Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Актуальность проблемы. Горно-таежные ландшафты, занимающие около 1/5 части Пермской области, являются уникальными экосистемами по видовому разнообрази...полностью>>
'Программа'
Учебная программа разработана в соответствии с государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по специальности 201 ...полностью>>
'Документ'
Значення зовнішньоекономічної діяльності в розвитку всіх країн, у тому числі і України, постійно зростає. Історичний досвід підтверджує вигідність ро...полностью>>
'Документ'
«Биология веры» — одна из важнейших вех Новой Науки. Исследовав процессы информационного обмена в клетках человеческого тела, ученые пришли к выводам...полностью>>

Антикоррупционная политика государства и ее реализация в деятельности органов внутренних дел

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В работе подчеркивается, что, несмотря на огромный разброс мнений и взглядов научного сообщества на коррупцию, большинство современных исследователей отмечает ее комплексный, системный характер, справедливо связывая данное явление со всеми социальными процессами общества, с учетом социально-политических, демографических, на­ционально-психологических и этнических особенностей конкретного государства. Некоторые ученые говорят о коррупции как о целой, относительно самостоятельной, правовой науке и учебной дисциплине - корруптологии, вкладывая в это понятие пути совершенствования уголовной по­литики и законодательства о воздействии на организованную преступность и коррупцию.

При этом диссертант обращает внимание на доминирование в современной научной литературе нескольких концептуальных подходов к оп­ределению сущности рассматриваемого понятия: институционально-правовое (достаточность законодатель­ных и нормативных средств и методов противодействия коррупции), организационно-управленческое (функциональность в распределении властных полномочий и контроль за их использованием должностными лицами), аксиологическое (ценностные ориентации государственных служащих), этико-культурное (морально-нравственное состояние социально-профессиональной среды государственной службы) и др.

Основную лепту в его разработку вносят философы, социоло­ги и экономисты. Что касается юристов, то они рассматривают коррупцию как отклонение от обязывающей правовой нормы, допускаемого произвола при осуществлении полномочий и незаконного использования государственных ресурсов. Коррупция чаще всего определяется ими как «действия официального или доверенного лица, которое незаконно или неправомерно использует свое положение или действия по получению прибыли для себя или другого лица, действуя против интересов и прав других». Юристы относят коррупцию к области применения экономического, административного и уголовного права и отмечают, что коррупция оказывает разрушительное воздействие на нормы права, которые в результате ее действия заменяются правилами, продиктованными теми, кто, во-первых, имеет влияние; во-вторых, способен оказывать влияние; в-третьих, готов платить. При этом коррупция ими относится к наиболее латентным видам преступности, поскольку носит конфиденциальный и скрытый характер, и, как правило, не влечет за собой жалоб в правоохранительные органы, так как обе стороны достигают поставленных перед собой целей.

Специалисты в области управления государством определяют коррупцию как злоупотребление государственными ресурсами и использование государственных структур для достижения частной прибыли вопреки существующим нормам. Объясняя причины коррупции недостаточным уровнем оплаты труда государственных должностных лиц, монополией на предоставление услуг общего пользования, большей свободой действий, слабой системой финансового контроля, чрезмерным регулированием и избытком процедур, отсутствием внутренней культуры и этических правил государственной службы, они отмечают, что коррупция не позволяет рационально сформировать и реализовать государственную политику.

Что касается интересов общества, некоторые авторы рассматривают коррупцию как важный источник формирования капитала, который может поддерживать гибкость и эффективность рынка и развивать предпринимательство. Другие, основываясь на результатах анкетных опросов и бесед с бизнесменами, считают, что политическое недоверие (отсутствие веры в стабильность проводимого правительством курса) наносит намного больше вреда, чем коррупция, которую они рассматривают «скорее как переменные издержки, чем как фактор неопределенности», которые разделяют коррупцию на различные формы, предполагают, что некоторые формы, несмотря на широкое распространение, не могут слишком повредить всей экономике.

В этом смысле коррупция не ограничивается государственным сектором, а в рамках этого сектора - бюрократическим аппаратом администрации. Она не ограничивается дачей и получением взяток. Коррупция принимает различное обличье и существует при любых формах правления, включая хорошо развитые демократические государства. Однако уровень, область и воздействие ее значительно отличаются в странах и могут изменяться, по крайней мере, временно, в пределах одной страны. Коррупция в той или иной форме может существовать в любом сообществе; большое влияние на ее уровень и область применения имеет система управления.

Таким образом, автором делается вывод о том, что государственная корруп­ция существует постольку, поскольку чиновник может распоряжаться не при­надлежащими ему ресурсами путем принятия или непринятия тех или иных решений. В число таких ресурсов могут входить бюджетные средства, государ­ственная или муниципальная собственность, государственные заказы или льго­ты и т.п. Собирая штрафы, налоги или иные предусмотренные законом плате­жи, чиновник также распоряжается не принадлежащими ему ресурсами: если штраф (сбор) законен, то его собственник - государственная казна, если неза­конен - то это собственность того лица, которого пытается обобрать чиновник.

Диссертантом отмечается слабая, активизировавшаяся лишь в последние годы «вовлеченность» в дискуссию о содержательной стороне понятия коррупция пред­ставителей международного и национального юридического сообщества. Как след­ствие, отечественное и зарубежное правоведение пока не располагают общепринятой трактовкой данного термина. Различны также и подходы к пониманию значения, причин и влияния этого феномена на социально-экономические, культурные, национальные и другие процессы в жизни общества.

Помимо российского опыта определенный интерес представляют иссле­дования коррупции, проведенные зарубежными учеными, анализ которых по­зволяет автору исследования сделать вывод об использовании ими совершенно иного подхода в ос­вещении данной проблемы. Их общей основой выступает представление, согласно которому корруп­ция есть «девиантное политическое поведение, выражающееся в нелегитим­ном использовании господствующей политической элитой государственных ресурсов в целях укрепления своей власти или обогащения».

В завершении анализа достаточно разноплановых подходов к определению сущности феномена коррупции в работе делается вывод о том, что, несмотря на обилие определений понятия «коррупции» и признаков, характерных для этого понятия, в нем выделяются следующие существенные составляющие: круг субъектов коррупции - принадлежность лиц, совершивших кор­рупционные действия, к государственной власти, государственному аппарату; совершение действий, непосредственно связанных с наличием у лица правового статуса государственного чиновника или государственного служа­щего, уполномоченного принимать юридически значимые решения и совер­шать действия, изменяющие правовой статус третьих лиц; корыстная или иная личная заинтересованность должностного лица, совершающего указанные действия; особо опасные социальные последствия совершения этих действий - подрыв доверия государства к указанным лицам и подрыв авторитета государ­ства, власти как таковых, глубокое отчуждение тем самым государства и обще­ства, государства и его граждан.

Также автор указывает на имеющиеся существенные общие упуще­ния или недоговоренности в проанализированных в исследовании определениях рассматриваемого феномена. Наиболее значимыми из них представляются: фактическое отождествление коррупции как самостоятельного уголов­ного преступления с другими должностными, корыстными преступлениями - вымогательством, взяточничеством, мошенничеством, злоупотреблением должностными полномочиями, превышением должностных полномочий, неце­левым использованием государственных средств и т.п.; расширение круга субъектов коррупции, в том числе включающих должностных лиц коммерческих организаций; непонимание или отрицание естественно-исторического характера свя­зи коррупции, коррупционных действий и их причин с определенными истори­ческими социальными условиями, сущностью конкретно-исторического спосо­ба производства, историческим типом и формами производственных отноше­ний; смягчение или даже отрицание особого социально значимого вреда это­го преступления; определенная абсолютизация национально-государственных особенно­стей коррупции в различных странах и социальных системах; явно недостаточная четкость, определенность и аморфность ряда опре­делений, не позволяющих уяснить сущность коррупции.

В целях решения поставленных задач в работе предпринимается попытка выявления причин возникновения и дальнейшего развития рассматриваемого явления. Диссертант указывает на недостаточную исследованность природы последнего, что, в свою очередь, обусловливает многозначность понимания коррупции и множест­венность ее определений.

Корни коррупции скрываются в механизме осуществления государст­венной власти. С появлением общества и его социальным расслоением, воз­никла объективная потребность в государстве, как некой организованной фор­ме управления социальными группами с противоречивыми интересами. Такая форма организации спасла общество от саморазрушения и создала условия для дальнейшего развития.

С развитием общества, политизацией отношений между его представите­лями государство потеряло «идеальную» функцию общественного нейтралитета и стало служить ин­тересам отдельных социальных слоев, групп, общностей и классов. К. Маркс наиболее удачно охарактеризовал государство в своем новом качестве, сравнив его с «машиной для подавления». В обществах, где существуют группы-антагонисты, госу­дарственная власть превращается в инструмент навязывания воли правящего класса или социальной группы. Именно эта возможность принуждения порож­дает коррупцию, т.к. ставит участников общественных отношений в заведомо неравное положение.

В то же время не следует полагать, что возникновение коррупции воз­можно лишь в обществах с классовым или социально-групповым противостоя­нием. В некоторой степени она свойственна демократическому обществу, где социальное противостояние практически не выражено. В подтверждение при­веденного тезиса в работе приводятся факты, доказывающие существующую во многих демократических странах Западной Европы и Северной Америки про­блему коррупции. Из чего автором делается вывод о неоднозначности жесткого соотношения развития анализируемого явления с существующими ав­торитарными формами политического режима, несмотря на то, что между ни­ми прослеживается некоторая взаимосвязь.

Также в работе отмечается, что коррупция есть важнейшее условие существования организованной преступности. Одна из целей организо­ванной преступности - дискредитация государственно­го аппарата, подрыв его авторитета, создание предпосы­лок для сращивания части государственных чиновников с криминальными структурами. Это дает их представи­телям возможность беспрепятственно проникать в по­литику и иные сферы деятельности государства с целью установления контроля над наиболее прибыльными от­раслями экономики России, а также дает неограничен­ные возможности быстрого получения сверхприбылей, легализации преступно полученных доходов.

Подводя итог многочисленным определениям феномена коррупции и причин ее возникновения и устойчивого развития, диссертант выделяет две осно­вополагающие черты анализируемого явления: лицо должно быть должностным и использовать либо свой статус должностного лица, либо вытекающие из него возможности для придания приоритетного характера отношениям с отдельным лицом или лица­ми в противовес другим лицам.

В связи с этим понятие коррупции охватывает такое незаконное использование должностным лицом своего статуса, которое создает принципиальную возможность влияния этого лица на других лиц в целях получения личной вы­годы. В этом определении фиксируется приоритет интересов одних лиц перед другими.

Появление такого ничем не обоснованного преимущества и есть из­начальный показатель коррупционного поведения должностного лица, которое это допустило. Такое понимание коррупции позволит точнее определить гра­ницы правового регулирования рассматриваемого феномена.

Далее отмечается тот факт, что анализ сущности, причин и последствий коррупции, теоретическое осмысление этого феномена криминализации социально-экономической сферы жизни современного общества - это задача, которая существует не только в отношении стран, переживающих системные трансформационные изменения. Она одинаково актуальна и для развитых государств, имеющих давние и стабильные рыночные системы. Это связано с тем, что процесс усложнения и многообразия социальных и экономических процессов, что является объективным для современного мира, затрагивает не только позитивные явления. Этот процесс затрагивает и преступность, а также все, связанные с нею негативные явления.

По мнению автора, коррупция сегодня - это «параметр порядка», во многом определяющий политическое, экономическое и культурное развитие.

Переходя к анализу состояния коррупционных отношений в России, автор указывает на значительные трудности в оценке масштабов этого явления. Это связано с тем, что коррупцию всегда пытаются скрыть, она практически не поддается официальному статистическому учету. Следует также отметить, что многие виды коррупционных отношений не связаны напрямую с выплатой денежных вознаграждений. Но если коррупция не поддается качественному измерению, то возможно измерить ее восприятие. Именно подобными изысканиями и занимается международная негосударственная и некоммерческая общественная организация «Трансперенси Интернешнл» (ТИ). Начиная с 1995 г., ТИ публикует так называемый «Индекс восприятия коррупции» (Corruption Perception Index или CPI).

Страны, набравшие высокие баллы Индекса, соответствующие очень низкому уровню восприятия коррупции, в основном являются богатыми государствами - в эту группу входят Финляндия, Новая Зеландия, Дания, Исландия, Сингапур, Швеция и Швейцария. Согласно данным, использовавшимся для расчета Индекса в 2005 и 2006 гг., рост уровня коррупции, согласно ее восприятию в этих странах, зафиксирован в Бахрейне, Белизе, Доминиканской Республике, Кувейте, Люксембурге, Омане, Польше, Саудовской Аравии, Сенегале, Тринидаде и Тобаго, а также на Кипре, Маврикии и Ямайке. В соответствии с теми же данными, снижение уровня коррупции, согласно ее восприятию, произошло в Австрии, Ботсване, Чешской Республике, Сальвадоре, Франции, Гамбии, Германии, Иордании, Швейцарии, Танзании, Таиланде, Уганде, Объединенных Арабских Эмиратах и Уругвае.

Данные «Transparency International» за 2006 год свидетельствуют о том, что Россия в рейтинге коррумпированности госаппарата заняла 126 место из 159 возможных, разделив его с Албанией, Нигером и Сьерра-Леоне.

Рост коррупции в России происходит главным образом за счет одного вида взяток – так называемых откатов (в докладе – kickbacks) при получении государственных заказов. Доля откатов в общей стоимости госзаказов за последний год выросла с 1,51% до 1,99%. При этом доля остальных взяток в годовых продажах российских компаний снизилась – с 1,43 до 1,07%. Система коррупционных отношений позволяет преступным формированиям расширять масштабы своего влияния на экономику страны и брать под контроль целые отрасли хозяйства.

По ряду экспертных оценок, преступными группировками в настоящее время контролируется до 60% государственных и до 50% частных предприятий различных форм собственности. При этом вывоз капиталов в крупных масштабах из страны за рубеж, по результатам независимого криминологического исследования, проведенного Фондом «Индем», в большинстве случаев осуществляется путем подкупа высших должностных лиц, что выражается в сумме 20-25 млрд. долларов США в год.

Огромное влияние на все стороны политической, экономической и общественной жизни страны оказывает политическая коррупция, особенно проявляющаяся в процессе выборов, финансирования предвыборных кампаний, в среде выборных или высокопоставленных государственных чиновников, которые предоставляют свои услуги в обмен на голоса избирателей, политическую и финансовую поддержку.

Анализ оперативной и следственной практики показывает, что за последние пять лет наметилась серьезная и опасная тенденция сращивания уголовных авторитетов с отдельными представителями госаппарата, продвижения на руководящие посты лиц, прямо или косвенно связанных с криминальными формированиями.

Наиболее значимое место в структуре выявленных экономических преступлений, по мнению автора, занимают следующие криминальные сегменты:

– преступления против собственности;

– преступления в сфере экономической деятельности;

– преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях;

– преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

В целом ущерб от коррупционных преступлений экспертами Фонда ИНДЕМ оценивается в пределах 36 млрд. долларов в год; из них 16 млрд. долларов – прямой ущерб, т.е. общая сумма взяток чиновникам. Средняя российская компания в год платит чиновникам до 130 тыс. долларов. Это равнозначно половине бюджета Российской Федерации.

Коррупция в высших эшелонах государственного управления стала проявляться в таких уродливых и общественно опасных формах как, например, купля-продажа министерских «портфелей» (их «цена» составляет от 2 млн. до 6 млн. долларов). Показателен высокий уровень организованности действий, который, в совокупности с налаживанием связей с представителями властных струк­тур и правоохранительных органов, позволяет преступ­ным сообществам нейтрализовать некоторые формы социального контроля.

О масштабах коррупции в обществе можно судить и по многочисленным косвенным показателям. Как об объемах скрытой (теневой) экономической деятельности судят по чрезмерному потреблению, например, энергоресурсов, или по несоответствию официальных доходов населения и их реальных расходов так и о коррупции можно судить по подобным показателям, применяя их к выборочным категориям граждан (государственные служащие, менеджеры компаний и т.п.). Иногда, в ходе изучения общественного мнения по вопросам, казалось бы, абсолютно не связанным с коррупцией, можно получить косвенные ее подтверждения. Например, в прошлом году Центр независимой экспертизы «Romir Monitoring» провел Интернет-опрос белее чем 1,5 тысяч своих клиентов на предмет того, кто и как стремится достигнуть богатства. В ходе опроса была получена цифра: 18% опрошенных считают самым простым способом обогатиться карьеру в государственных органах. И это при том, что уровень официальной заработной платы в госорганах в несколько раз меньше, чем в коммерческих организациях.

Подводя итог оценке состояния коррупционных отношений в России, автор указывает на тот факт, что коррупционные отношения в современном российском обществе за последние годы не только не сократились, а напротив, расширились, усложнились и превратились в фактор, который реально сдерживает позитивное социально-экономическое развитие страны и угрожает национальной экономической безопасности. При этом в работе отмечается, что реальное отношение к коррупции в России всегда было результатом, с одной стороны, особенностей развития российской государственности, и с другой - специфики ментальности населяющих ее народов.

Социально-политическая и экономическая история российского общества, история развития правовой мысли и ее реализации в государственном устройстве страны дают немало примеров и уроков борьбы с коррупцией. Именно исторический подход позволяет ответить на вопрос: почему на протяжении многих веков борьба с коррупцией (в широком смысле этого слова) в России не давала существенных результатов и не привела к искоренению этого явления.

Анализ первых источников российского права показывает, что традиционно в России понимание природы коррупционных проявлений основывалось на понимании их системной взаимосвязи, затрагивающей интересы Государя и го­сударства, и проявляющей себя в факте подкупа-продажности служащих (т.е. действия, минимум, двух сторон) и сопровож­дающих его действий (подстрекательство, пособ­ничество и посредничество).

Автор обнаруживает исторические корни понятий мздоимства и лихоимства в сложившейся на Руси в Х-ХII вв. вассальной системе, прослеживает их определения на различных этапах истории. В работе подчеркивается, что практика «кормления от дел», существовавшая в XVI-XVII вв., фактически была узаконенным способом личного обогащения чиновника и, несмотря на произошедшие в XVIII в. качественные изменения в системе государственного управления, традицию «кормления» искоренить не удалось, а с ростом управленческого аппарата коррупционные действия приобрели всеобъемлющий характер. Причина этого характерного именно для России явления, по мнению диссертанта, в несовершенстве системы управления, поверхностности реформ, в традиционализме феодальной системы отношений, нерешительности обновления чиновничества. В то же время, автор указывает на наличие определенного системного подхода к борьбе с коррупционными проявлениями, имевшего особенности в своем развитии.

Обращаясь к истории русского законодательства, автор исследования делает вывод о преемственности антикоррупционной политики России: с приходом к власти нового правителя подходы его предшественников к борьбе с коррупцией первоначально не изменялись, а после оценки криминальной ситуации дополнялись, корректировались и наполнялись новым содержанием.

В работе отмечается то обстоятельство, что благоприятные условия развития системного подхода к борьбе с коррупцией в истории России складывались с участием пред­ставительной ветви власти, которой отводилась важная роль по законода­тельному обеспечению, а также организации социального контро­ля в сферах государственного управления, наиболее подверженных подкупу-продажности: создание пунктов регистрации сообщений от населения о про­явлениях коррупции служащих, замена назначаемых служащих выборными, а при целесооб­разности сохранения назначаемых служащих - непосредственный контроль за их деятельностью со стороны выборных (имевших за­дачи «отстранения взяточничества и пристрастия»).

Также, по мнению автора, важно учитывать возникший в те времена генезис обще­ственных и государственных инициатив в организации подхода к борьбе с коррупцией. Население страны, испытывавшее вымогательство и взя­точничество со стороны государственных служащих, как нельзя лучше видело фактические проявления коррупции. Подход, построенный на совмещении любых усилий в борьбе с проявлениями подкупа-продажности, обеспечивался благодаря сочетанию функций законодателя, правоприменителя и координа­тора правоприменения в лице правителя.

Вследствие частичного осуществления сис­темного подхода к борьбе с коррупцией формы подкупа-продажности изменились в сторону более латентных и менее об­щественно опасных проявлений. Но и реагирование на эти новые формы коррупции происходило оперативно

Проанализировав историю развития коррупционных отношений, а также эволюцию антикоррупционной политики в России, соискатель приходит к важному выводу - несмотря на качественные изменения в послеоктябрьской политической системе, покончить с негативным наследием чиновничества (в т.ч. коррупцией) не удалось, прежде всего, в силу масштабного проникновении коррупции в среду российских госчиновников, значительная часть которых, естественно, вошла в советскую систему управления. Однако в советский период размах этого явления заметно ограничивался последовательной борьбой с преступлениями в данной сфере, системной номенклатурно-кадровой политикой, служившей существенным ограничителем для развития коррупционных связей, а также целенаправленной идеологической и воспитательной работой с населением.

В главе второй – «Организационно-правовой механизм участия правоохранительных органов в реализации антикоррупционной политике» - последовательно анализируются организационно-правовые основы деятельности государственных органов - субъектов реализации антикоррупционной политики; выявляется специфика организации деятельности органов внутренних дел по противодействию коррупции; рассматриваются вопросы оптимизации взаимодействия и планирования деятельности правоохранительных органов – субъектов противодействия коррупции.

Переходя к рассмотрению организации и правового регулирования деятельности субъектов реализации антикоррупционной политики в России, диссертант дает авторское определение антикоррупционной политики, которая на его взгляд представляет собой систему мер и средств, идеологически и концептуально объединенных между собой, с помощью которых государство и общественные институты, соблюдая принципы законности, предполагают достижение согласования целей, адекватных как этому, так и последующему этапу развития общества.

При этом в работе отстаивается тезис о том, что антикоррупционная политика является прерогативой не только государства, но и общественных образований. Отмечается, что российское общество в данный момент достаточно терпимо относится к проявлениям коррупции чиновников, считая последнюю неизбежным злом, привычным для русского человека. Автор надеется, что начало работы Общественной палаты создаст «прецедент участия» социальных институтов в выработке и реализации антикоррупционных мер.

Проведенный в исследовании анализ развития и текущего состояния подходов к формированию национальной антикоррупционной политики России позволяет сделать вывод о том, что конечной стратегической целью ее разработки является завершенность концептуального осмысления перспектив развития феномена коррупции во всех проявлениях последнего. Тактической же задачей, от решения которой, в конечном итоге, и будет зависеть стратегическая составляющая, - является создание системы противодействия коррупционным проявлениям.

Обозначенная система предполагает осуществление разноплановых мер политического, экономического, социального, правового, организационного, идеологического характера при условии консолидации усилий федеральных органов государственной власти, органов власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, общества в целом.

Определяя систему противодействия коррупции, автор считает целесообразным отнести к ней органы законодательной, исполнительной и судебной властей, госу­дарственные, общественные и иные организации, принимающие участие в разработке и последующей реализации антикоррупционной политики в соответствии с зако­ном, а также законодательство, регламентирующее отношения в означенной сфере.

Целью создания системы противодействия коррупции является обеспечение существования механизма, позволяющего вырабатывать стратегию государства в данной области и реализовывать ее в конкретную скоординированную деятельность отдельных ведомств и ответственных лиц. Иными словами, формирование в государстве вышеозначенной системы служит, в том числе, и для противодействия угрозам безопасности государства, которые несет в себе пораженность чиновничества мздоимством.

Исследование проблем противодействия коррупции со всей очевидностью подтвердило, что этот социаль­но-правовой феномен является динамичной системой со своими структурными и функ­циональными компонентами и механизмом их взаимодействия. Успешное функционирование любой системы возможно только при условии установления между ее элементами устойчивых связей, без которых система под влиянием внешних и внутренних воздействий распадается, поэтому вопрос внутреннего и внешнего взаимодействия является важным элементом обеспечения эффективного функционирования субъектов противодействия коррупции.

В целом организационная система субъектов реализации антикоррупционной политики в стране выглядит следующим образом: Президент, Парламент, Правительство, Представительные и исполнительные органы власти субъектов Российской Федерации, Судебная власть, Прокуратура, правоохранительные органы.

Оценивая эффективность деятельности государственных субъектов противодействия и борьбы с коррупцией, существующих на сегодняшний день, автор отмечает крупные просчеты и ошибки в организации управления государством и обществом. Из анализа раскрытых в работе полномочий отдельных государственных органов и их образований, как субъектов противодействия коррупции, следует вывод о необходимости принятия определенных организационных мер, связанных с названной деятельностью. Эти меры диссертанту представляются следующими:

1. Соблюдение принципов гласности, открытости и публичности в деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, их должностных лиц, а также принципа индивидуализации ответственности. В качестве примера может служить закон «О порядке предоставления информации органами государственной власти Калининградской области», принятый в 2002 г.

2. Разработка и внедрение системы государственного и общественного контроля деятельности государственного аппарата и его должностных лиц. Такой контроль может осуществляться через:

- создание независимого федерального органа, контролирующего деятельность государственного аппарата и его должностных лиц (по типу советских комитетов народного контроля);

- совершенствование системы внешнего контроля, к примеру, путем расширения форм и методов парламентского контроля, совершенствования его механизмов;

- учреждение федеральных и региональных реестров лиц, совершивших коррупционные правонарушения, либо на которых по иным законным основаниям распространяются ограничения по замещению должностей государственной или муниципальной службы.

3. Ограничение дискреционных полномочий должностных лиц путем тщательного, научно-обоснованного установления объема таких полномочий и обязательной, детальной регламентации механизма их реализации.

4. Проведение в рамках административной реформы научно-обоснованного сокращения излишних, дублирующих административных функций и численности чиновников, строгое разграничение компетенции между министерствами и ведомствами, их должностными лицами.

5. Повышение роли судов общей юрисдикции в обеспечении возможности гражданам обжаловать акты, действие или бездействие государственного аппарата, а также развитие механизма такого обжалования в целях сокращения сроков и упрощения процедуры рассмотрения таких дел.

Проведенный в исследовании анализ наглядно показывает, что система субъектов противодействия коррупции представляет собой сложную совокупность различных органов исполнительной, судебной и законодательной власти, выполняющих присущими им методами и приемами широкий спектр достаточно автономных задач. Вместе с тем, все элементы этой системы призваны обеспечить достижение единой цели, - минимизацию потерь от «приватизации» государственных полномочий и, в конечном счете, обеспечение национальной безопасности России. При этом предполагается использование ими широкого набора инструментариев, которые позволяют активно воздействовать на развитие госструктур в нужном обществу направлении, а также использовать возможности уголовного, уголовно-процессуального и административного отраслей права для противодействия коррупционной преступности.

Все это, по мнению автора, определяет объективную необходимость осуществления работы по координации и планированию деятельности по предупреждению правонарушений и преступлений в означенной сфере.

Изучение сложившейся практики координации и взаимодействия государственных органов - субъектов противодействия коррупции позволяет сделать вывод о том, что этот управленческий потенциал используется руководителями этих органов далеко не полностью, что связано как с объективными причинами, так и с причинами субъективного порядка. По мнению большинства из опрошенных диссертантом экспертов, в практике работы этих органов до настоящего времени бытует узковедомственный подход в решении сложных экономико-правовых проблем и правоохранительных задач. Еще нет ясного понимания того, что комплексность как объективное свойство любой системы достигается лишь в результате установления строго определенных управленческих связей и отношений. Поэтому основной идеей и внутренней сущностью взаимодействия должно быть надежное обеспечение согласованности, скоординированности и ответственности по достижению единой цели. Нарушение же баланса между этими составляющими способно привести лишь к ослаблению активности в решении как частных, так и общих задач по предупреждению и противодействию преступности и коррупции в государственном масштабе.

Не вызывает сомнения, что для перевода сотрудничества государственных органов на новый уровень необходимо прежде всего максимальная конкретизация ведомственных приоритетов, ведущих направлений деятельности, на которых должны быть сосредоточены их основное внимание, силы и средства. Эти приоритеты могут меняться, уточняться, дополняться, но во всех случаях они должны быть предельно конкретно обозначены в установочных решениях каждого руководителя, обеспечивающего координацию и взаимодействие в рамках данной деятельности, с постановкой задач по организации взаимодействия на указанных направлениях.

В условиях, когда коррупционные преступления приобрели массовый и самое главное, организованный характер, существовавшая в прошлом многолетняя практика выявления, пресечения и раскрытия единичных преступных проявлений, в настоящее время мало эффективна, поскольку такое «точечное» воздействие практически не ощутимо и не способно снизить скорость распространения данного вида преступлений по всем социальным стратам.

Далее в работе проводится анализ организационно-правовых основ деятельности правоохранительных органов-субъектов реализации российской антикоррупционной политики, а также формулируются предложения автора исследования по их оптимизации.

В заключении работы формулируются обобщающие, подводящие итог исследованию выводы и предложения.

Основные положения диссертации отражены в трех работах общим объемом – 1,9 п.л.

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных перечнем ВАКа:

1. Сыроватко В.В., Юзефович И.М. «Понятие и основные направления противодействия коррупции». «Закон», № 6, 2006, 0.7 п.л. «авторство не разделено».

Научные статьи, опубликованные в других изданиях:

2. Потоцкий Н.К., Сыроватко В.В. «Сущность и содержание коррупционных отношений в современной России». Лекция. – М.: ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2005. 1.0 п.л. «авторство не разделено».

3. Сыроватко В.В. «К вопросу о государственной антикоррупционной политике». // Проблемы экономического и финансово-правового обеспечения деятельности органов внутренних дел в условиях реформирования бюджетных и налоговых отношений. – Сб. научных статей по материалам межвузовской научно-практической конференции. Москва. Академия управления. 2006 г. 0.2 п.л.

Сыроватко Владимир Васильевич

Подписано в печать 12.02.2007 г.

Объем 1,1 п.л. Заказ № . Тираж 100 экземпляров.

1/appears/2006/05/10/1357_type63372type63374type82634_105546.shtml.

2 /appears/2006/07/06/1823_type63381type82634_108326.shtml.

1 Монтескье Ш. Избранные сочинения. - М., 1955. С. 289.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Организация и правовое обеспечение общественного контролЯ за деятельностью органов внутренних дел

    Диссертация
    Защита состоится « » 2009 г., в час., на заседании диссертационного совета Д 203.002.03 при Академии управления МВД России по адресу: 125171, Москва, ул.
  2. Руководство по морально-психологическому обеспечению оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации (приложение №1).

    Руководство
    2. Осуществлять с 1 июля 2010 года в соответствии с Руководством, утвержденным настоящим приказом, воспитательную, психологическую, социальную, культурно-просветительную работу, работу по укреплению служебной дисциплины и законности
  3. Руководство по морально-психологическому обеспечению оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации

    Руководство
    Осуществлять с 1 июля 2010 года в соответствии с Руководством, утвержденным настоящим приказом, воспитательную, психологическую, социальную, культурно-просветительную работу, работу по укреплению служебной дисциплины и законности
  4. Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации и определить задачи органов внутренних дел, вытекающие из Послания Президента. Время: 2 часа. Метод: лекция

    Лекция
    Тема: « Задачи органов внутренних дел, вытекающие из основных положений ежегодного Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации (30 ноября 2010 года)»
  5. Приказ мвд РФ от 24 декабря 2008 г. N 1138 "Об утверждении Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации" Утвердить прилагаемый Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации

    Кодекс
    2. Руководителям подразделений центрального аппарата МВД России*, начальникам подразделений, непосредственно подчиненных МВД России, начальникам главных управлений МВД России по федеральным округам, министрам внутренних дел, начальникам

Другие похожие документы..