Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Руководство'
Тюменский государственный нефтегазовый университет является государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования, находя...полностью>>
'Программа'
Теория менеджмента: история управленческой мысли: Программа, методические указания и задания контрольной и самостоятельной работы для студентов заочн...полностью>>
'Рабочая программа'
В результате освоения данной дисциплины студент приобретает знания, умения и навыки, обеспечивающие достижение целей основной образовательной програм...полностью>>
'Урок'
Учителем начальных классов я работаю17 лет. В своей работе опробовала уже многие технологии обучения, а начав работать по УМК «Начальная школа XXI ве...полностью>>

Правительство Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и Генеральному прокурору Российской Федерации доклад (3)

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации закрепил право общественных объединений осуществлять контроль за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания, на основании и в порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Однако до сих пор этот вопрос российским законодательством не урегулирован. Законопроект "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественных объединений их деятельности", внесенный в Государственную Думу в 2000 году, принят в первом чтении в 2003 году и с тех пор лежит без движения.

6. Свобода слова и право на информацию

Проблема обеспечения свободы слова и права граждан России на объективную и полную информацию обо всем, что происходит в стране и мире, в отчетном году продолжала оставаться в центре внимания Уполномоченного. Причем не только по причине своего огромного значения для гражданского общества. Но также и в связи с противоречивыми и порой остро конфликтными тенденциями, которые она порождает во взаимоотношениях как внутри общества, так и между обществом и государством.

Было бы некорректным упрощением говорить об отсутствии в России свободы слова. Конституционное право граждан на свободу мысли и слова в целом соблюдается. Института цензуры в нашей стране также не существует. Как представляется, именно по этой причине журналисты и издатели редко обращаются к Уполномоченному с жалобами в связи с ограничением их права на поиск, получение, передачу, производство или распространение информации. Тем не менее вполне очевидно, что такие ограничения имеют место. Чаще всего они реализуются через механизм экономического давления со стороны властных органов и лояльного к ним бизнеса на средства массовой информации. Широко распространена и практика так называемой "самоцензуры", побуждающая журналистов воздерживаться от распространения информации, которая, по их мнению, может не обрадовать власть имущих. В результате повсеместно в стране воспроизводится сюрреалистическая ситуация, при которой право хвалить власть, одобрять ее действия обеспечено реально, а право ее критиковать - во многом лишь формально.

В области обеспечения свободы слова и права на информацию следует отметить первые практические шаги по реализации идеи Общественного телевидения, за которую ратовал Уполномоченный в своем Докладе за 2005 год. В частности, был сформирован Попечительский совет Фонда общественного телеканала, что позволяет надеяться на возможность получения более объективной информации, отражающей различные точки зрения по наиболее актуальным и острым проблемам жизни страны и общества. К сожалению, нерешенными остаются пока вопросы о механизме финансирования Общественного телевидения. При этом ясно, что важнейшей гарантией его независимости призван стать именно механизм, позволяющий получать средства не от государства или бизнеса, а непосредственно от потребителя.

Идея создания собственного общественного телевидения проникает и в регионы России. Региональный закон "Об организации общественного телерадиовещания (ОТ)" уже принят в Томской области. В поддержку аналогичного законопроекта в Московской области выступил губернатор Б.Громов. За организацию общественного телевидения на базе местной телекомпании "Югра" высказался и глава Ханты-Мансийского автономного округа А. Филипенко.

Еще одним заслуживающим одобрения и распространения почином в области обеспечения свободы слова и права на информацию стала инициатива администрации Пензенской области. Согласно распоряжению правительства Пензенской области областным министерствам и ведомствам отныне вменено в обязанность отслеживать все критические публикации, касающиеся сферы его компетенции, проводить по факту их появления служебную проверку, а затем, в течение 10 рабочих дней, информировать СМИ о принятых мерах.

Следует, несомненно, одобрить и решение о замораживании во втором полугодии 2006 года подписных цен на периодические издания, принятое по итогам состоявшегося 30 марта совещания Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Д.Медведева с представителями Общественной палаты, профильных министерств и ведомств, профессиональных объединений и СМИ. Эта мера сделала периодические издания несколько более доступными для подписчиков. С учетом того удивительного обстоятельства, что почти на 70% территории России отсутствуют розничные сети распространения печатной продукции, значение упомянутого решения трудно переоценить. Хочется надеяться, что его действие будет распространено и на 2007 год.

Одновременно нельзя не обратить внимания и на то, что подписка на региональные периодические издания, равно как и их распространение, оказалась в руках не государственной структуры, а частной компании ООО "Межрегиональное агентство подписки" (МАП). По необъяснимым причинам Федеральное государственное унитарное предприятие "Почта России" передало свои полномочия в ведение коммерсантов, совсем не обязанных руководствоваться соображениями доступности печатной информации для населения. В результате этого, возможно, оправданного экономически, но безответственного с точки зрения общественной пользы шага региональные периодические издания несут ничем не обоснованные финансовые потери, оплачивая агентские услуги МАП как посредника в организации подписки. По сообщениям средств массовой информации, с января 2007 года в некоторых регионах расценки на эти услуги выросли в 100 раз.

Говоря о нерешенных вопросах в области обеспечения свободы слова и права на информацию, следует с сожалением констатировать, что руководство федеральных телеканалов далеко не всегда предоставляло равные права и эфирные возможности всем политическим партиям. По результатам мониторинга, проведенного Союзом журналистов России и Центром экстремальной журналистики, в 2006 году в своих новостных выпусках федеральные телеканалы более 90% времени уделяли информации о деятельности лишь одной политической партии. Всем остальным партиям вместе взятым предоставлялось меньше 1% эфирного времени.

Кроме того, в феврале отчетного года была существенно ограничена транспарентность информации по ряду вопросов. Часть этих ограничений, продиктованная, по всей очевидности, соображениями безопасности, носит, как представляется, избыточный характер. Так, гражданам было отказано в праве знать о промышленных выбросах в окружающую среду, об уровне ее загрязненности, об опасных продуктах. Были засекречены "сведения, раскрывающие объемы выпуска или поставок стратегических видов сельскохозяйственного сырья", а также сведения "о дислокации и предназначении объектов административного управления". Фактически секретной стала и вся фармацевтическая промышленность: к закрытым были отнесены "сведения, раскрывающие производственные мощности, плановые или фактические данные о выпуске, поставках (в натуральном выражении) средств биологической, медицинской или ветеринарной защиты". Представляется, что в вышеупомянутых сферах следовало бы уточнить баланс между действительными императивами национальной безопасности и конституционными правами граждан на свободный доступ к информации так, как это следует из части 4 статьи 29 Конституции России и статьи 7 Закона Российской Федерации от 21.07.1993 г. N 5485-1 "О государственной тайне".

По-прежнему актуальным остается вопрос об ответственности СМИ за сохранение межнационального мира в нашей стране. Многие периодические издания, в том числе федеральные, регулярно упоминают национальность подозреваемых в совершении преступлений, изображают отдельные этнические группы как чуть ли не генетически склонные к преступным проявлениям, сообщают об открытых призывах к насилию в отношении их представителей, не сопровождая подобные призывы осуждением. По данным Московского бюро по правам человека (МБПЧ), в России издается свыше ста газет, открыто пропагандирующих расовую, национальную или религиозную ненависть, отстаивающих ксенофобские лозунги ("Черная сотня", "Русская правда", "Эра России", "Я - русский" (Москва), "За русское дело" (Санкт-Петербург), "Великолукская правда" (Великие Луки), "Засечный рубеж" (Тула), "Земское обозрение" (Саратов), "Славянский набат" (Вологда), "Русское вече" (Новгород), "Колокол" (Волгоград), "Ижевская дивизия" (Ижевск), "Алекс-информ" (Самара), "Русский восток" (Иркутск), "Русская Сибирь" (Новосибирск).

На фоне столь удивительно толерантного отношения к подобным изданиям обращают на себя внимание факты закрытия отдельных газет под предлогом предотвращения религиозной розни. В феврале отчетного года эта участь постигла сразу две региональные газеты. В Вологодской области учредителем было прекращено издание частной газеты "Наш регион", которая имела неосторожность воспроизвести на своих страницах две скандально известные датские карикатуры на пророка Мухаммеда. В Волгограде решением мэрии была закрыта муниципальная газета "Городские вести", опубликовавшая назидательную иллюстрацию к тому же "карикатурному скандалу". На изображении Христос, Моисей, Будда и Мухаммед смотрят телевизор. На экране - две группы людей, идущих друг на друга. Под иллюстрацией слова: "А ведь мы их этому не учили". Любому нормальному человеку понятно, что эта иллюстрация, а также газетная статья, которая ее сопровождала, были направлены против религиозной нетерпимости. Однако волгоградские "эксперты" додумались обвинить главного редактора газеты именно в разжигании религиозной розни.

Особенно тревожно то, что оба издания были закрыты во внесудебном порядке. Формально их учредители имели на это право. На деле же они выступили как трусливые и малограмотные цензоры. В своем специальном заявлении Международная федерация журналистов квалифицировала закрытие газет "Наш регион" и "Городские вести" как "проявление цензуры, противоречащей как национальному закону о печати, так и международным нормам обеспечения свободы выражения мнения". С такой оценкой, к сожалению, трудно не согласиться.

Кроме упомянутых газет в отчетном году было закрыто несколько региональных независимых периодических изданий, журналисты которых позволяли себе высказывать мнение, не совпадавшее с официальной точкой зрения.

В апреле была вынуждена прекратить свое существование телекомпания "СТС-Коми". 19 января 2006 года без предъявления каких-либо правовых или экономических претензий тульская телекомпания "Плюс 12" была отключена сразу от двух крупных кабельных сетей города - "Альтаир" и "Седьмой канал", что фактически сделало невозможной всю ее деятельность.

В Республике Мордовии проводится целая операция по ликвидации единственного в этом регионе "инакомыслящего" издания - еженедельника "Мордовия сегодня". Сначала газету засыпали многомиллионными судебными исками, отказали изданию в типографских услугах, после чего отправили за решетку главного редактора, расторгли договор о распространении газеты в розницу. В итоге сделали фактически невозможной оформление подписки на это издание.

Без всякого судебного решения изымались тиражи газет "Пермский обозреватель", "Вечерняя Пермь", "Новые колеса" (г.Калининград), "Ангушт" (г. Назрань, Республика Ингушетия) и других.

Имели место случаи судебного преследования журналистов. Так, еще в январе 2005 года было возбуждено уголовное дело против главного редактора нижегородской газеты "Право-защита" (учрежденной Общественным объединением "Нижегородское общество прав человека") С. Дмитриевского. 3 февраля 2006 года он был осужден по статье 282 Уголовного кодекса Российской Федерации ("Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды лицом с использованием своего служебного положения") и приговорен к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком четыре года. Различные правозащитные организации не раз выступали с заявлениями, оценивающими обвинения в адрес Дмитриевского как политически мотивированные.

В 2006 году участились случаи нападения на журналистов и редакции. 3 февраля корреспондент Первого канала Ольга Кирий приехала во Владикавказскую центральную клиническую больницу скорой помощи, чтобы снять сюжет о пострадавших во время взрывов в залах игровых автоматов. В больнице к журналистке подошли три милиционера, потребовавшие, чтобы ее оператор прекратил съемку. Оператор прекратил, однако инцидент не был исчерпан. Один из сотрудников милиции ударил журналистку кулаком в лицо, затем, затолкнув ее в кабинет, милиционеры избивали ее уже втроем. В результате О.Кирий получила травмы и сотрясение мозга.

На станции "Московская-Сортировочная" в г. Санкт-Петербурге 10 февраля опрокинулась цистерна с топливом. По договоренности с пресс-службой отделения железной дороги на место происшествия прибыли съемочные бригады нескольких питерских телеканалов: "РТР", "НТВ" и "Пятого канала". Однако сотрудники милиции на транспорте в грубой форме оказали незаконное противодействие тележурналистам в их профессиональной деятельности.

В Москве 7 октября 2006 года в подъезде своего дома была убита обозреватель "Новой газеты" Анна Политковская. Практически все политические и общественные деятели, а также журналисты сошлись во мнении, что это убийство было связано с ее профессиональной деятельностью. Анна Политковская известна своими острыми разоблачительными статьями о действиях российских силовых структур в Чечне, а также о таких событиях, как террористические акты в Беслане и в Театральном центре на Дубровке в Москве. Убийство А. Политковской, крайне негативно сказавшееся на престиже нашей страны, пока что не раскрыто.

Нередко правоохранительные органы использовались для оказания давления на неугодных журналистов.

В апреле 2006 года сотрудники Бурятского республиканского Управления по борьбе с организованной преступностью и терроризмом задержали в г. Улан-Удэ журналиста местной газеты "Информ Полис" Е. Хамаганова. Когда его привезли в милицию, то прямо потребовали прекратить писать материалы, критикующие слияние Иркутской области и Усть-Ордынского автономного округа. После задержания Хамаганова стало известно, что силами той же правоохранительной структуры в Улан-Удэ был арестован тираж правозащитной газеты "Слово".

14 октября 2006 года в Москве состоялся митинг "В поддержку региональной прессы. Против давления на региональные СМИ".

На акции присутствовали около ста журналистов из разных городов России. Журналисты приехали в Москву, чтобы протестовать против давления на независимые региональные СМИ со стороны местных властей.

Предпринимались попытки воспрепятствования профессиональной деятельности журналистов.

В качестве характерного примера можно привести февральский конфликт между корреспондентом "Российской газеты" и руководством колонии N 3 в г. Хабаровске. Когда журналист фотографировал пострадавший от пожара учебный центр УФСИН по Хабаровскому краю, его остановили представители колонии, предложившие при этом отдать фотоаппарат и засветить пленку. Журналист предъявил редакционное удостоверение и объяснил начальнику колонии, что выполняет задание редакции. После этого журналиста силой доставили в дежурную часть учебного центра, где по приказу начальника колонии два офицера, заломив корреспонденту руки, стали его обыскивать. В итоге офицеры нашли фотоаппарат и уничтожили все фотоматериалы.

Особо хотелось бы отметить положительный пример судебной защиты конституционного принципа свободы слова.

Горно-Алтайский городской суд признал экс-руководителя комитета по информационной политике Республики Алтай А. Кубашева виновным в "воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов". Это первый в стране факт осуждения чиновника, пусть и бывшего, за осуществление цензуры в СМИ.

Уголовное дело было возбуждено весной 2005 года после обращения главных редакторов газет "Звезда Алтая" и "Алтайдын Чолмоны" к учредившим эти газеты Правительству и Государственному Собранию Республики Алтай. По их утверждению, чиновник запрещал им публиковать материалы о деятельности ряда депутатов республиканского парламента, оппозиционных к тогдашнему главе республики, и требовал размещать только положительные материалы о деятельности этого руководителя.

В целом очевидно, что процесс утверждения свободы слова и права на информацию сталкивается в нашей стране с немалыми трудностями как объективного, так и субъективного характера. Как и любой исторический процесс таких масштабов, он переживает спады и подъемы, сталкивается порой с противодействием различных государственных и муниципальных органов, с апатией и безразличием значительной части общества. Во имя благополучия государства и общества следует честно и скрупулезно обсуждать вопросы, связанные как с ограничениями свободы слова и права на информацию, так и с злоупотреблениями ими. Важно, однако, не делать при этом поспешных обобщений, не преувеличивать, но и не приуменьшать степень достигнутой свободы. Еще важнее осуществлять мониторинг нарушений в открытом режиме, позволяющем всем желающим самостоятельно убедиться в корректности оценок. Следует признать, что сделать это удается далеко не всегда.

14 ноября 2006 года Фонд защиты гласности провел презентацию своеобразной "Карты гласности", согласно которой лишь в 21 субъекте Российской Федерации существует относительная свобода прессы, в 43 - пресса относительно несвободна, а в 17 - несвободна вообще. Не оспаривая итоговые данные этого исследования, нельзя не заметить, что в какой-то мере эта, без сомнения, важная и тревожная информация обесценивается категорическим отказом Фонда защиты гласности предоставить Уполномоченному для изучения методику и исходные данные своего анализа. Сделанная в обоснование отказа ссылка на не подлежащие разглашению уникальные технологии, являющиеся интеллектуальной собственностью Фонда, убеждает лишь в некоторой недооценке важности методологической открытости при проведении такой, безусловно, необходимой обществу работы. Следует надеяться, что в будущем эта ошибка будет учтена.

7. Межнациональные отношения и права человека

В отчетном году в России продолжали нарастать националистические и ксенофобские настроения. Участились случаи насилия и массовых столкновений на почве расовой, национальной или религиозной нетерпимости. Жертвами подобных преступлений были люди разных национальностей, как граждане России, прежде всего "неславянской внешности", так и приезжие из ближнего и дальнего зарубежья. Сами же преступления стали более жестокими и циничными, а круг причастных к их совершению лиц расширился. Активизировалась шовинистическая пропаганда. В конце года в условиях обострения отношений России с Грузией имел место всплеск антигрузинских настроений, в вольном или невольном разжигании которых "отметились" некоторые российские СМИ и отдельные "усердные не по разуму" должностные лица весьма высокого ранга. Последнее - особенно тревожно.

Правозащитники из Санкт-Петербурга прислали Уполномоченному опубликованный в местных СМИ текст телетайпограммы, направленной и.о. начальника ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области генерал-майором милиции В. Пиотровским во все структурные подразделения ГУВД 2 октября 2006 года.

Санкт-Петербург ГУВД 122721/08 02/10 17-00
Начальникам подразделений аппарата ГУВД, горрайорганов внутренних дел Санкт-Петербурга и Ленинградской области
В целях повышения эффективности выполнения требований приказа ГУВД N 0215 от 30.09.2006 (п.п. 6.1, 6.2, 7)

требую:

1. В течение 02.10. - 04.10. 2006 года во взаимодействии с территориальными подразделениями УФМС с привлечением сотрудников всех структурных подразделений провести широкомасштабные мероприятия по максимальному выявлению и депортации граждан Грузии, незаконно пребывающих на территории России.

2. Инициировать перед судами при рассмотрении дел о нарушении правил пребывания иностранных граждан принятие решений только о депортации указанной категории граждан с содержанием в ОПР ГУВД.

Проведение данных мероприятий согласовано с УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, а принятие решений - с судом города Санкт-Петербурга и судом Ленинградской области.

3. Предупреждаю о персональной ответственности за организацию и результаты проведения мероприятий.

И.о. начальника ГУВД Санкт-Петербурга
и Ленинградской области,
генерал-майор милиции
В.Ю. Пиотровский

Называя вещи своими именами, этот беспрецедентный документ свидетель-ствует о том, что главный милицейский начальник Северной столицы вступил в сговор с судебной властью с целью вынесения огульных судебных решений в отношении еще даже не выявленных нарушителей режима пребывания без учета конкретных обстоятельств каждого из них и по единственному признаку - принадлежности к гражданству Грузии.

Уполномоченный обратился к Генеральному прокурору Российской Федерации с просьбой при подтверждении подлинности приведенного служебного документа принять меры прокурорского реагирования по привлечению виновных к ответственности и отмене вопиюще незаконных распоряжений, содержащихся в нем.

Без малого два месяца спустя (вместо положенных по закону 15 дней) пришел ответ за подписью первого заместителя Генерального прокурора А. Буксмана. В лучших бюрократических традициях документ не давал ответа ни на один из поставленных Уполномоченным вопрос. Вместо этого в "ответе" Генпрокуратуры России содержался краткий отчет об успехах правоохранительных органов г. Санкт-Петербурга и со ссылкой на ведомственные нормативные акты с грифом "Секретно" утверждалось, что фактов превышения должностных полномочий в действиях их сотрудников не выявлено. Означает ли это, что структурные подразделения ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области в итоге все же не выполнили явно незаконные указания своего начальника, до сих пор непонятно.

Обратила на себя внимание трагическая история гражданки Грузии Мананы Джабелия, скончавшейся в Центре временного содержания иностранных граждан N 2 ГУВД г. Москвы в начале декабря 2006 года.

Беженка из Абхазии этническая грузинка М. Джабелия, состоя в браке с этническим абхазцем, надо полагать, обоснованно опасалась как возвращения в Абхазию, так и переезда в другие регионы Грузии. С 1993 года семья Джабелия проживала в Москве, имея временную регистрацию. В начале октября 2006 года грузинский паспорт М. Джабелия оказался просроченным, а новый еще не был оформлен. Соответственно М. Джабелия утратила и временную регистрацию по месту жительства. Допущенное ею нарушение режима пребывания было очевидным, хотя, видимо, скорее техническим, нежели злостным и умышленным. Явно без учета этого обстоятельства Нагатинский районный суд г. Москвы в начале октября принял в отношении М. Джабелия решение об административном выдворении из России в Грузию. После вмешательства Уполномоченного было восстановлено право М.Джабелия на подачу кассационной жалобы, а процедура ее выдворения приостановлена. Полтора месяца спустя Московский город-ской суд признал решение о выдворении М. Джабелия чрезмерным и отменил его. Однако в силу чисто процедурных проволочек освобождение гражданки Грузии было затянуто, а сама она, тяжело больной человек, скончалась в Центре временного содержания иностранных граждан N 2.

В этом, так же как и в других подобных случаях, Уполномоченный стремился своевременно реагировать на обращения граждан, добиваясь отмены незаконных или неоправданно суровых судебных решений. В целом, однако, следует признать, что прискорбное рвение в плане "правосудия по разнарядке" в отношении граждан одной из бывших советских республик немало подхлестнуло националистические и ксенофобские настроения в российском обществе.

В связи с этим Уполномоченный считает необходимым заявить следующее.

Лица, нарушающие российские законы, должны привлекаться к ответственности независимо от их национальной принадлежности. В конкретных случаях лица, нарушающие режим пребывания на территории Российской Федерации, могут подлежать выдворению за ее пределы. При этом, однако, и власти, и обществу необходимо помнить о том, что любые репрессивные меры, осуществляемые по любому этническому признаку, являются по определению противозаконными и безнравственными, а потому неприемлемыми.

На фоне общего осложнения обстановки в сфере межнациональных отношений было особенно заметно, что правоохранительные органы, даже повысив внимание к работе на этом направлении, все же не всегда оказывались на уровне предъявляемых к ним требований. Вплоть до 2005 года преступные деяния, явно совершенные на расовой, национальной или религиозной почве, сплошь и рядом квалифицировались как простое хулиганство, что препятствовало должному наказанию за них, а также и адекватному восприятию их обществом. В 2006 году от этой порочной практики удалось во многом отказаться. К сожалению, возникла другая, возможно, более сложная проблема: верно квалифицировав преступное деяние и даже задержав предполагаемого преступника, правоохранительные органы порой оказываются не в состоянии доказать его вину.

Так, в марте 2006 года внимание общественности привлек вынесенный коллегией присяжных вердикт по делу убийства 9-летней таджикской девочки Хуршеды Султоновой, проживавшей в Санкт-Петербурге. Основной обвиняемый был признан невиновным в совершении убийства. Национальные же мотивы преступления не были вообще отражены в обвинительных приговорах.

Также в Санкт-Петербурге в октябре 2006 года суд присяжных вынес вердикт о недоказанности вины обвиняемых в убийстве вьетнамского студента Ву Ань Туана. Из 17 обвиняемых были полностью оправданы восемь. Остальные были признаны виновными по другим эпизодам нападений на иностранцев - граждан Азербайджана, Ганы, Палестины и Китая. При этом только в последнем случае присяжные сочли доказанным мотив национальной ненависти.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Новое в законодательстве

    Закон
    Федеральный Конституционный Закон от 9 ноября 2009 года № 5-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный Конституционный Закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статьи 4 и 15 Федерального Конституционного Закона «О Судебной
  2. Приказ №146/кд от 15. 03. 2010 красноярский краевой суд информирует

    Закон
    Справка по результатам обощения судебной практики применения судами Красноярского края норм уголовно-процессуального закона, регулирующих участие потерпевшего в уголовном делопроизводстве
  3. Учебно-методический комплекс удк ббк п рекомендовано к изданию Учебно-методическим советом Института социальных и гуманитарных знаний

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности 030501.
  4. Ярков Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебник

    Учебник
    Яковлев В.Ф. - доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент РАН, заслуженный юрист РФ, Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;
  5. Программа По специальности 050402 «Юриспруденция» (1)

    Программа
    Правоохранительные органы. Учебная программа по специальности 050402 «Юриспруденция»/ Сост. к.п.н. Ершов Д.А. - филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Волгоградский
  6. Учебник материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 февраля 2008 года

    Учебник
    Волкова И.А., кандидат юридических наук, доцент - гл. 2 (в соавторстве с П.М. Филипповым), гл. 3 (в соавторстве с П.М. Филипповым), гл. 10, 16, 24, вопросы для самоконтроля по дисциплине "Гражданский процесс"

Другие похожие документы..