Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Результати навчання: У результаті виконання курсового проекту студент повинен: знати методику аналізу господарської діяльності підприємства; уміти про...полностью>>
'Реферат'
«Как определить то, что поддерживало нас в те неизмеримо тяжелые дни? Мы были обыкновенными советскими людьми. Мы любили Родину. Каждая пядь земли, о...полностью>>
'Кодекс'
З метою однакового і правильного застосування законодавства про відповідальність за ухи­лення від сплати податків, зборів, інших обо­в'язкових платеж...полностью>>
'Сказка'
Две команды «Тигры» и «Зайцы» угадывали, о каком животном из восточного гороскопа идет речь. Им предлагалось 5 вопросов-подсказок расположенных по ст...полностью>>

Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России»

Главная > Учебно-методический комплекс
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Учебно-методический комплекс по направлению

«Новейшая политическая история России»

Раздел №1

Тематический план

Тематика

Лекции

Сем./Практич. зан.

Самостоятельная (дистанционная) работа

Россия в период трансформации социально-политической системы и кризиса государственных институтов (1991-2000)

4

8

Тема 1. Политический кризис в России в 1991-1993 гг.

1

2

Тема 2. Внутриполитическое развитие России в 1994-1999 гг.

1

2

Тема 3. Социально-экономическое развитие России в 1991-1999 гг. и его результаты

1

2

Тема 4. Общественная и культурная жизнь в стране

1

2

Россия в 2000-2008 гг.: преодоление кризиса государственности.
Социально-экономическая модернизация страны

4

2

6

Тема 1. Политические реформы В.В. Путина

1

1

2

Тема 2. Социально-экономическая модернизация: на пути к инновационной конкурентоспособной экономике

1

1

4

Тема 3. Общество и культура

1

1

Итого:

8

2

14

Раздел №2

Пояснительная записка

Курс «Новейшая история России» предназначен для обучения инструкторов Всероссийского молодежного форума «Селигер 2011».

Основной целью курса раздела является новейшего периода истории России, основных политических, социальных, экономических и культурных тенденций её развития.

Достижение этой цели предполагает решение в процессе обучения ряда взаимосвязанных задач:

  1. Анализ основных направлений и тенденций внутриполитического развития России в 1991-2008 гг.

  2. Рассмотрение причин, содержания, методов реализации и последствий реализации политических реформ Владимира Путина.

  3. Выявление сильных и слабых сторон экономической системы России.

  4. Формирование представлений о существующих проблемах в социальной сфере России, путях и способах их решения.

  5. Изучение основных тенденций общественно-политической и культурно-нравственной жизни России.

  6. Выявление особенностей формирования внешнеполитического курса России в 1991-2008 гг.

Содержание учебных материалов по данному разделу включают в себя анализ основных тенденций развития России в 1991-2008 гг.

Раздел №3

Конспект лекций

  1. Россия в период трансформации социально-политической системы и кризиса государственных институтов (1991-2000)

Основные идеи курса

Тема 1. Политический кризис в России в 1991-1993 гг.

1. Оформление двоевластия в стране.

2. Генезис политических кризисов.

3. Разработка Конституции Российской Федерации.

4. Кризис федерации.

5. Кризис 21 сентября – 4 октября 1993 г.

6. Преодоление кризиса.

Тема 2. Внутриполитическое развитие России в 1994-1999 гг.

1. Государственное строительство.

2. Россия в 1994-1996 гг.

3. Россия в 1997-1999 гг.

Тема 3. Социально-экономическое развитие России в 1991-1999 гг. и его результаты

1. Экономические реформы Е. Гайдара и их последствия

2. Экономическое состояние страны в 1995-1997 гг.

3. Экономический кризис 1998 г.

Тема 4. Общественная и культурная жизнь в стране

1. Социальные трансформации

2. Общественная и духовная жизнь

3. Культурное развитие страны

  1. Россия в 2000-2008 гг.: Преодоление кризиса государственности.

Социально-экономическая модернизация страны

Основные идеи курса

Тема 1. Политические реформы В.В. Путина

1. Основные задачи и направления внутриполитического развития

2. Политика «равноудаления» олигархов

3. Восстановление дееспособного государства

4. Совершенствование системы федеративных отношений и местного самоуправления

5. Борьба с коррупцией

6. Судебная реформа

7. Административная реформа

Тема 2. Социально-экономическая модернизация: на пути к инновационной конкурентоспособной экономике

1. Основные направления экономического развития

2. Социальная политика и ее результаты

Тема 3. Общество и культура

1. Общественная жизнь

2. Духовная жизнь общества

3. Культурная жизнь

Послесловие. Россия сегодня

Историко-политическая дискуссия по спорным темам

  1. События 3-4 октября 1993 г.

  2. Чем были 90-е годы для России?

  3. Дело ЮКОСа

  4. Грузино-Югоосетинский конфликт

  1. Россия в период трансформации социально-политической системы и кризиса государственных институтов (1991-2000)

Основные идеи курса

Осенью 1991 г. и зимой 1991-1992 гг. Россия столкнулась с первостепенно важными задачами государственного строительства. Происходила переруппировка кадров, формирование новых органов власти. Переход России к суверенному и демократическому существованию не был простым. Крах советской государственности и слабость российской государственности в начале 1990-х гг. спровоцировали углубление экономического кризиса, усиление центробежных сил внутри страны.

После распада СССР в руководстве страной отсутствовало единство по поводу дальнейшего пути развития. Президент и правительство отстаивали целесообразность радикальных реформ. Съезд народных депутатов и Верховный совет считали предпочтительным умеренные преобразования. Разногласия детерминировали на протяжении 1992-1993 г. периодические политические кризисы в стране, которые нередко сопровождались пересмотром состава правительства. Они тормозили разработку Конституции, а также способствовали кризису федеративных отношений, выразившемуся в центробежных тенденциях, когда национальные республики и округа провозглашали суверенитет.

В политическом кризисе 21 сентября – октября 1993 г. следует понимать наличие двух сторон. С одной стороны незаконность с точки зрения действовавшей конституции действия президента, что подтвердил своим решением Конституционный суд, с другой стороны, апрельский референдум (25 апреля 1993 г.) легитимировал политику президента, предоставив кредит доверия непосредственно от народа России.

Результатом сентябрьско-октябрьских событий 1993 г. стало ускоренное строительство новой политической системы. Повсеместно прекращалась деятельность советов. Власть перешла к исполнительным органам. Возобновилась работа над проектом Конституции. 12 декабря 1993 г. состоялись референдум и выборы в новый парламент. По большому счету этот шаг предотвратил гражданскую войну и распад страны.

Конституция РФ определяет нашу политическую систему как демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. Ключевую роль в системе государственной власти играет институт Президента Российской Федерации, который не входит ни в одну из ветвей власти. Президент является главой государства. Президент обладает по Конституции РФ весьма широкими полномочиями. Политическая система, предусмотренная Конституцией РФ, позволила удержать государство от разрушения и распада и оказалась достаточно адаптивной, способной функционировать в различных режимах. Она волне соответствует российской политической традиции.

Однако слабость российского государства в условиях борьбы между сторонниками коммунистического реванша и сторонниками либеральных реформ, ползучей дезинтеграции страны, экономического кризиса привели к середине 1990-х гг. к возникновению олигархической системы, в которой немногочисленные крупные собственники, получившие свою собственность из рук государства, фактически это государство приватизировали. В итоге следует говорить о псевдодемократическом характере политической системы России в 1990-е гг. Следствием существования олигархического режима были: слабость и неэффективность российского государства, его неспособность обеспечивать безопасность и социальную защиту своих граждан, односторонняя зависимость от зарубежных центров принятия решений (МВФ, Госдеп США и др.). В то же время именно в олигархический период были заложены основы капитализма (пусть и «дикого») и некоторые важные демократические институты и практики (Конституция, регулярные выборы и др.). Сформировался класс собственников, получило развитие предпринимательство.

Противоречия олигархического периода, угрожавшие России утратой национального суверенитета, породили на массовом уровне запрос на формирование в России нормальной демократической системы, обеспечивающей одновременно национальный суверенитет России. Ответом на этот запрос было избрание Президентом РФ В. Путина, возникновение и политический успех движения «ЕДИНСТВО».

В поисках путей выхода из экономического кризиса Б. Ельцин сделал ставку на молодых экономистов во главе с Е. Гайдаром, который в начале 1990-х гг. заявили о себе как приверженцы быстрого перехода от командно-административной экономики к рыночной и выступали за применение радикальных методов борьбы с инфляцией и бюджетным дефицитом.

Основная идея гайдаровской программы реформ – переход к рыночной экономике путем «прыжка», «шоковой терапии», главными элементами которой выступили либерализация цен и торговли и финансовая стабилизация. Реализация мер «шоковой терапии» имела драматические последствия, выразившиеся в непрогнозируемом росте цен, падении реальных доходов населения, потере сбережений, инфляции, падению курса рубля, взаимным неплатежам предприятий. Следует отметить и позитивные последствия, в частности, насыщение рынка товарами.

Рассматривались несколько вариантов приватизации, но избран был вариант ваучерной приватизации, которая по замыслу инициаторов наиболее соответствовал идеалу социальной справедливости. Однако сама по себе ваучерная приватизация из-за экономического кризиса, прежде всего, инфляции, не дала большого эффекта ни для бюджета, ни для предприятий. Залоговые аукционы 1995 г. и приватизационные сделки 1996-1997 гг. привели к появлению олигархов, которые выступили системообразующим фактором социальной опоры власти Б. Ельцина. При всей скандальнос­ти приватизационных сделок середины 1990-х гг. в них был крайне важный положительный момент. Стратегичес­ки важные предприятия приобретались российскими, а не иностранными бизнесменами.

Причины неудачи реформ Е. Гайдара следует искать в том, что пересаживание абстрактных схем экономической модернизации на российскую почву без учета ее специфики обречено на провал. Открыть экономику удалось, но сформировать нужные рыночные институты за короткий отрезок времени не получилось. В итоге эта открытость обернулась против страны. Начался отток ресурсов, которые так нужны были в экономике. Эффект от реформирования оказался прямо противоположным ожидаемому. Неэффективность олигархического капитализма продемонстрировал экономический кризис 1998 г., который привел к банковскому кризису, падению банковских вкладов, разорению фирм, сокращению среднего класса.

В 1990-х гг. в обществе начались процессы самоорганизации, которые в конце 90-х готов стали принимать черты нового российского общества, с новой структурой, новыми социальными группами. К началу XXI века в России сложилась новая социальная структура. Она отличалась доминированием слоя малоимущих, малочисленностью и нестабильностью среднего класса и узостью слоя богатых. Указанная социальная структура выступала следствием ускоренной модернизации социально-политической и социально-экономической сфер общества, но порождала негативные последствия в виде социальной поляризации, социальной апатии, роста социальных конфликтов, социальной деградации части населения. Тем не менее, в 1990-е гг., в этих сложных условиях, людьми осваивались новые социальные практики.

Общественная жизнь характеризовалась разнообразием трендов. С одной стороны, шли процессы самоорганизации общества, выражавшиеся в институционализации партийной системы, профсоюзов, различных общественных объединений и т.п. Наблюдалась активизация их деятельности, что свидетельствовало о складывании основ гражданского общества в России, освоении новых социальных практик. С другой стороны, отмечается политический скептицизм у населения, его склонность к радикальным формам выражения своих социальных интересов.

Отличительной чертой общественной жизни 1990-х гг. стал духовный кризис. Подверглись сомнению все духовные, идейные опоры здоровой жизни. Шла активная дискредитация отечественной истории. Это сопровождалось деморализацией населения. Одним из немногих источником духовных сил стала Русская православная церковь. Состояние культуры в 1990-х гг. также характеризовалось неоднозначно. С одной стороны, появились возможности для культурного развития. Но, с другой стороны, наблюдались негативные тенденции в культурной жизни. Коммерциализация современного российского искусства в конечном итоге привела к понижению культурного уровня населения.

Окончание «холодной войны» и распад СССР означали кардинальное изменение глобальной расстановки сил в мире. В результате распада СССР, экономического и политического кризисов, отсутствия у России адекватной национальной элиты международные позиции России резко ослабли. В течение 1990-х гг. США и их союзники последовательно стремились ограничить роль и место России в долгосрочном переустройстве мира и концу десятилетия создали предпосылки для ее территориальной изоляции по западным и южным границам. Руководство России пыталось интегрироваться в структуры Запада. Запад, осуществляя выдавливание России из международной политики, готов был предлагать варианты интеграции только на правах младшего партнера.

Россия пошла на грандиозные уступки по сокращению ядерного потенциала, ускоренному выводу военного контингента из Германии и стран Балтии. Но адекватных ответов от Запада она не получила. Западная помощь и кредиты оказались незначительными. Россия потеряла авторитет мировой державы, превратившись в рядового игрока на международной арене. Но Россия смогла сохранить свой суверенитет и ряд преимуществ, унаследованных ею от СССР. Со второй половины 1990-х гг. российская внешняя политика стала постепенно приобретать черты более определенной, самостоятельной и нацеленной на перспективу.

Тема 1. Политический кризис в России в 1991-1993 гг.

Оформление двоевластия в стране. Политическая система Российского государства строилась на основе Конституции РСФСР 1978 г., в которую впоследствии было внесено огромное количество поправок в духе западных демократий. В результате многократного изменения система управления представляла собой удивительное сочетание, с одной стороны, советских органов власти, а с другой, институтов, свойственных демократическим странам.

Законодательную власть осуществляли два органа: Съезд народных депутатов и Верховный Совет, действовавший в перерывах между съездами. При этом последний обладал еще и контрольными и распорядительными функциями. Другими словами, в руках одного властного органа сосредотачивались как законодательные, так и исполнительные функции, что противоречило принципу разделения власти.

Исполнительную власть олицетворяли Президент и правительство. После конституционных реформ 1991 г. Президент был наделен довольно широкими правами, однако в решении основных вопросов его контролировал Верховный Совет. Президент должен был согласовывать с ним кандидатуры главы правительства и ряда ключевых министров, а также ежегодно отчитываться перед ним о выполнении программы социально-экономического развития.

В политической сфере оставались нерешенными два ключевых вопроса: во-первых, соотношение полномочий законодательной и исполнительной ветвей власти и, во вторых, национально-государственное устройство страны. Эти проблемы оказались тесно переплетены. Слабость центральных органов власти и борьба между ними породили процесс суверенизации различных субъектов России: региональные и национальные элиты стали проявлять стремление к максимальной самостоятельности.

С распадом СССР российские органы государственной власти и новая политическая элита наконец-то получили возможность провести реформы, планы которых вынашивались чуть ли не с 1989 г. Надо сказать, что в это время складывалась вполне благоприятная обстановка для модернизации страны по сравнению с другими историческими периодами. Во-первых, в стране пока еще сохранялась стабильная социальная ситуация. Во-вторых, проведению реформ весьма способствовала внешнеполитическая обстановка. В-третьих, тогда можно было говорить об определенной сплоченности политической элиты.

В 1990-1991 гг. и Съезд, и Верховный Совет, и правительство проявляли относительное единомыслие. Их объединяла борьба за суверенитет, введение поста Президента России, ограничение влияния КПСС и союзных министерств. К концу 1991 г. эти задачи были решены, и на первый план вышли проблемы экономической реформы и соотношения полномочий законодательной и исполнительной ветвей власти. И вот тут-то реформаторское большинство раскололось. Очень скоро выяснилось, что при наличии общей идеологии отсутствовала сколько-нибудь проработанная программа конкретных экономических и политических преобразований. Более того, в политической элите не было единства в представлениях о пути реформирования России.

Одно течение представляли политики из окружения президента Б. Ельцина. Президент считал, что справиться с управленческим хаосом и дезорганизацией власти в стране, являвшейся ядерной сверхдержавой, сможет команда экономистов, которая должна будет предложить план экономических реформ для России как самостоятельного государства.

Такая команда была собрана. 8 ноября 1991 г. было сформировано новое правительство России из так называемых «младореформаторов» – экспертов и политиков либерального толка, – которые выступали за введение свободного рыночного обмена товарами и услугами. Это направление возглавляли Е. Гайдар, А. Чубайс, Г. Бурбулис. Именно рынок, по их мнению, мог быстро преобразовать экономику страны и сделать ее конкурентоспособной. Одновременно они заявили о своей приверженности демократии, обязательными элементами которой считали многопартийность, правовое государство, разделение власти.

Ко всему прочему эти политики отвергали любые формы авторитаризма, например, президентское правление, даже на переходный период экономических реформ. В целом можно сказать, что «младореформаторы» исходили не из того, что можно было построить в условиях посттоталитарной России, а из того, что должно быть в идеале. Этот идеал был нарисован, а точнее срисован ими с западных стран, которые взяли за образец. Его-то и стремились воплотить в России без всякого учета ее социально-экономических, политических и социально-культурных особенностей.

Другое направление представляли депутаты Съезда и Верховного Совета. Эта политическая группа оформилась сразу же после начала проведения в стране «шоковой терапии» Е. Гайдара. Шок от либерализации цен оказался настолько сильным, что уже в начале 1992 г. правительство «младореформаторов» начал активно критиковать Председатель Верховного Совета Р. Хасбулатов, который был проведен на этот пост ельцинским («демократическим») большинством Съезда после избрания Ельцина Президентом России. Хасбулатов и примкнувший к нему вице-президент России А. Руцкой резко осуждали экономическую стратегию «шоковой терапии» (от того времени запомнилась характеристика, данная Хасбулатовым правительству, – «мальчики в розовых штанишках»).

В течение 1992 г. примерно половина депутатского состава перешла в ряды оппозиции правительству. Объединившись с консервативными депутатами, они теперь составляли большинство. Анализ поименных голосований на съезде в 1992 г. показывает, что только 240 депутатов так или иначе поддерживали правительство, 571 голосовал против радикальных экономических реформ, а 227 занимали промежуточную позицию.

Программу правительственной оппозиции сформулировать трудно. Можно сказать, что она объединила противников шоковой терапии и сторонников регулируемой экономики и сохранения советов как органов государственной власти.

В этой ситуации решающую роль сыграла позиция Президента РСФСР. Ельцин твердо встал на сторону правительства. В результате в стране возникло противостояние двух легитимных органов власти, которое впоследствии переросло в двоевластие: с одной стороны всенародно избранный Президент, с другой – всенародно же избранный Съезд народных депутатов и Верховный Совет.

Борьба между ними способствовала, во-первых, развитию экономического кризиса, поскольку никакая стратегия реформ не может быть эффективной без законодательной поддержки парламента, и во-вторых, распаду страны. В обществе усиливалась поляризация социальных и политических сил. В результате страна вошла в полосу серьезных общественных потрясений, которые потенциально могли привести к политической конфронтации. К сожалению, дальнейшее развитие событий пошло именно по такому сценарию.

Генезис политических кризисов. Первый взлет противостояния обозначился на VI съезде народных депутатов, который принял резолюцию, осуждающую реформы правительства. Президенту было предложено поменять состав правительства. Ельцин пошел на некоторые уступки депутатам. Но этот компромисс был недолгим. Б. Ельцин сохранил правительство, но дал возможность депутатам легализовать свои амбиции и заложить основу для аналогичных шагов в будущем. При этом депутаты нашли способ ослабить исполнительную власть. Они наделили себя правом вносить изменения в действующую конституцию, а принятие новой Конституции заблокировали.

Новое обострение произошло летом 1992 г. В июле-августе рассматривался вопрос о выборе способа кредитования промышленных предприятий. Правительство настаивало на свертывании финансовой помощи неэффективным предприятиям, но Съезд и Верховный Совет, в рядах которых было много представителей промышленного сектора, не захотели поддержать такое решение и выступили против правительственных мер. Под давлением оппозиции Ельцин отправил в отставку Г. Бурбулиса и ввел в состав правительства опытных хозяйственников В. Черномырдина и В. Шумейко. Вместе с тем Президенту удалось уравновесить эти уступки назначением Е. Гайдара исполняющим обязанности Председателя Правительства.

Очередной политический кризис разразился в конце 1992 г. Его катализаторами послужили начавшаяся приватизация государственной собственности и озвученные обществу основные итоги экономического развития. Они оказались печальными. За первые три квартала 1992 г. спад производства составил 20%. Инфляция превзошла самые пессимистичные прогнозы. Бюджет был подорван. Законодатели готовились дать решающее сражение правительству Е. Гайдара. В декабре 1992 г. на VII съезде народных депутатов Р. Хасбулатов выступил с критикой Президента и правительства. Он назвал ситуацию в стране взрывоопасной, обвинил исполнительную власть в провале реформ, спаде производства и обнищании масс. 5 декабря Съезд принял постановление «О ходе экономической реформы в Российской Федерации», в котором признал деятельность правительства неудовлетворительной. Верховному Совету было предложено ускорить рассмотрение ряда законопроектов, необходимых для экономической реформы. Следовательно, они, а не указы Президента должны были стать правовой основой экономических преобразований.

Депутаты попытались внести очередные поправки в Конституцию, согласно которым правительство должно было подчиняться Съезду и только потом Президенту. Верховный Совет наделялся правом отменять указы Президента и постановления местных органов власти. Таким образом, исполнительная власть могла оказаться под контролем советских органов.

Б. Ельцин выступил против этих решений. 10 декабря 1992 г. в обращении к гражданам он заявил о невозможности работать с таким съездом и о необходимости проведения референдума. Президент потребовал назначить референдум с вопросом для граждан: «Кому вы поручаете вывод страны из экономического и политического кризиса, возрождение Российской Федерации: нынешнему составу Съезда и Верховного Совета или Президенту России?» С трибуны съезда Ельцин обвинил депутатов в саботаже курса реформ и призвал своих сторонников покинуть зал заседания. Государственная власть оказалась в тупике. Спор между двумя ветвями власти уже тогда мог обернуться столкновением полярных сил в стране. Но на этот раз выход был найден. Председатель Конституционного суда России В. Зорькин обратился к Президенту и депутатам, призвав их преодолеть личные амбиции и прийти к компромиссу. 11 декабря появилось совместное заявление Президента и Съезда, в котором они выразили намерение решать спорные вопросы исключительно конституционными методами.

В итоге Съезд признал право Президента иметь своего кандидата на посту председателя правительства. А Президент согласился предлагать на рассмотрение Съезда не одну, а три кандидатуры. На 11 апреля 1993 г. был назначен референдум по основным положениям новой Конституции. Действие принятых законов, ограничивающих полномочия Президента, приостанавливалось до подведения итогов референдума.

VII съезд признал работу правительства неудовлетворительной, после чего принял отставку Е. Гайдара. Надо сказать, что эта отставка не вызвала особых протестов. К концу 1992 г. в стране не осталось ни одной партии, которая бы безоговорочно поддерживала проводимый курс. Сформировать новое правительство было поручено В. Черномырдину – крупному советскому хозяйственнику. Предполагалось, что он как выразитель интересов директорского корпуса откажется от политики шоковой терапии.

1993 г. не принес существенных изменений в политическую ситуацию в стране. Он стал годом усиления противостояния между законодательной и исполнительной ветвями власти. Правительство В. Черномырдина, несмотря на заявления о желании начать новый курс, продолжило меры, которые были выработаны правительством Е. Гайдара. Главные усилия были направлены на укрепление рубля, финансовую стабилизацию и борьбу с инфляцией. Сколько-нибудь убедительной альтернативы гайдаровскому курсу новое правительство предложить так и не смогло. Все это не могло не привести к очередному конфликту между Президентом и Верховным Советом.

Разработка Конституции Российской Федерации. Разработка новой Конституции РФ началась еще в 1990 г., когда решением I съезда народных депутатов была образована Конституционная комиссия. Уже осенью 1990 г. был подготовлен первый проект Основного закона, который в дальнейшем постоянно совершенствовался. Однако принятие Конституции в 1990, да и в 1991 г. было вряд ли возможно в силу того, что концепция общественного строя России еще не сложилась. К тому же еще существовал СССР, и многие российские нововведения наталкивались на сопротивление союзного центра.

С 1992 г. в условиях противостояния ветвей власти конституционный вопрос стал особым инструментом в политической борьбе. Переключение внимания депутатов на борьбу с исполнительной властью сделало невозможным принятие новой конституции в течение 1992 г. Действующая Конституция РСФСР стала использоваться ими для ослабления позиций Президента и правительства. Законодатели стали вносить в текст документа изменения, которые отодвигали исполнительную власть на второй план. Это имело плачевные последствия: нейтрализация исполнительной власти привела к углублению социально-экономического кризиса. Парламент не отвечал за осуществление принимаемых им решений. В этих условиях многие законы, которые вроде бы должны были привести к росту доходов населения, оказались заведомо неисполнимыми, поскольку парламент не волновало, откуда возьмутся деньги на их реализацию, а правительство не могло найти источник средств.

Парламент стал принимать решения, которые изначально противоречили базовым принципам новой государственности. Так, согласно одному из таких решений съезд мог принять к своему рассмотрению и решить любой вопрос, отнесенный к ведению Российской Федерации. Таким образом, получалось, что законодательный орган мог осуществлять полномочия, которые согласно принципу разделения власти являлись прерогативой исполнительных и судебных органов.

К весне 1993 г. вновь обострился политический кризис. Многие вернулись к идее референдума. Его сторонники надеялись, что решение народа об основах конституционного строя и разделении полномочий поможет выйти из драматической ситуации. Но VIII съезд 13 марта 1993 г. наложил запрет на проведение референдума, полагая, что это может иметь опасные последствия для государственной и территориальной целостности России.

20 марта последовал ответный шаг Президента. Ельцин выступил с обращением к гражданам России, в котором объявил о введении особого порядка управления вплоть до преодоления кризиса в стране. На 25 апреля назначался референдум о доверии Президенту, проекте новой конституции и выборах нового парламента. Предусматривалось, что в случае одобрения нового проекта конституции деятельность съезда и Верховного Совета будет приостановлена. Ельцин заявил, что любые попытки отменить его указы и распоряжения или приостановить их действие являются незаконными. Фактически речь шла о введении в стране президентского правления вплоть до принятия новой Конституции.

Верховные Совет и его сторонники сразу же выступили против заявления Президента, обвинив его в попытке установления авторитарной диктатуры. Конституционный Суд Российской Федерации в ответ на запрос Верховного Совета признал действия Президента не соответствующими Конституции. После этого был созван IX чрезвычайный съезд. Обстановка на нем накалялась. Депутаты были недовольны действиями не только Президента Ельцина, но и Председателя Верховного Совета Р. Хасбулатова. Было решено провести голосование по вопросам об отрешении Президента и отзыве председателя Верховного Совета. Однако оба голосования не дали требуемого большинства.

Тогда законодатели согласились на референдум и составили для него вопросы. Референдум состоялся 25 апреля 1993 г. В нем приняли участие около 64% избирателей. За доверие президенту высказались 58,7% от числа принявших участие в голосовании. За одобрение социально-экономической политики – 53%. Предложения о досрочном прекращении полномочий Президента и депутатов не прошли. Россияне требовали от власти работать дальше и искать компромисс. Конечно, народ выбирал «из двух зол». Меньшим для него оказалась политика Б. Ельцина, которая при всех издержках давала надежду на продвижение общества вперед. Большим злом избиратели признали консервативную и зачастую бездеятельную позицию Верховного Совета.

Получив кредит доверия от населения, Б. Ельцин расценил это как политический выигрыш и подтверждение большей легитимности Президента, чем Съезда народных депутатов. Тем не менее, в той ситуации он не предпринял попытки силового разрешения конфликта, а предпочел путь мирной конституционной реформы. Президент и правительство сразу после референдума перешли к активной подготовке новой российской конституции. В начале мая 1993 г. в прессе был опубликован ельцинский вариант Конституции, который предусматривал определяющую роль Президента как главы государства по большинству ключевых вопросов государственной жизни. С этого момента пошла параллельная работа над двумя проектами: президентским и Конституционной комиссии.

Б. Ельцин стремился опередить депутатов. 20 мая он издал указ о созыве Конституционного совещания для завершения работы над проектом Конституции. Оно включало представителей федеральных и региональных органов государственной власти, местного самоуправления, политических партий, общественных объединений, предпринимателей. Конституционное совещание приступило к работе 5 июня 1993 г. К участию в совещании было приглашено и руководство Верховного Совета. Однако выступивший в день открытия Совещания Хасбулатов попытался объявить незаконной саму возможность выработки Конституции кем-либо кроме Съезда народных депутатов. И в дальнейшем ни он, ни Руцкой, ни лидеры оппозиционного большинства Съезда в работе Совещания участия не принимали.

26 июня участники Конституционного совещания выработали первый вариант проекта новой Конституции России. После того, как он был отредактирован юристами президентской администрации, согласован с руководителями всех пяти секций Конституционного Совещания и принят в качестве проекта Основного закона на заключительном заседании 12 июля, его разослали в субъекты. Предполагалось, что в сентябре завершится обсуждение проекта, и он будет одобрен. Примерно тогда же в регионы поступил проект Конституции, подготовленный Конституционной комиссией Съезда. Сравнение проектов конституции показывает, что президентское видение политического строя России, подкрепленное результатами референдума 25 апреля, существенно отличалось от представлений Съезда.

И хотя представительные органы субъектов Федерации в большинстве своем ориентировались на Верховный Совет и Съезд народных депутатов, на местах явно ждали единого согласованного документа и уклонились от поддержки какого-то конкретного варианта. Все это демонстрировало, что политическая система двоевластия достигла крайней точки. Дальнейшее его существование было невозможно, поскольку конфликт между исполнительной властью (в лице Президента и правительства), и властью Советов так и не удалось разрешить конституционным путем, что означало паралич власти как таковой.

Кризис федерации. Политический тупик, в который завела Россию система конституционного двоевластия, сделал реальной угрозу неминуемого распада государства. К этому подталкивала и его федеративная форма, доставшаяся России «в наследство» от СССР. Развернувшаяся в Москве в 1991-1993 гг. политическая борьба подрывала легитимность высших органов государства, парализовала аппарат исполнительной власти и стимулировала сепаратистские тенденции в регионах.

Инерция распада СССР перекинулась на Российскую Федерацию. В федеративных отношениях нарастал хаос. В течение 1991 г. большинство входивших в Россию национальных республик и округов приняли декларации о своем суверенитете. Татарстан позиционировал себя в качестве суверенного государства и заявил об ассоциированном членстве в Российской Федерации. Летом 1991 г. Общенациональный конгресс чеченского народа провозгласил полную независимость Чеченской республики и ее намерение выйти из состава России. Аналогичную политику стали проводить Башкирия (Башкортостан), Тува. Нигде федеральные законы не признавались выше региональных. Власти субъектов постепенно разрывали единое экономическое пространство Российской Федерации.

Руководство страны предприняло попытки сгладить остроту национально-государственных проблем. В марте 1992 г. в Москве был подписан Федеративный договор. Согласно этому документу в состав Российской Федерации вошли 89 субъектов (21 республика, 6 краев, 49 областей, 10 автономных округов, 1 автономная область и 2 города федерального значения). Были определены основные условия взаимоотношений между центром и субъектами. Однако и договор не устранил всех противоречий. К тому же Чечня, Татарстан и Башкортостан отказались его подписывать.

Тогда Федеральный центр пошел на существенные уступки регионам, поскольку Президенту и правительству требовалась их поддержка в борьбе со Съездом и Верховным Советом. Башкортостан получил статус самостоятельного субъекта. Татарстан в феврале 1994 г. подписал с Россией конфедеративное соглашение. Чеченская республика вообще не приняла никаких условий. Такая непродуманная политика еще более усилила сепаратистские тенденции. Теперь края и области стали выбивать себе все бóльшие полномочия. Например, было заявлено о создании Уральской республики на территории Свердловской и соседних областей. Ряд краев и областей подписали соглашения о создании Сибирской республики. При этом Президент и правительство шли всем на уступки и подписывали соглашения о разграничении полномочий, как правило, в пользу регионов. В результате все больше росло неравноправие субъектов, что только усугубляло противоречия в национально-государственных отношениях.

Сепаратистские настроения в бывших автономных республиках нашли отражение на Конституционном совещании, где выдвигались такие предложения, как создание федерации из национальных республик и одной «Русской республики», которая объединила бы все края, области, автономные округа и автономную область. Этот проект предложил президент Калмыкии (Республики Хальмг Танч) Кирсан Илюмжинов. Такой вариант при сохранении двоевластия вел к распаду России по модели распада СССР.

В этих условиях под давлением национальных республик проект Конституции был существенно изменен в сравнении с проектом Съезда от 1992 г. Раздел 4 «Федеративное устройство» был превращен в отдельную часть в виде «Федеративного договора» между «центром» и «суверенными республиками», «краями, областями и городами Москвой и С.-Петербугом», а также «автономными округами и областью». По существу, предлагалась модель «договорной федерации», т.е. создание государства по типу США. Россия как государство должна была возникнуть лишь в результате согласия субъектов федеративного договора на ее создание. Тем самым ее тогдашнее состояние признавалось состоянием отсутствия единого государства, состоянием «перехода»: РСФСР как части СССР уже не было, а России как самостоятельного государства еще не было.

Это была существенная уступка федеральных властей бывшим автономиям, на которую президентская команда вынуждена была пойти в условиях противостояния с группой Хасбулатова-Руцкого. Обе стороны боролись за поддержку со стороны бывших советских автономий, но уступки со стороны Президента казались представителям регионов более многообещающими, нежели курс большинства Съезда на восстановление СССР.

В 1992-1993 гг. в ряде регионов страны обострились национальные конфликты. В республиках Северного Кавказа, Туве, Осетии и Ингушетии имели место столкновения на межэтнической почве. Аналогичная ситуация прослеживалась в Дагестане, Карачаево-Черкесии, Адыгее. Но самой болевой точкой оставалась Чечня.

Кризис 21 сентября – 4 октября 1993 г. Все лето длилось противостояние двух ветвей власти. Оно практически парализовало деятельность государства. Верховный Совет не принял ни одной законодательной инициативы от правительства, приостановил указы Президента о механизме приватизации, готовил законы о контроле над СМИ.

Осенью Верховный Совет намеревался начать контрнаступление на исполнительную власть. Но Б. Ельцин снова проявил талант находить выход в экстремальных ситуациях. В условиях паралича федеральной власти и полураспада федерации президент Ельцин принял решение о завершении конституционной реформы. С этой целью он издал указ № 1400 от 21 сентября 1993 г. «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и «Обращение Президента к гражданам России», которыми объявил о прекращении полномочий Съезда народных депутатов и Верховного Совета и начале конституционной реформы. Президент возложил ответственность за кризис на депутатов, обвинив их в противодействии воле народа. Поскольку, по его мнению, действующая Конституция не предлагала никаких способов выхода из кризиса, он должен был прибегнуть к чрезвычайным мерам. На 11-12 декабря 1993 г. назначались выборы в Государственную Думу и голосование по новой Конституции.

Неконституционность данного указа была очевидной. Согласно действующей Конституции Президент не имел права распускать законодательные органы. Он не обладал полномочиями учреждать новые конституционные органы, а в указе это было сделано (Государственная Дума). Наконец, Президент никак не мог объявлять какие-либо положения Конституции недействующими. Конституционный Суд в тот же день признал указ № 1400 и Обращение не соответствующими Конституции и служащими основанием для отрешения Президента от должности.

Естественно, Верховный Совет отказался подчиниться Президенту. Реакция противников Ельцина была предсказуемой. Верховный Совет квалифицировал действия Б. Ельцина как государственный переворот. Его полномочия как Президента были прекращены 21 сентября, а исполняющим обязанности Президента стал вице-президент А. Руцкой.

На основе специально принятого закона, относившего к числу государственных преступлений роспуск или приостановление деятельности «законно избранных органов представительной власти», действия Ельцина были квалифицированы как повод для его отрешения от власти. Эта процедура и была осуществлена X съездом при поддержке Конституционного Суда. 22 сентября законодатели дополнили Уголовный кодекс статьей, карающей антиконституционную деятельность, невыполнение его и Съезда народных депутатов решения наказанием «вплоть до расстрела». В ночь с 23 на 24 сентября сторонники Верховного Совета попытались захватить штаб объединенных вооруженных сил СНГ. Уже тогда пролилась первая кровь.

Реальная сила была полностью в руках Б. Ельцина – милиция, армия, внутренние войска, служба безопасности и др. Он просто игнорировал решения Съезда и Верховного Совета. Народные депутаты отказались покинуть Дом Советов – резиденцию Съезда и Верховного Совета. Тогда 27 сентября здание было окружено милицией и военными, плотным заграждением из автомашин, а потом и колючей проволокой. Периодически отключались энергоснабжение, водоснабжение, не было нормального питания. Переговоры сторон не привели к мирному исходу.

3 октября Белый дом (так стали именовать Дом Советов) предпринял решительные шаги по отстранению Б. Ельцина. Колонна демонстрантов, поддерживавших Съезд, прорвала блокаду и двинулась от Калужской площади по Садовому кольцу, вступая в стычки с милицейскими кордонами, разоружая их и громя все вокруг. Вооруженные защитники Дома Советов начали штурм московской мэрии и Останкино. Спецподразделения применили против них оружие. В ночь с 3 на 4 октября прошли кровавые стычки. Атаки отрядов Верховного Совета были отбиты. Указом Президента в столице было введено чрезвычайное положение, в Москву вошли правительственные войска. Утром 4 октября военные начали осаду Белого дома и его обстрел. По зданию Съезда и Верховного Совета на Краснопресненской набережной вели огонь орудия четырех танков. После нескольких часов обстрела в здании начался пожар. На штурм пошла группа спецназа «Альфа». К вечеру Дом Советов был взят, а его руководство во главе с Р. Хасбулатовым и А. Руцким арестовано.

Две недели в Москве действовал комендантский час. Было приостановлен выпуск оппозиционных газет и деятельность организаций, поддерживающих Верховный Совет. Б. Ельцин сосредоточил в своих руках всю полноту власти в государстве и прекратил деятельность многих органов в центре и на местах.

Эти драматические события повлекли за собой гибель 150 человек с обеих сторон. События показали, что обе стороны конфликта не обладали должной политической культурой. Они оказались неспособными найти выход из тупика, достойный цивилизованных народов. При этом стоит вспомнить, что всего лишь за два с половиной года до октябрьских событий, в марте 1991 г., Б. Ельцин заявил об отказе от применения силы, в том числе и военной, как средства политической борьбы.

Надо признать, что ничто не мешало двум политическим линиям в реформе не конфликтовать. Однако каждый видел спасителем Отечества только себя и не допускал к этой роли никого более. Каждый из участников конфликта стремился навязать всем остальным только свою легитимность. Каждая ветвь власти стремилась выйти из конфликта, только победив соперника. Примечательно, что победа любой из них не входила в интересы основной массы народа, который не разделял экстремистских настроений. События 1992-1993 г. не только не способствовали сплочению общества, но еще больше его отдалили.

Преодоление кризиса. Результатом сентябрьско-октябрьских событий стало ускоренное строительство новой политической системы. Возобновилась работа над проектом Конституции. Снова начало работать Конституционное совещание, хотя на деле доработка текста Конституции велась в рамках узкой группы, состоящей из лиц президентского окружения и отдельных ученых-экспертов. По спорным вопросам решение принимал сам Президент, некоторые окончательные положения вошли в текст в его формулировках. На 12 декабря были назначены голосование по новой Конституции и выборы в новый парламент – Федеральное Собрание. Такое совмещение несло в себе определенный риск: если за Конституцию проголосовали бы менее 50% избирателей, то выборы в парламент оказались бы незаконными. Тогда новый орган законодательной власти страны не мог бы начать работу. Это обстоятельство добавляло нервозности в обществе.

Осень 1993 г. отмечена напряженностью политических отношений в стране. Повсеместно прекращалась деятельность советов. Власть перешла к исполнительным органам. Деятельность ряда общественных организаций и СМИ то прекращалась, то возобновлялась. Началась активная подготовка к выборам и референдуму. Появилось более десятка политических блоков и партий. Правительственный курс поддерживали блок «Выбор России» во главе с Е. Гайдаром, движение «Яблоко» (Г. Явлинский, Ю. Болдырев, В. Лукин), Партия Российского единства и согласия (ПРЕС) во главе с С. Шахраем, Демократическая партия (Н. Травкин). На противоположном фланге избирательной кампании выступили Коммунистическая партия (Г. Зюганов), Аграрная партия (М. Лапшин), Либерально-демократическая партия (В. Жириновский).

12 декабря 1993 г. состоялись референдум и выборы в новый парламент состоялись. Видимо, доверие Б. Ельцину в обществе было еще высоко. В голосовании приняло участие 54,8% избирателей. За принятие Конституции проголосовало 58,4% избирателей, принявших участие в голосовании. Результаты голосования и текст принятой Конституции были опубликованы 25 декабря 1993 г. Именно этот день считается официальным днем вступления в силу Конституции Российской Федерации.

Тема 2. Внутриполитическое развитие России в 1994-1999 гг.

Государственное строительство. Принятие новой Конституции и выборы российского парламента в декабре 1993 г. позволило предотвратить гражданскую войну и распад России по сценарию СССР. После вступления в силу новой Конституции началось государственное строительство. В основе политической системы лежит принцип разделения власти. Законодательную власть в Российской Федерации осуществляет Парламент Российской Федерации – Федеральное Собрание, которое состоит из двух палат: Государственной Думы (избираемой напрямую гражданами РФ) и Совета Федерации, куда входят представители органов законодательной и исполнительной власти субъектов РФ. В регионах законодательную власть осуществляют избираемые народом законодательные (представительные) органы власти субъектов РФ (Законодательные Собрания, Думы и т.д.).

Федеральную исполнительную власть осуществляет Правительство РФ, возглавляемое Председателем Правительства. Исполнительными органами власти РФ являются федеральные министерства, службы и агентства. На уровне субъектов РФ исполнительную власть осуществляют органы исполнительной власти субъектов РФ (правительства, администрации), возглавляемые главами исполнительной власти субъектов РФ (губернаторами, главами администраций, президентами республик и т.д.).

Судебную власть осуществляют высшие федеральные суды (Конституционный суд, Верховный суд и Высший арбитражный суд), федеральные суды (общей юрисдикции и арбитражные), а также суды субъектов Федерации (мировые, конституционные (уставные)).

Ключевую роль в системе государственной власти играет Президент Российской Федерации, который не входит ни в одну из ветвей власти. Президент является главой государства. Он выступает гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина, определяет основные направления внутренней и внешней политики государства, издает указы и распоряжения, обязательные для исполнения на всей территории Российской Федерации. С помощью специальных согласительных процедур Президент разрешает разногласия между властями федерального и регионального уровней, а также между властями субъекта Федерации, передает разрешение споров в соответствующие суды и приостанавливает действие актов исполнительной власти субъектов Федерации до вынесения решения судом. Президент является Верховным Главнокомандующим российскими вооруженными силами.

Используя эти ключевые функции, предусмотренные Конституцией, Президент сполна может гарантировать единство и территориальную целостность страны, обеспечивать единство правового пространства, обеспечивать функционирование политической системы в рамках закона даже в случаях, когда орган законодательной власти отсутствует или почему-либо бездействует. Кроме этих ключевых системных функций, глава государства наделен полномочиями, позволяющими ему поддерживать баланс всего механизма разделения ветвей власти в политической системе страны.

По Конституции Президент обладает очень широкими полномочиями. Но при этом он находится под контролем законодательной и судебной ветвей власти: он может быть отстранен от должности в случае государственно измены или другого тяжкого преступления. Следовательно, особый властный статус Президента не выводит политическую систему России за пределы того, что называется «правовым государством». Такая форма республики с сильными президентскими полномочиями – это разновидность демократической республики, и ее вполне можно охарактеризовать как президентско-парламентскую.

Россия в 1994-1996 гг. С появлением новой Конституции институты новой российской государственности существовали пока только на бумаге. Не было гарантий, что российская государственность утвердилась прочно, и попытки возврата к прошлому невозможны. Декабрьские выборы 1993 г. серьезно изменили расстановку политических сил и обозначили новую перспективу развития страны. В политической элите по-прежнему не было консенсуса по вопросу о пути реформирования страны. На выборах в Думу победила оппозиция. Партии так называемой демократической ориентации («Выбор России», «Союз 12 декабря», «Яблоко» и др.), которые могли стать опорой курсу правительства, не получили большинства в парламенте. Открыто оппозиционные ЛДПР и КПРФ добились избрания на пост Председателя Государственной Думы члена Аграрной партии России и фракции АПР Ивана Рыбкина.

Такие итоги свидетельствовали: народ недоволен ходом преобразований и считает социальную цену реформ слишком высокой. С этого момента началось ослабление политической поддержки президента Б. Ельцина и его команды. С этой тенденцией команде президента пришлось бороться вплоть до его отставки.

Правительственный курс был скорректирован: экономические преобразования приобрели более умеренный характер. От радикального либерализма Правительство постепенно смещалось к социал-либерализму. Претерпел изменения и политический курс Президента и правительства. Теперь они стремились проводить центристскую политику, суть которой - поиск компромиссов и взаимопонимания с депутатами.

Таким образом, открытое противостояние ветвей власти удалось преодолеть. Но политические силы, в первую очередь законодательная власть, заняли неоднозначную позицию. С одной стороны, они не проявляли откровенной оппозиции правительству В. Черномырдина. А с другой стороны, они не оказывали ему поддержки. Депутаты не утруждали себя и активной законотворческой деятельностью. Скорее, законодатели были озабочены собственными политическими и корпоративными интересами. Надо помнить, что первый парламент был сформирован всего на два года. И в этих условиях, в преддверии новых выборов депутатов и президента, парламентская трибуна использовалась для пропаганды своих политических взглядов и партийного строительства.

Такая неустойчивая ситуация в конце концов не могла не привести к противоборству. Атмосфера стала постепенно накаляться с февраля 1994 г. Первым проявлением этого стало постановление Думы от 23 февраля, объявляющее амнистию лицам, находившимся под следствием в связи с событиями 21 сентября – 4 октября 1993 г. Ответным шагом стала мартовская инициатива Б. Ельцина о подписании основными политическими силами пакта о гражданском мире. Его идея состояла том, чтобы до следующих президентских выборов обеспечить политическую стабильность в стране. Это дало бы правительству шанс провести социально-экономические преобразования. Конструкция гражданского мира, которую предложил Президент, оказалась весьма хитрой. Политические силы давали возможность правительству провести реформы по его сценарию, а президентская сторона не брала на себя адекватных обязательств. Стратегическая цель этого пакта Ельцина очевидна: в случае его успеха у Президента и правительства появлялись шансы на удержание власти во время президентских выборов 1996 г.

В конце апреля Президенту удалось склонить к подписанию пакта большинство политических и общественных организаций. Но оппозиция в пику инициативе Президента объявила о создании движения «Согласие во имя России». Среди его учредителей фигурировали А. Руцкой, А. Лукьянов, В. Зорькин, А. Тулеев, Г. Зюганов, С. Бабурин, С. Говорухин.

Очередное противостояние законодательной и исполнительной ветвей власти дополнялось кризисом федеративных отношений. Инерция распада СССР еще себя не исчерпала, и угроза роста сепаратистских настроений оставалась реальной. Результатом периода двоевластия стала утрата центральным правительством контроля за развитием этой ситуации. Ко всему прочему стимулирование центробежных тенденций было инструментом политической борьбы во время противостояния Горбачева и Ельцина и в период двоевластия. Показательна фраза Б. Ельцина, обращенная к российским автономиям: «берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить». Федеральная власть ввела практику подписания договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между центром и субъектами. Последние стремились получить как можно больше самостоятельности. В итоге некоторые республики (Башкортостан, Татарстан, Якутия, Тува) провозгласили себя суверенными, что откровенно противоречило Конституции России и настроениям населения. Противостоять этому федеральный центр не мог в силу отсутствия дееспособного государства.

Декларация о государственном суверенитете Татарской ССР, 30 августа 1990 года

Верховный Совет Татарской Автономной Советской Социалистической Республики,

  • сознавая историческую ответственность за судьбу многонационального народа республики;

  • свидетельствуя уважение к суверенным правам всех народов, населяющих Российскую Федерацию и Союз Советских Социалистических Республики;

  • отмечая несоответствие статуса автономной республики интересам дальнейшего политического, экономического, социального и духовного развития ее многонационального народа;

  • реализуя неотъемлемое право татарской нации, всего народа республики на самоопределение;

  • стремясь создать демократическое правовое государство,

  1. Провозглашает государственный суверенитет Татарии и Преобразует ее в Татарскую Советскую Социалистическую Республику - Республику Татарстан.

  2. Земля, ее недра, природные богатства и другие ресурсы на территории Татарской ССР являются исключительной собственностью ее народа.

  3. Татарская ССР гарантирует всем проживающим на ее территории гражданам независимо от их национальности, социального происхождения, вероисповедания, политических убеждений, других различий равные права и свободы человека. В Татарской ССР гарантируется равноправное функционирование татарского и русского языков в качестве государственных, сохранение и развитие языков других национальностей.

  4. Впредь в качестве официального наименования государства в Конституции, других правовых нормативных актах, в государственной жизни употреблять "Татарская Советская Социалистическая Республика" ("Татарская ССР", либо "Республика Татарстан").

    Высший орган государственной власти республики именовать "Верховный Совет Татарской Советской Социалистической Республики", а принимаемые им акты - актами Верховного Совета Татарской Советской Социалистической Республики.

  5. Настоящая Декларация является основой для разработки Конституции Татарской ССР, развития законодательства Татарской ССР, участия Татарской ССР в подготовке и заключении Союзного договора, договора с РСФСР и другими республиками, вынесения наиболее важных вопросов государственного строительства Татарской ССР и ее отношений с Союзом ССР, РСФСР и другими республиками на обсуждение ее народа.

    Конституция и законы Татарской ССР обладают верховенством на всей территории Татарской ССР.

  6. До принятия новой Конституции Татарской ССР, других законов и нормативных актов Татарской ССР на территории Татарской ССР продолжают действовать законы и подзаконные акты Татарской ССР, РСФСР и Союза ССР, не противоречащие Декларации о государственном суверенитете Татарской ССР.

Настоящая Декларация вступает в силу с момента ее принятия.

Апогеем кризиса федерации стал мятеж в Чечне. Этот кризис как нельзя лучше показывает неупорядоченность российской политики. В течение 1990-1991 гг. в Чечено-Ингушской АССР набирал силу экстремистский «Объединенный комитет чеченского народа». В сентябре 1991 г. ОКЧН во главе с Д. Дудаевым захватил и узурпировал власть в Чечне, объявив о создании республики Ичкерия. Он демонстрировал предельное подозрение к федеральной власти и демонстративно прощупывал ее грубыми угрозами, расистскими выпадами в адрес России и русских, публичными беззакониями вроде силового разгона умеренной оппозиции в Грозном или смертных казней с выставлением напоказ отрубленных голов на площадях аулов. Федеральная власть проявляла слабость и уступчивость, что еще больше «подогревало» бандитов. В 1992-1994 гг. из месяца в месяц в южных районах России захватывались автобусы с заложниками, разворовывались поезда, изгонялось русское население.

Российское руководство решило пойти на силовые меры. В ноябре 1994 г. Б. Ельцин отдал приказ о подавлении вооруженного мятежа в Чечне. Началась так называемая Первая чеченская война (1994-1997 гг.). Операция была проведена неудачно. Российские генералы недооценили противника. Зимой 1994-95 гг. прошли кровавые сражения за город Грозный. Летом 1995 г. отряд боевиков под командой Ш. Басаева захватил г. Буденовск. Боевики начали убивать мирных жителей и милиционеров, а затем захватили больницу. Федеральные силы готовились к штурму, но после переговоров В. Черномырдина с Басаевым бандиты оставили город и беспрепятственно ушли в Чечню.

В декабре 1995 г. боевые действия активизировались на всей территории республики. Один из самых мощных ударов федеральное командование пропустило в Гудермесе - втором по величине городе республики. В декабре здесь развернулись ожесточенные бои, сравнимые со сражением за Грозный зимой 1994-1995 гг.

Затем были атака боевиков на дагестанский город Кизляр, бои в селе Первомайском, атака мятежников на Грозный 6-8 марта 1996 г. После операции в Грозном чеченское командование перешло к оборонительным действиям в удерживаемых населённых пунктах и ударам по российским коммуникациям. К концу апреля федеральным силам удалось переломить ход военных действий в свою пользу. В ночь на 22 апреля был уничтожен президент республики Ичкерия Д. Дудаев. Правительственные войска нанесли ряд поражений боевикам.

В конце концов, 27-28 мая 1996 г. в Кремле состоялась встреча российской и ичкерийской делегаций (с участием Б. Ельцина и З. Яндарбиева), в ходе которой было достигнуто соглашение о перемирии с 1 июня 1996 г. и обмене военнопленными в двухнедельный срок по принципу «всех на всех». 10 июня 1996 г. в Назрани были достигнуты новые договорённости: российская сторона должна была снять все блок-посты, должен был быть произведен обмен пленными. Должно было произойти разоружение чеченской армии, а также вывод федеральной группировки из Чечни к 30 августа, за исключением двух бригад, которые должны были остаться на территории республики. Вопрос о статусе Чечни откладывался, после вывода войск предусматривалось проведение демократических выборов в республике в присутствии международных наблюдателей.

Правда, после победы Б. Ельцина на президентских выборах 1996 г. федеральный центр по инициативе секретаря Совета безопасности А. Лебедя предпринял еще одну попытку разгромить мятежников. Но она оказалась безуспешной. В итоге в августе 1996 г. в Хасавьюрте представителями федерации и чеченских региональных властей были подписаны соглашения об урегулировании ситуации. Федеральные силы в ноябре 1996 г. были выведены из Чечни. 27 января 1997 г. президентом Ичкерии был избран А. Масхадов. Де-факто Чечня стала независимой.

В мае 1997 г. между Б. Ельциным и А. Масхадовым был подписан договор о мире и принципах взаимоотношений, в котором стороны зафиксировали отказ от применения силы. Однако вести переговоры о независимости Чечни Москва отказалась. Чечня превратилась в плацдарм терроризма. Чеченское руководство установило связи с международными террористическими сетями. На территории Чечни была сформирована криминально-террористическая инфраструктура, включающая стационарные лагеря подготовки боевиков, налаженные каналы проникновения в пределы России арабских и талибских эмиссаров, поставок оружия и поступления денежных средств. Чечня не таясь готовилась к реализации плана имама Шамиля – захвату и исламизации Дагестана, всего Северного Кавказа. При этом в Чечню продолжали поступать федеральные средства. Однако получаемые из Москвы трансферты тратились вовсе не на восстановление республики, а на подготовку и оснащение новой армии.

Таким образом, попытка Ельцина остановить развал страны, начав подавление сепаратистского мятежа в Чечне, в условиях непрерывной борьбы с разношерстной оппозицией, развала армии, деградации экономики и распада дееспособного государственного аппарата провалилась. За время военной кампании 1994-1996 гг. общие потери российских военных сил составили 3826 человек.

Оказалось, что руководство страны не смогло решить чеченскую проблему ни силовыми, ни политическими средствами. Это послужило причиной нового политического кризиса в стране. Летом 1995 г. Государственная Дума выразила недоверие Правительству. Правда, при повторном голосовании по этому вопросу нужного количества голосов оппозиции собрать не удалось. Одновременно депутаты попытались инициировать процедуру импичмента президента, но успеха не добились.

В течение 1995 г. в общественных настроениях произошли значительные изменения. Безрезультатность экономических реформ для широких слоев населения, неудачи Первой чеченской войны способствовали росту рядов оппозиции. Опросы показывали потерю поддержки партии реформаторов «Выбор России». Правящие круги предприняли попытку пройти в парламент двумя партиями власти. На основе «Выбора России» были созданы правоцентристская партия «Наш дом – Россия» во главе с В. Черномырдиным и левоцентристская организация «Блок И. Рыбкина». Сторонники Е. Гайдара образовали партию «Демократический выбор России», которая, как и «Яблоко» (Г. Явлинский), решила самостоятельно участвовать в предвыборной кампании.

Но, несмотря, на эти политические рокировки на парламентских выборах 17 декабря 1995 г. либеральные реформаторы потерпели сокрушительное поражение. В Государственную Думу прошли четыре партии: КПРФ (99 мандатов), ЛДПР (50 мандатов), «Наш дом – Россия» (45 мандатов) и Яблоко (31 мандат). Принимая в расчет результаты выборов по одномандатным округам, левые силы получили в Думе около половины голосов.

Было ясно, что в российском обществе появилась ностальгия по скромной, но безопасной жизни советской эпохи. Росла обида на то, что Россия потеряла свое место в мире. Эти настроения обеспечили укрепление позиций коммунистов, еще недавно изгнанных с политической сцены страны, и потерю электората либералами. Это означало, что президент Ельцин и его правительство не могли опереться на поддержку парламента в проведении рыночных преобразований.

Продолжилось дальнейшее падение престижа Президента. Его рейтинг в начале 1996 г. не превышал 4-5%. К тому же не было секретом, что Президент серьезно болен. Президентские выборы были назначены на лето 1996 г. Все шансы стать президентом страны были у лидера коммунистов Г. Зюганова.

Окружение Ельцина рассматривало разные варианты его сохранения у власти. Например, глава Службы безопасности и близкий к Президенту человек А. Коржаков предлагал отменить выборы. Но победили сторонники легитимных способов сохранения Ельцина у власти (А. Чубайс, Е. Гайдар и др.). Предвыборный штаб во главе с А. Чубайсом мобилизовал крупных российских бизнесменов: Б. Березовского, В. Гусинского, В. Потанина, М. Ходорковского, П. Авена и других. Они обеспечили избирательную кампанию Ельцина всеми необходимыми ресурсами: финансовыми, интеллектуальными и, что немаловажно, медийными (средствами массовой информации).

Тем не менее, в первом туре президентских выборов 16 июня 1996 г. Б. Ельцин набрал всего 35% голосов. Его главный соперник Г. Зюганов – 32%. Третий результат показал харизматичный генерал А. Лебедь (15%), шедший на выборы с лозунгами «правды и порядка» и олицетворявший силу и решительность. Именно этот человек сыграл решающую роль в победе Ельцина. Чтобы забрать голоса Лебедя, ему предложили пост секретаря Совета безопасности. В ответ генерал призвал своих сторонников голосовать за Ельцина. 3 июля 1996 г. во втором туре Б. Ельцин одержал победу, набрав 53,7% голосов.

Россия в 1997-1999 гг. В этот период в стране сформировалась олигархическая политическая система. В качестве социальной опоры режим выбрал бизнесменов, владевших крупной и высокодоходной собственностью, амбициозных коммерческих руководителей. Ко второй половине 1990-х гг. целые министерства, регионы, партии перешли под контроль отдельных финансовых групп. Вместо демократии в России сложилась политическая система, главной особенностью которой состояла в том, что крупный бизнес подменил собой государственную власть.

Это стало результатом экономической политики. Приватизация огромной государственной собственности в России имела не только экономические, но и политические цели. Ваучерная приватизация была актом в основном политическим: необходимо было показать обществу, что государственная собственность будет разделена по справедливости. За ней должна была последовать реальная (собственно экономическая) приватизация – за деньги. Тут вставал главный вопрос: кому продавать госсобственность? Любому, кто предложит максимальную цену, или же тем, кто, получив крупную собственность за приемлемую цену, образовал бы российскую бизнес-элиту и опору политического режима в борьбе с противниками реформ? В первом случае надо было согласиться с тем, что вся наиболее привлекательная российская собственность будет скуплена иностранным бизнесом (только у иностранных инвесторов были деньги в таких объемах). Во втором – с тем, что бюджет недополучит значительные суммы.

Правительство выбрало второй путь и в 1995 г. провело так называемые «залоговые аукционы», а в 1996-1997 г. серию приватизационных сделок. В итоге в России возник новый социальный феномен – олигархия, то есть нелегитимный контроль образовавшегося крупного бизнеса над институтами государственной власти. Данный феномен получил название – «приватизация государства» Настоящие центры принятия государственных решений находились за пределами легитимных государственных органов власти. Вместо министерства вопрос решался определенной финансово-промышленной группой, фактически контролирующей это министерство. Вместо парламента вопрос решался бизнесменами, влиявшими на те или иные парламентские фракции или депутатов. Вместо суда вопрос решался бизнес-структурой, «проплатившей» назначение судьи. Вместо региональной администрации – компанией, оплатившей выборы губернатора.

Ситуация, аналогичная контролю над государственными структурами, сложилась и в отношении СМИ. Большая часть из них перешла под косвенный или прямой контроль олигархов. При этом СМИ использовались вовсе не для независимого информирования населения, а скорее как средство шантажа и политического давления на государственную власть. Ведущие российские телеканалы стали оружием в руках известных олигархических групп. Таким образом, частные лица завладели возможностью формирования общественного мнения, что также упрочило их контроль над институтами государственной власти.

С помощью прямого или косвенного подкупа должностных лиц государственные ресурсы и полномочия использовались в чьих-то частных интересах. То, что в нормальных условиях рассматривается как преступление, в России 1990-х было нормой и в некотором смысле философией взаимодействия между представителями крупного бизнеса и должностными лицами. Возможность практически даром получить огромные ресурсы была настолько сильным соблазном, что слабое государство в принципе не могло контролировать весь этот процесс перераспределения. В итоге государственные интересы систематически приносились в жертву интересам небольшой группы частных лиц. Следовательно, олигархия, выросшая в условиях слабого и неэффективного государства, делала его еще более слабым и неэффективным.

Сформировавшийся режим не соответствовал ни одной из ключевых характеристик демократии. В первую очередь, он противоречил принципу народного суверенитета, поскольку в рамках олигархии реальные политические решения принимали вовсе не те люди и органы, которым это доверил делать российский народ. Во-вторых, эта система не позволяла сформировать нормальный механизм политического представительства. Собственно олигархи не представляли никого. В итоге политический курс не отражал интересы основных групп и слоев общества, что противоречит самой идее представительного правления. В-третьих, эта система способствовала деградации и дискредитации института массового политического участия. Народ видел, что его участие в выборах никак не сказывается на проводимой политике. Вместо политического представительства страна получила систему манипуляции голосами избирателей и результатами выборов. В-четвертых, олигархия нарушала принцип честной конкуренции, существенный для демократического механизма. Коррупция заменила конкуренцию. Близость к власти и контроль над СМИ фактически закрепляли положение определенных частных лиц, а полномочия государства использовались ими как для получения прямых экономических выгод, так и для ограничения возможностей потенциальных политических конкурентов. В-пятых, олигархия противоречила принципу конституционализма. Цель сохранения власти и собственности оправдывала любое нарушение закона.

Понятно, что олигархам было важно добиться продолжения такой политики, поскольку только в этих условиях они могли контролировать ситуацию в стране. В 1997 г. был провозглашен курс на активизацию либеральных реформ. Это вызвало обострение отношений правительства с парламентом, который требовал решения насущных социальных проблем. Но средств на это не было. В экономике складывалась плачевная ситуация. Сборы налогов и платежей оказывались в три раза меньше положенных. Росли долги бюджетникам, высокими оставались расходы по обслуживанию внешнего долга государства. При этом парламент каждый год принимал заведомо невыполнимый бюджет, отягощенный различными социальными обязательствами. Правительство должно было чем-то компенсировать бюджетный дефицит и стало выпускать официальную заемную бумагу «Государственные краткосрочные обязательства» под высокие проценты (до 300%). Сначала доходы от ГКО действительно использовались на решение актуальных финансовых проблем. Но очень скоро доходы от новых ГКО пошли на выплату обязательств по предыдущим.

Положение усугублялось международным финансовым кризисом и снижением цен на нефть. Ясно, что надвигался экономический кризис. Неожиданно в марте 1998 г. Ельцин отправляет в отставку правительство Черномырдина. Новым руководителем правительства стал молодой политик С. Кириенко. Он попытался стабилизировать ситуацию и выполнить обязательства, но безуспешно. В итоге 17 августа правительство объявило о дефолте. Это привело к катастрофическому обвалу рубля. Взлетели цены на все товары и услуги.

23 августа С. Кириенко был отправлен в отставку. Его сменил Е. Примаков, который, не предпринимая никаких особых шагов, позволил экономике развиваться по своим законам. С конца 1998 г. стали расти цены на нефть, что обеспечило поступление средств в бюджет. В начале 1999 г. ситуация в экономике стабилизировалась. Более того, наметилась позитивная динамика. Но в мае 1999 г. правительство Примакова было отправлено в отставку. Новым премьером стал С. Степашин.

Отставка Примакова стала результатом политической борьбы в элите. К этому времени Ельцин стал практически недееспособен, и политическая элита искала ему преемника. Противостояли друг другу две группировки. Одна включала дочь президента Т. Дьяченко, главу Администрации президента В. Юмашева, предпринимателей Б. Березовского, Р. Абрамовича. Другую возглавляли Е. Примаков и мэр Москвы Ю. Лужков, вокруг которых стала объединяться часть элиты, недовольная олигархическим правлением. Политической опорой этой группы стала созданная Лужковым в 1998 г. организация «Отечество – Вся Россия.

5 августа 1999 г. в условиях политического кризиса отряды боевиков под командованием Басаева и Хаттаба вторглись на территорию Дагестана. Начался новый виток кавказского противостояния. Бездействовавший С. Степашин был отправлен в отставку. Новым председателем правительства стал В. Путин. Он сразу повел решительную политику, приказав военным выбить боевиков из дагестанских сел. В конце августа – начале сентября в Буйнакске, Москве и Волгодонске были взорваны жилые дома. Путин оценил эти акции как проявление международного терроризма и обосновал необходимость проведения контртеррористической операции в Чечне. Эти шаги были поддержаны основной массой политической элиты. В течение двух месяцев он добился массовой поддержки в обществе. По сути Путин выступил в качестве консолидирующего звена.

Тем временем страна готовилась к новым парламентским выборам. На политической арене шли перестановки. Партия «Наш дом Россия» разваливалась. Нужна была проправительственная сила, которая смогла бы пройти в парламент и обеспечивать там поддержку реформ. С этой целью осенью было создано межрегиональное движение «Единство» (сокращенное название «МЕДВЕДь»). Оно заявило о поддержке Путина. Аналогичную позицию занял «Союз правых сил» (А. Чубайс).

По итогам выборов 19 декабря 1999 г. в парламент прошли КПРФ (67 мандатов), Единство (64 мандата), Отечество – вся Россия (37 мандатов), СПС (24 мандата), ЛДПР (17 мандатов), Яблоко (16 мандатов). Расстановка сил показывала, что теперь в Думе значительный перевес обрели депутаты, поддерживавшие правительство.

В канун Нового 2000 г. Б. Ельцин объявил о своей отставке. Согласно Конституции исполняющим обязанности Президента стал В. Путин, который предложил новую программу развития страны, сочетавшей консервативные и либеральные ценности: восстановление единства общества на основе традиционных ценностей, восстановление сильного государства и формирование эффективной экономики. Оказалось, что эти идеи близки большинству населения. Итог не замедлил сказаться: 26 марта 2000 г. В. Путин одержал победу в первом туре президентских выборов.

Тема 3. Социально-экономическое развитие Росси в 1991-1999 гг.

и его результаты

Экономические реформы Е. Гайдара и их последствия. Уже в 1991 г. Б. Ельцин заявил о необходимости решительного реформирования экономики и ее перевода на рыночные отношения. Идеологами преобразований стали либеральные экономисты во главе с Е. Гайдаром, который позиционировали себя как приверженцы быстрого перехода рыночной экономике и выступали за применение радикальных методов борьбы с инфляцией и бюджетным дефицитом. Это программа перехода к рыночной экономике путем «прыжка», «шоковой терапии». Гайдар в соответствии с классической модели экономического либерализма полагал, что рынок сам обеспечит структурные изменения в экономике. Программа базировалась на опыте аналогичных реформ в странах третьего мира и Восточной Европы. Правда, в долгосрочной перспективе их последствия известны не были. К тому же модель реформ почти не учитывала конкретные культурные, политические, экономические и, наконец, географические особенности России. Теоретики не задумывались о том, что ломка социокультурных стереотипов хозяйственного поведения требует времени.

Программа предусматривала, во-первых, либерализацию цен и торговли. Ожидаемые последствия – установление рыночной стоимости товаров, ликвидация товарного дефицита, запуск механизма конкуренции, стимулирование деловой активности в стране, ускорение товарооборота, формирование инфраструктуры по сбыту отечественной и импортной продукции. Во-вторых, финансовую стабилизацию. Ожидаемые результаты – снижение инфляции, установление устойчивого курса рубля. В-третьих, широкую приватизацию государственной собственности. Ожидаемые итоги – превращение населения в собственников, формирование у людей экономических стимулов для деловой активности.

Либерализация цен и торговли началась 2 января 1992 г. Роль стихийного регулятора цен и производства была отдана деньгам. Правительство полностью устранилось от контроля за формированием цен. Эта мера повлекла за собой драматические последствия. Предполагалось, что цены вырастут максимум в три раза. Потери населения должно было компенсировать 70-процентное увеличение зарплат и пенсий. Конечно, не полностью, но это было вполне приемлемой платой за реформу.

В действительности цены выросли в 10-12 раз. При этом увеличение зарплаты и пенсий на 70% оказалось мизерным и привело к тому, что большинство населения оказалось за чертой бедности. К концу 1992 г. цены выросли уже более чем в 30 раз. Заработная плата на протяжении 1992 г. увеличилась лишь в 12 раз. Особенно болезненным стал удар по сберегательным вкладам населения, которые правительство оказалось не в состоянии компенсировать.

Правительству пришлось активизировать выпуск денег, но эмиссия повлекла за собой инфляцию. Увеличение денежной массы и, следовательно, спроса со стороны населения в полном соответствии с основным рыночном законом снова порождало рост цен.

Либерализация внешней торговли за короткий срок привела к насыщению дешевыми иностранными товарами, как правило, низкого или среднего качества. Это способствовало падению курса рубля по отношению к иностранным валютам. Параллельно началась массовая продажа за рубеж имеющихся у предприятий разнообразных запасов сырья (металлов, удобрений, леса и т.п.). Их номинальная цена объявлялась самой низкой, порой близкой к нулю, а фактическая цена на зарубежном рынке, наоборот, высокой. Разница накапливалась на банковских счетах за рубежом. Получалось, что государство несло все бремя расходов по производству, а руководители предприятий приватизировали доходы от него. В этой ситуации для поддержания существования предприятий им требовались большие государственные субсидии.

Острейшей проблемой стала всеобщая убыточность предприятий и их неплатежеспособность. С начала реформ предприятия проводили политику «ценового эгоизма», поднимая цены на свою продукцию порой без учета рыночной конъюнктуры и возможных экономических последствий. Как следствие, росли цены на перевозку, на энергоносители и т.п. В результате возник кризис сбыта, когда предприятия столкнулись с проблемой, что их прибыли не покрывают убытков. К 1 июля 1992 г. сумма взаимных неплатежей предприятий достигла 2 триллионов рублей. Перед предприятиями вставала перспектива полного краха. А это было чревато массовыми социальными волнениями.

Правительство в русле своей экономической политики двигалось по пути акционирования и ликвидации неэффективных производств через их банкротство. В любом случае выделять им субсидии и дешевые кредиты правительство не желало, поскольку это оборачивалось только гиперинфляцией и сохранением ненужных товаропроизводителей.

Верховный Совет, где было большое число представителей государственных предприятий, колхозов и военно-промышленного комплекса, напротив, настаивал на финансовой помощи промышленности. Руководству страны не удалось найти оптимального пути между гиперинфляцией и крахом производства. Верховный Совет предпочитал гиперинфляцию краху производства. Правительство, наоборот, допускало крах производства, считая его более приемлемым, чем гиперинфляция.

В этих условиях 28 июля 1992 г. Центральный банк России во главе с В. Геращенко, чтобы преодолеть кризис неплатежей и спасти экономику от краха, пошел по пути предоставления предприятиям дешевых кредитов на покрытие задолженности по взаиморасчетам. Кредитная политика Центробанка нанесла еще один удар по политике Гайдара. Во второй половине 1992 г. денежная масса в стране стала стремительно расти. Высокая инфляция привела к резкому падению курса рубля. Финансовая стабилизация и минимизация бюджетного дефицита стали невозможны. Начался рост дефицита бюджета, преодолеть который правительство пыталось с помощью выпуска наличных денег. Это привело к гиперинфляции.

Важным направлением экономической реформы была приватизация государственной собственности. Согласно схеме, разработанной А. Чубайсом, намечалось три варианта приватизации. Первый предполагал выкуп трудовыми коллективами чуть менее половины акций на льготных условиях, а продажу остальной части на аукционе любым инвесторам. Согласно другому варианту приватизации коллектив предприятия мог проголосовать за то, чтобы крупнейший пакет акций перешел в руки какой-нибудь инициативной группы. Часть акций продавалась остальным работникам.

Реализацию получил третий вариант – ваучерной приватизации. Контрольный пакет акций (51%) выкупался членами трудового коллектива. Оставшиеся акции поступали в открытую продажу. Их могли приобрести все россияне. Для этого каждому продавался за символическую сумму в 25 рублей приватизационный чек (ваучер) стоимостью 10 тыс. руб. Стоимость ваучеров была определена исходя из оценки имущества российских предприятий по состоянию на 1 января 1992 г. Уже тогда эта цифра не соответствовала действительности. Так, на 1 января 1992 г. стоимость предприятий составляла 1 триллион 400 миллиардов рублей, тогда как к середине 1992 г. только долги предприятий друг другу в полтора раза превышали эту сумму.

Сама по себе ваучерная приватизация не дала большого эффекта ни для бюджета, ни для предприятий. Положение предприятий мало изменилось: успешные продолжали работать и приносить прибыль, неконкурентоспособные остались такими же. Ваучеры – это не деньги, а нужны были огромные инвестиции. Ваучерная приватизация носила больше политический характер. Необходимо было показать обществу, что государственная собственность будет разделена по справедливости. Однако эти надежды не оправдались. В результате этого этапа приватизации с августа 1992 по осень 1994 г. в стране появилось 40 млн. акционеров. Правда, практически все они были номинальными, так как действенных правовых механизмов вложения ваучеров в экономику не было разработано. Сразу после выпуска ваучеров появилось большое число чековых приватизационных фондов, которые предлагали выгодно вложить чек. Большинство этих фондов не выполнило обещаний, что способствовало росту ощущения обмана среди населения.

Как видим, экономические результаты реформы Е. Гайдара оказались неудовлетворительными. Инфляция превзошла самые пессимистические прогнозы. Бюджет был подорван. Покупательная способность населения резко упала. Сократились объемы товарооборота. Выросло число убыточных предприятий. Нарастали взаимные неплатежи. Начался отток капиталов. Удалось открыть экономику России, но сформировать нужные рыночные институты за короткий отрезок времени не получилось.

Экономическое состояние страны в 1995-1997 гг. Одним из направлений экономической политики в указанный период стало привлечение инвестиции. Для этого правительство стимулировало создание финансово-промышленных групп, предполагая, что деньги населения удобнее собирать и использовать через банковскую систему. Именно с целью укрепления таких группировок с 1995 г. стали проводиться залоговые аукционы. Суть этого явления заключалась в следующем. Крупнейшие российские банковские структуры кредитовали правительство для поддержания бюджетных расходов, а в залог кредитов брали крупные (иногда – контрольные) пакеты акций наиболее доходных (разумеется, экспортно-ориентированных) предприятий. Не имея возможности расплатиться по кредитам, правительство выставляло эти пакеты на аукцион, а на деле просто передавало эти пакеты по договоренности (за небольшую доплату) структурам-заемщикам. На такие аукционы были выставлены пакеты акций 12 предприятий, общий доход бюджета до конца 1995 г. составил почти 1 млрд. долларов.

Другим направлением стало стимулирование деловой активности. Во-первых, с 1 июля 1994 г. начался новый этап приватизации. Было признано, что ваучерная приватизация не привела к оживлению промышленности, не создала среднего класса и пополнила бюджет. Решено было отказаться от распределительного этапа и перейти к открытой продаже всех акций предприятий по рыночной стоимости. Правительство надеялось, что у предприятий появится эффективный собственник, а бюджет получит доходы. В 1996-1997 гг. были совершены приватизационные сделки, которые укрепили позиции олигархов. В-вторых, с 1 июля 1994 г. отменялись квотирование и лицензирование товаров и услуг, поставляемых на экспорт. Произошла либерализация внешнеторговой деятельности, которой воспользовались только предприятия топливно-энергетического комплекса. В-третьих, было сокращено общее количество налогов, на 10-12% снизился уровень налогов на прибыль и добавочную стоимость.

Однако перечисленные меры не принесли ощутимых результатов. Только в 1997 г. в экономике появились признаки оздоровления. Золотовалютные ресурсы возросли в первом полугодии с 2,8 до 10,7 млрд. долларов. Уровень инфляции за восемь месяцев снизился до 9,3% против 16,2% за тот же период 1996 г. Наметился небольшой экономический рост (объем промышленной продукции увеличился на 1,9% и ВВП на 0,4%). Однако он был присущ некоторым перерабатывающим и сырьевым отраслям. К 1998 г. реальный ВВП России составил 57% от уровня 1990 г. Показатели падения были больше, чем во времена Великой депрессии в США.

Нерешенность макроэкономических проблем, усиленное политической борьбой, становились причинами периодических кризисов. Первый - валютный кризис, известный как «черный вторник», - разразился 11 октября 1994 г., когда курс американского доллара подскочил за один день на 27%. Естественно, это увеличило недоверие к рублю среди населения. Валютный кризис вызвал новый рост инфляции. Второй - банковский кризис, известный как «черный четверг», имел место 11 августа 1995 г., когда рухнул рынок межбанковских кредитов из-за высоких ставок рефинансирования.

Отечественные предприниматели предпочитали не инвестировать средства в производство, а вывозить деньги за границу или «прокручивать» в коммерческих банках. Из-за непомерно высоких и разорительных налоговых ставок широкие масштабы приобрело уклонение от уплаты налогов. В силу этого продолжала расти «теневая» экономика. В 1995-1996 гг. на ее долю приходилось 25-40% ВВП, в 1998 г. – 40-70%. Чтобы было понятно: допустимый уровень теневой экономики в ВВП – 10-30%. Если он выше, то речь идет об угрозе национальной безопасности. Если же иметь в виду требования так называемой «благополучной экономики», то ее уровень должен составлять 5-10%.

Понятно, что такие схемы способствовали криминализации экономики. В 1994 г., по официальным данным, до 50% национальной экономики контролировалось преступными элементами. Они сумели наладить механизм присвоения доходов, которые в нормальных условиях должно взимать государство в виде налогов. Возросло количество заказных убийств, заказных уголовных дел. Понятно, что ни один разумный предприниматель – ни российский, ни, тем более, иностранный – в этих условиях не был заинтересован в долгосрочных инвестициях в развитие России. Вывоз капитала за рубеж приобрел катастрофический для экономики размах.

Получили распространение различные «серые» схемы получения доходов. Ими стали торговля через оффшор, т.е. продажа продукции по низким ценам оффшорным компаниям с последующей перепродажей по мировым ценам. Понятно, что при этом и предприятием, и оффшорной фирмой часто руководили одни и те же лица. Использовался и такой способ, как получение доходов только за переработку чужого сырья без приобретения права собственности на него. Как правило, это право принадлежало зарубежным фирмам, в которых активное участие принимали менеджеры предприятий.

Экономический спад был не просто неизбежным следствием радикальных экономических реформ. Он усугублялся олигархическим режимом, который не был заинтересован ни в сильном дееспособном государстве, ни в торжестве закона, ни в реальном равенстве правил игры для всех участников рынка. Но без этого рынок не мог работать эффективно. Выходило, что выигрыш от действий государства получали частные лица, а издержки ложились на государственный бюджет. Действие этого механизма отчетливо прослеживается в политике заимствований. Свертывание госбюджета, массовое уклонение от налогов привели к росту государственного долга. Для решения ситуативных проблем правительство привлекало внешние заимствования. Внешний долг России постоянно увеличивался. Так, в 1992 г. он составлял 108 млрд. долларов, в 1994 г. – 100, 1996 г. – 109, 1998 г. – 123,2.

Из-за внешнего долга возникла зависимость нашей страны от кредиторов, прежде всего от МВФ, который фактически контролировался США. Каждый год государственный бюджет приходилось утверждать в МВФ. При любой попытке проводить самостоятельную политику, не вполне согласующуюся с рекомендациями Запада, перед страной возникала угроза дефолта. В то же время качество экономических рекомендаций для России, которые давали западные эксперты, было низким, а их последствия плачевными. Получалось, с одной стороны, страна на совершенно невыгодных условиях брала огромные займы, а с другой, правительство выдавало безвозвратные, по сути, кредиты частным финансовым структурам, контролировавшим эту самую власть.

Изучаемый период отмечен снижением доходов населения. На фоне резко выросшего социального расслоения это означало, что огромное количество граждан России просто скатилось к состоянию нищеты. К 1999 г. почти 50 млн. граждан России (34%) имели уровень доходов ниже официально установленного прожиточного минимума. Социальную политику того времени надо признать неэффективной. Принималось огромное количество решений о жилищных кредитах, достройке незавершенных домов, защите прав потребителей, которые просто не выполнялись в виду отсутствия средств.

Показателем безуспешности экономической политики стало решение о секвестре федерального бюджета – резком сокращении расходных статей, проведенном в 1997 г. по инициативе А. Чубайса. Но это тоже не исправило ситуации и в марте 1998 г. президент отправил в отставку правительство В. Черномырдина.

Экономический кризис 1998 г. К 1998 г. государство оказалось обремененным огромным долгом. Положение усугублялось неблагоприятной международной конъюнктурой, которая характеризовалась двумя болезненными для России тенденциями. Первая - международный финансовый кризис, который разразился с осени 1997 г. Рынки стран Юго-Восточной Азии дестабилизировались. Акции многих компаний стали падать в цене, и инвесторы начали выводить деньги на более надежные рынки Европы и США. Россия попала в эту волну. Инвестиции стали уходить из экономики. Для страны это означало, что произойдет сокращение налоговых сборов, спад производства и невыполнение бюджетных обязательств. Поскольку экономика в это время находилась в неустойчивом равновесии, то впоследствии кризис развивался вполне автономно и достиг пика к тому времени, когда ситуация в странах Юго-Восточной Азии начала улучшаться.

Вторая проблема – резкое падение цен на нефть с начала 1998 г. В итоге они опустились ниже 10 долларов за баррель, что делало нашу нефть нерентабельной.

Важным фактором развития кризиса стало то, что значительная часть внимания и усилий российской элиты была направлена на разрешение политических, а не экономических проблем. На стадии вызревания кризиса было отправлено в отставку правительство В. Черномырдина. Новым премьером был назначен С. Кириенко, но он был утвержден Госдумой с третьей попытки только в конце апреля, а правительство было сформировано лишь к середине мая. Именно в этот момент произошло резкое обострение политико-экономического кризиса в Индонезии, которое привело к резкому увеличению оттока капитала из России.

Из-за смены правительства соглашение с МВФ о финансировании программы в 1998 г. было заключено только в конце июня. Отсутствие соглашения в апреле – мае было важным фактором неопределенности и неуверенности на рынках, однако в июне это соглашение уже не оказало практически никакого влияния на текущую ситуацию.

Правительство С. Кириенко столкнулось с острейшими проблемами: шахтёрские забастовки сопровождались перекрытием железнодорожных магистралей, стремительно рос государственный долг, резко сократились валютные запасы Центрального банка. Кириенко выступил за проведение жёсткой финансовой политики. Была разработана антикризисная программа. Она включала расширение прав налоговых органов, ужесточение контроля за проведением экспортно-импортных операций, снижение тарифов на транспортные перевозки. В МВФ был получен срочный займ в размере 4 млрд. долларов. Но эти меры стали проводиться слишком поздно, к тому же программа встретила сопротивление оппозиции. Правительство внесло в Думу пакет стабилизационных законов, основанных на сверхжёсткой экономии государственных расходов, однако парламент их не принял.

Бремя долгов стремительно нарастало. Летом 1998 г. правительство должно было выплатить 60 млрд. долларов по внешнему и внутреннему долгу. Долги по пенсиям на конец марта 1998 г. составили около 1 млрд. рублей, долг оборонному заказу – 17 млрд. рублей. Доходы в этот же период составили чуть более 20 млрд. долларов.

Тогда 17 августа 1998 г. правительство провело девальвацию (границы ранее установленного валютного коридора были расширены с 6 до 9,5 рублей за доллар) и объявило дефолт (отказ платить долги). Был введён мораторий на выплату долгов коммерческих банков иностранным инвесторам. 23 августа Ельцин отправил правительство Кириенко в отставку. Но это только усилило кризис. Валютный курс окончательно обвалился, вырвавшись далеко за пределы обновлённого валютного коридора и превысив 20 рублей за 1 доллар. Российская банковская система оказалась на грани краха. Несколько крупных банков разорились. Вклады населения в коммерческих банках упали на 15% в рублёвом исчислении, а в реальном выражении – на 52%. Вкладчики не могли получить свои деньги из коммерческих банков иногда в течение нескольких месяцев. Во многих случаях выплаты проводились по старому курсу. Резко увеличились цены на товары широкого потребления. Разорилось множество коммерческих фирм. Сотни тысяч людей, принадлежавших к так называемому среднему классу, потеряли работу и источники дохода.

Тем не менее, троекратная девальвация рубля позволила экономике войти в полосу восстановления. Падение рубля дало возможность продукции отечественных производителей конкурировать с импортными товарами. И уже с начала 1999 г. ситуация в экономике стала стабилизироваться. Был отмечен рост производства, особенно в сфере товаров народного потребления, продуктов питания. Следствием этого стало увеличение налоговых поступлений в бюджет.

Итоги экономического развития России в 90-е гг. Результатом экономических реформ 90-х гг. стало значительное падение основных социальных и экономических показателей.

В течение 90-х гг. Россия постоянно имела дефицитный бюджет, т.е тратила больше, чем зарабатывала. Более того, дефицит имел тенденцию к увеличению. В 1992 г. он равнялся 10% бюджета. В 1998 г. – уже 18,44%. Внешний долг России также возрастал. Так, в 1994 г. он составлял 111,8 млрд. долл., в 19997 г. – 125,8 млрд.долл., в 1999 г. – уже 138,9 млрд.долл.

Изучаемый период отмечен снижением доходов населения. Это означало, что огромное количество граждан России просто скатилось к состоянию нищеты. К 1999 г. почти 50 млн. граждан России (34%) имели уровень доходов ниже официально установленного прожиточного минимума. Сопоставление доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных россиян в 1992 г. составляло 8 к 1. К 1999 г. этот показатель вырос почти вдвое и составил 14,1 к 1. Это означает, что одним из результатов реформ стал резкий рост социального расслоения населения.

Постоянно увеличивалась безработица. Если в 1992 г. в соответствии с более реалистичной методикой Международной организации труда (МОТ) безработных в России насчитывалось 3,9 млн. человек, то в 1999 г. этот показатель составлял уже 9,2 млн. человек.

Динамика численности безработных в России, 1992-1999 гг. (млн.чел.)

Год

Безработные, зарегистрированные в службе занятости

Безработные по методике МОТ

1992

0,6

3,9

1993

0,8

4,3

1994

1,6

5,7

1995

2,3

6,7

1996

2,5

6,7

1997

2,0

8,1

1998

1,9

8,9

1999

1,3

9,2

Одной из причин резкого падения уровня жизни стали инфляционные процессы. Начало экономических реформ привело к гиперинфляции. В 1992 г. индекс потребительских цен составил 2 608,8%. Но и в последующие годы уровень инфляции оставался чрезвычайно высоким. Так в 1995 г. индекс потребительских цен составлял 231,3%, в 1998 г. – 184,4%.

Темпы прироста ВВП в 90-е гг., %

Страна/регион

Темпы прироста ВВП,

1991-2000 гг., %

Весь мир

3,1

США

3,3

Япония

1,4

Западная Европа

2,1

Германия

1,9

Франция

1,9

Великобритания

2,4

Италия

1,6

ЕС 27

2,0

Китая

10,1

Индия

5,6

Бразилия

2,7

Россия

-5,0

В 90-е гг. произошло беспрецедентное падение ВВП России. В среднем в течение десятилетия падение ВВП составляло 5% в год. В 1999 г. реальный ВВП России составил 58,1% от уровня 1990 г. В результате столь крупномасштабного спада производства Россия скатилась на 15 место в мире по объему производимого ВВП пропустив вперед не только США, Китай, Японию, Германию, Индию, Францию, Италию, Великобританию, но также и Испанию, Бразилию, Южную Корею, Канаду, Мексику и Индонезию. Показатели падения были больше, чем во времена Великой депрессии в США. К 2000 г. Россия по объему ВВП на душу населения занимала 135 место, сравнявшись с такой страной, как Коста-Рика.

Тема 4. Общественная и культурная жизнь в стране

Социальные трансформации. Экономические преобразования в стране в 1990-е гг. привели к изменению социальной структуры общества. Чертами новой социальной структуры можно считать: 1) маргинализацию огромных масс населения; 2) подвижность социальных процессов в обществе, обусловленную множественностью форм собственности, а также существенными преобразованиями в сфере властных отношений; 3) неустойчивость, социальную конфликтность и даже антагонизм обще­ства в целом.

Попробуем представить суть перемен. В странах с развитой рыночной экономикой модель социальной структуры общества похожа на лимон с широкой центральной частью (это средний слой), относительно узкими полюсами высшего класса (элита) и группы беднейшего слоя. В странах, находящихся на стадии формирования рыночной экономики, социальная структура напоминает Эйфелеву башню, у которой широкое основание (бедный слой), вытянутая часть (средний слой) и узкая верхушка (элита).

Модель социальной структуры, которая сформировалась в России в 1990-х гг. не похожа ни на лимон, ни на башню. Скорее, она выглядит в виде придавленной к земле пирамиды, где в основании - 80% бедного населения, а на верхушке - 5% богатых. В руках последних концентрировалось 85% всех сбережений в банковской системе, 57% денежных доходов, 92% доходов от собственности и 96% расходов на покупку валюты. Средний класс в 1990-е гг. в России практически не сформировался. Общество разделилось на активное меньшинство, которое с помощью правительственных мер получило доступ к общественным ресурсам, и большинство населения, у которого упал уровень жизни, понизился социальный статус, оказались подорванными социально-профессиональные позиции.

Критериями социальных различий в России стали новые имущественные показатели - капитал, доход, собственность. Для российского общест­ва традиционно сохранилась важная роль фактора власти в социальном расслоении населения. Высшее положение (высшую страту) в постсоветском российском обществе занимала элита, далеко неоднородная по своему составу. Она включала представителей бюрократического аппарата высокого уровня, деловых кругов, крупных хозяйственников – «директорский корпус», а также интеллектуалов и финансистов, обслуживающих элиту. Низшее положение (низшую страту) занимала основная масса населения – рабочие различных профессий средней и низкой квалификации, а также канцелярские служащие. По различным оценкам эта страта включала 80-90% населения.

Ежемесячные доходы на противоположных полюсах разнились в несколько десятков раз. В 1995 г. на долю 10% наиболее обеспеченного населения приходилось около 31% денежных доходов, а на долю 10% наименее обеспеченных - 2,4%. При этом остальная часть населения имела доход ниже среднего уровня. С 1990 по 1995 г. количество бедных выросло в 15 раз. Среди 37 млн. бедных в 1995 г. примерно 1/10 часть (3,5-3,7 млн. чел.) находились в состоянии выживания, т. е. крайней физиологической бедности.

В качестве характеристики имущественного расслоения обычно используют децильный коэффициент - отношение доходов 10% наиболее богатых к доходам 10% наиболее бедных. В СССР этот коэффициент не поднимался выше, чем 3:5. В мировой практике, если доходы богатых в 10 раз превышают доходы бедных, ситуация оценивается как социально взрывоопасная. В мае 1996 г. в России этот коэффициент был равен 14, а при сопоставлении зарплат - 25-30. К началу нового тысячелетия тонкий слой богатых россиян был богаче бедных по одним данным в 30 раз, по другим – в 56 раз. Такого разрыва не знают даже отсталые страны тропической Африки и Центральной Америки. Все это говорит о том, что складывавшееся общество характеризовалось невиданным в мире индустриальных стран разрывом между бедностью и богатством.

Основным источником доходов для 70% экономически активного населения была зарплата. Реальная среднемесячная зарплата работников (в ценах 1991 г.) за 1991-1998 гг. снизилась с 548 до 193 руб., т.е. почти в 3 раза. Пик падения пришелся на 1993-1994 гг., когда недостаточной свою зарплату считали 87-83% населения. После финансового кризиса 1998 г. заработная плата вновь снизилась, а ее рост начался только с 1999 г. Ко всему этому следует добавить постоянные задержки выплаты заработной платы.

Диспропорции в зарплате оставались довольно существенными между разными секторами экономики, прибыльными и убыточными предприятиями, регионами. Перераспределение труда и капитала в более доходные секторы эконо­мики привело к появлению «новых бедных», среди которых оказались ра­ботники бюджетной сферы - специалисты, рабочие и служащие. Важным фактором социальной поляризации общества являлся процесс размывания интеллигенции: часть ее ушла во властные структуры, другая - меняла профессию и начинала заниматься коммерческой деятельностью, третья - уезжала за рубеж, надеясь сохранить свою квалификацию и найти лучшее применение своим способностям.

Снижение общего объема промышленного производства в два раза, ВПК - на 10% от уровня 1990 г., закрытие оборонных институтов и лабораторий привели к сокращению значительного числа инженерно-техниче­ских и научных работников и послужили их фактическому переходу в по­ложение безработных. Садово-огородные, дачные, а на селе и в малых го­родах приусадебные участки стали играть основную роль в снабжении населения продуктами питания.

В условиях экономического кризиса появились хитроумные модели выживания. Они обеспечили в 1990-е гг. определенную стабильность социально-политической обстановки. Эта модель предполагала удовлетворение базовых потребностей людей либо бесплатно, либо за минимальную плату. Речь идет о коммунальных платежах, бесплатном государственном образовании и здравоохранении. Наряду с этим произошла некоторая натурализация потребления и обмена товарами и услугами на уровне самого населения.

Социальное состояние отразилось и на демографической ситуации в стране, которая, по оценкам специалистов, определяется как депопуляционная. На территории России усилились тенденции снижения рождаемости и роста смертности. Начиная с 1992 г. уровень смертности постоянно превышает уровень рождаемости населения. Менее чем за полтора десятилетия с карты России исчезли 11 тыс. деревень. Еще 143 тыс. – остались без жителей. Они только числятся как населенные пункты. В 1996 году в целом по стране число умерших превысило число родившихся в 1,6 раза.

В 1990-е гг. началась деградация части населения. Она характеризовалась общим ростом заболеваемости, а также высоким удельным весом так называемой «социальной» заболеваемости (туберкулез, венерические заболевания, психические расстройства). Составляющими процесса деградации также являются алкоголизм, наркомания, токсикомания. Только за первую половину 1990-х гг. продажа спиртных напитков на душу населения возросла более чем вдвое. Доля крепких напитков в структуре потребления поднялась более чем на треть, а процент некачественного алкоголя – до 38%. Смертность от отравлений спиртным возросла в 2-3 раза. В совокупности с кризисом семьи это положило начало демографической катастрофе.

На этом фоне социальная политика, проводимая в ельцинский период, оказалась неэффективной. Руководство страны не смогло решить проблему обнищания основной массы сограждан. Социальная политика и вестернизированных интеллектуалов гайдаровского правительства, и «опытных государственников» во главе с В. Черномырдиным игнорировала интересы социальных низов и не оказывала поддержки зарождающему среднему классу.

Общественная и духовная жизнь. Реформы, проводимые в стране, выплеснули наружу политическую активность значительной части населения России, породили множество партий и общественных движений. Их спектр охватил все при­вычные для западных демократий краски и оттенки. Формирование партийной системы происходило в несколько этапов. Первый связан с выборами 1993 г. Именно к этому времени определились участники политической борьбы: сторонники радикальных реформ - «Выбор России», Партия российского единства и согласия (ПРЕС) и ряд других; противники реформ - Коммунистическая партия РФ, компромиссная партия (третья сила) - Либерально-демократическая партия России (ЛДПР) и др. Перед выборами 1995 г. произошла политическая рокировка. Правящие круги предприняли попытку пройти в парламент двумя партиями власти. На смену «Выбору России» пришел «Наш дом – Россия» во главе с В. Черномырдиным. Сторонники Е. Гайдара образовали партию «Демократический выбор России». После парламентских выборов 17 декабря 1995 г. костяком партийной системы стали КПРФ, ЛДПР, Наш дом – Россия, Яблоко.

Безрезультатность экономических реформ для широких слоев населения способствовали росту рядов оппозиции. Стала формироваться так называемая непримиримая оппозиция. Она создавалась на базе коммунистической и национал-патриотической оппозиции. С весны 1992 г. активизировалось движение «Трудовая Россия», включавшее в себя представителей коммунистических и рабочих организаций. Под красными знаменами и антипрезидентскими, антикапиталистическими лозунгами они провели несколько массовых акций: манифестации профсоюзов в Москве, Петербурге, Череповце, Новгороде и др.

Важным фактором политической жизни российского общества стало рабочее движение, вспыхнувшее с особой силой весной-летом 1998 г. Участники рабочих забастовок - в основном это были работники угольной промышленности - требовали погашения задолженности по заработной плате и выдвигали политические требования отставки президента и прави­тельства. Реалиями времени стали «рельсовая война» на Транссибирской магистрали, блокирование подъездных путей к электростанциям Дальнего Востока.

Прошедшие выборы показали и неудачи партийного строительства в России. Первые партии были рыхлыми, не имели массовой поддержки и реального веса в политике. Тому способствовал ряд причин. Во-первых, еще не завершилось формирование социальной структуры российского общества. Во-вторых, после крушения КПСС у граждан отсутствовало всякое доверие к политическим партиям. В-третьих, у новых партий доминировали популистские лозунги, однако они много обещали, но ничего не делали. И это не могло не вызвать политического скептицизма у населения. В-четвертых, программные установки политических партий зачастую носили декларативный характер, что тоже подрывало их авторитет.

Тем не менее, очень важно подчеркнуть, что в 1990-е гг., в этих сложных условиях, людьми осваивались новые социальные практики. Они привыкали к выборам, учились работать в рыночной экономике и т.д. И одно из самых важных достижений 1990-х гг. то, что к ведущим позициям пробились по-настоящему активные, стойкие, целеустремленные и сильные люди, материал для формирования нового ведущего слоя нации.

Отличительной особенностью 1990-х гг. стало отсутствие согласия по большинству базовых ценностей и ориентиров. В стране началась общая духовная дезорганизация населения, большая часть общества разочаровалась в своих лидерах. Вслед за быстрым крушением в 1988-1991 гг. коммунистических мифов, в 1992-2000 гг. произошло разрушение либерально-демократических идеалов и концепций. В условиях радикальных реформ в духовной жизни России циркулировали идеи от социалистических до монархических. Наличие в духовной жизни общества прямо противоположных социальных ориентиров приводило к расколу, ко­торый проявлялся в культурной жизни, искусстве, историческом сознании. Линия водораздела проходила между властью и основной частью российского общества.

Российское общество, оказавшись на распутье, переживало глубокий кризис ценностей. С одной стороны, рыночная экономика и демократические преобразования позволяли изменить свой социальный статус, реализовать личные замыслы, индивидуальные возможности (от выбора интеллектуальных интересов, увлечений, досуга до выбора профессиональной судьбы). С другой стороны, вышли из обихода не только ценности патриотизма, идеи долга, служения Отечеству, но и такие понятия, как «совесть», «сострадание», «вина», «грех», «покаяние». Подверглись сомнению все духовные, идейные опоры здоровой жизни. Шла активная дискредитация всего советского – политики, экономики, ценностей, идеалов и т.д.

Это ярко проявилось в процессе дискредитации отечественной истории. Сначала насаждалась идея, что для России как империи время прошло. Потом утверждалось, что России нечего взять из своего исторического прошлого, поскольку вся ее история суть история несвободы. Утверждалось, что все основные устои русского национального сознания: православие, бескорыстие, духовность, непрактичность, державничество, коллективизм – являются препятствиями на пути модернизации. Происходило разрушение русского архетипа. Внушалась мысль, что русская история не удалась. Россия лишилась символов и принципов, рожденных историей. Либералы постоянно твердили о погубленных жизнях, экономической отсталости. Государство даже не имело символики. Возрожденный трехцветный флаг не был утвержден парламентом. Новый гимн – музыка М. Глинки – не имел слов.

Все это привело к деморализации масс, утрате инстинкта сопротивления злу, утрате понимания разницы между добром и злом. Тяжелым последствием правления реформаторов стало полное забвение во время реформ всех моральных ценностей. Возник идейно-нравственный вакуум. Разрушение старого не сопровождалось созданием новой идеологической системы, которая позволила бы российскому обществу успешно противостоять попыткам разрушения и ассимиляции со стороны других цивилизаций. Вакуум сразу стал заполняться. Прежде всего, обнаружилось мощное давление и навязывание образа жизни и ценностных ориентаций со стороны западного сообщества. Этому всемерно способствовала открытость общества, которая обеспечивала беспрепятственный поток мифов о прекрасной жизни на Западе и невозможной – у нас. Этот миф подкреплялся рекламой товаров. При этом СМИ умалчивали о противоречиях западной жизни.

Совершенно однобоко трактовалось понятие «свободы» как вседозволенности. В условиях отступления государства из всех сфер общественной жизни это привело к распространению асоциальных моделей поведения. Именно утрата населением морально-правовых ориентиров и уверенность криминальной сферы в безнаказанности стимулировали рост преступности. Характерным явлением общественной жизни стала легализация криминальной деятельности и выход преступных элементов в публичную политику. Криминальные структуры получили возможность почти официально лоббировать свои интересы за счет финансирования предвыборных кампаний, а иногда и напрямую, пытаясь обеспечить победу на выборах своего ставленника. В числе других трагичных последствий навязывания чуждых ценностей нужно назвать распад семейных устоев, снижение рождаемости, утрата социального доверия и социальной солидарности, рост примитивного эгоизма, распространение порнографии, СПИДа, наркомании.

Даже психологическое состояние общества изменилось. Потеря накоплений, крах системы социальной помощи, утрата веры в будущее, экономические проблемы привели к росту преступлений на бытовой почве, пьянству. Пребывание основной массы населения почти в нищете привело к тому, что значительная часть людей стала привыкать к бедности. Это породило настроения безнадежности, апатии, сужению воспроизводства потребностей. Это типичные качества социального дна. Огромная масса населения экономически пассивна, зависит от социальной помощи. Все это, в конечном счете, делало общество разобщенным.

Это сразу проявилось в межнациональных отношениях. В 1990-е гг. продолжилось ухудшение национальных отношений, тоже связанное с кризисом идентичности. В советские времена существовала социокультурная целостность общества, основанная на целостности социально-политической и экономической. Каждый человек ощущал себя гражданином великой многонациональной державы. Затем произошел ряд изменений. Распад СССР, возникновение нового государства, изменение политического режима, отторжение советской идеологии породили сепаратистские настроения в России. В условиях слабого государства они стали усиливаться и распространяться.

Активное разрушение идентичности привело к росту этнического национального самосознания. Очень важно в этом плане заметить волну переименований субъектов Российской Федерации: Марий Эл, Саха, Ичкерия, Ингушетия. Этот процесс сопровождался подъемом антирусских настроений в самой России. Подобные мотивы звучали в 1990-х гг. в настроениях националистических кругов Татарстана. Дошли до утверждений, что границы России - это пределы Золотого кольца, а все остальное татарские земли. Военно-политический кризис в Чечне породили кавказофобию в обществе. Распространилось понятие «лица кавказской национальности», отражавшее настороженно-враждебное отношение к ним населения.

Духовный вакуум замещался не только негативными компенсаторами. Примером позитивных сдвигов можно считать увеличение роли церкви. После 1993 г. Русская православная церковь заняла позицию, которая значительно укрепила ее авторитет в обществе. Она отказалась от прямого участия в политической жизни, провозгласила себя хранительницей национальных духовных ценностей. Церковь не поддерживала никакую политическую платформу. Церковь стала для многих россиян источником духовных сил. Она продолжала отстаивать позитивные ценности: правосудие, социальную стабильность, добросовестную работу, созидательный труд, семейные ценности. Возрос интерес к религии, причем и среди молодежи. Отмечалось такое явление как «переоткрытие» религии современным обществом, что повышало вероятность преодоления обществом кризисных явлений. Символичным можно считать восстановление Храма Христа Спасителя в Москве. Но у этих «религиозных прививок» всегда есть редел: они способны актуализировать и развивать потенции светской культуры, которая в современном обществе выполняет функцию поддержания образца. А вот образцы поведения в России оставляли желать лучшего.

Важной чертой духовной жизни современной России стало огромное влияние средств массовой информации на общественное сознание. Процесс демократизации, многопартийность, разрешенный властью плюрализм мнений способствовали появлению множества новых газет и журналов, отражавших различные политические взгляды. В России в общей сложности появилось около 300 государственных и около 500 частных телеканалов. В стране насчитывается около 100 информационных агентств и примерно 12 тысяч изданий. Из этого числа свыше 2 тыс. принадлежали государственным органам власти. Теперь практически любой человек, желавший быть в курсе событий, мог найти любую интересующую его информацию. СМИ активно включились в обсуждение общественных вопросов, способствуя повышению уровня информированности общества.

Однако роль СМИ в общественной жизни была не только позитивной. Используя свободу, СМИ стали активно включаться в конкурентную борьбу. Объясняется это тем, что СМИ, лишившись государственной опеки и не имея независимой финансовой базы, попали под диктат финансово-промышленных групп. Стали возникать так называемые медиаимперии. Большая часть печатных и электронных СМИ была сконцентрирована в руках российских олигархов, которые контролировали потоки информации. Наиболее известным примером было незаконное «присвоение» первого общенационального канала телевидения (ОРТ) Б. Березовским, который использовал его не только для извлечения прибыли, но и для осуществления прямого и неприкрытого вмешательства в государственную политику. Аналогичная ситуация складывалась и с НТВ, которое развивалось на займы, предоставляемые государственной компанией «Газпромом». При этом СМИ использовались вовсе не для независимого информирования населения, а скорее как средство шантажа и политического давления на государственную власть.

В регионах СМИ были в большинстве своем политизированы. Они являлись либо рупорами губернаторской власти, либо пропагандистскими инструментами оппозиции. В некоторых регионах население вообще не имело возможности реализовать свои права на доступ к источниками независимой информации из-за отсутствия телевидения или газет (Чечня, Дагестан).

Специфическим явлением общественной жизни стали «войны компроматов», регулярно разгоравшиеся в СМИ. В общество постоянно вбрасывались неверные или искаженные сведения. Массовая дезинформация по сути подрывала устои государства. В результате этих политических акций раз­рушалось общественное сознание россиян, появлялось неверие в СМИ, что представляло угрозу для национальной безопасности.

Культурное развитие страны. Состояние культуры в 1990-х гг. можно охарактеризовать как кризисное. Хотя внешне дела обстояли вполне пристойно. Например, российское образование сохранило преемственность с советским. Оно по-прежнему, оставалось массовым, систематическим, единообразным. Интеграция России в мировые культурные связи потребовало определенной модернизации образования. В качестве воспитательного идеала стал выступать не «убежденный строитель коммунизма», живущий в осажденной социалистической цитадели, а гражданин открытого общества, способный к саморазвитию, социокультурному самоопределению в мировом информационном пространстве. Интенсивные интеграционные процессы, связанные с вхождением России в систему международного сотрудничества, потребовали нового осмысления практически всех оснований образовательной деятельности.

В частности, в общеобразовательной школе усилилась гуманитарная подготовка за счет включения дисциплин обществоведческого характера. В профессиональном образовании появились новые специальности экономической, управленческой направленности, востребованные временем. Новыми реалиями наполнилось образовательное пространство, вызывая к жизни новые виды образовательных учреждений, образовательных технологий и т. д. Это расширяло выбор и позволяло удовлетворять различные запросы населения.

Но все это скорее отдельные позитивные примеры реформирования образования в 1990-е гг. Они не носили системного характера и нейтрализовались общим негативным вектором развития данной сферы. В условиях постоянного бюджетного дефицита в 1990-е гг. в России произошло обвальное сокращение финансирования образования. По приблизительным оценкам, с 1990 по 1998 г. в реальном исчислении оно сократилось не менее чем в 8 раз, в т.ч. заработная плата начинающего учителя - примерно в 7 раз, зарплата профессора, по меньшей мере, в 4-5 раз.

Противоречия и непоследовательность общественно-политического и экономического развития России в 1990-е гг. негативно отразились не только на образовательном, но и на воспитательном потенциале российской школы. Вопреки историческим традициям российской школы образовательные учреждения различного профиля ставили своей задачей не формирование фундаментальных знаний и разносторонних интересов личности, а прагматическую подготовку молодежи к новым условиям рыночной экономики.

Рассматриваемый период стал кризисным и для науки. Основная причина состояла в резком сокращении финансирования. Заработки ученых стали одними из самых низких в сравнении со всеми остальными категориями занятых. В 1992-1997 гг. государственные расходы на науку сократились более чем в 20 раз. Затраты на научные исследования в России в 1998 г. составили около 3% расходной части бюджета.

По некоторым подсчетам, за 1990-е гг. численность научных работников уменьшилась в два раза: с 2 млн до 1 млн чел., а по другим данным до 800 тыс. чел. Научные кадры уходили в коммерческие структуры и уезжали за рубеж, породив такое явление, как «утечка мозгов» из России. В 1990-е гг. на постоянное место жительства за рубеж уехало около 10% российских научных работников разного профиля. С учетом же эмиграции высококвалифицированных специалистов из других областей народного хозяйства потери России были намного больше. Актуальной стала проблема технологической безопасности страны. Прямолинейные попытки внедрения рыночных отношений в эту область обернулись крахом. Немногие научные коллективы смогли приспособиться к условиям рынка и найти покупателей на интеллектуальную собственность. В целом можно говорить о потери Россией за 1990-е гг. былого научного потенциала.

Противоречивая картина наблюдалась в других отраслях культуры. С одной стороны, происходили положительные сдвиги. Например, население получило возможность познакомиться с культурными достижениями как российских, так и иностранных мастеров, которые были мало доступны ранее. Особенно это коснулось кинематографа и театра. Воцарившаяся свобода, независимость от государства позволила обогатить культуру новыми именами и тенденциями. Появились новые творческие коллективы, театры, музеи. В 1990-е гг. были сняты яркие ленты. Одни стали эпическими. Например, «Утомленные солнцем» и «Сибирский цирюльник» (Н. Михалков). Другие фильмы отражали новые реалии в кинематографе. Большую популярность приобрел фильм А. Балабанова «Брат» (1997 г.), который стал культовым среди молодежи благодаря игре С. Бодрова.

В культурной жизни России большое место занимал театр. Он продолжал оставаться трибуной, с которой герои классических и современных произведений говорили людям правду, театр будил гражданские чувства. В 1990-х гг. театр остался в авангарде общественной мысли. Жанрово и стилистически обогатилась литература. Появились весьма интересные имена: В. Пелевин, В. Ерофеев, Т. Толстая, М. Веллер и др. В изобразительном искусстве приобрели популярность И. Глазунов, А. Шилов, Н. Сафронов. Но одновременно активно происходила коммерциализация современного российского искусства, усилилась его ориентация на западную массовую культуру. Экраны заполонили боевики и мелодрамы с пропагандируемыми в них культами насилия и вседозволенности. Молодое поколение впитывало иностранные образцы поведения. При этом насаждаемый идеал мало вязался с отечественным национальным сознанием с его сострадательностью, отзывчивостью, добротой. Это привело к углублению разрыва между элитарными и массовыми формами культуры, между молодежной средой и старшим поколением.

II. Россия в 2000-2008 гг.:

Преодоление кризиса государственности.

Социально-экономическая модернизация страны

Основные идеи курса

Внутриполитическое развитие России в начале XXI в. было ориентировано, во-первых, на разрушение системы олигархического контроля над СМИ. 2000-2001 гг. были отмечены борьбой с олигархами (В. Гусинским, Б. Березовским, М. Ходорковским), которые оказались не готовы отказаться от рычагов давления на власть. В последующие годы продолжалась политика «равноудаления» других олигархов.

Восстановление дееспособного государства началось с создания в 2000 г. института полномочных представителей Президента в семи федеральных округах. В 2000 г. была проведена реформа Совета Федерации, после которой он комплектовался посредством делегирования представителей исполнительным и законодательным органами власти субъектов РФ. В 2004 г. был введен новый порядок наделения полномочиями глав регионов. В 2004 г. состоялся переход к пропорциональной избирательной системе, способствовавшей укреплению крупных политических партий. С 2005 г. начали функционировать институт парламентских расследований, Общественная палата России и общественные палаты в субъектах РФ.

Политика в области федеративных отношений и местного самоуправления была направлена на создание системы четкого распределения ответственности, полномочий и ресурсов между разными уровнями публичной власти и создание механизмов эффективного взаимодействия между ними. Практическое воплощение это нашло в реформе местного самоуправления (2003 г.) и политике укрупнения регионов.

Особым направлением внутренней политики стала борьба с коррупцией, которая выступала ключевым институтом олигархического режима. Выражением данного направления стали крупные процессы по громким делам, прежде всего в отношении представителей крупных чиновников и служащих правоохранительных органов (борьба с «оборотнями в погонах»). Поскольку дееспособное государство невозможно без эффективного суда, то в начале нового тысячелетия начался новый этап судебной реформы. В стране были введены институт мировых судей, суд присяжных. Состоялась реформа процессуального законодательства. С 2003 г. началась административная реформа, которая сопровождалась конкретизацией и разделением функций органов исполнительной власти и созданием новой структуры федеральной исполнительной власти, состоящей из подразделений трех типов: министерств, служб и агентств.

Социально-экономическая политика была направлена на модернизацию страны, превращение ее в самостоятельного игрока на международном рынке, привлекательного для инвесторов. Именно по этой причине правительство в 2000-2008 гг. сосредоточилось на обеспечении ускоренного экономического роста и поддержании на должном уровне макроэкономических показателей. Была проведена налоговая реформа, которая позволила пополнить бюджет налогами с доходов, «вышедших из тени». Шло формирование стабильной финансовой системы. Россия активно добивалась вступления в ВТО. Для продвижения на международном рынке были созданы «национальные чемпионы» – крупные государственные концерны с высоким уровнем капитализации («Газпром», «Роснефть» и др.). Наметились контуры аграрной политики, о чем свидетельствует один из национальных проектов – «Сельское хозяйство».

Экономические успехи создали реальные условия для формирования среднего класса, доля которого к 2008 г. по некоторым оценкам выросла до 25%. Наличие средств у государства открыло возможности для более активной социальной политики, которая носила в указанные годы двойственный характер: была призвана поддержать тех, кто объективно не в состоянии помочь себе сам, и при этом проводилась политика поддержки инициативы и создания возможностей для проявления самостоятельности. Наиболее крупными реформами в социальной сфере стали введение обязательного медицинского страхования; монетизация льгот; принятие национальных проектов «Образование», «Здравоохранение», «Доступное жилье». Однако остались решенными наиболее тяжелые социальные вопросы. Среди них: демографическая проблема, бедность и высокая поляризация, которые к настоящему времени представляют угрозу для национальной безопасности.

В начале нового тысячелетия в общественной жизни России наметился перелом. Следует отметить, во-первых, процесс идейной консолидации общества и, в первую очередь, политической элиты. Это нашло свое отражение в создании Всероссийской партии «Единство и Отечество» – Единая Россия (с 2003 г. – партия «Единая Россия»), которая на последующих выборах получала большинство мест и тем самым обеспечивала устойчивую законодательную поддержку политическому курсу В. Путина. При этом были созданы условия для развития остальных партий, число которых составляло более 40.

Параллельно проводилась политика, направленная на формирование независимых общественных институтов, которые служили бы каркасом гражданского общества. Ими наряду с партиями, общественными объединениями стали общественные палаты, которые стал воплощением общественного контроля за властью.

Особо следует отметить попытки президента В. Путина по определению базовых ценностей, вокруг которых могла сплотиться нация. В качестве таких ценностей были выбраны патриотизм, русская история, религия. В связи с этим, отмечается возвращение к некоторым атрибутам прежних эпох, с которыми в обществе ассоциировались успехи России. В 2000 г. появились новые государственный гимн, государственная символика: герб, флаг. В стране практиковалось активное празднование Дня Победы. Возродились Красное знамя и Красная звезда в качестве символа Российской армии. Наблюдался рост религиозного самосознания людей. Религиозное возрождение коснулось всех традиционных конфессий – православия, ислама, иудаизма, буддизма. Правда, пока это отражает скорее феномен «огосударствления» религии в массовом сознании, когда церковь отвергается как личная ценность, но признается ее необходимость как социального института, полезного для государства.

Большое значение для духовной жизни общества имеет сфера культуры. В 2000-2008 гг. культурная и интеллектуальная жизнь продолжала развиваться. Ситуация носила неоднозначный характер. Отдельные подсистемы культурной сферы, наиболее зависимые от государственного финансирования, все еще находились в тяжелом положении. В 2000-2008 гг. наблюдался постоянный рост федеральных расходов на образование. Однако отдача от этого сдерживалась нерешенностью принципиальных вопросов о путях и способах реформирования образования. Сложной остается ситуация в науке. Недостаток финансирования, дефицит кадров, особенно молодых, мешают реализации государственной политики, ориентированной на повышение эффективности научных исследований посредством финансирования тех работ, которые дают непосредственный результат.

Ситуация в художественной культуре была несколько лучше. Современная литература характеризуется преобладанием прозаических произведений, а также многообразием направлений и жанров. В начале XXI в. наблюдалось возрождение отечественного кино. Появились новые интересные имена, стало больше кинозалов с хорошим техническим оснащением. Театральное искусство характеризуется популярностью классики отечественной и мировой драматургии. Новым можно считать тот факт, что постановки отличала авторская интерпретация известных текстов. Продолжалось укрепление авторитета российского искусства на международной арене.

Стратегической целью внешней политики России являлась интеграция в мировое сообщество и повышение статуса страны. Ключевыми оставались отношения России и США. В 2000-2008 гг. в отношениях с США Россия проводила политику избирательного партнерства. Первые годы нового тысячелетия отмечены ухудшением взаимоотношений, что было связано с вопросом о противоракетной обороне. Но после 11 сентября 2001 г. Россия поддержала США в их борьбе с талибами. Однако уже с февраля 2002 г. вновь наметилось охлаждение отношений, поскольку оказалось, что США не собирались выводить свои военные базы с территории Киргизии и Узбекистана после окончания операции в Афганистане. Они поддержали дальнейшее расширение НАТО на Восток. Игнорировали позицию России во время иракского кризиса. Более того, США поддерживали цветные революции в странах СНГ, в результате которых к власти пришли проамериканские правительства.

Начало XXI века можно охарактеризовать как европеизация внешней политики России. Россия во взаимоотношениях со странами Западной Европы использовала «энергетическую дипломатию». Оказалось, что взаимные экономические интересы послужили основой для политического диалога. Но при этом сохраняется проблемы расширения НАТО, двойных стандартов и др. Периодически наблюдаются кризисные моменты в отношениях России и отдельных стран Европы.

Принципиально не изменилась ситуация в СНГ. Россия стремилась укрепить свое влияние в этом регионе. 10 октября 2000 г. был подписан договор об образовании Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС). Была учреждена военно-политическая структура – Организация договора коллективной безопасности. Успех интеграционных процессов ослабил позиции группы ГУУАМ. Одновременно российское руководство предпочло работать с каждым государством, входящим в антироссийский блок по отдельности, используя средства и принуждения и сотрудничества. И эта тактика имела определенные положительные результаты. В январе 2001 г. Президент России посетил Баку. Был подписан Договор о разделении шельфа Каспийского моря. В 2000-2008 гг. не удалось принципиально изменить отношения России и Украины. Их отражением стал «газовый кризис». Сложными оставались отношения России и Молдовы. Наиболее конфликтные отношения со странами постсоветского пространства сложились у Москвы с Тбилиси. Апогеем кризиса стала Пятидневная война 2008 г. – военное противостояние в августе 2008 г. между Грузией с одной стороны и Россией вместе с непризнанными республиками Южная Осетия и Абхазия с другой.

Быстро набирал силу азиатский вектор внешней политики России. Упор был сделан на активизации участия России в основных интеграционных структурах Азиатско-Тихоокеанского региона: форуме «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество», региональном форуме Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) по безопасности, в созданной при инициативной роли России «шанхайской пятерке» (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан).

Можно говорить о выделении южного направления. Ключевой характер носят отношения России и Турции. Вместе с США, ООН и Евросоюзом Россия входит в состав «ближневосточного квартета» по урегулированию арабо-израильского конфликта

Тема 1. Политические реформы В.В. Путина

Основные задачи и направления внутриполитического развития. Россия к началу третьего тысячелетия представляла собой страну, потерявшую за восемь лет половину экономики и только что пережившую страшнейший дефолт. Ее бюджет был как у крупного американского города, более половины населения – ниже уровня бедности. Люди месяцами не получали заработную плату и пенсии. При этом экономика была обременена таким объемом унаследованных от коммунистических времен социальных обязательств, которые не по силам выдержать никакой, даже самой богатой стране. Крупный бизнес, получивший практически бесплатно многомиллиардную собственность, через ближайшее окружение Ельцина («семью») руководил страной, назначал министров, принимал для себя законы, избирал губернаторов, пользовался широким доступом к государственным ресурсам, но при этом не платил налоги и выводил ресурсы из страны.

Политическая система представляла причудливое сочетание анархии, регионального авторитаризма и олигархии с отдельными демократическими вкраплениями. Нормальной партийно-политической системы, являющейся костяком любого демократического государства, фактически не было. Самое большое в мире правительство безуспешно стремилось управлять страной. Сращивание бюрократии с бизнесом привело к тотальной коррупции.

Левое большинство доминировало в Государственной Думе и с 1994 г. не приняло ни одного реформаторского закона, в стране не появилось даже права собственности на землю. Зато популистская раздача денег лишь плодила необеспеченные социальные мандаты.

Сохраняла актуальность проблема дезинтеграции страны. Единое правовое пространство отсутствовало, четверть нормативных актов субъектов Федерации противоречила федеральным законам и Конституции РФ. Получив власть, многие региональные руководители не спешили разделять ответственность за судьбу страны. Кроме того, режим сращивания бизнеса и власти на региональном уровне породил экономическую «феодализацию» страны. Региональные власти, покровительствуя «своим» бизнес-структурам, действовали в направлении разрушения единого экономического пространства, ограничивая ввоз или вывоз некоторых товаров из подконтрольных им регионов.

С 1999 г. активизировалась деятельность террористов, действовавшие с территории Чечни. После завершения в 2000 г. активной фазы боевых действий сопротивление боевиков перешло в фазу террористической войны. 23 октября 2002 г. в Москве произошел захват зрителей мюзикла «Норд-Ост», в результате которого погибли 130 человек. В конце декабря 2002 г. был взорван дом правительства Чечни в Грозном. В июле 2003 г. в Москве произошел взрыв на рок-фестивале в Тушино, в августе был взорван военный госпиталь в Моздоке, в декабре взрыв уничтожил электричку в Ставропольском крае. В феврале 2004 г. происходит взрыв поезда метро в Москве. Каждый из этих терактов унес жизни более десятка человек. На праздновании Дня Победы в 2004 г. в результате теракта погиб глава Чечни – президент А. Кадыров. В конце августа 2004 г. террористы взорвали два самолета, совершили теракт около метро «Рижская» в Москве. 1 сентября 2004 г. бандиты захватили школу в городе Беслане республики Северная Осетия — Алания. В результате этой трагедии погибли 330 человек, большинство из которых дети

В этих условиях новому президенту предстояло решать вопросы элементарного выживания страны. Однако, как свидетельствуют примеры из истории России, одновременно следовало продолжить модернизацию для превращения России в современную великую демократическую державу, экономически сильную, технологически продвинутую, социально развитую и политически влиятельную.

Для решения двух этих задач требовалось, во-первых, стабилизировать политическую систему, во-вторых, демонтировать олигархический режим и воссоздать дееспособное государство, способное осуществлять необходимые преобразования, отвечать на сепаратистские и террористические вызовы и обеспечивать долговременный экономический рост в условиях глобального мира ХХI века.

Можно выделить несколько направлений внутриполитического развития России в 2000-2008 гг.: национализация государства, воссоздание эффективного и дееспособного государства, совершенствование системы федеративных отношений и местного самоуправления, борьба с коррупцией и создание эффективной правоохранительной системы, административная реформа.

Владимир Путин

Россия на рубеже тысячелетия

30 декабря 1999 г.

«…Россия исчерпала свой лимит на политические и социально-экономические потрясения, катаклизмы, радикальные преобразования. Только фанатики или глубоко равнодушные, безразличные к России, к народу политические силы в состоянии призывать к очередной революции. Под какими бы лозунгами - коммунистическими, национально-патриотическими или радикально-либеральными - ни развернулась бы очередная крутая ломка всего и вся, государство и народ ее не выдержат. Терпение и способность нации к выживанию, равно как и к созиданию, находятся на пределе истощения. Общество просто рухнет - экономически, политически, психологически и морально.

Ответственные общественно-политические силы должны предложить народу стратегию возрождения и расцвета России, которая бы опиралась на все положительное, что было создано в ходе рыночных и демократических реформ, и осуществлялась исключительно эволюционными, постепенными, взвешенными методами. Осуществлялась в условиях политической стабильности и без ухудшения условий жизни российского народа, всех его слоев и групп. Это непреложное требование, вытекающее из положения, в котором находится ныне страна…»

Здесь важно оговориться по поводу двух процессов: укрепление государства и демократизация. Между ними нет противоречий, как это может показаться на первый взгляд. Как показывает опыт всех стран, переживших модернизацию, экономический рост возможен только при сильном государстве, которое гарантирует права собственности и равные правила игры. Сильное государство – это не препятствие на пути экономической модернизации, как считали либералы, а необходимое ее условие. Те же права и свободы могут эффективно реализовываться только, когда государство создает необходимые условия. Только одновременно с укрепление государственных институтов нужно развивать эффективные инструменты гражданского контроля над властью через партии, общественные организации и иные структуры гражданского общества.

Политика «равноудаления» олигархов. В. Путину удалось в короткие сроки вернуть реальную власть легитимным государственным структурам, сформированным на основе демократической процедуры и ответственным перед российским народом. 28 февраля 2000 г. на встрече с представителями крупного капитала Путин объяснил, что не потерпит вмешательства бизнеса в принятие государственных решений и тем более не потерпит попыток приватизации бизнесом властных полномочий. Он провозгласил принцип равноудаленности бизнеса от власти. Равноудаленность бизнеса не означает, что бизнес как-то изолируется от политической сферы, или что ему отказывается во влиянии на процесс принятия политических решений. Просто, как в любом нормальном обществе, взаимодействие власти и бизнеса начинает протекать в цивилизованных формах. Бизнес формирует свои общественные организации (в России это сегодня, прежде всего, РСПП, «Деловая Россия» и «Опора России») и через них ведет диалог с государством.

Значительная часть олигархов смирилась с этим положением дел. Двое представителей этого сообщества – медиамагнаты В. Гусинский и Б. Березовский – были не готовы отказаться от рычагов давления на власть. Конфликтами с этими двумя олигархами ознаменовались 2000–2001 гг. Для власти речь шла о разрушении системы олигархического контроля над средствами массовой информации (СМИ). Разрушение системы олигархического контроля над СМИ было необходимым условием возвращения государству его законных прав и полномочий, тем более что сам олигархический контроль держался на незаконных основаниях.

В ответ олигархи начали (а некоторых случаях – просто продолжили) информационную войну против президента и его стратегии реформ. Это было тем более легко, что информационное пространство почти полностью контролировали либо сами олигархи напрямую, либо люди, ими контролируемые. В частности, самый массовый первый канал телевидения (формально – принадлежащий государству) находился под полным контролем Б. Березовского. А канал НТВ, который активно выступал против Путина на президентских выборах, считался «частным» каналом В. Гусинского. Но при этом финансировался за счет займов, предоставленных Газпромом и Сбербанком – в которых контрольный пакет также принадлежит государству (общий объем займов НТВ составил 1млрд. 200 млн. долларов США).

Когда Гусинский своевременно не выплатил кредиты, взятые у Газпрома и Сбербанка, началась процедура банкротства НТВ и его возвращение в собственность государства. Разумеется, вся олигархическая пресса среагировала на это как на «удушение свободы слова». В защиту «творческого коллектива» собирались даже многотысячные митинги. В конечном итоге компания НТВ была возвращена холдингу «Газпром-медиа», а Гусинский получил 300 млн. долларов за свои акции в компании и эмигрировал из России. Контроль государства над телеканалом ОРТ был восстановлен проще, посредством смены менеджмента.

Следующее столкновение государства с олигархами произошло в 2003 г. 25 октября в аэропорту Новосибирска был арестован владелец крупнейшей российской нефтяной компании ЮКОС М. Ходорковский, который вместе со своими ближайшими партнерами обвинялся в уклонении от налогов и мошенничестве. Защитники Ходорковского утверждали, что его преследование осуществляется по политическим мотивам — из-за финансирования им оппозиционных партий, хотя он выделял средства и проправительственным партиям.

Национализация государства позволила сформулировать общие для всех правила игры как в политике, так и в экономике, что самым благотворным образом повлияло на ситуацию в стране. Известно, что в 2004 г. после «дела ЮКОСА» поступление федеральных налогов и сборов от крупнейших налогоплательщиков по сравнению с 2003 г. увеличилось сразу на 133,8%. Причем, если в 2002-2003 гг. динамика поступлений налога на прибыль в нефтяных вертикально-интегрированных компаниях падала, то в 2004 г. поступления от этого налога выросли сразу на 225,3%. Некоторые компании, исходя из дела ЮКОСа, добровольно доплатили налоги. По сути «дело ЮКОСа» означало ликвидацию контроля олигархов над российским государством.

Восстановление дееспособного государства шло по нескольким направлениям. Первым шагом на пути воссоздания дееспособного государства в России стало восстановление конституционного контроля со стороны Президента и Парламента над системой исполнительной власти. Это проявилось в курсе на построение «вертикали исполнительной власти». Началось с создания института полномочных представителей Президента в федеральных округах. Ранее в каждом субъекте Федерации действовал представитель президента. В мае 2000 г. были созданы семь федеральных округов: Центральный, Северо-Западный, Южный, Приволжский, Уральский, Сибирский, Дальневосточный. В каждом их них вводился пост полномочного представителя президента. На него возлагалась обязанность обеспечивать реализацию конституционных полномочий главы государства в пределах соответствующего федерального округа, повышение эффективности деятельности федеральных органов государственной власти и совершенствование системы контроля за исполнением их решений.

В то время многие законы в регионах противоречили российской Конституции. В стране в связи с этим царил правовой хаос, который в том числе угрожал суверенитету России. Достаточно вспомнить принятие рядом регионов во время кризиса 1998 г. антиконституционных актов, препятствующих вывозу продовольствия за пределы регионов и фактически вводящих внутренние таможни. Формирование единого правового пространства, начавшееся в 2000 г., завершилось в своей основе уже в 2001 г.

Через полпредов удалось вернуть законный контроль Москвы над действующими на местах органами федеральной исполнительной власти, которые в 1990-е гг. оказались под прямым контролем губернаторов, что было прямым нарушением закона. Институт полпредов президента активно боролся с проявлением авторитаризма в регионах.

В этот же год В. Путину удалось в короткие сроки провести реформу Совета Федерации. В предыдущие годы в верхней палате парламента заседали два представителя субъекта: один – глава исполнительной власти, второй – глава законодательного органа. Получалось, что в законодательный орган входили руководители исполнительной власти. Это было прямым нарушением принципа разделения власти. Новый порядок комплектования Совета Федерации в точном соответствии с буквой закона предполагал делегирование исполнительным и законодательным органами власти субъектов РФ своих представителей в Совет Федерации.

Политическое значение этой реформы состояло в том, что был существенно снижен статус региональных лидеров. Для губернаторов был создан специальный Государственный совет, в котором губернаторы получили возможность выдвигать общенациональные проекты, а также представлять интересы своих регионов. Государственный совет собирается не чаще одного раза в три месяца. Он не обладает властными полномочиями, а его решения носят рекомендательный характер.

Следующим шагом стало введение нового порядка наделения полномочиями глав регионов. Он был направлен на создание эффективной системы взаимодействия между федеральными и региональными властями, а это особенно значимо в условиях войны с террором. События в Беслане в 2004 г. показали, что отсутствие такой координации приводит к самым страшным последствиям.

До 1996 г. большинство глав субъектов Федерации были назначаемы Президентом. С одной стороны, это соответствовало Конституции, так как создавало единую систему исполнительной власти, но, с другой, противоречило ей, так как лишало регионы права самостоятельно формировать свои органы исполнительной власти, что тоже зафиксировано в Конституции. В процессе борьбы с коммунистической оппозицией Ельцину пришлось пойти на уступки губернаторскому корпусу и перейти к практике прямых выборов губернаторов населением. Но за вторую половину 1990-х гг. эта практика показала свою неэффективность.

Во-первых, значительную часть сформированного в результате выборов губернаторского корпуса, как показала практика 1990-х гг., отличала некомпетентность и несостоятельность. Во-вторых, выборы, как правило, резко осложняли ситуацию в регионах с многонациональным составом, обостряли и без того острые межэтнические конфликты. Кандидаты нередко представляли отдельные этнические группы, и победа одного из них воспринималась как поражение всех остальных этносов. В-третьих, слишком многие главы субъектов Федерации напрямую представляли интересы отдельных финансовых групп, составляя тем самым одну из основ олигархического режима в стране. Среди таких губернаторов единицы инвестировали в свои регионы, зато многие, наоборот, перераспределяли ресурсы от населения регионов в пользу соответствующих компаний. В-четвертых, в ряде мест всю экономику подминали (или пытались подмять) семейные кланы первых лиц. Система избрания неподконтрольных центру губернаторов оказалась весьма коррупционной. В-пятых, выведение губернаторского корпуса из единой системы исполнительной власти заставило центр формировать параллельную систему исполнительных органов, что влекло за собой дополнительные расходы и отрицательно сказывалось на уровне безопасности региона и страны в целом. В-шестых, мировой опыт свидетельствует не в пользу выборности глав регионов. Существуют три федерации, где губернаторов избирает население. Удачный опыт один – Соединенные Штаты. Практику двух других – Мексики и Бразилии – назвать вдохновляющей нельзя. В-седьмых, порядок прямых выборов также противоречил Конституции, как и прямое назначение, так как нарушал принцип единства исполнительной власти.

С 2004 г. глава субъекта Федерации наделяется соответствующими полномочиями законодательным органом данного субъекта по представлению президента России. Сформированная таким образом вертикаль исполнительной власти делает проведение государственной политики более эффективным, а действия федеральных и региональных структур власти более согласованными. В рамках этой политики предполагается расширить полномочия региональных властей, сделав главу исполнительной власти субъекта РФ реальным координатором деятельности федеральных и региональных органов исполнительной власти на местах.

Однако такой «бюрократической сшивки» государства явно недостаточно. Известно, что контроль за бюрократией при помощи самой бюрократии имеет свои естественные пределы, поэтому необходимо было создать систему общественного контроля за государственным аппаратом. Но чтобы такая полноценная система сформировалась, первоначально должны появиться субъекты демократического общественного контроля. В первую очередь — это сильные общенациональные партии.

В 2004 г. были внесены изменения в федеральное законодательство, касающиеся выборов в Государственную Думу, а несколько ранее, в 2002 году, – в законодательные органы субъектов РФ. В обоих случаях направление изменений одно – переход от системы выборов одномандатных округах (мажоритарная избирательная система относительного большинства) к пропорциональной избирательной системе, то есть избранию депутатов по спискам партий.

В случае Государственной Думы этот переход означал замену смешанной избирательной системы, где половина депутатов избиралась в одномандатных округах, а половина по спискам партий, чисто пропорциональной системой, где все 450 депутатов избирались по спискам партий.

В случае с законодательными собраниями регионов это был переход от чисто мажоритарной системы (все депутаты избираются по одномандатным округам) к смешанной избирательной системе (часть избирается по одномандатным округам, а часть по партийным спискам). Государственная Дума стала целиком формироваться по этому принципу, а законодательные собрания регионов – наполовину.

И мировая политическая наука, и политическая практика однозначно утверждают одно: выборы по партийным спискам позволяют более точно отразить нюансы в политических предпочтениях избирателей. Мажоритарная избирательная система (особенно в том варианте, в каком она чаще практиковалась в России, как система относительного большинства) создает реальные шансы быть представленной в парламенте только одной или двум партиям, обладающим относительно высокой поддержкой избирателей. Третья, четвертая, пятая и т.д. по уровню поддержки избирателями партии фактически лишаются шансов прохождения в парламент, а их избиратели – права быть представленными в парламенте.

Переход к пропорциональной системе не только расширяет политическое представительство, но и стимулирует политическую конкуренцию между партиями, а также расширяет возможности политической оппозиции. Полноценные, крупные политические партии выступают как главные связующие звенья между гражданским обществом и государством, как механизм обеспечения ответственности власти. Пропорциональные системы позволяют быстро создать значимые партии. Проводимая политика очевидным образом направлена на развитие партийной системы современной России. Ее стимулирует и переход к пропорциональной системе, и отмена в избирательных бюллетенях графы «против всех» (ее, кстати, нет ни в одной демократической стране мира), и увеличение с 5% до 7% барьера прохождения в Государственную Думу. Последний шаг, наряду с новым федеральным законом о партиях, требующим от партий большого количества членов и разветвленной территориальной инфраструктуры, стимулирует формирование крупных национальных партий. В перспективе именно такие партии смогут стать ключевыми посредниками между обществом и государством и сформировать механизм демократической ответственности должностных лиц перед избирателями. Выдвигая человека на какой-то пост, солидная партия рискует своей репутацией, а значит - заинтересована в том, чтобы в период между выборами контролировать и корректировать, если это нужно, его поведение. Партии должны быть обременены социальной ответственностью, помнить, что они обещали избирателю.

Межпартийная конкуренция на выборах позволяет, наконец, сделать их не соревнованием остроумий и хитроумных политических технологий, а борьбой идей и политических курсов. Это существенно облегчает для избирателя задачу выбора, напрямую связывая для него голосование за партию и определенный вариант политики. Это значит, что избиратель начинает в большей степени влиять на содержание проводимой политики.

Партии в этих условиях становятся единственными участниками избирательного процесса, заставляя всех независимых политиков прибиваться к общенациональным партиям. А крупные общероссийские партии, в свою очередь, являются важнейшими скрепами государственного единства, противостоящими региональному сепаратизму. Таким образом, в этом пункте политика расширения представительства тесно связана с политикой обеспечения единства страны.

В том же направлении работает введение в 2005 г. института парламентских расследований. В 2005 г. создана Общественная палата России, а по ее образцу и подобию в настоящее время возникают общественные палаты в субъектах РФ. Система общественных палат – это институт, позволяющий осуществлять регулярный контроль за деятельностью государственного аппарата со стороны общественных организаций. При этом, однако, важно помнить, что общественный и партийный контроль должны протекать в строго оговоренных законом рамках, так, чтобы не парализовать деятельность аппарата государственной власти.

Совершенствование системы федеративных отношений и местного самоуправления. Политика в области федеративных отношений и местного самоуправления концентрируется вокруг двух ключевых целей: ясное распределение ответственности, полномочий и ресурсов между уровнями власти и создание механизмов эффективного взаимодействия между ними.

После образования в 2000 г. федеральных округов и введения института полномочных представителей основное внимание руководства страны сконцентрировалось на четком разграничении компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами, пересмотре на этой основе федерального законодательства. В результате масштабной работы, проделанной Комиссией при Президенте Российской Федерации под руководством Д. Н. Козака, поэтапно (в 2003–2004 гг.) были приняты законы, закрепившие концепцию федеративной реформы.

За регионами были закреплены полномочия, которые они обязаны выполнять за счет своего бюджета и за исполнение которых несут ответственность. Остальные полномочия по предметам совместного ведения остаются за федеральным Центром и могут передаваться субъектам РФ только с соответствующими финансовыми средствами. Такой подход был обусловлен сложившейся практикой, когда руководители регионов, не реализуя свои полномочия, перекладывали ответственность за собственное бездействие на федеральный Центр. Ярким проявлением этого стали массовые нарушения в обеспечении населения теплом и электричеством во многих регионах страны, притом что средства, предусмотренные бюджетом на решение этих проблем, оставались в ведении властей регионов.

Федеральным законом от 4 июля 2003 г. № 95-ФЗ был установлен закрытый перечень полномочий (в количестве 41) регионов. Тем самым снизились риски нецелевого использования средств регионального бюджета. За регионами для финансирования этих расходов были закреплены собственные доходы. Параллельно федеральный Центр стремился к снижению числа льгот с заменой их на деньги с целью привести в соответствие с рыночными реалиями существующую социальную систему. С января 2005 г. вступил в силу закон о замене льгот денежными компенсациями. К сожалению, из-за плохой проработки законопроекта и неготовности регионов к его введению он вызвал существенное недовольство льготников. Правительству пришлось значительно увеличить выделяемые компенсации, что сняло градус напряжения в обществе. Политическое значение этих реформ состояло в том, что региональным руководителям было предложено вплотную заниматься проблемами своих регионов, а не решать эти проблемы путем давления на федеральную власть.

В 2003 г. был принят новый Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления», который создал достаточно понятную и универсальную систему разделения полномочий и ответственности между государственной властью и местным самоуправлением, а также внутри системы местного самоуправления между его различными уровнями.

Одним из основных направлений реформы стало укрупнение регионов в основном за счет присоединения по итогам референдумов экономически несостоятельных автономных округов к областям и краям. В начале 2005 г. законодательно закреплен процесс объединения Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа в Пермский край. Успешно для сторонников укрупнения завершились референдумы по объединению Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, Эвенкийского автономного округа и Красноярского края, Корякского автономного округа и Камчатской области, Агинского Бурятского округа и Читинской области, а также Усть-Ордынского Бурятского округа и Иркутской области.

Такое укрупнение в большинстве случаев экономически обосновано. Субъекты РФ – это достаточно скромные по мировым меркам с точки зрения численности населения федеральные единицы. Например, в США, с населением, в два раза превосходящим население России, – всего 50 штатов, в Индия, превосходящей Россию по численности населения в восемь раз, – 25 штатов и 7 объединенных земель. Канада – страна, сопоставимая с Россией по территории, – состоит из 10 провинций и 3 территорий.

Россия – самая большая по количеству субъектов федерация в мире. Укрупнение субъектов Федерации позволяет в ряде случаев добиться существенного эффекта от масштаба. Создание вместо двух или трех региональных администраций одной, но содержащей большее количество специализированных подразделений, лучше оснащенной и укомплектованной, способно не только сократить административные издержки, но и повысить эффективность работы государственных структур. Соответствующие изменения происходят и на уровне региональных подразделений федеральных структур (вместо трех региональных прокуратур, УВД, ФСБ, казначейств и т.д. – одно).

Наибольший эффект от политики слияний субъектов Федерации достигается в так называемых «матрешках» – регионах, составными частями которых являются самостоятельные субъекты Федерации (краях и областях, включающих в себя автономные округа). Это наследство советского и отчасти постсоветского периодов сегодня выглядит во многих случаях явным анахронизмом. Политика укрупнения не является самоцелью. Очевидно, что слияние нужно проводить, когда выгоды от него очевидны прежде всего для жителей самих субъектов Федерации.

Борьба с коррупцией. Борьба с коррупцией – одно из ключевых направлений повышения эффективности государственной власти в современной России. Решение проблемы коррупции может быть только комплексным. Во-первых, наиболее очевидная часть – это ужесточение уголовного преследования за коррупцию. Ее реализация требует как изменений в законодательстве, так и более последовательной работы правоохранительных органов. Сегодня в России предпринимаются меры, чтобы сделать правовое поле адекватным для борьбы с этим социальным злом. Россия подписала и ратифицировала в 2006 г. Международную конвенцию по борьбе с коррупцией, принятую ООН в 2003 г., которая предусматривает полный комплекс мер по борьбе с коррупцией: меры по ее предупреждению, обязательства об установлении уголовной ответственности, в том числе за подкуп и взятки, направления межгосударственного взаимодействия.

Ожидается, что использование всех этих механизмов должно не просто уменьшить количество преступлений, связанных со взяточничеством, но и помочь вернуть из–за рубежа средства, которые ушли туда по коррупционным путям. В повестке дня стоит ратификация аналогичного европейского документа – Международной конвенции об уголовной ответственности за коррупцию. Россия ратифицировала ее одной из первых в Европе.

В последние годы правоохранительные органы демонстрируют большую последовательность в борьбе с коррупцией. Об этом говорят не только громкие дела, подобные делу «оборотней в погонах» (2003 г.), раскрытию коррупционной сети в органах таможни (2006 г.), освобождению от своих должностей по подозрению в коррупции ряда членов Совета Федерации (2006 г.) и др., но и обычная статистика. Только в 2006 году Генеральной прокуратурой направлено в суды около 24 тыс. дел, связанных с коррупцией в органах государственной власти.

Во-вторых, это расширение открытости органов государственной власти для политического и общественного контроля, что, в частности, предполагает разработку и внедрение организационных механизмов: раскрытия информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления; проведения публичных обсуждений подготавливаемых решений; проведения общественной экспертизы социально значимых решений органов исполнительной власти; включения представителей гражданского общества в рабочие группы, другие структуры по подготовке нормативных правовых актов, иных затрагивающих права и законные интересы граждан и организаций решений органов исполнительной власти; включения представителей гражданского общества в коллегии надзорных органов; создания и деятельности общественных советов с участием представителей гражданского общества при органах исполнительной власти; построения рейтингов органов исполнительной власти и местного самоуправления по открытости и прозрачности.

В-третьих, это дебюрократизация экономики. Зарегулированность российской экономики создает сегодня замечательные возможности коррупции. Несовершенство и сложность процедур открытия бизнеса, противоречивость законодательства создают почву для необоснованного вмешательства чиновника в бизнес.

В-четвертых, составной частью государственной политики в сфере противодействия коррупции должна стать кадровая политика и управление персоналом в системе государственного и муниципального управления, в том числе: конкурсный отбор на государственную службу; достойная оплата труда; развитая система социальной защиты чиновника, тесно связанная с его незапятнанной репутацией (если чиновник уличается в коррупции, например, уже после ухода с госслужбы, то он теряет свою пенсию и льготы).

Судебная реформа. Тесно связанным с политикой противодействия коррупции является совершенствование российской правоохранительной системы, прежде всего, системы судебной власти, а также органов прокуратуры, Министерства юстиции и Министерства внутренних дел. В ноябре 2000 г. Президентом России Владимиром Путиным была создана рабочая группа по вопросам совершенствования законодательства в сфере судопроизводства. Законопроекты, разработанные комиссией, вызвали серьезные дискуссии в судейском сообществе. В конце 2000 г. они были обсуждены на V съезде судей, а в конце 2001 г. компромиссный вариант законодательных изменений был принят Госдумой. В России был введен институт мировых судей, реально заработал суд присяжных (хотя и не во всех регионах), изменился статус судей (сократились возможности для злоупотреблений, а также усилилась независимость судебного корпуса).

Во многом благодаря институту мировых судей (а сегодня по России действует свыше 6,5 тыс. мировых судей) удалось существенным образом разгрузить федеральные суды, что сделало правосудие более доступным и эффективным для миллионов граждан. Как свидетельствует статистика судебного департамента Верховного суда, в 2005 г., например, федеральными судами уровня субъекта Федерации было принято к производству в первой инстанции 9,6 тыс. гражданских исков и заявлений, федеральными судами районного уровня – 1 млн. 3887 тыс., а мировыми судьями — 4 млн. 842 тыс. исков и заявлений. В результате за последние восемь лет количество обращений граждан в суды всех инстанций возросло более чем в шесть раз.

Институт присяжных, в свою очередь, распространил практику демократического участия граждан на осуществление судебной власти. И хотя в его функционировании мы можем сегодня наблюдать определенные проблемы, в целом это шаг на пути создания более открытой демократичной судебной системы. Государство многократно за последние годы увеличило финансирование системы судебной власти с тем, чтобы обеспечить достойные условия для работы судей и профилактику коррупции в самих судах.

Была также проведена реформа процессуального законодательства. Госдумой в течение 2001—2002 гг. были приняты Гражданско-процессуальный кодекс (ГПК), Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) и Арбитражно-процессуальный кодекс (АПК). В итоге были расширены полномочия судов и в то же время сократили возможности для внесудебного преследования (в частности, сегодня только суды могут выдавать разрешения на аресты людей).

Постоянно велась работа по созданию более прозрачной и эффективной системы прокурорского надзора, в том числе в части разделения функций следствия и надзора. Так, Федеральным законом от 5 июня 2007 г. в рамках прокуратуры РФ был создан Следственный комитет. Основными задачами СКП являются разработка мер по формированию государственной политики в сфере исполнения законодательства Российской Федерации об уголовном судопроизводстве; совершенствование нормативно-правового регулирования в установленной сфере деятельности; обеспечение законности при производстве предварительного следствия и защиты прав и свобод человека и гражданина; оперативное и качественное расследование преступлений и др.

Административная реформа стартовала в России в 2003 г. Ее цели: повышение качества и доступности государственных услуг; снижение издержек бизнеса, возникающих в связи с государственным регулированием экономики; повышение эффективности деятельности органов исполнительной власти. Ее основные направления: ограничение вмешательства государства в экономическую деятельность субъектов предпринимательства, в том числе прекращение избыточного государственного регулирования; исключение дублирования функций и полномочий федеральных органов исполнительной власти; развитие системы саморегулируемых организаций в области экономики; организационное разделение функций, касающихся регулирования экономической деятельности, надзора и контроля, управления государственным имуществом и предоставления государственными организациями услуг гражданам и юридическим лицам; завершение процесса разграничения полномочий между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, оптимизация деятельности территориальных и федеральных органов исполнительной власти.

В 2003–2006 гг. происходила конкретизация и разделение функций органов исполнительной власти. В итоге возникла новая структура федеральной исполнительной власти, состоящая из подразделений трех типов: министерств, служб и агентств. Министерство — федеральный орган исполнительной власти, несущий полную ответственность за состояние подведомственной сферы управления и ее развитие. Именно федеральные министерства должны стать в точном соответствии с Конституцией РФ опорными элементами системы исполнительной власти во главе с Правительством Российской Федерации, политически ответственными за эффективное проведение государственной политики в определенных для них сферах управления. Федеральная служба — федеральный орган исполнительной власти, создаваемый для непосредственного осуществления специализированных правоприменительных функций и функций надзора. Федеральное агентство — подразделение федеральной исполнительной власти, отвечающее за предоставление определенных видов общественных благ и услуг населению или другим органам власти.

Тема 2. Социально-экономическая модернизация: на пути к инновационной конкурентоспособной экономике

Основные направления экономического развития. Они вытекали из той ситуации, которая сложилась в экономическом секторе к 2000 г. В целом ее можно охарактеризовать следующими штрихами: дефолт 1998 г., оживление экономического роста в 1999 г., незавершенность формирования рыночных институтов, хотя в значительной степени болезненно и нечестно они были созданы в предыдущий период. Результаты развития России к 1999 г. были предопределены не только трудностями переходного периода, но и самим механизмом функционирования олигархического капитализма. Олигархи через коррупционные механизмы управляли властью, как на центральном, так и на региональном уровне. Это позволяло им безбоязненно уклоняться от налогов. В результате государство сталкивалось с хроническим бюджетным дефицитом. Слабое государство не могло обеспечить нормальных и равных для всех правил игры в экономике. Это в свою очередь стимулировало экономический кризис. Невозможно было сформировать долгосрочную стратегию развития. Отсутствие такой стратегии делало маловероятным приток инвестиций. Отсутствие инвестиций вело к деградации экономики. Бюджетный дефицит заставлял залезать в долги к Западу и контролируемым им международным финансовым структурам, это не позволяло России эффективно отстаивать свои интересы на международной арене.

Экономическая программа, которая стояла на повестке дня, включала необходимость завершения структурной перестройки экономики, формирования рыночных институтов, создание благоприятного инвестиционного климата, дальнейшей капитализации экономики. Это должно было работать на достижение стратегической цели - завершение перехода к современной рыночной экономике.

Для достижения поставленной цели была предложена экономическая доктрина, которая сочетала идеи упорядоченного рыночного хозяйства и эффективного государственного регулирования. В отличие от коммунистов, рассматривавших рынок в лучшем случае как сегмент «многоукладной социалистической экономики», Путин видит современную экономику как рыночную в своей основе. В то же время, в отличие от либералов он настаивает на необходимости активного государственного регулирования экономики, во всяком случае, на этапе построения современной рыночной экономики.

Причем роль государства – это, прежде всего, роль силы не только 1) обеспечивающей равные для всех правила игры в рыночной экономике; но и 2) осуществляющей координацию всех иных экономических и социальных сил для достижения общих целей быстрого и устойчивого социально-экономического развития страны. Государство брало на себя роль активизировать все факторы экономического роста (природные ресурсы, капитал, труд, предпринимательство, технологии, общественные институты и культуру) и задействовать их в национальном развитии. Государство – это национальный экономический стратег, дирижер согласованного национального экономического ансамбля. Получалась модель прогосударственного, социально ориентированного капитализма.

Основой экономической доктрины стал анализ тех преимуществ, на которые могла опираться Россия в своем перспективном развитии. К числу сравнительных преимуществ России можно отнести: ее богатейшие природные ресурсы (по оценкам, на Россию приходится до 30% мирового природно-ресурсного потенциала); выгодное транпортно-географическое положение в Евразии, в частности транзитность территории (этот пока еще мало задействованный потенциал может обеспечить огромные доходы от транзитной транспортировки грузов по линиям Восток-Запад и Север-Юг); научные и технологические заделы (в физике, химии, электронике, производстве военной технике, в области освоения космического пространства, в энергетике и др.); систему образования (даже несмотря на нынешний упадок, отечественная система высшего образования относится к числу лучших в мире, о чем свидетельствует высокая востребованность за рубежом российских специалистов и ученых, включая молодых выпускников вузов); человеческий капитал (наличие уникальных научных и конструкторских школ и коллективов, высокий средний уровень образования рабочей силы, традиционный для России низкий уровень заданности и схематизма творческого мышления); динамичное российское предпринимательство; многокультурность (этот фактор может приобрести решающее значение в новой волне мирового экономического роста, в которой в противовес унификации и стандартизации, господствовавших в эпоху развития массовой индустриализации и массового потребления, окажутся востребованными как уникальная культурная самобытность, так и мультикультурный синтез).

Однако надо отметить, что в политической элите до сих пор не выработан четкий экономический курс. В 2000-2008 гг. наблюдалось противостояние нескольких центров, причастных к разработке и реализации экономической политики: министерства финансов, министерства экономического развития и торговли, Центрального банка.

Начало экономической политики нового руководства страны происходило в сравнительно благоприятных условиях. Сохранялись высокие цены на нефть, принося большие доходы государству и обеспечивая экономические запасы. Положительная динамика основных экономических показателей представлена в таблице.

Таблица. Динамика основных экономических показателей

Год

Изменения ВВП, %

Инфляция, %

Рост инвестиций, %

1999

3,2

36,5

5,3

2000

10,0

20,2

17,4

2001

5,1

18,6

10,0

2002

4,7

14,0

2,8

2003

7,3

12,0

12,5

2004

7,2

11,7

13,7

2005

6,4

10,9

10,9

2006

7,7

9,0

16,7

2007

8,1

11,9

22,7

2008

5,6

13,3

9,8

Надо сказать, что экономические показатели достаточно противоречивые. Тем не менее, можно говорить о формировании достаточно позитивных тенденций. Рассмотрим их подробнее, анализируя конкретные направления социально-экономического развития

1. Стимулирование экономического роста и инвестиций в народное хозяйство. Сделать Россию совместимой с мировым хозяйством, создав нормальную, общепринятую в мире экономическую среду, вызвав приток необходимых внутренних и внешних инвестиций возможно, обеспечив ускоренный экономический рост. В. Путин с самого начала ставил задачу к увеличению ВВП вдвое за десять лет. Экономический рост – главное в стратегии правительства.

Удачная экономическая конъюнктура в совокупности со стимулирующими условиями после девальвации рубля 1998 г. придали импульс российской экономике, что выразилось в долгожданном экономическом росте. Реальный ВВП России вырос с 1999 по 2005 год на 48%.

Пятилетний экономический рост привел к резкому росту золотовалютных резервов, бюджетному профициту и образованию стабилизационного фонда. Бюджетный профицит России в последние годы бьет рекорды за рекордом. В 2004 г. он составил 4,3% ВВП, в 2005 г. – уже 7,4% ВВП, в 2006 г. – почти 9%. Это означает, что порядка 80 млрд долларов в год сознательно изымается государством из хозяйства и складируется в Стабилизационном фонде. Его идея проста. Выгодная для России мировая конъюнктура, прежде всего, от складывающихся в мире цен на сырьевые товары, позволяла получать дополнительные доходы. Эти средства откладывались «на черный день», чтобы в случае ухудшения конъюнктуры, компенсировать потери бюджета.

«Нефтяные» деньги вкладываются в активы, которые обладают уровнем надежности, недостижимом в России. К тому времени доходность зарубежных активов находится на уровне 3-5% годовых. Тем временем инфляция в нашей стране находится на уровне около 10%, что приводит к падению реальной покупательной способности средств стабилизационного фонда. Пока единственным примером удачного расходования накопленных средств являются национальные проекты в области образования, здравоохранения, жилищного строительства и сельского хозяйства.

Актуальной для отечественной экономики оставалась проблема инвестиций. Здесь как в целом в экономике наблюдалась противоречивая картина. С одной стороны, можно отметить ряд положительных изменений. Во-первых, Россия была признана страной с рыночной экономикой и исключена из черных списков. В частности, в июне 2002 г. США официально объявили Россию страной с рыночной экономикой. В ноябре это сделал ЕС. В октябре 2002 г. Россия была вычеркнута из черного списка FATF, агентства созданного для борьбы с отмыванием денег.

Таким образом, Россия должна была стать привлекательной для зарубежных инвесторов. Если внимательно посмотреть на встречи Путина во время зарубежных поездок, то почти всегда он встречается с представителями крупного бизнеса. Основная цель убедить их вкладывать инвестиции в экономику страны. Не стала исключением поездка в сентябре 2006 г. в ЮАР, в ходе которой много говорилось о совместных экономических проектах с местными бизнесменами.

Во-вторых, российское правительство целенаправленно снижало налоговые ставки, чтобы опять же сделать экономику привлекательной для вложения капиталов. К таким мерам относятся введение 13-процентного порога подоходного налога, снижение налогов на доход предприятия с 35 до 24%.

В-третьих, Путин заявил о том, что не будут пересматриваться права собственности, потому бизнес мог заняться долгосрочными проектами без опасений оказаться без собственности.

В-четвертых, правительство снизило налоговую ставку с 13 до 5%. Это имело своим следствием сокращение оттока капиталов из страны. В изучаемый период он ослаб, но проблема осталась. В период с 1992 по 1998 г. ежегодно из страны уходило 45-50 млрд долларов. В 200 г. – 24 млрд долларов, 2001 г. – 16 млрд долларов, 2002 г. – 10 млрд долларов. Одновременно стал наблюдаться обратный процесс возврата средств. В рассматриваемый период, согласно некоторым оценкам, в страну вернулось примерно 30% незаконно выведенных средств.

Все осуществленные меры привели к росту инвестиционной привлекательности России, что проявилось, в одной стороны, в росте ее инвестиционных рейтингов, с другой – в резком росте стоимости российских кампаний (индекс РТС с начала 2000 до середины 2006 г. вырос примерно в семь раз), с третьей – в росте прямых инвестиций (объем иностранных инвестиций в экономику России возрос в 2004 г. по сравнению с 2000 г. почти в 4 раза).

Однако, несмотря на все перечисленное инвестиции остаются на низком уровне. Они растут примерно 5-7% в год. Норма же – не менее 15% в год. Инвестиции отстали от ВВП. Вызывает сомнение практика избирательного использования инвестиций. Вопреки опыту многих стран средства вкладываются в отдельные отрасли вместо стимулирования глобального роста всей экономики. Все говорит, возможно о том, что государство пока не выработало способности привлекать инвестиции.

Примерно также выглядит приватизационный процесс. Он стал более упорядоченным, открытым. Хотя более или менее крупные сделки по-прежнему сопровождались интригами. Так это произошло с продажей «Славнефти», когда в скандале оказались замешаны председатель правительства М. Касьянов, близкий к Кремлю бизнесмен Р. Абрамович.

Подводя итог, следует обратить внимание на некоторую устойчивость экономического роста. Примером тому является 2002 г., который был признан годом упущенных возможностей. Как показывает вышеприведенная таблица, в этот год показатели существенно снизились, во многом в связи с исчерпанием потенциала девальвации 1998 г. Такую ситуацию вполне можно квалифицировать как своего рода вызовом для экономики, поскольку возникают ощущения, что государство не может обеспечить условия для постоянного роста.

2. Налоговая реформа является одним из важнейших достижений, стимулировавших экономический рост, начавшийся с 2000 г. Основные задачи налоговой реформы — снижение налоговой нагрузки на предприятия, усиление значения добывающих отраслей как источника налоговых поступлений, а также упрощение налогообложения малого бизнеса. В отношении населения была введена ставка налога для граждан с любыми доходами была установлена в размере 13%. Бюджет в результате существенно пополнился налогами с доходов, «вышедших из тени».

В 2001 г. произошла полная отмена налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы. Был отменен налог на приобретение автомобилей. Единый социальный налог (ЕСН) заменил страховые взносы во внебюджетные фонды. Эта мера также способствовала частичному выводу заработной платы из тени, хотя ставка ЕСН продолжает оставаться высокой. В 2002 г. была снижена ставка налога на прибыль предприятий до 24% (в 2001 г. она могла доходить до 35%). Налог на добычу полезных ископаемых стал зависеть от цен на сырье на мировом рынке, что существенно пополнило бюджет России.

Замена в 2003 г. налога на пользователей автомобильных дорог и налога с владельцев транспортных средств на транспортный налог, а также отмена налога на покупку валюты существенно сократили доходы регионов. Однако изменение схемы распределения акцизов — на алкогольную продукцию в пользу федерального бюджета, на нефтепродукты в пользу регионального — стабилизировало ситуацию.

В сфере малого бизнеса также произошли изменения, в частности были снижены ставки налогов для предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения. На федеральном уровне утвержден список предпринимателей, имеющих право платить единый налог на вмененный доход. В 2004 г. был отменен налог с продаж, однако выпадающие доходы бюджетов регионов были компенсированы очередным увеличением норматива отчислений от налога на прибыль организаций.

Параллельно с изменениями в налоговом законодательстве были осуществлены попытки улучшения налогового администрирования. Так, в 2003 г. был введен принцип «одного окна», что позволяло зарегистрировать предприятие, подав документы в налоговый орган. Однако в налоговой сфере продолжали оставаться серьезные проблемы, связанные в первую очередь с криминальными поборами, которые осуществляют нечистоплотные налоговики в отношении предпринимателей, иногда даже разоряя компании. Множество проблем доставляли запутанные формы отчетности, заполнить которые под силу только профессиональным бухгалтерам, что создавало серьезные препятствия для ведения малого бизнеса. Несмотря на неоднозначные результаты налоговой реформы, положительным является тот факт, что в России в отличие от предыдущего периода появилась работоспособная (пусть и несовершенная) налоговая система.

3. Формирование эффективной финансовой системы. Вторым ключевым направлением экономической деятельности государства стало формирование стабильной финансовой системы. Правительство направляло усилия на укрепление рубля. Это дало положительный эффект, поскольку на протяжении первых лет нового тысячелетия происходило снижение инфляции. Если сравнивать ситуацию с 1990-ми гг., то можно констатировать, что на смену периоду роста цен пришел период ценовой стабилизации.

Нужно констатировать улучшение ситуации по внешнему долгу. Пик выплат по нему приходился на 2003 г. Но стране удалось выполнить все обязательства. Долг стал сокращаться. Если в 1998 г. он составлял 130% от ВВП, то в 2003 г. – 35%. Для сравнения, в странах Европы долг составляет в среднем 60% от ВВП. К концу 2003 г. валютные запасы Центрального банка выросли до 50 млрд долларов.

Вместе с тем, российская финансовая система слаба. По своей мощности она не соответствует нынешним потребностям экономики. Чтобы обеспечивать нормальное функционирование хозяйства она должна быть в 4-5 раз больше. Негативной характеристикой остается слабая доступность кредита. Это обстоятельство сдерживает развитие малого и среднего предпринимательства. Правительство в последние годы упростило разрешительные процедуры. Но за 2000-2003 гг. количество созданных малых и средних предприятий сократилось почти на 4 млн. Эти предприятия составляли 10-15% от ВВП. Но для более развитой экономики переходного периода скорее типично 50%. Абсолютные цифры тоже не впечатляют. В России около 1 млн малых и средних предприятий. В Польше их в четыре раза больше, при том, что населения там в четыре раза меньше.

Министерство финансов придерживалось жесткой денежной политики. Это имело положительный эффект. Как показывают данные таблицы, наблюдалось снижение инфляции. Одним из антиинфляционных средств стали достаточно высокие налоги. Даже те снижения налогового бремени, которые произошли на протяжении первых лет президентства Путина, не смягчили налогового пресса. Это позволяло изымать из экономики деньги и сокращать денежную массу. Это в свою очередь сдерживало рост цен. Однако полного эффекта получить не удалось. По официальным данным инфляция составляла 10% в год. По неофициальным они существенно выше. Дело в том, что применяемый способ как палка о двух концах. С одним мы уже познакомились. А другой действует так: чем выше налоги, тем выше цены на товары. Получается, что борьба с инфляцией приводит к росту инфляции.

Необходимо обратить внимание и на слабые успехи в банковском секторе. На сегодняшний день острой проблемой для экономики является неразвитость банковской системы и финансовых служб среднего звена.

4. Последовательная интеграция в мировое хозяйство. Многие институциональные преобразования, которые провела команда Путина, были предназначены для того, чтобы соответствовать критериям членства во Всемирной торговой организации. Необходимость вступления туда до сих пор вызывает споры в стране. Одни выступают за вступление, что позволит России войти на международный рынок, прежде всего, природных ресурсов. Это значительно расширить доходы наших сырьевых отраслей экономики. Другие опасаются, что вхождение России окончательно разрушит отечественную промышленность, которая может не выдержать конкуренции со стороны дешевых импортных товаров.

С большей частью государств-участников проведены переговоры и достигнуты соглашения. Остались США и Грузия. Понятно, что Россия должна встроиться как адекватный лидерам игрок. Для этого в последние годы происходят некоторые структурные преобразования на российском рынке. Страна создает крупные компании с высоким уровнем капитализации, которые могли бы стать локомотивами российской экономики и конкурировать на международном рынке в условиях глобальной экономики. В качестве примера можно привести крупные государственные концерны, такие как «Газпром» и «Роснефть». Государство выступило инициатором слияний в ряде других отраслей: оборонная промышленность, автомобильная промышленность. Одновременно это позволяет усилить государственное и шире национальное присутствие в так называемых стратегических отраслях, прежде всего, в энергетике.

В 2000-2008 гг. наметились контуры аграрной политики. Один из национальных проектов – «Сельское хозяйство»- нацелен на достижение заявленной еще в 1999 г. программы создания в стране современной и конкурентоспособной аграрной отрасли. Ранее был принят новый Земельный кодекс, который разрешал продажу земли в частную собственность и использование земель в городах и деревнях под коммерческие нужды. Это открывало возможности инвестиций в эту сферу. Надо признать, что проведение современной аграрной политики скорее осталось как пожелание нежели реальность. Бюджетные расходы на село сократились примерно с 6,2% (1994 г.) до 0,4% (2007 г.). Абсолютные расходы на село снизились в постоянных ценах в разы. Пока не устранена болезнь сельсозпроизводителя – закупщики, которые, перекрывая доступ на рынки непосредственно производителю, закупают у него продукцию по весьма низким ценам, а продают по высоким.

Социальная политика и ее результаты. К началу XXI века в России наметились позитивные перемены в социальной структуре. Они связаны с укреплением и увеличением российского среднего класса. К 2008 г. он составляет более 25% от всего населения. Его составляли люди, не просто достигшие определенного благополучия. Это люди нового мышления, они социально активны, именно они развивают рыночную экономику страны, они сторонники укрепления государственности на началах порядка и закона и нацелены на то, чтобы самостоятельно достичь благосостояния. Этот слой образуют предприниматели, профессионалы, менеджеры, люди свободных профессий (адвокаты, художники и т.п.). В целом, в России наличествуют все профессиональные категории, которые образуют ядро среднего класса на западе. Позитивный характер перемен связан не только с появлением этого слоя. Самого этого факта мало. Важно чтобы у его представителей сложились необходимые стереотипы поведения, установки и системы ценностей. Говорить, что этот процесс завершился нельзя, но следует отметить начавшиеся сдвиги. Средний класс должен стать опорной конструкцией российского общества.

Тем не менее, сохраняется главная проблема социальной структуры общества – высокая поляризация. С 1999 г. начался рост заработной платы. В 2000 г. прирост реальной заработной платы составил по отношению к предыдущему году 21,1%. В 2004 г. – 10,8%. Конечно, это не привело к перелому ситуации в этой сфере. В 2004 г. после пяти лет экономического подъема, реальная заработная плата лишь приблизилась к 89% от уровня 1990 г., далеко не самого успешного в экономической истории России. Лишь в 2005 г. она сравнялась с уровнем дореформенного 1990 г. Среднемесячная заработная плата выросла примерно с 2000 г. по 2004 г. в три раза. Тем не менее, она остается невысокой. Даже при сравнении со странами Восточной Европы. До 2005 г. минимальный размер оплаты труда составлял в стране 600 руб. в месяц, т.е. порядка 17 евро, тогда как в бедной Болгарии он равен 60 евро, а в странах ЕС он составляет порядка 1000-1200 евро.

Основным показателем оценки благосостояния населения является уровень реальных среднедушевых доходов. В 2001-2005 гг. доходы непрерывно росли. В 2004 г. реальные доходы населения достигли 137,2% от уровня 1997 г. В 2004 г. согласно данным государственной статистики доход менее 2000 руб., что означает нищету, имели 12,4% населения. Доход от 2 до 5 тыс. руб. на человека, что ниже порога бедности имели 40,3% населения. В сумме это дает 52,7%, т.е. более половины населения. В то же время доход свыше 7 тыс. руб. на человека имели 30,3% населения. Все это дает основание отметить позитивную тенденцию ежегодного снижения и численности, и доли тех, кто находится за чертой бедности. В 2003 г. их осталось 29 млн. чел., т.е. 20,4% от общего числа жителей страны. Можно констатировать, что реальный экономический рост 1999-2005 гг. изменил к лучшему. Социальное расслоение немного сгладилось. По данным 2003 г. 10% населения получает 29,5% всех доходов, 20% населения – 46,5%. Это примерно сравнимо с Германией. Там 20% населения получает около 40% всех доходов.

Однако нельзя признать, что ситуация с бедностью кардинально изменилась. В обществе существуют достаточно широкие слои малоимущих. Их проблемы должны быть решены. Это важно не только с той точки зрения, что именно эти люди сделали возможным жизнь новой России и сегодня они вправе рассчитывать на достойную жизнь и старость. Решение проблемы бедности является условием демократического развития, сохранения национального суверенитета страны и ее экономической модернизации. Осознание этого факта ставит во главу угла социальной политики борьбу с бедностью. Только государство на данном этапе существования может обеспечить в России общественно приемлемое распределение выгод от рыночной экономики, реализуя закон о прожиточном минимуме, контролируя темпы инфляции и темпы роста пенсий, увеличивая ассигнования на нужды образования, науки, здравоохранения, осуществляя государственное регулирование цен и качества медицинского обслуживания и лекарств.

Экономический рост позволил улучшить социальную политику. При определении ее формата руководство страны избрало путь, сочетавший подходы патерналистов (сторонников крупных социальных программ) и либералов (авторов лозунга «работай и зарабатывай»). Именно поэтому современная российская концепция социальной политики двойственна – с одной стороны, это политика поддержки для тех, кто объективно не в состоянии помочь себе сам, с другой стороны, это политика поддержки инициативы и создания возможностей для проявления самостоятельности.

Отметим наиболее известные реформы в социальной сфере.

1. С началом реформ в конце ХХ века началось существенное изменение национальной системы здравоохранения. Введение обязательного медицинского страхования (ОМС) привело к созданию эклектичного комплекса из двух составляющих: негосударственного обязательного страхования и государственного медицинского страхования. Сложилась практика, когда бесплатное медицинское обслуживание гарантируется государством, но денежную основу этих гарантий обеспечивают страховые взносы работодателей. При этом страховые взносы собирает государство, но затем оно же передает их частным страховым компаниям, которые затем финансируют уже государственные лечебные заведения.

Очевидно, что такая схема весьма сложна. В ней отсутствует заинтересованность потребителя медицинских услуг к увеличению своего участия в страховой медицине. Кроме того, в ней легче всего «спрятать» нецелевое использование бюджетных средств через страховые компании и фонды ОМС. К тому же такая система так и не привела к эффективному финансированию лечебных учреждений. В подобных условиях ускоренное обновление основных фондов системы здравоохранения, а также улучшение социального положения медицинских работников вряд ли возможно.

2. Одна из наиболее амбициозных целей – искоренение бедности в России. Экономический рост, сокращение безработицы, ликвидация задолженностей по пенсиям и зарплатам уже позволили снизить количество людей, живущих ниже прожиточного минимума. Количество граждан, чьи официальные доходы ниже прожиточного минимума сократилось с 1999 по 2004 г. почти в 2 раза с 49,8 млн. до 25,5 млн. человек (18% от общей численности населения).

3. И это происходит на фоне глубочайшей социальной реформы – так называемой монетизации льгот, которая стала самой болезненной с точки зрения общественной реакции. Ее суть – пересмотреть избыточные социальные обязательства государства, которые финансово не обеспечены. Ни одна страна не в состоянии платить пособия или предоставлять те или иные льготы двум третям населения. Так просто не бывает. Главный принцип новой социальной политики – помощь только нуждающимся и повышение за счет этого предоставляемого им размера социальных выплат. Другой принцип – монетизация льгот вместо их натурализации. Вообще натуральные льготы в рыночной экономике бессмысленны, они лишь разорят тех, кто их предоставляет – транспортников, медицину, систему коммунального хозяйства и т.д.

Система льгот возникла в советское время, когда действовала система социальных гарантий, характерная для государственной экономики. В 1980-1990-е гг. количество льгот было резко расширено, а сами льготы превратилась в систему социальной поддержки населения в условиях инфляции и отсутствия денег в госбюджете. Многие льготы так и не были реально обеспечены, а количество формальных льготников превысило половину населения страны. Эта система способствовала хищению госсредств и коррупции.

Наличие льгот сдерживало проведение реформ в сфере транспорта, ЖКХ и естественных монополий. Введение конкурентных отношений на соответствующих рынках затруднено до тех пор, пока остается неясным, кто будет оплачивать льготы. Привлечение частных инвестиций в сферу транспорта, ЖКХ и естественные монополии затруднено, так как инвесторы не уверены в полной оплате услуг всеми потребителями.

В результате реформы монетизированы три вида льгот — транспорт (проезд на городском транспорте и пригородных электричках), лекарства и санаторно-курортное лечение. Отмену льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг правительство отложило на период после выборов 2008 г.

Проведение реформы сопровождалось ошибками, которые подорвали доверие к этой мере. Была недооценена техническая сложность решения столь масштабной задачи, как монетизация. Многие чиновники и целые регионы оказались не готовы к монетизации, не продумали свои действия заранее. Не был учтен разрыв между получением компенсаций (конец января 2005г.) и тем, что льготы перестали действовать с начала января. Хотя соответствующие средства были перечислены из федерального бюджета заранее, длительные новогодние праздники и система выплаты пенсий (через которую выплачиваются компенсации и которая перечисляет деньги в конце месяца) не позволили донести эти средства до населения вовремя. Денежные выплаты далеко не всегда компенсировали отмену соответствующих льгот. Таким образом, определенная прослойка населения реально пострадала от монетизации.

В результате сделанных ошибок по стране прокатилась волна протестов против монетизации льгот. Ряд компенсаций были повышены, для погашения недовольства из госбюджета были дополнительно выделены десятки миллиардов рублей.

4. Проявлениями стратегического подхода стали национальные проекты. Три из четырех национальных проектов направлены на развитие главного ресурса современной экономики – человеческого капитала. Это национальные проекты «Образование» и «Здравоохранение», «Доступное жилье». Основной смысл каждого из проектов — концентрация одновременно государственных денег и организационных усилий власти (бюджетных и административных ресурсов) на повышении качества жизни граждан Российской Федерации.

Объясняется это тем, что на современном этапе ключевым источником экономического роста становится человеческий капитал. Чтобы было понятна важность этого показателя, рассмотрим опыт США. Расходы на развитие человеческих ресурсов в США в 1990 г. 49,4% общей суммы расходов федерального бюджета, а в 2000 г. – 62%. В 2005 г. на эти цели расходовалось 13% ВВП (для сравнения, в 1940 г. – 4,3%). На фоне прогресса в развитии человеческого капитала во многих странах мира, ситуация в России по некоторым показателям остается весьма сложной. В частности, с 1990-х гг. были существенно ослаблены позиции ключевых сфер - науки, образования, медицины. Нерешенность на протяжении долгого времени многих проблем в таких сферах, как строительство, коммунальное хозяйство и ряд других, существенно ухудшают эффект экономического роста.

В каждом национальном проекте определялись точки роста. Так, в проекте «Здоровье» приоритетным являлось развитие первичной медицинской помощи (сети поликлиник и т. д.) и обеспечение высокотехнологичной медицинской помощи (за счет строительства новых центров медицинских высоких технологий). В проекте «Качественное образование» — поощрение лучших учителей, стимулирование вузов и школ, внедряющих инновационные программы, информатизация школ и развитие материальной базы школьного образования, создание сети национальных университетов и бизнес-школ. С помощью проекта «Качественное и доступное жилье» государство, обеспечивая сбалансированное стимулирование спроса и предложения на жилищном рынке, поддерживая строительство нового жилья рыночными механизмами, рассчитывает обеспечить дешевым жильем население страны.

Говоря об успехах необходимо иметь в виду серьезные нерешенные проблемы. Одной из них остается демографическая проблема. Не удается пока кардинально изменить демографическую ситуацию. В России продолжается демографический кризис. Население России на 1 августа 2006 г. составляло 142,4 млн чел. В предстоящие 50 лет население России может сократиться вдвое. В среднесрочной программе социально-экономического развития, подготовленной Министерством экономического развития РФ, указывается, что при сохранении нынешних темпов миграции к 2025 г. численность россиян сократится примерно до 120 млн., а к 2050 — до 100 млн. человек. Прогноз ООН — 115 млн. чел., прогноз Института социально-политических исследований РАН — 83 млн. чел. Целые регионы в Сибири и на российском Дальнем Востоке обезлюдели, и новые пустынные районы появляются даже в Черноземье. Мы близки к тому, чтобы оказаться неспособными поддерживать нашу промышленность, сельское хозяйство и вооруженные силы.

Смертность в 1,5 раза превышает рождаемость, население сокращается на несколько сотен тысяч человек ежегодно. Каждую минуту в России рождается 3 человека, а умирает – 5. Смертность среди российских мужчин в трудоспособном возрасте в 10 раз выше, чем в Европе, а женщин — в четыре раза. Детская смертность в России вдвое выше, чем в Европе. Средняя продолжительность жизни мужчин составляет сейчас 59 лет, при том, что этот показатель для женщин - 72 года.

В 2001 г. была принята «Концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года». В документе констатируется плачевная демографическая ситуация в России и сформулированы цели и задачи демографической политики. С 2004 г. назначение и выплата ежемесячного пособия на ребёнка производится по региональным законодательствам. Для этого из федерального бюджета в пользу регионов выделяются специальные субвенции.

Лишь в 2006 г. достигнутый уровень экономики и начавшаяся реализация приоритетных национальных проектов (прежде всего — в сфере здравоохранения и жилищного строительства) позволили по новому подойти к демографической проблеме. 10 мая 2006 г. В. В. Путин изложил программу стимулирования рождаемости, включающую в себя целый комплекс мер. Во-первых, увеличивались пособия по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет (до 1,5 тыс. рублей на первого ребенка и до 3 тыс. рублей на второго). Во-вторых, выплаты женщинам, находящимся в отпуске по беременности и родам (декретном отпуске, как его часто называют) или в отпуске по уходу за ребенком до полутора лет, увеличивались до суммы в 40% от доотпускного заработка. В-третьих, вводился новый вид социальных выплат — компенсация затрат на детское дошкольное воспитание (ясли и детские сады). В-четвертых, увеличивалась стоимость родовых сертификатов. В-пятых, вводилась совершенно новая для России форма стимулирования рождаемости — «материнский капитал» в сумме 250 тыс. рублей, поступающий в распоряжение женщин, рожающих второго ребенка. Эта программа начала реализовываться с 1 января 2007 г.

Отличительной чертой России является высокая смертность в трудоспособном возрасте, важнейшими причинами которой являются травматизм, и алкоголизм. Поэтому решение задач демографической политики наряду с мерами по повышению рождаемости и укреплению семьи и материнства предполагает также комплекс мер по снижению смертности. Речь идет в первую очередь о предотвращении преждевременной гибели людей в чрезвычайных ситуациях.

Большинство западных стран компенсируют снижение уровня рождаемости разрешением на временную и постоянную иммиграцию, благодаря чему осуществляется приток как квалифицированной, так и неквалифицированной рабочей силы, обеспечивая рост экономики и налоговых поступлений. Скорость падения численности населения России до последнего времени скрадывалась притоком иммигрантов - в основном этнических русских - из бывших советских государств Центральной Азии, Кавказа и Прибалтики, однако этот приток иссякает. Пока у России не только нет стратегии в области иммиграции, но нет и законодательства, которое бы регулировало этот процесс.

Социальная цена экономических преобразований 1990-х гг. оказалась очень высокой. К 2000 г. 61 млн чел. жили в экологически опасных условиях. В 120 городах уровень загрязнения воздуха превышает нормы в 5 раз. Каждый месяц около миллиона тонн нефти выливается из трубопроводов. 30% территории Чечни – зона экологического бедствия из-за открытого горения 26 нефтяных скважин. Диспропорции в экономике в пользу добывающих отраслей привели к тому, что российские природные ресурсы безжалостно расходуются, без соблюдения каких-либо норм охраны окружающей среды.

Резюмируя, скажем, что социально-экономическая политика в 2000-2006 гг. должна быть оценена неоднозначно. С одной стороны, следует констатировать значительные успехи. С другой стороны, правительство активно сосредоточено на поддержании макроэкономических показателей. По этой причине оно активно экономит средства, что сказывается на социальной сфере.

Тема 3. Общество и культура

Общественная жизнь. В начале нового тысячелетия в общественной жизни России наметился перелом. Он был вызван ожиданиями населения, связанными с новым президентом и его программой, включавшей такие положения как процветание и сила России, сплочение ее народа, защита интересов и прав российского гражданина, сохранение демократии. Согласие по данным вопросам позволяет говорить о зарождении процессов идейной консолидации общества. Это обеспечивалось формированием идейных, политических и нравственных ценностей, призванных заполнить посткоммунистический нравственный вакуум, снять у россиян комплекс оскорбленного национального достоинства.

Ключевым инструментом и основным союзником Президента в процессе обеспечения идейной консолидации общества стала «Единая Россия». Межрегиональное движение «Единство» (МЕДВЕДЬ) возникло накануне выборов в Государственную Думу в 1999 г. В самом своем названии оно содержало ту идею, которую Путин рассматривал, как ключевое условие обеспечения национального успеха России – консолидацию общества. Успех «Единства» на выборах 1999 г. (а оно тогда заняло второе место, несколько уступив только КПРФ) был во многом связан с тем, что оно стало восприниматься обществом как пропутинская партия. Победа Единства свидетельствовало о возросшей потребности общества в консолидации, патриотизме и стабильности.

Третье место заняло движение «Отечество – вся Россия» (ОВР), возглавляемое бывшим Председателем Правительства и министром иностранных дел Е. Примаковым. В процессе выборов обе эти организации были конкурентами. Их разделяло отношение к фигуре Ельцина. Если «Единство» делало акцент на необходимости единства общества в кризисной ситуации и постепенности дальнейших преобразований, то ОВР настаивало на отстранении правящей группировки элиты (так называемой «Семьи») от власти, то есть новой политической перетряске. При этом и «Единство» и ОВР объединяли три вещи: 1) они (в отличие от коммунистов) считали неприемлемым возврат в коммунистическое прошлое; 2) они (в отличие от либералов) понимали необходимость государственного вмешательства в экономику и последовательной социальной политики; 3) они были системными силами, включавшими в себя ту властную элиту, которая сформировалась к концу 1990-х гг. (в обеих организациях были влиятельные федеральные и региональные политики, бизнесмены и чиновники).

Раскол в правящей элите, который произошел к концу правления Ельцина, угрожал стране очередной революцией, которой нельзя было допустить, поэтому его преодоление было одним из важных условий обеспечения политической стабильности и устойчивого экономического развития. Путин выступил как консолидирующая фигура, в результате чего фракции обеих организаций в парламенте сначала стали союзниками, а затем в 2001 г. обе организации объединились во Всероссийскую партию «Единство и Отечество» - Единая Россия (с 2003 г. – партия «Единая Россия»).

Объединение «Единства» и ОВР создало основу для политической стабилизации страны и проведения необходимых экономических и политических преобразований при поддержке со стороны общества и парламента. На выборах в 2003 г. объединенной партии удалось получить свыше 300 мест в Государственной Думе (68% мест в парламенте). На выборах 2007 г. Единая России получила 70% депутатских мандатов. Благодаря этому была обеспечена устойчивая законодательная поддержка политическому курсу Путина. С другой стороны, сильная политическая партия начала создавать систему реального парламентского контроля над исполнительной властью. 2001-2008 гг. стали временем стабилизации партийной системы, встраиванием партий в общегосударственные процессы, ростом значения федеральных партий. Ставка на развитие партий связана со стремлением исключить из числа игроков экстремистов и создать своего рода посредников между обществом и властью.

Изменения коснулись деятельности СМИ. Они носил разноплановый характер. Во-первых, государство постаралось вернуть себе контроль над своими каналами. Был восстановлен контроль за ОРТ. В 2001 г. была произведена замена администрации на НТВ. Тем самым канал выводился из-под контроля В. Гусинского. Эти шаги были предприняты с целью прекращения антигосударственной деятельности на названных каналах.

Президент пытался установить правила игры для СМИ, имея ввиду, прежде всего, интересы государственной безопасности. В этом ключе следует понимать дело Бабицкого и задержание Хинштейна (2000 г.), репортажи которых из Чечни, по мнению властей, носили подрывной и антигосударственный характер. Это стало особенно очевидно после событий, связанных с захватом и штурмом театрального центра на Дубровке, когда репортажи журналистов скорее помешали правоохранительным органам, чем объективно осветили события.

Добавим, что на оппозиционных каналах имели место грубые нападки на президента. А в тех же странах Запада такое поведение журналистов не имеет поддержки у общества. В тех же США президент пользуется огромным уважением. А злобные выпады в адрес российского президента в средствах массовой информации России свидетельствовали о значительной деградации СМИ. Меры по усилению государственного регулирования деятельности СМИ были направлены на установление оптимального соотношения между государственной безопасностью и свободой прессы.

Попытки ввести регулирование не повлекли за собой сужения информационного поля. К 2003 г. по всей стране насчитывалось 3500 региональных и городских газет. Каждый день регистрировалось 20 новых периодических изданий. В марте 2003 г. в стране уже было зарегистрировано 6715 электронных, 38060 печатных и 933 интерактивных периодических изданий. Более того, в некоторых регионах удалось освободить прессу от жесткого контроля местных властей и олигархов.

Усиление роли государства объективно содержало в себе угрозу по ограничению гражданского общества. Поэтому параллельно с восстановлением роли государства он проводил политику, направленную на формирование независимых общественных институтов, которые служили бы каркасом гражданского общества. Показательно, что сразу в первые годы президентства Путина был созван Гражданский форум (21-22 ноября 2001 г.). Его организаторами были Г. Павловский и С. Марков. Они преследовали цель усиления гражданских и общественных объединений в регионах. В ходе работы форума обсуждался вопрос об отношениях между гражданским обществом и государством. Путин представил позицию власти, которая сводилась к двум основным положениям: 1) гражданское общество нельзя создать по указке и требуется инициатива общества, 2) необходимо сотрудничество между гражданским обществом и государством. Конечно, именно государство должно создать условия для роста институтов гражданского общества.

Конкретные шаги были предприняты. В ходе административной реформы осуществлялось сокращение государственного аппарата и его функций. Важнейшим условием развития гражданского общества выступает самоуправление. В 2003 г. был принят новый закон о местном самоуправлении, который распространил сферу местного самоуправления до каждого поселения, закрепил в качестве обязательных элементов самоуправления новые демократические практики (ежегодные общественные слушания, право народной инициативы, консультативные опросы и т.д.). Не менее важно, что новое законодательство в сфере местного самоуправления нацелено на увеличение финансирования местных бюджетов, без чего права самоуправления остаются лишь декларацией.

С 2004 г. началось формирование системы общественных палат. Первой была создана Общественная палата Российской Федерации. Она призвана обеспечить взаимодействие граждан с органами публичной власти в целях учета и защиты своих прав и интересов, а также осуществления общественного контроля за деятельностью власти. Палата состоит из сорока двух граждан, утверждаемых президентом, сорока двух представителей общероссийских общественных объединений и сорока двух представителей межрегиональных и региональных общественных объединений. Формами осуществления своего назначения стали экспертиза законов, проведение гражданских инициатив, привлечение граждан и общественных объединений к реализации государственной политики, участие в работе федеральных органов исполнительной власти и др. По такой же схеме стали учреждаться общественные палаты в субъектах Федерации.

Предпринятые меры приносят свои плоды. О росте гражданской активности россиян свидетельствует тот факт, что более 1 млн чел. работают в неправительственных организациях. Их услугами пользуются свыше 20 млн. чел.

Духовная жизнь общества. К началу XXI в. ситуация с национальными ценностями можно назвать катастрофической. В обществе отсутствовала объединительная идея. Люди не осознавали перспектив на личное будущее и будущее всего общества. В силу этого, новый президент поставил задачу переломить ситуацию, и обеспечить преобладание объединяющих факторов в духовной жизни постсоветской России над разъединяющими. Президент В. Путин обозначил свою позицию по данному вопросу следующим образом. Прорывы в основных областях жизни возможны только тогда, когда имеются базовые ценности, вокруг которых могла сплотиться нация. В качестве основы для сплочения рассматривались патриотизм, русская история, религия.

Понимая, что нацию объединяют символы и принципы, рожденные ее историей, в 2000 г. появились новые государственный гимн, государственная символика: герб, флаг. Они как бы соединяли три периода дореволюционный, советский и современный. Об этом же свидетельствует нежелание Путина перезахоронить тело Ленина. До сих пор в парках и аллеях стоят памятники Ленину. Его имя носят улицы. Отказ от всего этого могло для части населения означать, что всю жизнь они защищали неправильные ценности. Таким образом проявлялось уважение к чувствам старшего поколения. Прошлое живет рядом с настоящим и тем самым обеспечивается связь времен, что крайне важно для поддержания национального самосознания.

Нация создается путем наследования богатых исторических традиций и современным согласием, желанием народов жить вместе. Путин выступил сторонником государственнических традиций. Об этом свидетельствуют активное празднование Дня Победы, возрождение в армии Красного знамени и Красной звезды в качестве символа Российской армии.

Важнейшим процессом в развитии духовной жизни России по-прежнему остается рост религиозного самосознания людей. Религиозное возрождение коснулось всех традиционных конфессий — православия, ислама, иудаизма, буддизма. Православие продолжает играть особую роль в общественной жизни страны. Оно способствует национальному самоопределению. По различным оценкам, около 2/3 населения считают себя верующими людьми. Русская православная церковь имела под своим началом в 2006 г. 27 тыс. приходов (в 1986 г. — 6800), 680 монастырей (в 1986 г. — 18), 5 духовных академий, 33 семинарии и 40 духовных училищ. При большинстве храмов заработали библиотеки и воскресные школы для детей. Происходит возрождение традиции социальной работы церкви (обустройство детских приютов, реабилитация наркозависимых и пострадавших от сект, уход за престарелыми). Возрождается религиозное искусство; идет восстановление разрушенных храмов и монастырей. Религиозные праздники и события церковной жизни стали для многих неотъемлемой частью духовного опыта.

Это касается не только православия, но и других конфессий. Так, средний возраст посещающих мечети российских мусульман составляет 45 лет. В стране действует более 6 тыс. мечетей, в 2004 г. широко отмечалось столетие крупнейшей в стране московской Соборной мечети. Программы разных конфессий появились на телевидении. Нормализовались отношения религиозных организаций и государства.

Таким образом, церковь и религия стали важными составляющими духовной и культурной жизни российского общества. Религия имеет надежную социальную базу, официальную поддержку и общественный авторитет. Однако россияне, согласно исследованиям, рассматривают религию с точки зрения полезности для России в целом, а не для себя лично. Возможно это явление – начало «огосударствления» религии в массовом сознании, когда церковь отвергается как личная ценность, но признается ее необходимость как социального института, полезного для государства.

Нельзя говорить, что ситуация резко переменилась. Некоторые действия властей вызывали пессимистичные настроения в обществе. Общество было травмировано событиями в Баренцевом море в августе 2000 г., когда трансляции о состоянии моряков затонувшей подлодки «Курск» сопровождались противоречивой информацией. Отсутствие или слабость оперативных действий со стороны власти и высших военных чи­нов, приведшие к гибели моряков, и вместе с тем продемонстрированный СМИ советский тип принятия решений руководством страны настораживали общество. Аналогичная ситуация была вокруг террористического акта в Москве в октябре 2002 г. («Норд Ост»).

Культурная жизнь. Культурная и интеллектуальная жизнь продолжала развиваться, несмотря на недостаточное государственное финансирование этой сферы. Имеются все предпосылки для того, чтобы русская культура, отличающаяся такими чертами как жизненность и человечность, укрепила свою привлекательность не только для россиян, но и за рубежом. К тому же она, без всякого сомнения, является европейской и создает необходимые условия для контакта и взаимопонимания с Западом.

Сфера культуры имеет большое значение для духовной жизни общества. Образование, просвещение, наука, литература, кино, музыка и другие подразделения культуры воспитывают систему ценностей и нравственности. Можно констатировать наличие положительных явлений, но при этом сохраняется весьма неблагоприятный социальный фон. Многие в России склонны признавать несоответствие культурного развития страны требованиям XXI в.

Начало XXI в. отмечено изменением отношения к образованию. В 2000-2008 гг. наблюдается постоянный рост федеральных расходов на эту сферу. В 2001 и 2002 гг., он составил, соответственно, 43% и 47%. В 2003 г., расходы на образование увеличились на 21,9 %, 2004 г. – на 20,6%. Абсолютные показатели выглядят так: в 2004 г. из федерального бюджета на образование было выделено 121 млрд руб., в 2005 г. - 155 млрд. руб., а в 2006 г. - более 200 млрд руб. Главные расходы направлены на поддержку федеральных образовательных учреждений, кроме того, часть средств идет на информатизацию и оснащение современным учебным оборудованием.

В целом государственные расходы на образование выросли с 2,8% до 4% ВВП, бюджет на 2007 г. предусматривал их дальнейшее увлечение более чем на треть. Таким образом, Россия уже в 2007 г. вышла на уровень развитых стран, где на нужды образования тратится 4,5-5,5% ВВП (в Германии – 4,6%, в Италии – 4,7% ВВП, в США – 5,7%, в Японии – всего 3,6%). А Китай, например, рассчитывает выйти на уровень 4% только к концу следующей пятилетки.

Показателем внимания государства к образованию стал национальный проект «Образование», реализуемый с 2005 г. Он предусматривает создание новых вузов и бизнес-школ, выделение грантов, поощрение лучших учителей, а также талантливых студентов и аспирантов, меры по дополнительному образованию военнослужащих, подключение школ к сети Интернет, государственная поддержка развития системы начального и среднего профессионального образования.

Тем не менее, нельзя сказать, что найдены пути решения всех проблем в сфере образования. Такие проблемы, как вариативность образования и качество государственных образовательных стандартов, введение Единого государственного экзамена в средней школе, переход на двухступенчатую систему высшего образования (по западному образцу в рамках присоединения России к европейскому образовательному пространству), распределение средств поддержки высшей школы в соответствии с рейтингом вузов, устойчивый рост платного сектора образовательных услуг, стали предметом широкого обсуждения. Как и в случае с реформой управления наукой, высказывались обоснованные опасения относительно возможности потери преимуществ отечественной системы образования, в первую очередь ее фундаментального характера.

По-прежнему, сложной остается ситуация в науке. С одной стороны, в обществе сохраняется высокий авторитет научной деятельности. Сохранилась Российская Академия наук, в которой из 160 тыс. работающих, сохранилось – 115 тыс. Но, с другой стороны, уровень финансирования не достигает 2% бюджетных расходов. Требуемый уровень – 4%. В 2005 г. на науку было выделено 55 млрд. руб.

Государственная политика ориентирована на повышение эффективности научных исследований посредством финансирования тех работ, которые дают непосредственный результат. К 2008 г. планируется выделить 110 млрд. руб. Важным приоритетом стали поиски путей развития инновационных отраслей и соединения науки с производством через систему технопарков, новых наукоградов. Но пока не удается остановить «утечку умов». Поток уезжающих после всплеска в кризисном 1998 г. немного сократился, но ученые все равно покидают Родину в поисках лучшей жизни. В силу этого сохраняет свое значение проблема старения научных кадров. Завершая характеристику положения в науке, стоит отметить сохранение ее высокого международного авторитета. В 2000 г. российский физик Ж. И. Алферов получил Нобелевскую премию в области физики.

Современная литература характеризуется преобладанием прозаических произведений, а также многообразием направлений и жанров. В интеллектуальной литературе по-прежнему популярна постмодернистская интерпретация современной действительности. Данное направление иллюстрируют книги Т. Толстой, Л. Петрушевской, В. Пелевина, В. Пьецуха, Д. Рубиной, Д. Быкова и др. Сохраняется в литературе реалистическая традиция, хотя критики указывают на кризис реализма и формирование постреализма, представляющего собой синтез реализма и постмодернизма. Это нашло свое выражение в прозе Ю.Трифонова, В. Маканина, А. Кима, Л. Петрушевской, С. Алексиевич, О. Ермаковой и др.

Массовая литература представлена такими жанрами как детектив, «женский роман», фэнтези. В этих произведениях протекает репродуцирование заданных сюжетных схем, типов героев, чёткая этическая поляризация персонажей, жёсткая распределённость амплуа между героями, событийная динамика взамен рефлексии. В жанре детектива большую популярность получили книги Б. Акунина (Г.Ш. Чхартишвили), П. Дашковой и А. Марининой. Современная отечественная фантастика представлена работами М. Успенского, С. Лукьяненко, В. Головачева, Н. Перумова и др. Стоит сказать, что негативной стороной доминирования массовой литературы является усреднение качества культурных образцов, что в конечном итоге способствует снижению вкусов основной массы населения. Усиливается действие данного фактора тем, что до 40% взрослых россиян не читают книг. Только 20% россиян регулярно читают газеты и журналы.

В начале XXI в. наблюдалось возрождение отечественного кино. Появились новые интересные имена, стало больше кинозалов с хорошим техническим оснащением. Повышалось качество фильмов, отмечалось их жанровое разнообразие. Например, в 2003 г. фильм А. Звягинцева «Возвращение» стал победителем на Венецианском международном кинофестивале в двух номинациях – как лучший дебют и лучший фильм. Он действительно соответствует традициям русского кино, которое поднимает вопросы жизни и смерти, добра и зла, любви и ненависти. Стали появляться фильмы разных других жанров (комедии, психологических мелодрам, фильмов-притч).

В кино широко использовались не только дорогостоящие спецэффекты и компьютерные технологии, но и приемы съемки в режиме реального времени («Русский ковчег», А. Сокурова, 2002) и подходы документального кино, в том числе в характерном ироническом ключе («Первые на Луне», А. Федорченко, 2005). Активно развивался жанр телевизионной документалистики, в котором широко использовался прием «исторической реконструкции» реальных событий. Все эти технологии были призваны вовлечь зрителей в действие, сделать их соучастниками происходящего.

Нельзя не отметить появившийся государственный заказ на патриотические фильмы для разных категорий населения. Как для взрослых («Звезда»), так и для детей (мультипликационные фильмы «Князь Владимир», «Алеша Попович и Тугарин Змей»). К массовому зрителю были обращены экранизации классики русской литературы, лучшие ленты («Идиот» по мотивам романа Ф. М. Достоевского, В. Бортко, 2003, «Мастер и Маргарита» по роману М. А. Булгакова, В. Бортко, 2005) собрали многомиллионную аудиторию.

Но говорить о какой-то самобытности российского кино, пожалуй, преждевременно. Свой стиль у российского кино ещё не выработался. Большинство качественно снятых фильмов («Турецкий гамбит», «Ночной дозор», «Дневной дозор» и др.) пока подражают голливудскому стилю, есть отдельные фильмы, напоминающие французское и немецкое кино. Снято также множество менее качественных фильмов, напоминающих худшие образцы советского кино. Но российское кино ещё слишком молодо, чтобы говорить о стилистических тенденциях.

Театральное искусство характеризуется популярностью классики отечественной и мировой драматургии. Новым можно считать тот факт, что постановки отличала авторская интерпретация известных текстов А. П. Чехова, А. Н. Островского, В. Шекспира и др. В культурной жизни страны выделились коллективы-лидеры. Таким стал Мариинский театр оперы и балета, осуществивший под руководством В. А. Гергиева масштабные проекты постановок русской и мировой классики. Появились новые формы общения со зрителем. Например, спектакли ставились в реальных исторических декорациях (опера «Борис Годунов» М. П. Мусоргского в исполнении труппы Мариинского театра прозвучала на Соборной площади Московского Кремля в мае 2003 г.). В театральных постановках стали широко использоваться приемы документального жанра, когда в текст вводились интервью или подслушанные на улице разговоры (в этой технике ставит, например, московский Teaтp.doc). Драматургия спектакля строилась на интенсивном общении со зрителем (как, например, в «Снежном шоу» клоуна-мима В. Полунина). Театр ищет пути вживания в новую реальность. В результате родились театральные антрепризывременные творческие коллективы, создаваемые под конкретную постановку, экспериментальные студии и разнообразные фестивальные проекты.

Продолжается укрепление авторитета российского искусства на международной арене. В 2005 г. в Москве прошла Первая международная биеннале современного искусства, состоялись масштабные выставки современного искусства «Москва – Берлин, 2004». Под выставочные комплексы переоборудовались объекты городского хозяйства (вестибюли метро, крытые мосты – переходы), неиспользуемые заводские помещения, цеха и склады. Полем художественного творчества становились городское пространство и природная среда. В привычный элемент городской среды превратились граффити – вид самодеятельного художественного высказывания, быстрого по исполнению и не требующего особых художественных навыков.

Заметное влияние на духовную жизнь оказало вступление России в глобальное информационное пространство и рост возможностей доступа к различным источникам информации. Быстро обрушились десятилетиями существовавшие запреты, появилась возможность оперативного получения информации и виртуального взаимодействия через Интернет. В России зимой 2007 г. число пользователей Интернета достигло, по данным опросов общественного мнения, 28 млн человек (т. е. 25% населения старше 18 лет). Это заметно меньше, чем в европейских странах (рекорд по уровню охвата Интернетом держит Швеция — 77% населения, в Германии — 61% по состоянию на 2005 г.). Отличительной особенностью современной российской ситуации является продолжающийся динамичный рост числа пользователей Сети. Появились многочисленные электронные периодические издания, художественные сайты (первый — в 1996 г.).

Отмеченные успехи не устраняют до конца проблем. Одна из них – слабое финансирование. В результате имеется разрыв между декларируемыми целями модернизации страны и реальной культурной политикой. В настоящее время только 26,5% специалистов склонны положительно оценивать культурную политику правительства. По-прежнему, сохраняется недоступность многих культурных благ в силу реальной бедности населения. Круг лиц, которым доступны все культурные блага не превышает десятой части россиян.

Послесловие. Россия сегодня.

В 2000-2008 гг. происходило возрождение Российского государства, восстановление его экономического и военно-политического потенциала, укрепление законности и правопорядка, восстановление прав и свобод человека, восстановление целостности и предотвращение распада страны. В целом, за указанный период эти цели были достигнуты.

Начиная с 2009 года Россия входит в новый этап развития. Для него характерна ориентация на опережающие темпы развития экономики, дальнейшее укрепление позиций страны на внешней арене, ее конкурентоспособности в военной, политической, экономической и социальной сферах.

Основными направлениями политического и социально-экономического развития России сейчас являются:

- борьба с коррупцией, укрепление законности и правопорядка,

- преодоление демографического кризиса, возрождение духовных традиций российского общества, защита семьи, материнства и детства,

- создание экономики знаний, развитие высокотехнологичных отраслей экономики, восстановление научного и образовательного потенциала,

- политическая модернизация, направленная на дальнейшее укрепление демократических начал, расширение прав и свобод человека.

В сфере борьбы с коррупцией произошло значительное изменение российского законодательства. Принят закон «О противодействии коррупции», внесены изменения в закон о «Государственной гражданской службе», Уголовный кодекс. Россия подписала международные конвенции по борьбе с коррупцией и обязалась исполнять их требования. Усилена ответственность взяткодателей и взяткополучателей. Деятельность органов государственной власти стала более прозрачной. Введен принцип публикации деклараций о доходах чиновников. Важную роль в укреплении законности и правопорядка призван сыграть закон «О полиции», принятие которого сопровождалось всенародным обсуждением и публичной дискуссией в СМИ и парламенте.

Улучшение демографической ситуации стало ключевой темой последнего Послания Президента России. Намечен целый ряд новых инициатив по укреплению семьи и стимулированию рождаемости, защиты прав многодетных семей. В их числе, предоставление многодетным семьям земли под индивидуальную застройку, льготное кредитование и пр. Уже сейчас меры государства в сфере семейной и демографической политики дали положительный эффект. Впервые с 1992 года в России произошло увеличение численности населения. Тенденциями последних лет являются рост рождаемости, падение смертности, в том числе младенческой, увеличение продолжительности жизни, возрастание браков и сокращение разводов.

Следствием взятого курса на экономическую модернизацию и формирование экономики знаний стало создание новой инновационной площадки, не имеющей аналогов в России – Сколково. Важную роль в трансформации экономики должно сыграть созданное в 2011 г. Агентство стратегических инициатив, основной целью которого является поддержка инновационных проектов в сфере среднего бизнеса, в том числе поощрение и поддержка молодых предпринимателей.

Политические преобразования включают в себя снижение избирательного барьера на выборах, распространение пропорциональной избирательной системы на муниципальный уровень, введение принципа обязательной отчетности глав муниципальных образований, либерализацию избирательного законодательства, создание равных условий для партий в ходе избирательных кампаний.

Историко-политическая дискуссия по спорным темам

    1. События 3-4 октября 1993 г.

Мнения историков, политиков, экспертов:

Павел Крашенинников, депутат Государственной Думы, министр юстиции в 1998-1999 гг.: «Расстрел парламента - ошибка 1993 г. После этого появилась Конституция, заложившая основы крайне сильной президентской республики, где глава государства отвечает за все и стоит выше всего».

Григорий Явлинский, политик: «Трагические события 3-4 октября 1993 года - черная страница в новейшей истории России, которая не должна повториться. Ответственность за развязывание гражданской войны в центре российской столицы, гибель людей, лежит на всех, кто считал победу в схватке за власть приоритетом большим, чем жизнь соотечественников и гражданский мир: экстремистах, фанатиках, амбициозных честолюбцах в руководстве как исполнительных, так и законодательных органов власти России того времени».

Борис Грызлов, политик: «События осени 1993 года преподнесли российскому обществу серьезный урок. Многие считают, что тогда разногласия политических сил поставили Россию на грань гражданской войны. Можно спорить не только о возможных последствиях, но и о вариантах бескровного разрешения кризиса, ясно одно – такие варианты были. Противостоящие стороны не сумели их использовать, не смогли умерить собственный радикализм. События 1993 года показывают, насколько необходим диалог политических сил, и насколько важно для самих политических сил проявлять ответственность за судьбу страны, быть готовыми к диалогу».

А.В. Филиппов, историк, политолог: «Действия Бориса Ельцина были незаконны (по букве закона Президент совершил уголовное преступление — государственный переворот), но легитимны — на его стороне была выраженная на референдуме поддержка большинства населения России. Действия Верховного Совета были законны, но нелегитимны».

Джон Мэйджор, премьер-министр Великобритании в 1993 г.: «Великобритания полностью поддерживает решительные и смелые усилия президента Ельцина».

Уоррен Кристофер, госсекретарь США в 1993 г.: «У президента Ельцина не оставалось другого выхода, кроме применения силы. Его действия были полностью оправданы».

Позиция авторов учебника

В начале октября 1993 г. в России произошли события, которые называют: «конституционный кризис 1993 г.», «государственный переворот 1993 г.», «расстрел Белого дома», «разгон Верховного Совета РФ», «октябрьское восстание 1993». Эти события до сих пор оцениваются по-разному, порой диаметрально противоположно. По сути, перед нами революционный сценарий, разрубивший гордиев узел неуправляемости страной в начале 1990-х гг.

Шок от либерализации цен оказался настолько сильным, что этим немедленно воспользовались политические группировки внутри самой ельцинской команды, настроенные против продолжения либеральной линии реформ. Уже в конце января с активной критикой правительства «младореформаторов» начал публично выступать председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов. Так в стране на время сформировалась система двоевластия: с одной стороны, всенародно избранный Президент, с другой – всенародно избранный съезд народных депутатов. Борьба между ними способствовала и развитию экономического кризиса (никакая стратегия реформ не может быть эффективной без законодательной поддержки парламента).

Политический тупик, в который завела Россию система конституционного двоевластия, означал неминуемый распад государства, к которому подталкивала его федеративная форма, доставшаяся России так же от СССР. В федеративных отношениях нарастал хаос. Большинство, входивших в Россию национальных республик и округов приняли декларацию о своем суверенитете. Например, конституцией Республики Тыва закреплялось право этой республики выйти из состава Российской Федерации. Татарстан заявлял о своем ассоциированном членстве. Нигде федеральный закон не считался выше, чем региональный.

В условиях паралича федеральной власти и полураспада федерации Президент Ельцин принял решение о завершении конституционной реформы. С этой целью он издал указ №1400 от 21 сентября 1993 г., которым приостанавливал деятельность Съезда и Верховного Совета. Прекращение двоевластия должно было способствовать принятию на референдуме проекта новой Конституции и избрания новых органов федеральной власти.

Реакция противников Ельцина была предсказуемой. Действия Ельцина были квалифицированы как повод для его отрешения от власти. Две недели продолжалось противостояние Съезда и президента. Переговоры результата не дали. В Москве началась гражданская война.

Следует различать причину и поводы для борьбы между Президентом и парламентом. Причина состояла в распределении власти, точнее, в контроле за правительством. И у парламента, и у Президента имелись основания претендовать на контроль за правительством, однако механизма разрешения неизбежных в такой ситуации конфликтов Конституция не предусматривала. Именно поэтому борьба между Президентом и Верховным Советом заняла много месяцев, велась с необыкновенным упорством и энергией с обеих сторон и разрешилась только применением вооруженной силы в октябре 1993 г.

Поводом же для борьбы послужила социально-экономическая политика Президента Ельцина и его команды. Стремительный рост цен и снижение уровня жизни подрывали популярность Президента и побуждали депутатов выступать с критикой курса правительства — отчасти искренне, отчасти в погоне за политическими очками.

События сентября — октября 1993 г. были вызваны конфликтом между законностью и легитимностью. Они показали, что каждый из участников конфликта стремился навязать всем остальным только свою легитимность. Каждая ветвь власти стремилась выйти из конфликта, только победив соперника. События 1992-1993 г. не только не способствовали сплочению общества, но еще больше его отдалили.

    1. Чем были 90-е годы для России?

Мнения историков, политиков, экспертов:

Геннадий Зюганов, политик: «Как политик за время своего президентства Ельцин принес стране немало трагедий и несчастий».

Олег Румянцев, политик: «Осуществленная Ельциным ломка России сменила несколько названий: «радикальная экономическая реформа», «поэтапная конституционная реформа», «период стабилизации». Блеск словесной мишуры не заслонил чудовищных результатов. Вместо конституционного строя мы видим господство наглой олигархии. Вместо гарантий демократии – поражение гражданского общества в противостоянии с коррупцией, преступностью, анархией. Вместо возрождения России - утрату черт ее как самостоятельной цивилизации».

Тони Блэр, бывший премьер-министр Великобритании. «Эпоха Б.Ельцина - это эпоха изменений, изменений государственного строя «с диктатуры на демократию».

Билл Клинтон, бывший президент США. «Последние 10 лет политика в отношении СССР убедительно доказала правильность взятого курса на устранение одной из сильнейших держав мира… Мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием: мы получили сырьевой придаток. Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях. Поэтому нельзя скупиться на расходы. Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, а уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью».

Збигнев Бжезинский, бывший советник по национальной безопасности Президента США: «Россия - побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз» - значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей... Россия будет раздробленной и под опекой».

Генри Киссинджер, госсекретарь США: «Распад Советского Союза - это, безусловно, важнейшее событие современности, и администрация Буша проявила в своем подходе к этой проблеме поразительное искусство... Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции воссоединения ее в единое, крепкое, централизованное государство».

Григорий Явлинский, политик: «Ельцин дал нам с вами свободу. Ельцин заложил основы многопартийности и терпел критику. Ельцин заложил основу федерализма, поддерживал регионы. Я уверен, что Ельцин войдет в историю со знаком «плюс» хотя бы потому, что хотел раскрепостить Россию. Таких вождей у нас было мало».

Егор Гайдар, бывший вице-премьер Правительства РФ: «Россия не находится среди лидеров, и то, что показывает опыт последних полутора веков - лидеры указывают нам на своем примере, с какими проблемами мы столкнемся. В этом есть и некоторое парадоксальное «преимущество отставания». Можно смотреть на опыт лидеров и стараться рассматривать его как предупреждение, не повторять чужих ошибок».

Павел Крашенинников, министр юстиции в 1998-1999 гг.: «Ельцин — могильщик демократии в России».

Ирина Хакамада, политик: «Борис Николаевич пытался строить пусть даже неумело и с ошибками, но открытую демократию…».

Владимир Путин, Президент России в 2000-2008 гг.: «Прежде всего, следует признать, что крушение Советского Союза было крупнейшей геополитической катастрофой века. Для российского же народа оно стало настоящей драмой. Десятки миллионов наших сограждан и соотечественников оказались за пределами российской территории. Эпидемия распада к тому же перекинулась на саму Россию» В.В. Путин «Послание Федеральному Собранию Российской Федерации»

Владислав Сурков, заместитель главы администрации Президента РФ: «Они (Запад) считают своей заслугой почти бескровный коллапс Советского Союза и пытаются развить успех. Их цель – разрушение России и заполнение ее огромного пространства многочисленными недееспособными квазигосударственными образованиями».

Позиция авторов учебника

После распада СССР население России в массе своей было не готово к жизни в условиях современной демократии. Если ценности свободного общества сформировались еще в рамках советского строя, то навыков жизни в свободном обществе не было ни у кого, да и не могло быть по объективным причинам. Усиливающийся экономический кризис подрывал у населения доверие к демократическому проекту.

Неготовность общества и отсутствие адекватной элиты дополнялось в этой ситуации кризисом всех основных институтов государственной власти.

Деградация государственных институтов делала в принципе невозможным переход ни к нормальному рынку, ни к нормальной демократии. Слабое государство не могло обеспечивать права собственности, разрешать конфликты, обеспечивать личную безопасность, гарантировать исполнение контрактов и им же принятых законов.

Вакуум, который создавали уход и разложение государственной власти в условиях экономического хаоса и неразберихи, должен был быть чем-то заполнен. Ко второй половине 90-х годов целые министерства, регионы, партии перешли под контроль отдельных финансовых групп, причем под самый прямой и буквальный контроль. Таким образом, вместо демократии к этому периоду времени в России сложилась политическая система, которую справедливо можно назвать олигархией.

Основными характерными чертами олигархического режима в постсоветской России были следующие.

  1. Нелегитимный частный контроль над публичными институтами. Существенным в этой властной конструкции было то, что те, кто принимал государственные решения не несли за них публичной ответственности, а значит и не были вынуждены думать о чьих-то интересах, кроме собственных.

  2. Коррупция как принцип взаимоотношений государства и бизнеса. То что, в нормальных условиях рассматривается как преступление, в России 90-х было нормой и в некотором смысле философией взаимодействия между представителями крупного бизнеса и должностными лицами.

Олигархия, взросшая в условиях слабого и неэффективного государства, делала его еще более слабым и неэффективным, регулярно перекачивая его скудные ресурсы через разного рода коррупционные схемы в карманы частных лиц и далее за рубеж.

Можно ли назвать такое правление демократией, как это пытаются сделать некоторые политики, журналисты и аналитики? Очевидно, что нет. Сформировавшийся в 90-е годы режим не соответствовал ключевым характеристикам демократии.

Тем не менее, 90-е годы ни в коей мере не были просто потерянными для России. Общество 90-х годов, конечно, было более свободным, чем коммунистическое. Олигархический период имел для развития страны три позитивных последствия. Во-первых, были начаты и отчасти проведены важные реформы (либерализация, приватизация, принятие новой Конституции и законов, адекватных принципам демократии и рынка). Во-вторых, на массовом уровне произошло освоение новых социальных практик, связанных с функционированием некоторых институтов демократии и рынка. Таким образом, общество постепенно формировало политическую культуру, адекватную демократии. В-третьих, элиту общества составили активные целеустремленные самостоятельные деловые люди, которые могли при условии преобразования в национально ориентированный правящий класс обеспечить в дальнейшем успешное экономическое и политическое развитие России.

Задание

1. Изучите Указ Президента от 21 сентября 1993 г. № 1400 и Заключение Конституционного суда от 21 сентября 1993 г. Выскажите свое мнение о законности указа № 1400. Какие причины заставили Б.Н. Ельцина распустить Верховный совет? По каким вопросам возникли разногласия в Конституционном суде?

2. Сформулируйте контраргументы на следующий тезис: В Верховном совете заседали избранные народом депутаты, а, значит, их власть была легитимной. Следовательно, действия Бориса Ельцина были не только незаконны, но и нелегитимны.

3. Чем бы закончилось «конституционное двоевластие», если бы Президент не решился на этот шаг?

4. Западные эксперты и отечественные либералы часто утверждают, что во время президентства Бориса Ельцина в России функционировала демократия. Какие контраргументы Вы можете предложить?

5. Изучите тексты Хасавюртовских соглашений от 31.08.1996 г. и Договора о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия от 12 мая 1997 г. Оцените эти документы с точки зрения соответствия Конституции Российской Федерации. Какое значение имели указанные документы для дальнейшего развития внутриполитической ситуации в России?

6. Проанализируйте партийный состав депутатов Государственной думы 1993-1995 гг. и 1995-1999 гг. Определите настроения российского общества. Объясните, чем они вызваны. Выявите эволюцию соотношения политических сил в российском парламенте. Оцените возможности коммунистического реванша в Российской Федерации. Какое влияние соотношение политических сил оказало политическое и социально-экономическое развитие страны?

7. Изучите статью Волкова В. Дело Юкоса и дело Стандарт ойл // «Pro et Contra». Сентябрь-октябрь 2005 г. С. 66-91 // /ru/pubs/procontra/

Сравнив развитие раннего капитализма в США и России:

- Объясните, как связаны между собой а) слабость центрального правительства; б) приватизация насилия; в) власть олигархов; г) неэффективность рыночной экономики и демократических институтов.

- Выскажите свое мнение о том, насколько реалистичным был сценарий развития, исключавший формирование олигархического капитализма в России на начальном этапе формирования рыночной экономики.

- Какие мероприятия могли бы не допустить или минимизировать негативные проявления раннего капитализма в России.

  1. Дело ЮКОСа

Мнения историков, политиков, экспертов:

Борис Немцов, политик: «Дело ЮКОСа – это экспроприация активов».

Юлий Нисневич, политолог, профессор ГУ-ВШЭ: «Дело ЮКОСа это новый номенклатурный передел власти и собственности под публично декларируемыми популистскими лозунгами об укреплении государства, о равном удалении от власти «олигархов», о защите государственных интересов от тех, кто незаконно приобрел собственность или уходил от налогов. Оно отражение борьбы номенклатурно-олигархических групп и кланов, которая стала вестись непублично, с использованием силовых структур, прокуратуры, псевдосудебных решений, принимаемых с явными нарушениями действующего законодательства».

Пол Хлебников, старший редактор журнала «Forbes»: «Арест Ходорковского вовсе не является началом кампании против богачей. Он также не является примером репрессии по сфабрикованному обвинению, подобной сталинским показательным процессам. Напротив, слишком многих других российских крупных бизнесменов можно было бы обвинить в преступлениях, приписываемых Ходорковскому. Мы наблюдаем, как агонизирует клептократическая система ельцинской России. Вопиющий пример порочности приватизационной эпохи - пресловутые залоговые аукционы 1995-1997 гг., обеспечившие Ходорковскому его состояние. <...> Покупая у государства активы в ходе такой закулисной сделки и по столь заниженной цене, вы рискуете, что ваши права на новую собственность никогда не будут надежно защищены. Сограждане будут считать вас мошенником, а государство - скорее хранителем активов, чем их подлинным владельцем».

Александр Рар, эксперт Германского совета по внешней политике: «На Западе существует двоякое отношение ко всему, что в Москве происходит вокруг ЮКОСа, в частности, по поводу процесса над Ходорковским. Есть достаточно людей в деловой среде и в политике, которые в открытую не высказываются, но при этом считают, что Ходорковский получает по делу. Эти люди помнят, что в 90-е, когда они хотели выйти на российский рынок, именно олигархи типа Ходорковского им дорогу туда закрывали. Они считают, что им лучше делать бизнес напрямую с правительством России, а не через частных предпринимателей, которые не имеют возможности гарантировать западному бизнесу успех на российском рынке».

Позиция авторов учебника

В 1990-е гг. государство было фактически приватизировано олигархами. Политика восстановления дееспособного государства привела к столкновению нового руководства России и номенклатурно-олигархических группировок, сложившихся в 1990-е гг. С самого начала Президент Владимир Путин предложил всем бизнес-структурам на равных выполнять требования закона, в частности в сфере уплаты налогов.

Смысл пресловутого «дела ЮКОСА» именно в этом. С июня 1996 г. Михаил Ходорковский – Председатель Совета директоров АО Нефтяная компания «ЮКОС». С его приходом на предприятиях ЮКОСа было уволено до 70% рабочих, социальная сфера была передана на баланс местным властям. Передел нефтяной отрасли был связан с большим количеством заказных убийств, за некоторые из них уже осужден начальник службы охраны «ЮКОСА» – Алексей Пичугин.

В компании была разработана изящная афера ухода от уплаты налогов. Ее суть состояла в том, что одни подразделения компании покупали у других подразделений нефть под видом «скважинной жидкости». Доходя до нефтеперерабатывающих заводов, она чудесным образом становилась нефтью. В итоге Михаил Ходорковскому удалось в 9-10 раз снизить долю сырьевых налогов, взимаемых от цены продукта.

В начале 2000-х гг. Ходорковский стремится избавиться от репутации предпринимателя, связанного с криминальным миром, и заявляет о президентских амбициях. В 2001 году он основывает фонд «Открытая Россия» и открывает по всей стране «Школы публичной политики», предназначенные для «формирования человеческого ресурса». Одновременно разрабатываются механизмы «скупки» депутатов всех представленных в Госдуме партий – «для формирования правительства парламентского большинства». Для того, чтобы сделать свои капиталы полностью неуязвимыми, Ходорковский планирует продажу своей компании американскому концерну «Эксон-Мобайл».

Принимая во внимание тот факт, что доля «ЮКОСа» в бюджете страны составляла около 10%, если бы это произошло, это означало, что власть в России переходила к новому владельцу «ЮКОСа», и Россия жила бы исключительно по его воле и с его разрешения.

В руках у владельцев «ЮКОСа» оказался бы рычаг давления на российскую власть. Правительство России предупредило Ходорковского о несогласии с этой сделкой, но переговоры продолжались. Тем временем, правоохранительные органы завели уголовные дела на Павла Лебедева, Леонида Невзлина, Алексея Пичугина.

25 октября 2003 г. Ходорковский, пытавшийся получить «депутатскую неприкосновенность», выдвинувшись сенатором от Эвенкии, был взят под стражу и помещен в СИЗО «Матросская тишина». Показания против Ходорковского дали его бывшие бухгалтеры и топ-менеджеры, были раскрыты сложнейшие оффшорные схемы ухода от налогов. В 2005 г. Мещанский районный суд г. Москвы признал Михаила Ходорковского виновным по шести статьям Уголовного кодекса и приговорил к 9 годам лишения свободы (решением Мосгорсуда срок снижен до 8 лет). Имущество «ЮКОСа», находящегося на грани банкротства из-за предъявленных налоговых претензий было продано на аукционе компании, контролируемой государством.

  1. Грузино-Югоосетинский конфликт

Мнения историков, политиков, экспертов:

Бернар-Анри Леви, журналист: «Чем кончится вылазка России в Грузию, пока не ясно. Но некоторые выводы сделать уже можно:

- В постсоветский период российская мощь отличается чрезвычайной жестокостью, как мы уже наблюдали в Чечне. Эту жестокость подтвердило – хотя и в меньшем масштабе – зрелище того, как российская армия оккупирует суверенное государство, передвигается по нему куда заблагорассудится, наступая и отступая по своему капризу и небрежно разрушая на глазах потрясенного мира военную и гражданскую инфраструктуру молодого демократического государства. Сегодня это происходит в Грузии. А завтра, может быть, случится с Украиной? Или, во имя той же солидарности с гипотетически притесняемым русскоязычным населением, со странами Балтии? Или с Польшей?».

Михаил Саакашвили, президент Грузии: «Никакого вторжения в Южную Осетию не было, потому что мы там и так были. Расстояние между позициями двух сторон подчас было 20-30 метров. Грузинские позиции располагались в двух километрах от Цхинвали. Это не вопрос выбора. Столкновения уже начались: единственный выбор был – дать отпор русским или капитулировать, смирившись с режимом вроде режима Виши. Это был тщательно подготовленный план. Пилоты, которых мы взяли в плен, не летали пятнадцать лет, их мобилизовали за четыре дня до вторжения. Я ожидал нападения в Абхазии. Мне всегда казалось, что Южная Осетия ничего не значила для России. Даже когда там стала усиливаться напряженность, я думал, это блеф, и можно все остановить. Я совершил эту ошибку, потому что думал, что главное нападение произойдет в Абхазии. Не думал, что они могут напасть на Тбилиси».

Джон Лайонс, адмирал ВМС США в отставке, бывший главный советник Объединенного комитета начальников штабов: «Теперь, когда Грузия исчезла с передовиц, самое время попробовать понять, что же на самом деле стояло за полномасштабным вторжением России в эту прозападную зарождающуюся демократию.

Россия форсировала развитие событий, использовав своих головорезов в Южной Осетии для повторявшихся провокаций против Тбилиси, что не могло не вызвать усиления конфронтации.».

Дмитрий Медведев, Президент Российской Федерации: «Я буду при осуществлении внешней политики Российской Федерации основываться на пяти позициях.

Первая позиция - Россия признает первенство основополагающих принципов международного права, которые определяют отношения между цивилизованными народами. И в рамках этих принципов, этой концепции международного права, мы и будем развивать наши отношения с другими государствами.

Второе - мир должен быть многополярным. Однополярность - неприемлема. Доминирование - недопустимо. Мы не можем принять такое мироустройство, в котором все решения принимаются одной страной, даже такой серьезной и авторитетной, как Соединенные Штаты Америки. Такой мир - неустойчив и грозит конфликтами.

Третье - Россия не хочет конфронтации ни с одной страной. Россия не собирается изолироваться. Мы будем развивать настолько, насколько это будет возможно наши дружеские отношения и с Европой, и с Соединенными Штатами Америки, и с другими странами мира.

Четвертое - безусловным приоритетом является для нас защита жизни и достоинства наших граждан, где бы они ни находились. Из этого мы будем исходить при осуществлении своей внешней политики. Мы будем также защищать интересы нашего предпринимательского сообщества за границей. И всем должно быть понятно, что если кто-то будет совершать агрессивные вылазки, тот будет получать на это ответ.

И, наконец, пятое. У России, как и у других стран мира, есть регионы, в которых находятся привилегированные интересы. В этих регионах расположены страны, с которыми нас традиционно связывают дружеские добросердечные отношения, исторически особенные отношения. Мы будем очень внимательно работать в этих регионах. И развивать такие дружеские отношения с этими государствами, с нашими близкими соседями. Вот из этого я буду исходить при осуществлении нашей внешней политики».

Позиция авторов учебника

Грузино-Югоосетинский конфликт имеет значительную предысторию. Обострение грузино-югоосетинских отношений в начале 90-х гг. XX века произошло в результате распада Советского Союза и крайней националистической позиции руководства независимой Грузии во главе с президентом Звиадом Гамсахурдиа. Столкнувшись с серьёзными проблемами становления государственности, грузинская политическая элита взяла на вооружение принцип «Грузия для грузин». Проводилась политика ассимиляции этнических меньшинств. Автономные образования, созданные на территории Грузии в советское время (Абхазия, Аджария, Южная Осетия), были ликвидированы. Следствием политики грузинских властей стал вооружённый конфликт, результатом которого явилась гибель тысяч мирных жителей. Необходимо отметить, что с грузинской стороны не только подавлялось сопротивление югоосетинских ополченцев, но и уничтожалось мирное население, т.е. проводилась политика геноцида.

Вмешательство России предотвратило разрастание конфликта, спасло от уничтожения югоосетинский народ. Под давлением России военные действия были прекращены. Сторонами конфликта и Россией, в качестве посредника, были подписаны Дагомысское соглашение 1992 года и Московское соглашение 1994 года, установившие режим мирного урегулирования конфликта. Были созданы Смешанные силы по поддержанию мира, состоявшие из российского, грузинского и югоосетинского батальонов. Руководство Смешанными силами осуществляла Россия.

Однако провокации грузинской стороны продолжались. Их интенсивность резко возросла после «революции роз» и прихода к власти в Тбилиси Михаила Саакашвили. Например, 1 мая 2006 года министра обороны Грузии Ираклий Окруашвили заявил, что намерен встретить новый, 2007 год, в столице Южной Осетии Цхинвали1.

Итогом эскалации напряжённости стало нападение вооружённых сил Грузии на Южную Осетию в ночь с 7 на 8 августа 2008 года. Был подвергнут разрушению Цхинвал и другие населённые пункты Южной Осетии. Нападение сопровождалось многочисленными жертвами среди мирных жителей и российских миротворцев.

Россия была вынуждена вмешаться в конфликт для защиты своих граждан и предотвращения геноцида югоосетинского населения. В течение пятидневных вооружённых столкновений грузинская армия была разбита и покинула территорию Южной Осетии и оккупированной ранее части Абхазии (Кодорское ущелье).

Грузино-Югоосетинский вооружённый конфликт полностью изменил геополитическую ситуацию не только на Кавказе, но и, в целом, на постсоветском пространстве. Дальнейшее осуществление миротворческой миссии оказалось невозможным. В этих условиях Россия пошла на единственный оставшийся возможным вариант - признание Абхазии и Южной Осетии в качестве суверенных государств, установление с ними дипломатических отношений и подписание соглашения о размещении здесь своих вооружённых сил2. В то же время в соответствии с так называемым «Планом Медведева – Саркози», в приграничные с Абхазией и Южной Осетией районы Грузии введены международные наблюдатели от Евросоюза.

Конфликт привёл к укреплению позиций России в регионе, продемонстрировавшей твёрдость в отстаивании своих национальных интересов и интересов своих союзников. В то же время он показал ужесточение позиции Запада в отношении России. Используя политику двойных стандартов, США и их союзники обвинили России в совершении агрессии против Грузии, нарушении норм международного права, оккупации грузинской территории. Показательна реакция сенатора Джона Маккейна, призвавшего к исключению России из «Большой восьмёрки», её международной изоляции и введению политических и экономических санкций. Выступая перед своими избирателями кандидат в президенты США заявил: «Сегодня мы все – грузины»3. При этом факт агрессии Грузии против Южной Осетии замалчивался, также как вооружённые действия США и их союзников в Ираке, Афганистане, Сербии и других странах.

Задание

1. Известно, что в 2004 г. после «дела ЮКОСА» поступление федеральных налогов и сборов от крупнейших налогоплательщиков по сравнению с 2003 увеличилось сразу на 133,8%. Причем, если в 2002 - 2003 гг. динамика поступлений налога на прибыль в нефтяных вертикально-интегрированных компаниях падала, то в 2004 г. поступления от этого налога выросли сразу на 225,3%. Некоторые компании добровольно доначислили налоги.

А) Как вы считаете, присутствует ли связь между делом ЮКОСа и ростом налоговых выплат нефтедобывающими компаниями?

Б) Выявите влияние дела ЮКОСа на перспективы существования олигархического режима в России?

2. Ознакомьтесь с документами, мнением учёных и политиков по проблеме Грузино-Югоосетинского конфликта. Дайте ответы на следующие вопросы:

А) В чём причина вооружённых конфликтов, имевших место на постсоветском пространстве?

Б) Какова роль России в вооружённых конфликтах на постсоветском пространстве?

В) Каковы интересы России на Кавказе?

Г) В чём причина Грузино – Югоосетинского конфликта?

Д) Какова роль США в Грузино-Югоосетинском конфликте? Стран Западной Европы? Турции?

Е) Каковы последствия Грузино-Югоосетинского конфликта для стран региона? Для России? Для США?

3. По данным опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проведённого в 2007 г., 27% россиян, считают, что политический и экономический курс Владимира Путина безусловно следует продолжать после 2008 года; ещё 47% стоят на позиции необходимости продолжения курса в целом, но с внесением в него определённых корректив; 18% респондентов полагают, что курс должен быть изменён.

Проанализируйте данные опроса. Почему большинство россиян выразили поддержку политике Президента Владимира Путина? Обоснуйте ответ.

Раздел №4

Рабочая тетрадь

Творческие задания

1. Изучите Указ Президента от 21 сентября 1993 г. № 1400 и Заключение Конституционного суда от 21 сентября 1993 г. Выскажите свое мнение о законности указа № 1400. Какие причины заставили Б.Н. Ельцина распустить Верховный совет? По каким вопросам возникли разногласия в Конституционном суде?

2. Изучите тексты Хасавюртовских соглашений от 31.08.1996 г. и Договора о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия от 12 мая 1997 г. Оцените эти документы с точки зрения соответствия Конституции Российской Федерации. Какое значение имели указанные документы для дальнейшего развития внутриполитической ситуации в России?

3. Проанализируйте партийный состав депутатов Государственной думы 1993-1995 гг. и 1995-1999 гг. Определите настроения российского общества. Объясните, чем они вызваны. Выявите эволюцию соотношения политических сил в российском парламенте. Оцените возможности коммунистического реванша в Российской Федерации. Какое влияние соотношение политических сил оказало политическое и социально-экономическое развитие страны?

4. Прочитайте статью Владимира Путина «Россия на рубеже тысячелетий» (см. хрестоматию, документ №1).

Выделите в статье:

а) социальные ценности и идеалы.

б) образ будущего.

в) принципы мирового развития и устройства современного мира.

г) механизмы достижения Россией желаемого будущего в современных условиях

5. Ознакомьтесь с результатами социологического опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проведённый в 2007 г. и посвящённый жизненной позиции россиян.

а) Структура ценностей россиян в порядке убывания (важно-скорее важно-скорее не важно-совершенно не важно) выглядит следующим образом:

1) материальное положение

2) личная безопасность и безопасность членов семьи

3) отношения в семье

4) отношения с друзьями, близкими

5) экономическая и политическая обстановка в стране в целом

6) наличие досуга и возможности его проведения

7) социальный статус, положение в обществе

8) творческая самореализация

9) участие в общественной и политической жизни

Прокомментируйте данные результаты. Как Вы думаете, почему материальное положение и личная безопасность являются приоритетными ценностями для россиян? Почему участие в общественной и политической жизни представляет наименьший интерес для россиян?

б) Ответы респондентов на вопрос: «На кого Вы больше всего надеетесь, думая о возможных угрозах Вашей безопасности?», распределились следующим образом:

- на самого себя и своих близких – 81%

- на Бога – 26%

- на государственные органы и ведомства (спасатели, милиция, спецслужбы, суды и пр.) – 18%

- на Президента – 8%

- на общественные объединения – 3%

- на частные компании, специализирующиеся на вопросах безопасности – 2%

- на международные организации – 2%

- на СМИ – 2%

- ни на кого не надеюсь – 7%.

Выскажите своё мнение, почему россияне надеются, прежде всего, на себя и своих близких? Как бы Вы ответили на данный вопрос. Почему?

в) Скажите, пожалуйста, интересуетесь ли Вы политикой?

- безусловно интересуюсь – 12%

- скорее интересуюсь – 36%

- скорее не интересуюсь – 36%

- совершенно не интересуюсь – 14%

Почему, с Вашей точки зрения, половина россиян не интересуются политикой? Каковы последствия данной позиции для развития политической системы России, становления гражданского общества, развития демократических институтов.

6. Прочитайте статью Владислава Суркова «Национализация будущего» (см. документ №2 хрестоматии).

Дайте определение суверенной демократии. Как Вы думаете, является ли Россия суверенной демократией. Обоснуйте ответ.

Необходима ли России демократия. Приведите доводы в поддержку своей точки зрения.

Как Вы понимаете, что такое государственный суверенитет? Нужен ли России суверенитет?

Кейс №1

Изучите статью Волкова В. Дело Юкоса и дело Стандарт ойл // «Pro et Contra». Сентябрь-октябрь 2005 г. С. 66-91 // http://www.carnegie.ru/ru/pubs/procontra /

Кейс №2

Изучите Концепцию внешней политики Российской Федерации, принятая 12 июля 2008 г. (См.: Концепция внешней политики РФ // http:/text/docs/2008/07/204108.shtml)

Задание №1

Сравнив развитие раннего капитализма в США и России:

1. Объясните, как связаны между собой а) слабость центрального правительства; б) приватизация насилия; в) власть олигархов; г) неэффективность рыночной экономики и демократических институтов.

2. Выскажите свое мнение о том, насколько реалистичным был сценарий развития, исключавший формирование олигархического капитализма в России на начальном этапе формирования рыночной экономики.

3. Какие мероприятия могли бы не допустить или минимизировать негативные проявления раннего капитализма в России.

Задание №2

Выделите приоритетные задачи России:

а) в сфере сотрудничества со странами СНГ;

б) в отношениях с европейскими странами;

в) в отношениях с США;

г) в Азиатско-Тихоокеанском регионе;

д) на Ближнем и Среднем Востоке.

Вопросы для повторения

1. Какие задачи стояли перед Президентом России Владимиром Путиным в политической сфере на рубеже веков?

2. Что понимается под укрепление «вертикали исполнительной власти»?

3. Каковы политические и экономические основания процесса укрупнения регионов?

4. Какие цели преследовала административная реформа?

5. В чём состоят сильные стороны и конкурентные преимущества России в социально-экономической сфере? Слабые стороны?

6. В чём причины экономического роста российской экономики в 2000-2008 гг.?

7. Каковы основные направления социальной политики России в 2000-2008 гг.?

8. Определите основные проблемы России в настоящее время в социальной сфере?

9. Каковы цели приоритетных национальных проектов?

10. Каковы основы взаимодействия гражданского общества и государства в условиях существования демократического политического режима?

11. Каковы базовые духовные ценности современных россиян?

12. В чём причины духовного кризиса российского общества?

13. Каковы основные внешние угрозы, характерные для положения России в 2000-2008 гг.?

14. В чём причины эволюции российско-американских отношений в 2000-2008 гг.

15. Проанализируйте особенности взаимодействия России и стран СНГ. Почему Россия считает страны СНГ сферой своих приоритетных интересов? Какие страны являются военными союзниками России?

Раздел №5

Хрестоматия

Документ №1

Указ Президента Российской Федерации

от 21 сентября 1993 г. N 1400

О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации

В Российской Федерации сложилась политическая ситуация, угрожающая государственной и общественной безопасности страны.

Прямое противодействие осуществлению социально-экономических реформ, открытая и повседневно осуществляемая в Верховном Совете обструкция политике всенародно избранного Президента Российской Федерации, попытки непосредственного осуществления функций исполнительной власти вместо Совета Министров со всей очевидностью свидетельствуют о том, что большинство в Верховном Совете Российской Федерации и часть его руководства открыто пошли на прямое попрание воли российского народа, выраженной на референдуме 25 апреля 1993 года. Тем самым грубо нарушен Закон о референдуме, согласно которому решения, принятые всероссийским референдумом, обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждении не нуждаются и обязательны для применения на всей территории Российской Федерации.

Съезд и Верховный Совет предпринимают систематические и все более активные усилия узурпировать не только исполнительную, но даже и судебную функции.

В то же время ими до сих пор не только не создана законодательная основа реализации Федеративного Договора, но принимаемые решения зачастую прямо противоречат федеративной природе Российского государства.

Конституционная реформа в Российской Федерации практически свернута. Верховный Совет блокирует решения Съездов народных депутатов Российской Федерации о принятии новой Конституции.

В текущей работе Верховного Совета систематически нарушается его регламент, порядок подготовки и принятия решений. Обычной практикой на сессиях стало голосование за отсутствующих депутатов, что фактически ликвидирует народное представительство.

Таким образом разрушаются сами основы конституционного строя Российской Федерации: народовластие, разделение властей, федерализм. Еще не успев возникнуть и окрепнуть, дискредитируется сам принцип парламентаризма в Российской Федерации.

В сложившихся условиях единственным соответствующим принципам народовластия средством прекращения противостояния Съезда, Верховного Совета, с одной стороны, Президента и Правительства, с другой, а также преодоления паралича государственной власти, являются выборы нового Парламента Российской Федерации. Такие выборы не являются досрочными выборами Съезда народных депутатов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации и не нарушают волю народа, выраженную на референдуме 25 апреля 1993 года.

Hеобходимость выборов диктуется также тем, что Российская Федерация - это новое государство, пришедшее на смену РСФСР в составе СССР и ставшее международно признанным продолжателем Союза ССР.

Учитывая, что в действующей Конституции Российской Федерации не предусмотрена процедура принятия новой Конституции, политические партии и движения, группы депутатов, участники Конституционного совещания, представители общественности неоднократно обращались к Президенту Российской Федерации с предложением незамедлительно назначить выборы в новый Федеральный Парламент.

Стремясь к ликвидации политического препятствия, не дающего народу самому решать свою судьбу;

учитывая неудовлетворяющее парламентским стандартам качество работы Верховного Совета и Съезда народных депутатов Российской Федерации;

принимая во внимание, что безопасность России и ее народов - более высокая ценность, нежели формальное следование противоречивым нормам, созданным законодательной ветвью власти;

в целях:

сохранения единства и целостности Российской Федерации;

вывода страны из экономического и политического кризиса;

обеспечения государственной и общественной безопасности Российской Федерации;

восстановления авторитета государственной власти;

основываясь на статьях 1, 2, 5, 121-5 Конституции Российской Федерации, итогах референдума 25 апреля 1993 года, постановляю:

1. Прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов Российской Федерации и Верховным Советом Российской Федерации. До начала работы нового двухпалатного парламента Российской Федерации - Федерального Собрания Российской Федерации - и принятия им на себя соответствующих полномочий руководствоваться указами Президента и постановлениями Правительства Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации, законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации продолжают действовать в части, не противоречащей настоящему Указу.

Гарантируются установленные Конституцией и законами права и свободы граждан Российской Федерации.

2. Конституционной комиссии и Конституционному совещанию представить к 12 декабря 1993 года единый согласованный проект Конституции Российской Федерации в соответствии с рекомендациями Рабочей группы Конституционной комиссии.

3. Временно до принятия Конституции и Закона Российской Федерации о выборах в Федеральное Собрание Российской Федерации и проведения на основе этого Закона новых выборов;

- ввести в действие Положение О Федеральных органах власти на переходный период, подготовленное на основе проекта Конституции Российской Федерации, одобренного Конституционным совещанием 12 июля 1993 года;

- наделить Совет Федерации функциями палаты Федерального Собрания Российской Федерации со всеми полномочиями, предусмотренными Положением О Федеральных органах власти на переходный период.

Установить, что осуществление указанных полномочий Совет Федерации начинает после проведения выборов в Государственную Думу.

4. Ввести в действие Положение О выборах депутатов Государственной Думы <*>, разработанное народными депутатами Российской Федерации и Конституционным совещанием.

Провести в соответствии с указанным Положением выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Федеральному Собранию рассмотреть вопрос о выборах Президента Российской Федерации.

5. Hазначить выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации на 11 - 12 декабря 1993 года.

6. Образовать Центральную избирательную комиссию по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и поручить ей совместно с нижестоящими избирательными комиссиями в пределах их компетенции организацию выборов и обеспечение избирательных прав граждан Российской Федерации при проведении выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Всем государственным органам и должностным лицам оказывать необходимое содействие избирательным комиссиям по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и пресекать любые акты и действия, направленные на срыв выборов в Государственную Думу, от кого бы они ни исходили.

Лиц, препятствующих осуществлению избирательного права гражданами Российской Федерации, привлекать к уголовной ответственности в соответствии со статьей 132 УК РСФСР.

7. Расходы, связанные с проведением выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, отнести на счет средств Республиканского бюджета Российской Федерации.

8. Полномочия представительных органов власти в субъектах Российской Федерации сохраняются.

9. Заседания Съезда народных депутатов Российской Федерации не созываются.

Полномочия народных депутатов Российской Федерации прекращаются. Права граждан, бывших народными депутатами Российской Федерации, в том числе трудовые, гарантируются.

Полномочия народных депутатов - делегатов Российской Федерации на пленарных заседаниях и представителей в Комиссиях Межпарламентской ассамблеи государств - участников Содружества Hезависимых Государств подтверждаются Президентом Российской Федерации.

Hародные депутаты Российской Федерации, являющиеся членами Конституционной комиссии Съезда народных депутатов Российской Федерации, могут продолжать работу в составе Комиссии в качестве экспертов.

Сотрудники аппарата Верховного Совета Российской Федерации и обслуживающий персонал направляются в отпуск до 13 декабря 1993 года с сохранением содержания.

10. Предложить Конституционному Суду Российской Федерации не созывать заседания до начала работы Федерального Собрания Российской Федерации.

11. Совет Министров - Правительство Российской Федерации осуществляет все предусмотренные Конституцией Российской Федерации полномочия, с учетом изменений и дополнений, введенных настоящим Указом, а также законодательством.

Совет Министров - Правительство Российской Федерации обеспечивает бесперебойную и согласованную деятельность органов государственного управления.

Совету Министров - Правительству Российской Федерации принять в свое ведение все организации и учреждения, подчиненные Верховному Совету Российской Федерации, и провести необходимую их реорганизацию, имея в виду исключение дублирования соответствующих правительственных структур. Принять необходимые меры по трудоустройству высвобождающихся сотрудников. Осуществить правопреемство в отношении полномочий Верховного Совета Российской Федерации как учредителя во всех сферах, где учредительство предусмотрено действующим законодательством.

12. Центральный банк Российской Федерации до начала работы Федерального Собрания Российской Федерации руководствуется указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации и подотчетен Правительству Российской Федерации.

13. Генеральный Прокурор Российской Федерации назначается Президентом Российской Федерации и ему подотчетен впредь до начала работы вновь избранного Федерального Собрания Российской Федерации.

Органы Прокуратуры Российской Федерации руководствуются в своей деятельности Конституцией Российской Федерации, а также действующим законодательством с учетом изменений и дополнений, введенных настоящим Указом.

14. Министерству внутренних дел Российской Федерации, Министерству безопасности Российской Федерации, Министерству обороны Российской Федерации принимать все необходимые меры по обеспечению государственной и общественной безопасности в Российской Федерации с ежедневным докладом о них Президенту Российской Федерации.

15. Министерству иностранных дел Российской Федерации информировать другие государства, Генерального Секретаря ООH о том, что проведение выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации диктуется стремлением сохранить демократические преобразования и экономические реформы. Такое решение полностью соответствует основам конституционного строя Российской Федерации, прежде всего принципам народовластия, разделения властей, федерализма и опирается на волеизъявление народа Российской Федерации, выраженное на референдуме 25 апреля 1993 года.

16. Указ "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" внести на рассмотрение Федерального Собрания Российской Федерации.

17. Hастоящий Указ вступает в силу с момента подписания.

Выражаю надежду, что все, кому дороги судьба России, интересы процветания и благополучия ее граждан, поймут необходимость проведения выборов в Государственную Думу Федерального Собрания для мирного и легитимного выхода из затянувшегося политического кризиса.

Прошу граждан России поддержать своего Президента в это переломное для судьбы страны время.

Президент Российской Федерации Б.ЕЛЬЦИH Москва, Кремль 21 сентября 1993 года, 20.00 час. N 1400

Документ №2

Заключение Конституционного Суда Российской Федерации

от 21 сентября 1993 года

О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных с его указом от 21 сентября 1993 года «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и обращением к гражданам России

21 сентября 1993 года

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, заместителя Председателя Н.В. Витрука, секретаря Ю.Д. Рудкина, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева, рассмотрев в судебном заседании действия и решения Президента Российской Федерации, связанные с его Указом от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года, руководствуясь статьей 165.1 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части второй и частью четвертой статьи 1, статьями 74 и 77 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, пришел к заключению:

Указ Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и его Обращение к гражданам России 21 сентября 1993 года не соответствует части второй статьи 1, части второй статьи 2, статье 3, части второй статьи 4, частям первой и третьей статьи 104, абзацу третьему пункта 11 статьи 121.5, статье 121.6, части второй статьи 121.8, статьям 165.1, 177 Конституции Российской Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 121.10 и 121.6 Конституции Российской Федерации.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.Д.РУДКИН

Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Э.М. Аметистова по Заключению Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года

О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных сего указом от 21 сентября 1993 года «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года

21 сентября 1993 года в 20.00 по московскому времени Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин выступил по телевидению с Обращением к гражданам России. Одновременно с этим вступил в силу Указ Президента Российской Федерации "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации".

Спустя два часа Конституционный Суд Российской Федерации по предложению судьи В.О. Лучина приступил к рассмотрению дела о соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных с упомянутыми Указом и Обращением. В тот же день Конституционный Суд дал заключение по рассмотренному делу, в котором признал, что данные Указ и Обращение не соответствуют ряду статей Конституции Российской Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности.

При этом в ходе рассмотрения дела и в связи с ним Конституционным Судом был допущен ряд нарушений Закона о Конституционном Суде Российской Федерации и Конституции Российской Федерации, излагаемых ниже.

1. Предметом рассмотрения Конституционного Суда кроме Указа Президента стало его Обращение к гражданам России. В нем содержится оценка сложившейся в стране политической ситуации и излагаются меры, которые предполагается принять для преодоления кризиса государственной власти в Российской Федерации, в том числе посредством издания упомянутого Указа. Таким образом, по своему содержанию Обращение является не чем иным, как политическим заявлением о намерениях.

Следовательно, приняв к рассмотрению данное Обращение и дав свое заключение по нему, Конституционный Суд нарушил часть третью статьи 1 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, в соответствии с которой Конституционный Суд не рассматривает политические вопросы.

2. Рассмотренный Конституционным Судом Указ "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" по своему юридическому характеру относится к издаваемым Президентом Российской Федерации нормативным актам, проверка конституционности которых осуществляется в соответствии с правилами главы 2 ("Рассмотрение дел о конституционности международных договоров и нормативных актов") раздела III Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Однако Конституционный Суд рассматривал Указ в порядке, предусмотренном главой 4 "("Дача заключений") этого же раздела. В части третьей статьи 74 названного Закона установлено, что Конституционному Суду запрещается давать заключения по вопросам, которые могут быть предметом рассмотрения в его заседании по делу о конституционности нормативного акта.

Таким образом, приняв к рассмотрению вышеупомянутый Указ в порядке, предусмотренном главой 4 раздела III Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, и дав по нему свое заключение, Конституционный Суд нарушил часть третью статьи 74 этого же Закона.

3. Придя к заключению о неконституционности рассмотренных Указа и Обращения, Конституционный Суд сделал вывод о том, что это служит "основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 121.10 или 121.6 Конституции Российской Федерации".

Но, во-первых, ни та ни другая статья Конституции не предусматривает каких-либо "иных специальных механизмов ответственности" кроме прекращения полномочий и отрешения от должности, что по своей сути одно и то же. Во-вторых, порядок прекращения полномочий, предусмотренный в статье 121.6, никак не связан с дачей Конституционным Судом заключения и не нуждается в нем. И, в-третьих, отсылка к статье 121.10 также некорректна. Из анализа этой статьи Конституции и сопоставления ее со статьей 74 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации следует, что если во всех других случаях, предусмотренных статьей 74 Закона, Конституционный Суд может давать заключение по собственной инициативе, то заключение о соответствии Конституции действий и решений Президента и вице-президента Российской Федерации может даваться Судом только по инициативе Съезда народных депутатов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации или одной из его палат. Такой инициативы, однако, проявлено не было, и Конституционный Суд, как указывалось выше, дал заключение по собственной инициативе, на что в данном случае вообще не имел права, и, таким образом, нарушил статью 121.10 Конституции Российской Федерации.

4. За два часа до начала судебного заседания Председатель Конституционного Суда участвовал в пресс-конференции в здании Верховного Совета Российской Федерации, где дал резко негативную оценку Обращению и Указу Президента. С такой же оценкой выступил и один из судей. Оба выступления были публичными и транслировались по телевидению. Тем самым была высказана заинтересованность указанных членов Конституционного Суда в определенных результатах рассмотрения дела. Согласно части третьей статьи 27 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации судья обязан заявить самоотвод и подлежит по его просьбе освобождению от участия в рассмотрении дела в случае, если его объективность может вызвать сомнения вследствие его прямой или косвенной заинтересованности в исходе рассмотрения. Таких самоотводов, однако, заявлено не было, а значит, налицо нарушение соответствующего положения Закона.

5. В заседание Конституционного Суда не были приглашены ни должностное лицо, о конституционности действий и решений которого давалось заключение, или его представитель, ни другие возможные участники заседания. Они даже не были в установленном порядке извещены о рассмотрении дела, не говоря уже о направлении им в установленные сроки - за десять дней до заседания - необходимых документов. То же правило не было соблюдено и в отношении самих судей. Следовательно, были нарушены часть четвертая статьи 36 и часть седьмая статьи 41 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации.

6. Все эти нарушения процедуры, установленной Законом о Конституционном Суде Российской Федерации, не позволили обеспечить полноту и всесторонность разбирательства, как того требует часть вторая статьи 35 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Сложнейший вопрос государственной важности был решен в течение двух часов, при этом ни Обращение Президента, ни его Указ не анализировались детально, по частям и статьям, а оценивались в целом.

Многочисленные нарушения Закона, отмеченные выше, свидетельствуют о том, что при рассмотрении данного дела Конституционным Судом была нарушена часть вторая статьи 4 Конституции Российской Федерации, согласно которой государственные организации, должностные лица обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации, законы Российской Федерации. Соответственно были нарушена и статья 184 Конституции Российской Федерации, согласно которой все законы и иные акты государственных органов Российской Федерации, следовательно и судебные решения, должны издаваться на основе и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

7. Что же касается оценки содержания Указа Президента Российской Федерации "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", то в нем имеются положения, формально выходящие за пределы полномочий Президента, установленных Конституцией Российской Федерации, например прерывание функций Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, назначение новых выборов. Однако эти положения необходимо рассматривать в неразрывной связи, во-первых, с причинами издания Указа и его целями, изложенными в преамбуле, во-вторых, с правами и обязанностями Президента, установленными Конституцией, и, в-третьих, с определенными особенностями Конституции Российской Федерации, касающимися исполнения Президентом его прав и обязанностей.

Из преамбулы Указа следует, что он принят в целях исполнения воли российского народа, выраженной на референдуме 25 апреля 1993 года, которая грубо попирается Съездом народных депутатов и Верховным Советом Российской Федерации, в подтверждение чего приводятся многочисленные факты. При этом необходимо учитывать часть вторую статьи 2 Конституции Российской Федерации, согласно которой народ осуществляет государственную власть не только через Советы народных депутатов, но и непосредственно, то есть через референдум, и статью 1 Закона о референдуме Российской Федерации, где установлено, что решения, принятые российским референдумом, обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждении не нуждаются и обязательны для применения на всей территории Российской Федерации. Это, по нашему мнению, означает, что решение референдума по какому-либо конкретному вопросу обладает большей юридической силой, чем любые другие законы и даже Конституция Российской Федерации, ибо это решение есть прямое и высшее выражение народовластия.

На апрельском референдуме 1993 года такое решение было вынесено по двум вопросам - о доверии Президенту Б.Н. Ельцину и о поддержке социально-экономической политики Правительства. Следовательно, любые попытки отрешить от должности или другим путем лишить полномочий законного Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина и любые попытки противодействовать проводимым Президентом и Правительством экономическим реформам противоречат высшей воле российского народа, противоправны и нелегитимны. Именно такие попытки предпринимались и предпринимаются большинством депутатов и руководства Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, что также подтверждается многочисленными фактами, приводимыми в преамбуле Указа. Эта антинародная, противоправная деятельность угрожает самому будущему страны, единству и целостности Российской Федерации, ее суверенитету. Она нарушает и конкретные положения Конституции Российской Федерации, в частности часть вторую статьи 17, согласно которой государство обязано обеспечить развитие рыночного механизма. Деятельность Съезда и Верховного Совета, указывается в преамбуле, нарушает и важнейшие права граждан Российской Федерации, например голосование за отсутствующих депутатов фактически ликвидирует право на народное представительство, закрепленное в статье 47 Конституции Российской Федерации, и т.п.

Вместе с тем Президент, согласно статье 121.4 Конституции, обязан защищать суверенитет Российской Федерации, охранять права и свободы человека и гражданина, права народов Российской Федерации и добросовестно исполнять другие возложенные на него народом обязанности. Однако действующая Конституция не дает Президенту прав и полномочий, достаточных для выполнения этих его обязанностей в случаях, когда угроза суверенитету, единству и целостности государства, правам и свободам человека исходит от органов законодательной власти - Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. Именно поэтому, опираясь на высшую волю народа, выраженную в решении референдума, и будучи обязанным обеспечить ее исполнение, Президент и предпринял меры, изложенные в Указе. В настоящее время сделать однозначный вывод о степени соответствия этих мер высшим целям и задачам Конституции Российской Федерации не представляется возможным. Для этого необходимо изучить практику реализации предпринятых мер и судить об их конституционности и легитимности в зависимости от того, в какой степени они обеспечат осуществление решений, принятых на референдуме 25 апреля 1993 года.

Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Н.В. Витрука по Заключению Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года

О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных сего указом от 21 сентября 1993 года «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года

Заключение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года вынесено с нарушением большого числа материальных и процессуальных норм Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, что ставит под сомнение его объективность и законность. На эти нарушения обращалось внимание председательствовавшего в заседании Председателя Конституционного Суда В.Д. Зорькина.

В заседании прежде всего был поставлен вопрос о предмете рассмотрения дела и соответствующей процедуре, предусмотренной Законом о Конституционном Суде Российской Федерации, а именно: подлежит ли проверке на конституционность Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" (статья 57) или же Конституционный Суд дает заключение относительно соответствия Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации, если согласно Конституции Российской Федерации неконституционность этих действий и решений служит основанием для отрешения Президента от должности или приведения в действие иного специального механизма его ответственности (статья 74)?

Как показал ход заседания, оценке подвергался лишь Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации". Обращение Президента к гражданам России 21 сентября 1993 года было лишь кратким изложением содержания данного Указа. Какими-либо дополнительными сведениями о действиях и решениях Президента Российской Федерации, связанных с его подготовкой и обнародованием, Конституционный Суд не располагал.

В резолютивной части заключения Конституционного Суда Российской Федерации говорится о несоответствии Конституции Российской Федерации Указа Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", а не действий и решений Президента Российской Федерации, как это определено в формуле предмета дела, требующего соответствующей процедуры его рассмотрения. Такая противоречивость заключения Конституционного Суда не случайна. Она свидетельствует о нарушении требований Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Согласно части третьей статьи 74 Закона Конституционному Суду Российской Федерации "запрещается давать заключения по вопросам, которые могут быть предметом рассмотрения в его заседании по делу о конституционности нормативного акта или обыкновения правоприменительной практики". Данное положение Закона было проигнорировано. Более того, Закон запрещает Конституционному Суду по собственной инициативе проверять нормативные акты на соответствие Конституции Российской Федерации.

Согласно части второй статьи 74 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации Конституционный Суд имеет право давать заключения по собственной инициативе. Однако это не исключает обязательного письменного предложения судьи Конституционного Суда в качестве повода к даче заключения. Как было объявлено Председателем Конституционного Суда В.Д. Зорькиным, такое предложение поступило от судьи В.О. Лучина. Однако самого текста с обоснованием материально-правового и процессуально-правового характера возможности принятия и рассмотрения его предложения представлено не было. Все совершилось в режиме "процедурного экспромта".

Как известно (и об этом шла речь в судебном заседании), действующая Конституция Российской Федерации содержит две статьи, посвященные одному предмету - отрешению от должности Президента Российской Федерации. Статья 121.6 говорит о немедленном прекращении полномочий Президента в случае, если полномочия Президента Российской Федерации используются для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти. Статья 121.10 предусматривает обычную в мировой практике процедуру отрешения от должности (импичмент) Президента и вице-президента Российской Федерации. Согласно этой процедуре такое решение принимается Съездом народных депутатов Российской Федерации на основании заключения Конституционного Суда Российской Федерации большинством в две трети голосов от общего числа народных депутатов Российской Федерации по инициативе Съезда народных депутатов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации или одной из его палат.

Содержание статьи 121.6 противоречит содержанию статьи 121.10 Конституции Российской Федерации. В силу этого, а также в силу отсутствия какого-либо механизма реализации положений статьи 121.6 Конституционный Суд не вправе был обращаться к данной статье Конституции Российской Федерации. На это указало большинство судей, однако председательствовавший в заседании В.Д. Зорькин вопреки воле большинства ставил на голосование формулировки, оправдывающие действие статьи 121.6 Конституции Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации, признав действия и решения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина не соответствующими Конституции Российской Федерации, не имел права квалифицировать это несоответствие в качестве основания отрешения Президента Российской Федерации от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности. Определение характера конституционного правонарушения, степени его общественной опасности, достаточности этого правонарушения для того или иного вида конституционной ответственности - прерогатива Съезда народных депутатов Российской Федерации, а не Конституционного Суда Российской Федерации. К такому выводу пришел Конституционный Суд Российской Федерации при вынесении заключения от 23 марта 1993 года о соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации в связи с его Обращением к гражданам России 20 марта 1993 года.

Председательствовавший в заседании В.Д. Зорькин нарушил элементарные требования постановки на голосование окончательной формулы заключения, состоящей из четырех вопросов (элементов): 1) соответствуют ли Конституции Российской Федерации действия и решения Президента Российской Федерации; 2) являются ли они основанием для отрешения Президента Российской Федерации от должности или приведения в действие иного механизма его ответственности; если на второй вопрос дается положительный ответ, то механизм ответственности Президента Российской Федерации приводится в действие 3) в порядке статьи 121.10 или 4) в порядке статьи 121.6 Конституции Российской Федерации. Голосование должно было проводиться последовательно по указанным вопросам, и по его результатам должно было быть проведено голосование окончательной формулы заключения. Председательствующий нарушил этот порядок голосования, не дал возможности текстуально (в письменном виде) изложить формулу заключения, не уточнил форму голосования (открытое, поименное и т.п.), исключил звукозапись и протоколирование заседания (велась только стенограмма).

Заседание было открыто без меня (я находился за городом), мне не дали возможности даже ознакомиться с текстом Указа Президента Российской Федерации "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации". Общий ход заседания (его молниеносная быстрота, постоянное нагнетание психоза со стороны председательствующего В.Д. Зорькина о полном крушении конституционного строя и т.п., прямое игнорирование норм процедуры ведения заседания, нежелание разрешать спорные вопросы права и т.д.) не давал возможности полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств дела.

В силу изложенного нельзя согласиться с заключением Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года.

Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации А.Л. Кононова по Заключению Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года

О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных сего указом от 21 сентября 1993 года «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года

Приступив к рассмотрению данного вопроса, Конституционный Суд нарушил целый ряд норм Закона о Конституционном Суде Российской Федерации и, соответственно, статьи 121.10 и 165.1 Конституции Российской Федерации. Так, из части второй статьи 121.10 однозначно следует, что инициатива применения предусмотренного данной статьей порядка отрешения Президента от должности может быть проявлена лишь теми органами, которые перечислены в этой норме. Конституционный Суд среди них не значится. Кроме того, совершенно очевидно, что в данном конкретном случае оценка конституционности "действий и решений" Президента Российской Федерации неразрывно связана с оценкой конституционности его Указа от 21 сентября 1993 г. N 1400 и без этого невозможна. Однако Закон о Конституционном Суде Российской Федерации не предусматривает дачу заключений по вопросу о проверке конституционности нормативных актов по собственной инициативе, а часть третья статьи 74 Закона прямо запрещает Суду "давать заключения по вопросам, которые могут быть предметом рассмотрения в его заседании по делу о конституционности нормативного акта".

В нарушение положений статей 28, 29, 34, 36 - 44, 57 - 65 того же Закона закрытое заседание Конституционного Суда проходило в спешном порядке, без какой-либо подготовки, изучения вопроса, без извещения, вызова и заслушивания стороны, издавшей нормативный акт, без выяснения и оценки конкретных обстоятельств, мотивов и аргументов подготовки Указа и Обращения Президента Российской Федерации. Это тем более недопустимо, поскольку Конституционный Суд фактически заочно и без соблюдения процедуры, в нарушение всех принципов правосудия, по собственной инициативе вопреки требованиям части второй статьи 121.10 предрешил вопрос об обвинении и конституционной ответственности главы исполнительной власти - высшего должностного лица государства. Уклонившись от рассмотрения правовых аргументов, изложенных в Обращении и Указе Президента Российской Федерации, и ограничившись сугубо формальными ссылками на противоречивые в ряде случаев и вызывающие сомнения в их правовом характере положения Конституции, Конституционный Суд лишился возможности разрешить настоящий вопрос не догматическим толкованием, а исходя из общих начал и смысла Конституции, из общих принципов права, что предусмотрено и Законом о Конституционном Суде Российской Федерации (например, пунктом 6 части первой статьи 62).

В связи с обвинением Президента Российской Федерации в роспуске либо приостановлении деятельности Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации Конституционный Суд обязан был рассмотреть вопрос о легитимности этих органов, избранных в период существования тоталитарной, признанной Судом же антиконституционной государственной структуры - КПСС, в ином, не существующем ныне государственном образовании - РСФСР, и не получивших поддержки большинства голосовавших на всенародном референдуме 25 апреля 1993 года.

Учитывая многочисленные обращения политических партий и движений, групп депутатов, участников Конституционного совещания, представителей общественности о незамедлительном назначении выборов в новый федеральный парламент, на которые Президент ссылается в своем Указе и которые совпадают, по сути, с народным волеизъявлением, Конституционный Суд вправе был пересмотреть свое сыгравшее деструктивную роль Постановление от 21 апреля 1993 года о порядке подведения итогов референдума в части порядка подсчета голосов по вопросу о досрочных выборах народных депутатов. Последнее, по нашему мнению, противоречит мировой практике, попирает право и волю политически активных граждан непосредственно участвовать в делах общества и осуществлять государственную власть через референдум, а значит, и конституционный принцип народовластия.

Конституционный Суд должен был учесть, что в действующей Конституции Российской Федерации отсутствуют нормы, обеспечивающие принятие Съездом и Верховным Советом решений, соответствующих волеизъявлению народа на референдуме, побуждающие к таким изменениям конституционного законодательства, которые способствовали бы разрешению существующих противоречий в сфере разделения полномочий исполнительной и законодательной властей, устанавливающие ответственность высших представительных органов за узурпацию власти, грубое нарушение основных конституционных принципов, законодательный произвол и попрание правовых процедур законотворчества. В Конституции отсутствуют также нормы, предусматривающие порядок и процедуру принятия новой Конституции. Таким образом, налицо не только правовой вакуум, но и правовой тупик, выход из которого на основе лишь формального следования "писаным нормам" невозможен.

Конституционный Суд проигнорировал также содержащиеся в Обращении и Указе Президента многочисленные факты нарушения Съездом и Верховным Советом Российской Федерации основополагающих принципов Конституции (что, кстати, констатировалось и во многих постановлениях Конституционного Суда), дискредитации ими идей парламентаризма, разрушения основ конституционного строя, приведшие Президента к выводу о том, что в сложившихся условиях единственным соответствующим принципу народовластия средством прекращения этого противостояния, преодоления паралича государственной власти являются выборы нового парламента Российской Федерации.

Это особенно важно, поскольку, исходя из общепризнанных принципов права, любой вид юридической ответственности исключается при наличии крайней необходимости. Конституционный Суд, решая вопрос об ответственности Президента, не только не опроверг, но даже не обсуждал основной аргумент, содержащийся в его Указе, - действовал ли Президент в ситуации крайней необходимости, когда "формальное следование противоречивым нормам, созданным законодательной ветвью власти" и дальнейшее промедление в разрешении возникшего кризиса угрожало безопасности государства и народа, демократическим преобразованиям и экономическим реформам и эта угроза не могла быть устранена в сложившихся обстоятельствах другими средствами, а цена нарушения менее значима, чем предотвращенный вред. Перечень защищаемых целей и ценностей в Указе Президента достаточно очевиден. Кроме того, Президент прямо сослался на свои конституционные обязанности по обеспечению государственной и общественной безопасности в стране, охране прав и свобод человека и гражданина, а также на реализацию води народа, выраженной на референдуме 25 апреля 1993 года, убедительно подтвердившем доверие Президенту и его политическому курсу.

Поэтому сугубо оценочными, релятивными и немотивированными представляются выводы Конституционного Суда о нарушении Президентом именно тех конституционных обязанностей, которые он приводит в качестве оснований своих действий (абзац третий пункта 11 статьи 121.5), или конституционных принципов, в защиту которых он как раз выступает (часть вторая статьи 1, статья 3). Напротив, Указ Президента не только не затрагивает основ конституционного строя, но и однозначно нацелен на сохранение и защиту таких конституционных принципов, как народовластие, народное представительство, разделение властей, федерализм и права субъектов федерации, парламентаризм и охрана прав и свобод человека и гражданина.

За пределами исследования и оценки Конституционного Суда фактически остались и те положения Указа, из которых следует, что Указ носит вынужденный, временный характер, направлен на осуществление конституционных реформ, ставит своей основной задачей обеспечение "мирного и легитимного выхода из затянувшегося кризиса" путем обращения к волеизъявлению народа и проведения демократических выборов высшего представительного органа власти. При этом и в переходной период законодательные функции не узурпируются и не остаются в руках Президента и исполнительной власти. Более того, Указ (см. пункт 16) вносится на рассмотрение Федерального собрания (Совета Федерации), которое и должно решить его судьбу.

Совершенно несостоятельной представляется ссылка Конституционного Суда на статью 121.6 Конституции Российской Федерации как на основание прекращения полномочий Президента. По нашему мнению, данная норма вообще не может применяться ввиду как полной неопределенности процедуры, так и отсутствия даже элементарных правовых гарантий против ее произвольного толкования и применения. Она прямо противоречит порядку отрешения Президента от должности, предусмотренному статьей 121.10 Конституции. Кроме того, в Конституционном Суде уже длительное время находится надлежащим образом оформленное ходатайство группы народных депутатов Российской Федерации о проверке конституционности именно этой нормы, что по смыслу Закона о Конституционном Суде Российской Федерации делает невозможным ссылку на нее как на правомерную и действующую до разрешения данного ходатайства по существу.

Таким образом, заключение Конституционного Суда Российской Федерации было принято с грубым нарушением процессуальных норм, при полном отсутствии каких-либо попыток исследования тех обстоятельств, которые входят в исключительную компетенцию Конституционного Суда, что повлекло за собой неадекватность оценок и необоснованность его выводов.

Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Т.Г. Морщаковой по Заключению Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года

О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных сего указом от 21 сентября 1993 года «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года

1. Конституционный Суд Российской Федерации, как говорится в его заключении, дал оценку действиям и решениям Президента, выразившимся в издании Указа и в Обращении к гражданам России. Фактически признан не соответствующим Конституции Указ Президента от 21 сентября 1993 года. Обращение Президента к гражданам России не имеет собственного правового содержания, выходящего за пределы предмета Указа. Однако Конституционный Суд, в соответствии с Законом о Конституционном Суде Российской Федерации, вправе оценивать конституционность правовых актов только при наличии ходатайства об этом. Ни один из субъектов, управомоченных Законом на обращение с ходатайством, в Конституционный Суд не обращался. Поэтому Конституционный Суд Российской Федерации был не вправе проверять конституционность названного Указа Президента.

Конституционный Суд в соответствии с Законом о Конституционном Суде Российской Федерации может дать заключение о конституционности действий и решений высших должностных лиц государства по собственной инициативе (часть вторая статьи 74 Закона). Но ему запрещено давать такие заключения по вопросам, которые могут быть предметом его рассмотрения по делу о конституционности нормативного акта (часть третья статьи 74 Закона). Таким образом, по собственной инициативе Конституционный Суд не мог проверять конституционность такого нормативного акта, как Указ Президента.

2. Оценивая конституционность действий Президента Российской Федерации, Конституционный Суд руководствовался статьей 121.10 Конституции Российской Федерации, предусматривающей порядок отрешения Президента от должности, и дал по своей инициативе заключение о наличии в действиях Президента оснований для такого отрешения.

Однако данная норма Конституции предусматривает, что инициатива в постановке вопроса об отрешении Президента от должности может принадлежать лишь Съезду народных депутатов Российской Федерации, Верховному Совету или одной из его палат. Инициатива Конституционного Суда при решении вопроса об импичменте Конституцией Российской Федерации не предусмотрена. Конституционный Суд как высший орган по защите Конституции не вправе применять или толковать в противоречие с Конституцией нормы закона, в том числе Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Утверждая, что действия Президента служат основанием для его отрешения от должности, Конституционный Суд принял решение, которое противоречит не только Конституции, но и части первой статьи 79 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Она определяет значение заключения Конституционного Суда и устанавливает, что такое заключение обязывает лишь признать конституционность или неконституционность рассмотренных действий в соответствии с решением Конституционного Суда. Однако оно не должно содержать вывода о том, служит ли это основанием для отрешения от должности. Данное заключение Конституционного Суда противоречит с этой точки зрения также его заключению от 23 марта 1993 года, исходившему из того, что задачи Суда ограничиваются оценкой конституционности рассматриваемых действий.

3. Инициатива Конституционного Суда в постановке вопроса об отрешении Президента от должности выражает активную политическую позицию Суда и не соответствует требованиям части третьей статьи 1 и части четвертой статьи 6 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, согласно которым Конституционный Суд не рассматривает политические вопросы и должен выражать правовую позицию, свободную от практической целесообразности и политических склонностей. Выбор Конституционным Судом по собственной инициативе момента привлечения высших должностных лиц государства к конституционной ответственности является средством политического воздействия.

4. Конституционный Суд при рассмотрении вопроса о неконституционности действий Президента, которая могла бы служить основанием привлечения его к конституционной ответственности, должен был исследовать все обстоятельства, обосновывающие или исключающие такую ответственность, в частности факты, побудившие Президента, как утверждается в Обращении, принять Указ "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и свидетельствующие о нарушениях конституционной законности, конституционных гарантий народовластия, федерализма и демократических прав и свобод. Установление таких фактов не входит в компетенцию никаких других судов или иных органов, кроме Конституционного Суда. При этом Конституционный Суд должен был провести судебное разбирательство, соблюдая все правила процедуры, предусмотренные Законом о Конституционном Суде, включая обязательность предварительного изучения и подготовки вопроса к рассмотрению (часть вторая статьи 41), обеспечение участия в судебном заседании заинтересованных сторон (статья 36), полноты и всесторонности исследования материалов (статья 35). Эти нормы Закона о Конституционном Суде соблюдены не были. Какой-либо сокращенный (упрощенный) порядок судопроизводства в Конституционном Суде Законом не предусмотрен.

5. Указ Президента направлен на организацию выборов нового парламента. Вопрос о необходимости выборов был вынесен на референдум 25 апреля 1993 года. Однако подсчет голосов при подведении итогов референдума проводился в соответствии с Постановлением Съезда народных депутатов Российской Федерации, установившим, что решение считается принятым, если за него проголосовало более половины граждан, имеющих право быть включенными в списки для голосования. Это решение Съезда было подтверждено Постановлением Конституционного Суда. В моем особом мнении к данному Постановлению была мотивирована необоснованность этой позиции. Более половины граждан, участвовавших в голосовании, высказались на референдуме за проведение новых выборов. В соответствии с частью третьей статьи 35 Закона РСФСР от 16 октября 1990 года "О референдуме РСФСР" это должно быть признано легитимной основой для назначения таких выборов. Полагаю, что решение Конституционного Суда, признавшего иные, необоснованно завышенные Съездом народных депутатов Российской Федерации требования к подсчету голосов в пользу проведения новых выборов, должно быть пересмотрено Конституционным Судом. Воля большинства участвующих в референдуме граждан, подтвердившего необходимость проведения выборов нового состава парламента, не может игнорироваться. Однако Конституционный Суд не рассмотрел и не учел значение данного обстоятельства при оценке конституционности Указа Президента по содержанию.

Исходя из изложенного, полагаю, что Конституционный Суд Российской Федерации был не вправе дать заключение об основаниях отрешения Президента Российской Федерации от должности.

Документ №3

Хасавюртовские соглашения от 31.08.1996

(источник публикации: Независимая газета, N163, 3 сентября 1996)

Совместное заявление

Мы, нижеподписавшиеся,

- учитывая достигнутый прогресс в реализации соглашений о прекращении военных действий,

- стремясь создать взаимоприемлемые предпосылки для политического урегулирования вооруженного конфликта,

- признавая недопустимость применения вооруженной силы или угрозы ее применения при решении спорных вопросов,

- исходя из общепризнанного права народов на самоопределение, принципов равноправия, добровольности и свободы волеизъявления, укрепления межнационального согласия и безопасности народов,

- изъявляя волю к безусловной защите прав и свобод человека и гражданина независимо от национальной принадлежности, вероисповедания, места жительства и иных различий,

- пресечению актов насилия в отношении политических оппонентов,

- исходя при этом из Всеобщей декларации прав человека 1949 года и Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года,

совместно разработали Принципы определения основ взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой, на основе которых будет строиться дальнейший переговорный процесс.

А. Лебедь, С. Харламов

А. Масхадов, С. Абумуслимов

31 августа 1996 г., Хасавюрт.

Соглашение подписано в присутствии главы Группы содействия ОБСЕ в Чеченской Республике Т. Гульдимана.

Принципы определения основ взаимоотношений

между Российской Федерацией и Чеченской Республикой

1. Соглашение об основах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой, определяемых в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, должно быть достигнуто до 31 декабря 2001 года.

2. Не позднее 1 октября 1996 года формируется Объединенная комиссия из представителей органов государственной власти Российской Федерации и Чеченской Республики, задачами которой являются:

осуществление контроля за исполнением Указа Президента Российской Федерации от 25 июня 1996 г. 985 и подготовка предложений по завершению вывода войск;

подготовка согласованных мероприятий по борьбе с преступностью, терроризмом и проявлениями национальной и религиозной вражды и контроль за их исполнением;

подготовка предложений по восстановлению валютно-финансовых и бюджетных взаимоотношений;

подготовка и внесение в правительство Российской Федерации программ восстановления социально-экономического комплекса Чеченской Республики;

контроль за согласованным взаимодействием органов государственной власти и иных заинтересованных организаций при обеспечении населения продовольствием и медикаментами.

3. Законодательство Чеченской Республики основывается на соблюдении прав человека и гражданина, праве народов на самоопределение, принципах равноправия народов, обеспечения гражданского мира, межнационального согласия и безопасности проживающих на территории Чеченской Республики граждан независимо от национальной принадлежности, вероисповедания и иных различий.

4. Объединенная комиссия завершает свою работу по взаимной договоренности.

Документ №4

Договор

О мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской республикой Ичкерия от 12 мая 1997 года

(источник публикации: Российская газета. N 97. 20.05.1997)


Высокие Договаривающиеся Стороны,

желая прекратить многовековое противостояние,

стремясь установить прочные, равноправные, взаимовыгодные отношения,

договорились:

1. Навсегда отказаться от применения и угрозы применения силы при решении любых спорных вопросов.

2. Строить свои отношения в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, при этом стороны взаимодействуют в сферах, определяемых конкретными соглашениями.

3. Договор является основой для заключения дальнейших договоров и соглашений по всему комплексу взаимоотношений.

4. Договор составлен в двух экземплярах, причем оба экземпляра имеют равную юридическую силу.

5. Настоящий Договор вступает в действие со дня подписания.


Президент Российской Федерации Б.ЕЛЬЦИН

Президент Чеченской Республики Ичкерия А.МАСХАДОВ

Документ №5

Результаты выборов в Государственную Думу в 1993-1999 гг.

(источник публикации: История России 1945-2008 гг. Книга для учителя. М., 2008. С. 400-402, 425-426)

Результаты выборов по общефедеральному округу 12 декабря 1993 г.

Общее число избирателей – 106 170 835.

Число бюллетеней, выданных избирателям, – 58 187 755 (54,81%).

Число бюллетеней установленной формы, обнаруженных в избирательных ящиках, – 57 697 698.

Число действительных бюллетеней (база для расчета процентов) – 53 751 696 (50,63% от числа избирателей).

Число голосов, поданных за избирательные объединения 12 декабря 1993 г.

Избирательные объединения и блоки

Число голосов

1

Аграрная партия России

4 292 518

7,99

2

Явлинский - Болдырев - Лукин

4 223 219

7,86

3

Будущее России - Новые Имена 

672 283

1,25

4

Выбор России 

8 339 345

15,51

5

Гражданский союз во имя стабильности, справедливости и прогресса

1 038 193

1,93

6

Демократическая партия России 

2 969 533

5,52

7

Достоинство и милосердие 

375 431

0,70

8

Коммунистическая партия Российской Федерации 

6 666 402

12,40

9

Конструктивно-экологическое движение России "Кедр" 

406 789

0,76

10

Либерально-демократическая партия России 

12 318 562

22,92

11

Партия Российского Единства и Согласия

3 620 035

6,73

12

Политическое движение "Женщины России"

4 369 918

8,13

13

Российское Движение Демократических Реформ 

2 191 505

4,08

В соответствии с числом набранных голосов ЛДПР получила 59 депутатских мандатов, "Выбор России" – 40, КПРФ – 32, Аграрная партия России – 21, "Женщины России“ – 21, блок "Явлинский - Болдырев - Лукин" – 20, ПРЕС – 18, Демократическая партия России – 14. 

Результаты выборов депутатов Государственной Думы по федеральному округу3 17 декабря 1995 г.

Общее число избирателей – 107 496 856.

Приняли участие в выборах (определяется по числу бюллетеней, выданных избирателям) – 69 614 693 (64,76%).

Число голосов, поданных за избирательные объединения

(в порядке убывания, только набравшие более 3%)

Название

Число голосов

Процент

Количество мест в Государственной думе

1

Коммунистическая партия РФ (КПРФ)

15 432 963

22,30

99

2

Либерально-демократическая партия России (ЛДПР)

7 737 431

11,18

50

3

Наш дом – Россия

7 009 291

10,13

45

4

Яблоко

4 767 384

6,89

31

5

Женщины России

3 188 813

4,61

6

Коммунисты – Трудовая Россия – За Советский Союз

3 137 406

4,53

7

Конгресс русских общин (КРО)

2 980 137

4,31

8

Партия самоуправления трудящихся (ПСТ)

2 756 954

3,98

9

Демократический выбор России – Объединенные демократы

2 674 084

3,86

10

Аграрная партия России (АПР)

2 613 127

3,78

Результаты выборов депутатов Государственной Думы 19 декабря 1999 г. по федеральному округу

Общее число избирателей – 108 073 956

Приняли участие в выборах (определяется по числу бюллетеней, выданных избирателям) – 66 840 638 (61,85%).

Число голосов, поданных за избирательные объединения

(в порядке убывания)

Название

Число голосов

Процент

Количество мест в Государственной думе

1

Коммунистическая партия РФ (КПРФ)

16 196 024

24,29

67

2

Единство(Медведь)

15 549 182

23,32

64

3

Отечество – Вся Россия

8 886 753

13,33

37

4

Союз правых сил (СПС)

5 677 247

8,52

24

5

Блок Жириновского

3 990 038

45,98

17

6

Яблоко

3 955 4611

5,93

16

Документ №6

Волкова В. Дело ЮКОСа и дело Стандард Ойл // «Pro et Contra». Сентябрь-Октябрь 2005 г. С.66-91 // http:// www.carnegie.ru/ru/pubs/procontra/

«Дело Standard Oil» и «дело ЮКОСа». Ранний капитализм в США и в России как социально-историческая формация, в которой игроки сильнее, чем институты

В январе 1906 года в Нью-Йорке генеральный прокурор Хэдли открыл судебные слушания по выдвинутому в штате Миссури иску, в котором компании Standard Oil of Indiana, Waters Pierce и Republic Oil обвинялись в монополистском сговоре. Одна из 34 повесток, подписанных генпрокурором, была направлена Джону Д. Рокфеллеру, самому крупному в США магнату и основателю компании Standard Oil, но он проигнорировал вызов в суд.

В ноябре в федеральном окружном суде штата Миссури начался судебный процесс против Рокфеллера и его ближайших компаньонов, целью которого было расформировать холдинг Standard Oil of New Jersey, объединявший более 60 компаний. Так началась атака на крупнейшую в США нефтяную компанию и ее владельцев. В 1908-м в течение трех дней (с 18 по 20 ноября) Рокфеллер давал свидетельские показания. В ноябре 1909-го было вынесено первое судебное решение о расформировании Standard Oil of New Jersey, однако адвокаты холдинга немедленно обжаловали его в Верховном суде. 15 мая 1911 года председатель Верховного суда Уайт объявил окончательный вердикт: в течение шести месяцев компания Standard Oil должна отказаться от права собственности на все свои дочерние фирмы. Более пяти лет (сначала при президенте Теодоре Рузвельте, затем при Уильяме Тафте) потребовалось федеральной власти, чтобы разрушить крупнейшую нефтяную компанию того времени.

2 июля 2003 года российские органы правопорядка арестовали миллиардера Платона Лебедева, председателя совета директоров группы МЕНАТЕП — финансового центра нефтяного гиганта «ЮКОС». Генеральная прокуратура предъявила Лебедеву обвинение в финансовом мошенничестве, имевшем место в 1993—1994 годах во время приватизации фосфатного завода «Апатит», и уклонении от уплаты налогов дочерними фирмами компании МЕНАТЕП в Томской области. 25 октября того же года был арестован Михаил Ходорковский — глава «ЮКОСа» и один из крупнейших в России магнатов. Ему предъявили обвинения в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и хищениях. Тогда же решением Генеральной прокуратуры были заморожены 44 проц. Акций «ЮКОСа» (основная часть которых принадлежала Ходорковскому и его ближайшим компаньонам). В течение 2004-го Министерство РФ по налогам и сборам предъявило «ЮКОСу» налоговые претензии (иски по поводу неуплаты налогов и штрафов) на сумму 27,5 млрд дол. США. Для удовлетворения этих исков 19 декабря на аукционе была продана нефтедобывающая компания «Юганскнефтегаз» (основная часть имущества «ЮКОСа»).

За 9,35 млрд дол. «Юганскнефтегаз» приобрела неизвестная фирма, которую в свою очередь купила государственная нефтяная компания «Роснефть» менее чем за 30 тыс. долларов. Российской федеральной власти потребовалось полторагода, чтобы установить государственный контроль над компанией «Юганскнефтегаз»,которая добывала 62 проц. сей нефти«ЮКОСа».Итак, у нас есть два примера разрушения государством крупнейшей нефтяной компании, что само по себе дает повод к проведению сравнительного анализа. И в том, и в другом случае присутствует примерно одинаковый набор участников, а также конфликт между экономической и политической властью. Между этими двумя событиями почти сто лет, и происходили они в совершенно разных исторических и культурных условиях. можно ли их сравнивать? И если можно, то каким образом? Аргументом в пользу сравнения может быть схожесть политико-экономических условий, в которых возникли «дело Standard Oil» и «дело ЮКОСа». При этом сравнение не является самоцелью: оно лишь способ, позволяющий лучше понять структурные условия или историческую ситуацию, породившую конфликты между бизнесом и государством. Поэтому основное внимание следует уделять не персоналиям, не главным «баронам-разбойникам» и «олигархам», пострадавшим от властей, а анализу тих событий в контексте раннего капитализма. Такое сравнение позволяет понять ранний капитализм как социально-историческую формацию, в которой игроки сильнее, чем институты. В этих условиях институты(административные, правовые, моральные) не обладают достаточной силой, чтобы сдерживать стремление игроков к достижению целей и ограничивать набор средств, которые они используют. Игроки же, напротив, имеют возможность использовать институты, создавать или видоизменять их, подчиняя собственным интересам. Интересы эти вполне обычные и в целом сводятся к увеличению власти и богатства. Необычной является быстрота, с какой игроки добивались богатства и власти, а также степень возникавшего при этом неравенства.

В таких условиях главным сдерживающим фактором для сильных игроков могут быть только другие сильные игроки. Соперничество и конфликты между ними часто принимают экстремальные формы, что на определенный период времени становится обычным явлением.

Ранний капитализм в США

Период истории США между окончанием Гражданской войны в 1865 году и началом ХХ века — образец быстрой капиталистической модернизации и превращения непрочной аграрной конфедерации в индустриальное государство, объединенное сетью железных дорог и общим рынком. Именно в это время в экономике начали доминировать крупные компании (тресты), которые монополизировали производство и распределение большинства важнейших продуктов (от железных дорог до нефти и стали и от сахара до виски и табака). Концентрация собственности и богатства в руках немногих магнатов, которых стали именовать «бароны-разбойники», рассматривалась обществом как результат противозаконной коммерческой деятельности и политической коррупции. Политика превратилась в одну из форм бизнеса, и за несколько десятков лет идеология социального дарвинизма вытеснила религиозную этику малых общин.

Противоречие между внешней привлекательностью, динамизмом американского раннего капитализма и его темным, неприглядным нутром было отражено в названии романа Марка Твена «Позолоченный век», что дало имя этому историческому периоду C 1860-х для американского (как и для любого) раннего капитализма были характерны высокие, но неустойчивые темпы роста; резкие региональные диспропорции и социальное неравенство; денежное накопительство как доминирующий мотив и мерило успеха; слабые ограничения на средства, используемые для реализации частных интересов; отсутствие институциональной границы между экономикой и политикой; высокая степень персонификации экономики и государственного управления (феномен «сильных личностей»). В начале ХХ столетия по инициативе федеральных властей было расформировано несколько крупнейших монополий, включая компанию Standard Oil. Это стало частью начавшейся трансформации раннего капитализма, которая в итоге привела к новой модели, отраженной в «Новом курсе» 1930-х годов.

Бароны-разбойники

В 1870—1900 годах в сфере строительства железных дорог, в нефтяной, угольной и сталелитейной промышленности быстро возникали крупные промышленные предприятия.

Природные ресурсы страны стали источником богатства и развития. На Востоке возникали новые крупные города, а на Западе осваивались новые территории. Среднегодовой темп роста валового национального продукта составлял 3,72 проц., а в пересчете на душу населения — 1,76 проц. (при этом каждые десять лет численность населения возрастала на 25 проц.). Если говорить о покупательной способности в неизменных ценах, то экономический рост привел к повышению доходов на душу населения с 285 дол. (в 1859-м) до 508 дол. (в 1916-м). Наряду с этим экономический рост породил характерные для раннего капитализма диспропорции и неравенство. Экономика росла в северо-западных, центральных и среднеатлантических штатах, тогда как в южных штатах начался спад. В 1880- годовой доход одного работника, занятого в сельском хозяйстве, составил всего 252 дол. (по сравнению с 572 дол. в неаграрных отраслях экономики). Национальное богатство сконцентрировалось в руках примерно 250 000 человек, причем 47 проц. национального богатства принадлежало всего 1 проц самых богатых людей.

К концу первого десятилетия ХХ века рабочие в Бостоне получали от 9 до 12 дол. в неделю, а состояния магнатов, таких, как Вандербильт и Рокфеллер, превышали 100 млн долларов. Стремительное развитие экономики и накопление капитала были вызваны техническими и организационными (экономико-правовыми) новациями, которые возникли в контексте быстрых послевоенных изменений, ослабивших моральные ограничения, а вместе с ними и основы обычного права, которое до этого регулировало коммерческую деятельность. Технические открытия второй половины XIX столетия сделали доступными новые источники энергии, новые возможности для производства и в то же время породили мощные стимулы к укрупнению производства и концентрации управления. Тенденция к монополизации была внутренне присуща большинству ведущих отраслей промышленности того времени. Инфраструктура и «естественные монополии», то есть железные дороги, линии электропередачи, телефонные сети т. п., функционируют более эффективно именно как монополии, так как создание конкурирующих параллельных сетей было бы бессмысленной тратой ресурсов. Монополизация показана также предприятиям, зависящим от ограниченных и локализированных природных ресурсов (уголь, нефть, руда). То же справедливо и для тех отраслей, которые производят товары с высоким уровнем стандартизации, распределяемые на значительной территории, — например, табачные изделия, сахар, сталь

Промышленный потенциал важнейших технических изобретений, таких, как паровоз, использование кокса при производстве стали, переработка нефти и ее транспортировка по трубопроводам, электричество и др., можно было реализовать только с помощью крупных капиталовложений. А это, в свою очередь, требовало новых форм организации экономики. Решением проблемы стало акционерное общество с ограниченной ответственностью эта форма собственности появилась еще в 1848-м, но, как и многие другие нововведения, оказалась востребованной лишь в 60-е годы XIX века). Корпорации, в которых ответственность каждого акционера ограничена его участием капитале, сделали возможным привлечение сбережений тысяч людей, повышение капитализации до миллионов долларов и создание крупных предприятий для реализации масштабных и зачастую рискованных проектов.

Экономическое законодательство того времени создавало сильные стимулы для развития бизнеса, не устанавливая при этом строгих ограничений, что оставляло множество лазеек для мошенничества и другой сомнительной деятельности, так как законодательство просто не могло предусмотреть все открывшиеся возможности. Так, создание акционерных компаний с ограниченной ответственностью способствовало быстрому обогащению отдельных лиц за счет спекуляции и преднамеренно завышенной капитализации (выпуск акций на сумму, превышающую реальную стоимость активов компании, т. н. размывание активов).

Акционерная собственность создала условия для мошеннических манипуляций с капиталом и поглощения предприятий путем скупки акций на рынке. Владение акциями в таких компаниях было сильно рассредоточено, но управление делегировано небольшой группе менеджеров, которые моментально изобретали схемы личного обогащения за счет миноритарных акционеров. Кроме того, управленцы использовали преимущества монополистических объединений в рамках одной и той же отрасли. Это позволяло устранить конкуренцию, чтобы контролировать сбыт и диктовать цены.

Для того времени революционным открытием в области управления стало объединение в рамках одной корпорации всех циклов (от добычи сырья до производства и распределения готовой продукции), обеспечившее перенос повторяющихся и наиболее уязвимых сделок из рыночной сферы под прямой административный контроль, в результате его повысилась их эффективность и предсказуемость. Так появились горизонтально и вертикально интегрированные тресты. Сначала они существовали в виде неформальных соглашений, которые заключали между собой несколько руководителей отрасли, или как сети перекрестного владения акциями. Но в 1890-х тресты превратились в крупные холдинги, единственная функция которых состояла в том, чтобы владеть акциями и контролировать большое количество других компаний и их филиалов по всей стране. При такой системе очень трудно было выяснить, кто является владельцем компании, и многие фирмы, заявлявшие о своей самостоятельности, на самом деле входили в состав крупных монополий. В газетах того времени крупных бизнесменов, особенно нефтяных и железнодорожных магнатов, сравнивали со средневековой рейнской знатью, баронами-разбойниками, которые нападали и грабили тех, кто проезжал по их землям.

Экономист-историк Честер Дестлер составил список из сорока трех американских баронов-разбойников, первые места в котором занимали владельцы железных дорог: Корнелиус Вандербильт, Джеймс Хилл, Коллис Хантингтон, Джон Фиск, Джей Гоулд, Лиленд Станфорд и Эдгард Гарриман, а также создатель монополии Standard Oil Джон Рокфеллер, основатель стальной монополии Эндрю Карнеги, банковский магнат Дж. П. Морган и мясозаготовитель Филип Армор В 1900-х годах группа журналистов, известных как «разгребатели грязи» («muckrakers») выступила с целой серией разоблачений баронов-разбойников, тем самым обеспечив общественную поддержку и идеологическую базу для вмешательства государства с целью ограничения власти трестов.

Убедительный анализ роли протестантской этики, проведенный Максом Вебером, сформировал устойчивое представление о том, что в основе американского бизнеса лежат ценности религиозных общин. Путешествие Вебера по США имело решающее значение для формирования его социологических концепций и создания образа скромного, честного и дисциплинированного бизнесмена пуританского толка. Можно только удивляться, как Вебер смог не заметить социальный дарвинизм — господствующую идеологию «позолоченного века», равно как и дух демонстративного потребления. Последний стал столь важным элементом раннего капитализма, что послужил источником вдохновения для другого классического социологического исследования Трудно представить себе образ более далекий от трудолюбивого бизнесмена-пуританина и настолько враждебный ему, чем описанный Торстейном Вебленом праздный класс, занятый хищнической эксплуатацией и финансовым соперничеством. По всей видимости, в поисках идеального капиталиста Вебер попросту не заметил реальный тип, который (с точки зрения той эпохи) был ближе к барону-разбойнику, нежели к пуританскому святому.

Между социальным дарвинизмом в трактовке Герберта Спенсера и агрессивным капитализмом, основанным на принципе laissezfaire, столько же избирательного сродства, сколько между протестантской этикой и представлениями Вебера о современном ему капиталистическом предпринимательстве. Спенсер при пособил теорию эволюции Дарвина для объяснения развития человеческого общества, делая особый акцент на том, что свободная конкуренция ведет к выживанию наиболее приспособленных и способствует тем самым совершенствованию общества в целом. В книгах, написанных Рокфеллером, Карнеги и др., можно найти множество упоминаний о «выживании наиболее приспособленных» и «законах природы». В сочетании с упадком морали и религии после Гражданской войны социальный дарвинизм создал «научное» оправдание аморальности, что разрушало одно из основных ограничений экономической деятельности, еще больше ослабляло институты и предоставляло свободу сильным игрокам, которые оказались на тот момент «наиболее приспособленными», вполне духе социал-дарвинизма. Один из основных факторов стремительного развития капитализма — это возможность быстрого и дешевого перемещения товаров на большие расстояния от мест производства к рынкам. первая когорта баронов-разбойников появилась в результате многочисленных железнодорожных спекуляций, манипуляций с акциями и поглощения компаний путем скупки акций на рынке (все это сопутствовало новым послевоенным проектам строительства железных дорог)

Главная отличительная черта «позолоченного века» — это такой стиль предпринимательства, при котором хищническая деятельность переплеталась с крупномасштабными строительными проектами. Ярким примером нового стиля предпринимательства был Корнелиус Вандербильт. К 1867 году он объединил сеть железных дорог вокруг Нью-Йорка, осуществив «размывание активов» своих компаний New York Central и Hudson River Railroad. Затем он решил построить новые дороги, которые связали бы восточное побережье с главным центром промышленного и сельскохозяйственного производства — регионом Великих озер. Для этого требовалось установить контроль над железнодорожной системой около озера Эри, большая часть акций которой принадлежала Джиму Фиску, Даниэлу Дрю и Джею Гоулду. Эта троица выпустила новые акции, чтобы проложить железнодорожные пути на восток страны и держать важное для нее стратегическое направление под своим контролем. Когда Вандербильту стало известно о плане конкурентов, он попытался захватить их компанию путем тайной скупки ценных бумаг железнодорожной системы Erie; кроме того, он добился, чтобы нью-йоркский суд вынес решение, запрещающее дополнительную эмиссию. Узнав об этом, Фиск, Дрюи Гоулд («банда Эри») нанесли ответный удар. Прежде всего, они продали большое количество акций Erie по высокой рыночной цене, и Вандербильт быстро скупил их, вздувая цены, но при этом продолжая покупать. В тот момент, когда Вандербильт решил, что он приобрел достаточное количество акций для поглощения железной дороги Erie, трое конкурентов выпустили — в нарушение судебного запрета — 5 млн дополнительных акций, которые наводнили рынок и резко снизили стоимость всех этих бумаг и долю Вандербильта. Это привело к типичному для раннего капитализма конфликту —«войне за Erie», продолжавшейся на протяжении 1867—1868 годов. Ответом Вандербильта стал выданный судом ордер на арест конкурентов. Чтобы избежать ареста, «банда Эри» наняла вооруженную охрану и бежала в Нью-Джерси. Враждующие стороны истратили громадные суммы на гонорары адвокатам и взятки судебным властям Нью-Йорка, разные суды выносили противоречащие друг другу решения, то запрещающие, то легализующие акции железной дороги Erie. Решение суда определялось суммой, которую были готовы заплатить конфликтующие стороны.

Наступил момент, когда Вандербильт счел дальнейшее увеличение расходов неприемлемым и пошел на компромисс. Он согласился продать компании Fisk & Co значительное количество акций Erie по выгодному курсу и получил два места в совете директоров. В отличие от прежних спекулянтов и учредителей, которые накапливали огромные состояния, но мало что создавали, бароны-разбойники следующего призыва, появившиеся в 1880-х и 1890-х, оказались более продуктивными в социальном отношении, поскольку осуществляли крупномасштабные производственные проекты и внедряли технические новшества. И хотя их главными побудительными мотивами были монопольные при-были и экспансия, неизбежными побочными продуктами этой деятельности стали экономический рост и промышленная модернизация. Дестлер определил это как империалистический мотив, отличный от простого стремления к выгоде. Другими слова-ми, главная цель такой деятельности — скорее расширение производства, нежели личное обогащение. Лидерами данной группы были Карнеги, Морган и Рокфеллер.

Но американская ревизионистская историография оценила их созидательную роль только в 1950-е годы, а до этого их считали главным образом адептами мошеннических и заговорщических методов ведения бизнеса и проводниками коррупции. Причина столь разных оценок, возможно, состоит в том, что последующие поколения оценивали результаты, тогда как современники основное внимание уделяли методам накопления богатства, средствам, с помощью которых создавались«империи», а также образу жизни «империалистов». Они обвиняли баронов-разбойников почти во всех своих невзгодах, в том числе и тех, к которым те не имели никакого отношения, тем самым наделяя их поистине сверхъестественными качествами.

Политика и государство

О политической коррупции в «позолоченном веке» написано немало. Политические решения служили исключительно выгоде лидеров бизнеса либо корыстным интересам политиков.

Современные выражения, обозначающие чиновничью коррупцию, такие, как «поиск ренты, откат» (rent-seeking) и «приватизация государства» (state capture), превосходно подошли бы к американской политической жизни того времени, но при этом нужно сделать одну оговорку: тогда это считалось нормой, а не отклонением от нее. Тесное переплетение политики и бизнеса не порождало больших моральных проблем в условиях, когда в стране царил дух накопительства и общепризнанным критерием успеха считалась величина дохода.

Сенатор Бойес Пенроуз от штата Пенсильвания описал отношения между политикой и бизнесом таким образом: «Я верю в разделение труда. Вы послали нас в Конгресс; мы принимаем нужные законы, на основе которых вы делаете деньги; из вашей прибыли вы финансируете нашу избирательную кампанию, чтобы снова послать нас в Конгресс, где мы будем принимать законы… дающие вам возможность получить еще больше денег. Ваш долг заключается в том, чтобы помочь нам находиться здесь, а наш долг — принимать нужные вам законы» Общество в целом терпимо относилось к такому положению дел, однако откровенный цинизм и масштабы коррупции все же приводили к разоблачениям и скандалам.

Классическим примером коррупции «позолоченного века» может служить дело строительной компании Credit Mobilier. Ее создал Томас Дюран — крупный акционер железной дороги Union Pacific. Формально компания выступила как независимый подрядчик и назначила за строительные работы чрезмерно высокую цену. Таким образом, акционеры железной дороги Union Pacific заключили контракт сами с собой, присвоив дополнительную прибыль через компанию Credit Mobilier. В то время это было обычной практикой в бизнесе. Но особенность данного случая состояла в том, что компания Union Pacific получила от государства большие земельные участки для строительства железной дороги, а с помощью компании Credit Mobilier были присвоены не деньги миноритарных акционеров, а государственные субсидии. Возникла угроза расследования в Конгрессе. Чтобы воспрепятствовать этому, Оукс Эймс, конгрессмен от штата Массачусетс и акционер Union Pacific, распространил среди влиятельных конгрессменов пакет акций Credit Mobilier. Список этих конгрессменов (составленный Эймсоми похищенный у него) был опубликован в нью-йоркской газете Sun в 1872 году в рамках президентской предвыборной борьбы. Это вызвало публичный скандал, и расследование стало неизбежным. Общественность осудила поведение Эймса, однако он заявил, что его действия «ничем не отличаются от практики, когда установление контакта с тем или иным деловым сообществом включает в себя дарение акций ведущим бизнесменам, с тем чтобы сделать их заинтересованными лицами»

Другим отличительным признаком раннего капитализма являются участие политиков в крупных коммерческих проектах, прямая вовлеченность государства в предпринимательскую деятельность. В структурном плане это можно толковать как отсутствие или нечеткость границы между бизнесом и государственным управлением, между экономикой и государством. В Европе в период раннего капитализма принадлежавшие государству ресурсы долгое время широко инвестировались в крупные строительные и торговые проекты, а государственные чиновники выступали в роли капиталистических предпринимателей. С другой стороны, крупные торговые компании осуществляли функции управления и были хорошо вооружены.В Западной Европе формирование государства происходило в «классической» последовательности: консолидация центральной государственной власти; образование специализированной бюрократии; демократизация и участие народа в управлении государством. И экономическая инициатива первоначально исходила от государства (особенно ярко это проявилось в период меркантилизма), и лишь позднее она перешла к гражданскому (буржуазному) обществу.

Между тем в Америке формирование государства шло в обратном порядке. Сначала сформировалась демократия, основанная на партийной системе и вовлекавшая в политическую жизнь широкие массы, и лишь намного позже (в конце 1870-х) появилась государственная служба и сформировалась бюрократия как отдельная социальная категория. Этот процесс завершился укреплением федеральной власти (начиная с 1900года). Можно добавить, что, как и в пери-од раннего капитализма в Европе, границы между политикой и бизнесом не было, однако в США имела место обратная динамика: в XIX столетии бизнес-группы доминировали над государством, и только с начала прошлого века государство стало перехватывать экономическую инициативу и осуществлять регулирующие функции. Гегель, де Токвиль и Маркс либо вообще отказывались признавать существование в США государства, либо рассматривали его как фиктивное, хотя Маркс считал, что как раз такой тип государства идеально подходит для буржуазии. Слабость (или даже фиктивность) федерального государства уравновешивалась сильной властью на уровне общин, то есть гражданским обществом. Для большинства сельских жителей Соединенных Штатов Америки порядок и нормы поведения вырабатывались в рамках механизмов, регулировавших общинную жизнь, или в процессе судебных разбирательств при содействии местных органов власти и шерифов. В политике на общенациональном уровне доминировали партии и их влиятельные представители в Конгрессе. Партийные боссы, сена-торы и конгрессмены также контролировали законодательную деятельность в штатах.

Такая система идеально подходила для локализованного общества мелких предпринимателей, однако по окончании Гражданской войны, когда в США фактически сформировалось однопартийное (республиканское)государство и набирали темпы концентрация производства и индустриализация, эта система очень быстро оказалась во власти сильных акторов, появившихся в экономике. Повальная коррупция в тогдашней Америке была в той же мере обусловлена целенаправленными стараниями баронов-разбойников «приватизировать» государство, в какой и природой самого государства (партиями и системой распределения политических благ среди победителей в партийной борьбе), его органической неспособностью установить ограничения и нормы, соответствующие новым формам экономической деятельности. Реальная власть президента значительно уступала власти партийной машины и конгрессменов. У президента не было не только администрации, которая помогала бы ему проводить независимую политику, — у него не было даже помощников. Вплоть до конца XIX века все попытки создать сильное государство как регулирующий орган были нерешительными и непоследовательными. К концу XIX столетия индустриализация и концентрация экономической власти в руках крупных корпораций, а также образование новых национальных рынков при-вели к тому, что силы, определявшие жизнь первичных сообществ, вышли за пределы этих сообществ, результатом чего стал нарастающий процесс социального отчуждения.

Непонятный для малого бизнеса способ деятельности крупных корпораций, политика, не отвечающая интересам общества, быстро углубляющиеся классовые противоречия способствовали появлению движения прогрессистов. Новый средний класс, сформировавшийся в городах, стал главной силой, требующей поднять уровень морали в политике, освободить правительство от влияния людей, преследующих личные интересы, и усилить контроль общества за деятельностью корпораций. Рассуждая о причинах прогрессистских реформ, историк Роберт Вибе писал: «Обострявшийся конфликт и рухнувшие мечты вкупе со смутным ощущением, что жизнь приносит все меньше благ, породили мощный спрос на наведение порядка». Требования прогрессистов сомкнулись с усилиями федерального правительства, и реорганизация государства стала главным политическим процессом первого десятилетия ХХ веке.

Государство против Standard Oil

В 1860-е годы американская нефтяная отрасль состояла из множества сравнительно мелких независимых компаний, занимавшихся добычей нефти, ее переработкой, транспортировкой и распределением, причем уровень добычи и цены определялись свободной игрой рыночных факторов. Подъем компании Standard Oil начался в 1867-м, когда в штате Огайо несколько нефтеперерабатывающих компаний образовали товарищество(Рокфеллер, Эндрюс и Флэглер). Через три года оно было преобразовано в компанию Standard Oil of Ohio, капитализация которой достигла 1 млн долларов. Рокфеллер и его партнеры сконцентрировали свои усилия на завоевании монопольного положения в нефтеперерабатывающем бизнесе. Для достижения этой цели они разработали несколько примечательных стратегий и решений.

В 1867 году, когда эта компания появилась, она контролировала не более 10 проц. нефтеперерабатывающего бизнеса, но через 10 лет под ее контролем находилось уже около90 процентов. Главным инструментом контроля была транспортировка, которая позднее сама стала объектом монополизации. Когда общественная борьба против политики железнодорожных компаний заставила федеральное правительство принять соответствующие нормативные акты и запретить ценовую дискриминацию, Standard Oil переключилась на строительство недавно изобретенных нефтепроводов, соединявших нефтяные промыслы, нефтеперерабатывающие заводы и распределительную инфраструктуру. Создание системы нефтепроводов обеспечило Standard Oil полную монополию на этот самый дешевый способ транспортировки нефти, ценовой контроль над производителями сырой нефти, мощный рычаг воздействия на железнодорожные компании, которые опасались прокладки нефтепроводов параллельно железным дорогам, а также господство над потребителем, у которого не было выбора. Владея всеми нефтепроводами (кроме одного), Standard Oil поставляла 86 проц. осветительного масла, более 80 проц. керосина и 87 проц. экспортной нефти. Кроме того, она владела некоторым количеством нефтяных скважин, однако добыча нефти из них никогда не превышала одной шестой от общего объема ее производства На раннем этапе своей деятельности компания Standard Oil сталкивалась с эпизодическим, но яростным сопротивлением как со стороны независимых компаний, так и со стороны судов штатов и федеральных комиссий. Однако она умело отражала атаки в судах или изобретала новые организационные формы, чтобы избежать судебного преследования, и оставалась неуязвимой для властей штатов и федерального правительства, административные возможности которых были ограниченными.

С организационной точки зрения Standard Oil представляла собой объединение компаний. В некоторых из них Рокфеллер и его ближайшие компаньоны имели блокирующий или контрольный пакет акций, а в других компаниях акционеры передали свою долю акций в управление девяти доверенным лицам, в том числе Рокфеллеру. Этим изобретением воспользовались и многие другие тресты, так как оно позволяло скрыть реальную степень концентрации и, таким образом, отклонить обвинения в монополистическом сговоре. Масштаб операций, совершенных Standard Oil и другими трестами, был поистине общенациональным и в недалеком будущем обещал стать глобальным, выходящим далеко за рамки обусловленных географическими граница-ми полномочий правительств отдельных штатов. Но по иронии судьбы первый чувствительный удар по Standard Oil был нанесен именно благодаря географически ограниченному характеру законов отдельных штатов. В ходе избирательной кампании 1889-го в штате Огайо местный генеральный прокурор, который добивался своего переизбрания, выяснил, что компания нарушила законы штата о деятельности корпораций. Нарушение состояло в том, что управление компанией было поручено доверенным лицам, которые не проживали постоянно на территории Огайо (их штаб-квартира находилась в Нью-Йорке).По его рекомендации Верховный суд штата начал расследование и в 1892-м вынес решение о роспуске Standard Oil. Та обратилась за отсрочкой для завершения дел и получила ее, но на самом деле компания проигнорировала судебное решение и продолжала работать еще пять лет — до появления угрозы еще одного судебного преследования. Когда такая угроза приняла реальные очертания, руководство Standard Oil просто сожгло бухгалтерские книги, отчеты и другие документы, в которых могли быть обнаружены свидетельства монополистической деятельности. В конце концов судебное дело было прекращено.

Начатая в 1883 году реформа государственных служб принесла к началу 1900-хожидаемый результат: сформировалась прослойка государственных чиновников, для которых выполнение служебных обязанностей было важнее их партийной принадлежности. Прогрессивные журналисты публиковали материалы о многочисленных разоблачениях, связанных с коррупцией и махинациями монополий, и в обществе сформировалось устойчивое негативное отношение к трестам. Были готовы и некоторые законодательные инструменты для обуздания трестов, прежде всего закон Шермана. Отсутствовала лишь политическая воля. В 1901 году, после убийства президента Маккинли (третье убийство президента США в «позолоченном веке»), Теодор Рузвельт, занимавший должность губернатора штата Нью-Йорк, а затем вице-президента США, стал главой государства. В своих мемуарах Рузвельт писал: «Когда я стал президентом… вопрос о том, достаточно ли у государства власти, чтобы контролировать [межштатные корпорации], стоял исключительно остро. Бесполезно было обсуждать методы контроля большого бизнеса со стороны национального правительства, пока окончательно не решен вопрос, обладает ли национальное правительство достаточными полномочиями для такого контроля»Эра борьбы с трестами началась в феврале1902 года с открытием производства по делу компании Northern Securities — холдинга, состоявшего из пяти крупных железных дорог, которым совместно управляли Гарриман, Хилл и Морган. Главной причиной возбуждения этого дела было стремление утвердить верховенство федерального правительства над корпорациями. Когда «дело Northern Securities» набрало обороты, Морган посетил Белый дом, чтобы попытаться «договориться» с властью, однако президент настоял на официальном рассмотрении дела. После встречи с Морганом Рузвельт заметил:«Он просто не мог воспринимать меня иначе как сильного конкурента, который стремится разрушить весь его бизнес и которого можно склонить к тому, чтобы отказаться оттаких намерений».

В 1904-м Верховный суд вынес решение о роспуске Northern Securities. Был создан первый прецедент успешного применения закона Шермана, и популярность Рузвельта резко возросла. Открылся путь к созданию системы регулирования деятельности железнодорожных компаний. В 1906 году Бюро по делам корпораций (Bureau of Corporations), незадолго до того учрежденное по инициативе президента Рузвельта, начало расследование деятельности компании Standard Oil. К тому времени власть и популярность Рузвельта возросли в результате его убедительной победы на выборах в 1904-м и вследствие большого количества успешных дел против трестов. Общественное мнение после ряда журнальных статей было решительно настроено против Standard Oil. Магнаты жаловались, что их превратили в «козлов отпущения» и сделали объектом нападок и гонений со стороны правительства. К лету 1907-го федеральное правительство вело несколько судебных процессов против Standard Oil и ее дочерних предприятий, а еще несколько дел было инициировано прокурорами штатов. Иск, поданный в федеральный окружной суд штата Миссури, в котором содержалось требование распустить Standard Oil на основании закона Шермана, оказался в конечном счете роковым. В 1911 году Standard Oil была разделена на 38 независимых компаний, акционерный капитал был поделен между акционерами, а руководство было реорганизовано с целью децентрализации управления. В результате возникли Exxon, Shevron, Texaco, Mobil и другие крупные нефтяные компании. Разрушение компании Standard Oil не принесло положительных экономических результатов. Наоборот, оно содействовало дальнейшему обогащению собственников и нанесло вред потребителям. Этот факт является одним из главных аргументов в споре о том, было ли «дело Standard Oil» прежде всего политическим.

В своей публичной речи в 1912 году Рузвельт задался вопросом о том, каков фактический результат атаки на Standard Oil, и ответил на него так: «Все компании всё равно находятся под единым контролем... Акции подорожали более чем на100 проц. […] В то же время цены на нефть для потребителя стремительно выросли» .Ныне признано, что с экономической точки зрения разделение этой корпорации было бессмысленным, а может быть, и вредным, но тогда центральная власть упорно проводила свою политику, а общественность искренне ее поддерживала. Систематическое наступление на крупнейшие корпорации стало возможным в рамках новых политических реалий, обусловленных усилением президентской власти за счет Конгресса, так как Рузвельт принял меры по созданию сильной администрации и действовал независимо от партийной политики, взяв на себя роль национального лидера и опираясь в своих действиях на широкую поддержку общества. С другой стороны, сама политика ликвидации трестов стала частью государственного строительства. Государство утверждалось не просто как набор организаций, а как совокупный результат действий и практик, которые и конституировали государство в качестве органа, служащего источником этих действий и практик; они же позволяли создавать и поддерживать институциональные границы, тем самым обеспечивая существование государства как отдельной, самостоятельной организации. В этом смысле ликвидация трестов была не только решающим испытанием на дееспособность государства, но и средством его становления и институционализации. В результате государство получило такую власть, которая позволяла выполнять регулирующие функции, то есть вводить в национальном масштабе ограничения на коммерческую деятельность и добиваться их соблюдения.

Ранний капитализм в России

Широкая ваучерная приватизация, стремительно проведенная в 1992—1994 годах, превратила большинство руководителей и работников бывших государственных предприятий в их законных владельцев. Наибольшую выгоду из нее извлекли те, кто имел привилегированный доступ к приватизации ключевых промышленных активов, то есть партийно-хозяйственный корпус бывшего СССР. Так как формальные правила и процедуры приватизации были разработаны ad hoc и оценка стоимости фондов не проводилась, распродажа многих предприятий новым собственникам стала делом личного обмена между теми, кто располагал наличными деньгами, и теми, кто присвоил себе право продавать. Многие из тех, кто имел наличные деньги, вышли из комсомольских структур, и к началу приватизации эти люди обслуживали финансовые потоки государственных предприятий, превращая безналичные рубли в наличные для своей собственной выгоды и в интересах директоров предприятий, а также занимались обменом валюты и импортом потребительских товаров. Они же были и учредителями первых банков. Олигархами в большинстве случаев стали люди, которые сумели заработать много наличных денег на первом этапе приватизации.

В 1994-м банк «Менатеп» (во главе которого стояли Михаил Ходорковский и Платон Лебедев) приватизировал предприятие «Апатит» по одной из типичных приватизационных схем, когда предприятие отдавалось в обмен на наличные деньги (включая, возможно, и неформальные платежи) и обещания инвестиций, которые засчитывались как платеж, но которые никто не собирался осуществлять. Введение частной собственности не сопровождалось разработкой законов и созданием государственных институтов, которые бы определяли и защищали право собственности. Система арбитражных судов не работала, а у правоохранителей не было ни опыта, ни стимулов защищать частную собственность и обеспечивать соблюдение прав собственников. В отсутствие законодательного обеспечения развитие рынков сопровождалось появлением многочисленных регулирующих механизмов, которые зачастую носили локальный характер или действовали в рамках прежних социальных сетей — профессиональных (директора, партия и комсомол, военные и КГБ, выпускники определенных вузов и т. д.), этнических, криминальных, дружеских и т. п.

Там, где подобные механизмы не работали, представители нового бизнеса руководствовались неким суррогатом обычного права, которое в немалой степени строилось на понятиях, сложившихся в криминальном мире. В условиях фактического коллапса государственной власти, в том числе системы правосудия и правоохранительных органов, большие сегменты возникавших рынков контролировались частными силовыми структурами 28. В то время когда промышленные предприятия, пораженные дефицитом наличности и разрывом экономических связей, боролись за выживание, громадные состояния наживались на экспортно-импортных операциях, управлении денежными потоками, включая манипуляции со средствами государственного бюджета, и других посреднических операциях. Большая доля частного сектора работала в тени, платя неформальные «налоги» частным силовым структурам или государственным чиновникам. При отсутствии единого налогового кодекса налоговые органы использовали свои полномочия произвольно. И, наконец, региональные власти, фактически получив суверенитет на своих территориях, закрывали «экономические границы», прекращали выплаты в федеральный бюджет и разрабатывали собственные региональные конституции.

Государство не могло проводить какую-либо внятную политику или осуществлять регулирующие функции как из-за отсутствия денег, так и из-за неспособности исполнительной власти влиять на социальные группы и обстановку на формально подвластных ей территориях. Кремль не управлял даже в Москве, потому что столица фактически находилась под контролем политической машины главы города Юрия Лужкова. Деятельность президента и федерального правительства все больше сводилась к распределению квот и концессий, разрешений и освобождений от налогов и пошлин (в основном в отношении импорта и экспорта), которые обменивались на частную ренту для государственных чиновников; кроме этого, правительство занималось добыванием крупных кредитов МВФ и Всемирного банка, с тем чтобы удержать страну и ее экономику от окончательного развала. Итак, к середине 1990-х годов абсолютно все было готово для раннекапиталистической модели развития. Моральная и институциональная деградация в сочетании с неадекватностью законов и самоустранением государства создали благоприятные условия для появления сильных игроков и получения высоких прибылей при помощи хищнических и агрессивных способов обогащения. Организованная сила и политические связи стали ключевым фактором первичного накопления капитала, а концентрация все больших богатств в руках небольшой группы людей позволяла им оказывать влияние в масштабах всей страны.

В России формирование условий для развития раннего капитализма отличалось от США, поскольку постсоветская Россия унаследовала от СССР высокоиндустриализированную экономику и гигантский государственный аппарат, чего в США не было. Но к середине 1990-х в результате институциональной деградации это наследие перестало оказывать сколько-нибудь заметное структурное воздействие. В 1997 году сильные акторы объединились в соперничающие политико-экономические группировки, каждая из которых состояла из владельцев крупных активов в сфере финансов, промышленности или СМИ и их союзников из числа чиновников в центральном правительстве или глав региональных администраций. После того как были распределены властные ресурсы и в условиях практически полного отсутствия институциональных (моральных, законодательных и бюрократических) ограничений появились сильные игроки, их взаимодействие неизбежно приняло формы анархической конкуренции.

Олигархи

Период с 1995 по 1997 год стал новым этапом экономического и политического усиления небольшой группы частных собственников. С целью наполнения государственного бюджета и создания фонда для ведения предвыборной кампании Ельцина в 1996-м были разработаны залоговые аукционы. Замысел состоял в следующем: 29 крупных государственных промышленных предприятий передавались частным банкам в обмен на займы, которые никто не собирался возвращать. В итоге избранные банки, связанные с представителями высшей власти, получили важнейшие активы по ценам, составлявшим малую долю их реальной рыночной стоимости (в их числе были «ЮКОС»и «Сибнефть»). Когда Ельцин был переизбран, банкиры, финансировавшие его избирательную кампанию, потребовали для себя постов в правительстве и новых возможностей приватизации. 29 октября 1996 года Борис Березовский дал газете Financial Times известное интервью: «Мы наняли Анатолия Чубайса. Мы вложили огромные суммы денег в избирательную кампанию. Мы обеспечили победу Ельцина на выборах. Сейчас мы имеем право претендовать на посты в правительстве и воспользоваться плодами нашей победы». При этом он назвал банкиров, которые контролировали половину российской экономики: Смоленского, Ходорковского, Гусинского, Потанина, Виноградова, Фридмана и — себя самого.

Первая когорта российских олигархов состояла из нескольких человек, которые контролировали — в разных комбинациях —крупные банки, предприятия и СМИ. Никто из первого поколения магнатов не принимал участия в создании добавленной стоимости. Источником их богатства и влияния стал контроль над финансовыми и информационными потоками. Их имущественные права и дальнейшая экспансия зависели только от политического влияния, которое они или покупали, или получали в обмен на предоставление политикам информационных услуг, обеспечивавшихся принадлежавшими им СМИ. В то же время они ревниво следили друг за другом и вели борьбу за политическое влияние и активы в добывающей промышленности и в сфере коммуникаций (например, «войны» за «Норильский никель» и «Связьинвест» в 1997-м). Финансовый кризис 1998 года разрушил банковский бизнес олигархов, а также тех групп, которые были тесно с ним связаны, таких, как «СБС-Агро» и «Инкомбанк». Выжили те бизнес-группы, основные активы которых находились в промышленной, а не в финансовой сфере («Газпром», «Интеррос-ОНЕКСИМ»,«ЮКОС», «ЛУКОЙЛ»). В это же время сформировались новые финансово-промышленные группы: «Сибал», «Альфа», МДМ.

Недружественные поглощения

Массовое перераспределение и консолидация, имевшие место в 1999–2003 годах, изучены значительно меньше, нежели более ранние случаи смены собственников. Если первая волна приватизации дала безусловное преимущество инсайдерам, то есть прежним советским директорам и работникам, то отличительной особенностью нового раунда соперничества за экономические активы стало агрессивное продвижение аутсайдеров, то есть новых бизнес-групп, которые использовали все доступные им методы, в том числе мошенничество и насилие, чтобы сменить руководство и получить контроль над тысячами промышленных предприятий, включая самые крупные. Прежняя форма собственности для крупных промышленных предприятий, при которой владельцами были руководители и незаинтересованные коллективы, пришла в противоречие с существующей структурой основных отраслей, требовавшей намного более высокой концентрации капитала для реконструкции отраслей и эффективного управления ими. Примерно за четыре года структура собственности изменилась, заметно повысился уровень концентрации промышленных активов, распределенных между десятком новых бизнес-групп, и в бизнесе появилась новая когорта лидеров.

События 1999—2003 годов стали возможны благодаря проводимой федеральным пра-вительством политике невмешательства государства в экономику. Правительство занималось решением проблем, связанных с избыточным суверенитетом регионов, оставив олигархов бороться за активы. В 1998-м был принят ультралиберальный закон о банкротстве, который запустил процесс массового захвата предприятий, начавшийся в 1999-ми достигший общенациональных масштабов к 2001 году. После принятия в 2002-м нового закона о банкротстве и ужесточения государственного контроля за его выполнением этот процесс пошел на убыль. Как правило, захват предприятий осуществлялся с помощью процедуры банкротства на основании закона о банкротстве в редакции1998 года или в форме принятия «законных мер» по защите прав миноритарных акционеров на основании закона об акционерных обществах. Оба закона скорее открывали новые возможности, нежели устанавливали ограничения, и при отсутствии прецедентов их применения, а также слабом государственном надзоре этими законами быстро и изобретательно воспользовались сильные игроки для достижения своих целей. Закон о банкротстве в редакции 1998-го позволял сравнительно легко сменить руководство предприятия, что как раз и является ключевым моментом любого недружественного поглощения. Согласно закону, арбитражные суды могли начать процедуру банкротства, если просроченные долги предприятия превышал сумму порядка 15 000 дол. и не выплачивались в течение трех месяцев после установленной даты. Один из главных недостатков первоначального закона о банкротстве, принятого в 1992-м, заключался в том, что нижняя граница долга в нем устанавливалась на уровне стоимости активов предприятия, подсчет которой, как выяснилось, оказался слишком дорогостоящей задачей, тормозившей процедуру банкротства. Кроме того, в нем больше защищались интересы должников, нежели кредиторов. Новый закон устранил это препятствие.

Последствия бартерной экономики, которая оставила после себя большие долги, особенно за электроэнергию, и августовского кризиса 1998-го создали все условия, чтобы на основании нового закона, установившего исключительно низкую нижнюю границу долга, можно было отобрать крупные активы у более слабых собственников. К концу 1990-х годов очень многие предприятия были банкротами де-факто, и руководители использовали их в целях личного обогащения. Но после 1998 года они стали банкротами де-юре и перешли в собственность более изобретательных игроков. Такая практика получила название «заказные банкротства»: подразумевалось наличие скрытых экономических целей (отличных от стремления улучшить экономическую деятельность предприятия) и использование закона в качестве инструмента для их осуществления. Согласно оценкам автора, в одном только 2001 году произошло около1 400 заказных банкротств. Из этих 1 400случаев, наверное, больше половины были связаны с недружественным поглощением, а также со стремлением избежать уплаты долгов внешним инвесторам или налогов государству, сохранив при этом право собственности и контроль над ней. В других случаях, когда внешнее управление заканчивалось ликвидацией предприятия, мотивом захвата было получение прибыли от продажи активов. Так или иначе, если учесть, что объектами недружественного поглощения становились в основном средние и крупные предприятия, число недружественных поглощений порядка 1 400 в год свидетельствует о весьма интенсивном перераспределении собственности. Объекты для недружественного поглощения определялись логикой вертикальной интеграции, политикой концентрации активов в данной отрасли, а также долгосрочной перспективой получения прибыли либо, наоборот, перспективой получения прибыли за счет быстрой продажи активов.

Наиболее явно эта схема проявилась при поглощении предприятий в металлургической, нефтегазовой и целлюлозно-бумажной отраслях, причем эти предприятия относились к числу крупнейших в советской и постсоветской экономике. Приведу лишь несколько примеров. Новокузнецкий алюминиевый завод (НКАЗ) и Кузнецкий металлургический комбинат в Кемеровской области, а также Красноярский алюминиевый завод перешли под контроль холдинга «Сибирский алюминий» («Сибал»), принадлежащего группе Олега Дерипаски и Михаила Черного, при поддержке главы«медной группы» Махмуда Искандерова «Интеррос» Потанина установил контроль над Ленинградским металлическим заводом(ЛМЗ). Группа «Альфа-Эко», возглавляемая Михаилом Фридманом, взяла под свой контроль несколько предприятий по переработке руды, газа и нефти, в том числе нефтяную компанию «Черногорнефть», поглощение которой в 1999-м путем банкротства приобрело скандальный характер, и газодобывающее предприятие «Роспан» (которым витоге завладел «ЮКОС»). Процедура банкротства как часть захвата предприятия использовалась и в ожесточенной борьбе за Качканарский завод по переработке ванадиевой руды на Урале, за завод по производству минеральных удобрений «Фосфорит»,и в войне между корпорациями «Сибал» и«Илим Палп» в 2002–2004 годах за целлюлозные комбинаты в Братске и Усть-Илимске.

Среди главных особенностей поглощения предприятий можно назвать инструментальное использование арбитражных судов для обеспечения видимости законности, а также привлечение специальных подразделений и региональных администраций для принудительной смены руководства. Средства массовой информации часто сообщали о яростных схватках вокруг центральных офисов предприятий. Классическим примером схемы банкротства с использованием силовых и административных средств, многие признаки и приемы которого проявились и в целом ряде других корпоративных конфликтов в российской экономике, может служить атака на Новокузнецкий алюминиевый завод летом 2000 года 35. В данном случае, по утверждениям прессы, руководитель региона Аман Тулеев прямо способствовал процессу поглощения, предоставляя для этого местные административные ресурсы и выступив с заявлением о покушении на его жизнь со стороны Михаила Живило — одного из совладельцев компании МИКОМ, которой принадлежал контрольный пакет НКАЗ Другим типичным для того периода корпоративным конфликтом была попытка смены руководства Таганрогского металлургического завода (ТМЗ) в Ростовской области в апреле 2002 года. Конфликт, в котором обе стороны применяли физическое насилие, возник между руководством завода — владельцем контрольного пакета акций и внешним инвестором, стремившимся стать собственником и полностью подчинить себе предприятие.

Эти эпизоды заставляют вспомнить о методах концентрации промышленных активов и создания вертикально интегрированных компаний в США в «позолоченном веке». В некоторых случаях российские олигархи применяли точно такие же схемы, что и бароны-разбойники, — до такой степени, что их можно даже заподозрить в прямом заимствовании. Однако ближе к истине будет утверждение, что схожие цели и схожие методы их достижения обусловлены характерными для раннего капитализма структурными особенностями. В условиях анархической конкуренции, приводящей к войне всех против всех, стремление к простому обогащению вытесняется мотивом сохранения собственности и экспансии, который можно обозначить как империалистический. В России олигархи выстраивали вертикальную интеграцию, чтобы гарантировать нормальную работу своих ключевых предприятий и обезопасить свои бизнес-группы от поглощения конкурентами. Цель укрупнения состояла в том, чтобы в рамках прямого владения обеспечить контроль над технологически важными операциями. Например, для эффективной работы алюминиевого завода существенным является контроль над предприятиями, добывающими бокситы, и электростанциями. Если такой контроль отсутствует, то поставщики электроэнергии и бокситов получают возможность оказывать давление на алюминиевый завод. Отсюда следует, что для сохранения имеющихся активов нужно захватить некоторые другие.

Итак, в течение 1999—2003 годов к тем олигархам, которые выжили после кризиса1998-го и политических перемен 2000 года, присоединилась новая группа. Она отличалась от представителей первой когорты баронов-разбойников, чьи интересы были более спекулятивными и паразитическими, и, подобно второй когорте, состояла из собственников промышленных предприятий. Много общего у них было и в методах концентрации капитала, особенно в том, что касается контроля над критически важными технологическими трансакциями, а также использования преднамеренных банкротств. Если американские бароны-разбойники, чтобы достичь своих целей, использовали региональные суды и лоббистов в законодательных органах для принятия нужных им законов, то их российские последователи добавили к этой практике использование частных или государственных силовых структур для принудительной передачи собственности. Кроме того, с целью реализации своих имущественных интересов основные российские бизнес-группы приобрели значительные информационные ресурсы, тогда как их американские предшественники, как правило, не инвестировали в СМИ и в общественное мнение (Standard Oil вложила деньги в PR-кампанию лишь за два года до своего краха). Те и другие использовали холдинговые организации, чтобы консолидировать активы и контроль над ними, а также чтобы скрыть структуру собственников от посторонних. В обоих случаях общество считало подобный способ накопления собственности богатства незаконным.

Всемирный банк опубликовал исследование концентрации промышленности в России (по состоянию на 2003 год), в котором отмечается, что на предприятиях 22 самых крупных частных собственников занято 42 проц. рабочей силы страны и на их долю приходится 39 проц. годового объема продаж. При этом указанные активы сосредоточены в секторах с более высоким уровнем концентрации. 10 крупнейших групп владеют 60,2 проц. российского рынка акций. В 2004-м в России было 19 человек, состояние которых превышало 1 млрд долларов. В этом же исследовании отмечается, что экономическая эффективность предприятий, контролируемых олигархами, немного (на 8 проц.) выше по сравнению со средними частными фирмами и намного выше, чему предприятий, управляемых федеральным правительством или региональными администрациями. Однако ни одной из новых российских бизнес-групп не удалось приблизиться к тому уровню монополизации, которого достигли Рокфеллер, Карнеги, Вандербильти некоторые другие магнаты, добившиеся почти полного контроля над конкретными отраслями. Собственно монополий (естественных) всего две — ОАО «Газпром» и РАО«ЕЭС России», но значительная или преимущественная доля собственности в них принадлежит государству, тогда как железнодорожная система разделена между несколькими независимыми операторами. В остальных ключевых отраслях промышленности конкурировали, как минимум, по две основные бизнес-группы.

Политика и государство

После передачи власти Путину в 2000 году главной задачей стало укрепление государства. Она включала в себя возвращение региональных руководителей под контроль федеральной власти, восстановление вертикали исполнительной власти; так называемую «диктатуру закона», то есть осуществление регулирующих функций в соответствии с законодательством, а не на основе неформальных договоренностей; отделение политики от бизнеса. Эта стратегия была направлена на решение ключевых проблем государственного строительства: обеспечение полномочий верховной власти, определение процедуры для их осуществления и гарантии независимости от других акторов. Проблему ресурсной базы удалось решить раньше, и новый Налоговый кодекс РФ к тому времени был уже готов. Эти перемены происходили на фоне нараставших в обществе требований соблюдения законности и наведения порядка.

Политика «равноудаления» олигархов начала проводиться в жизнь почти сразу после ее провозглашения. 11 мая2000 года, всего через четыре дня после инаугурации Путина, сотрудники налоговой полиции провели эффектный рейд в офисе «Медиа-МОСТа», принадлежавшего Владимиру Гусинскому. В последующие месяцы в результате давления и угроз со стороны власти Гусинский, а вслед за ним и Борис Березовский были вынуждены покинуть страну. Летом 2000-го сотрудники налоговой полиции нанесли визит в офисы «ЛУКОЙЛа» и «Сибнефти». На Потанина было оказано сильное давление с целью заставить его доплатить за приобретенный по низкой цене «Норильский никель».Эти меры должны были продемонстрировать решимость и способность власти проводить независимую политику и укреплять налоговую дисциплину. Они потребовались для утверждения государства и его руководителя как независимого субъекта политического действия. Давление на первую когорту олигархов сопровождалось радикальной налоговой реформой — введением единой шкалы подоходного налога на физических лиц в размере 13 проц. и снижением налога на прибыль до 24 процентов.

Главная проблема, которая встала перед большим бизнесом после смены власти, — это сохранение того, что было приобретено им за время президентства Ельцина. В 2000 году между новым президентом и олигархами был заключен имплицитный контракт. Характер и логика этого контракта вполне очевидны. Государство не пересматривает результатов приватизации — частный бизнес не вмешивается в публичную политику и не покупает чиновников. Государство защищает собственность с помощью законов — крупный бизнес начинает вкладывать деньги в экономику. Государство снижает налоги и расходы на бюрократию — бизнес платит налоги (отказывается от схем уклонения от уплаты налогов). Это соглашение было призвано установить институциональную границу между государством и экономикой и сформировать регулируемую законами конкурентную среду.

На практике, однако, обе стороны испытывали затруднения с выполнением условий этого контракта. Во-первых, и государство, и большой бизнес были коллективными субъектами, лишенными внутреннего единства. Обе стороны испытывали классическую проблему коллективного действия. Государство оказалось не в состоянии навести порядок в своих собственных рядах и не могло обеспечить дисциплину в конкретных учреждениях, чьи сотрудники во имя личной выгоды торговали своими административными ресурсами и ресурсами принуждения. В эпоху расцвета недружественных поглощений бизнес-группы активно пытались получить преимущества в ожесточенной борьбе за активы и достигали их в альянсах с губернаторами и администрациями регионов. Государство не смогло выполнить данное им обещание обуздать бюрократию и правоохранительные структуры, которые стремились получить свою ренту и систематически вмешивались в имущественные споры. Между тем бизнес-группы продолжили лоббирование и оптимизацию налогов и по-прежнему обращались за поддержкой в госструктуры, чтобы обеспечить себе победу в многочисленных судебных процессах и одолеть конкурентов в борьбе за поглощение корпоративных активов. Во-вторых, стороны, заключившие это неформальное соглашение, несмотря на речи о партнерстве, в отношениях друг с другом по-прежнему руководствовались логикой игры с нулевой суммой.

Государство укрепило исполнительную ветвь власти за счет нового контингента чиновников, пришедших из ФСБ. Одновременно с этим оно консолидировало свои экономические активы, создав в стратегических отраслях (военная, аэрокосмическая) государственные холдинги реорганизовав управление государственными предприятиями и предприятиями со значительной долей государственного участия («Газпром», «Транснефть», «Роснефть»). Опасаясь возрастающей силы государства и стремясь защитить свою собственность друг от друга и от государства, бизнес-группы обратились к крупным иностранным инвесторам (сделка ТНК-BP) и возобновили попытки вывести активы в оффшоры.

И все же по большому счету обе стороны стремились соблюдать соглашение, а не нарушать его, особенно учитывая, что его неформальный характер оставлял возможность для пересмотра некоторых деталей, а также адаптации к новым условиям. Складывавшийся баланс сил обеспечивал впечатляющий экономический подъем, от которого выигрывали все стороны.

«Дело Юкоса»: «Карфаген должен быть разрушен»

До сих пор при обсуждении раннего капитализма мы исходили из представления о нем как о некоей среде, в которой отсутствуют эффективные ограничения, способные предотвратить появление большого числа сильных игроков. В такой среде невозможно и появление доминирующего игрока, который мог бы создать устойчивую иерархию, сохраняющуюся в течение длительного времени. То есть доминирование невозможно ни на основании силы, ни на основании закона. В таких условиях будет преобладать логика анархической конкуренции, а игроки будут готовы использовать все возможные средства для самосохранения и экспансии. Периоды равновесия политических сил сменяются войнами до установления нового равновесия. Эта модель использована в неореалистическом подходе для объяснения логики международной политики в классической работе Кеннета Уолтца. Неореалисты утверждали, что независимо от характера участников структура анархической среды порождает именно такой тип конкуренции и политики. Напротив, в иерархически организованной и институционально регулируемой среде, в частности в государстве, политика существенно иная. В такой среде развиваются мирная экономическая конкуренция и сотрудничество. Важным постулатом неореализма является разделение международной политики и внутренней, а также государства и рынка. Исходное допущение данной статьи состоит в том, что отделение международной политики от внутренней обусловлено историческими причинами и что при определенных обстоятельствах неореалистический тип анализа можно использовать для исследования внутренней политико-экономической жизни.

В настоящей статье ранний капитализм отождествляется с анархической средой, так как его появление связано с сочетанием слабости государства (и иных институтов)и быстрого накопления капитала. Поэтому игроки будут следовать как политической логике войны на уничтожение, так и экономической логике накопления. Отсутствие устанавливаемых государством эффективных ограничений (административных или законодательных) может сочетаться с деградацией социальных (общинных, моральных, религиозных и др.) механизмов контроля, что имело место при быстром развитии рынков во многих странах. Как утверждал Уолтц, поскольку анархическая среда представляет собой некую структуру, она неизбежно порождает повторяющиеся события определенного типа, хотя сами участники этих событий случайны. Выше мы описали неформальное соглашение, которое в течение трех лет служило основой хрупкого равновесия между ключевыми игроками российской политики и бизнеса. Разумно задать вопрос: что же привело к нарушению равновесия и расторжению этого соглашения?

Для ответа на него мы должны отделить структурные причины от конкретных событий и краткосрочных интересов их участников. В рамках настоящей статьи общее положение представляется очевидным: в анархической среде усиление одного или нескольких участников воспринимается остальными как угроза и вынуждает их принимать меры, то есть либо создавать новые альянсы, либо идти на прямую конфронтацию. Теперь остается разобраться в том, какую роль сыграли эти представления в 2003-м и как они привели к прямой конфронтации, вследствие чего и был уничтожен «ЮКОС». Если говорить коротко, то, согласно логике анархической конкуренции, государство восприняло подъем «ЮКОСа» как угрозу своим интересам, в то время как«ЮКОС» рассматривал государство как препятствие для своего дальнейшего роста. Это становится очевидным, если взглянуть на рост «ЮКОСа» и его стратегию с точки зрения государства.

Рост Юкоса

Компания была создана в 1992 году в результате объединения компаний «Юганскнефтегаз» и «Самаранефтегаз». В декабре 1995-го ее приобрел Ходорковский за 160 млн дол. наличными и инвестиционный план на сумму150 млн долларов. Позднее «ЮКОС» установил контроль над нефтяными месторождениями в Восточной Сибири. К 2003 году капитализация «ЮКОСа» приблизилась к 30 млрд долларов. По рыночной стоимости активов «ЮКОС» был крупнейшей российской компанией, по размерам прибыли он занимал второе место, а по объемам продаж — четвертое. Рост «ЮКОСа» был обусловлен несколькими факторами. Во-первых, повышение цен на нефть с 1999-го привело к трехкратному увеличению доходов. Во-вторых, крупные капиталовложения (в основном иностранные кредиты) для увеличения добычи и приобретения новых активов («Томскнефть», нефтяные промыслы «Талакан-Ойл»). В-третьих, схемы «оптимизации» налогообложения, которые позволяли экономить до 2 млрд дол. в год. В-четвертых, создание эффективной структуры управления (с самым высоким в России процентом иностранных граждан в составе высшего руководства и основных акционеров). «ЮКОС» (владевший акциями нефтяных предприятий в России) частично принадлежал МЕНАТЕПу, а частично двум оффшорным компаниям — Yukos Universal Limited и Halley Enterprises (остров Мэн). Как и во многих других компаниях, реальные собственники бенефициарии скрывались за многоуровневой холдинговой структурой.

Важнейшим этапом укрупнения компании стало слияние «ЮКОСа» и «Сибнефти». К лету 2003 года «ЮКОС» завершил подготовку соглашения с «Сибнефтью» и был готов создать нефтяную компанию — не просто крупнейшую в России, а намного превосходящую все остальные и примерно четвертую по величине в мире, таким образом открыв себе путь к глобальному лидерству. За 92 проц. акций «Сибнефти» «ЮКОС» заплатил 3 млрд дол. плюс 26 проц. своих акций. Увеличение размеров «ЮКОСа» после такого слияния означало не только повышении его доли в добыче нефти, но и рост его рыночной стоимости. Выяснилось, что велись переговоры о продаже большого пакета акций (40 проц. или больше) новорожденного гиганта американским инвесторам (Exxon-Mobil либо Chevron-Texaco). Такая сделка надежно защитила бы имущественные права Ходорковского и компаньонов, так как давление на компанию (не говоря уже о ее конфискации), значительная часть акций которой принадлежит иностранным собственникам, тем более американским, выходило за пределы возможностей Российского государства. Итак, увеличение размеров компании, введение международных стандартов прозрачности и приглашение иностранных инвесторов — все эти действия Ходорковского ясно показывали, что он стремился занять более сильную и независимую позицию по отношению к государству, может быть, достаточно сильную, чтобы игнорировать вышеупомянутое неформальное соглашение.

Для государства и особенно для чиновников, в первую очередь озабоченных государственной безопасностью, такая ситуация очевидным образом заключала в себе целый ряд угроз Появление в границах государства столь мощного экономического актора было чревато непредсказуемыми политическими последствиями и нарушением равновесия. Неважно, действительно ли Ходорковский хотел изменить политический режим или потребовать для себя высокую государственную должность по примеру олигархов из первой когорты. Важно то, что правящая элита увидела: Ходорковский получает возможность это сделать. Добавьте к тому опасения, что американские транснациональные нефтяные корпорации установят контроль над значительной долей российской нефти (а для российских государственников американские транснациональные корпорации, Белый дом и Пентагон суть одно и тоже — достаточно взглянуть на Ирак!), и сразу рисуется масштабная, чуть ли не катастрофическая, угроза для безопасности страны.

Другая проблема, опасная своей неопределенностью, конечно, состояла в том, что же будет делать Ходорковский с 10—15 млрд дол.в случае продажи доли «ЮКОСа». С позиций власти, высока была вероятность того, что эти деньги осядут на офшорных счетах. Парадокс заключается в том, что каждый этап реорганизации «ЮКОСа» был оправдан с точки зрения экономической эффективности и увеличения прибыли, однако итоговый результат затронул коренные проблемы национальной безопасности, которые государство считает сферой собственного монопольного контроля.

Конкуренция в нефтяном секторе экономики

Еще один фактор напряженности связан с тем, что в результате повышения цен на нефть нефтяной бизнес стал сверхприбыльным. Одновременно государство смогло усилить свое влияние в этом секторе, активно продвигая новые законодательные акты и поддерживая экспансию принадлежащей государству нефтяной компании«Роснефть». Кроме законодательных мер и прямого участия в нефтяном секторе, у государства был мощный рычаг воздействия в виде трубопроводов, принадлежащих компании «Транснефть», доля государственной собственности в которой составляет 100 процентов. «Роснефть» под руководством Сергея Богданчикова и при поддержке Администрации президента восстановила свои позиции и начала приобретать новые активы. Она выиграла аукцион по продаже сравнительно небольшой нефтяной компании «Северная нефть», заплатив высокую цену. Этот аукцион привлек большое общественное внимание, так как вызвал обмен резкими репликами между Ходорковским и Путиным. В конкуренции между государственным и частным нефтяным сектором побеждал последний: «ЮКОС» мог привлечь иностранные инвестиции и был готов к слияниям. С точки зрения государства, это была чисто политическая проблема и дополнительная угроза государственным интересам.

В большинстве стран большой бизнес рассматривается как стратегический сектор, который должен работать совместно с властью над внутренними и внешними проектами. В России эффективными партнерами государства стали «ЛУКОЙЛ», «Сургутнефтегаз» и даже TНК, но не«ЮКОС».По мере увеличения добычи нефти все стороны проявили интерес к расширению системы трубопроводов, ибо ее недостаточная мощность уже сдерживала рост экспорта. В конце 2002-го правительство и лидеры нефтяной промышленности обсуждали маршруты прокладки трубопроводов в восточном направлении. Ходорковский активно отстаивал дацинский маршрут, связывающий нефтяные месторождения Восточной Сибири с Китаем — самым крупным в Азии нефтяным рынком. При этом «ЮКОС» предлагал, чтобы трубопровод оказался в частном или совместном владении, и был готов инвестировать в него свои средства. «Роснефть» представители государства предлагали маршрут к порту Находка для поставки российской нефти нескольким возможным конкурирующим потребителям в Юго-Восточной Азии. План «ЮКОСа» ставил во главу угла экономическую эффективность нефтепровода, а не интересы внешней политики.

Однако для государства эти интересы являются приоритетными, их можно без труда использовать как аргумент, апеллирующий к проблемам национальной безопасности, особенно если учесть, что частный трубопровод стал бы способствовать еще большей автономии «ЮКОСа».

Налоги и политика

Приписываемые Ходорковскому политические амбиции, беззастенчивый лоббизм «ЮКОСа» и «оптимизацию» налогообложения можно рассматривать и как прямую подрывную дея-тельность против политики государства. В Думе предыдущего созыва ключевую должность председателя подкомитета по налогообложению занимал Владимир Дубов —акционер «ЮКОСа». Политические инвестиции «ЮКОСа» распределялись между всеми основными думскими фракциями, в том числе и коммунистической. Лобби «ЮКОСа» успешно противостояло политике правительства, направленной на ликвидацию налоговых льгот и внутренних офшоров, которые активно использовались нефтяными компаниями для оптимизации налогообложения. Стремление «ЮКОСа» обрести экономические преимущества путем лоббирования обернулось брешью в налоговой политике правительства. Таким образом, Ходорковский восстановил против себя не только «силовиков» в Администрации президента, но и либеральное крыло правительства.

В интервью агентству Reuters Герман Греф сказал: «Сначала они покупают дырки в законодательстве, потом покупают чиновников, а потом оптимизируют налоги. Наши нефтяники не гнушались никакими методами, чтобы эти дырки просверлить». В результате государство объявило эти схемы оптимизации налогообложения противозаконными и предъявило иски о неуплате налогов, которые разрушили «ЮКОС». Из выше-изложенного понятно, что среди причин, вызвавших «дело ЮКОСа», политические амбиции Ходорковского стоят на последнем месте. В течение ряда лет эта компания использовала свою растущую экономическую мощь в политических целях или собиралась действовать подобным образом и в будущем. Вполне возможно, что сначала Генеральная прокуратура приступила к расследованию «дела ЮКОСа» по собственной инициативе. Вплоть до самого ареста Ходорковский вел себя вызывающе и отказывался от любых неформальных соглашений. Вероятно, это объясняется тем, что он (ошибочно) оценил свое положение, сочтя его достаточно прочным, чтобы отказаться от прежних договоренностей. Отдельные судебные процессы против «ЮКОСа» по инициативе разных государственных ведомств были начаты еще в декабре 2002 года, и в то время, наверное, еще сохранялись возможности для мирного урегулирования. Но в конце лета 2003-горуководство страны приняло решение, и «ЮКОС» был обречен. 23 декабря 2004 года на пресс-конференции, состоявшейся всего через несколько дней после продажи «Юганскнефтегаза» на аукционе, Путин обрисовал свое видение событий следующим образом: «Государство, используя абсолютно законные рыночные механизмы, защитило свои интересы».

Заключение

Сходные структурные условия, характерные для раннего капитализма в США (1870—1910)и в России (1992—2005) породили примерно одинаковый тип акторов и привели к сопоставимым результатам. В обоих случаях благодаря стремительному накоплению капитала в условиях слабых моральных и законодательных ограничений быстро возникали фигуры, наделенные огромным экономическим могуществом. Политическая система со слабой центральной государственной властью и сильными регионами в обоих случаях предоставляла достаточно возможностей для конвертирования экономической власти в политическую, что вело к дальнейшему размыванию границ между политикой и экономикой и угрожало не только подчинить политику интересам отдельных бизнес-групп, но и превратить само государство в одно большое коммерческое предприятие. Изначально бароны-разбойники и олигархи появились в результате хищнической, посреднической, «перераспределительной» деятельности, потому что среда со слабыми институтами позволяла получать высокие доходы за счет агрессивного образа действий.

Растущая социальная напряженность и массовое отчуждение привели к тому, что ив США, и в России большую общественную «поддержку получила политика, направленная на укрепление государства. Появление государства в качестве еще одного сильного игрока в условиях нерегулируемой конкуренции вело к многочисленным конфликтам с уже действующими сильными фигурами, так как государство объявляло себя органом, наделенным правом регулировать, определять правила игры и проводить экономическую политику. Разрушение трестов в США в 1902—1912 годах, выборочное давление на олигархов и административные кампании против них в России в 2000—2005-х имели скорее политическую, нежели экономическую, подоплеку, и главной задачей при этом было укрепление верховной власти государства за счет крупных корпораций, а не увеличение общественных благ за счет регулирования их деятельности. Standard Oil и «ЮКОС» были самыми сильными экономическими игроками, и их влияние продолжало расти, в то время как центральная власть начинала утверждать себя в новой роли.

Конечно, есть и значительные различия. «Дело Standard Oil» показало, что в США ограничения на действия государства были более строгими, чем в России. Ни на одной стадии судебного разбирательства против StandardOil государство не рассматривало возможность экспроприации активов. Принцип неприкосновенности частной собственности неизменно оставался важным фактором в процессе разрушения трестов и во многом определил его исход. Американское государство не могло зайти так далеко, как российское, чтобы решиться на уголовное преследование собственников и менеджеров, и даже при том, что было доказано их участие во многих незаконных коммерческих операциях. Дело «США против Standard Oil» и другие им подобные изменили баланс сил в экономике и государстве, но одновременно укрепили право частной собственности как этический и юридический принцип, в то время как в России аналогичный процесс лишь усилил сомнение в его прочности. Сбежав за границу, Михаил Живило обратился в федеральный окружной суд Нью-Йорка (который принял дело к производству), определив сумму иска в 2,7 млрд долларов. В апреле 2003 г. суд отказал в дальнейшем судопроизводстве, сославшись на то, что это дело должно рассматриваться в России.

Документ №7

Владимир Путин

Россия на рубеже тысячелетия

30 декабря 1999 г.

Новые возможности - новые проблемы

     Случайно или нет, наступление миллениума хронологически совпало с глубоким поворотом, который происходит в мире в последние 20-30 лет. Я имею в виду стремительно происходящие глубокие перемены во всем укладе жизни человечества, связанные с формированием того, что принято называть постиндустриальным обществом. Напомню некоторые его основные черты.
     Это изменение экономической структуры общества: снижается удельный вес материального производства и возрастает доля вторичного и третичного секторов. Это постоянное обновление и быстрое внедрение передовых технологий, увеличение выпуска наукоемкой продукции. Это бурное развитие информатики и телекоммуникаций. Это первостепенное внимание к менеджменту, совершенствованию системы организации и управления всеми отраслями жизнедеятельности общества. Это, наконец, лидерство человека. Именно человек, высокий уровень его образования, профессиональной подготовки, деловой и общественной активности становятся главной движущей силой развития, движения вперед.

Становление нового типа общества происходит достаточно долго, чтобы внимательные политики, государственные деятели, ученые, наконец, просто думающие люди отметили два момента этого процесса, вызывающих озабоченность.
     Первый заключается в том, что происходящие перемены несут с собой не только новые возможности улучшения жизни людей, но и новые проблемы и опасности. Раньше всего и наиболее отчетливо они проявились в экологической сфере. Но не только в ней. Свои, притом острые проблемы, возникли и во всех других областях общественной жизни. Даже самые передовые в экономическом плане государства не свободны от организованной преступности, роста жестокости и насилия, алкоголизма и наркомании, ослабления прочности и воспитательной роли семьи и так далее.
     Второй тревожащий момент состоит в том, что благами, которые дают современная экономика, основанный на ней качественно новый уровень благосостояния, - пользуются далеко не все страны. Бурное развитие науки и технологий, передовой экономики охватило лишь небольшое число государств, в которых проживает так называемый "золотой миллиард".
     Немалая часть других стран также вышла в завершающемся столетии на новый уровень экономического и социального развития. Но говорить о том, что они тоже включились в процесс формирования постиндустриального общества, пока не приходится. Большинство из них даже не на подступах к нему. Более того, есть основания думать, что нынешний разрыв будет сохраняться еще очень и очень долго.

Наверное, поэтому накануне третьего тысячелетия человечество вглядывается в наступающие времена не только с надеждой, но и с беспокойством.

Современная ситуация в России

     Думаю, не ошибусь, если скажу, что у наших людей эти чувства - тревоги и надежды - выражены особенно сильно. Ибо в мире найдется мало государств, на долю которых в уходящем ХХ столетии выпало бы столько испытаний, сколько выпало на долю России. Нашей страны нет сегодня в числе государств, олицетворяющих высшие рубежи экономического и социального развития современного мира, - во-первых. И наше Отечество стоит сейчас перед очень нелегкими экономическими и социальными проблемами - во-вторых.

За 90-е годы объем ВВП России сократился почти в 2 раза. По совокупному размеру ВВП мы уступаем США в 10 раз, Китаю в 5 раз. После кризиса 1998 года душевой размер ВВП сократился примерно до 3500 долларов. Это примерно в 5 раз ниже среднего показателя стран "большой семерки".
     Изменилась структура российской экономики. Ключевые позиции в национальном хозяйственном комплексе ныне занимают топливная промышленность, электроэнергетика, черная и цветная металлургия. Их доля в ВВП около 15 процентов, в общем объеме промышленной продукции - 50, в экспорте - более 70 процентов.

Крайне низка производительность труда в реальном секторе. Если в сырьевых отраслях и энергетике она близка к среднемировым показателям, то в остальных гораздо ниже - 20-24 процента от аналогичных показателей, например, США. Технико-технологический уровень выпускаемой продукции в большой степени определяется долей оборудования со сроком эксплуатации до 5 лет. Она сократилась у нас с 29 процентов в 1990 году до 4,5 процента в 1998 году. Более 70 процентов всех машин и оборудования эксплуатируется свыше 10 лет. Это более чем вдвое превышает показатели экономически развитых стран.

Такое положение является результатом неуклонно снижающихся отечественных инвестиций, в первую очередь в реальный сектор. Не торопятся в Россию и зарубежные инвесторы. Общий объем накопленных прямых иностранных инвестиций в России составил немногим более 11,5 млрд. долларов. Для сравнения: этот же показатель в Китае составляет 43 млрд. долларов.

Если в России до самого последнего времени расходы на НИОКР сокращались, то, например, 300 крупнейших транснациональных компаний мира выделили на эти цели в 1997 году 216 млрд. долларов, в 1998 году - около 240 млрд. долларов. Всего лишь 5 процентов российских предприятий занимаются инновационной деятельностью. Да и масштабы ее крайне невелики.
     Во всем мире наблюдается тенденция к усилению исполнительной власти. И потому далеко не случайно стремление общества усилить контроль над ней во избежание произвола и злоупотреблений. Вот почему лично я придаю первостепенное значение налаживанию партнерских отношений между исполнительной властью и гражданским обществом, развитию институтов и структур последнего, развертыванию активной и жесткой борьбы с коррупцией.
     На протяжении всех лет реформ идет неуклонное снижение реальных денежных доходов населения. Особенно ощутимое их падение произошло в результате августовского кризиса 1998 года. Восстановить докризисный уровень жизни населения в текущем году не удастся. В настоящее время совокупные денежные доходы россиян, рассчитанные по методике ООН, составляют менее 10 процентов аналогичного показателя жителя США. Ухудшились и такие ключевые показатели, определяющие качество жизни нации, как состояние здоровья людей и средняя продолжительность жизни.
     Нынешнее трудное хозяйственное и социальное положение страны - это во многом плата за наследие в виде экономики советского типа. Ведь никакой другой экономики к началу реформ у нас не было. Рыночные механизмы пришлось внедрять в систему, устроенную на совсем других основаниях, имеющую громоздкую и деформированную структуру. И это не могло не сказаться на ходе реформ.

 Нам пришлось расплачиваться за присущий советской экономической системе чрезмерный упор на развитие сырьевого сектора и оборонных отраслей в ущерб развитию производства товаров народного потребления и сферы услу г. За недостаточное внимание к таким ключевым для современной экономики отраслям, как информатика, электроника, связь. За недопущение конкуренции товаропроизводителей, отраслей, что тормозило научно-технический прогресс, сделало российскую экономику неконкурентоспособной на мировых рынках. За ограничение и даже подавление инициативы, предприимчивости как предприятий, так и их работников. Сегодня мы пожинаем горькие плоды этих десятилетий - плоды как материальные, так и ментальные.

Безусловно, какие-то издержки обновления страны не были неизбежными. Они результат наших собственных просчетов и ошибок, недостатка опыта. И все же главных проблем, с которыми столкнулась российское общество, избежать было невозможно. Путь в рынок и демократию оказался непростым для всех государств, вступивших на него в 90-е годы. Все они прошли примерно через одни и те же трудности, хотя их степень в разных странах неодинакова.

Россия завершает первый, переходный этап экономических и политических реформ. Несмотря на все трудности и промахи, мы вышли на магистральный путь, которым идет все человечество. Только этот путь, как убедительно свидетельствует мировой опыт, открывает реальную перспективу динамичного роста экономики и повышения уровня жизни народа. Альтернативы ему нет.

Сейчас перед Россией во весь рост встал вопрос о том, что же делать дальше? Как заставить заработать на полную мощность новые, рыночные механизмы? Каким образом можно преодолеть все еще дающий себя знать глубокий идейный и политический раскол в обществе? Какие стратегические цели могут консолидировать российский народ? Каким мы видим место нашего Отечества в мировом сообществе в XXI веке? На какие рубежи экономического, социального, культурного развития мы хотим выйти через десять, через пятнадцать лет? В чем наши сильные и слабые стороны? Какими материальными и духовными ресурсами мы сегодня располагаем?
     Вопросы, которые ставит сама жизнь. Без ясного и понятного всему народу ответа на них мы просто не сможем двигаться вперед такими темпами и к таким рубежам, которые достойны нашей великой страны.

Уроки для России

     Ответ на эти вопросы, равно как и само наше будущее, неразрывно связаны с тем, какие уроки извлечем мы из нашего прошлого и настоящего. Это работа не на один год и для всего общества. Но некоторые уроки уже сейчас видятся достаточно отчетливо.

1. Почти три четверти уходящего столетия Россия жила под знаком реализации коммунистической доктрины. Было бы ошибкой не видеть, а тем более отрицать несомненные достижения того времени. Но было бы еще большей ошибкой не сознавать той огромной цены, которую заплатили общество, народ в ходе этого социального эксперимента.
     Главное же, пожалуй, в том, что власть Советов не сделала страну процветающей, общество-динамично развивающимся, человека - свободным. Более того, идеологизированный подход к экономике обрек нашу страну на неуклонное отставание от развитых государств. Как ни горько признаваться в этом, но почти семь десятилетий мы двигались по тупиковому маршруту движения, который проходил в стороне от столбовой дороги цивилизации.
     2. Россия исчерпала свой лимит на политические и социально-экономические потрясения, катаклизмы, радикальные преобразования. Только фанатики или глубоко равнодушные, безразличные к России, к народу политические силы в состоянии призывать к очередной революции. Под какими бы лозунгами - коммунистическими, национально-патриотическими или радикально-либеральными - ни развернулась бы очередная крутая ломка всего и вся, государство и народ ее не выдержат. Терпение и способность нации к выживанию, равно как и к созиданию, находятся на пределе истощения. Общество просто рухнет - экономически, политически, психологически и морально.

Ответственные общественно-политические силы должны предложить народу стратегию возрождения и расцвета России, которая бы опиралась на все положительное, что было создано в ходе рыночных и демократических реформ, и осуществлялась исключительно эволюционными, постепенными, взвешенными методами. Осуществлялась в условиях политической стабильности и без ухудшения условий жизни российского народа, всех его слоев и групп. Это непреложное требование, вытекающее из положения, в котором находится ныне страна.

3. Опыт 90-х годов красноречиво свидетельствует, что действительно успешное, не сопряженное с чрезмерными издержками обновление нашей Родины не может быть достигнуто простым переносом на российскую почву абстрактных моделей и схем, почерпнутых из зарубежных учебников. Не приведет к успеху и механическое копирование опыта других государств.
     Каждая страна, в том числе и Россия, обязана искать свой путь обновления. Мы пока не очень преуспели в этом. Свою дорогу, свою модель преобразований мы начали нащупывать только в последние год-два. Мы сможем рассчитывать на достойное будущее, только если сумеем универсальные принципы рыночной экономики и демократии органически соединить с реальностями России.

Именно в этом направлении должна идти как научная, аналитическая, экспертная работа, так и деятельность органов государственной власти всех уровней, политических и общественных организаций.

Шансы на достойное будущее

     Таковы основные уроки уходящего столетия. Они позволяют очертить контуры долгосрочной стратегии, призванной обеспечить преодоление в сравнительно короткие по историческим меркам сроки затянувшегося кризиса, создать предпосылки быстрого и устойчивого экономического и социального развития страны. Подчеркиваю, именно быстрого, поскольку сроки на раскачку стране не отпущены.

Вот расчеты экспертов. Для того чтобы достичь душевого производства ВВП на уровне современных Португалии или Испании - стран, не относящихся к лидерам мировой экономики, - нам понадобится примерно 15 лет при темпах прироста ВВП не менее 8 процентов в год. Если сумеем в течение этих же 15 лет выдерживать темпы прироста ВВП на уровне 10 процентов в год, то достигнем нынешнего уровня душевого производства ВВП Великобритании или Франции.

Предположим, расчеты экспертов не совсем точны, нынешнее экономическое отставание не столь велико, а потому преодолеть его мы сможем быстрее. Но все равно это работа на многие годы. Поэтому браться за формирование и осуществление долгосрочной стратегии следует как можно быстрее. Первый шаг в этом направлении сделан. В конце декабря начал работу созданный по инициативе и при самом активном участии российского Правительства Центр стратегических разработок. Он призван объединить лучшие интеллектуальные силы нашей страны для подготовки Правительству рекомендаций, предложений, проектов теоретического и прикладного характера, направленных на разработку как самой стратегии, так и наиболее эффективных путей решения задач, которые будут возникать в ходе ее реализации.

Убежден, что достижение необходимой динамики роста - проблема не только экономическая. Это проблема также политическая и, не побоюсь этого слова, в определенном смысле идеологическая. Точнее, идейная, духовная, нравственная. Причем последний аспект на современном этапе мне представляется особенно значимым с точки зрения консолидации российского общества.

Российская идея

     Плодотворная созидательная работа, в которой так нуждается наше Отечество, невозможна в обществе, находящемся в состоянии раскола, внутренне разобщенном. В обществе, где основные социальные слои, политические силы придерживаются различных базовых ценностей и основополагающих идеологических ориентиров.

На протяжении уходящего столетия Россия дважды оказывалась в таком состоянии: после Октября 1917 года и в 90-е годы.
     В первом случае гражданское согласие и консолидация общества были достигнуты не столько, как тогда было принято говорить, идейно-воспитательной работой, сколько силовыми методами. Не согласные с идеологией и политикой власти подвергались различным преследованиям вплоть до прямых репрессий.

Кстати, еще и по этой причине мне не кажется удачным термин "государственная идеология", к созданию которой призывают иные политики, публицисты, ученые. Он вызывает вполне определенные ассоциации с недавним прошлым. Там, где есть государственная идеология как нечто официально благословляемое и поддерживаемое государством, там, строго говоря, практически не остается места для интеллектуальной и духовной свободы, идейного плюрализма, свободы печати. А значит, и для политической свободы.

Я против восстановления в России государственной, официальной идеологии в любой форме. В демократической России не должно быть принудительного гражданского согласия. Любое общественное согласие здесь может быть только добровольным. Но именно поэтому так важно его достижение по таким коренным вопросам, как цели, ценности, рубежи развития, которые желательны и привлекательны для подавляющего большинства россиян. Одна из основных причин того, что реформы у нас идут так медленно и трудно, заключается именно в отсутствии гражданского согласия, общественной консолидации. Силы тратятся главным образом на политические распри, а не на решение конкретных задач обновления России.
     Тем не менее в последние год-полтора некоторые позитивные перемены в этой сфере наметились. Основная часть народа проявляет больше мудрости и ответственности, чем многие политики. Люди желают устойчивости, уверенности, возможности планировать будущее - свое и своих детей - не на месяц, а на годы, десятилетия. Они желают трудиться в условиях мира, безопасности, прочного правового порядка. Они желают использовать те возможности и перспективы, которые открывают многообразие форм собственности, свобода предпринимательства, рыночные отношения.
     На этой основе начался процесс усвоения, принятия нашим народом наднациональных, общечеловеческих ценностей, возвышающихся над социальными, групповыми, этническими интересами. Люди приняли такие ценности, как свобода слова, выезда за границу, другие основные политические права и свободы личности. Люди дорожат тем, что могут иметь собственность, заниматься предпринимательством, создавать состояние. И этот перечень можно продолжить.

Другая опорная точка консолидации российского общества - то, что можно назвать исконными, традиционными ценностями россиян. Сегодня эти ценности видятся вполне отчетливо.

Патриотизм. Это слово подчас используется в ироническом или даже ругательном смысле. Однако для большинства россиян оно сохранило свое первоначальное, полностью позитивное значение. Это чувство гордости своим Отечеством, его историей и свершениями. Это стремление сделать свою страну краше, богаче, крепче, счастливее. Когда эти чувства свободны от национальной кичливости и имперских амбиций, в них нет ничего предосудительного, косного. Это источник мужества, стойкости, силы народа. Утратив патриотизм, связанную с ним национальную гордость и достоинство, мы потеряем себя как народ, способный на великие свершения.
     Державность. Россия была и будет оставаться великой страной. Это обусловлено неотъемлемыми характеристиками ее геополитического, экономического, культурного существования. Они определяли умонастроения россиян и политику государства на протяжении всей истории России. Не могут не определять и сейчас. Но сегодня эти умонастроения должны наполниться новым содержанием. В современном мире державная мощь страны проявляется не столько в военной силе, сколько в способности быть лидером в создании и применении передовых технологий, обеспечении высокого уровня благосостояния народа, в умении надежно охранять свою безопасность и отстаивать национальные интересы на международной арене.
     Государственничество. Россия не скоро станет, если вообще станет, вторым изданием, скажем, США или Англии, где либеральные ценности имеют глубокие исторические традиции. У нас государство, его институты и структуры всегда играли исключительно важную роль в жизни страны, народа. Крепкое государство для россиянина не аномалия, не нечто такое, с чем следует бороться, а, напротив, источник и гарант порядка, инициатор и главная движущая сила любых перемен.

Современное российское общество не отождествляет сильное и эффективное государство с тоталитарным. Мы научились ценить блага демократии, правового государства, личной и политической свободы. Вместе с тем люди обеспокоены явным ослаблением государственной власти. Общество желает восстановления направляющей и регулирующей роли государства в той степени, в какой это необходимо, исходя из традиций и нынешнего положения страны.

Социальная солидарность. Это факт, что в России тяготение к коллективным формам жизнедеятельности всегда доминировало над индивидуализмом. Факт и то, что в российском обществе глубоко укоренены патерналистские настроения. Улучшение своего положения большинство россиян привыкло связывать не столько с собственными усилиями, инициативой, предприимчивостью, сколько с помощью и поддержкой со стороны государства и общества. Эта привычка отмирает крайне медленно.
     Не будем пытаться давать ответ на вопрос, хорошо это или плохо. Важно то, что такие настроения имеют место. Более того, они пока преобладают. И потому не считаться с ними нельзя. Это следует учитывать в первую очередь в социальной политике.

Мне представляется, что новая российская идея родится как сплав, как органичное соединение универсальных, общечеловеческих ценностей с исконными российскими ценностями, выдержавшими испытание временем. В том числе и бурным двадцатым столетием. Важно не форсировать, но и не прервать, не разрушить этот жизненно важный процесс. Не допустить, чтобы первые ростки гражданского согласия были растоптаны в пылу политических кампаний, тех или иных выборов.

В этом смысле итоги недавних выборов в Государственную Думу вселяют большой оптимизм. Они выразили совершающийся в обществе поворот в сторону стабильности и гражданского согласия. Радикализм, экстремизм, оппозиционность революционного толка отвергнуты подавляющим большинством граждан. Пожалуй, впервые за все годы реформ сложились такие благоприятные политические условия для конструктивного взаимодействия исполнительной и законодательной ветвей власти.
     Серьезные политики, чьи партии и движения представлены в новой Государственной Думе, не могут не сделать из этого факта должных выводов. Убежден, что чувство ответственности за судьбы народа и страны возьмет верх и российские партии, организации, движения, их лидеры не принесут общие интересы и перспективы России, требующие консолидации всех здоровых сил, в жертву узкопартийным или конъюнктурным интересам.

Сильное государство

     Мы находимся на этапе, когда даже самая верная экономическая и социальная политика дает сбои при проведении ее в жизнь из-за слабости государственной власти, органов управления. Ключ к возрождению и подъему России находится сегодня в государственно-политической сфере.
     Россия нуждается в сильной государственной власти и должна иметь ее. Это не призыв к тоталитарной системе. История убедительно свидетельствует, что все диктатуры, авторитарные системы правления преходящи. Непреходящими оказываются только демократические системы. При всех их недостатках ничего лучшего человечество не придумало. Сильная государственная власть в России - это демократическое, правовое, дееспособное федеративное государство.

Я вижу следующие направления его формирования: рационализация структуры органов государственной власти и управления, повышение профессионализма, дисциплины и ответственности государственных служащих, усиление борьбы с коррупцией, перестройка государственной кадровой политики на основе принципа отбора лучших специалистов, создание условий, благоприятствующих становлению в стране полнокровного гражданского общества, уравновешивающего и контролирующего власть, повышение роли и авторитета судебной ветви власти, совершенствование федеративных отношений, в том числе в бюджетно-финансовой сфере, развертывание активной и наступательной борьбы с преступностью.

Изменение Конституции не представляется неотложной и первоочередной задачей. Мы имеем по-настоящему хорошую Конституцию. Ее раздел, посвященный правам и свободам личности, считается лучшим конституционным актом такого рода в мире. Действительно, серьезная задача состоит не в том, чтобы сочинять очередной Основной Закон страны, а в том, чтобы сделать нормой жизни государства, общества, отдельного человека исполнение действующей Конституции, принятых на ее основе законов.
     Важная проблема в этой связи - конституционность принимаемых законов. Сейчас в России имеется свыше тысячи федеральных законодательных актов и несколько тысяч законов республик, краев и областей, автономных округов. Не все из них отвечают названному выше критерию.
     Нехватка капиталовложений, недостаточное внимание к инновациям привели к резкому сокращению выпуска продукции, конкурентоспособной на мировых рынках по соотношению показателей цена-качество. Особенно сильно потеснили нас зарубежные конкуренты на рынках наукоемкой продукции гражданского характера. Доля российских изделий составляет здесь менее 1 процента. Для сравнения: на долю США приходится 36, Японии - 30 процентов этих рынков. Еще одна серьезная проблема связана с той ветвью власти, к которой принадлежит Правительство. Мировой опыт говорит о том, что главная опасность для прав и свобод человека, демократии в целом исходит от исполнительной власти. Конечно, законодательная власть, принимающая плохие законы, тоже вносит свою лепту. Но главное все-таки - власть исполнительная. Она организует жизнь страны, применяет законы и объективно может довольно существенно, правда, не всегда намеренно, искажать их, применяя административные процедуры. Если Минюст, прокуратура, судебная власть будут и далее решать эту проблему так же вяло, как до сих пор, масса сомнительных или просто неправомочных с точки зрения Конституции России законов может стать критической в правовом и политическом смысле. Под вопросом окажется конституционная безопасность государства, сама дееспособность федерального Центра и управляемость страной, целостность России.

Эффективная экономика

     Годы реформ привели к накоплению в российской экономике и социальной сфере большого количества трудных проблем. Положение действительно сложное. Однако отпевать Россию как великую державу, мягко говоря, преждевременно. Несмотря ни на что, мы сохранили свой интеллектуальный и кадровый потенциал. Не утрачен целый ряд перспективных научно-технических разработок, передовых технологий. С нами остаются наши природные богатства. Так что достойное будущее у страны есть. Вместе с тем мы обязаны извлечь уроки из 90-х годов, осмыслить опыт рыночных преобразований.

 1. Один из главных уроков я вижу в том, что на протяжении всех этих лет мы двигались как бы ощупью, наугад, не имея четких представлений о общенациональных целях и рубежах, которые обеспечат России положение высокоразвитой, процветающей и великой страны мира. Отсутствие такой перспективной, рассчитанной на 15-20 и более лет стратегии развития особенно остро ощущается в экономике.

Правительство твердо намерено строить свою деятельность на основе принципа единства стратегии и тактики. Без этого мы обречены латать дыры, работать в режиме пожарной команды. Серьезная политика, большие дела так не делаются. Страна нуждается в долгосрочной общенациональной стратегии развития. Как я уже сказал, Правительство развернуло работу над ее подготовкой.

2. Второй важный урок 90-х годов заключается в выводе о необходимости для России формирования целостной системы государственного регулирования экономики и социальной сферы. Речь не идет о возвращении к системе директивного планирования и управления, когда всепроникающее государство регламентировало сверху донизу все аспекты работы каждого предприятия. Речь о том, чтобы сделать Российское государство эффективным координатором экономических и социальных сил страны, выстраивающим баланс их интересов, определяющим оптимальные цели и параметры общественного развития, создающим условия и механизмы их достижения.

Это, конечно, выходит за рамки расхожей формулы, сводящей роль государства в экономике к выработке правил игры и контролю над их соблюдением. Со временем мы, скорее всего, придем к этой формуле. Но сейчас ситуация требует от нас большей степени государственного воздействия на экономические и социальные процессы. Определяя масштабы и механизмы системы государственного регулирования, мы должны руководствоваться принципом "Государства там и столько, сколько необходимо; свободы там и столько, сколько нужно".
     3. Третий урок - переход к осуществлению стратегии реформ, которая была бы оптимальной для условий нашей страны. Она представляется состоящей из следующих направлений действий.

Стимулирование динамичного экономического роста. На первое место здесь следует поставить повышение инвестиционной активности. Пока нам не удалось решить эту проблему. За 90-е годы инвестиции в реальный сектор российской экономики сократились в 5 раз, в том числе в основной капитал - в 3,5 раза. Идет процесс разрушения самих материальных основ российской экономики. Мы выступаем за проведение инвестиционной политики, сочетающей как чисто рыночные механизмы, так и меры государственного воздействия. Одновременно мы будем и далее вести работу по созданию в стране инвестиционного климата, привлекательного для зарубежных инвесторов. Скажу откровенно, без иностранных капиталов страна будет подниматься долго и трудно. Времени на медленное возрождение у нас нет. Значит, надо сделать все, чтобы зарубежный капитал пошел в нашу страну.
     Проведение активной промышленной политики. Будущее страны, качество российской экономики в XXI веке зависит прежде всего от прогресса в тех отраслях, которые базируются на высоких технологиях и производят наукоемкую продукцию. Ибо в современном мире экономический рост на 90 процентов обеспечивается внедрением новых знаний и технологий. Правительство готово к проведению промышленной политики, ориентированной на приоритетное развитие отраслей - лидеров научно-технического прогресса. В числе необходимых мер: содействие развитию внебюджетного внутреннего спроса на передовые технологии и наукоемкую продукцию; поддержка экспортной ориентации высокотехнологических производств; поддержка несырьевых отраслей, работающих преимущественно на удовлетворение внутреннего спроса; усиление экспортных возможностей отраслей топливно-энергетического и сырьевого комплекса.

Для мобилизации финансовых ресурсов, необходимых для проведения этой политики, следует использовать механизмы, которые давно известны в мировой практике. Их основу составляют целенаправленные кредитные и налоговые инструменты, предоставление разного рода льгот под государственные гарантии.

Осуществление рациональной структурной политики. Правительство считает, что в экономике России, как и в других промышленно развитых стран, есть место как для финансово-промышленных групп, корпораций, так и для малого и среднего бизнеса. Любые попытки сдержать развитие одних и искусственно форсировать развитие других форм хозяйствования лишь препятствуют подъему российской экономики. Политика Правительства будет направлена на выстраивание структуры, обеспечивающей оптимальное соотношение экономических форм. Другое важное направление здесь - рациональное регулирование деятельности естественных монополий. Это ключевой вопрос, так как именно они в огромной степени определяют всю структуру производственных и потребительских цен. А значит, влияют таким образом и на экономические и финансовые процессы и динамику доходов населения.
     Формирование эффективной финансовой системы. Это огромная работа, которая включает в себя следующие направления: повышение эффективности бюджета как важнейшего инструмента экономической политики государства; проведение налоговой реформы; ликвидация неплатежей, полное устранение бартера и других квазиденежных форм расчетов; поддержание низкой инфляции и стабильного курса рубля; формирование цивилизованных финансовых и фондовых рынков, превращение их в инструмент аккумулирования инвестиционных ресурсов; реструктуризация банковской системы.

Вытеснение теневой экономики, ликвидация организованной преступности в хозяйственной и финансово-кредитной сфере. Теневая экономика есть повсюду. Но если в развитых государствах ее доля в ВВП не превышает 15-20 процентов, то у нас этот показатель достигает 40 процентов. Для решения этой болезненной проблемы, наряду с улучшением деятельности правоохранительных органов, нужно устрожение лицензионного, налогового, валютного и экспортного контроля.
     Последовательная интеграция экономики России в мировые хозяйственные структуры. Без этого мы просто не сможем подняться на те ступени экономического и социального прогресса, которые достигнуты передовыми странами. Наши основные направления здесь таковы: активная поддержка государством внешнеэкономической деятельности российских предприятий, компаний, корпораций. В частности, назрела потребность в создании федерального агентства по поддержке экспорта, которое предоставляло бы гарантии под экспортные контракты российских товаропроизводителей; решительное противодействие дискриминации России на мировых рынках товаров, услуг, а также инвестиций. Принятие российского антидемпингового законодательства и его применение; включение России в международную систему регулирования внешнеэкономической деятельности, в первую очередь в ВТО.
     Проведение современной аграрной политики. Возрождение России немыслимо без возрождения российского села, подъема сельского хозяйства страны. Нужна аграрная политика, которая бы органично соединяла меры государственной поддержки и государственного регулирования с проведением рыночных реформ на селе и в отношениях собственности на землю.
     4. Нельзя не видеть, что для России практически исключены любые преобразования, меры, которые сопряжены с ухудшением условий жизни людей. Здесь мы, как говорится, дошли до крайней черты.
     Особенно большие масштабы в стране приобрела бедность. Если в начале 1998 года средневзвешенный мировой показатель подушевого дохода составил около 5000 долларов в год, то для России этот показатель оказался более чем вдвое меньше - 2200 долларов. После августовского кризиса он стал еще ниже. Доля заработной платы в ВВП снизилась за годы реформ с 50 процентов до 30 процентов. Это самая острая социальная проблема. Правительство разрабатывает новую политику в области доходов, которая нацелена на обеспечение устойчивого роста благосостояния населения на основе увеличения реальных располагаемых доходов граждан.
     Несмотря на все трудности, Правительство твердо намерено усиливать меры государственной поддержки науки, образования, культуры, здравоохранения. Ибо страна, где люди нездоровы физически и психически, малообразованны и невежественны, никогда не поднимется на вершины мировой цивилизации.

Россия переживает один из самых трудных периодов своей многовековой истории. Пожалуй, впервые за последние 200-300 лет она стоит перед лицом реальной опасности оказаться во втором, а то и в третьем эшелоне государств мира. Чтобы этого не произошло, необходимо огромное напряжение всех интеллектуальных, физических и нравственных сил нации. Нужна слаженная созидательная работа. За нас ее никто не выполнит.
     Все сейчас зависит только от нашей способности осознать степень опасности, сплотиться, настроиться на длительный и нелегкий труд.

Документ №8

Владислав Сурков

Национализация будущего. Параграфы pro демократию

20 ноября 2006 г.

Люди стремятся жить свободно в составе сообществ, организованных на справедливых началах. Для большинства в определенном социальном масштабе таковыми сообществами являются нации. Достоинство свободного человека требует, чтобы нация, к которой он относит себя, была также свободна в справедливо устроенном мире.

Высшая независимая (суверенная) власть народа (демократия) призвана соответствовать этим стремлениям и требованиям на всех уровнях гражданской активности — от индивидуального до национального.

Она утверждает принципы массового правления в качестве естественных для массовых культур в эпоху массового доступа к знаниям (информации) и средствам коммуникации. Она осуществима в сложном и усложняющемся во времени взаимодействии государственных, корпоративных и частных влияний.

Здесь, в России, ей предстоит: испытать на себе и обратить в свою пользу мощь глобализации; добиться вытеснения засоряющих перспективу теневых институтов коррупции, криминального произвола, рынка суррогатов и контрафакта; устоять перед реакционными приступами изоляционизма и олигархии. Создать новое общество, новую экономику, новую армию, новую веру. Доказать, что о свободе и справедливости можно и должно думать и говорить по-русски.

Определение

Рассуждение о суверенной демократии в России отвечает положениям Конституции, согласно которым: во-первых, «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ»; во-вторых, «никто не может присваивать власть в Российской Федерации».

Таким образом, допустимо определить суверенную демократию как образ политической жизни общества, при котором власти, их органы и действия выбираются, формируются и направляются исключительно российской нацией во всем ее многообразии и целостности ради достижения материального благосостояния, свободы и справедливости всеми гражданами, социальными группами и народами, ее образующими.

Дополнение

Краткими определениями суверенной демократии способны служить почти буквальные переводы этого термина на старомодный («самодержавие народа») и современный («правление свободных людей») русский язык.

Кстати, обозначаемая этим термином сумма идей под разными названиями так или иначе реализуется многими амбициозными нациями.

Данные идеи исходят из представления о справедливом мироустройстве как о сообществе свободных сообществ (суверенных демократий), сотрудничество и соревнование которых осуществляются по разумным правилам. И потому предполагают либерализацию международных отношений и демонополизацию глобальной экономики. Чем, конечно, раздражают планетарных силовиков и монополистов.

Что касается национальных эмоций, то в этом измерении концепция суверенной демократии претендует на выражение силы и достоинства российского народа через развитие гражданского общества, надежного государства, конкурентоспособной экономики и эффективного механизма влияния на мировые события.

Возражение

Возразить крикливой фракции «интеллектуалов», для которых солнце восходит на западе, нетрудно. Достаточно напомнить, что суверенная демократия отнюдь не доморощенная затея. Напротив, это широко распространенное и признанное практикующими политиками понятие: «Успешная трансформация новых независимых государств в суверенные демократии является центральным звеном европейской стабильности». (У. Кристофер, государственный секретарь США, 1994 г.); «… наш [Европейский] Союз хранит сущность… федерации суверенных демократий». (Р. Проди, председатель Европейской комиссии, 2004 г.).

Серьезные критики указывают, что демократия не нуждается в определениях, она либо наличествует, либо отсутствует. А любое уточняющее прилагательное означает или авторитарное поползновение, или софистический подвох.

Между тем давно и точно замечено: демократия не факт, а процесс, затрагивающий самые разные области жизни людей. И процесс этот «пошел» не пять минут назад.

Многие общества в свое время считали себя демократическими, ограничивая при этом права женщин и расовых меньшинств и даже (несколько раньше) приторговывая невольниками. Была ли та демократия такой же, как теперь? И если все-таки нет, то как обойтись без определений?

Например, относительно недавно, в конце прошлого века, некоторые эксперты стали отличать «плюралистическую» (более «современную») демократию от «мажоритарной». То есть в оценках полноты народного правления сместили политологический акцент с доминирования самой большой группы избирателей (которая, при всем к ней уважении, не представляет же весь народ) на состязание за доступ к рычагам влияния на власть всех (и самых малых) групп населения. И правильно сделали, жаль только, что не обошлись без прилагательных.

Перенос ударения на отдельные составляющие демократического процесса неизбежен и необходим в каждой новой точке исторического пространства-времени. В каждом новом контексте перманентного соперничества людей и доктрин.

Контекст

Русские инициировали грандиозную демократизацию жизненного уклада — как своего, так и множества находившихся на орбите их политического и культурного влияния народов. Предприятие это, движимое (очень по-нашему) больше дерзостью, чем расчетом, отягощенное чудовищными ошибками и жертвами, стало, вместе с тем, самым многообещающим актом глобальной модернизации.

Необратимое усложнение механизмов человеческой экспансии (так называемый прогресс) привело Россию к пересмотру стратегии участия в гонке государственных, экономических и пропагандистских машин. Дизайн последних социальных моделей явно направлен к смягчению политических режимов, росту роли интеллектуального превосходства и информационного обмена, опутыванию властных иерархий саморегулируемыми сетями, короче — к демократии.

Соответствующие преобразования в нашей стране отозвались и драматически сочетаются с глубокими изменениями за ее границами. Демобилизация соцлагеря, удвоив территорию свободы, заодно и невольно открыла различным силам простор для геополитического произвола.

Глобальные плоды просвещения (экономические, информационные и военные инструменты глобализации) самим своим существованием порождают не только надежду на всеобщее процветание, но и соблазн глобального господства. Среди соблазняемых — и некоторые правительства, и банды террористов, и криминальные интербригады.

Конечно, тонкие ценители обнаружат существенную разницу между вселенской бюрократией, всемирным халифатом и всеядной мафией. Но любая чрезмерная централизация материальных средств тотального контроля и уничтожения, тотального производства и потребления, тотального манипулирования и коррупции формирует тотальную (тоталитарную) власть. А значит — непоправимую несправедливость и несвободу. Что крайне нежелательно в любой отдельно взятой стране и абсолютно неприемлемо в глобальном масштабе.

Сохраняя демократический порядок (целостность многообразия) в нашей стране, ее граждане способны ради защиты собственных прав и доходов участвовать в поддержании баланса многообразия в мире. Навсегда расставшись с гегемонистскими претензиями, не дать обзавестись ими кому бы то ни было. Быть на стороне сообщества суверенных демократий (и свободного рынка) — против каких бы то ни было глобальных диктатур (и монополий). Сделать национальный суверенитет фактором справедливой глобализации и демократизации международных отношений.

В таком деле есть прагматизм и романтика. Найдутся союзники и противники. И — может заключаться миссия.

Ударение

Военно-полицейский аспект национальной самостоятельности, в той или иной мере присущий всем государствам, в российском случае слишком часто проявлялся сверх всякой меры, принимая крайние формы изоляционизма и неистового администрирования. Понимание же суверенитета как свободы и конкурентоспособности открытого общества только начинает складываться, отсюда — актуализация темы.

Демократия наша — фактически ровесница века, свежий продукт трагической трансформации через царизм, социализм, олигархию. Дело для многих все еще непривычное, поскольку никогда прежде наше государство не отличалось щепетильным отношением к гражданским правам.

Поддерживать суверенитет без ущерба для демократии и быть открытыми, не теряя идентичности, — задача для начинающих нетривиальная.

И вот, несмотря на то что прилагательные теперь под подозрением, ударение может быть поставлено: суверенная.

Суверенная

Некоторые подвижники коммерческой философии, трудящиеся в специализированных «некоммерческих» и «неправительственных» организациях, пишут, что в наш век интеграции и взаимозависимости глупо цепляться за суверенитет. Вряд ли, впрочем, среди правительств — спонсоров подобных писаний найдется хоть одно, готовое у себя дома ликвидировать национальное законодательство, экономику, армию и самого себя.

Как пример десуверенизации во имя всего наилучшего приводят Евросоюз. Забывая о заминке с евроконституцией (что, допустим, поправимо). И о том, что речь идет либо о становлении устойчивой ассоциации суверенных государств, либо (в самых смелых мечтах) о синтезе мультиэтнической евронации и ее, так сказать, всесоюзном суверенитете, какими бы политкорректными эвфемизмами он ни обозначался.

Для России жертвовать сегодня национальной свободой ради модных гипотез было бы так же безрассудно, как в свое время — ради карл-марксовых призраков. А расплачиваться ею за еду и одежду (и даже за «оборудование») — и безрассудно, и унизительно.

Суверенитет, будучи «полнотой и независимостью власти», не отменяется. Но — меняется его содержание вместе с манерой властвования. Образ государства, рассредоточенный из дворцов и крепостей по присутственным местам, избирательным участкам и телеэкранам, демократизируется. Массовые действия являются в большей степени итогом обсуждения и убеждения, чем принуждения. Среди символов могущества все ярче выступают передовая наука, моральное преимущество, динамичная промышленность, справедливые законы, личная свобода, бытовой комфорт.

Основным ресурсом обеспечения суверенитета признается не просто обороно-, а комплексная конкурентоспособность. Которая обретается на воле, в открытом соревновании, никак не в бомбоубежище или теплице.

Наднациональные и межгосударственные структуры разрастаются отнюдь не в ущерб «полноте и независимости». Им делегируется не власть, как мерещится многим, а полномочия и функции. Право же делегировать (а значит, и отзывать), то есть собственно власть, остается национально-государственной.

Конечно, политическое творчество далеко не всех наций увенчивается обретением реального суверенитета. Многие страны и не ставят перед собой такую задачу, традиционно существуя под покровительством иных народов и периодически меняя покровителей. Размножение развлекательных «революций» и управляемых (извне) демократий, кажущееся искусственным, на самом деле вполне естественно среди таких стран.

Что касается России, прочное иновластие здесь немыслимо. Маргинальные союзы бывших чиновников, действующих нацистов и беглых олигархов, взбадриваемые заезжими дипломатами и незатейливой мыслью о том, что заграница им поможет, могут пытаться разрушить, но никогда не смогут подчинить общество, для которого суверенитет — гражданская ценность.

Встречается мнение, будто десуверенизация нашего государства никому не интересна (или нереальна). Но повсеместная и повседневная нужда в сырье и безопасности столь огромна, а здешние запасы ядерного оружия, нефти, газа, леса, воды так обильны, что излишнее благодушие едва ли уместно. Особенно если учесть, насколько возможность осознания, защиты и продвижения наших национальных интересов снижена повальной коррупцией, диспропорциями экономики и простой медлительностью мысли.

Центр прибыли от международных проектов использования российских ресурсов должен закрепиться в России. Так же как и центр власти над ее настоящим и будущим.

Демократия

Демократия у нас прижилась, но приживалка она или хозяйка — пока вопрос. Формальные ее характеристики (сколько и каких надо партий, президентских сроков, «преемников», социальных пособий, судов, муниципальных образований, государственных предприятий, независимых СМИ) обсуждаются регулярно и остро.

Среди производимых по столь важным и занимательным поводам шумов теряются на дальнем плане слова о свободе, справедливости, доверии. Общественные ценности и мораль почитаются темой чуть ли не академической, а то и вовсе демагогической.

В связи с этим весьма желательно, чтобы поднятая Президентом идея сбережения народа была расслышана обществом в полном объеме как  фундаментальная для демократии.

Социальная расточительность, привычка сорить людьми («у Бога людей много»), изводить друг друга без счета и смысла коренится глубоко в прошлом.

Россия теряла в крупнейших войнах больше солдат, чем любой ее союзник или враг. А крупнейшие социально-экономические достижения обретала в периоды деспотического реформирования, подобные войнам.

Окно в Европу прорубалось способами, которые и азиатскими назвать нельзя, не оскорбив Азию. Освоение космоса и атомной энергии добыто жестоким упорством советского крепостничества. Политическую неряшливость, с какой водворялась демократизация, могла себе позволить лишь высокомерная и не знакомая с общественным контролем номенклатура. Подменившая легитимную власть олигархия сопровождалась пандемией нищеты, коррупции и заказных убийств, настоящим коммерческим террором, самоистреблением за деньги.

Мрачными парадоксами прогресса отмечены биографии всех великих наций. Но утешения сравнительной тератологии отвлекают от насущного вопроса: может ли Россия расти иначе? Или всегда — через силу? Возможно ли ее свободное развитие, мирное строительство, ненасильственная модернизация?

Впервые за тысячу лет наше общество так свободно. Складывающийся порядок бранят. И прекрасно, поскольку громогласное негодование по случаю изъянов и отступлений демократии — неотъемлемая ее черта. Одни принимают всякую сложность за хаос, разнообразие — за развал, музыку — за сумбур. Другие шарахаются от малейшей тени регламента и процедуры.

Правда, среди одних и других встречаются суетящиеся перверты с необыкновенной легкостью в мыслях. Смесь дурно понятого традиционализма и либеральных суеверий прописывается простыми рецептами всем страдающим от нехватки денег, воображения и должностей. Бомбометания, баррикады, перевороты, погромы проповедуются настойчиво и с покушениями на литературность.

Задворки демократий всегда кишат радикалами. О них не стоило бы и вспоминать, если бы их не пытались использовать для ослабления национального иммунитета. Если бы опыт свободной России был не так еще мал, а генетическая память о стране радикально революционной, радикально реакционной и радикально бюрократической не так тяжела и притягательна.

Зыбкость, неукорененность демократических институтов питают кое у кого надежды на возвращение к олигархической либо квазисоветской модели, на присвоение власти отдельными группами денежных и аппаратных интересов.

Впервые в нашей истории есть шанс на излечение хронической болезни судорожного (революционно-реакционного) развития. Усложнение реальности (повышение качества жизни и, соответственно, качества недовольства ею; предъявление все более строгих требований к лидерству; фабрикация необычных взрывоопасных заблуждений; вызревание неожиданных экономических проблем) удивит уже близкое будущее неминуемыми и невиданными кризисами.

Освоит ли Россия народосберегающие технологии демократии для их преодоления? Или по обыкновению обратится к разорительному и беспощадному огосударствлению? Или — капитулирует и распадется? Оптимистические варианты ответов предполагают национальную солидарность на основе общих ценностей свободы, справедливости и материального благополучия.

Сбережение народа может стать целью и средством обновления. Программой гуманизации политической системы, социальных отношений, бытовой культуры. Навыком бережного подхода к достоинству, здоровью, имуществу, мнению каждого человека.

Время наблюдений ничтожно, смелые выводы делать рано, но первые шаги российской свободы обнадеживают. Демократия справилась с нищетой, сепаратизмом, общественным унынием, правовой разрухой, остановила распад армии и госаппарата. Потеснила олигархию, перешла в решающее наступление на международный терроризм, укрепила экономику… работает…

Работа

Для суверенной демократии, отличаемой от прочих интеллектуальным лидерством, сплоченной элитой, национально ориентированной открытой экономикой и умением защищаться, абсолютно приоритетны:

— гражданская солидарность как сила, предупреждающая социальные и военные столкновения. Свободное общество не будет мириться с массовой бедностью (на фоне массового же уклонения от уплаты налогов), убожеством социальной защиты, несправедливым распределением общественных доходов. Равно как и не поставит под сомнение (в условиях необъявленной гонки вооружений) необходимость разумных оборонных бюджетов для поддержания престижа и технического переоснащения армии, флота, спецслужб. За надежду на мир в будущем нужно платить здесь и сейчас;

— творческое сословие как ведущий слой нации, возобновляемый в ходе свободного соревнования граждан, их политических, экономических и неправительственных объединений.

Синергия креативных гражданских групп (предпринимательской, научной, культурологической, политической) в общих (значит, национальных) интересах выглядит позитивной альтернативой самозванству офшорной аристократии с ее пораженческой психологией;

Манипуляция и коррупция могут кое-как поддерживать иллюзию государства. Воссоздавать его всерьез по силам только творческому сословию свободных людей, соединенных ценностями, способных к новациям (значит, к конкуренции), движимых личной выгодой к национальным целям;

— культура как организм смыслообразования и идейного влияния. Россия должна говорить, что делает, а не делать, что говорят, в роли не рядового обывателя, а соавтора и соактора европейской цивилизации.

Производство смыслов и образов, интерпретирующих всеевропейские ценности и называющих российские цели, позволит ментально воссоединить расстроенную было нацию, собранную пока условно-административно, на скорую (пусть и сильную) руку.

В полемике культур российское сообщение должно быть весомо и внятно, по природе свободно, по существу справедливо, по форме интересно, по тону приемлемо.

Нужно утвердить собственные позиции в философском, социо— и политологическом дискурсах Запада. А поддержкой искусства (кино и литературы прежде всего) постепенно вернуть покоряющее обаяние отечественной культуры;

— образование и наука как источник конкурентоспособности.

Некоторые конкурентные преимущества, унаследованные от СССР (очевидные в энергетике, коммуникациях, обороне и в самой сфере образования), должны использоваться для устойчивого развития глобально значимой национальной экономики. Могущественная энергетическая держава (до которой пока далеко) возникнет не в результате гипертрофии сырьевого сектора, а в борьбе за обладание высокими технологиями связи и информации, энергомашиностроения и энергосбережения, производства принципиально новых видов топлива.

Интеллектуальная мобилизация на подъем перспективных отраслей, доступ к научно-техническим ресурсам великих экономик, усвоение современной исследовательской и производственной культуры могут стать главнейшими задачами и школ, и университетов, и внешней политики, и международной научной и промышленной кооперации.

Система образования — такая же инфраструктура будущей экономики знаний, как трубопроводы для теперешней экономики нефти. И требует не меньшего внимания и сопоставимых инвестиций.

Сомнения

Говорят: «Россия надорвалась — длительное имперское напряжение лишило ее сил, она утратила пассионарность и покидает историю. Россия распадается — Дальний Восток обезлюдел, Кавказ озлоблен. Россия отстала навсегда — сырьевое захолустье, страна рабов/господ и вечной бедности, перебивающейся с хлеба на квас, с пеньки на газ. Россия вымирает физически — летальный исход от потери населения неотвратим…»

Вообще, всяких вскриков в пользу невозможности, неподвижности, неучастия, небытия всегда хватает в дни испытаний на прочность. Среди доводов декаданса — вернейшие, такие как лень, равнодушие, невежество, слабость.

Устранение России из будущего, попытка спрятать ее в прошлом от «кошмара» глобальной конкуренции — главное в замыслах обеих реставраций (олигархической и бюрократической).

Реванш олигархии (окончательное решение по неограниченной транснационализации российских экономических и политических активов) предписывает стране потерю субъектности, растворение в глобализации вместо участия в ней.

Реконструкция бюрократического государства, чаемая почитателями советской старины, уведет нас от конкурентной борьбы в тупик политической изоляции и экономического прозябания.

Реставрационные концепции вдохновлены малодушием и неверием (рекламируемыми как «здравый смысл»), признают за отдельными корпоративными группировками привилегию присваивать власть, постулируют провал модернизации и чреваты разбродом России со всеми печальными последствиями.

Суверен-демократический проект относится к числу допускающих будущее, и не какое-нибудь, но отчетливо национальное. Потому что народ не наделял ныне живущие поколения правом прекратить его историю; гражданам страны, известной великой цивилизаторской работой, по справедливости принадлежит достойное место в мировом разделении труда и доходов; по принципу «кто правит, того и вера» правящий народ, не утративший веру в себя, — будет.

Русские

Судьба российской нации непрерывно решается как нелинейное уравнение разнородных интересов, обычаев, языков и религий. Русские, неутомимые вершители этой высокой судьбы, плотно сплетены с народами, вовлеченными в создание многогранного российского мира. Вне татарского, угорского, кавказского измерений русское политическое творчество неполно. Исход из России ее народов в 1991−м пережит крайне болезненно. Повторение чего-то подобного — смертельно опасно.

Заглохший (вроде бы) сепаратизм некоторых национально-титулованных территорий оставил повсюду тлеющие очаги культурной замкнутости и архаической нетерпимости. Этнически окрашенные преступные конгломераты (прежде всего террористические) заразили ксенофобией многих людей разных национальностей. Нашлись и среди русских поддавшиеся пропаганде невероятной жизни без соседей и «приезжих».

Шарлатаны, проповедующие прелести этнического уединения, на самом деле пытаются выселить русских из многонациональной России. Куда? В «русскую республику» в границах раннемосковского царства? В этнографический заповедник, где нас никто не достанет, с табличкой «не беспокоить» на заборе?

В каждом регионе и «приезжие», и «местные» должны вести себя в рамках закона и приличия. Этнокриминалитет и сопутствующая ему ксенофобия разрушат русское многонациональное государство, если не будут побеждены правосудием, просвещением и успешным развитием.

Величайшие русские политические проекты (такие как Третий Рим и Третий Интернационал) были обращены к людям других народов и открыты для них. Критически анализируя прошлое, признавая ошибки и провалы, мы вправе и будем гордиться всем лучшим, что унаследовано от империи и Союза. В том числе — уникальным опытом взаимопонимания Православной церкви с исламской общиной, иными конфессиями, всестороннего взаимодействия и взаимопомощи земель и городов.

Русская мысль органически толерантна. Русская политическая культура исходит из межэтнического мира и стремится к нему. Нет никаких сомнений, что русский демократический проект открыт и должен быть привлекателен для всех российских народов.

Европа

В Европе нашу страну представляют по-всякому. Есть несгибаемые приверженцы латинского слогана contra omnes moscos et tartaras****. И сомневающиеся, европейцы ли обитают на дальнем евровостоке. Учителя (и добрые, и суровые), претендующие преподавать беспокойному ученику незабываемые уроки разной степени тяжести. И те, для кого Россия — опаздывающий европеец. И те, кому — стратегический партнер и потенциальный союзник.

Недопустимо, чтобы эти представления стали сплошь отрицательными. Впрочем, и превратить их в монотонно приятные вряд ли когда-нибудь удастся.

Все влиятельнейшие европейские нации (Россия в том числе) имеют неоднозначные мнения друг о друге. Век за веком образуя действительно непревзойденную цивилизацию, они не только сотрудничали и взаимно обогащались. Знали также и много горя от ума. Фашистская галлюцинация, бред нацизма, механизированная резня 1914–1918−го, 1939–1945 гг. — произведения (если кто забыл) стопроцентно европейские.

Европа не нуждается в идеализации. Ее теперешнее преимущество в незаурядной воле к рациональному устройству, к поиску мирного пути, по возможности — в обход политических катастроф и ментальных затмений. Бог знает, получится ли, но как минимум в этом смысле Россия, в свою очередь осваивающая демократию, — в Европе.

Здесь же — интеллектуальные ресурсы, без доступа к которым модернизация нашей страны невозможна. Сотрудничество в сфере науки, техники, высшей школы, мультинациональные корпорации в наукоемких и высокотехнологичных отраслях могли бы связать нашу экономику с европейской и заатлантической вернее и с большей пользой, чем примитивные поставки сырья.

Повторимся, западнее России разные люди: и намеренные подчинить ее, и полагающиеся на взаимовыгодное партнерство. Первым наша демократия способна предъявить решимость в отстаивании суверенитета, вторым — открытость и гибкость, продуктивность кооперации.

Не выпасть из Европы, держаться Запада — существенный элемент конструирования России.

Скромность

Терроризм не добит. Инфраструктура изношена. Больницы и школы бедны. Техническая отсталость и бытовая неустроенность удручающе огромны. Творческие силы скудны и распылены.

Когда для выживания нации срочно требуется новая экономика, упущенное время расторопно доедает старую.

Скромность и трезвость самооценки не повредят амбициям, наоборот, сделают их реалистичнее и честнее. Напомнят: давно пора учиться изобретать, управлять, конкурировать.

Величие

Получит ли великая история России великое продолжение, зависит только от нас, ее граждан. Сегодняшнее величие небесспорно, завтрашнее — неочевидно. Президент Путин постоянно напоминает, что на повестке дня не всеобщий отдых под разговоры о великой стране, а активная работа по модернизации.

Пока же велики не столько достигаемые цели и утверждаемые ценности, сколько цены на углеводородное сырье.

Кажется, газированная экономика тонизирует и освежает. Но если и когда она выдохнется, мы увидим, чего стоят ее производные — шипучие амбиции, игристая риторика и дутое благополучие.

Мы обязаны выстроить базис инновационной культуры, системы создания уникальных знаний, поскольку знание — это власть и капитал для сбережения народа. И сейчас, и в посленефтяную эпоху, наступление которой неизбежно.

Мы обязаны конвертировать сырьевую экономику в интеллектуальную, чтобы проложить России путь наверх, в будущее, в сообщество креативных наций, направляющих историю.

P. S. Текст про суверенную демократию, составляемый по ходу дискуссии совместными усилиями сторонников и критиков, — одна из интерпретаций нашего недавнего прошлого и близкого будущего.

Он основан на предположении о неизбежности усложнения и дифференциации социальных структур. Его задача — привлечение общественного внимания к взаимосвязанным вопросам личной свободы (о демократии) и свободы национальной (о суверенитете). Он открыт для согласия и спора. В нем нет почти ничего обязательного и совсем ничего назидательного.

Единственное, на чем настаивает формируемый текст, — справедливость для каждого в России и для России в мире.

Единственное, чему стремится способствовать, — выработка эффективной практики воспроизводства интеллектуальных, моральных, политических и экономических ресурсов свободы.

Документ №9

Дмитрий Медведев

Россия, вперед!

Уважаемые сограждане! Дорогие друзья! Публикуемая сегодня статья написана мной для того, чтобы довести до каждого из вас, до всех граждан России мое представление о стратегических задачах, которые нам предстоит решать. О настоящем и будущем нашей страны. И пригласить всех, кому есть что сказать, к участию в дискуссии по этим темам. Ваши оценки, замечания и предложения будут учтены при подготовке послания президента России Федеральному собранию. Практических планов развития нашего государства. Адрес электронной почты: kremlin@.

Через несколько месяцев Россия вступает в новое десятилетие нового века. Конечно, рубежи времени и круглые даты имеют скорее символическое, чем практическое значение. Но они дают нам повод осмыслить прошлое. Оценить настоящее. И задуматься о будущем. О том, что предстоит каждому из нас. Нашим детям, нашей стране.

Сначала давайте ответим себе на простой, но очень серьезный вопрос. Должны ли мы и дальше тащить в наше будущее примитивную сырьевую экономику, хроническую коррупцию, застарелую привычку полагаться в решении проблем на государство, на заграницу, на какое-нибудь «всесильное учение», на что угодно, на кого угодно, только не на себя? И есть ли у России, перегруженной такими ношами, собственное завтра?

В следующем году мы будем праздновать шестьдесят пятую годовщину победы в Великой Отечественной войне. Этот юбилей напомнит нам о том, что наше время было будущим для тех героев, которые завоевали нашу свободу. И что народ, победивший жестокого и очень сильного врага в те далекие дни, должен, обязан сегодня победить коррупцию и отсталость. Сделать нашу страну современной и благоустроенной.

Мы, современные поколения российского народа, получили большое наследство. Заслуженное, завоеванное, заработанное упорными усилиями наших предшественников. Иногда ценой тяжелых испытаний и действительно страшных жертв. Мы располагаем гигантской территорией, колоссальными природными богатствами, солидным промышленным потенциалом, впечатляющим списком ярких достижений в области науки, техники, образования, искусства, славной историей армии и флота, ядерным оружием. Авторитетом державы, игравшей значительную, а в некоторые периоды и определяющую роль в событиях исторического масштаба.

Как мы распорядимся этим наследством? Как преумножим его? Какой будет Россия для моего сына, для детей и внуков моих сограждан? Каково будет ее место, а значит, и место наших потомков, наследников, будущих поколений россиян, среди других наций – в мировом разделении труда, в системе международных отношений, в мировой культуре? Что нужно сделать, чтобы качество жизни граждан России и сегодня, и в будущем неуклонно повышалось? Чтобы наше общество становилось богаче, свободнее, гуманнее, привлекательнее? Чтобы оно было в состоянии дать всем желающим лучшее образование, интересную работу, хороший доход, комфортную среду для личной жизни и творческой деятельности?

У меня есть ответы на эти вопросы. И прежде, чем их сформулировать, я бы хотел дать оценку нынешнего положения дел.

Мировой экономический кризис показал: дела наши обстоят далеко не самым лучшим образом. Двадцать лет бурных преобразований так и не избавили нашу страну от унизительной сырьевой зависимости. Наша теперешняя экономика переняла у советской самый тяжелый порок – она в значительной степени игнорирует потребности человека. Отечественный бизнес за малым исключением не изобретает, не создает нужные людям вещи и технологии. Торгует тем, что сделано не им, – сырьем либо импортными товарами. Готовые же изделия, произведенные в России, в основной массе пока отличаются крайне невысокой конкурентоспособностью.

Отсюда и большее, чем у других экономик падение производства во время нынешнего кризиса. И запредельные колебания фондового рынка. Все это доказывает, что мы сделали далеко не все необходимое в предшествующие годы. И далеко не все сделали правильно.

Энергоэффективность и производительность труда большинства наших предприятий позорно низки. Но это полбеды. Беда в том, что, похоже, это не очень волнует владельцев, директоров, главных инженеров и чиновников.

Как следствие – на уровне глобальных экономических процессов влияние России, прямо скажем, не так велико, как нам бы хотелось. Конечно, в эпоху глобализации влияние любой страны не может быть абсолютным. Это было бы даже вредно. Но возможности нашей страны должны быть значительными, подобающими исторической роли России.

Демократические институты в целом сформированы и стабилизированы, но их качество весьма далеко от идеала. Гражданское общество слабо, уровень самоорганизации и самоуправления невысоки.

С каждым годом нас становится все меньше. Алкоголизм, курение, дорожно-транспортные происшествия, недостаточная доступность многих медицинских технологий, экологические проблемы сокращают жизнь миллионов людей. А наметившийся рост рождаемости пока не компенсирует убыль населения.

Мы сумели собрать страну, остановить центробежные тенденции. Но проблем еще очень много. Включая самые острые. Террористические атаки на Россию продолжаются. Жители республик Северного Кавказа просто не знают покоя. Гибнут военные и работники правоохранительных органов, государственные и муниципальные служащие, мирные люди. Конечно, эти преступления совершаются при поддержке международных бандгрупп. Но давайте признаем: ситуация не была бы настолько острой, если бы социально-экономическое развитие юга России было по-настоящему результативным.

Итак, неэффективная экономика, полусоветская социальная сфера, неокрепшая демократия, негативные демографические тенденции, нестабильный Кавказ. Это очень большие проблемы даже для такого государства, как Россия.

Не стоит, конечно, сгущать краски. Делается многое. Россия работает. Она уже не то полупарализованное полугосударство, каким была еще десять лет назад. Все социальные системы функционируют. Только этого недостаточно. Ведь они лишь воспроизводят текущую модель, но не развивают ее. Не изменяют сложившийся уклад жизни. Сохраняют пагубные привычки.

Добиться лидерства, полагаясь на нефтегазовую конъюнктуру, невозможно. Надо понять, прочувствовать всю сложность наших проблем. Откровенно обсудить их, чтобы действовать. В конце концов, не сырьевые биржи должны вершить судьбу России, а наше собственное представление о себе, о нашей истории и о нашем будущем. Наш интеллект, трезвая самооценка, наша сила, чувство собственного достоинства, предприимчивость.

Называя пять приоритетов технологического развития, предлагая конкретные направления модернизации политической системы, меры по укреплению судебной власти и противодействию коррупции, я исхожу из моих представлений о будущем России. И ради этого будущего считаю необходимым освобождение нашей страны от запущенных социальных недугов, сковывающих ее творческую энергию, тормозящих наше общее движение вперед. К недугам этим отношу:

1. Вековую экономическую отсталость, привычку существовать за счет экспорта сырья, фактически выменивая его на готовые изделия. Элементы инновационной системы создавались, и небезуспешно, Петром Великим, и последними царями, и большевиками. Но цена этих успехов была слишком высока. Они достигались, как правило, чрезвычайным напряжением сил, на пределе возможностей тоталитарной государственной машины.

2. Вековую коррупцию, с незапамятных времен истощавшую Россию. И до сих пор разъедающую ее по причине чрезмерного присутствия государства во всех сколько-нибудь заметных сферах экономической и иной общественной деятельности. Но дело не только в избыточности государства. Бизнес тоже не безгрешен. Многие предприниматели озабочены не поиском талантливых изобретателей, не внедрением уникальных технологий, не созданием и выводом на рынок новых продуктов, а подкупом чиновников ради получения «контроля над потоками» перераспределения собственности.

3. Широко распространенные в обществе патерналистские настроения. Уверенность в том, что все проблемы должно решать государство. Либо кто-то еще, но только не каждый на своем месте. Желание «делать себя», достигать шаг за шагом личных успехов не является нашей национальной привычкой. Отсюда – безынициативность, дефицит новых идей, нерешенные вопросы, низкое качество общественной дискуссии, в том числе, и критических выступлений. Общественное согласие и поддержка обычно выражаются молчанием. Возражения очень часто бывают эмоциональными, хлесткими, но при этом – поверхностными и безответственными. Что ж, и с этими явлениями Россия знакома не первые сто лет.

Приходится слышать, что нельзя полностью вылечить хронические социальные болезни. Что традиции непоколебимы, а история имеет свойство повторяться. Но когда-то и крепостничество, и повальная неграмотность казались неодолимыми. Однако же были преодолены.

Что касается традиций – их влияние, конечно, значительно. Но они, вписываясь в каждую новую эпоху, все же претерпевают изменения. Некоторые из них просто исчезают. Да и не все они полезны. Для меня традиции – это только неоспоримые ценности, которые надо беречь. Это межнациональный и межконфессиональный мир, воинская доблесть, верность долгу, гостеприимство и доброта, свойственные нашему народу. А взяточничество, воровство, умственная и душевная лень, пьянство – пороки, оскорбляющие наши традиции. От них следует избавляться самым решительным образом.

И, конечно же, современная Россия не повторяет собственное прошлое. Наше время – по-настоящему новое. И не только потому, что оно течет вперед, как всякое время. Но и потому, что открывает перед нашей страной и перед каждым из нас огромные возможности. Такие возможности, которых не было и в помине двадцать, тридцать, тем более – сто и триста лет назад.

Впечатляющие показатели двух величайших в истории страны модернизаций – петровской (имперской) и советской оплачены разорением, унижением и уничтожением миллионов наших соотечественников. Не нам судить наших предков. Но нельзя не признать, что сохранение человеческой жизни не было, мягко скажем, в те годы для государства приоритетом. К сожалению, это факт. Сегодня впервые в нашей истории у нас есть шанс доказать самим себе и всему миру, что Россия может развиваться по демократическому пути. Что переход страны на следующую, более высокую ступень цивилизации возможен. И что он будет осуществлен ненасильственными методами. Не принуждением, а убеждением. Не подавлением, а раскрытием творческого потенциала каждой личности. Не запугиванием, а заинтересованностью. Не противопоставлением, а сближением интересов личности, общества и государства.

Мы действительно живем в уникальное время. У нас есть шанс построить новую, свободную, процветающую, сильную Россию. И я как Президент обязан сделать все от меня зависящее, чтобы этот шанс был использован нами в полной мере.

В течение ближайших десятилетий Россия должна стать страной, благополучие которой обеспечивается не столько сырьевыми, сколько интеллектуальными ресурсами: «умной» экономикой, создающей уникальные знания, экспортом новейших технологий и продуктов инновационной деятельности.

Недавно я определил пять стратегических векторов экономической модернизации нашей страны. Во-первых, мы станем одной из лидирующих стран по эффективности производства, транспортировки и использования энергии. Разработаем и выведем на внутренние и внешние рынки новые виды топлива. Во-вторых, сохраним и поднимем на новый качественный уровень ядерные технологии. В-третьих, российские специалисты будут совершенствовать информационные технологии, добьются серьезного влияния на процессы развития глобальных общедоступных информационных сетей, используя суперкомпьютеры и другую необходимую материальную базу. В-четвертых, мы будем располагать собственной наземной и космической инфраструктурой передачи всех видов информации; наши спутники будут «видеть» весь мир, помогать нашим гражданам и людям всех стран общаться, путешествовать, заниматься научными исследованиями, сельскохозяйственным и промышленным производством. В-пятых, Россия займет передовые позиции в производстве отдельных видов медицинского оборудования, свехсовременных средств диагностики, медикаментов для лечения вирусных, сердечно-сосудистых, онкологических и неврологических заболеваний.

Следуя этим пяти стратегиям лидерства в сфере высоких технологий, мы будем также уделять постоянное внимание развитию наиболее значимых традиционных отраслей. Прежде всего, – агропромышленного комплекса. Каждый третий из нас проживает на селе. Доступность современных социальных услуг для сельских жителей, рост их доходов, улучшение условий их труда и быта – всегда будут нашим приоритетом.

И, само собой разумеется, Россия будет хорошо вооружена. Достаточно, чтобы никому не пришло в голову угрожать нам и нашим союзникам.

Эти цели реалистичны. Задачи, поставленные для их достижения, сложны, но решаемы. Детальные, пошаговые планы движения вперед в указанных направлениях уже разрабатываются. Мы будем поощрять и стимулировать научно-техническое творчество. Прежде всего, поддержим молодых ученых и изобретателей. Средняя и высшая школы подготовят достаточное количество специалистов для перспективных отраслей. Научные учреждения сосредоточат основные усилия на реализации прорывных проектов. Законодатели примут все решения для комплексной поддержки духа новаторства во всех сферах общественной жизни, создания рынка идей, изобретений, открытий, новых технологий. Государственные и частные компании получат всемерную поддержку во всех начинаниях по созданию спроса на продукты инновационной деятельности. Иностранным компаниям и научным организациям будут представляться самые благоприятные условия для строительства в России исследовательских и конструкторских центров. Мы пригласим на работу лучших ученых и инженеров из разных стран мира. И, главное, мы будем объяснять нашей молодежи, что важнейшим конкурентным преимуществом являются знания, которых нет у других, интеллектуальное превосходство, умение создавать вещи, нужные людям. Как писал А.С. Пушкин: «Есть высшая смелость: смелость изобретения, создания, где план обширный объемлется творческой мыслью». Изобретатель, новатор, ученый, учитель, предприниматель, внедряющий новые технологии, — станут самыми уважаемыми людьми в обществе. Получат от него все необходимое для плодотворной деятельности.

Инновационная экономика возникнет, конечно, не сразу. Она – часть культуры, основанной на гуманистических ценностях. На стремлении к преобразованию мира ради лучшего качества жизни, ради освобождения человека от бедности, болезней, страха, несправедливости. Талантливые люди, стремящиеся к обновлению, способные создавать новое и лучшее, не прилетят к нам с другой планеты. Они уже здесь, среди нас. И об этом недвусмысленно свидетельствуют результаты международных интеллектуальных олимпиад, патентование за рубежом изобретений, сделанных в России, и настоящая охота, ведущаяся крупнейшими компаниями и университетами мира за нашими лучшими специалистами. Мы – государство, общество и семья – должны научиться находить, растить, воспитывать и беречь таких людей.

Считаю технологическое развитие приоритетной общественной и государственной задачей еще и потому, что научно-технический прогресс неразрывно связан с прогрессом политических систем. Считается, что демократия возникла в Древней Греции, но в те времена демократия существовала не для всех. Свобода была привилегией меньшинства. Полноценная демократия, утвердившая всеобщее избирательное право и юридически оформленное равенство всех граждан перед законом, демократия для каждого возникла сравнительно недавно, каких-нибудь восемьдесят – сто лет назад. Демократия стала массовой, когда массовым стало производство самых необходимых товаров и услуг. Когда уровень технологического развития западной цивилизации сделал возможным всеобщий доступ к элементарным благам, к системам образования, медицинского обслуживания, информационного обмена. Каждое новое изобретение, улучшающее качество жизни, – дает дополнительную степень свободы для человека. Делает условия его существования более комфортными, а социальные отношения более справедливыми. Чем «умнее», интеллектуальнее, эффективнее будет наша экономика, тем выше будет уровень благосостояния наших граждан. Тем свободнее, справедливее, гуманнее будет наша политическая система. Общество в целом.

Распространение современных информационных технологий, которому мы будем всячески содействовать, дает беспрецедентные возможности для реализации таких фундаментальных политических свобод, как свобода слова и собраний. Для выявления и ликвидации очагов коррупции. Для прямого доступа к месту практически любых событий. Для непосредственного обмена мнениями и знаниями людей всего мира. Общество становится открытым и прозрачным, как никогда. Даже если это не нравится правящему классу.

Политическая система России также будет предельно открытой, гибкой и внутренне сложной. Она будет адекватна динамичной, подвижной, прозрачной и многомерной социальной структуре. Отвечать политической культуре свободных, обеспеченных, критически мыслящих, уверенных в себе людей. Как в большинстве демократических государств лидерами в политической борьбе будут парламентские партии, периодически сменяющие друг друга у власти. Партии и их коалиции будут формировать федеральные и региональные органы исполнительной власти (а не наоборот), выдвигать кандидатов на пост главы государства, руководителей регионов и местного самоуправления. Они будут иметь длительный опыт цивилизованной политической конкуренции. Ответственного и содержательного взаимодействия с избирателями, межпартийного сотрудничества и поиска компромиссных вариантов решений острейших социальных проблем. Соединят в политическое целое все части общества, граждан всех национальностей, самые разные группы людей и наделенные широкими полномочиями российские земли.

Политическая система будет обновляться и совершенствоваться в ходе свободного соревнования открытых политических объединений. При сохранении межпартийного консенсуса по стратегическим вопросам внешней политики, социальной стабильности, национальной безопасности, основ конституционного строя, охраны суверенитета нации, прав и свобод граждан, защиты права собственности, неприятия экстремизма, поддержки структур гражданского общества, всех форм самоорганизации и самоуправления. Подобный консенсус существует во всех современных демократиях.

В этом году мы начали движение к созданию такой политической системы. Политические партии получили дополнительные возможности влиять на формирование исполнительной власти в субъектах федерации и муниципалитетах. Смягчены формальные требования по ряду вопросов партстроительства. Облегчены условия выдвижения кандидатов на выборах в Государственную Думу. Законодательно установлены гарантии равного доступа к государственным средствам массовой информации парламентских партий. Принят и ряд других мер.

Не всех устраивают темпы нашего движения в этом направлении. Говорят о необходимости форсированного изменения политической системы. А иногда и том, чтобы вернуться в «демократические» девяностые. Но возврат к парализованному государству недопустим. Поэтому хочу огорчить сторонников перманентной революции. Спешить мы не будем. Спешка и необдуманность в деле политических реформ не раз в нашей истории приводили к трагическим последствиям. Ставили Россию на грань распада. Мы не вправе рисковать общественной стабильностью и ставить под угрозу безопасность наших граждан ради каких-то абстрактных теорий. Не вправе приносить стабильную жизнь в жертву даже самым высоким целям. Еще Конфуций заметил: «Нетерпимость в малом разрушает великий замысел». Мы «наелись» этого в прошлом. Реформы для людей, а не люди для реформ. В то же время, не обрадую и тех, кого полностью устраивает статус кво. Тех, кто боится и не хочет перемен. Перемены будут. Да, они будут постепенными, продуманными, поэтапными. Но – неуклонными и последовательными.

Российская демократия не будет механически копировать зарубежные образцы. Гражданское общество не купить за иностранные гранты. Политическую культуру не переделать простым подражанием политическим обычаям передовых обществ. Эффективную судебную систему нельзя импортировать. Свободу невозможно выписать из книжки, даже если это очень умная книжка. Мы, безусловно, обязательно будем учиться у других народов. Будем перенимать их опыт, учитывать их успехи и просчеты в развитии демократических институтов. Но никто не проживет нашу жизнь за нас. Никто не станет за нас – свободными, успешными, ответственными. Только наш собственный опыт демократического строительства даст нам право утверждать – мы свободны, мы – ответственны, мы – успешны.

Демократия нуждается в защите. Как нуждаются в защите основные права и свободы наших граждан. Защите, прежде всего, от коррупции, порождающей произвол, несвободу и несправедливость. Мы только приступили к формированию такого защитного механизма. Его центральной частью должен быть суд. Нам предстоит создать современный эффективный суд, действующий в соответствии с новым законодательством о судоустройстве и опирающийся на современное правопонимание. Нам также предстоит избавиться от пренебрежения к праву и суду, которое, как мне неоднократно доводилось говорить, стало нашей печальной «традицией». Но при формировании новой судебной власти недопустимы скачки и кампанейщина, равно как и болтовня о том, что сама система сгнила и проще набрать новый судебный и правоохранительный корпус, чем изменить их. У нас нет «новых» судей, как нет «новых» прокуроров, милиционеров, сотрудников спецслужб, чиновников, бизнесменов и т.д. Нужно создать нормальные условия работы для действующего правоохранительного корпуса, решительно избавляясь от проходимцев. Нужно учить правоохранителей охранять и защищать права и свободы. Справедливо, четко и эффективно разрешая конфликты в правовом поле. Необходимо устранить неправовое влияние на судебные акты, какими бы соображениями оно не диктовались. В конечном счете, судебная система сама способна разобраться, что в интересах государства, а что отражает шкурный интерес коррумпированного бюрократа или предпринимателя. Необходимо прививать вкус к правовой культуре, законопослушанию, уважение к правам других, включая такое важное, как право собственности. Именно суды при широкой общественной поддержке призваны очистить страну от коррупции. Это сложная задача. Но выполнимая. У других же стран все получилось.

Мы будем делать все возможное для нормализации жизни людей на российском Кавказе. Экономические и гуманитарные программы для Юга страны будут в ближайшее время пересмотрены и конкретизированы. Будут разработаны отдельные и очень четкие критерии эффективности работы руководителей государственных структур по проблемам Кавказа. Это касается, прежде всего, федеральных и региональных министерств и ведомств, ответственных за качество политики в сфере промышленного производства, финансов, социального развития, образования, культуры. В то же время правоохранительные органы продолжат подавление бандгрупп, стремящихся запугиванием и террором навязать населению некоторых кавказских республик свои бредовые идеи и варварские порядки.

Негативные демографические тенденции должны быть замедлены и остановлены. Повышение качества медицинского обслуживания, стимулирование рождаемости, безопасность на дорогах и производстве, борьба с пандемией алкоголизма, развитие физической культуры, массового спорта должны стать и стратегическими, и при этом – повседневно решаемыми государственными задачами.

Какую бы сферу ни затрагивали преобразования, их цель в конечном итоге одна – повышение качества жизни в России. Создание условий для обеспечения граждан жильем, работой, медицинской помощью. Забота о пенсионерах, защита детей, поддержка людей с ограниченными возможностями – прямая обязанность властей всех уровней.

В речах российских политиков часто звучит напоминание о том, что согласно нашей Конституции Россия – социальное государство. Это действительно так, но не следует забывать и о том, что современное социальное государство – это не раздувшийся советский собес и не спецраспределитель с неба свалившихся благ. Это сложная, сбалансированная система экономических стимулов и социальных гарантий, юридических, этических и поведенческих норм, продуктивность которой в решающей мере зависит от качества труда и уровня подготовки каждого из нас.

Общество может распределять через государство только то, что зарабатывает. Жить не по средствам – безнравственно, неразумно и опасно. Нужно подтягивать экономику, чтобы больше зарабатывать. Не просто получать только потому, что нефть в какой-то момент подорожала, а именно – зарабатывать.

Мы будем повышать эффективность социальной сферы по всем направлениям, уделяя повышенное внимание задачам материального и медицинского обеспечения ветеранов и пенсионеров.

Модернизация российской демократии, формирование новой экономики, на мой взгляд, возможны только в том случае, если мы воспользуемся интеллектуальными ресурсами постиндустриального общества. Без всяких комплексов, открыто и прагматично. Вопрос гармонизации отношений с западными демократиями – это не вопрос вкуса или каких-то личных предпочтений тех или иных политических групп. Наши внутренние финансовые и технологические возможности сегодня недостаточны для реального подъема качества жизни. Нам нужны деньги и технологии стран Европы, Америки, Азии. Этим странам нужны, в свою очередь, возможности России. Мы крайне заинтересованы в сближении и взаимном проникновении наших культур и экономик.

Конечно, не бывает отношений без противоречий. Всегда найдутся спорные темы, причины для разногласий. Но обидчивость, кичливость, закомплексованность, недоверие и тем более враждебность должны быть исключены на взаимной основе из отношений России с ведущими демократическими странами.

У нас много общих задач, среди которых такие безусловно приоритетные и касающиеся буквально каждого жителя Земли, как нераспространение ядерного оружия и снижение риска неблагоприятных техногенных изменений климата.

Мы должны уметь заинтересовать партнеров, вовлечь их в совместную деятельность. И если для этого нужно что-то изменить в самих себе, отказаться от предрассудков и иллюзий – так следует и делать. Речь, конечно, не идет о политике односторонних уступок. Безволие и некомпетентность не могут дать ни уважения, ни благодарности, ни выгоды. Это уже было в нашей недавней истории. Наивные представления о непогрешимом и счастливом Западе и вечно недоразвитой России неприемлемы, оскорбительны и опасны. Но не менее опасен и путь конфронтации, самоизоляции, взаимных придирок и претензий.

Не ностальгия должна определять нашу внешнюю политику, а стратегические долгосрочные цели модернизации России. При этом Россия, оставаясь одной из ведущих экономик, ядерной державой и постоянным членом Совета безопасности ООН, должна открыто и прямо говорить о своей позиции, отстаивать ее на всех площадках. Не юлить и не приспосабливаться. А в случае угрозы собственным интересам – решительно защищать их. Мне уже доводилось говорить о таких принципах нашей внешней политики в августе прошлого года.

Наряду с активной работой на западном направлении мы должны углублять сотрудничество со странами ЕврАзЭС, ОДКБ, СНГ. Это наши самые близкие, стратегические партнеры. У нас с ними – общие задачи по модернизации наших экономик, обеспечению региональной безопасности, более справедливому устройству мирового порядка. Мы должны также развивать всемирную кооперацию с нашими партнерами по линии ШОС и БРИК.

У российского народа, как у каждого великого народа, яркая, героическая, вызывающая уважение и восхищение, и в то же время – противоречивая, сложная, неоднозначная история. По разному воспринимают нас разные люди и разные страны. И многое еще предстоит сделать для защиты нашего исторического наследия от искажения и политических спекуляций. Мы должны смотреть на свое прошлое трезво. Видеть в нем и грандиозные победы, и трагические ошибки, и примеры для подражания, и проявление лучших черт национального характера.

В любом случае мы будем внимательны к своей истории, будем ее уважать. Уважать, прежде всего, роль нашей страны в поддержании сбалансированного мирового порядка на протяжении многих веков. Россия всегда, на всех этапах своего становления стремилась к достижению более справедливого мироустройства.

Не раз именно Россия оказывала покровительство малым народам, столкнувшимся с угрозой порабощения или даже уничтожения. Так было и совсем недавно, когда режим Саакашвили совершил преступное нападение на Южную Осетию. Не раз – разрушала авантюристические планы претендентов на мировое господство. Россия дважды выступала в авангарде великих коалиций: в XIX веке – остановившей Наполеона, в XX – разгромившей нацистов. И в военное, и в мирное время, если справедливое дело требовало решительных действий – наш народ приходил на помощь. Россия всегда была верным союзником на войне и честным партнером в экономических и дипломатических делах.

В будущем Россия будет активным и уважаемым участником всемирного содружества свободных наций. Достаточно сильной для того, чтобы оказывать существенное влияние на выработку решений, имеющих глобальные последствия. Чтобы не допускать чьих-либо односторонних действий, которые могли бы нанести ущерб национальным интересам и негативно сказаться на наших внутренних делах. Снизить уровень доходов россиян, повредить их безопасности.

Для этого мы уже сегодня вместе с другими странами добиваемся реформирования наднациональных политических и экономических институтов. Целью такой модернизации является развитие международных отношений, учет интересов как можно большего количества народов и стран. Установление таких правил сотрудничества и разрешения споров, в основе которых были бы современные представления о равенстве и справедливости.

Таковы мои взгляды на историческую роль нашей страны, на ее будущее. Предлагаемые мной ответы на вопросы, касающиеся каждого из нас.

Я приглашаю всех, кто разделяет мои убеждения, – к сотрудничеству. Приглашаю к сотрудничеству и тех, кто не согласен со мной, но искренне желает перемен к лучшему. Нашей работе будут пытаться мешать. Влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей». Они хорошо устроились. У них «все есть». Их все устраивает. Они собираются до скончания века выжимать доходы из остатков советской промышленности и разбазаривать природные богатства, принадлежащие всем нам. Они не создают ничего нового, не хотят развития и боятся его. Но будущее принадлежит не им. Оно принадлежит нам. Таких, как мы, абсолютное большинство. Мы будем действовать. Терпеливо, прагматично, последовательно, взвешенно. Действовать прямо сейчас. Действовать завтра и послезавтра. Мы преодолеем кризис, отсталость, коррупцию. Создадим новую Россию. Россия – вперед!

Источник:

Документ №10

Послание Президента РФ Дмитрия Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации

"Российская газета" - Федеральный выпуск №5038 (214)
13.11.2009, 00:55

Уважаемые граждане России!

Уважаемые депутаты и члены Совета Федерации!

Два месяца назад в статье "Россия, вперед!" я обнародовал принципы новой политической стратегии. В сегодняшнем Послании Федеральному Собранию я хотел бы изложить конкретные первоочередные планы реализации этой стратегии. Расскажу о том, что предстоит сделать в самое ближайшее время.

В основе моего представления о будущем глубокая убежденность в необходимости и возможности обретения Россией статуса мировой державы на принципиально новой основе. Престиж Отечества и национальное благосостояние не могут до бесконечности определяться достижениями прошлого, ведь производственные комплексы по добыче нефти и газа, обеспечивающие львиную долю бюджетных поступлений, ядерное оружие, гарантирующее нашу безопасность, промышленная и коммунальная инфраструктура, - все это создано большей частью еще советскими специалистами, иными словами, это создано не нами. И хотя до сих пор удерживает нашу страну, что называется, "на плаву", но стремительно устаревает, устаревает и морально, и физически. Настало время нам, то есть сегодняшним поколениям российского народа, сказать свое слово, поднять Россию на новую, более высокую ступень развития цивилизации.

В прошлом веке ценой неимоверных усилий аграрная, фактически неграмотная страна была превращена в одну из самых влиятельных по тем временам индустриальных держав, которая лидировала в создании ряда передовых технологий того времени: космических, ракетных, ядерных. Но в условиях закрытого общества, тоталитарного политического режима эти позиции невозможно было сохранить. Советский Союз, к сожалению, так и остался индустриально-сырьевым гигантом и не выдержал конкуренции с постиндустриальными обществами.

В ХХI веке нашей стране вновь необходима всесторонняя модернизация. И это будет первый в нашей истории опыт модернизации, основанной на ценностях и институтах демократии. Вместо примитивного сырьевого хозяйства мы создадим умную экономику, производящую уникальные знания, новые вещи и технологии, вещи и технологии, полезные людям.

Вместо архаичного общества, в котором вожди думают и решают за всех, станем обществом умных, свободных и ответственных людей.

Вместо сумбурных действий, продиктованных ностальгией и предрассудками, будем проводить умную внешнюю и внутреннюю политику, подчиненную сугубо прагматичным целям.

Вместо прошлой построим настоящую Россию - современную, устремленную в будущее молодую нацию, которая займет достойные позиции в мировом разделении труда.

Я обратился с предложением подумать о том, как преодолеть хроническую отсталость, зависимость от сырьевого экспорта, коррупцию, как выдержать жесткую конкуренцию на мировых рынках, как создать наилучшие возможности для того, чтобы мы сами, каждый из нас мог на деле реализовать свои знания, возможности, опыт, не полагаясь на кого-то сверху. Другими словами, что необходимо сейчас предпринять для изменения качества жизни в России, для обеспечения лидерских позиций нашей страны в мире.

В ходе развернувшейся общественной дискуссии я получил множество откликов и писем в самой разной форме, разговаривал с людьми разных политических взглядов и профессий о путях развития экономики, образования, науки, повышения эффективности государственного управления, политической и судебной систем.

Благодарю всех вас за участие в открытых дебатах о новой политической стратегии: и тех, кто разделяет мои взгляды, и тех, кто предлагает другие решения. Нас объединяет одно, как минимум одно - понимание того, что перемены необходимы и что только от нас самих зависит, какой будет Россия для наших детей и внуков, какое место займет в будущем мире.

Многие ваши идеи были учтены при подготовке Послания, выработке предложений, реализация которых и будет означать последовательную и системную модернизацию России.

Уважаемые коллеги!

Необходимость перемен стала особенно очевидной в последние месяцы. Глобальный финансовый кризис ударил по всем, но в России экономический спад оказался более глубоким, чем в большинстве стран. Однако не стоит искать виновных только вовне.

Надо признаться, что в предыдущие годы мы сами недостаточно сделали для решения унаследованных от прошлого проблем. Мы так и не избавились от примитивной структуры экономики, от унизительной сырьевой зависимости, не переориентировали производство на реальные потребности людей. Привычка жить за счет экспорта по-прежнему тормозит инновационное развитие. Российский бизнес до сих пор предпочитает торговать тем, что создано в других странах, а конкурентоспособность нашей продукции позорно низка.

Кризис, безусловно, затруднил решение этих проблем. Мы были вынуждены сфокусировать наши усилия на преодолении его негативных последствий, задействовав значительные, ранее накопленные с таким трудом резервы. И масштабная программа антикризисных мер позволила к середине этого года стабилизировать ситуацию.

Нашим приоритетом была и останется поддержка людей, оказавшихся в трудной ситуации. Несмотря на падение доходов бюджета, социальные обязательства государства выполняются полностью. И дальше так и будет.

В первую очередь это касается пенсий. Их индексация проведена даже в большем размере, чем предполагалось. В последующие три года средний размер пенсий увеличится не менее чем в полтора раза. А уже в 2010 году все пенсионеры будут получать доходы не ниже прожиточного минимума. Вы знаете, как это важно для пожилых людей.

Ключевая задача, которую мы обязаны решить, - это обеспечение ветеранов жильем. В федеральном бюджете этого года на такие цели выделено около 46 миллиардов рублей, что позволит улучшить жилищные условия более чем 34 тысячам ветеранов. Мною дано дополнительное поручение - предусмотреть средства на обеспечение квартирами всех ветеранов независимо от того, когда они подали заявление на улучшение жилищных условий. Это наша обязанность.

Более чем в 1,5 раза повышен максимальный размер пособия по безработице, проводятся масштабные программы поддержки занятости населения. Ими уже воспользовалось около 2 миллионов человек. Это позволяет не допустить резкого роста численности безработных. Мы будем и дальше создавать условия для трудоустройства людей, особенно тех, кто находится под риском увольнения. А таких людей у нас в стране более 1 миллиона человек. Надо больше внимания уделять опережающему профессиональному обучению, организации общественных работ, созданию временных и постоянных рабочих мест, оказывать адресную поддержку людям, в том числе и в переезде в другую местность, помогать им в открытии собственного бизнеса.

Особое и очень важное направление - нормализация ситуации в моногородах. Их в России несколько сотен. Живут в них более 16 миллионов человек и производятся значительные объемы товаров и услуг. В ближайшие месяцы нам необходимо принять оперативные меры, чтобы не допустить резкого падения уровня жизни в моногородах. Это задача и органов власти всех уровней, и руководства предприятий. В течение полугода Правительство должно утвердить программу содействия развитию моногородов, а также принять комплексные планы для тех населенных пунктов, которые находятся в наиболее сложной ситуации. В таких городах и поселках надо создать условия для применения способностей людей в самых разных сферах и, конечно, стимулы для частных инвестиций. Если же экономических перспектив для этого нет или они по каким-либо причинам очень малы, нужно помочь людям переехать в более благоприятное для жизни и работы место, тем более что у нас достаточно регионов, которые нуждаются в дополнительной рабочей силе. Думаю, что многие граждане самостоятельно определятся с новым видом работы. И в то же время рассчитываю на ответственное и внимательное отношение местных властей и работодателей к нуждам конкретных людей. Федеральное Правительство также должно организовать необходимую поддержку.

В условиях кризиса мы оказываем прямую поддержку, прямую помощь российским компаниям, объем которой уже превысил триллион рублей. В дальнейшем мы будем помогать только тем, у кого есть четкие планы повышения эффективности и реализации высокотехнологичных проектов. Неэффективные предприятия должны пройти процедуру финансового оздоровления или уйти с рынка. Их защита путем установления высоких торговых барьеров не будет продолжаться вечно. Развитие производства происходит только там, где есть реальная конкуренция. Российским потребителям нужно создать доступ к недорогим качественным товарам. И задача российских компаний - научиться их производить.

Особо отмечу успешную реализацию государственной программы развития сельского хозяйства. Результатом ее стали лучшие показатели его роста среди всех отраслей даже в период кризиса. Мы продолжим политику поддержки села и в будущем. У нас есть все возможности, чтобы сделать сельское хозяйство одним из лидеров экономического роста на годы вперед. И в результате этого улучшить и качество жизни на селе.

Лучшей антикризисной политикой, естественно, является стимулирование частного спроса. Отдельные шаги в этом направлении предпринимались, однако сейчас этого мало. Поручаю Правительству подготовить дополнительные меры по поддержке потребительского кредитования и расширению жилищного строительства.

Много предлагается идей по увеличению инвестиций в инфраструктуру. И, в общем, это понятно. Инфраструктура у нас недофинансирована. Но пока здесь не наведен элементарный порядок, а строительство ведется по завышенным в разы расценкам - в разы - тратить на эти цели больше я считаю непозволительной роскошью. Поручаю Правительству в следующем году внедрить новые, в том числе электронные технологии торгов в этой сфере, а также привести технологии и стоимость строительства дорог и других инфраструктурных объектов в соответствие с общепринятыми международными стандартами. Нужно, кстати, рассмотреть и возможность использования соответствующих норм Евросоюза для более быстрой разработки наших регламентов строительства. Очень долго мы это делаем.

В предшествующие месяцы мы много внимания уделяли поддержке финансовой системы. Сегодня наша банковская система находится в удовлетворительном состоянии, для кризисного, конечно, года. Рост кредитования возобновился, объем просроченных долгов стабилизировался. Вслед за снижением инфляции и стабилизацией на валютном рынке постепенно уменьшаются процентные ставки. Центральный банк начал полноценно исполнять функции кредитора последней инстанции. Однако, с точки зрения инновационного развития, финансовый сектор все еще слаб, недостаточно капитализирован и не способен оказывать все необходимые нашим гражданам и компаниям услуги. Правительство должно представить план конкретных мер по совершенствованию финансовой системы. Она должна стать адекватной требованиям модернизации нашей экономики.

Считаю, что в целом Правительство и Центральный банк, региональные власти при поддержке законодателей всех уровней смогли стабилизировать ситуацию в экономике и социальной сфере.

Но хотел бы подчеркнуть то, что, я надеюсь, понимают и все присутствующие в этом зале: оживление на рынках пока еще слишком слабое и неустойчивое. И самое опасное сейчас - это самоуспокоенность. Надо продолжить реализацию антикризисного плана и быть готовыми к оперативному принятию дополнительных мер.

Уважаемые депутаты и члены Совета Федерации!

Мы обязаны извлечь уроки из событий прошедшего периода. Ведь пока росли цены на нефть, у многих, что там скрывать, почти у всех были иллюзии, будто структурные реформы еще могут подождать и сейчас нужно воспользоваться теми ценами, которые сложились. В основном предпочтение было отдано форсированию роста старой, сырьевой экономики, а для формирования новой, создающей уникальные технологии и инновационные продукты, были приняты лишь отдельные и несистемные решения.

Больше медлить с этим нельзя. Мы должны начать модернизацию и технологическое обновление всей производственной сферы. По моему убеждению, это вопрос выживания нашей страны в современном мире.

Я надеюсь, что благополучие России в относительно недалеком будущем будет напрямую зависеть от наших успехов в развитии рынка идей, изобретений, открытий, от способности государства и общества находить и поощрять талантливых и критически мыслящих людей, воспитывать молодежь в духе интеллектуальной свободы и гражданской активности.

В чем я вижу главные факторы такого развития? Отечественная экономика должна, наконец, переориентироваться именно на реальные потребности людей, а они сегодня главным образом связаны с обеспечением безопасности, с улучшением здоровья, с доступом к энергии и с доступом к информации. Отсюда и наш выбор приоритетов модернизации экономики и технологического развития. Они являются ключевыми для выхода России на новый технологический уровень, для обеспечения лидерских позиций в мире. Это внедрение новейших медицинских, энергетических и информационных технологий, развитие космических и телекоммуникационных систем, радикальное повышение энергоэффективности.

Специально созданная президентская комиссия утвердила конкретные проекты по всем пяти направлениям и сформировала детальные планы-графики их реализации. И уже сейчас занимается их практической реализацией. Я рассчитываю на активное участие в этой работе всех органов власти, предпринимательского, научного и экспертного сообщества.

Я специально более подробно остановлюсь на этих направлениях модернизации, потому что считаю это исключительно важным для нашей страны.

Важнейшее для наших граждан направление работы - развитие медицинской техники, технологий и фармацевтики. Мы обеспечим людей качественными и доступными лекарственными средствами, а также новыми технологиями профилактики и лечения заболеваний, и в первую очередь тех, что являются наиболее распространенными причинами потери здоровья и смертности. Излишне добавлять, насколько это важно в наших демографических условиях.

Мы уже определились с перечнем стратегически значимых лекарств, тех, что нужно будет производить в России. Речь идет, во-первых, о наиболее дорогих препаратах, в частности для лечения сердечно-сосудистой патологии и онкологических заболеваний. Нам нужно будет выпускать более 50 таких препаратов, чтобы все, кто нуждается в них, все они могли получить своевременное лечение. В ближайшее время мы существенно увеличим производство собственных лекарств, используем их и при лечении самых распространенных заболеваний, например, против простуды и гриппа.

Я думаю, что российские компании способны произвести препараты и технологии, которые будут пользоваться спросом на мировом рынке, а для этого нужно активнее развивать партнерство с ведущими зарубежными разработчиками и производителями, имея в виду и организацию в России передовых исследований в медицинской сфере.

Стимулирование производства лекарств и оборудования будет осуществлено в том числе и через механизм государственных закупок. Уже через пять лет доля отечественной продукции на лекарственном рынке должна составить не менее четверти, а к 2020 году - более половины всех препаратов. Вот в чем цель.

Кроме того, я поручаю разработать и внести в Государственную Думу проект закона, который бы регулировал порядок обращения лекарственных средств и, что крайне важно, требования к их безопасности. Мы обязаны оградить людей от поддельных и фальшивых лекарств.

Наряду с внедрением новых технологий профилактики и лечения необходимо с особым вниманием относиться к созданию мотиваций и условий для здорового образа жизни. В ходе обсуждения моей статьи я получил большое количество откликов, и среди них были такие слова, посвященные этой теме: "Показателем личного успеха должно стать скорее здоровье человека, а не количество заработанных им денег. И если у молодежи появится привычка к занятиям спортом, то будут решены и такие острые проблемы, как наркомания, алкоголизм, детская безнадзорность". С этими словами трудно не согласиться.

Отмечу, что в августе этого года впервые за последние 15 лет в России зафиксирован естественный прирост населения. Он пока незначительный - всего на тысячу человек, но все-таки это уже прирост. Результат был достигнут прежде всего за счет известного национального проекта "Здоровье" и новой демографической политики, которой мы все занимаемся. Работа по этим направлениям будет продолжена. У нас есть все возможности сделать так, чтобы население нашей страны не уменьшалось, а росло.

И, конечно, мы обязаны думать, какие природные богатства сможем сохранить и передать будущим поколениям. Вот почему я считаю, что повышение энергоэффективности, переход к рациональной модели потребления ресурсов является еще одним приоритетом в модернизации нашей экономики. Задачу эту можно решить только в том случае, если каждый из нас задумается, насколько ответственно он подходит к энергосбережению, так, как, кстати, это делают во всем мире. Там об этом думают абсолютно все.

Что нужно сделать? Во-первых, будут запущены программы по производству и установке приборов учета. Сегодня жители наших городов фактически оплачивают ветхую и оттого дорогостоящую коммунальную инфраструктуру. Граждане должны платить только за реально потребляемые ими услуги.

Во-вторых, мы начали переход к использованию энергосберегающих ламп. Люди получат существенную экономию затрат за счёт замены устаревшего оборудования.

В-третьих, в следующем году мы приступим к реализации проектов повышения энергоэффективности во многих городских кварталах. Будут модернизированы коммунальные сети, введены системы оплаты услуг, в большей мере учитывающие режим их потребления и уровень доходов семьи. Будут введены энергосервисные контракты, позволяющие добиться значительной экономии. В первую очередь программы энергоэффективности будут реализованы в государственном секторе, там есть где поработать. Я призываю все российские регионы принять участие в таких проектах.

В-четвертых, нам нужно не только наращивать добычу полезных ископаемых, но и добиваться лидерства во внедрении инноваций - как в традиционной, так и в альтернативной энергетике.

Вопиющим фактом, примером неэффективного использования энергоресурсов остается сжигание попутного газа. Загрязняется окружающая среда, и десятки миллиардов рублей превращаются в дым. Правительство еще раз недавно обратилось к этой теме и обещало покончить с этим безобразием. Действовать нужно решительно и быстро, и никаких отговорок от добывающих компаний не принимать. Эта тема, кстати, весьма популярна. На проблему "разбазаривания" попутного газа меня просил обратить внимание во время встречи, которую я проводил с Советом Федерации, Николай Иванович Рыжков. Николай Иванович, не знаю, в зале или нет? В зале. Вот мы с Вами вместе, надеюсь, и проконтролируем выполнение этой задачи.

Одно из наиболее перспективных направлений - это применение широко распространенных у нас биоресурсов, прежде всего древесины, торфа, отходов производства для получения энергоносителей.

Наши научно-исследовательские и производственные организации будут нацелены на внедрение инновационных технологий, таких как разработки с применением эффекта сверхпроводимости, особо актуального для наших протяженных территорий. Мы продолжаем терять гигантские объемы энергии при передаче ее по территории страны, гигантские объемы. В будущем именно технология сверхпроводимости кардинально изменит всю сферу производства, передачи и использования электроэнергии.

В отдельное направление в рамках модернизационного проекта выделены программы развития ядерной энергетики. До 2014 года у нас появятся реакторы нового поколения и ядерное топливо, востребованное не только отечественными, но и зарубежными производителями. Ядерные разработки будут активно применяться и в других сферах (прежде всего, конечно, в медицине), для производства водородного топлива, а также для создания двигательной установки, способной обеспечить космические полеты даже на другие планеты.

Мы будем активно участвовать и в международном проекте использования термоядерного синтеза. Именно за такими технологиями будущее. Находясь в "элитном клубе" стран-разработчиков ядерных технологий, мы, в кооперации с зарубежными партнерами, откроем доступ к практически неограниченному источнику энергии.

Четвертое стратегическое направление - развитие космических технологий и телекоммуникаций. Наша страна традиционно была одной из первых в этих отраслях, но сегодня занимает лишь 63-е место в мире по уровню развития инфраструктуры связи. Это очень плохо. Очевидно, что без изменений в этой сфере мы не сможем двигаться дальше, вот почему на территории всей нашей страны в течение пяти лет необходимо обеспечить широкополосный доступ в Интернет, осуществить переход на цифровое телевидение и мобильную связь четвертого поколения.

Национальная сетевая инфраструктура должна гарантировать доступ к современным средствам связи в любой точке и, конечно, по разумным ценам. При этом цены на услуги в первую очередь должны снизиться для жителей Сибири и Дальнего Востока. Обращаю внимание, приоритет должен отдаваться тем услугам, в которых заинтересовано большинство населения нашей страны, прежде всего связи с единой службой спасения и помощи при чрезвычайных ситуациях. Это критическая вещь.

На нашей территории будут проложены современные высокоскоростные оптические магистрали, установлено оборудование повышенной производительности и в полной мере задействован потенциал уже построенных линий, их же тоже немало. Это позволит обеспечить обмен все возрастающими потоками информации как между российскими регионами, так и между разными странами. Россия, простирающаяся на 11 часовых поясов, призвана стать ключевым звеном в глобальной информационной инфраструктуре.

Кстати, о часовых поясах. Мы традиционно привыкли гордиться их количеством, потому что это казалось нам яркой иллюстрацией величия нашей Родины. Это действительно так. Но задумывались ли мы когда-нибудь по-серьезному о том, насколько столь дробное деление позволяет эффективно управлять нашей страной, не приводит ли к использованию слишком дорогих технологий? Примеры других стран (Соединенных Штатов Америки и Китая) показывают, что можно обходиться и меньшей разницей во времени. Это большие страны. Нужно рассмотреть возможность сокращения количества часовых поясов. Конечно, надо просчитать все последствия такого решения. Это касается, кстати, и целесообразности перехода на летнее и зимнее время. Здесь тоже нужно сравнить все выгоды от экономии, очевидные неудобства, но сделать это надо. Я надеюсь, что специалисты дадут нам объективный, подчеркиваю, объективный ответ на эти вопросы.

Приоритетным направлением нашей работы станет также использование космических технологий, в том числе, естественно, ГЛОНАСС. Они дадут нашим людям возможность пользоваться современным навигационным оборудованием в автомобилях, помогут обеспечить безопасность транспорта и технически сложных объектов, улучшить координацию работы служб, которые отвечают за предотвращение аварий и чрезвычайных ситуаций, за ликвидацию последствий природных и техногенных катастроф. Появятся и новые технологии предоставления цифровой картографической информации высокой точности.

Внедряя современные инженерные решения и создавая космические аппараты нового поколения, мы должны уже к 2015 году выйти на мировые показатели по мощности и срокам активного существования на орбите отечественных спутников связи, здесь не все благополучно. Их технические возможности должны позволить видеть весь мир, помочь жителям всех стран вести научные исследования, более эффективно работать и активно общаться.

И, наконец, пятая приоритетная задача - развитие стратегических и информационных технологий. В России должен быть в полном объеме задействован потенциал суперкомпьютеров, суперкомпьютерных систем, которые объединены высокоскоростными каналами передачи данных. С их помощью уже в пятилетней перспективе станет возможным проектирование новейших самолетов и космических аппаратов, автомобилей и ядерных реакторов. Ведь сложная техника, не прошедшая суперкомпьютерного моделирования, что называется, не положенная в цифру, через несколько лет просто не будет востребована рынком. И для завоевания здесь конкурентных позиций мы обязаны настойчиво работать.

Кроме того, в следующем году государственные услуги будут доступны и через электронные каналы связи. Это, в частности, должно коснуться приема квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений, постановки объектов недвижимости на кадастровый учет и получения библиографической информации из государственных фондов. Через два года в такой электронной форме будет предоставляться не менее 60 ключевых государственных услуг. Вот в чем цель.

В пилотном режиме начнется внедрение социальных карт граждан, обеспечивающих получение государственных услуг и облегчающих участие в программах медицинского и социального страхования. В дальнейшем возможно их совмещение с электронными картами, открывающими доступ к банковским продуктам, включая проведение и обязательных, и добровольных платежей гражданами. Внедрение электронных технологий будет не только удобным для людей, но и должно стать мощным инструментом противодействия коррупции.

В одном из откликов, который я получил на известную статью ["Россия, вперед!"] (он пришел из Серпухова), указывается, что внедрение таких технологий, в частности так называемого электронного правительства, существенно ослабит проблемы с коррупцией, позволит избавиться от стояния в очередях, от траты денег и времени. Это очевидно так.

Я хотел бы подчеркнуть, что названные мною пять стратегических направлений технологической модернизации являются, безусловно, приоритетными. Но, конечно, ими не исчерпывается перечень государственных задач. Правительство должно активно проводить программы развития и других секторов экономики, ориентируясь на повышение доли добавленной стоимости, производимой внутри страны. Это ключевая вещь.

В рамках реализации общей стратегии мы должны предпринять несколько системных шагов. Я их сейчас тоже назову.

Во-первых, мы обязаны заняться модернизацией государственного сектора. Его доля не опускается ниже 40 процентов, а в период кризиса роль государства в экономике, естественно, вновь возросла. Причем, конечно, эта тенденция наблюдается во всем мире, но с точки зрения долгосрочных перспектив ничего хорошего в этом нет.

Нужно понять, какая структура госсектора отвечает нашим стратегическим задачам. Я поручаю Правительству подготовить решения, обеспечивающие оптимизацию объема и эффективность участия государства в деятельности коммерческих организаций. Речь идет и о судьбе ряда активов, имеющих сегодня статус стратегических. До 2012 года нужно завершить соответствующую программу, выйдя на оптимальные (на ближайшее время, потому что нет ничего вечного) параметры государственного сектора. Я хотел бы подчеркнуть, что заниматься всем этим нужно аккуратно, не "разбазаривая" того, что принадлежит всем нашим гражданам.

Однако и сохранять огромный объем собственности без перспективы его модернизации тоже бессмысленно.

Что касается государственных корпораций. Я считаю эту форму в современных условиях в целом бесперспективной. Корпорации, которые имеют определенные законом временные рамки работы, должны по завершении их деятельности быть ликвидированы, а те, которые работают в коммерческой, в конкурентной среде, должны быть со временем преобразованы в акционерные общества, контролируемые государством. В дальнейшем они или сохранятся в государственном секторе, там, где нам это необходимо, или будут реализованы частным инвесторам.

Кроме того, надо провести независимый аудит корпораций, а также крупных компаний с госучастием, внедрить в каждый из них современные модели управления, а оплату труда руководства этих компаний прямо увязать с показателями снижения издержек, повышения энергоэффективности и, естественно, повышения производительности труда, результатами внедрения технологий и инноваций.

Постоянным направлением деятельности исполнительной власти должна стать и оптимизация бюджетных расходов. Правительству необходимо разработать и реализовать комплекс мер по созданию долгосрочных стимулов к повышению качества оказываемых государственных услуг, по обеспечению ответственности за результаты использования бюджетных средств и своей деятельности в целом.

Считаю абсолютно недопустимой ситуацию, когда какой-то вид услуг обходится российскому налогоплательщику дороже, чем в передовых странах.

Второе. Будет сформирована комфортная среда для осуществления в России исследований и разработок мирового уровня. В свое время французский ученый Луи Пастер очень точно заметил: "Наука должна быть самым возвышенным воплощением Отечества, ибо из всех народов первым будет всегда тот, кто опередит другие в области мысли и умственной деятельности". Прекрасные слова.

В нашей стране всегда было много талантливых, открытых к прогрессу и способных создавать новое людей. Именно на них и дер жится инновационный мир, и надо сделать все, чтобы такие специалисты были заинтересованы работать в своей стране. Поэтому нужно создать постоянно действующий механизм их поддержки, привлекать к работе в России наиболее авторитетных российских и зарубежных ученых, а также предпринимателей, имеющих опыт коммерциализации подготовленных разработок. Это не такое простое дело. Следует упростить правила признания научных степеней и дипломов о высшем образовании, полученных в ведущих университетах мира, а также правила приема на работу необходимых нам специалистов из-за рубежа. Визы им должны выдаваться быстро и на длительный срок. Мы в них заинтересованы, а не наоборот.

Кстати, многие люди, которые прислали отклики по моей статье, так и писали, так и указывали, что наши соотечественники - ученые, которые работают за границей, могли бы составить значительную часть экспертного сообщества и помочь в организации международной экспертизы российских научных проектов, а при создании определенных условий - просто переехать в нашу страну.

Я поручаю Правительству обеспечить расширение грантовой поддержки разработчиков новейших технологий на конкурсной основе. Институты развития должны заниматься поиском и отбором перспективных проектов по всей территории страны, предоставлять финансовое содействие инновационным предприятиям, в том числе малым инновационным предприятиям, которые создаются сегодня по известному закону при вузах и научных учреждениях, при этом разделять риски и с частными инвесторами, конечно.

Об этом говорят и граждане нашей страны. Есть одна идея, она пришла из Алтая, предлагается создавать прямо на базе современных вузов бизнес-инкубаторы. Такого рода идеи и раньше высказывались. И именно в них выпускники будут учиться превращать технические замыслы в прибыльные бизнес-проекты. Я полагаю, что такого рода идеи заслуживают всяческой поддержки.

Подчеркну, что не только государство, но и наши крупные компании должны участвовать в формировании предварительного заказа на результаты таких исследований. Это их, если хотите, социальная ответственность. При этом значительную часть проектов нужно проводить через международную экспертизу и осуществлять в партнерстве с зарубежными центрами и компаниями.

Все необходимые организационные и финансовые решения, обеспечивающие реализацию этих задач, Правительству следует принять не позднее I квартала следующего года. Обращаю внимание, что структура государственных расходов на эти цели должна в большей степени учитывать выбранные нами приоритеты технологического развития.

Наконец, надо завершить разработку предложений по созданию в России мощного центра исследований и разработок, который был бы сфокусирован на поддержку всех приоритетных направлений, именно всех направлений. Речь идет о создании современного технологического центра, если хотите, по примеру "силиконовой долины" и других подобных зарубежных центров. Там будут формироваться условия, привлекательные для работы ведущих ученых, инженеров, конструкторов, программистов, менеджеров и финансистов. И создаваться новые конкурентоспособные на мировом рынке технологии.

Третий системный шаг, который мы должны совершить. Мы должны выйти на такие изменения в законодательстве и в государственном управлении, которые помогут переходу всей нашей экономики на инновационный характер развития.

Мы неоднократно, много раз говорили о том, что порядок осуществления инвестиций должен стать в России не менее комфортным, чем у наших конкурентов, а сама система контроля и надзора, в том числе система сертификации продукции, - не создавать дополнительных препятствий для инвесторов, готовых к реализации инновационных решений.

Поручаю Правительству в двухмесячный срок подготовить предложения по введению нового порядка согласования разрешительной документации для начала инвестиционных проектов. Результатом этой работы должно стать кратное сокращение сроков начала их реализации. Если это сделать, то по объектам, которые не относятся к категории так называемых "опасных", этот срок должен быть просто 3-4 месяца. Сегодня эти сроки составляют полтора-два года, а в крупных городах процессы согласований зачастую тянутся годами.

Полномочия и ответственность за координацию этой работы целесообразно возложить на руководителей регионов. При этом должностные лица, виновные в систематических задержках в согласовании документов и взимании платежей по основаниям, которые прямо в законе не предусмотрены, должны подвергаться административны