Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Понятие страхования, имущественных интересов граждан и юридических лиц, подлежащих страхованию. Характеристика процесса страховой защиты. Функции стр...полностью>>
'Книга'
Книга американских авторов посвящена различным аспектам функциональной аснмметрнн правого и левого полушарий головного мозга человека и животных. Рас...полностью>>
'Закон'
Методи захисту металів і сплавів від корозії: неметалічні, металічні, катодні й анодні покриття; протекторний, катодний і анодний захист; інгібітори к...полностью>>
'Документ'
Щоб вивести рівняння кола, використаємо прямокутну систему координат 0ху; позначаємо через О1(а,в) – центр кола, через М (х;у) – довільну точку площи...полностью>>

Андрей Караулов. Русский ад-2 избранные главы

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

И Явлинский опять оказался не у дел.

«Шелл» сейчас — это костыль. Нужен реванш. И будет реванш, дайте срок. Главное: объяснить «Шелл».

Сначала — самому себе!

Гайдар заявил: «Григорий Явлинский страдает от явных изъянов в своем экономическом образовании...»

Мир — говно, и он становится говнистее с каждой минутой.

Нашел страдальца, коллега!

Явлинский по-человечески просил Гайдара о главном — познакомить его с Михаилом Сергеевичем, с Президентом страны.

Гайдар пообещал. Не сделал. Потом опять пообещал. И опять не сделал.

Вдруг — заявление про «изъяны». И что он, Явлинский, «это, увы, особый тип современного политика, Жириновский для бедных!»

Если и.о. премьера публично хамит, значит, — Явлинский с удовольствием вытянул сейчас ноги и устроился в кресле, — значит, эти товарищи, наши министры, чего-то боятся.

А чего? Ц-то они боятся? Знают, что он видит их насквозь?

Ну, видит... да. Отчаянные ребята, особенно Чубайс; они действительно очень похожи на большевиков-революционеров — людей «ошеломляющего действия», как всегда говорила Луиза Марковна, его бабушка.

Интересно, есть у этих парней сердца? Директор большого института в Зеленограде несколько месяцев кряду не мог выплатить своим сотрудникам зарплату и — покончил с собой. Он не мог иначе, совесть приказала. Таких примеров — не один и не два. Тяжелые реформы? Очень тяжелые. Отодвинуты: вся экономическая школа не только Советского Союза (великую страну построили, между прочим), но и мировые экономические школы, — Ельцин их отодвинул. В пользу секты Гайдара — по сути дела, фанатиков! 91-й год — смена политического строя. Исторический факт! Смена строя происходила без участия Гайдара. Более того, рядом с Ельциным этот молодой человек, Гайдар, смотрелся как-то чужевато. А кошмар 92-го? Вот это как объяснить? Нельзя ставить 91-й и 92-й рядом. Секта Гайдара, либерализация цен как единственно возможный путь развития страны? Так везде? Повсеместно? Во всем бывшем соцлагере: Венгрия, Чехия, Югославия? Нет, господа, врете: как у вас, в России, так нигде. Невиданные (в мире) шоковые реформы — это ваше, господа, исключительно молодежное изобретение!

Главный вопрос не 91-го, а 92-го года: ради чего сейчас весь этот кошмар? Какая цель? Ради чего опять в стране миллионы жертв? Ради «полной и бесповоротной» победы над коммунистами? Как раньше «красных» над «белыми»?

Какие лица у этих министров, слушайте: без выражения, без жизни; какая-то бесконечная фотографическая протоплазма! Сплошной серый фон, полное отсутствие (особенно Бурбулис) хоть какой-то мимической гаммы!

И почему, самое главное (кто объяснит?), почему в России нельзя было сделать так, как сделали наши соседи, Китай, где очень сильный средний класс, где уже сегодня, сейчас — тысячи долларовых миллионеров и где членство в партии совершенно не мешает (и не помогает, что важно) бизнесу?..

За построенные заводы раньше давали ордена и звезды Героев; Сталин и его соратники любили награждать. Сейчас за заводы убивают.

Сталин создавал, Гайдар продает; в 91—92-м в стране не создано (то, что начинали — почти все сейчас брошено) ни одного нового предприятия, ни одного, — Явлинский ненавидел Сталина, но еще больше он ненавидел весь этот нынешний педикулез! Всех граждан, своих ровесников, которые сами не понимают, что они строят, какую страну! В государстве происходит что-то страшное, необратимое, парни, особенно девочки, выглядят так (вот один из результатов!), что раньше за такие фото сразу сажали! У них, у его сверстников, в одночасье ставших министрами, инфляция — 2600% по году. Ничего, да? Но это все — закрытые темы. Если хоть кто-то заикнется о 2600%, сразу крик: «антиреформаторские силы»!..

Телефон звонит, — она?

— Я слушаю...

Она...

Ельцин — человек наивный, кто спорит, но если он верит таким, как Егор, это... как называется? Наивность?!

— При-вет, малыш. Через час? Быстрее — цто? Нельзя? А... надо. Да-да, надо быстрее! Такси бери, деньги у меня пока еще есть, вот так. Поднимешься с таксистом, деньги я сей-цас кину под половичок... резиновый... Там и возьмешь...

Явлинский аккуратно положил трубку.

Гайдар гордился перепиской с Нобелевским лауреатом Лоуренсом Клейном и с удовольствием, причмокивая губами, показывал — всем — его письмо.

Клейн аргументированно предупреждал Гайдара, что либерализация цен при советских зарплатах есть прямой путь России «в нищету николаевской империи». В России, говорил Клейн, будут миллионы «новых русских жертв» и Европа не сможет смотреть на это безучастно, тем более, что суд в Гааге пока никто не упразднял.

Гайдар ответил Клейну, что он, Гайдар, учился экономике по его лекциям, что он глубоко уважает Нобелевского лауреата, но в России, увы, такая обстановка, что им, министрам, виднее!

Послал, короче. (Вот и вся их переписка.) А что виднее-то?..

Гайдар пригласил Клейна посетить Россию через год-полтора — увидите, мол, наши успехи.

Увидит, ага. Если закроет глаза.

Он, Григорий Явлинский, устал повторять: деньги, накопленные за советское время (и совершенно неважно, как они накоплены), необходимо пустить сейчас на мелкую приватизацию. Как можно быстрее! Указать деньгам именно такой путь. Частная собственность на землю пока (пока!) в ограниченных размерах, лучше всего — аренда земли (с обременением и без права субаренды), особенно в Курской, Орловской, Белгородской областях, где чернозем. Приватизация, но исключительно мелкой собственности. Потом, через годы (пять-шесть лет), когда мелкий и средний собственник действительно окрепнет, научится зарабатывать, узнает настоящую цену денег, только тогда можно говорить о продаже заводов.

Но — по особому списку. И обязательно — с обременением, с заботой о людях, о «социалке», о «моногородах» (если уж лучшие российские заводы невтерпеж продать, то есть скинуть с себя, с государства, ответственность за них, за эти гиганты).

Существует мировой опыт, не стесняйтесь, господа молодые министры, откройте глаза! Англия, Франция, Япония, Китай, Швеция... — парни, присмотритесь, в экономических моделях этих стран сейчас много общего! А Чехия как идет? Венгрия? Польша?

Нет же, Гайдар просто «врубил шок», то есть все сделал (с людьми) исключительно по-русски.

«Эй, дубинушка, ухнем!..»

Получи, Россия! Вся страна — как большой самолет, который стремительно падает на землю. Надо же так ухитриться, да? набрать полный самолет неудачников...

Чудно, ей-богу: Гайдар отбирает у людей деньги, в магазинах, естественно, тут же появляются товары, — как им, товарам, не появиться, если все, что было у людей, все их сбережения «ухнули» в одну ночь?..

Слушайте, слушайте, — продукты на колхозных рынках были всегда! даже в блокадном Ленинграде на Сытном рынке было не так уж трудно достать молоко, это вопрос цены (молоко меняли на золото).

А он, Явлинский, сколько твердил московским гражданам, что свободные цены при старых, еще советских зарплатах... они сейчас почти не изменились... есть национальная катастрофа?

Или — правда, что Гайдар это безошибочная ставка Скокова? Логика прямая: Гайдар быстро доведет страну до нового ГКЧП, Ельцина скинут, появится другой Президент, но не Руцкой, разумеется, куда ему... — Юрий Скоков?..

Если человек революционер (то есть «придурок», как говорила бабушка Луиза Марковна), разве его, революционера, возможно остановить?

Революционеры книжек не читают, революционеры сами пишут книжки, — такие люди, как Егор, как Авен, как Чубайс, убеждены, что до них в Советском Союзе вообще ничего не было. Как идет современное летоисчисление с Рождества Христова, вот так и сейчас начинается новая эпоха, новый «русский век» — эпоха «нормальной экономики». Иными словами — все, что было до них — все должно быть уничтожено! Сама структура экономики, приоритеты, социальные и человеческие ценности... причем, все эти ценности должны быть уничтожены одним ударом!..

«Мы наш, мы новый мир построим, кто был никем, тот станет всем...».

Станет миллионером — в этом смысле. Или — новым «русским бедным», как получится. Третьего не дано, средний класс такими «приемчиками» (по слову Егора Тимуровича) не создается, — нет!

Явлинский пододвинул телефон, снял трубку.

Кнопочный телефон, подарок японцев. Как удобно!

— Ты не выехала? А ц-то ж... ты ждешь?

На другом конце провода слышался голос, похожий на детский.

— Значит, так: у нас контракт, верно? Но когда я скучаю, то я скучаю не по контракту. А скучать я буду... максимум до девяти, ты это пойми. Потом обижусь — и скучать уже не буду... — ясно? У великих — великие слабости, запомни это!

Явлинский положил трубку.

Интересная девочка, ведет себя так, будто влюблена в него, действительно влюблена, — это подкупает.

Егор, Егор... — этот человек даже в раю найдет что-нибудь плохое!

О! вот хороший абзац, — Явлинский вернулся к камину и взял в руки текст: «Одним из ярчайших воспоминаний детства у Григория Алексеевича, было, по его словам, то, как он, будучи еще мальчиком, пошел в магазин покупать футбольный мяч. И увидел, что не хватает одного рубля. С тех пор вопрос ценообразования, который оказался самым главным вопросом экономической науки, не покидал Явлинского...»

Он сам продиктовал свою официальную биографию. Женя, пресс-секретарь Явлинского, записала за ним слово в слово и передала текст советникам: пусть работают.

Советники — Кожокин и Зверев — создали художественное произведение: «Биография Явлинского Г.А.» И сегодня утром передали ему текст — исправленный и дополненный.

Прочитанные главки (каждая страница — новый сюжет), Явлинский скидывал на пол — текст ему нравился.

«С августа 1991-го по просьбе Ельцина я согласился стать заместителем председателя Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР. Через Комитет проходила вся информация о том, что происходит в стране и, в частности, на потребительском рынке. Кроме того, мы контролировали всю гуманитарную помощь, которая шла в СССР. И как участник этой работы заявляю: да, в стране были большие сложности, в магазинах — хоть шаром покати, но признаков голода не было. Разговоры о том, что с каждым часом приближалась окончательная катастрофа — сильное преувеличение...»

Явлинский задумался, потом потянулся ручкой и вычеркнул слово «окончательная».

Тишина, за окном — Москва в огнях, ночью этот город выглядит намного лучше, чем днем; тишина такая, будто мир сейчас умер.

Явлинский любил работать с текстами, но сейчас отвлекся: тяжесть в голове, он стал быстро уставать, он уже чувствует (рано, да?) свой возраст. Под глазами — черные мешки, верный признак того, что почки работают на износ...

В карете по Лондону... — цок-цок... Кто из этих умеет носить цилиндр? Гайдар? Шумейко? Может быть — Полторанин, прости Господи! Да-да, когда-нибудь именно он, Явлинский, войдет во все мировые клубы, дайте срок!

Чубайс намекал, что его приглашали в «Совиной рощу». Врет? Интересно: «Шелл», этот народ, нефтяники, в «Совиную рощу»... вхожи?

Явлинский всегда интересовался «мировым правительством» — по-детски.

Правительство миллиардеров. Оно существует? По логике вещей — должно быть.

Говорят (он слышал), люди съезжаются в «Совиную рощу» только два раза в год, — это не Бильдербергский клуб, конечно, «Совиная роща» — центр планеты!

Крайне любопытно: мировые цены на нефть, на газ, на алюминий на золото... все решается здесь, в «Совиной роще»?

А еще говорят — биржи, биржи...

Явлинский встал, прошелся по комнате. Как хочется ласки, Господи! Как хочется чего-то человеческого, пусть и за наличный расчет, но человеческого!..

«Ты... знаешь кто?.. — кричала девчонка в прошлый раз... он давал какие-то советы, ей бы, идиотке, их услышать, его советы, так нет же... взбрыкнула: ты, орет, просто жестокий нытик, вот ты кто!..»

Явлинский обиделся, поджал губы (он вообще обидчив), это у него с детства. Он всегда ужасно боялся насмешек, унижения, жестоких шуточек... и — всегда, между прочим, был на заднем плане, даже на всех школьных фотографиях; чем незаметнее — тем ему спокойнее...

«Шелл» и Сахалин не давали покоя.

Да, небожитель все предусмотрел на земле: углеводороды рано или поздно иссякнут, люди, человечество выгребут их без остатка, все заберут, под гребенку, даже уголь.

Как же это не видеть, как?.. термоядерный синтез перевернет планету, вопрос времени, Явлинский чувствует: термоядерные электростанции появятся уже в 2008-2010 годах, сейчас все к этому идет, — и зачем тогда России нефть? А? Не слышу! Зачем?!

В начале века нефть обязательно поднимется в цене. Мировых запасов нефти — все меньше и меньше, а Китай (социализм с «китайским характером», то есть — капитализм, обращенный лицом к народу, а не задницей, как в России), — так вот, Китай, Индия, Австралия, Малайзия, Бразилия, страны Европы... — все они быстро развиваются. Выкладывать огромные деньги за нефтепродукты никто не хочет. Выход — только один: термоядерные электростанции.

Слушайте-слушайте (о! как же Григорий Алексеевич любил это свое «слушайте-слушайте!), — коль скоро «Шелл», все эти самонадеянные английские и американские парни, которые если и умеют что-то (если умеют!), то всего лишь тупо, по старинке, качать нефть, если у них совершенно нет аналитики, если они плохо понимают, на самом деле, в каком веке живут... — слушайте, как же не воспользоваться сейчас чужой глупостью?

Если термоядер — на подходе, значит, «Шеллу», всем этим англичанам-американцам, нужно в пояс поклониться, в пояс... — пусть приходят на Сахалин, пусть приходят куда угодно — в Ковыкту, в Мурманск, да хоть в Москву или в «ордена Ленина и ордена Октябрьской революции город Санкт-Петербург», как объявляют сейчас на рейсах «Пулковских авиалиний»! Мы с удовольствием скинем вам нефть, потому что в нефти скоро все равно не будет надобности. Милости просим. Добро пожаловать! У нас появятся рабочие места, появится зарплата, ведь сейчас — совершенно ничего нет, весь Южно-Сахалинск — стоит!

Главное — успеть. Протащить закон через Верховный Совет. Даже если «Шелл» просто заберет у нас нефть, если мы, Россия, за нефть вообще ничего не получим... рабочие места, какая-то зарплата... — разве уже это не благо для государства?

А если вдруг с термоядером будет как в том анекдоте?

Бог: «Что тебе — ящик водки или вечную жизнь?»

Мужик: «Ящик водки! Все равно через семь миллиардов лет Солнце погаснет!..»

По формальной логике «Соглашение о разделе продукции» выглядит, достаточно безобидно. Приходит инвестор, тот же «Шелл», его никто не освобождает от налогов и пошлин, но «Шеллу» предоставляется отсрочка. И в этой отсрочке все дело! На сколько лет? На двадцать? На тридцать? Никто не знает. Формально — до тех пор, пока месторождения, в данном случае — «Сахалин-2» и «Сахалин-3», не выйдут на рентабельность хотя бы в 15-20%. То есть пока не окупятся их затраты.

А когда они выйдут на себестоимость? Через сколько лет... или десятилетий? Когда у них будут... эти самые 15—20%?

Никто не знает. Скорее всего — никогда.

Так что, Россия, выходит, вообще ничего не получит, — ни копейки? Ни нефти, ни денег?

Да все может быть.

Явлинский понимал, — в российских министерствах и ведомствах все еще нет экспертов, которые в полной мере могли бы защитить интересы своей страны. Новое это дело — рынок, некому провести хотя бы предварительное «администрирование» расходов «Шелла». Прикинуть (вместе с англичанами), какими же, все-таки, окажутся их реальные затраты на сахалинском шельфе.

Главная проблема: оператор «Шелла», наспех слепленная контора «Сахалин-энерджи», кому Россия официально передает сейчас все права на СРП, не юридическое лицо.

Кто они, эти люди? Никто не знает.

«Сахалин-энерджи» даже компанией назвать нельзя... — этакая живопырка, зарегистрированная на каких-то там островах. По сути — офшорная фирма-однодневка.

И этой «однодневке» Россия передает сахалинскую нефть на миллиарды, если не на десятки миллиардов долларов!

Почему в качестве субъекта СРП нельзя, к примеру, зарегистрировать сам «Шелл»? Гигант, у которого — множество активов? Если вдруг началось жульничество, если расходы завышены, причем злонамеренно, с «Шелла» можно и спросить, у «Шелла» — крупные активы, «Шелл» ответит. А «Сахалин-энерджи»? Ведь «Сахалин-энерджи» — это «Шелл» под псевдонимом, но юридически «Шелл»-то здесь ни при чем!

Пролетит Россия! Без всего останется! Нефть и газ выгребут, денег не дадут!..

Да, еще раз: все может быть.

Теперь вопрос: если «Шелл» будет грабить Россию точно так же, как они, эти парни, гуляют сейчас по Нигерии... — значит, небольшой домик для детей Григория Алексеевича в Форест-хилл есть обыкновенная взятка?

Явлинский поежился: тепло, камин, но словно озноб какой-то и — мысли, опять мысли...

Телефон! Господи, почему, все-таки он так орет, этот телефон? Надо убавить звук, это ведь квартира для отдыха, для тишины, между прочим!

— Алло.

В телефоне стоял уличный шум.

— Григорий Алексеевич...

— Алло...

— Григорий Алексеевич...

— Я.

— Мельников... Мельников говорит... Григорий Алексеевич!..

В телефонной трубке играла музыка, где-то рядом, судя по всему, был ресторан.

— Андрюша... — ты!

— ...он, Григорий Алексеевич! Он самый!

— Слушай, я уже жалею, что у тебя есть этот номер! Ей-богу!

­— ... не жалейте, шеф.

— Случилось что?..

— Так точно. Случилось. Могу приехать?

— А ц-то случилось?

— Не хочу по телефону.

— Ал-ло!

— Я здесь, здесь... Григорий Алексеевич... Вы... вы меня слышите?

— Ты так орешь, тебя и глухой услышит. Ты где? на Северном полюсе?

— Я — с Барвихи. Говорить по телефону не могу, Григорий Алексеевич!

— Пац-цему, интересно?

— Бздю, Григорий Алексеевич! Причем сильно. Как никогда. Бздю говорить по телефону. Александр Васильевич Коржаков — все слышит! И не он один!

— Ты, Мельников, между прочим, живешь в свободной стране, хочу тебе заметить. В стране демократии.

— Это кто сказал, Григорий Алексеевич?.. — его голос действительно был где-то очень далеко.

— Газеты пишут. Я сам в «Известиях» читал.

— Шеф, через час подлечу.

— Ну... нет уж. У меня другие планы, извини. Или, — Явлинский на секунду задумался, — или... входи тогда без звонка. Просто ручку поверни, дверь будет открыта. И скромно жди меня в приемной. То есть, в гостиной.... — поправился Явлинский. — Я когда-нибудь выйду.

— Спасибо за доверие.

— Ну давай... черт с тобой. Через час?

— Так точно.

— Слушай, ты уж сильно-то не торопись! Я просил бы учесть, это только у тебя всегда что-то случается... — Явлинский положил трубку и подошел к окну.

Да, безусловно: «Шелл» предложил Ельцину, России, ту же модель, по которой «Шелл» работает в Африке. Настоящими разработчиками СРП являются крупнейшие мировые концерны, а оператором — никому не известная оффшорная фирма! Хасбулатов — экономист, на кривой козе его не объедешь, рядом с ним — грамотные ребята; привлекут Глазьева, Починка, вмешаются Рыжков, Маслюков, другие коммунисты, — слушайте, очень важно (и «Шелл» выделяет средства) подготовить не только идеологическую базу для работы в России англо-американских гигантов, но и объяснить (всем!) государственную мотивацию перехода российской нефти под юрисдикцию империи Джона Дэвисона Рокфеллера, его корпораций.

Великий человек, Джон Рокфеллер! Схватил все сливки мира в один кулак, в первую очередь — нефть.

Это он сказал: черное золото.

И намертво привязал к нему, к «золоту», доллар — тусклую полузеленую бумажку, ставшую, благодаря Рокфеллеру, мировой валютой.

Рокфеллер понимал, что бороться с естественными монополиями, то есть с ним, с его... из воздуха (точнее — из нефти) получившейся империей — противоестественное дело! Но в Соединенных Штатах — жесткое антимонопольное законодательство, Рокфеллер не стал спорить с Соединенными Штатами, себе дороже. Он просто взял ножницы и разрезал «Стандарт ОЙЛ» на семь «дочек» с красивыми названиями, сразу объявив их, свои «дочки», «транснациональными корпорациями»...

Явлинский вздохнул и снова взял в руки листочек.

Слушайте... ну не идиоты, а? отметили в биографии, что в 91-м, на встрече в Токио, Явлинский заявил, что Шикотан, Хабомаи, Итуруп и Кунашир должны быть возвращены Японии... Премьер Кити Миядзава тут же назвал Явлинского «основным кандидатом на пост Президента России»!

Вот зачем это писать?

Явлинский раздражался по любым мелочам; иной раз казалось, что он делает это нарочно, что ему охота себя разозлить и что раздражение ему необходимо, тогда в нем просыпается какая-то сила... — карандаш гулял по тексту, все быстрее и быстрее...

Рокфеллер — это все. Они везде, его «дочки» и «сыновья»! Это весь мир. Хочешь быть Президентом России? Тогда встань рядом с теми, кто пишет правила. Или — ты не будешь Президентом России, Ельцин — последний, кто проскочил дуриком, — последний!

Разве могут быть еще какие-то неожиданности?

Надо же всем объяснить, пиарщики!.. дети Явлинского уезжают в Англию, потому что в России им (как и ему) постоянно угрожает опасность.

Кто-нибудь поверит.

Хотя, слабо... слабо... — их что, в Лондоне, достать не могут?..

Явлинский знал: «Шелл» и их коллеги замахнулись сейчас не только на Сахалин, если бы! Они ставят сейчас вопрос о двухстах пятидесяти двух месторождениях. Иными словами, хотят забрать всю российскую нефть и весь российский газ, аппетиты у англичан немереные... — Хорошо, на подходе термоядер, значит, нефть будет нужна, в конце концов, разве что для производства колготок; чтобы убедиться в этом досконально, Явлинский специально съездил в Харьков к Олегу Лаврентьеву, последнему из ныне здравствующих авторов русской водородной бомбы!

Потрясающий старик. Пришел к нему в гостиницу в валенках, в каком-то немыслимом полушубке. Отказался от ужина в ресторане («борщ я сегодня уже ел...»), хотя был, как выяснилось, голоден... В 46-м, сразу после войны, сержант-радист Лаврентьев, служивший на Сахалине, прислал в Москву, в Кремль, «лично товарищу Сталину», школьную тетрадку с расчетами «бомбы синтеза», как он ее называл, — водородной бомбы.

У парня — семь классов образования и два года фронта. Там, на Сахалине, в библиотеке воинской части, где есть (остались от японцев) американские научные журналы, он рассчитывает по вечерам водородную бомбу... — так бывает?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Андрей Караулов. Русский ад. Избранные главы

    Документ
    Собачий холод, собачий климат, колоссальные земли — дикие земли, девяносто регионов, огромная страна, из них пятьдесят областей (почти половина) не годятся для жизни — это не наказание?
  2. Андрей Белый «Петербург»»

    Документ
    Роман «Петербург» – одно из самых ярких явлений русской прозы начала ХХ века – по праву считается главным произведением Андрея Белого. Действие его разворачивается в октябре 1905 года, в период массовых забастовок рабочих.
  3. Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991) Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью Составитель Герд Штриккер книга

    Книга
    Русская Православная Церковь в советское время (1917–1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью / Составитель Г. Штриккер.
  4. Андрей Белый Начало века Воспоминания в 3-х книгах

    Книга
    Разнобой Экзамены Смерть отца Леонид Семенов "Золото в лазури" Переписка с Блоком Кинематограф "Аяксы" "Орфей", изводящий из ада Знакомство За самоварчиком "Аргонавты" и Блок Ахинея Брат Старый
  5. Русская Модель Эффективного Соблазнения Самоучитель для подготовки успешных мужчин. Предисловие Эта книга (1)

    Книга
    Эта книга должна была выйти еще в начале 2003 года. С другой стороны, в это самое время мы разработали вторую версию Русской модели Эффективного Соблазнения (РМЭС), и выход книги был резво перенесен на конец года.

Другие похожие документы..