Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методические указания'
Сельскохозяйственная микробиология: Методические указания / Белорусская государственная сельскохозяйственная академия; Сост. О.С. Кильчевская. Горки, ...полностью>>
'Экзаменационные вопросы'
Альтернативные теории международной торговли (теория ЖЦТ Р. Вернона, теория эффекта масштаба П....полностью>>
'Документ'
Торговельне підприємство у процесі своєї діяльності постійно наражається на різноманітні ризики. Ці ризики можуть призвести до непередбачуваних збитк...полностью>>
'Документ'
Понуровка – старинное село с интересной историей и самобытной культурой. До наших дней сохранились один из флигелей усадьбы Миклашевских и полуразруш...полностью>>

Четырнадцатая серия

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ СЕРИЯ

ИНТ. - ЖИЛИЩЕ ПАШКИ.

Сидящий на железной кровати, крупный ручной шимпанзе, одетый в короткие штанишки, уплетает очередной банан.

За столом, в жилом углу просторного бокса – сидят Пашка Иванов и Михаил Коваленко. На столе перед ними – чайник и металлические кружки с чаем.

ПАШКА

- Вас перебросили тогда в Центральную Африку, а я остался валяться в этом сраном Мозамбике,

с простреленным позвоночником.

Я узнал тебя, Коваленко, ещё

у супермаркета. а до этого и по телевизору видел. Ты просто хамелеон какой-то. Да только о чём нам говорить? Больше десяти лет прошло. Да и прощать я тебя не собираюсь.

В жилой угол бокса заходит Гера и ставит на стол две бутылки коньяка.

ГЕРА

- У тебя в багажнике взял.

МИХАИЛ

- Вы ж, типа, не пьёте.

ПАШКА

- Не пьем. Когда под землю идём.

Да только ты нам сегодня - ходку отменил.

Гера смотрит на Пашку и Михаила. И тактично уходит, забрав с собой обезьяну. Пашка разливает коньяк по стаканам.

МИХАИЛ

- Я думал – ты умер. «Баклажаны» сказали, что тебя подстрелили прямо на переправе. А остальное – сделали крокодилы. Все так думали.

ПАШКА

- Все… И ты, и она… И Рубцов – старая сволочь. Кто-нибудь ещё жив?

МИХАИЛ

- Разные люди живы… Рубцов, Стас, Трофим… И Шейла…

ПАШКА

  • Пока я был жив, Коваленко – любила она меня…

МИХАИЛ

- Может быть…

Пашка грубо хватает Михаила за ворот железной рукой, Михаил перехватывает его запястье.

ПАШКА

- Тебя она любила потом. А моё

с ней прошлое – оставь мне.

Михаил отрывает руку Пашки от своего ворота.

ИНТ – ГУВД. КАБИНЕТ СЛЕДОВАТЕЛЯ.

В кабинете находятся Талгат Каримов и Геннадий Серов. Гена делает очередной доклад.

ГЕНА

- Познакомился я тут с начальником нашего пресс-центра. Дал он мне кой-какую информацию.

Талгат поднимает на гену полный немого укора взгляд.

ТАЛГАТ

- И ты – Брут?

ГЕНА

- Да ладно Вам, товарищ майор.

Врагов надо делать друзьями. Зато какая информация. Вот, например. Начальник муниципальной службы - отлова бродячих животных, некто Мазукин – повесился прямо в клетке с собаками.

Китаец Ли Пак Ху… Ху… Ну ладно – застрелен в собственном ресторане. Рыбу там какую-то готовил - до неприличия живую. Дрессировщик медведей из цирка… Ветеринар. Потом – владелец магазина меховых изделий… Во всех случаях – следствие прочно стоит на месте.

ТАЛГАТ

- Ну и что?

ГЕНА

Как ну и что? Собак содержат в жутких условиях и стерилизуют, соответственно против их воли. Китайцы там… Они же не только рыбу. Черепах живых, по заказу клиента, тащат на разделочный стол.

Дрессировщики – откровенно издеваются над животными. А…

Гена раскрывает рот, чтобы продолжать. Но Талгат уже не в силах всё это слушать.

ТАЛГАТ

-Гена. Да ты сам то ещё в своём уме? Ну, повесился там какой-то Мазукин – сам, от жизни своей собачей.

А китайца – застрелили вьетнамцы, по просьбе корейцев.

ГЕНА

- Да нет, товарищ майор, тут совершенно другая логика.

ТАЛГАТ

- Логика? Выгнал дворник из подвала бездомных котов – надо избить его до полусмерти.

Распорядился начальник ЖЭКа крыс потравить – отрубить ему руку. И послать главе районной администрации. А если тот откажется кормить ворон, обедом и ужином, расстрелять его привселюдно! И ты хочешь меня убедить, что есть люди, у которых такая логика?

ГЕНА

- Да, товарищ майор. И не только логика, но и соответственно - поступки.

Есть тут у меня ещё одна странная история с покушениями… На одного «зелёного» политика

Гена раскрывает, было, рот, чтобы продолжить, но у Талгата уже нет ни времени, ни терпения.

ТАЛГАТ

- Хватит, Гена. Я, конечно, и сам ловлю по канализациям неизвестно кого. Но тут хотя бы экспертиза наша подтверждает, что этот «Неизвестно Кто» реально существует. А у тебя, кроме пресловутой логики и притянутых за уши аналогов – ни-че-го…

Пойду я . С мичманом нашим встретиться надо. Встречу он мне одну - обещал устроить.

Талгат уходит, оставляя озадаченного Гену в задумчивом одиночестве.

ИНТ. – ЖИЛИЩЕ ПАШКИ.

Между Ивановым и Коваленко продолжается разговор.

ПАШКА

- Я сам хотел, чтобы вы обо мне забыли. Я отдал чёрным все деньги, чтобы они «напарили» про мою смерть.

Ты увёл у меня женщину, и ваша с ней жалость мне была не нужна.

Почти два года – дышать, думать, ходить. Всему пришлось учиться заново… После больницы – ещё почти год жил в негритянской деревне. Не жизнь, а сказка. Меня даже пытались женить.

Только в соседнем Зимбабве уже вовсю «мочили» белых. Так что лучше было не рисковать. В Мапуте - ещё месяц ошивался в порту. Обезьяну себе прикупил. А потом попросился к ребятам на русский сухогруз. И домой.

А сюда вернулся – ни страны, ни судьбы.

Во время рассказа Пашки Михаил рассматривает свои порванные локти на джинсовой куртке.

МИХАИЛ

- Почему никого не искал?

ПАШКА

- А на хрен вы мне нужны? Наигрался я в эти игры… Нашел себе работу в

метрострое, потом в машинисты подался.

А потом…

МИХАИЛ

- А потом… Встретил в тоннеле Самого Себя…

Пашка поднимает на Михаила резкий взгляд.

ПАШКА

- Не каждому человеку… Выпадает встретится… С Самим Собой. А мне вот повезло…

ИНТ. – БОЛЬНИЦА В АФРИКЕ

В больничном коридоре, у окна, стоят – Михаил и, окончательно пошедшая на поправку, Шейла.

Шейла, задумчиво улыбаясь, смотрит в окно. На заднем плане – видны проходящие по коридору чернокожие врачи.

ШЕЙЛА

- Когда умирала – Пашка Иванов снился всё время…

МИХАИЛ

- На тот свет звал?

ШЕЙЛА

- Да нет. Как живой снился… За руку

меня держал. Живая рука, тёплая.

Мёртвые так не снятся.

МИХАИЛ

- А я?

ШЕЙЛА

- Ни разу не снился… А зачем? Ты

И так есть… Голова кружится.

Михаил усмехается и пытается обнять Шейлу. Но Шейла как-то прохладно отстраняется.

ШЕЙЛА

- Не надо. Я уже сильная.

Если бы он не погиб сам, то когда-нибудь я бы его…

Михаил ждёт продолжения фразы, но продолжения нет…

МИХАЛ

- Я думал, что после всего этого

ты изменилась…

ШЕЙЛА

- Тебя это не касается. Ты – другой…

Михаил с недоверием в глазах качает головой.

ИНТ – ПИВНОЙ БАР.

В дешевой пивной забегаловке возле депо метрополитена стоят Талгат и Пётр Дяченко. На столике пере мужчинами – два бокала пива и наполовину съеденная вобла… Талгат пьет пиво нехотя. Отпив пол глотка, ставит бокал на стол.

ТАЛГАТ

- Не люблю я пиво. Разве что за

компанию с Вами. Под разговор.

ДЯЧЕНКО

- Пиво не водка. К деградации личности не приводит.

ТАЛГАТ

- Вам виднее.

ДЯЧЕНКО

- Эт точно. Могу диссертацию написать…

Дяченко ловкими движениями очищает воблу.

За стойкой, возле которой стоят за добавкой несколько здоровых мужиков, работает маленький телевизор.

Талгат бросает в сторону телевизора короткий взгляд.

ТАЛГАТ

- Ну что, Пётр Сергеевич. Удалось Вам поговорить с этим - как там его? Шрёдером?

Дяченко запивает воблу пивом и, проглотив, переходит на переглушенный тон.

ДЯЧЕНКО

- Шрёдер сам ко мне на строящийся

участок приходил. Поговорили, пока

я бригаду ждал. Рассказал я ему историю

эту Вашу – про людей пропавших, да

про следствие.

Выслушал он внимательно. И отказал.

Не буду, говорит, ментам помогать.

Знал бы, говорит, о чем речь пойдет,

не пришел бы.

ТАЛГАТ

- А как он хоть выглядит, Шрёдер этот Ваш? Описать можете?

ДЯЧЕНКО

- Он меня из темноты окликнул. В темноте и разговаривали. Мужик средних лет, крепкий. Здоровый. По плечу меня напоследок похлопал.

Убью, говорит, если у меня неприятности из-за тебя будут.

Рискую я, очень сильно, товарищ майор.

Чтобы на Шрёдера выйти – пришлось к вчерашним дружкам своим обращаться. Поклялись они, конечно, Культе с Тараканом меня не сдавать. Да только трудно им верить. Раскрыл я себя – да почем зря.

На экране стоящего за стойкой бара телевизора – сюжет посвящён недавним событиям в Австралии.

Талгат краем глаза и без особого внимания следит за экраном. В кадре – место недавнего убийства, полиция, репортёры.

ТЕКСТ ( з.к.)

- Общественность Австралийского континента шокирована недавним убийством в пригороде Канберры. Прямо на территории своего поместья застрелен владелец крупнейшего в Австралии химического концерна «Карибиб» Пол Стентон. Бизнесмена в упор расстреляла из пистолета активистка австралийского движения «зеленых» Николь Шервин.

«Зеленые» неоднократно обвиняли Стентона в том, что его химические предприятия через глубоководные трубы сбрасывают свои отходы прямо в океан. Но впервые в истории Австралии Радикальное крыло движения «зеленых» заявило о себе кровавым террористическим актом.

Дяченко, попивая пиво, с некоторым недоумением смотрит на глядящего в телевизор Талгата.

ДЯЧЕНКО

- Экологией интересуетесь?

ТАЛГАТ

- Да так. Не я. Напарник мой. Забавно. Экологи за оружие что ли взялись?

ДЯЧЕНКО

- Правильно сделали. У нас в морском порту – тоже была труба глубоководная. Так через неё в залив – чего только с военных объектов не сливали. И химию, и радиацию, и ГСМ. Жаль, что у нас за такое не стреляют.

ТАЛГАТ

- Да как знать…

НАТ. – БОЛЬНИЦА СКОРОЙ ПОМОЩИ. УТРО.

Из окна своего автомобиля бизнесмен Санин наблюдает, как возле входа в больницу Галю встречает патологоанатом Борис

Борис жестом фокусника достает из-за спины небольшой букетик цветов. Галя, смеясь, принимает цветы и, пару раз оглянувшись, уходит в больницу.

Боря, счастливо вздохнув, идёт по аллее в сторону отделения патологической анатомии.

ИНТ. – БСП. ОТДЕЛЕНИЕ ПАТАНАТОМИИ.

Пройдя через короткий, обложенный плиткой коридор, Борис, напевая что-то себе под нос, оставляет в рабочем кабинете свой портфель и заходит в прозекторскую. Но тут же выходит, энергично почесывая голову, со взглядом, полным недоумения и прямо на пороге сталкивается с бизнесменом Саниным.

САНИН

- Ну что, клоун? Галя сказала, что ты к ней опять с цветами приходил. Давно, видать, у тебя неприятности были.

БОРИС

- Да нет. Вот. Только что и случились.

Озабоченный Борис, вроде бы как-то даже и не понимает, чего хочет от него соперник.

Жестом Борис предлагает Санину войти. Тот входит.

БОРИС

- Ещё вчера – вот здесь, на этом

самом месте лежал труп. Теперь его нет. Я всё тут уже обыскал. Ожить он не мог. Я же провёл ему трепанацию черепа.

Санин глядит на Бориса совершенно обалдевшим взглядом.

САНИН

- А зачем… ты мне всё это рассказываешь?

БОРИС

-А кому мне это рассказывать? В отделении, кроме нас, никого нет. Кто-нибудь видел, как ты сюда заходил?

САНИН

- Нет…

БОРИС

- Очень хорошо.

Санин с ужасом смотрит на, блеснувший в руке Бориса, хирургический молоток.

ИНТ – БСП. ОТДЕЛЕНИЯ ПАТАНАТОМИИ. КАБИНЕТ БОРИСА.

В кабинете Бориса лежит на кушетке приходящий в чувство бизнесмен Санин. Его взгляд натыкается на колбы с человеческими органами и плакаты на анатомическую тематику.

У стола стоят – патологоанатом Борис и следователь Талгат Каримов.

ТАЛГАТ

- Чей труп то был?

БОРИС

- Да женщина бездомная. Ни имени ни документов. Поступила по «скорой» с обширной гематомой правого полушария. Почти сразу и скончалась.

ТАЛГАТ

- Угу… А это у Вас кто лежит?

Борис поворачивает голову в сторону привставшего с кушетки Санина.

БОРИС

- А. Это брат – невесты моей. Зашел тут с утра. А в морге никогда не был. Я ему голову обрезанную показал. Так с непривычки – ему плохо стало. Я ему нашатыря дал понюхать. Надо дать еще.

САНИН

- Не надо. Я лучше пойду. В другой раз - поговорим

БОРИС

- Ну хорошо. Иди. Гале – привет.

Санин, пошатываясь, покидает кабинет.

ТАЛГАТ

- Ладно, Борис Евгеньевич,

давайте разбираться, с Вашим этим …

БОРИС

- Да-да. С исчезнувшим, так сказать,

пациентом.

ТАЛГАТ

- Вот-вот. Подвал тут у Вас есть?

НАТ - РЕКА. ЯХТА СТРЕШИНСКОГО. ГДЕ-ТО ЗА ГОРОДОМ.

На волнах покачивается яхта, на верхней палубе которой, попивая кофе, беседуют между собой Михаил и Жанна. Вид у Коваленко достаточно неопрятный. И без того потертый, джинсовый костюм порван в нескольких местах. Жанна усмехается.

ЖАННА

- Вас что, собаки покусали?

Михаил смотрит на свои порванные локти.

МИХАИЛ

- Да вот. Чем ближе к наследству изобретателя Савченко, тем больше собак. Не успел переодеться, как Вы позвонили. Но руки и ботинки, прошу заметить, у меня чистые.

Коваленко с гордостью показывает Жанне свои безупречные ногти и высовывает из под столика начищенные туфли.

ЖАННА

- На руки и обувь – женщина обращает внимание в первую очередь.

МИХАИЛ

- Надо же. Я этого не знал.

Михаил поднимает на Жанну лукавый взгляд исподлобья.

ЖАННА

- А мне кажется, Вы знаете о женщинах гораздо больше.

МИХАИЛ

- Я тоже так думал. До встречи с Вами.

Прохладно что-то. Может спустимся в каюту?

Задав дерзкий вопрос, Коваленко делает вид, что смотрит куда-то в сторону.

ЖАННА

- Боюсь, что это не приблизит нас к наследству изобретателя Савченко. Выпейте лучше коньяка. Согрейтесь.

Коваленко разочарованно вздыхает.

МИХАИЛ

- Вы получите всё через неделю.

Жанна усмехается.

ЖАННА

- А-а, а почему не сегодня? Я… могла бы изменить свое решение… относительно каюты.

МИХАИЛ

- Заманчиво. Но тогда мне пришлось бы убить слишком много людей.… Этот прибор – и так плывет по кровавой реке. Зачем ей – выходить из берегов.

ИНТ – ГУВД. КАБИНЕТ СЛЕДОВАТЕЛЯ.

Лейтенант Геннадий Серов внимательно слушает Талгата, стоящего у той самой карты Москвы, где сделаны пометки красным фломастером.

ТАЛГАТ

- Похоже, наш Некто продолжает

свое победное шествие. На этот раз –

больница скорой помощи, отделение патологической анатомии. Попросту – морг. Смотри – недавний случай на теплотрассе. Совсем рядом. А вот – больница скорой помощи.

В подвале морга – совершенно

свободный вход в канализацию. А что

такое морг? Там и кровь сливается в канализацию, и прочий органический

материал. Видимо, это его и привлекло.

Гена брезгливо морщится.

ГЕНА

- Гадость какая…

ТАЛГАТ

- Ну, знаешь. На вкус и цвет

товарищей нет. Только на

этот раз - объектом стало мертвое тело.

ГЕНА

- Все же лучше, чем новая

жертва. И что теперь?

ТАЛГАТ

- Одно из двух. Либо он пойдет дальше. Либо соблазнился легкой добычей. И попытается все повторить. А если средний интервал между жертвами примерно дней семь, то это может произойти через неделю. Понимаешь?

ГЕНА

- Понимаю.

ТАЛГАТ

- Так что, напрашивается место встречи. Время пока еще есть.

А у тебя то дела как? Видела я давеча передачу одну. В Австралии –

радикальные экологи убили химического олигарха.

Гена расплывается в улыбке.

ГЕНА

- Вот! Я же Вам говорил! Защитники

природы – опасные люди. Веду сейчас наблюдение – за одним экологом. Лидер «зелёного» движения Владимир Гошковский. Очень подозрительный человек. Пережил – уже восемь покушений и до сих пор жив.

ТАЛГАТ

- Странно.

ГЕНА

- Вот и я о том же! Когда человек,

в результате покушений - восемь раз остается живым - напрашивается очень простая мысль. Он их – организовывает сам.

НАТ – НАБЕРЕЖНАЯ РЕКИ. ПРОМЗОНА.

Возле реки стоит автомобиль гидробиолога Антона. Михаил Коваленко останавливает свою машину рядом, на забетонированном берегу.

Выйдя из машины, Коваленко смотрит на часы, потом на реку. На противоположном берегу реки – виден «частокол» заводских труб и цеха какого-то предприятия. У самого берега – Михаил видит гидробиолога Антона. Антон машет Михаилу рукой. Коваленко спускается к реке по каменной лестнице….

Михаил подходит к Антону.

АНТОН

- Здравствуйте. Вовремя позвонили. И приехали тоже вовремя.

МИХАИЛ

- И чем Вы хотели меня удивить?

АНТОН

- Вы первый, кому я хочу это сказать, прежде чем сделать официальное заявление для прессы.

МИХАИЛ

- Интригуете.

АНТОН

- Есть все основания. Когда природа,

искалеченная нашими руками, сама сходит с ума – то ничего путного ждать не приходится. Рыбы – мутанты и прочие уродства в животном и растительном мире. Но если придать этим процессам управляемый характер, то можно получить заранее спланированный результат. Не зря я целый год ночами сидел в лаборатории.

МИХАИЛ

- И что?

АНТОН

- Я создал Его….

МИХАИЛ

- Кого?

АНТОН

- Смотрите сами… Сейчас.

На поверхности воды, метрах в десяти от берега, появляются пузыри. Михаил с недоумением и опаской смотрит на воду, а пузыри становятся всё ближе и ближе…

АНТОН

- Только не делайте резких движений. Он – еще не видел других людей.

Михаил внимательно смотрит на Антона, потом опять на воду. И в итоге – даже делает еле заметное движение назад, когда из воды – вдруг поднимается черная… и блестящая мокрой резиной, голова аквалангиста.

Антон, довольный своей шуткой, начинает хохотать. Коваленко, оценивший юмор, тоже беззаботно посмеивается.

Аквалангист выходит на берег и снимает маску.

АНТОН

- Это Ромчик, мой друг. Врач. В институте инфекционных заболеваний работает. Подводным спортом занимается. В экологических движениях участвует.

РОМАН

- Есть, Антоха, труба. Да не одна.

Помоги.

Антон помогает Роману снять баллон с воздухом. Роман расстегивает гидрокостюм.

Коваленко, присев на берегу и закурив, наблюдает за учёными. Быстрым взглядом Михаил оценивает крепко сложенного Романа, надевающего джинсы и футболку.

АНТОН

- Знакомься. Это Михаил Коваленко. Тележурналист. Занимается темой экологии.

РОМАН

- Очень приятно. Рома.

Давно уже пора бить во все колокола. Вот. Одно из предприятий химического концерна «Синтез». Неделю назад я был у них на территории. Пролез через забор. Очистные сооружения просто бездействуют. Спрашивается, куда исчезают десятки тысяч тонн отходов? Половина – в воздух. А половина – через трубы, в реку. Три трубы. Напор такой, что слона завалит.

МИХАИЛ

- Я слышал, что «Синтез» строит по всей стране сеть водоочистных сооружений.

РОМАН

- Строит. Да только на бумаге. Реально – ничего нет. Они включают в свою структуру уже существующие хозяйства, а в результате просто выходят из-под контроля природоохранных структур.

МИХАИЛ

- И что делать?

РОМАН

- Бороться за выживание. Завтра – будет поздно. Планета уже стонет от этой плесени – под названием человечество. Я врач-инфекционист. И меня учили спасать от болезней – людей. Но в космическом масштабе – человек – это такая же инфекция. И спасать надо – саму планету.

Михаил как-то очень пристально смотрит на Романа.

МИХАИЛ

- А мы раньше с Вами случайно не встречались?

Роман улыбается в ответ искренней простодушной улыбкой. У Романа - то же самое лицо, как и у лейтенанта милиции Копылова, остановившего когда-то машину Мазукина. Но Коваленко этого не знает.

РОМАН

- Да нет, вроде. А вообще-то жаль.

Антон рассказывал о Вас много хорошего.

НАТ – УЛИЦЫ ГОРОДА.

На своей машине едет по улицам города врач-инфекционист Роман.

Он не замечает, что на некотором расстоянии за ним «пристроился» автомобиль Михаила Коваленко.

Михаил, слушая приятную музыкальную композицию и выдерживая дистанцию, следит за машиной Романа по городу.

НАТ – УЛИЦА ВОЗЛЕ ПОЧТОВОГО ОТДЕЛЕНИЯ.

Роман останавливает машину возле обычного почтового отделения, выходит и заходит внутрь.

Михаил, покинув свой автомобиль, сквозь стекло почтового отделения видит, что Роман вынимает какой-то пакет из арендованного абонентского ящика.

В момент, когда Роман выходит из почтового отделения, Михаил отходит к газетному киоску и покупает там обычный маленький календарик.

Роман садится в автомобиль, кидая пакет в «бардачок».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Серия «взгляд в прошлое» Абрахам Бен Эзра книга суждений о звездах

    Книга
    Во II томе «Книги суждений о звездах» знаменитого араб­ского астролога XII века Бен Эзры содержится информация о древней астрологии, пришедшая к нам практически без ис­кажений.
  2. Серов И. Н. – Эпикриз

    Книга
    Структурно-функциональной единицей любого живого организма принято считать биологическую клетку, которая сама по себе является исключительно сложным объектом.
  3. Серия: жанр (3)

    Документ
    Каждый город имеет свое лицо, свой силуэт: в Париже - это Эйфелева башня, в Лондоне - Биг-Бен, в Санкт-Петербурге - Адмиралтейство, Петропавловская крепость, Исаакиевский собор, в Москве - Кремль За великими творениями архитектуры
  4. Серия: жанр (1)

    Книга
    Эта книга посвящена авантюристам. Одни из них испытывали судьбу, становясь пиратами, другие появлялись под чужими именами. Одни строили финансовые пирамиды и плели политические интриги, другие создавали новые религии, подделывали произведения
  5. Серия: Кармическая медицина

    Документ
    Однажды Мама-болячка, сидя в своём небесном кабинете, решила заглянуть в научные медицинские трактаты и, о Боже мой, пришла в такое уныние и оцепенение, поняв, что люди совсем не знают о карме, о главных и важных причинах заболеваний.

Другие похожие документы..