.Л.Лейкиндом (официальное издание – в 1994).

Парижское издательство «Atheneum», основанное В.Е.Аллоем, начало выпускать исторический альманах «Минувшее». Значительная часть материалов готовилась в Ленинграде и Москве (А.И.Добкин, Ф.Ф.Перченок и др.).

Создан Совет молодых специалистов (А.Б.Чубайс, С.А.Васильев и др.).

Во Дворце Молодежи начинает свою деятельность джаз-клуб «Квадрат».

На базе «Коммунистического союза борьбы с преступностью» образовалась группа «Форпост». Лидер – Алексей Разоренов.

При Василеостровском РК ВЛКСМ возник молодежный дискуссионный клуб «Альтернатива».

Начал выходить самиздатский сатирический журнал «Красный щедринец» (основатель и редактор – Б.И.Иванов). В первых трех номерах опубликован текст В.Шинкарева «Митьки», послуживший литературным манифестом одноименной группы.

Начал выходить первый в истории самиздата детский альманах «Д и М» («Девочкам и мальчикам»). Редактор – Е.К.Шопотова (Зелинская).

В Лениздате вышла монография А.З.Романенко «О классовой сущности сионизма» (тираж – 50 тыс. экз.).

Образовалось Ленинградское патриотическое объединение «Память» (Ю.В.Риверов, Н.Н.Лысенко, Н.Ширяев, Н.Ф.Жербин и др.).

ИЗ КНИГИ М.С.ГОРБАЧЕВА

«ПЕРЕСТРОЙКА И НОВОЕ МЫШЛЕНИЕ ДЛЯ НАШЕЙ СТРАНЫ

И ДЛЯ ВСЕГО МИРА» (М., 1987)

«Непредвзятый, честный подход привел нас к неумолимому выводу: страна оказалась в предкризисном состоянии. Такой вывод был сделан на состоявшемся в апреле 1985 года Пленуме ЦК, который обозначил поворот к новому стратегическому курсу, к пере-стройке, дал основы ее концепции».

«...Многие из нас задолго до апрельского Пленума; понимали что все надо еще раз обдумать применительно ко всем сферам жизни: экономике, культуре, демократии, внешней политике. А главное – перевести на практический язык жизни. <...> Проблематика концепции перестройки также вызревала постепенно. Еще до апрельского Пленума группа партийных и государственных деятелей занялась комплексным анализом состояния экономики. Этот анализ и был затем положен в основу документов перестройки. Мы использовали рекомендации ученых, специалистов, имевшийся потенциал, все то лучшее, что создала общественная мысль, и подготовили основные идеи и выход на политику, которую потом начали реализовывать».

«...Дело перестройки оказалось более трудным, чем представлялось поначалу. Многое нам приходится переосмысливать заново. Но с каждым новым шагом у нас все больше уверенности в правильности того, что мы начали и что делаем».

«Мы будем идти к лучшему социализму, а не в сторону от него. Мы говорим это честно, не лукавим ни перед своим народом, ни перед заграницей. Ожидать, что мы начнем создавать какое-то другое, несоциалистическое общество, перейдем в другой лагерь – дело бесперспективное и нереалистичное».

«Мы далеки от того, чтобы только свой подход считать истинным. У нас нет универсальных рецептов, но мы готовы искренне и честно совместно с США и другими странами искать ответы на все вопросы, в том числе и на самые трудные».

«Все мы пассажиры одного корабля – Земли, и нельзя допустить, чтобы он потерпел крушение. Второго Ноева ковчега не будет».

1987

13 января. Постановление Совета министров СССР о создании совместных предприятий с зарубежными фирмами.

14–25 января. В выставочном павильоне в Гавани прошла 9-я выставка Товарищества экспериментального изобразительного искусства (ТЭИИ) – первая, открытая без отборочной комисии (т. е. без официальной цензуры). Рекордное число посетителей – 50 тысяч человек.

15 января. Объявлено о выводе с апреля по июль 1987 части советских войск, дислоцированных в Монголии. Постепенная нормализация отношений с КНР.

27 – 28 января. Пленум ЦК КПСС «О перестройке и кадровой политике». Обнародована комплексная программа реформ, провозглашена политика гласности. Утверждено предложение М.С.Горбачева о выборах в Советы на альтернативной основе. Принято решение о созыве ХIХ Всесоюзной конференции КПСС.

Январь. Возобновилась деятельность общественно-политического клуба «Диалектик» при ДК им. Ленсовета.

На экраны вышел фильм Т.Е.Абуладзе «Покаяние», снятый в 1984, и документальный фильм Ю.Подниекса «Легко ли быть молодым?»

Из почты журнала «Огонек»

Здравствуйте, тов. Подоляко! Прочитал в «Огоньке» № 24 Ваше письмо «Фильм не видел, но утверждаю» по поводу документальной ленты Ю.Подниекса «Легко ли быть молодым?». Я с Вами согласен, плохо мы воспитываем свою молодежь. И рок-музыку я тоже никак понять не могу. Вы правы и в том, что наша «творческая интеллигенция», да, впрочем, и не творческая тоже, в большом долгу перед народом.

И все-таки в целом согласиться с Вами не могу.

Долгие годы за нас решали «как надо, как положено, как принято». Решали, что нам читать, что смотреть, что говорить. Фильм Подниекса заставляет нас задуматься о том, а что же делать дальше, если действительность такова. Долгие годы мы знали, что у нас самый передовой строй, и нас уверяли, что это подтверждается экономическими успехами. Но где эти успехи? Фильм Подниекса показывает нам, что дальше отступать некуда. Что надо что-то делать.

Недавно смотрел по ТВ кадры – японский завод, где роботы делают автомашины. В цехе ни одного человека. Я испытывал боль и стыд. Я думал о своем предприятии, таксопарке, где нужно «днем с огнем» искать чуть ли не каждую гайку.

Чем отличается молодежь от нас? Тем, что у нее свежий взгляд, их головы не забиты «придуманными формулами». И они лучше нас видят разрыв между словом и делом. Не единым хлебом сыт человек. Нашей молодежи трудно, потому что она голодна духовно. Мало духовности в нашем обществе.

Фильм Подниекса – возвращение долга интеллигенции народу. Нам показали правду, а она сейчас нужна, как воздух. Ложь – наш главный враг. Вам эта горькая правда не нравится? Мне тоже. Но это не означает, что ее надо всячески прятать, продолжать делать вид, будто все прекрасно.

Вы и теперь не посмотрели фильм? Ведь это просто неуважение – посылать разгромное письмо о фильме, который Вы не видели. И это «неуважение», к слову сказать, тоже одно из больных мест нашего общества. Мы разучились уважать друг друга и самого себя. Неуважение и ложь разъедают нашу душу.

И.Шенгер, шофер такси

Ленинград

Огонек. 1987. № 30, июль

Январь. В журнале «Нева» опубликован роман В.Д.Дудинцева «Белые одежды» (написан в середине 1960-х.

Б.Н.Никольский,

главный редактор журнала «Нева»

ПОУЧИТЕЛЬНЫЕ ПАРАДОКСЫ

<…> История публикации романа Владимира Дудинцева «Белые одежды» явилась и для меня лично, и для редакции переломным моментом, она укрепила меня в убеждении, что перестройка не спускается к нам сверху, по мановению руководства, что за перестройку надо бороться, причем бороться упорно, не без риска для собственного благополучия. А было так.

Роман В.Дудинцева «Белые одежды» должен был печататься в «Новом мире» – именно с этим журналом у писателя был заключен договор. Роман писался долго, трудно: почти двадцать лет своей жизни в общей сложности отдал ему писатель. Впервые роман анонсировался «Новым миром» еще тогда, когда журнал редактировал Александр Твардовский. Принес же его в редакцию В.Дудинцев в те времена, когда у руководства журналом стоял Владимир Карпов. Роман вроде бы понравился, в его адрес были сказаны хвалебные слова, но... Тут-то и возникло весьма существенное «но». Чтобы опубликовать роман, следовало получить визу Комитета государственной безопасности, ибо в сюжетных перипетиях романа немалую роль играли сотрудники госбезопасности – речь шла о тех преследованиях, которым в годы сталинизма подвергались ученые-генетики. Роман, а точнее, соответствующие главы из романа были переданы в Комитет, и оттуда через некоторое время пришел такой отзыв, что Владимиру Карпову оставалось только руками развести: «Считайте меня перестраховщиком, Владимир Дмитриевич, но в таком виде роман я напечатать не могу...» Вспомним, что дело происходило в 1986 году. В.Дудинцеву было предложено либо убрать ту сюжетную линию романа, где действуют сотрудники госбезопасности, либо передать их функции какой-либо другой государственной организации. Писатель на это не согласился. И стал искать другие возможности опубликовать роман – благо принципы перестройки уже были провозглашены партией. Так рукопись и оказалась в «Неве». И роман этот стал для нас своего рода пробным камнем: мы были убеждены – сумеем его напечатать, добьемся, значит, на собственном опыте почувствуем, что перестройка, гласность пробивают себе дорогу, не сумеем – значит, все это лишь пустые разговоры, ничего не изменилось. Мы и сами решили следовать при этом двум принципам: коллегиальности и гласности. Роман был прочитан и отрецензирован двенадцатью членами редколлегии. Обсужден. И все без исключения члены редколлегии высказались за его публикацию. Прочли роман и в Ленинградском обкоме партии. Мне тогда сказали так: «Вы готовы нести полную ответственность за публикацию романа?» Я ответил: «Да, готов». – «Тогда у нас нет возражений». Это был уже значительный сдвиг, но главное, я знал, ожидало нас впереди. Согласится ли горлит или, проще говоря, цензура подписать роман в печать без визы Комитета госбезопасности? – вот от чего теперь все зависело.

Роман был сдан в производство, был набран и сверстан первый номер «Невы» 1987 года – в этом номере и начиналась его публикация. Мы отослали номер в горлит. И вот уже дня через три мне позвонил начальник горлита. «Я не спал сегодня всю ночь, дочитывал роман, не мог оторваться, – сказал он. – Роман мне нравится. Но подписать в печать я его не могу». – «Почему?» – «Нужна виза госбезопасности». Итак, круг замкнулся. Однако я решил не отступать. Я официально заявил, что категорически отказываюсь посылать роман на отзыв в Комитет госбезопасности. «Действие романа, – доказывал я, – относится к 1949 году, когда, как известно, органами госбезопасности допускались грубые нарушения социалистической законности, впоследствии осужденные партией. Почему же теперь именно это ведомство должно выносить свое суждение о романе? Где тут логика? Уж если непременно кто-то должен решать за нас, то пусть решают партийные органы». Кажется, поначалу мне удалось убедить обком. «Хорошо, – сказали мне. – Не посылайте, пусть горлит прорабатывает этот вопрос по своим каналам». И началась «проработка вопроса». Роман словно бы канул в неизвестность. Кто и где читает его, было нам неведомо. Сколько продлится эта «проработка» тоже никто не мог сказать. Создалась, как мне казалось, довольно типичная для тогдашнего времени ситуация, когда никто уже не решался сказать «нет», запретить, но и сказать «да», взять на себя ответственность тоже никто не хотел. А время шло. И мы, в редакции, начинали нервничать. Истекали все сроки, срывался график. А выпасть из графика – это для журнала смерти подобно. Издательство тоже нервничает, типография вне себя. И тон начальника горлита постепенно стал меняться. Если сначала он говорил: «Да не беспокойтесь, я уверен, все будет в порядке, потерпите еще день-другой...» – то теперь в его голосе появилась холодная официальность: «Лучше заменяйте Дудинцева. Роман, возможно, вообще не будет подписан». Я ответил, что роман может быть заменен только вместе с главным редактором. Я и правда не мыслил себя на этом посту, если роман не удастся напечатать.

Мы, конечно, не теряли времени даром. Мною, в частности, была послана телеграмма заведующему отделом культуры ЦК, дана телефонограмма в отдел пропаганды, написана и передана подробная докладная первому секретарю Ленинградского обкома партии, наконец, направлена телеграмма секретарю ЦК КПСС А.Н.Яковлеву. Впрочем, видимых результатов все это не приносило. Более того – именно тогда я обнаружил, что наш Центральный Комитет – если иметь в виду его аппарат – страдает бюрократическими болезнями не меньше, чем любое другое ведомство. Отдел пропаганды кивал на отдел культуры, ссылаясь на то, что журналы находятся не в его ведении, отдел культуры в свою очередь ссылался на отдел пропаганды – мол, Главлит культуре не подотчетен. А следов телеграммы, посланной секретарю ЦК, я и вообще не сумел обнаружить. Во всяком случае, до самого секретаря или до его приемной она не дошла. На мои вопросы, куда она могла деться, мне отвечали весьма неопределенно: может быть, в общем отделе, а может, в отдел культуры передали, короче говоря, неизвестно... Пришлось впоследствии мне посылать вторую телеграмму. А ведь речь шла ни много ни мало – о срыве выпуска журнала, которого ожидали около трехсот тысяч подписчиков! Впрочем, в Москве тогда занимались подготовкой к январскому Пленуму ЦК, всем, как я понял, было не до нас с нашими проблемами. Итак, все сроки были уже сорваны, приближался конец декабря. В эти дни я получил уведомление из горлита: нам уже официально предлагалось заменить роман В.Дудинцева другой рукописью. Я ответил категорическим отказом.

Между тем в последних числах декабря на свое очередное заседание собралась редколлегия «Невы». Предстояло обсудить итоги года. Однако разговор, естественно, вращался только вокруг создавшейся ситуации. Настроение у всех было скверное. Что делать? Смириться? Ждать исхода бытии, сложа руки? Нет, такой путь нас не устраивал. Решили, что остается один выход – послать телеграмму М.С.Горбачеву. Если не ошибаюсь, это предложение внес Д.Гранин. Телеграмма была тут же составлена, подписана и в этот же вечер отправлена в Москву.

Прошло два или три дня – результата не было. Наступило 30-е декабря [1986]. Надежды на то, что вопрос решится до праздников, уже не оставалось. В конце рабочего дня я поздравил сотрудников с Новым годом – нетрудно догадаться, с каким настроением я это делал, – а сам еще немного задержался в редакции. У меня было такое ощущение, будто я уже прощаюсь с «Невой». В половине седьмого – я хорошо запомнил это время – вдруг зазвонил телефон, смольнинская «вертушка». Я снял трубку и услышал: роман разрешен к публикации, разрешен полностью, без каких-либо изъятий и поправок.

На следующий день утром номер уже был подписан горлитом. Так завершилась эта история, имевшая и для меня, и для всей редакции принципиальное значение. Честно говоря, я так до сих пор и не знаю, что именно или кто именно сыграл решающую роль в этом деле. Возможно, все наши усилия вместе взятые. Правда, теперь на встречах с читателями, когда я рассказываю эту историю, меня иной раз спрашивают: что же, значит, по поводу каждого романа вы шлете телеграммы Горбачеву? И я отвечаю: «Нет, к счастью, теперь уже нет». <…>

Звезда. 1990. № 1. С. 100-102.

3 февраля. По обвинению в получении взяток арестован зять Л.И.Брежнева Ю.М.Чурбанов, бывший первый заместитель министра внутренних дел.

5 февраля. Постановление Совета министров СССР о создании кооперативов общественного питания, бытового обслуживания, по производству товаров народного потребления. Кооперативам предоставлялись льготные кредиты и определялись налоги не выше 10%.

9 февраля. Возобновление советско-китайских переговоров по пограничным проблемам.

Официально объявлено об освобождении из заключения около100 диссидентов.

10 февраля. Открылась обновленная экспозиция Музея-квартиры А.С.Пушкина на наб. р. Мойки, 12.

19 февраля. Принято решение восстановить членство Бориса Пастернака в Союзе писателей СССР (исключен в 1958).

20 февраля. На заседании круглого стола журнала «ЭКО» в ЦЭМИ АН СССР принято решение о создании клуба межпрофессионального общения «Перестройка» для проведения дискуссий, в т. ч. по проектам новых законов.

Февраль – март. После «горбачевской» амнистии в Ленинград вернулись политзаключенные В.Э.Долинин, Р.Б.Евдокимов, М.Б.Мейлах, М.В.Поляков.

14 марта. В «Клубе-81» состоялась дискуссия на тему «Новое искусство в современной ситуации» с участием литераторов, художников, искусствоведов и музыкантов. В числе выступавших – И.А.Адамацкий, В.Герасименко, Б.И.Иванов, А.А.Ковалев, С.В.Ковальский, Л.Кузнецов, Б.Митавский, Ю.А.Рыбаков, Ю.С.Шевчук.

16 марта. Пикет Группы спасения на Исаакиевской площади («Битва за «Англетер»).

18 марта. В «Литературной газете» опубликована статья Саввы Дангулова «Революция продолжается»: «Все происходящее сегодня в стране – урок революционной правды».

Протесты общественности в связи со сносом гостиницы «Англетер».

21 марта. На Дворцовой площади прошла первая «Вахта мира». Лидер – И.И.Сошников.

23 марта. Постановление Совета министров СССР «О предоставлении кредитов гражданам, занимающимся индивидуальной трудовой деятельностью».

25 марта. В еженедельнике «Московские новости» помещена перепечатка из «Фигаро» «письма десяти» (Василия Аксенова, Владимира Буковского, Юрия Любимова, Эрнста Неизвестного и других) под заголовком «Пусть Горбачев предоставит нам доказательства». Авторы письма не верят в успех перестройки без отказа от идеологии большевизма.

28 марта. В ДК им. Ильича состоялась учредительная конференция Совета по экологии культуры. Секретарь Совета – М.Г.Талалай.

ДЕКЛАРАЦИЯ ГРУППЫ СПАСЕНИЯ

ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫХ ПАМЯТНИКОВ

Ленинград для нас всех – город из ряда вон выходящий, фантастически красивый, любимый неизмеримо. Самое главное – целый.

Многое, и зачастую очень ценное, уничтожили, кое-где пробивали новые улицы, внедряли современную бездарь, – но таки город сохранили. Его не постигла печальная судьба быть исковерканным жесткими законами современной функциональной архитектуры.

Многие годы из этого делали фетиш. Действительно, по сравнению с уничтоженной Москвой Ленинград выглядел неплохо. Но мало кто знал, как, какой ценой истинным подвижникам удавалось до сих пор спасать в нашем городе культурные ценности. Мало кто помнил, как сломали Греческую церковь, как пытались превратить Невский в подобие Бродвея, как жгли во дворе дома на Кузнечном двери и оконные рамы из квартиры, где умер великий Достоевский. Возник миф, который кое-кто усиленно поддерживал. «Уж в Ленинграде с памятниками все в порядке!» Этому верили.

И в последние годы многое поэтому стало происходить как-то вдруг: «вдруг» обрушились лепные потолки в Городской Думе, «вдруг» сгорел костел Святой Екатерины, «вдруг» разворовали дом Трезини, – наконец стали то там, то тут просто исчезать знакомые дома. В том числе и охраняемые государством…

Немногие понимали, что за этим кроются очень серьезные причины – могущественные экономические и административные факторы, способные в ближайшие десятилетия уничтожить старый город полностью.

Реставраторы, которых, кстати, у нас крайне мало, хоть и призваны защищать культуру, но заинтересованы в разрушении всего подлинного и создании новоделов, ибо их труд оценивается «по валу», а в случае утраты памятника расценки резко повышаются. Потому-то и возникают такие проекты, как «восстановление» к юбилею Ломоносова его совершенно разрушенной мастерской, в то время как особняком, где Ломоносов жил последние годы, где он и скончался, никто заниматься не собирается. Здание ведь сохранилось прилично, и реставрировать его просто невыгодно. А каждый год жизни памятника увеличивает стоимость реставрации. Так гибнут здания Пушкина, Павловска, Ломоносова, оставленные без присмотра.

<...> Государственные органы охраны памятников зачастую забывают свои обязанности при капремонте оценить и передать новому владельцу все ценное убранство здания. Оно получает цену только на черном рынке. Пользователь охраняемого здания, который по закону обязан его поддерживать в порядке, может над памятником издеваться как угодно: небольшие штрафы ГИОП его нисколько не пугают. Так доведено до аварийного состояния большинство храмов нашего города, где размещены мастерские, заводы, учреждения, склады.

Долгое время вопросы охраны памятников решались в тайне от населения, да и сейчас узнать в полной мере о решениях исполкома по этому поводу совершенно невозможно. Государственные органы охраны памятников, если даже и хотят что-нибудь сделать, часто оказываются бессильны, их просто не ставят в известность о сносе здания, а они не имеют прав, чтобы призвать преступников к ответу. А преступники давно уже научились прикрываться благозвучными фразами об «интересах города», «решении жилищной проблемы», научились обвинять в критиканстве любого здравомыслящего человека.

Как же изменить порочные экономические принципы, спасти что-нибудь из обреченного? <...>

Раньше это было почти невозможно. Теперь вышло новое Положение о самодеятельных объединениях… И вот мы, группа из 20 человек в возрасте от 17 до 30 лет, сумели зарегистрировать себя в Центре творческой инициативы, созданном в Ленинграде при поддержке горкома комсомола. Главной целью своей мы поставили спасение уже совсем «безнадежных» объектов, – и соответственно назвались Группой спасения.

Все это происходило в сентябре 1986 года, когда город узнал о новой попытке сноса охраняемого дома в самом центре – дома поэта А.Дельвига на Владимирской площади. Нужно было немедленно добиться пересмотра проекта станции метро, уничтожавшей здание. Мы попытались реализовать все возможности. Первым делом установили контроль за домом, если бы потребовалось, организовали бы оцепление. Наши представители выехали в Москву, обратились в Министерства культуры, в ЦК КПСС, в создающийся Фонд культуры. Мы развернули кампанию в прессе, на радио и телевидении, организовали громадное количество писем во все городские инстанции. И, наконец, 19 октября – в годовщину пушкинского Лицея – провели на Владимирской театрализованный праздник, перешедший затем, естественно, в митинг, где каждый мог, наконец, публично сказать, что он думает об охране памятников в городе.

Столь решительные действия заставили исполком пересмотреть свое решение. Через два дня выступившие на пресс-конференции главный архитектор города С.И.Соколов и начальник ГИОП И.П.Сазутов заявили, что дом Дельвига будет сохранен. Честно говоря, столь быстрой победы мы даже не ожидали.

<...> Нам кажется, что общественная организация охраны памятников ни в коем случае не должна быть только одна. Такое монопольное общество, как показывает печальный опыт ВООПиК, быстро превратится в придаток государственных организаций. Наоборот, групп, может быть, в чем-то подобных нашей или московской, недавно отстоявшей Щербаковы палаты, должно быть как можно больше, действовать они должны как можно более разнообразно. Такие организации возникают на основе душевного движения, материальный интерес для них губителен, – и поэтому часто бывают недолговечны. Нужно примириться с этим фактом – пусть уж лучше то, что выродилось, исчезнет. Ничего страшного – одна организация исчезнет, на ее место встанут две новых. Лишь бы можно было, да и Фонд культуры материально помог… Только так мы обеспечим подлинно народный контроль в деле охраны памятников, изменим порочные экономические и административные структуры.

Вестник Совета по экологии культуры. 1987. № 11, июль. С. 6-10.

28 марта – 1 апреля. Визит в СССР премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, подписан меморандум о взаимопонимании между двумя странами и др.

Март. В журнале «Знамя» началась публикация автобиографической повести А.И.Приставкина «Ночевала тучка золотая».

3 апреля. Начало кампании протеста против планов разработки фосфоритного месторождения в районе Лахемааского национального парка на севере Эстонии (движение «зеленых»).

11 апреля. Из Парижа вернулась после 65 лет эмиграции поэтесса Ирина Владимировна Одоевцева (1895–1990).

12 апреля. Создано Экологическое объединение «Дельта». Лидер – П.В.Кожевников.

15 апреля. Подписано соглашение с США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях.

17 апреля. На Еврейском кладбище в Ленинграде повалены и разрушены несколько десятков надгробий. Погромщиков задержать не удалось.

20 апреля. США впервые выдали СССР нацистского преступника – Карла Линнаса.

23 апреля. У Смольного состоялась демонстрация евреев-«отказников», требовавших разрешить им выезд в Израиль.

Апрель. В журнале «Дружба народов» началась публикация романа А.Н.Рыбакова «Дети Арбата».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. «нбрк»

    Библиографический указатель
    Л 64 Литература о Республике Коми за 2004 год: библиогр. указ. / Нац. б-ка РК; сост.: И.И. Табаленкова; Е.П. Ваховская. – Сыктывкар, 2008 (тип. ГУ «НБРК»).
  2. Н. И. Фалеев Цели военного наказании Диссертация

    Диссертация
    Разбор замечания военных начальников и чинов военно-окружных судебных учреждений и мнений, высказанных в записках, составленных в комиссии прежнего состава и в совещаниях комиссии с 1-го января 1890 г.
  3. История Древнего Рима Компьютер на урок

    Урок
    Всемирная история : Всемирная история Биография.Ру: биографии исторических личностей Великая французская революция Всемирная история в лицах Всемирная история: единое научно-образовательное пространство Всемирная история: сайт Д.
  4. Введение (100)

    Доклад
    Санкт-Петербургский гуманитарно-политологический центр “Стратегия”. Адрес: Санкт-Петербург; 198005, Измайловский пр., д.14; Тел./факс: (812) 712-66-12.
  5. 24 мая 2009 года в Москве, в Музее и общественном центре имени А. Д

    Информационный бюллетень
    24 мая 2009 года в Москве, в Музее и общественном центре имени А.Д. Сахарова прошла традиционная «Сахаровская маевка», приуроченная к 88-летию со дня рождения Андрея Дмитриевича.

Другие похожие документы..