Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Дисциплина преподается, исходя из обеспечения требуемого уровня подготовки бакалавров в области менеджмента как особого вида управленческой деятельно...полностью>>
'Доклад'
В своей деятельности ГОУ Стерлитамакская специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат I вида руководствуется федеральными законами,...полностью>>
'Доклад'
Брюзлинская основная общеобразовательная школа расположена по адресу ул. Молодежная,11, относится к Брюзлинскому сельскому поселению. Школа построена...полностью>>
'Документ'
Е 83 Введение в культурологию: Основные понятия культуро­логии в систематическом изложении: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Изда...полностью>>

Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России»

Главная > Учебно-методический комплекс
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Тема 4. Общественная и культурная жизнь в стране

Социальные трансформации. Экономические преобразования в стране в 1990-е гг. привели к изменению социальной структуры общества. Чертами новой социальной структуры можно считать: 1) маргинализацию огромных масс населения; 2) подвижность социальных процессов в обществе, обусловленную множественностью форм собственности, а также существенными преобразованиями в сфере властных отношений; 3) неустойчивость, социальную конфликтность и даже антагонизм обще­ства в целом.

Попробуем представить суть перемен. В странах с развитой рыночной экономикой модель социальной структуры общества похожа на лимон с широкой центральной частью (это средний слой), относительно узкими полюсами высшего класса (элита) и группы беднейшего слоя. В странах, находящихся на стадии формирования рыночной экономики, социальная структура напоминает Эйфелеву башню, у которой широкое основание (бедный слой), вытянутая часть (средний слой) и узкая верхушка (элита).

Модель социальной структуры, которая сформировалась в России в 1990-х гг. не похожа ни на лимон, ни на башню. Скорее, она выглядит в виде придавленной к земле пирамиды, где в основании - 80% бедного населения, а на верхушке - 5% богатых. В руках последних концентрировалось 85% всех сбережений в банковской системе, 57% денежных доходов, 92% доходов от собственности и 96% расходов на покупку валюты. Средний класс в 1990-е гг. в России практически не сформировался. Общество разделилось на активное меньшинство, которое с помощью правительственных мер получило доступ к общественным ресурсам, и большинство населения, у которого упал уровень жизни, понизился социальный статус, оказались подорванными социально-профессиональные позиции.

Критериями социальных различий в России стали новые имущественные показатели - капитал, доход, собственность. Для российского общест­ва традиционно сохранилась важная роль фактора власти в социальном расслоении населения. Высшее положение (высшую страту) в постсоветском российском обществе занимала элита, далеко неоднородная по своему составу. Она включала представителей бюрократического аппарата высокого уровня, деловых кругов, крупных хозяйственников – «директорский корпус», а также интеллектуалов и финансистов, обслуживающих элиту. Низшее положение (низшую страту) занимала основная масса населения – рабочие различных профессий средней и низкой квалификации, а также канцелярские служащие. По различным оценкам эта страта включала 80-90% населения.

Ежемесячные доходы на противоположных полюсах разнились в несколько десятков раз. В 1995 г. на долю 10% наиболее обеспеченного населения приходилось около 31% денежных доходов, а на долю 10% наименее обеспеченных - 2,4%. При этом остальная часть населения имела доход ниже среднего уровня. С 1990 по 1995 г. количество бедных выросло в 15 раз. Среди 37 млн. бедных в 1995 г. примерно 1/10 часть (3,5-3,7 млн. чел.) находились в состоянии выживания, т. е. крайней физиологической бедности.

В качестве характеристики имущественного расслоения обычно используют децильный коэффициент - отношение доходов 10% наиболее богатых к доходам 10% наиболее бедных. В СССР этот коэффициент не поднимался выше, чем 3:5. В мировой практике, если доходы богатых в 10 раз превышают доходы бедных, ситуация оценивается как социально взрывоопасная. В мае 1996 г. в России этот коэффициент был равен 14, а при сопоставлении зарплат - 25-30. К началу нового тысячелетия тонкий слой богатых россиян был богаче бедных по одним данным в 30 раз, по другим – в 56 раз. Такого разрыва не знают даже отсталые страны тропической Африки и Центральной Америки. Все это говорит о том, что складывавшееся общество характеризовалось невиданным в мире индустриальных стран разрывом между бедностью и богатством.

Основным источником доходов для 70% экономически активного населения была зарплата. Реальная среднемесячная зарплата работников (в ценах 1991 г.) за 1991-1998 гг. снизилась с 548 до 193 руб., т.е. почти в 3 раза. Пик падения пришелся на 1993-1994 гг., когда недостаточной свою зарплату считали 87-83% населения. После финансового кризиса 1998 г. заработная плата вновь снизилась, а ее рост начался только с 1999 г. Ко всему этому следует добавить постоянные задержки выплаты заработной платы.

Диспропорции в зарплате оставались довольно существенными между разными секторами экономики, прибыльными и убыточными предприятиями, регионами. Перераспределение труда и капитала в более доходные секторы эконо­мики привело к появлению «новых бедных», среди которых оказались ра­ботники бюджетной сферы - специалисты, рабочие и служащие. Важным фактором социальной поляризации общества являлся процесс размывания интеллигенции: часть ее ушла во властные структуры, другая - меняла профессию и начинала заниматься коммерческой деятельностью, третья - уезжала за рубеж, надеясь сохранить свою квалификацию и найти лучшее применение своим способностям.

Снижение общего объема промышленного производства в два раза, ВПК - на 10% от уровня 1990 г., закрытие оборонных институтов и лабораторий привели к сокращению значительного числа инженерно-техниче­ских и научных работников и послужили их фактическому переходу в по­ложение безработных. Садово-огородные, дачные, а на селе и в малых го­родах приусадебные участки стали играть основную роль в снабжении населения продуктами питания.

В условиях экономического кризиса появились хитроумные модели выживания. Они обеспечили в 1990-е гг. определенную стабильность социально-политической обстановки. Эта модель предполагала удовлетворение базовых потребностей людей либо бесплатно, либо за минимальную плату. Речь идет о коммунальных платежах, бесплатном государственном образовании и здравоохранении. Наряду с этим произошла некоторая натурализация потребления и обмена товарами и услугами на уровне самого населения.

Социальное состояние отразилось и на демографической ситуации в стране, которая, по оценкам специалистов, определяется как депопуляционная. На территории России усилились тенденции снижения рождаемости и роста смертности. Начиная с 1992 г. уровень смертности постоянно превышает уровень рождаемости населения. Менее чем за полтора десятилетия с карты России исчезли 11 тыс. деревень. Еще 143 тыс. – остались без жителей. Они только числятся как населенные пункты. В 1996 году в целом по стране число умерших превысило число родившихся в 1,6 раза.

В 1990-е гг. началась деградация части населения. Она характеризовалась общим ростом заболеваемости, а также высоким удельным весом так называемой «социальной» заболеваемости (туберкулез, венерические заболевания, психические расстройства). Составляющими процесса деградации также являются алкоголизм, наркомания, токсикомания. Только за первую половину 1990-х гг. продажа спиртных напитков на душу населения возросла более чем вдвое. Доля крепких напитков в структуре потребления поднялась более чем на треть, а процент некачественного алкоголя – до 38%. Смертность от отравлений спиртным возросла в 2-3 раза. В совокупности с кризисом семьи это положило начало демографической катастрофе.

На этом фоне социальная политика, проводимая в ельцинский период, оказалась неэффективной. Руководство страны не смогло решить проблему обнищания основной массы сограждан. Социальная политика и вестернизированных интеллектуалов гайдаровского правительства, и «опытных государственников» во главе с В. Черномырдиным игнорировала интересы социальных низов и не оказывала поддержки зарождающему среднему классу.

Общественная и духовная жизнь. Реформы, проводимые в стране, выплеснули наружу политическую активность значительной части населения России, породили множество партий и общественных движений. Их спектр охватил все при­вычные для западных демократий краски и оттенки. Формирование партийной системы происходило в несколько этапов. Первый связан с выборами 1993 г. Именно к этому времени определились участники политической борьбы: сторонники радикальных реформ - «Выбор России», Партия российского единства и согласия (ПРЕС) и ряд других; противники реформ - Коммунистическая партия РФ, компромиссная партия (третья сила) - Либерально-демократическая партия России (ЛДПР) и др. Перед выборами 1995 г. произошла политическая рокировка. Правящие круги предприняли попытку пройти в парламент двумя партиями власти. На смену «Выбору России» пришел «Наш дом – Россия» во главе с В. Черномырдиным. Сторонники Е. Гайдара образовали партию «Демократический выбор России». После парламентских выборов 17 декабря 1995 г. костяком партийной системы стали КПРФ, ЛДПР, Наш дом – Россия, Яблоко.

Безрезультатность экономических реформ для широких слоев населения способствовали росту рядов оппозиции. Стала формироваться так называемая непримиримая оппозиция. Она создавалась на базе коммунистической и национал-патриотической оппозиции. С весны 1992 г. активизировалось движение «Трудовая Россия», включавшее в себя представителей коммунистических и рабочих организаций. Под красными знаменами и антипрезидентскими, антикапиталистическими лозунгами они провели несколько массовых акций: манифестации профсоюзов в Москве, Петербурге, Череповце, Новгороде и др.

Важным фактором политической жизни российского общества стало рабочее движение, вспыхнувшее с особой силой весной-летом 1998 г. Участники рабочих забастовок - в основном это были работники угольной промышленности - требовали погашения задолженности по заработной плате и выдвигали политические требования отставки президента и прави­тельства. Реалиями времени стали «рельсовая война» на Транссибирской магистрали, блокирование подъездных путей к электростанциям Дальнего Востока.

Прошедшие выборы показали и неудачи партийного строительства в России. Первые партии были рыхлыми, не имели массовой поддержки и реального веса в политике. Тому способствовал ряд причин. Во-первых, еще не завершилось формирование социальной структуры российского общества. Во-вторых, после крушения КПСС у граждан отсутствовало всякое доверие к политическим партиям. В-третьих, у новых партий доминировали популистские лозунги, однако они много обещали, но ничего не делали. И это не могло не вызвать политического скептицизма у населения. В-четвертых, программные установки политических партий зачастую носили декларативный характер, что тоже подрывало их авторитет.

Тем не менее, очень важно подчеркнуть, что в 1990-е гг., в этих сложных условиях, людьми осваивались новые социальные практики. Они привыкали к выборам, учились работать в рыночной экономике и т.д. И одно из самых важных достижений 1990-х гг. то, что к ведущим позициям пробились по-настоящему активные, стойкие, целеустремленные и сильные люди, материал для формирования нового ведущего слоя нации.

Отличительной особенностью 1990-х гг. стало отсутствие согласия по большинству базовых ценностей и ориентиров. В стране началась общая духовная дезорганизация населения, большая часть общества разочаровалась в своих лидерах. Вслед за быстрым крушением в 1988-1991 гг. коммунистических мифов, в 1992-2000 гг. произошло разрушение либерально-демократических идеалов и концепций. В условиях радикальных реформ в духовной жизни России циркулировали идеи от социалистических до монархических. Наличие в духовной жизни общества прямо противоположных социальных ориентиров приводило к расколу, ко­торый проявлялся в культурной жизни, искусстве, историческом сознании. Линия водораздела проходила между властью и основной частью российского общества.

Российское общество, оказавшись на распутье, переживало глубокий кризис ценностей. С одной стороны, рыночная экономика и демократические преобразования позволяли изменить свой социальный статус, реализовать личные замыслы, индивидуальные возможности (от выбора интеллектуальных интересов, увлечений, досуга до выбора профессиональной судьбы). С другой стороны, вышли из обихода не только ценности патриотизма, идеи долга, служения Отечеству, но и такие понятия, как «совесть», «сострадание», «вина», «грех», «покаяние». Подверглись сомнению все духовные, идейные опоры здоровой жизни. Шла активная дискредитация всего советского – политики, экономики, ценностей, идеалов и т.д.

Это ярко проявилось в процессе дискредитации отечественной истории. Сначала насаждалась идея, что для России как империи время прошло. Потом утверждалось, что России нечего взять из своего исторического прошлого, поскольку вся ее история суть история несвободы. Утверждалось, что все основные устои русского национального сознания: православие, бескорыстие, духовность, непрактичность, державничество, коллективизм – являются препятствиями на пути модернизации. Происходило разрушение русского архетипа. Внушалась мысль, что русская история не удалась. Россия лишилась символов и принципов, рожденных историей. Либералы постоянно твердили о погубленных жизнях, экономической отсталости. Государство даже не имело символики. Возрожденный трехцветный флаг не был утвержден парламентом. Новый гимн – музыка М. Глинки – не имел слов.

Все это привело к деморализации масс, утрате инстинкта сопротивления злу, утрате понимания разницы между добром и злом. Тяжелым последствием правления реформаторов стало полное забвение во время реформ всех моральных ценностей. Возник идейно-нравственный вакуум. Разрушение старого не сопровождалось созданием новой идеологической системы, которая позволила бы российскому обществу успешно противостоять попыткам разрушения и ассимиляции со стороны других цивилизаций. Вакуум сразу стал заполняться. Прежде всего, обнаружилось мощное давление и навязывание образа жизни и ценностных ориентаций со стороны западного сообщества. Этому всемерно способствовала открытость общества, которая обеспечивала беспрепятственный поток мифов о прекрасной жизни на Западе и невозможной – у нас. Этот миф подкреплялся рекламой товаров. При этом СМИ умалчивали о противоречиях западной жизни.

Совершенно однобоко трактовалось понятие «свободы» как вседозволенности. В условиях отступления государства из всех сфер общественной жизни это привело к распространению асоциальных моделей поведения. Именно утрата населением морально-правовых ориентиров и уверенность криминальной сферы в безнаказанности стимулировали рост преступности. Характерным явлением общественной жизни стала легализация криминальной деятельности и выход преступных элементов в публичную политику. Криминальные структуры получили возможность почти официально лоббировать свои интересы за счет финансирования предвыборных кампаний, а иногда и напрямую, пытаясь обеспечить победу на выборах своего ставленника. В числе других трагичных последствий навязывания чуждых ценностей нужно назвать распад семейных устоев, снижение рождаемости, утрата социального доверия и социальной солидарности, рост примитивного эгоизма, распространение порнографии, СПИДа, наркомании.

Даже психологическое состояние общества изменилось. Потеря накоплений, крах системы социальной помощи, утрата веры в будущее, экономические проблемы привели к росту преступлений на бытовой почве, пьянству. Пребывание основной массы населения почти в нищете привело к тому, что значительная часть людей стала привыкать к бедности. Это породило настроения безнадежности, апатии, сужению воспроизводства потребностей. Это типичные качества социального дна. Огромная масса населения экономически пассивна, зависит от социальной помощи. Все это, в конечном счете, делало общество разобщенным.

Это сразу проявилось в межнациональных отношениях. В 1990-е гг. продолжилось ухудшение национальных отношений, тоже связанное с кризисом идентичности. В советские времена существовала социокультурная целостность общества, основанная на целостности социально-политической и экономической. Каждый человек ощущал себя гражданином великой многонациональной державы. Затем произошел ряд изменений. Распад СССР, возникновение нового государства, изменение политического режима, отторжение советской идеологии породили сепаратистские настроения в России. В условиях слабого государства они стали усиливаться и распространяться.

Активное разрушение идентичности привело к росту этнического национального самосознания. Очень важно в этом плане заметить волну переименований субъектов Российской Федерации: Марий Эл, Саха, Ичкерия, Ингушетия. Этот процесс сопровождался подъемом антирусских настроений в самой России. Подобные мотивы звучали в 1990-х гг. в настроениях националистических кругов Татарстана. Дошли до утверждений, что границы России - это пределы Золотого кольца, а все остальное татарские земли. Военно-политический кризис в Чечне породили кавказофобию в обществе. Распространилось понятие «лица кавказской национальности», отражавшее настороженно-враждебное отношение к ним населения.

Духовный вакуум замещался не только негативными компенсаторами. Примером позитивных сдвигов можно считать увеличение роли церкви. После 1993 г. Русская православная церковь заняла позицию, которая значительно укрепила ее авторитет в обществе. Она отказалась от прямого участия в политической жизни, провозгласила себя хранительницей национальных духовных ценностей. Церковь не поддерживала никакую политическую платформу. Церковь стала для многих россиян источником духовных сил. Она продолжала отстаивать позитивные ценности: правосудие, социальную стабильность, добросовестную работу, созидательный труд, семейные ценности. Возрос интерес к религии, причем и среди молодежи. Отмечалось такое явление как «переоткрытие» религии современным обществом, что повышало вероятность преодоления обществом кризисных явлений. Символичным можно считать восстановление Храма Христа Спасителя в Москве. Но у этих «религиозных прививок» всегда есть редел: они способны актуализировать и развивать потенции светской культуры, которая в современном обществе выполняет функцию поддержания образца. А вот образцы поведения в России оставляли желать лучшего.

Важной чертой духовной жизни современной России стало огромное влияние средств массовой информации на общественное сознание. Процесс демократизации, многопартийность, разрешенный властью плюрализм мнений способствовали появлению множества новых газет и журналов, отражавших различные политические взгляды. В России в общей сложности появилось около 300 государственных и около 500 частных телеканалов. В стране насчитывается около 100 информационных агентств и примерно 12 тысяч изданий. Из этого числа свыше 2 тыс. принадлежали государственным органам власти. Теперь практически любой человек, желавший быть в курсе событий, мог найти любую интересующую его информацию. СМИ активно включились в обсуждение общественных вопросов, способствуя повышению уровня информированности общества.

Однако роль СМИ в общественной жизни была не только позитивной. Используя свободу, СМИ стали активно включаться в конкурентную борьбу. Объясняется это тем, что СМИ, лишившись государственной опеки и не имея независимой финансовой базы, попали под диктат финансово-промышленных групп. Стали возникать так называемые медиаимперии. Большая часть печатных и электронных СМИ была сконцентрирована в руках российских олигархов, которые контролировали потоки информации. Наиболее известным примером было незаконное «присвоение» первого общенационального канала телевидения (ОРТ) Б. Березовским, который использовал его не только для извлечения прибыли, но и для осуществления прямого и неприкрытого вмешательства в государственную политику. Аналогичная ситуация складывалась и с НТВ, которое развивалось на займы, предоставляемые государственной компанией «Газпромом». При этом СМИ использовались вовсе не для независимого информирования населения, а скорее как средство шантажа и политического давления на государственную власть.

В регионах СМИ были в большинстве своем политизированы. Они являлись либо рупорами губернаторской власти, либо пропагандистскими инструментами оппозиции. В некоторых регионах население вообще не имело возможности реализовать свои права на доступ к источниками независимой информации из-за отсутствия телевидения или газет (Чечня, Дагестан).

Специфическим явлением общественной жизни стали «войны компроматов», регулярно разгоравшиеся в СМИ. В общество постоянно вбрасывались неверные или искаженные сведения. Массовая дезинформация по сути подрывала устои государства. В результате этих политических акций раз­рушалось общественное сознание россиян, появлялось неверие в СМИ, что представляло угрозу для национальной безопасности.

Культурное развитие страны. Состояние культуры в 1990-х гг. можно охарактеризовать как кризисное. Хотя внешне дела обстояли вполне пристойно. Например, российское образование сохранило преемственность с советским. Оно по-прежнему, оставалось массовым, систематическим, единообразным. Интеграция России в мировые культурные связи потребовало определенной модернизации образования. В качестве воспитательного идеала стал выступать не «убежденный строитель коммунизма», живущий в осажденной социалистической цитадели, а гражданин открытого общества, способный к саморазвитию, социокультурному самоопределению в мировом информационном пространстве. Интенсивные интеграционные процессы, связанные с вхождением России в систему международного сотрудничества, потребовали нового осмысления практически всех оснований образовательной деятельности.

В частности, в общеобразовательной школе усилилась гуманитарная подготовка за счет включения дисциплин обществоведческого характера. В профессиональном образовании появились новые специальности экономической, управленческой направленности, востребованные временем. Новыми реалиями наполнилось образовательное пространство, вызывая к жизни новые виды образовательных учреждений, образовательных технологий и т. д. Это расширяло выбор и позволяло удовлетворять различные запросы населения.

Но все это скорее отдельные позитивные примеры реформирования образования в 1990-е гг. Они не носили системного характера и нейтрализовались общим негативным вектором развития данной сферы. В условиях постоянного бюджетного дефицита в 1990-е гг. в России произошло обвальное сокращение финансирования образования. По приблизительным оценкам, с 1990 по 1998 г. в реальном исчислении оно сократилось не менее чем в 8 раз, в т.ч. заработная плата начинающего учителя - примерно в 7 раз, зарплата профессора, по меньшей мере, в 4-5 раз.

Противоречия и непоследовательность общественно-политического и экономического развития России в 1990-е гг. негативно отразились не только на образовательном, но и на воспитательном потенциале российской школы. Вопреки историческим традициям российской школы образовательные учреждения различного профиля ставили своей задачей не формирование фундаментальных знаний и разносторонних интересов личности, а прагматическую подготовку молодежи к новым условиям рыночной экономики.

Рассматриваемый период стал кризисным и для науки. Основная причина состояла в резком сокращении финансирования. Заработки ученых стали одними из самых низких в сравнении со всеми остальными категориями занятых. В 1992-1997 гг. государственные расходы на науку сократились более чем в 20 раз. Затраты на научные исследования в России в 1998 г. составили около 3% расходной части бюджета.

По некоторым подсчетам, за 1990-е гг. численность научных работников уменьшилась в два раза: с 2 млн до 1 млн чел., а по другим данным до 800 тыс. чел. Научные кадры уходили в коммерческие структуры и уезжали за рубеж, породив такое явление, как «утечка мозгов» из России. В 1990-е гг. на постоянное место жительства за рубеж уехало около 10% российских научных работников разного профиля. С учетом же эмиграции высококвалифицированных специалистов из других областей народного хозяйства потери России были намного больше. Актуальной стала проблема технологической безопасности страны. Прямолинейные попытки внедрения рыночных отношений в эту область обернулись крахом. Немногие научные коллективы смогли приспособиться к условиям рынка и найти покупателей на интеллектуальную собственность. В целом можно говорить о потери Россией за 1990-е гг. былого научного потенциала.

Противоречивая картина наблюдалась в других отраслях культуры. С одной стороны, происходили положительные сдвиги. Например, население получило возможность познакомиться с культурными достижениями как российских, так и иностранных мастеров, которые были мало доступны ранее. Особенно это коснулось кинематографа и театра. Воцарившаяся свобода, независимость от государства позволила обогатить культуру новыми именами и тенденциями. Появились новые творческие коллективы, театры, музеи. В 1990-е гг. были сняты яркие ленты. Одни стали эпическими. Например, «Утомленные солнцем» и «Сибирский цирюльник» (Н. Михалков). Другие фильмы отражали новые реалии в кинематографе. Большую популярность приобрел фильм А. Балабанова «Брат» (1997 г.), который стал культовым среди молодежи благодаря игре С. Бодрова.

В культурной жизни России большое место занимал театр. Он продолжал оставаться трибуной, с которой герои классических и современных произведений говорили людям правду, театр будил гражданские чувства. В 1990-х гг. театр остался в авангарде общественной мысли. Жанрово и стилистически обогатилась литература. Появились весьма интересные имена: В. Пелевин, В. Ерофеев, Т. Толстая, М. Веллер и др. В изобразительном искусстве приобрели популярность И. Глазунов, А. Шилов, Н. Сафронов. Но одновременно активно происходила коммерциализация современного российского искусства, усилилась его ориентация на западную массовую культуру. Экраны заполонили боевики и мелодрамы с пропагандируемыми в них культами насилия и вседозволенности. Молодое поколение впитывало иностранные образцы поведения. При этом насаждаемый идеал мало вязался с отечественным национальным сознанием с его сострадательностью, отзывчивостью, добротой. Это привело к углублению разрыва между элитарными и массовыми формами культуры, между молодежной средой и старшим поколением.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебно-методический комплекс по дисциплине «новая и новейшая история зарубежных стран» специальности 050401 история

    Учебно-методический комплекс
    Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки учителя истории и права (в соответствии с дополнительной специальностью) по специальности 050401 История с дополнительной специальностью при очной форме обучения 5 лет.
  2. Учебно-методический комплекс по направлению: 030500 «Юриспруденция», по специальности: 030501 «Юриспруденция» Киров (1)

    Учебно-методический комплекс
    История политических и правовых учений: учебно-мето­ди­ческий комплекс по направлению: 030500 – «Юриспруденция«, по специальности: 030501 – «Юриспруденция» / авт.
  3. Учебно-методический комплекс по дисциплине Книговедение и история книги Специальности «Музейное дело и охрана памятников»

    Учебно-методический комплекс
    Дисциплина «Книговедение и история книги» преподается в целях приобретения студентом знаний о системе взаимодействия культуры и отраслей народного хозяйства, связанных с созданием, производством и распространением книги.
  4. Учебно-методический комплекс по дисциплине «Историография Отечественной истории» Для направления/специальности

    Учебно-методический комплекс
    Учебный курс «Историография Отечественной истории» предназначен для изучения студентами 5 курса исторического факультета Воронежского государственного педагогического университета и призван сыграть важную роль в профессиональной подготовке
  5. Учебно-методический комплекс по направлению 080504 «Государственное и муниципальное управление» уфа 2010

    Учебно-методический комплекс
    Г 72 Государственная служба в Российской Федерации и Республике Башкортостан : учеб.-метод. комплекс по направлению «Государственное и муниципальное управление» / сост.

Другие похожие документы..