Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рабочая программа'
Целью изучения дисциплины является формирование технологического мировоззрения дипломированных специалистов для их производственно-технологической и п...полностью>>
'Документ'
Наименование лица, в отношении которого планируется проводить проверку (с указанием адреса местонахождения), постоянно действующего исполнительного ор...полностью>>
'Документ'
Психология, образование, социальная работа: актуальные и приоритетные направления исследований: Материалы ежегодной научно-практической конференции с...полностью>>
'Документ'
Особенности приватизации в современной российской экономике. Спрос и определяющие его факторы. Предложение и определяющие его факторы. Рыночная цена ...полностью>>

Право собственности по-российски

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ ПО-РОССИЙСКИ

Защищены ли Конституцией РФ права собственности рядовых граждан?

Алексей Беляков

Никтоже пив ветхаго вина, абие восхощет новаго, глаголет бо: ветхое лучше есть.

Лк. 5, 39.

Помнится, нынешний председатель Конституционного суда РФ при вступлении в должность говорил, что Конституция – «икона, которая не должна меняться». В последние месяцы, судя по СМИ, мысль о необходимости изменения Конституции, недавно крамольная, стала как бы «кон­сти­туционной». Хотя Конституцию РФ нельзя считать действующей (комплекс причин ее нелегитимности рассматривался в печати многократно, из недавних публикаций – «Из истории беззакония» Елены Лукьяновой в «НГ» от 2.10.99), текст ее следует обсуждать и «доводить до ума» – быть может, пригодится.

Букет поправок, опубликованных в «НГ» от 19.08.99 Ге­ор­гием Сатаровым и Михаилом Красновым, очень велик, обсуждение его, как справедливо заметил в полемике с ними Владимир Ступишин («НГ», 16.10.99), по объему «во много раз превосходит газетные возможности». Думаю, обсуждение Конституции и поправок к ней должно быть тематическим – тогда при приемлемых для газеты объемах оно сможет быть качественным по содержанию.

Указанные публикации трактуют о ветвях власти, статусах президента, депутатов, сенаторов, но не о рядовых гражданах и их правах – вероятно, считается, что тут все в порядке. Будучи рядовым гражданином, полагаю, что именно с этого следует начать.

Кроме того. Все познается в сравнении, и о всяком новом следует выяс­нять, лучше оно заменяемого им старого или хуже и, в зависимости от этого – при­нять его, или же оставить старое на месте. Нынешний режим при­шел с лозунгом «возрождения» той России, «которую мы потеряли» – поэтому и сле­дует сопоставлять плоды нынешнего законо­твор­че­ства не столько с законами СССР, ско­лько Российской Империи.

ГРАЖДАНИН ИЛИ «КАЖДЫЙ»?

Прежде всего, не понятно, кто является субъектом даруемых Конституцией РФ прав: в одних случаях это – «каждый», в других – «граждане». Газетная теснота не позволяет разобрать соответствующие статьи в связи с возможными ка­зусами. Замечу лишь, что утверждения вроде «каждый имеет право...», свой­­ст­венные никого ни к чему не обязывающей и никому ничего не гарантирующей «Все­общей декларации прав человека», едва ли уместны в Основном законе государства, задача которого – определить взаимные обязательства государства и гражданина. И если «каждый» – это не гражданин РФ, то получается, что не имея граж­дан­ских обязанностей, иностранцы в России обладают теми же правами, что и граждане.

Из Конституции вытекают законы, а из них – юридическая практика. По действующему Водному кодексу РФ «лицензию на водопользование» впра­ве по­лучить «граждане» и «юридические лица» (ст. 30). И юридическое ли­цо, име­ющее в своем составе иностранцев, имеет такое же «право на получение лицензии на водопользование», как и юри­дическое лицо, в состав которого входят только граждане РФ. Налицо беспрецедентное уравнивание прав граждан и ино­стран­цев, открывающее последним доступ к пользованию любыми водами РФ.

И в печати уже было сообщение со ссылкой на руко­водство Службы речного флота РФ, что «в тече­ние 1999–2000 гг. предстоит пол­ностью завершить реконструкцию внут­ренних водных путей, после чего основные реч­ные магистрали будут откры­ты для захода иностранных судов» (кур­сив мой – А.Б.). Однако всюду в мире ино­странные суда во внутренние водные пути государств не допускаются – за ис­клю­чением путей, являющихся на основании соответствующих соглашений меж­дуна­род­ными. И законы Российской Империи, охра­нявшие преж­де всего коммуникативную функцию внутренних вод госу­дарства, предос­тавляли их для свободного судоходства «всем сословиям россий­ских под­данных без раз­личия» (Ус­­тав путей сообщения, ст. 1), но отнюдь не ино­­странцам.

Из изложенного следует, что во всех случаях, где в тексте Конституции РФ записано «каждый имеет право...», должно быть «каждый гражданин РФ имеет право...»

О ПРАВЕ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Ст. 35.1 Конституции РФ гласит: «Право частной собственности охраняется законом».

Во-первых, поскольку помимо частной существуют еще и ассоциированные формы собственности, из приведенного текста следует, что их российский закон не охраняет. Это противоречит декларированному в ст. 35.2 праву «иметь иму­щество в собственности, вла­деть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с други­ми лицами». Ясно, что авторы (не без опре­деленных целей) замахнулись на государственную собственность (которой каждый гражданин владеет «совместно с другими лицами» – остальными согражданами), но удар отказа в охране законом пришелся и по другой форме ассоциированной собственности – акционерной. Так что не следует на зеркало пенять, коли рожа крива: возможности безнаказанного ограбления акционеров мошенничествами (вроде «МММ») и непри­в­лекательность нашей страны для инвесторов гарантированы ее Конституцией.

Во-вторых. То, что человек приобрел посредством кражи, мошенничества, вымогательства или т.п. – не есть его собственность, а потерпевшего – сколько бы ни понаписали «законов», охраняющих «право» неправедного стяжания. Ибо lex injusta non est lex (несправедливый закон не есть закон – слова Цицерона), а право не нуждается декларациях об охране «законом».

По-видимому, целями такой «охраны» (наподобие «гарантий», предоставленных первым указом и.о. президента экс-президенту) продиктован текст перво­го тезиса ст. 35.3 «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда» (далее – никак с ним не связанный текст об экспроприации, о чем – ниже). Ибо когда по решению суда имущество некоего лица подлежит изъятию в пользу другого лица или же конфискации, это значит, что данное имущество – не его, не свое. Суд, констатируя это, изымает несправедливо приобретенное и возвращает его владельцу, а в случае отсутствия такового – передачей в государственную казну обращает на общую пользу.

Приведенные тексты Конституции РФ юридически безграмотны. И дело не в том, что «иметь имущество» – тавтология, а в том, что вообще-то одна из целей существования государства как такового (если угодно, правового государст­ва) – охрана прав собственности (по Цицерону – «чтобы каждый оставался собственником того, что ему принадлежит»). И декларации об этом в Конституции или неуместны, или же двусмысленны, преследуют цели, в тексте не выражен­ные.

В силу изложенного полагаю, что ст. 35.1, 35.2, первый тезис ст. 35.3, а также ст. 35.4 («Право наследования гарантируется» – хоть бы добавили, чем: например, отсутствием пошлин или иных поборов!) должны быть из Конституции исключены.

НОВОЕ И СТАРОЕ

В ст. 35.3 Конституции РФ написано: «Принудительное отчуждение иму­ще­ства для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».

В Конституции СССР (а равно и союзных республик) статей подобного содержания не было: при «социалистической собственности на средства производства» (ст.10) утверждалось, что «в исключительной собственности государства находятся: земля, ее недра, воды, леса» (ст.11) и что «в пользовании (не более! – А.Б.) граждан могут находиться участки земли» (ст.13), и т.д. В этих обстоятельствах соответствующие казусы просто не могли возникнуть: то, что мо­жет понадобиться государству – и так государственное.

А законы Российской Империи (Свод Законов, т. Х, ч. 1, ст. 575) определяли, что «принудительное отчуждение недвижимых имуществ, равно как и временное занятие их, или же установление права участия в пользовании ими, когда сие необходимо для какой-либо государственной или общественной пользы, допускается не иначе, как за приличное вознаграждение». Этот текст богаче, чем ст. 35.3 Конституции РФ.

Сначала о двух малозначительных различиях текстов.

Первое. Старый закон имеет в виду лишь недвижимые имущества. Конституция РФ такого ограничения не устанавливает, и, следовательно, признает воз­можным существование такой «государственной нужды», для которой по­­тре­бу­ется экспроприация у гражданина, например, его письменного стола. Это значит, что если некоему официальному лицу приглянулся мой стол, то он, оформив соответствующие бумаги и уплатив мне из госбюджетных средств удобную ему сумму («предварительное и равноценное возмещение»), получит стол сначала в качестве госсобственности, а затем, посредством еще одной манипуляции с бумагами – приватизирует его...

(Надеюсь, нет надобности пояснять, что мобилизация транспортных сре­дств гра­ж­дан в чрезвычайных обстоятельствах – война, стихийное бедствие, – не является отчуждением их имущества).

Второе. Конституция РФ не оговаривает случаев временного занятия не­дви­жи­мых имуществ и установления права государства участия в пользовании ими. Следовательно, в таких случаях государству (разумеется, в лице его представителей) дана свобода от каких-либо обязательств перед гражданином, имущественные права которого оно таким образом стесняет или будет стеснять.

Другие расхождения между законами России царской и ельцинской более значительны.

Государственная нужда и общественная польза

Основанием для принудительного отчуждения имуществ граждан Консти­ту­ция РФ называет «государственные нужды». Что государству что-то может быть нужно – понятно. Не понятно – как определить, действительно ли это нужно и, вдобавок, полезно ли оно.

До 1991 г. юридическим критерием «государственной нужды» в осу­щест­вле­нии того или иного проекта служил факт его включения в «Закон о пяти­летнем плане развития народного хозяйства СССР». Чтобы в него входили проекты действительно нужные и полезные, ведомство, представляющее про­ект, а затем Госплан проводили экспертизы. Правда, это не исключало произ­вола, анга­жи­рованности, лоббирования и т.п., а полезность упорно подменяли эконо­ми­че­с­кой эффективностью (что далеко не одно и то же).

В настоящее время иных юридических критериев «государственных нужд», кроме произвола должностных лиц, в РФ не имеется. Ближайший пример – рож­денное росчерком пера одного достопамятного вице-премьера РАО «Вы­со­ко­скоростные магистрали» (ВСМ) ­– процедура его банкротства, судя по сообщениям СМИ, не за горами. А ведь под магистраль Москва – Санкт-Петербург был даже произведен «землеотвод». Для этого у владельцев должны были быть экспропри­и­рованы их недвижимые имущества, для чего, в свою очередь, кто-то должен был удостоверить, что это нужно государству. Или, в соответствии с первым тезисом ст. 35.3 Конституции, это сделал суд? В СМИ о том сведения не просочились – противники проекта радели о судьбе зайчиков и птичек, но не о правах зе­м­левладельцев.

По законам Российской Империи принудительное отчуждение недвижимых имуществ было возможно лишь для государственной или общест­венной пользы. Правда, общественная польза считалась и целью существования самого государства (для русской юридической мысли ХIХ в. «пред­ста­ви­те­ля коллективного бла­га населения», а не по марксистско-ленински, «организации насилия одного класса над другим»). Но поскольку общественная польза приходит к каждому гражданину непосредственно, а государственная – опосредовано, постольку их и различали.

Так, при устройстве на реке водохранилища достигается общественная по­льза: вмещая избыток воды в половодье, водохранилище защитит граждан и их имущества от наводнений и, отдавая накопленную воду в маловодный период, обеспечит граждан водой, даст требуемые глубины судо­ход­ству и т.д. Все это и оправ­дывает отчуждение недвижимых имуществ частных лиц под требуемые для устрой­ства водохранилища сооружения и затопления. С другой стороны, расположением фортификационных сооружений и войск в определенном месте сообразно с обстоятельствами, может быть достиг­нута го­су­дар­ст­вен­ная польза, что также оправдывает отчуждение потребных недвижи­мых иму­ществ частных лиц.

Но для нужд коммерческого предприятия, хотя бы даже и государственного (напомню еще раз «государственные нужды» в ст. 35.3 Конституции), от­чуж­­де­ние недвижимых имуществ (как «землеотвод» для РАО «ВСМ») было в царской России невозможно. Так, по одному из хода­тайств о разрешении постройки ГЭС неподале­ку от Петер­бурга («Общество электропередачи силы водопадов») тре­бовалось от­­­чуж­дение земель под затопления, и Министерство юстиции 3 апреля 1899 г. разъяснило, что «по силе 575 ст. Х т. 1 ч. Св. Зак., прину­ди­тель­но­му от­чуж­дению из част­ного владения могут подлежать... имущества потреб­ныя для го­судар­ст­вен­ной­ или общественной пользы, но не для нужд предпри­я­тия»­ (кур­сив мой – А.Б.).

Справедливость старого закона особенно очевидна теперь, когда государ­ственные предприятия (между прочим, и гидроэлектростанции), прямо приносившие пользу государству и опосредовано – обществу (всем гражданам), почему-то стали частными и приносят пользу (прибыль) лишь своим акционерам.

«в убытке сделать удовольствие»

Творцы Конституции РФ полагают, что гражданин, у которого отчуждают его имущество для «государственной нужды», должен получить «предвари­тель­ное и равноценное возмещение» и... испытать чувство глубокого удовлетво­ре­ния. Не так мыслили законодатели старой России.

Свод Законов Российской Империи – тематический сборник, он составлен на основе хронологического Полного Собрания Законов. Соответственно, ст. 575 тома Х ч. 1 Свода Законов есть краткая «выжимка» разновременных узаконений по данному вопросу. Из них мне кажется особенно показательным следующий отрывок из «Наказа генерал-губернатору» Екатерины II от 30 июля 1767 г.: «Ко­гда для пользы общей потребна земля, частному человеку принадлежащая, то не должно тут поступать по строгости закона государственного, но сей случай есть тот, в котором должен торжествовать гражданский закон, который материнскими глазами взирает на каждого особаго гражданина так, как на целое общество. Если польза общая требует, чтобы некоторый участок земли, принадлежащий человеку частному, был у него взят, то должно сему человеку в убытке его сделать удовольствие (курсив мой – А.Б.).

Именно в таком контексте следует понимать требование старого закона: гра­­­­ж­­данин, ради общей пользы терпящий стеснение своих имущественных прав, должен быть достойно («прилично») вознагражден.

Поясню это на примере экспро­при­ации недвижимой собственности при ги­дро­техническом строительстве.

В советское время при создании на реках водохранилищ гражданам и юридическим лицами предоставлялось «предварительное и равноценное возме­ще­ние – жилье, участок земли, денежная компенсация и т.п. Но при этом общественному мнению зачем-то внушалось, что дома разрушают и возделы­ва­емые сотни лет земли затапливают для того, «чтобы, падая с вершины, побеж­ден­ная во­да быстро двигала машины и толкала поезда», а общественную поль­зу от регулирования стока реки (накопления воды при ее избытке и отдачи при не­до­стат­ке) как бы не замечали. Однако законы Российской Империи и тенденции их развития (к 1917 году законодательные органы вплотную подошли к «пре­доставлению государству права использования силы падения воды в судоходных реках») показывают, что гидроэнергетика в государстве должна быть не целью устройства водохранилищ на реках, а средством покрытия государственных расходов на регулирование их стока, имеющее целью общую пользу.

Соответствующий юридический смысл имела бы и компенсация переселяемым гражданам. Их согласие предоставить для общей пользы­ свою землю под сооружения или затопления и переселиться в другое место, помимо равноценного возмещения, должно было бы считаться гражданским подвигом, отмечаться особыми наградами, мемориальными надписями на сооружениях и т.п. (Уме­ст­но напомнить, что Тре­ть­я­ковский проезд в Москве проложен по участку земли, добровольно предоставленному владельцем для общей пользы, почему и носит его имя). Таково могло бы быть «приличное вознаграждение» при экспроприации имуществ граждан «для государственной или об­ще­ст­венной поль­зы».

Поэтому текст статьи 35.3 Конституции РФ сле­дует заменить текстом статьи 575 Свода Законов Российской Им­пе­рии, т. Х, ч. 1.

* * *

Итак, Конституция РФ не может гарантировать права рядовых граждан и, в частности, права собственности. Это поправимо: ненужное следует из нее исключить, а недостающее взять из законов старой, дооктябрьской России.

Алексей Алексеевич Беляков – профессор

Московской Государственной академии водного транспорта



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Гражданское право сга гражданское право как отрасль российского права

    Документ
    14. Правоспособность и дееспособность граждан (физических лиц). 15. Юридические лица как субъекты гражданских правоотношений.
  2. Диктатура Юлия Цезаря. Преторское право и правотворческая деятельность римских юристов в эпоху поздней республики и принципата. Право собственности по закон

    Закон
    Кострицына Н.А. Ограничение гарантий неприкосновенности личности в английском праве. Habeas corpus act 1679 г. и чрезвычайное законодательство в Англии.
  3. Программа по спецкурсу «Право собственности» для студентов дневного и заочного отделений

    Программа
    1. Проблемы теории права собственности в связи с конституционными изменениями принципов государственного устройства, отношений собственности определением нового статуса субъектов Российской Федерации, расширением прав и свобод граждан.
  4. 2 Основания прекращения права собственности по воле собственника…

    Реферат
    Основания возникновения права собственности закреплены как конституционным, так и гражданским законодательством. Однако это не означает, что право собственности на ту или иную вещь или совокупность вещей во всех случаях сохраняется
  5. Защита прав потребителей по Российскому законодательству Содержание

    Закон
    Закон о защите прав потребителей один из первых рыночных законов и имеющих прямое отношение к преобразованию экономики. Необходимость принятия специального закона была вызвана тем, что все действовавшее ранее законодательство основывалось

Другие похожие документы..