Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Литература'
Книга, которую вы держите в руках, возникла из курса лекций, читаемых автором в течение последних лет для студентов младших курсов. Подобные книги рож...полностью>>
'Документ'
Дети граждан, получившие или перенесшие лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастро...полностью>>
'Программа'
Формирование логической культуры учащихся – важное условие гуманитаризации образования. Логическая культура не является врожденной, её надо воспитыва...полностью>>
'Программа'
Целые и комплексные числа; многочлены над произвольным полем вычисление корней многочлена, алгебраические уравнения; определители; общая теория систе...полностью>>

Жанровые трансформации в русской поэзии первой трети ХХ века

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Боровская Анна Александровна

жанровые трансформации в русской поэзии

первой трети ХХ века

Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Астрахань – 2009

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Астраханский государственный университет».

Научный консультант – доктор филологических наук, профессор

Глинин Геннадий Григорьевич.

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Перевалова Светлана Валентиновна (Волгоградский государственный педагогический университет);

доктор филологических наук, профессор Смирнова Альфия Исламовна (Московский городской педагогический университет);

доктор филологических наук, профессор Демченко Адольф Андреевич (Педагогический институт Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского).

Ведущая организация – Самарский государственный педагогический университет.

Защита состоится 25 декабря 2009 г. в 09.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.11 по присуждению ученой степени доктора и кандидата наук по специальностям 10.01.01 – русская литература и 10.02.01 – русский язык в ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет» по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20 а, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет».

Автореферат разослан ноября 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук Е.Е. Завьялова

ОБЩАЯ Характеристика работы

В русской лирике конца XIX – начала ХХ века наметились тенденции, связанные с формированием новой жанровой парадигмы, иного типа жанрового мышления. Подобные изменения в области жанра неоднозначно оцениваются литературоведами, современное состояние проблемы во многом осложняется тем, что в понимании самих концептуальных основ жанра нет строгой определенности, а механизм превращения принципа жанрового универсализма в принцип жанровой интерференции фиксируется в различных обозначениях эстетических новаций: «атрофия жанровой системы» (В. Сквозников), «эволюция жанрового сознания» (О. Зырянов), «переориентация жанра» и появление «неканонических жанров»
(С. Бройтман), развитие авторских жанровых форм. Перечисленные определения кризиса традиционной жанровой системы нередко используется как синонимы или откровенно противопоставляются друг другу. Однако существует и некий общий знаменатель, основанный на признании в качестве жанрообразующего фактора доминирования индивидуально-авторского начала.

Усиление жанровой рефлексии протекает в русле основных изменений художественного сознания эпохи и выражается в существенной трансформации всей традиционной жанровой системы. Однако этот процесс не следует понимать однозначно как переход от господства жанровых канонов к внежанровым формам художественного мышления. Это не только процесс скрещивания всех известных ранее традиционных жанров и их взаимной диффузии (Ю. Стенник), но и выход к новым художественным принципам, к новациям в области жанра.

Жанровые трансформации в русской лирике конца ХIХ – начала ХХ века в современном литературоведении изучены недостаточно. Наиболее значительными исследованиями в данной области служат работы С. Бройтмана, С. Бурдиной, Е. Бурлиной, Г. Гачева, Л. Гинзбург, В. Гречнева,
О. Зырянова, Г. Кондакова, Б. Леонова, Д. Магомедовой, Т. Мальчуковой, И. Пал, Т. Сильман, Ю. Стенника, А. Субботина, В. Хорольского, Ю. Шатина и др., но задача полного и системного изучения проблемы не решена в полной мере. Генезис отдельных жанровых форм представлен в исследованиях монографического плана (С. Артемова, Л. Кихней, Л. Фризман и др.), однако ряд вопросов, касающихся общей типологии жанра и его эволюции, остается открытым. Так, практически не изучены жанровые изменения элегии и баллады в русской лирике первой трети ХХ века, а наблюдения, характеризующие обновление жанровых моделей адресованной и «песенно-музыкальной» лирики, которые отмечались в предшествующих работах, носят эпизодический характер и нередко сводятся к констатации факта. Выделение маргинальных жанровых форм, синтетических образований, характеристика модификации жанровых инвариантов не сопровождается достаточно развернутым аналитическим комментарием, а также выявлением их функциональной значимости в историко-литературном процессе. Между тем попытка систематизации и типологии жанровых трансформаций в русской лирике рубежа веков свидетельствует о продуктивности подхода, позволяющего расширить представления об истории русской поэзии указанного периода, закономерностях жанровой эволюции, сформировать динамическую концепцию жанра, в чем и состоит актуальность диссертационного исследования.

Научная новизна работы заключается в том, что разработана классификация процессов обновления и видоизменения традиционных жанровых форм в русской лирике конца XIX – начала ХХ века (диалогизация, эксплификация авторского голоса, лиризация, драматизация, модернизация ритмического репертуара, интенсификация интертекстуальных и интермедиальных связей, жанровый синтез и др.); определена особая роль авторского начала в формировании жанровой системы. Впервые предпринимается структурный анализ стабильных жанровых моделей и метажанровых образований в поэзии рубежа веков.

Объектом исследования является русская поэзия первой трети ХХ века.

В качестве основного материала выступает лирическое творчество И. Анненского, А. Ахматовой, Э. Багрицкого, К. Бальмонта, Д. Бедного,
А. Белого, А. Блока, И. Бунина, В. Брюсова, М. Волошина, З. Гиппиус,
Н. Гумилева, Е. Гуро, Н. Заболоцкого, Вяч. Иванова, Н. Клюева, А. Крученых, М. Кузмина, О. Мандельштама, Д. Мережковского, П. Орешина,
Б. Пастернака, М. Светлова, И. Северянина, Ф. Сологуба, Н. Тихонова,
С. Черного, В. Маяковского, В. Хлебникова, В. Ходасевича, М. Цветаевой и др.

Предмет исследования – динамические процессы трансформации и модификации жанровой системы русской лирики рубежа веков.

В работе мы остановимся на изучении процессов трансформации исторически сложившихся жанров: элегии, форм адресованной лирики (послание, посвящение и письмо) и баллады, а также жанров, условно обозначенных как «музыкальные» (песня, романс, кантата, мазурка, соната, увертюра и др.). Выбор жанров мотивирован следующими факторами: степенью репрезентативности, распространенности и маркированности в русской поэзии первой трети ХХ века, наличием классических образцов, а следовательно, модели жанрообразования и жанровосприятия.

Цель работы – установить закономерности процесса жанрообразования в русской лирике конца XIX – начала ХХ века, обозначив механизмы, определяющие модификацию традиционных жанров, а также становление и развитие новых жанровых форм.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

  • определить факторы эволюции и жанрообразования в русской поэзии первой трети ХХ века;

  • представить типологию жанровых процессов в русской лирике рубежа веков;

  • исследовать основные тенденции развития элегического жанра в русской лирике конца XIX – начала ХХ вв.;

  • проследить трансформацию жанровых форм адресованной лирики;

  • изучить структуру синтетических и межвидовых жанровых конвенций в «песенно-музыкальной» лирике;

  • рассмотреть различные виды межродового взаимодействия как жанрообразующий принцип русской баллады первой трети ХХ века.

Теоретико-методологическую основу настоящей диссертации состав­ляют концепция «жанровой памяти» М. Бахтина, понимание жанра как динамического феномена Ю. Тынянова, С. Сендерович, Н. Тамарченко, представление об активном взаимодействии разных жанров как о факторе жанрообразования, принципы жанровой истории Д. Лихачева и С. Аверинцева, исследования различных аспектов жанровой эволюции, представленные в работах С. Бройтмана, Н. Лейдермана, Р. Спивак, Л. Чернец,
О. Зырянова, А. Казаркина и др.

Диссертационное исследование базируется на следующих методологических принципах:

  1. системный подход к изучению феноменов жанра и жанрового сознания в русской лирике конца XIХ – начала ХХ века;

  2. интегрирующий анализ художественной структуры лирических произведений с точки зрения проблемы жанрообразования.

В исследовании сочетаются сравнительно-исторический, историко-типологический, структурный и интертекстуальный методы.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется систематизацией факторов и механизмов жанрообразования в русской лирике конца XIX – начала ХХ века, дифференциацией жанров адресованной лирики, французского и англо-шотландского вариантов баллады, разновидностей элегии, разграничением таких понятий, как «жанровая модификация» и «трансформация», «канонические» и «неканонические жанры», «элегия» и «элегический модус художественности», «диалогическая» и «адресованная лирика», «послание» и «посвящение», «баллада» и «балладная строфа».

Практическое значение диссертационного исследования состоит в возможности применения полученных данных при изучении жанровой структуры лирических и лироэпических произведений, проблем взаимоотношения литературы и философии, литературы и истории, литературы и других видов искусства (живопись, музыка). Результаты исследования могут быть использованы в вузовских и школьных курсах по истории русской литературы ХХ века, теории литературы, в спецкурсах и спецсеминарах, посвященных теоретическим проблемам автора и жанра, а также творчеству поэтов первой трети ХХ века.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Эволюция жанровых форм в русской лирике первой трети ХХ века обусловлена следующими факторами, которые определяют развитие русской литературы рубежа веков: эксплификацией авторского начала, разрушением традиционной лироэпической и становлением лирической поэмы, диалогизацией повествования, тенденцией к циклизации, устремленностью лирических жанров к другим жанрово-родовым разновидностям, которая приводит к взаимодействию в тексте лирического, эпического и драматического элементов.

  2. В жанровой системе русской лирики конца XIX – первой трети ХХ века взаимодействуют явления, направление развития которых находится в прямой зависимости от жанра, сформированного в предыдущих столетиях, с одной стороны, и тенденций становления нового художественного мышления, – с другой. Таким образом, в поэзии рубежа веков взаимодействуют и дополняют друг друга процессы реставрации традиционных жанровых форм, их дальнейшей эволюции и трансформации, пародийного воспроизведения и вторичного разыгрывания жанровых признаков, стилизации и модернизации, выдвижения на первый план периферийных жанров и их деактуализации.

  3. Процесс обновления и перестройки традиционной формы элегии свидетельствует, наряду с соответствующими авторскими жанровыми номинациями, об актуальности исторически сложившейся модели, позволяет оспорить преобладающую в научных исследованиях мысль об отмирании жанра. В то же время агонический характер жанрового мышления в русской поэзии Серебряного века обуславливает «смещение» элегии, ее взаимодействие со смежными и/или альтернативными жанрами (идиллии, песни, баллады, романса и др.). Трансформация элегического жанра продиктована закономерностями развития русской поэзии указанного периода и укладывается в общую систему инноваций: диалогизация и прозаизация, новеллизация и архетипизация, вариативность жанровидовых модификаций (руистическая, кладбищенская, символистская и др.), интенсификация интертекстуальных связей, усиление музыкального начала, импрессионистские тенденции, расширение ритмико-интонационного диапазона и мелодические девиации и т.п. Расшатывание элегической структуры, прежде всего, в творчестве поэтов-авангардистов приводит к появлению «дочерних» жанровых форм, которые генетически связаны с элегией, но обрели самостоятельность, а их жанровый облик производен от принципа фрагментарности (отрывок, эскиз, этюд, миниатюра и др.).

  4. Жанровые формы адресованной лирики (послание, посвящение, письмо) характеризуются диалогической интенцией, ситуацией интерперсональной коммуникации (между адресантом и адресатом) и сопутствующей ей лирической эмоциональностью. Развитие диалогических отношений, ориентация на «чужое слово» и «чужое сознание», изменение самой природы субъектной организации в русской поэзии конца XIX – начала ХХ вв. затрудняют дифференциацию «стихотворений-диалогов» и адресованных форм, которые, в свою очередь, также подвергаются конвенциональному воздействию «другого». В проблеме диалогизации послания можно выделить несколько аспектов: переписка как жанрообразующий фактор, воспроизведение «чужого слова» (пересказ, косвенная и прямая речь, драматизированный диалог, переключение стилевого регистра), интертекстуальные включения; а также следующие жанровые разновидности, определяемые функционально-прагматическим характером диалогических обертонов: послание-рецензия, послание-манифест, послание-портрет, послание-инвектива и др.

  5. Жанровая природа «песенно-музыкальной» лирики первой трети ХХ века определяется, с одной стороны, ориентацией на фольклорную традицию, с другой – влиянием «музыкальных жанров» на творчество поэтов XIX века (М. Лермонтова, А. Кольцова, Н. Некрасова, А. Фета,
    А. Апухтина и др.). Лиризация и усиление эпического начала – два противоположных процесса в песенном жанре, которые раскрывают внутреннюю динамику его обновления. Важным вектором развития романса в литературе Серебряного века становится его пародийное воспроизведение. Ритмико-мелодический рисунок в музыкальных жанрах начала ХХ века обогащается за счет экспериментов со строфикой и метрическим репертуаром. Одной из особенностей «песенно-музыкальной» лирики рубежа веков является стремление к циклизации, которая может быть рассмотрена как на уровне циклов, трилистников, минициклов, складней, так и на уровне книги стихов. Циклообразующие связи, такие как жанровая общность, которая вынесена в заглавие; лирический сюжет, формирующийся на основе межтекстовых взаимодействий; принцип ассоциативных связей – контраста и аналогии; коннотативное значение, рождающееся на пересечении отдельных фрагментов внутри целого, обусловлены единством жанровых установок.

  6. Эволюция баллады в русской поэзии первой трети ХХ века определяется доминированием того или иного родового компонента в ее структуре (драматизированные, лирические, лиро-эпические баллады). Сдвиги в сюжетостроении, появление «я»-повествования (ролевые и лирические баллады), наделение «реального другого» речевой «самостью» (интерсубъектные и инсубъектные баллады), усиление роли лирических отступлений, актуализация подтекста, иронический модус высказывания, пародирование и обыгрывание традиционных сюжетных схем – все это отражает основные пути модификации русской баллады начала ХХ века. Трансформация самой балладной формы (стилевая многослойность, обращение к повествованию от первого лица, воспроизведение «чужого» слова в рамках драматизированного монолога и диалога, отказ от благозвучности ритмической речи (использование разложенного стиха), актуализация межтекстовых связей) мотивирована изменениями жанровой парадигмы русской поэзии первой трети ХХ века.

Апробация диссертации. Основное содержание диссертации отражено в двух монографиях и ряде статей, в том числе 9 в реферируемых научных журналах, входящих в перечень ВАК. Отдельные результаты исследования изложены автором в форме докладов на итоговых научных конференциях АГПУ (АГУ) (Астрахань, 2003), VIII, XIX, Х Международных Хлебниковских чтениях (Астрахань, 2003, 2005, 2008), международных научных конференциях «Творчество В.К. Тредиаковского в контексте русской литературы XVIII–ХХ веков» (Астрахань, 2003), «Кахастанско-российское сотрудничество: проблемы и перспективы» (Атырау, 2004), «Русский язык в поликультурным пространстве» (Астрахань, 2006), «Литературный персонаж как форма воплощения авторских интенций» (Астрахань, 2009), «Традиционная славянская культура и современный мир» (Астрахань, 2006, 2008), «III Севастопольских Кирилло-Мефодиевских чтениях» (Севастополь, 2009), «Динамика современной науки» (София, 2009), всероссийской научной конференции «Проблемы интерпретации художественного произведения» (Астрахань, 2007). Положения диссертации обсуждались на кафедре русской литературы ХХ века Астраханского государственного университета, материал диссертации используется при чтении спецкурсов «Эволюция балладных форм в русской поэзии первой трети ХХ века», «Жанровые процессы в русской лирике конца ХIХ – начала ХХ вв.». По теме исследования опубликовано 39 работ.

Структура диссертации обусловлена поставленными целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, четырех глав и заключения.

Во введении сформулированы цель и задачи исследования, отмечается его актуальность и научная новизна, определяются объект, материал и предмет, указывается методологическая база, даётся обзорный характерологический анализ литературоведческих источников по избранной теме.

В первой главе «Трансформация элегического жанра в русской лирике конца XIX – начала ХХ веков» прослеживаются тенденции развития элегии, определяются основные векторы ее эволюции в русской поэзии указанного периода. Подробно анализируются некоторые разновидности элегии: кладбищенская, унылая, пейзажная, усадебная и др. Отдельный аспект исследования представляет изучение ритмико-интонационного строя и строфической организации текстов, выявляется их связь с жанровой традицией.

В русской поэзии первой трети ХХ века исторически сложившиеся жанры вступают в диалогическое сопряжение с маргинальными новообразованиями (фрагмент, этюд, миниатюра, поэза, лирическая новелла и др.), именно в этом столкновении выявляются с наибольшей динамикой структурно-семантические и стилевые потенции классических жанровых форм (элегии, послания, посвящения, оды, письма, баллады, романса, песни и др.). Наиболее репрезентативной в этой связи представляется жанровая эволюция элегии. В творчестве отдельных поэтов первой трети ХХ века встречаются оригинальные модификации, как жанровых разновидностей элегии (унылая, кладбищенская, романтическая, пейзажная, руистическая (усадебная), онтологическая, элегия-реквием, импрессионистская), так и элегического жанра в целом.

В качестве жанровых доминант элегии можно назвать элегический хронотоп, основанный на совмещении временных планов (прошлого и настоящего), замкнутость, закрытость, медитативность, переходность элегического состояния, смешанную природу чувств лирического субъекта. Гармония противоречий, лежащая в основе эстетической концепции жанра, реализуется в субъектной организации произведения: носителем речи является условное элегическое «я», которое характеризует отчужденность от лирического настоящего и некоторая ироничность. Традиционализм жанровой формы элегии выражается в известной формульности (образы «забвенья» и «прекрасного света», тумана и кладбища, «бледной луны» и «уходящего солнца», вечера и заката) и устойчивости мотивного комплекса (мотивы одиночества, странничества, изгнания, бренности человеческого существования, воспоминания об ушедших годах), что обусловлено дистанцированностью субъекта от непосредственного переживания, определенной условностью и театрализованностью рефлексии. В качестве факультативных признаков жанровой модели выступают трехчастная композиция, традиционно элегический размер – пятистопный ямб, «прямое называние» лирической эмоции.

В отечественной жанрологии утвердилась точка зрения, позволяющая рассматривать элегию чрезвычайно широко: как соответствующий модус художественности или как лирическую медитацию. В первом случае речь идет об элегизме, понятии, выходящем за границы жанра, во втором – о медитативных стихотворениях, содержащих установку на философское осмысление действительности, что также свидетельствует об аморфности жанровой идентификации. Между тем актуальность жанровой формы подтверждают многочисленные стилизации в лирике поэтов Серебряного века (В. Брюсов, И. Бунин, Вяч. Иванов).

Продуктивность самой подражательной модели в ранних элегиях
И. Бунина и ряда других авторов начала ХХ века, нередко акцентированной в самом заглавии (И. Бунин «Подражание Пушкину», В. Брюсов «Подражание Гейне»), подтверждает жизнеспособность жанра и в то же время расширяет семантический потенциал текста, в том числе и на архитекстуальном уровне. «Подражание Пушкину» (1890) характеризуется жанровыми признаками, соответствующими канонической элегии, в частности, своеобразными предтекстами являются стихотворения А. Пушкина «Погасло дневное светило…» (1820) и «Воспоминания в Царском Селе» (1829). Произведение И. Бунина написано александритами, стихами строго цезурованного шестистопного ямба. Спондеи и пиррихии, проявляющиеся в первых двух стопах, оказываются теми ритмическими курсивами, семантический ореол которых служит средством выражения антитетичности двух миров: «праздной суеты» и «обетованного отеческого края». В то же время, вопреки общей тенденции к ускорению ритма, пропуск ударений во втором и пятом иктах замедляет его, что, по мнению О. Федотова1, свидетельствует об элегической составляющей текста, создает интонацию печального осмысления трагического контраста бессмысленного существования в мире «лжи» и «суетных забав» и обретения «юного блеска очей», «юной отваги» в «полях родных». Такой метрический контраст соответствует строфической организации текста, И. Бунин совмещает два способа рифмовки: в первых двух четверостишиях – перекрестная (аВаВ) сменяется опоясывающей в последнем четверостишии (аВВа), что свидетельствует о ритмическом сдвиге. Между тем зеркальный принцип композиции реализуется и в чередовании открытых клаузул в первых двух строфах (последний стих оканчивается женской рифмой) и закрытой (мужской) клаузул в финальной части.

Стилизация как форма отношений между произведением и жанровым прототипом не исключает возможности (и тем она отличается от подражания) модификации исходной модели. Так, в своем стихотворении
И. Бунин изменяет вертикаль элегического хронотопа. Временной вектор в классической элегии всегда аксиологичен: идеализированное прошлое жанрового героя противопоставлено безрадостному настоящему, однако временной континуум «Подражания Пушкину» организован иначе: в прошлом остаются «суетные забавы», а настоящее приносит желаемое успокоение, через настоящее субъект пытается обрести свою молодость, оказавшись в родном краю и минуя время сомнений, праздности и суеты. Пространственные образы текста стянуты к полюсам оппозиции: цивилизация / природа. Пространство стихотворения «Подражание Пушкину», в отличие от традиционной для канонической элегии погруженности внутрь своего «я», разомкнуто в беспредельность природы, которая в контексте бунинского произведения наделяется нравственно-этическими характеристиками.

Другим направлением стилизации является обращение поэтов Серебряного века к жанрово-строфическому образованию, которое принято называть элегическим дистихом (Вяч. Иванов цикл «Дистихи» (1908), Саша Черный «Гармония. Подражание древним» (1908), М. Волошин «Коктебельские берега» (1926)). Имитация античного двустишия, с одной стороны, продиктована версификационным экспериментом, что утверждает его в роли традиционной строфы, с другой – указывает на генезис жанра элегии, намечая ее связь с древнегреческим аналогом. Такой интерес к архаической твердой форме мотивирован либо общей установкой на эстетические идеалы античной культуры и литературы, как у символистов, в частности, у Вяч. Иванова, либо отрицанием и, вследствие этого, пародийным воспроизведением нарочито высокопарного стиля образца и соответствующих ему стилизаций, как у Саши Черного («Колумбово яйцо»),
О. Мандельштама («Антология античной глупости»), И. Сельвинского («В жизни все яркие встречи…»).

Символизация как одно из доминирующих направлений модификации классической элегии в русской лирике первой трети ХХ века (И. Анненский, А. Белый, А. Блок, Ф. Сологуб и др.) свидетельствует о подвижности жанровой структуры (традиционные для романтической элегии мотивы, образность и хронотоп оказываются помещенными в контекст символистского двоемирия, где трансцендентное просвечивает сквозь профаническое).

Тем не менее, более значительным процессом в функционировании элегической модели указанного периода является ее реставрация. В элегии усиливается и по-новому интерпретируется власть времени. Реставрированная элегия «печально оплакивает» не только утраты близких, хотя и этот мотив наполняется особенно актуальным смыслом, но и уход в небытие целой эпохи. Этим обусловлено обращение к жанру элегии И. Бунина («Могилы, ветряки, дороги и курганы…», «Сумерки», «Ту звезду, что качалася в теменной воде…»), С. Есенина («Отговорила роща золотая…», «Не жалею, не зову, не плачу…», «Эта улица мне знакома…», «Я усталым таким еще не был…», «Мы теперь уходим понемногу…»), Н. Клюева («На песню, на сказку рассудок молчит…», «Умерла мама – два шелестных слова…», «Мне сказали, что ты умерла…»), А. Блока («Та жизнь прошла…»), в поэзии которых лейтмотивы, хронотоп, особенности ритмико-интонационного строя, система голосов раскрываются в отождествлении с семантическим ореолом элегии. Такая эксплицитная ориентация на поэтику жанра служит своеобразным фоном различных модификаций (тропеизация стиля, усиление метаповествовательного начала, риторизация и др.).

Целесообразно выделить целую группу стихотворений, которые могут быть условно обозначены как пейзажные элегии. Их необходимо отделять от пейзажных зарисовок. В отличие от последних, особую значимость приобретает элегическая тональность, а также лирическое сознание, которое служит своеобразными фокусом, призмой, объединяющей компаративный, образный и бытийный планы: И. Бунин («На Днепре», «На пруде», «Бледнеет ночь…», «Осыпаются астры в садах…»), И. Анненский («Ноябрь», «Июль» (2), «Сентябрь», «Маки»). Другим примером реставрации жанра служит так называемая усадебная элегия, широко представленная в лирике И. Бунина («Забытый фонтан», «Запустение», «Из окна», «Люблю цветные стекла окон…», «Вечер», «Матери», «Холодная весна», «В пустом, сквозном чертоге сада…», «В дачном кресле ночью на балконе…»).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Крупные жанровые формы в русской поэзии второй половины 1980 2000-х годов 10. 01. 01 русская литература

    Литература
    Защита состоится 2011 года в часов на заседании диссертационного совета Д 212.118.02 при ГОУ ВПО «Мордовский государственный педагогический институт имени М.
  2. Формы литературной саморефлексии в русской прозе первой трети ХХ века

    Автореферат диссертации
    Осознание современным литературоведением недостаточности традиционных подходов к осмыслению литературы (метод, жанр, стиль) побуждает искать новые пути, адекватные универсализму современного научного знания и позволяющие воссоздать
  3. Руководство по изучению дисциплины «история русской литературы III трети XIX века»

    Руководство
    Цель данного курса – формирование исторически корректного представления о закономерностях и особенностях развития русской литературы, о ее значении в мировой художественной культуре.
  4. Взаимодействие музыки и хореографии в отечественных балетах первой трети XX века

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «15» мая в «16.00» часов на заседании Диссертационного совета Д 210.016.01 по присуждению ученой степени доктора искусствоведения в Ростовской государственной консерватории (академии) им.
  5. Проблемы художественного метода и идея синтеза в русском литературном процессе конца ХIХ первой половины ХХ веков и их особенности в формировании младописьменной литературы Северного Кавказа 10. 01. 02 Литература народов РФ 10. 01. 01 Русская литература (1)

    Литература
    Защита состоится «29» мая 2009 г. в 10-00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.001.02 в Адыгейском государственном университете по адресу: 385 , г.

Другие похожие документы..