Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
М.: Экономика, 1 6. Герчикова Р.Н. Менеджмент. М., 1 . 7. Зигерт В., Ланг Л. Руководить без конфликтов. М.: Экономика, 1990 8. Мескон М., Альберт М.,...полностью>>
'Закон'
Декрет Кабінету Міністрів України від 17.03.09 N 25-93 «Про надання державних гарантій щодо іноземних кредитів, які надаються Україні відповідно до м...полностью>>
'Семинар'
Основные изменения по налогообложению НКО в 2011-2012 годах: нулевая ставка по налогу на прибыль, резерв на формирование предстоящих расходов некомме...полностью>>
'Доклад'
Муниципальное общеобразовательное учреждение Веретьевская средняя общеобразовательная школа находится в селе Веретье Острогожского района по улице Це...полностью>>

Конкурс Александра вощинина. Силуэты далёкого прошлого

Главная > Конкурс
Сохрани ссылку в одной из сетей:

10

2009

СОДЕРЖАНИЕ

Поэтоград

Алексей СОЛОДОВ. В стране, которой нет на карте…

Отражения

Алексей ПОЛУБОТА. Когда деревья тоскуют

Поэтоград

Сергей КАРГАШИН. Люди-деревья

Отражения

Татьяна БРЫКСИНА. Трава под снегом. (Продолжение)

Поэтоград

Юрий МИКУЛИН. Мелодия пришла из ничего…

На волне памяти

Николай СЕМЁНОВ. Дневник моего деда

В садах лицея

Саша ИРБЕ. Любовь к тебе останется в стихах

Отражения

Алексей ГОЛЯКОВ. Первый грех

Камера абсурда

Михаил ШАХНАЗАРОВ. История в стиле fine

Останется мой голос

Илья ФРИДЛИБ. Сиреневый вереск

Литературное сегодня

Юрий МИКУЛИН. «Последний»

«Да разве ж я об этом…»

Мария БАХАРЕВА. Канонизация или поиск?

Ирина СЕРГЕЕВА. Время перемен

Десятая планета

Нина КОРОВКИНА. Каиново семя. (Продолжение)

В мире искусства

Откровения девятого года

Конкурс

Александра ВОЩИНИНА. Силуэты далёкого прошлого. (Продолжение)

ПОЭТОГРАД

Алексей

СОЛОДОВ

Алексей Солодов родился в 1967 году в Саратове. Окончил Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского (филологический факультет). Автор книг: «Моя первая книжка», «Легкомысленный Козочкин», «Пока душа не успокоится…», «Моя звезда», «Он любил тишину», «Завещание», «Колыбельная для мамы». Публиковался в журнале «Волга – ХХI век», местных периодических изданиях.

В СТРАНЕ,
КОТОРОЙ НЕТ НА КАРТЕ

Как хорошо

(рассказ советского пионера)

Как хорошо в стране советской

Жилось в году шестидесятом.

Всё в памяти осталось детской.

Я в том году учился в пятом.

Я благодарен тем героям,

Что защищали нас когда-то.

Мы скоро коммунизм построим.

Мы помним Зою и Марата.

Пылает галстук пионерский,

Гремят советские линейки.

И запах «Беломора» мерзкий,

И спички по одной копейке.

Махорка, книжка «Три героя»,

Бокс, полубокс, панамы, шляпы,

Костюм свободного покроя

И шаровары, как у папы.

Гамаши, шлёпанцы, пижамы,

Торшеры, лампы, абажуры,

Футбол, училка, слёзы мамы

И юбилей у тёти Шуры.

И первомайские знамёна

Горят, как пламенные лица.

Флажки, гармошка, листья клёна –

Пусть это будет вечно длиться!

И до утра под радиолу

Плясать и слушать «Кукарачу».

Мечта: скорей закончить школу

И летом укатить на дачу.

До посинения на речке

В трусах сатиновых купаться.

И спать на бабушкиной печке,

И неумело целоваться

С девчонкой, что живёт напротив.

Мы с ней поженимся, наверно.

Она согласна, я не против.

Нам друг без друга очень скверно.

И в космос полетит Гагарин,

Как я – такой же невысокий.

Я бесконечно благодарен

Ему за это. Все уроки

Я приготовлю на «отлично»,

И перемою всю посуду,

И галстук свой поглажу лично,

И тоже космонавтом буду.

И нехорошие ребята,

Что невысоких обижают,

Как Неизвестного солдата,

Тогда меня зауважают.

Я – пионер страны прекрасной!

Клянусь: перед врагом не струшу!

И к Ильичу с гвоздикой красной

Приду и клятвы не нарушу.

«Мы все – советские ребята!» –

Я начертил гвоздём на парте…

Как хорошо жилось когда-то

В стране, которой нет на карте!

Свидание с прошлым

Пусть смешным вам покажется это и пошлым,

Я сегодня пойду на свидание с прошлым.

Пусть разбудит меня «Пионерская зорька»,

Комсомольская свадьба, весёлое «Горько!»

«Пионерскую правду» из шкафа достану,

Прочитаю заметку «Салют Казахстану».

И рассказ Пантелеева «Честное слово»

Перечитывать буду я вечером снова.

Олимпийского мишку на полку поставлю

И значок пионерский на память оставлю.

Газировка на улице, пиво в бидоне,

А в трамваях компостеры в каждом вагоне.

Пью зелёный «Тархун» и ситро «Буратино».

Из окна Пугачёва поёт «Арлекино».

Чёрно-белый экран, телевизор «Берёзка»,

Отрывной календарь, холодильник «Морозко».

У соседей большая румынская «стенка».

Юбилейный концерт легендарной Шульженко.

«Огоньки голубые», концерты, парады

И советская сборная против Канады:

Три – один, и свисток раздаётся финальный…

Выступает в Кремле Секретарь Генеральный

И читает доклад Двадцать пятому съезду.

И старушки, как птицы, слетелись к подъезду.

И ещё один орден «любимому Лёне»

Осуждает сосед-фронтовик на балконе.

А дворовый футбол, а игра на баяне,

А весёлые шутки по «Радионяне»...

Театральный кружок, акварельные краски –

Это детство моё проплывает, как в сказке.

Заурядное детство, обычное детство,

Чтоб вернуться туда – не придумано средства.

Я лопату возьму и прочищу дорожку

К тем годам, по которым тоскую немножко.

Пусть смешным вам покажется это и пошлым, –

Я всё чаще хожу на свидание с прошлым.

Нераскрывшийся парашют

У меня парашют не раскрылся, увы,

И пятнадцать секунд до зелёной травы.

Я всё ждал, что раскроется он наконец,

Ведь пятнадцать секунд – и полёту конец!

Я руками, как птица, махал на лету

И внезапно проснулся в холодном поту.

И испуганно сердце стучало в груди:

Всё казалось, что встреча с землёй впереди.

И, ударясь о землю, на небо взлечу,

И в старинной церквушке поставят свечу…

Ничего не случилось, я жив и здоров,

На работу пришёл, и мой сменщик Петров

По-приятельски пару стрельнул папирос.

– Как дела? – затянувшись, мне задал вопрос.

– Всё нормально, – ответил, обиду тая.

И подумал, что жизнь не раскрылась моя.

Я неверный, наверное, выбрал маршрут,

Моя жизнь не раскрылась, как тот парашют.

Нераскрытая жизнь – как короткий полёт.

Только в небе куда-то летит самолёт,

А я падаю вниз и вот-вот разобьюсь,

Но развязки такой я совсем не боюсь.

Вот ещё один вздох и ещё один миг,

Но не слышит никто мой испуганный крик.

Деревянная церковь устала терпеть,

Ей бы душу мою поскорее отпеть.

Всё готово уже, и отец Никодим

Мне простит, что я был не однажды судим,

И с Петровым ругался, и женщин бросал,

И с ошибками в школе диктанты писал,

Что другие погибли, а я невредим –

Всё простит мне сегодня отец Никодим.

Уж стоят под иконами свечи во фрунт,

А в запасе – пятнадцать коротких секунд.

Серёга

Серёга пьяный приходил

И спать ложился.

А я смотрел и говорил:

– Опять напился.

А он страдал, во сне стонал

И матерился.

А я, как дурень, повторял:

– Зачем напился?

А он ответить мне не мог,

Лежал и злился.

А я ему, как педагог:

– Совсем запился!

А он лежал, переживал,

Молчал упрямо.

Меня ужасно раздражал

Серёга пьяный.

Но вот однажды я пришёл –

Серёги нету.

И на душе нехорошо

Ещё при этом.

За что его я оскорбил,

Зачем бранился,

Когда он пьяный приходил

И матерился?

И стало горько мне тогда

И одиноко.

За всё, что было иногда –

Прости, Серёга!

Нет, я не вышел на балкон

И не разбился.

Я просто сделал всё, как он:

Пошёл, напился.

***

Не часто, конечно, но всё же бывает:

Лишь северо-западный ветер подует –

Над городом странный мужчина летает,

И это давно никого не волнует.

Поверьте, его вы узнаете сразу,

Обманывать нет у меня основанья.

Он бережно держит волшебную вазу,

А в вазе – заветные наши желанья.

Хранит фотографии в правом кармане,

Пытаясь вернуть то, что было когда-то.

Быть может, когда-нибудь в прошлом романе

Он что-то забыл. И теперь виновато

Над городом кружит, как дивная птица,

И ищет кого-то: тебя ли, меня ли…

А может, он ищет знакомые лица,

А лица давно адреса поменяли?

Он крыши домов поливает слезами,

А в стареньком парке сирень расцветает…

Я всё это видел своими глазами:

Мужчина над городом нашим летает.

Он любил тишину

Он любил тишину этих улиц старинных,

Этих скромных рассветов неяркие платья,

И росу, и листву в паутинках недлинных,

И ажурных каштанов немые объятья.

Он хранил этот город от бед и напастей

И хотел, чтобы завтра всё было как прежде.

Защищал эти стены от бурь и ненастий

И надежду дарил королеве Надежде.

Он был юным поэтом с душой нараспашку,

Он по лужам пройтись босиком не боялся,

Он носил макинтош и такую фуражку,

Над которой весь город безумно смеялся.

У него пара крыльев в портфеле хранилась,

Он объехал сто стран, облетел все планеты,

Он увидел такое, что нам и не снилось,

Но любил неприметные эти рассветы.

Поэт и море

Жизнь была ненастоящей, словно фильм неинтересный:

Встречи, ссоры, поцелуи, разговоры о делах,

Нервы, вещи, пересуды, по утрам автобус тесный,

Грязь на улицах и в душах, пыль на книгах и столах.

В этом выдуманном мире настоящим было Море:

Море пело и манило, говорило, чуть дыша.

Море в радости блестело и темнело, если горе.

Было всех оно богаче, не имея ни гроша.

По утрам Поэт безусый приходил сюда от скуки.

Он писал стихи без рифмы и для Моря их читал.

А потом, расправив крылья, позабыв, что это руки,

Целый день над этим Морем чайкой сказочной летал.

В этом мире, словно в сказке, было всё ненастоящим.

Настоящим было Море. Только Море и Поэт.

Он был юным и наивным. Море – тёплым и блестящим,

И сводил с ума, представьте, их загадочный дуэт.

Голос

На плёнку записан твой голос живой,

Его я сто раз в тишине прокручу

И снова заплачу с ночною совой,

На кнопку нажму и задую свечу.

А если однажды нагрянет беда,

И если порвётся спасательный круг,

Я знаю, я верю – так было всегда:

Поможет твой голос – единственный друг.

Навеки расходятся наши пути,

А ветер зовёт и скользит по плечу.

Напрасно: ведь если куда-то идти,

То только с тобой – без тебя не хочу.

У властной судьбы ни о чём не прошу.

Узды не порвать на канатах тугих.

Но если я что-то ещё напишу,

То лишь для тебя – не хочу для других.

***

Если б можно было время обмануть

И назад среди дороги повернуть,

Я давно бы повернул и убежал

К тем годам, где в колыбели я лежал.

Там всё так же наши ходики идут,

Там друзья мои меня не подведут,

Там летает стая белых голубей,

Там в футбол играют с громким криком: «Бей!»

И деревья вырастают выше крыш.

Там, набегавшись, ты крепко-крепко спишь.

Там желания наивны и чисты,

Над рекой сияют радуги-мосты,

Там плывёт по морю белый пароход,

Капитан даёт команду: «Полный ход!»

Там никак не успокоится прибой

И трубач стоит с серебряной трубой.

Я хочу туда вернуться и пожить,

Чтоб стихи об этом времени сложить,

И синицу улетевшую поймать,

И увидеть молодых отца и мать.

Маме

Славься, квартал довоенных домов,

Славьтесь, дороги, деревья и ямы, –

Тихие улицы, старый Тамбов,

Год тридцать первый – рождение мамы.

Как я мечтаю уехать в Тамбов,

Как мне охота увидеться с мамой!

Пусть меня встретит средь милых дворов

Старый мороженщик с белой панамой.

Гордый камыш задремал у пруда,

Тихо стоит на окошке алоэ.

Хочется очень поехать туда,

Взглядом счастливым окинуть былое.

Где эта улица, где этот дом?

Где тот фонарь, что горел до рассвета?

Столько хорошего в городе том…

Было – и нет его – кануло в Лету.

Время несётся, как всадник, вперёд,

Плачет, поёт и ликует природа…

Только покоя никак не даёт

Старый Тамбов тридцать первого года.

Она была

Всю ночь кричала громко птица,

Луна плыла.

Мне мама не могла присниться:

Она была.

Варенье, что она варила,

Ещё стоит.

А свитер, как и говорила,

Тепло таит.

И платье, что она носила,

Ещё висит.

Но маму никакая сила

Не воскресит.

И вторит маятник упрямый

Мне в унисон:

Она была, и это самый

Счастливый сон.

Она была, но улетела

В далёкий Рай.

А возвратиться не сумела.

Но мой сарай

Хранит потрёпанную карту

И два крыла.

Я в Рай лечу, готовлюсь к старту,

И все дела.

В Раю, под яблоней цветущей,

Что по весне

Стоит, забыв про день грядущий,

Я, как во сне,

Увижу ангелов и маму

И удивлюсь.

Домой отправлю телеграмму,

Что остаюсь,

Что в понедельник на работу

Я не приду,

Часы настенные в субботу

Не заведу…

Вот только б вешняя природа

Не подвела.

Лишь только б лётная погода

В тот день была.

Я изучу маршрут до Рая,

Зайду в сарай

И, ничего не забирая,

Отправлюсь в Рай.

Надену я, чтоб не разбиться,

Лишь два крыла…

Нет, мама не могла присниться:

Она была.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Xxi век литературно-художественный журнал Главный редактор

    Документ
    Выплеск воли, счастья случай, Ты твердишь себе, что лучше Присмиреть, умерить прыть, Говоришь: «Умолкнуть мне бы, Реять птицей, падать снегом, Как река и небо плыть.
  2. Камера абсурда

    Документ
    Юность Григория Большунова прошла в Хвалынске. Окончил Саратовский геолого-разведочный техникум, служил в армии. В 1967 году поступил в Кустанайский пединститут.
  3. Конкурс виктор бычков. Перекрёсток веры, надежды. Григорий большунов

    Конкурс
    Диана Кан – член Союза писателей России, поэтесса. Автор книг «Високосная весна», «Согдиана», «Бактрийский горизонт», «Подданная русских захолустий», «Междуречье», «Обречённые на славу», «Покуда говорю я о любви…», а также многих

Другие похожие документы..