Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Решение'
В соответствии со статьей 37 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Фед...полностью>>
'Монография'
Монография Юрия Кабанкова «Последний византиец русской книжности. Преподобный Максим Грек» затрагивает проблематику взаимоотношения христианских куль...полностью>>
'Автореферат'
Работа посвящена феномену современного русского консерватизма. Консервативная идеология вот уже третье столетие сохраняет влиятельные позиции в Росси...полностью>>
'Статья'
Желая создать многостороннюю систему принципов и правил для торговли услугами с целью расширения такой торговли на условиях транспарентности и поступ...полностью>>

Деятельность органов государственной власти Российской империи по борьбе с правонарушениями подданных азиатских стран в дальневосточном регионе (1858-1917 гг.)

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Решетнев Игорь Александрович

Деятельность органов государственной власти Российской империи по борьбе с правонарушениями подданных азиатских стран в дальневосточном регионе (1858-1917 гг.)

Специальность 07.00.02. – Отечественная история.

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наукнстантиновичахования мы можем использовать в современной России?

Иркутск - 2007

Диссертация выполнена на кафедре Отечественной истории и политологии ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет».

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Синиченко Владимир Викторович.

Официальные оппоненты:

Доктор исторических наук, профессор, Дацышен Владимир Григорьевич;

Кандидат исторических наук, доцент Серебренников Игорь Петрович.

Ведущая организация кафедра Истории Иркутского государственного лингвистического университета.

Защита состоится 25 января 2008 г. в 10.00 на заседании Диссертационного совета Д-212.074.05 при Иркутском государственном университете по адресу:

664003, г. Иркутск, ул. Карла Маркса, 1

С диссертацией можно ознакомиться в региональной научной библиотеке иркутского государственного университета (г. Иркутск, ул. Гагарина, 24) и на сайте университета

Автореферат разослан «___» ______________2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат исторических наук, доцент Г.В.Логунова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена объективными фактами роста числа правонарушений, совершаемых иностранными гражданами на русском Дальнем Востоке.

Так, на Дальнем Востоке фиксируется 2/3 преступлений в отношении иностранных граждан (совершаемых в большинстве случаев иностранными же гражданами), и находится 1/3 граждан России, потерпевших от преступных посягательств иностранцев.

В связи с этим возникает вопрос о борьбе властей Российской Федерации с правонарушениями, совершаемыми иностранными гражданами в отношении российского государства, российских и иностранных граждан.

Поэтому при решении вопросов о предупреждении и борьбе с преступностью среди иностранных граждан, необходимо использовать исторический опыт дореволюционной России, так как еще тогда российской администрацией были выработаны практические методики профилактики и борьбы.

Актуальность научного исследования определяется отсутствием в отечественной и зарубежной историографии обобщающего труда, посвященного изучению опыта деятельности органов государственной власти России по предупреждению и борьбе с правонарушениями иностранных подданных на Дальнем Востоке страны в 1858-1917 гг.

Состояние и степень изученности темы

Историография вопроса правонарушений иностранных граждан на Дальнем Востоке Российской империи в отечественной и зарубежной историографии достаточно изученная тема. Ее можно разделить на три этапа:

  1. Дореволюционный.

  2. Советский.

  3. Постсоветский или российский.

Основными чертами парадигмы дореволюционного периода историографии правонарушений иностранных подданных на Дальнем Востоке Российской империи были: 1) нарративный (описательный) стиль работ; 2) наличие крайностей и субъективизм при описании политики России в отношении иностранных правонарушителей – апологетика или критика управленческих решений местной администрации по регулированию деятельности внешних мигрантов; 3) разделение вопроса на три проблемы: борьба с уголовной преступностью иностранцев, борьба с экономическими правонарушениями иностранцев, борьба с иностранным шпионажем; 4) негативное отношение к иностранному присутствию в регионе; 5) отсутствие в работах ссылок на неопубликованные документы официальных органов власти.

Впервые к проблематике уголовной преступности в крае (китайском бандитизме) обратился известный путешественник, исследователь флоры и фауны, а по совместительству офицер российского Генерального Штаба, профессиональный разведчик и писатель-любитель Н.М.Пржевальский. В своей биографической работе «Путешествие в Уссурийском крае 1867-1869 гг.» он коснулся событий 1868 г., когда китайские золотоискатели, потеряв работу, вступили на путь совершения разбойных нападений на российское население в Приморье1.

В 1897 г. в книге «Наш Дальний Восток» дал описание некоторых обычаев китайских разбойников Д.И.Шрейдер. При этом Д.И.Шрейдер дал свою классификацию иностранных преступников, действовавших на территории региона, попытался объяснить причины девиантного поведения китайских подданных в России (склонность к азартным играм, склонность к наркомании и пр.)2.

Известный краевед, охотник, собиратель флоры и фауны края - В.К.Арсеньев в начале ХХ в. описал деятельность китайцев–контрабандистов. По мнению автора, китайская контрабанда порождалась слабостью российских пограничных и таможенных служб в крае, большой протяженностью русско-китайской границы3.

О деятельности китайских притонов писал владивостокский журналист И.Левитов. Однако причины, которые выделял этот автор в качестве криминогенных несколько отличались от причин, приводимых другими современниками. По его мнению, в разгуле преступности китайцев в крае виновата не «мифическая» протяженность границы и слабость технических возможностей местной полиции, а порой целенаправленные действия региональных правоохранительных органов, использовавших преступников в своих корыстных целях 4.

Все вышеперечисленные работы были написаны современниками и свидетелями международных отношений в крае на стыке различных литературных стилей – путевых очерков, дневниковых записок, журналистского исследования.

Первым, кто попытался отойти от нарративного к аналитическому стилю работы стал губернатор Приморского и в будущем генерал-губернатор Приамурского края П.Ф.Унтербергер. В работе 1900 г. «Приморская область 1856-1898 гг.» он описал случаи китайского бандитизма и считал, что причинами китайского разбоя являются слабость полицейских сил и недостаточно высокое материальное положение китайских эмигрантов. Для П.Ф.Унтербергера характерно описание внешних (природные бедствия в Маньчжурии, низкий уровень культуры мигрантов) и внутренних (отсутствие необходимых правовых и финансовых средств борьбы с правонарушениями мигрантов у местной администрации) причин, объясняющих рост числа правонарушений, совершаемых в Приморье иностранными подданными5.

Наиболее сильная работа по вопросу правонарушений иностранцев на Дальнем Востоке, на наш взгляд, в дореволюционный период создана чиновником министерства иностранных дел В.В.Граве. При написании исследования «Китайцы, корейцы и японцы в Приамурье» он использовал данные судебных палат Министерства юстиции6.

В книге приводятся подробные статистические данные по уголовным преступлениям азиатских подданных в России начала ХХ в. (грабежи, убийства, воровство). Интерпретируя собранные данные, В.В. Граве полагал, что китайцы наиболее часто из числа иностранцев организовывали преступные группы. Японская преступность сосредоточилась в сфере рыбных промыслов и шпионажа на территории России. Единственной этнической группой, которая, по мнению В.В.Граве, способна была адаптироваться и принести пользу хозяйственному освоению края, являются корейцы-земледельцы, которые совершали, как правило, только бытовые преступления7.

Причины того, что в крае азиатские подданные совершают преступления, число которых с 1900 по 1911 гг. увеличивалось в четыре раза, виделись В.В.Граве в институциональных недостатках правоохранительной системы России, а также недочетах законодательной базы, регулировавшей пребывание иммигрантов на Дальнем Востоке России8.

Советский период историографии вопроса не отличается изобилием публикаций, посвященных рассматриваемой проблематике. В условиях отсутствия в советский период на Дальнем Востоке значительного числа иностранных граждан, проблема девиантного поведения азиатских подданных в регионе мало интересовала профессиональных историков. Интерес к теме вызывался лишь определенными внешнеполитическими событиями, когда было необходимо доказать, что иностранное присутствие в крае наносило вред российским государственным и общественным интересам9.

Интерес к теме возник только в конце 80-х гг. ХХ в., когда улучшились советско-китайские отношения. Так, в последние годы существования СССР московский историк Ф.В.Соловьев посвятил китайским бандитам-хунхузам только восемь страниц в своей работе («Китайское отходничество на Дальнем Востоке России в эпоху капитализма. 1861-1917»)10.

В постсоветский период, в связи с демилитаризацией российско-китайской границы и введением режима облегченной приграничной торговли и миграционного обмена, тема правонарушений, совершенных в России иностранцами, снова стала актуальной.

Здесь можно выделить три направления, во-первых, исследовались уголовные преступления китайских подданных, направленных против россиян и собственно китайцев, прибывавших на территории региона. Во-вторых, налоговые и финансовые преступления китайцев, японцев и корейцев, приносивших ущерб российскому государству. В-третьих, политические преступления азиатских подданных против государственной и общественно-политической безопасности России.

В рамках первого направления можно выделить статьи Г.А.Сухачевой и В.В.Синиченко11. В них исследователи описывали случаи уголовной преступности китайских, корейских и японских подданных на Дальнем Востоке Российской империи. Кражи, грабежи и воровство, совершаемые китайскими подданными в отношении имущества соотечественников и россиян, по мнению историков, ежегодно увеличивались с 1900 по 1917 гг.

Положительной стороной работ В.В.Синиченко, стало то, что автору удалось в них не только описать факты правонарушений совершаемых иностранцами против личности и имущества россиян-резидентов и иностранцев-нерезидентов на территории региона. Иркутский исследователь выделил исторические промежутки-тренды, в рамках которых доминировали те или иные виды противоправного поведения иностранных подданных на территории русского Дальнего Востока12.

В монографии «Правонарушения иностранцев на востоке Российской империи во второй половине ХIХ – начале ХХ вв.», исследователем В.В.Синиченко была проанализирована структура международной преступности на востоке Российской империи в дореволюционный период. В работе подробно описаны административные и уголовные правонарушения, совершенные иностранцами в Приамурье во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. В то же время лишь частично освещался вопрос о механизме выработки политики России в отношении криминальной деятельности иностранцев13.

Над темой уголовной преступности азиатских подданных в России работал и красноярский ученый, профессор В.Г.Дацышен. В своей монографии «Очерки истории российско-китайской границы во второй половине ХIХ-начале ХХ вв.» исследователь, помимо основных вопросов, описал целый ряд уголовных преступлений, совершаемых иностранцами в пограничной зоне14.

Значительным шагом в изучении проблемы стал выход в 2004 г. в Санкт-Петербурге монографии Р.В. Кондратенко «Манзовская война».

Исследование Р.В.Кондратенко оказалась более широким, чем было обозначенно в рамках. Автор осветил деятельность китайских бандитов-хунхузов в 60-90-х гг. ХIХ в. Вместе с тем он не уделил внимания вопросу генезиса уголовно-правовой и административной политики российской администрации в регионе15.

В рамках второго направления – можно отметить статьи А.В.Алепко, В.В.Синиченко, В.Г.Дацышена, Е.Ю.Башкуевой, В.Ф.Печерица, Н.А.Троицкой16.

Из современных профессиональных историков отметим, прежде всего, хабаровского ученого, профессора А.В.Алепко. А.В.Алепко работает на стыке исторической науки и экономической теории. Его интересуют налоговые преступления иностранцев в Приамурье: незаконное предпринимательство и контрабанда.

Так, в своей статье «Китайцы в амурской тайге» он приводит статические сведения по фактам хищения с российских рудников золота и темпам его контрабанды за границу. «Утаенное старателями золото,- отмечает А.В.Алепко, - активно скупалось на приисках спиртоносами, которые тайно доставляли его в Благовещенск». Таким образом, контрабанда золота была тесно связана с бутлегерством – тайными поставками в Россию иностранных спиртных напитков17.

Развитию контрабанды, считает А.В.Алепко, способствовали недостатки таможенной системы России в регионе18.

Согласна с ним и владивостокская исследовательница Н.А. Троицкая19.

Тема контрабанды близка и В.Г.Дацышену, Е.Ю.Башкуевой и В.Ф.Печерице. Они отмечают в качестве причин контрабанды не только недостатки таможенной системы, но и демографические (миграционные перемещения), экономические (наступление периода монополизма и переход к организованной преступности).

Сфера интересов В.В.Синиченко, помимо изучения налоговых, финансовых, коммерческих афер азиатских подданных на востоке Российской империи, влияние экономических преступлений иностранцев на государственные структуры России, в частности вовлечение в противоправный бизнес чиновничьих кругов20.

Кроме работы В.В.Синиченко, можно отметить произведение омского историка Т.Н.Сорокиной «Хозяйственная деятельность китайских подданных на Дальнем Востоке России и политика администрации Приамурского края (конец ХIХ - начало ХХ вв.)».

В своей работе Т.Н.Сорокина описала случаи контрабанды в российских пределах китайской водки-ханшина и опиума21.

Т.Н.Сорокина попыталась не только рассказать о фактах правонарушений, но и описать деятельность российской администрации по предупреждению и борьбе с отдельными видами правонарушений, совершаемых иностранными подданными. Так, по мнению автора, до 1910 г. русские власти никаких специальных мероприятий по ограничению производства опиума не проводили. И только в 1910 г., решив бороться с развитием бутлегерства, они провели переговоры с китайской администрацией о совместной борьбе с незаконным производством алкоголя и наркотиков. Переговоры завершились в 1915 г. принятием территориальных законов, вводивших уголовную ответственность за производство и потребление наркотиков. В ответ китайские власти приняли меры по борьбе с производством водки на своей территории22.

Таким образом, только отдельные аспекты деятельности российской администрации по предупреждению и борьбе с экономическими правонарушениями мигрантов получили освещение в работах отечественных историков. Это, прежде всего, вопросы формирования таможенных органов и борьбы с контрабандой товаров. В то же время проблема налоговых и финансовых правонарушений, борьба с организованными трансграничными преступными сообществами, получившими широкое развитие в начале ХХ в., остались за пределами внимания историков.

Более детально изучена отечественными исследователями тема иностранного шпионажа в крае. В историографии по данной тематике отметим работы Н.С. Кирмеля «Организация контрразведки и ее борьба с японским и германским шпионажем в Сибири (1906-1917 гг.)» и «Германские шпионы торговали в Сибири швейными машинками «Зингер»; В.И.Косых, В.В.Кузнецова «Японские общества на Дальнем Востоке и в Забайкалье в конце ХIХ – начале ХХ вв.»; А.В.Алепко «Японская разведка на Дальнем Востоке России в конце ХIХ – начале ХХ вв.»; А.М.Буякова «Становление и развитие русской контрразведки на Дальнем Востоке в начале ХХ в.»; Е.Г. Спальвина «Японские общества города Владивостока»; И.В.Наумова «Неизвестная рукопись Ф.А.Кудрявцева», Т.Я.Иконниковой «Иностранная разведка в Приамурском крае в годы первой мировой войны», Юн Бен Сока «Корейское национальное движение за независимость на территории Приморского края» и монографию Н.В.Грекова «Русская контрразведка в 1905-1917 гг. Шпиономания и реальные проблемы»23.

В зарубежной историографии вопросам японского шпионажа уделил внимание Дж. Стефан. Характеризуя деятельность японцев, Д.Стефан в своей работе отмечал, что, пользуясь услугами агентов торговых фирм, парикмахеров, фотографов, часовщиков, работников прачечных, содержателей публичных домов и проституток, Япония вела широкомасштабную разведывательную деятельность в России24.

Следует отметить, что крупные работы Н.С.Кирмеля и Н.В.Грекова, хотя и были посвящены вопросам борьбы с иностранным шпионажем, они охватывали территориально Сибирь, а не Дальний Восток страны. Вопросам борьбы с политическими правонарушениями в дальневосточном регионе посвящены только статьи, которые не могут в целом системно дать ответ на следующие вопросы:

1) Какая степень интенсивности шпионажа наблюдалась в изучаемый период на русском Дальнем Востоке?

2) Насколько эффективные были действия контрразведывательных органов России в регионе?

Подводя итоги историографического анализа, следует подчеркнуть, что, во-первых, проблема политических, уголовных и экономических преступлений, совершенных азиатскими подданными в России, никогда не исследовалась комплексно. Получили достаточное освещение в отечественной и зарубежной историографии только отдельные ее аспекты, и в основном на примере фактов правонарушений, совершаемых китайскими, японскими и корейскими подданными в регионе. В то же время нуждается в изучении вопрос о деятельности региональных властей в отношении иностранных нарушителей административного и уголовного законодательства Российской империи. Необходимо дополнительно исследовать вопросы о профилактике и борьбе органов государственной власти Российской империи с экономическими и политическими преступлениями.

Во-вторых, необходимые условия для комплексного исследования названной проблемы в настоящее время обеспечены всесторонней разработкой соответствующего понятийно-категориального аппарата. Таким образом, очевидна не только потребность, но и возможность эффективного исследования данной проблемы, при условии привлечения разнообразной источниковой базы, о чем речь пойдет ниже.

Обзор привлеченных источников

Для решения поставленных в диссертации задач использован широкий круг источников. Типологически их можно распределить следующим образом:

  1. Законодательные акты (международные и территориальные) и другие нормативные документы.

  2. Опубликованные и неопубликованные материалы делопроизводства Восточно-сибирского и Приамурского генерал-губернатора.

  3. Документы архивов, отражающие взгляды губернского звена управления и пограничных властей Восточной Сибири на проблемы иностранных правонарушений в приграничной зоне.

  4. Материалы дальневосточной периодической печати.

Первую группу источников открывают, прежде всего, такие документы как «Полное собрание Законов Российской империи». Как видно из ПСЗРИ, на Дальнем Востоке кроме общероссийского законодательства, было немало законов и подзаконных актов, учитывающих специфику экономического и политического положения региона. Эти юридические постановления отразились в статьях «Учреждения Сибирского», «Таможенного устава», «Свода Законов о состоянии людей в государстве» и прочих законодательных кодексах25.

Международные правовые источники, изучаемые в рамках диссертационного исследования, находятся в сборниках международных документов. Это «Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет. В именах, датах, фактах. Вып. 1: Ведомства внешней политики и их руководители. Справочник», составленный В.В.Похлебкиным, а также сборник «Русско-китайские отношения 1689-1916 гг. Официальные документы», выпущенный в свет в 1958 г. (составители П.Е.Скачков и В.С.Мясников).

Следующая группа источников - материалы делопроизводства восточно-сибирской и приамурской администраций.

К опубликованным документам краевой администрации относятся материалы, изданные по инициативе МВД. Здесь нужно назвать «Обзор Амурской области за 1898 г.», «Листок Приморского областного статистического комитета»: 1902-1908; «Обзор о-ва Сахалина за 1900-1901 гг.»; «Обзор Приморской области за 1889 – 1890 гг.»; «Обзор Приморской области за 1899 г.»; «Обзор Приморской области за 1895 г. Приложение к всеподданнейшему отчету»; «Обзор Приморской области за 1911-1914 гг.»; «Обзор Приморской области за 1912 г.»; «Сборник статистико-экономических сведений по Амурской области. Т.V. 1917.»; «Обзор Приморской области за 1912 г.», где публиковалась информация о криминогенной обстановке в регионе.

Важным опубликованным источником, характеризующим деятельность местной администрации, являются и «всеподданнейшие отчеты» генерал-губернаторов, а также отчеты военных губернаторов края, в которых освещались основные проблемы жизнедеятельности края и методы их преодоления. Отметим всеподданнейшие отчеты Приамурских генерал-губернаторов С.М.Духовского с 1893 по 1897гг. и Н.И.Гродекова за 1898-1900 гг., П.Ф.Унтербергера 1908-1910 гг., а также отчет за 1879-1882 гг. главы Восточно-Сибирского генерал-губернаторства Д.Г.Анучина.

В этих бумагах даются оценки деятельности иностранных подданных и обосновываются проекты, направленные на предупреждение и борьбу с иностранными правонарушениями.

Несмотря на большой объем информации, которые несут в себе вышеперечисленные источники, данная работа написана, прежде всего, на основе неопубликованных материалов архивов Российской Федерации.

Представление о деятельности российской администрации по борьбе с преступностью среди азиатских подданных на русском Дальнем Востоке создавалось на основе изучения неопубликованных документов из фондов Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ), Российского государственного Военно-исторического архива (РГВИА), Российского государственного исторического архива Дальнего Востока (РГИА ДВ), Российского государственного архива военно-морского флота (РГА ВМФ) Государственного архива Иркутской области (ГАИО).

В АВПРИ наиболее информативными оказались материалы следующих фондов: 143 «Китайский стол», 148 «Тихоокеанский стол».

Материалы фонда 143 АВПРИ помогли изучить факты нарушения китайскими подданными законодательства Российской империи. В фонде 148 «Тихоокеанский стол» использовались документы, касающиеся деятельности восточно-сибирских властей по борьбе с экономическими преступлениями иностранных подданных.

РГВИА богат документами о политической деятельности китайцев, корейцев и японцев на Дальнем Востоке России (фонд 99 «Приамурской генерал-губернатор П.Ф.Унтербергер», фонд 1573/сч. «Войсковое правление Амурского казачьего войска», фонд 1582 «Войсковое правление Уссурийского казачьего войска»).

Здесь находятся секретные письма военного министра, рапорты командующего войсками в регионе, сведения о международной обстановке, составляемые Главным управлением Генерального штаба, донесения Отдельного корпуса пограничной стражи об иностранных преступниках. В фондах РГВИА также находятся сведения об иностранном шпионаже, борьбе с иностранной контрабандой.

Немалую ценность представляют документы в фондах с литерой «сч.» – специальная часть. Это открытые для пользователей в середине 90-х гг. ХХ в. фонды с материалом о деятельности иностранных разведок в России.

Из фондов РГА ВМФ взяты формулярные списки морских офицеров (ф. 140), в которых отражается деятельность российских моряков по борьбе с иностранными правонарушителями в годы обострения криминогенной обстановки на Дальнем Востоке в 1868-1869 гг.

Значительное количество информации по исследуемой теме содержится в фондах Российского государственного исторического архива Дальнего Востока. Особый интерес представляют фонды учреждений, осуществлявших контроль над деятельностью иностранных предпринимателей на российском Дальнем Востоке. Это фонд «Канцелярии Приамурского генерал–губернатора» (702). Характер использованных документов различен. Он включает в себя обширную переписку между центральными и местными государственными учреждениями, различными дальневосточными ведомствами, а также предпринимателями и представителями властей по различным вопросам, в том числе по вопросам предупреждения и борьбы с правонарушениями иностранцев в регионе.

В 702 фонде содержатся служебные записки и доклады чиновников особых поручений, в которых затрагиваются различные вопросы борьбы и предупреждения преступлений в приграничной зоне русско-китайской, русско-японской и русско-корейской границ.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Китайские мигранты на дальнем востоке россии (1858-1938 гг.)

    Автореферат
    совета ДМ005.010.01 при Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН по адресу: 690950, г. Владивосток, ул. Пушкинская, 89.
  2. Исаков Владимир Борисович, 2010. Рекомендации по учебной и научной работе азы науки: урок

    Урок
    УМК1: Учебно-методический комплекс Кафедры теории права и сравнительного правоведения для студентов 1 курса Факультета Права Автор-составитель проф.
  3. История правоохранительной деятельности полицейских служб России в отношении китайского населения в период с 1860 по 1917 гг. (на примере Восточной Сибири и русского Дальнего Востока)

    Автореферат
    История правоохранительной деятельности полицейских служб России в отношении китайского населения в период с 1860 по 1917 гг. (на примере Восточной Сибири и русского Дальнего Востока)
  4. Амурского государственного университета политика и право (1)

    Ученые записки
    Очередной выпуск научных и учебно-методических работ и материалов по юриспруденции, адресован научным и педагогическим работникам, студентам и учащимся.
  5. Юридический факультет амурского государственного университета

    Ученые записки
    Очередной выпуск научных, учебно-методических работ и материалов по юриспруденции, адресован научным и педагогическим работникам, студентам и всем, кто интересуется проблемами политики и права.

Другие похожие документы..